Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.02.1082] Тяжело в учении...


[25.02.1082] Тяжело в учении...

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

- примерная локация:
г. Мирдан, Беседка Лисэн.
- действующие лица:

Авель
Лина Ли
- описание:
Назначенная тренировка случилась не через день-два, как думал Авель, а спустя пять дней после первого знакомства в таверне. Лина Ли получила через какого-то случайного встречного записку с местом и временем. Никаких лишних слов от Ворона не было, даже указания, где находится то место, куда он пригласил девушку. Всё заключалось в способностях Лина Ли разыскать необходимую беседку и не опоздать. Но это было лишь начало того, что ждало отважную ученицу.

+1

2

Он снова пренебрёг холодной погодой, по привычке оказавшись в чёрном лёгком одеянии. Даже плащ не прихватил с собой, отправившись к беседке на несколько часов раньше, чем пригласил туда Лина Ли Уайтсноу. Авель не сомневался, что девушка не растеряется. Если она ещё не успела освоиться в городе, то поспрашивает добрых прохожих. К сожалению, времени бастард дал девушке не так много, потому что отправил посланника с запиской в этот же день до обеденного времени, узнав, что у него самого не намечается никаких планов и встреч. Сейчас же солнце должно было быть высоко над головой и уже медленно склоняться к закату, завершая очередной круговорот.
Должно было быть, только его застилали плотные белые тучи, а морозный ветер неприветливо дополнял обычный зимний день.
Добравшись до беседки, Ворон обошёл её с одного конца до другого, убеждаясь, что здесь никто не помешает запланированной встрече, постоял на ступенях, осматриваясь. Представил, как бы красиво осветило зарево округу, если бы это грандиозное строение вдруг запылало бы, охваченное пламенем.
Он снова старался не думать, переключая своё сознание с очередной шахматной партии в свободную фантазию. Старался, но мысли как взбешённые кони, не желали подчиняться воле хозяина, постоянно упоминая о его главной роли.
Что ещё предпримет Совет? Каковы его планы относительно тех подопытных пешек, в которые добровольно записался Авель? Старейшины оказались достаточно благосклонны к бастарду, что и радовало и настораживало одновременно. Однако он добился своего - выступил и заставил слушать. Теперь нужно ждать. Время ожидания становилось невыносимым.
Деревья чернеют, смыкаясь стеною,
И белое небо в крови от заката.
Закат догорит, а рассвет не наступит,
И к счастью, и вере не будет возврата.

Ворон присел на ступени, обхватив голову руками. Безумная жизнь безумного вампира. Лишь ледяные призраки, спускаясь с небес причудливыми снежинками, посмеются над пропащей судьбой и закружат в хороводе, тая от одного прикосновения горячего отчаяния. Нет, даже самому себе он не станет жаловаться, замечая отражение в разбитых осколках неба.
Тэссэн снова был прицеплен к поясу - вещица, примечательная не только своим видом, но и стоимостью, измеряемой не в монетах, а в чувствах и воспоминаниях. То, что невозможно отобрать принудительно ни у одного знающего этому цену торговца.
Вопрос, навязчиво вплетающийся в нити очередной мысли. Какой цены был кулон, носимый всегда бастардом? Серебряная безделушка, изысканно вылитая кем-то когда-то для кого-то. Если бы знать её историю, вычислить последнего владельца и предъявить ему находку, чтобы просто узнать. Но время было упущено, как и желание расстаться с вещью ради знаний.
Время.
Авель поднялся, взглянул вверх на крышу маленького строения. Оттолкнулся, прыгнул, кувыркнувшись и зацепившись руками, чтобы снова совершить кувырок и мягко приземлиться ногами на край. Вид сверху ещё более обрадовал. Облокотившись о купол, Ворон прикрыл глаза, вспоминая те приятные моменты далёкого туманного детства. Лишь на несколько минут, затем спрыгнул вниз, уже с минуты на минуту ожидая ученицу. Осуществлённые действия прибавили бодрости, закрашивая неопределённость будущего чёрно-красными красками настоящего. Остановившись на ступенях, Авель замер.

Отредактировано Авель (11-12-2013 17:54:48)

+1

3

Записка пришла, когда Лина Ли уже отчаялась получить хоть какой-нибудь знак от вампира. От него ни слуху ни духу было целых пять дней, что девушка начала подумывать, что он забыл о ней. В конце концов, он член императорской семьи, и у Ворона могли быть дела куда важнее, чем какая- то заезжая певичка, возомнившая себя  воином.
Девушка вздохнула. Нет, этот вампир не такой, чтобы забывать свои обещания. Впрочем, как и она, - напомнила себе девушка, вспоминая свое недавнее обещание. Что это могли быть за личные просьбы, Лина Ли понятия не имела, хотя был целый мешок предположений. Но не суть просьбы была важна, а факт, что она, скорее всего, согласилась быть пешкой в чужой игре. Иначе с чего ему было так быстро соглашаться на ее просьбу. Хотя он мог быть просто благороднее, чем она думает. Да и Великий Огонь с этим, главное зацепиться за нить, ведущую к отцу, а к этому времени она постарается ни во что не ввязаться.
Мальчик-слуга нашел девушку в одной из гостиниц, посоветованных Вороном. Уютное милое заведение, здесь всегда играли на любимом Лина Ли сямисене и подавали черный чай. Мальчишка узнал ее в числе редких поситителей зала, видимо вампир четко описал ее внешность, вручил записку,широко улыбнулся и удрал.
- Беседка  Лисэн? Где это? - Но Лина Ли поняла, что спрашивает у себя самой. Смешно подумать, что Ворон забыл, что девушка не местная. Скорее, это первое испытание на ориентировку и контактирования с местными, - Ла-адно, - протянула дракон, решив далеко не ходить, и спросить у местного трактирщика.
- Свидание у Вас там, что-ли, - беззлобно поинтересовался он, - молчу-молчу, не мое дело, - мгновенно добавил он, - найти ее совсем не сложно. От гостиницы свернете направо, там будет милая расписная улица, но не доходите до конца, слева будет маленькая арка, из нее вы выйдете...
В дальнейшем объяснении девушка просто потерялась. Из вежливости дослушав до конца, она поблагодарила трактирщика, заплатила за поздний обед и, накидывая на плечи теплый темно-зеленый плащ, вышла на улицу. Меч теперь всегда был у нее с собой. После того, как она лишилась тэссэна, Лина Ли чувствовала себя совсем беззащитной.
- Итак, от гостиницы направо, - начала девушка свой путь, решив воспользоваться старой поговоркой: язык и до Берселя доведет.
Первым попался парень, не по погоде напяливший легкий бардовый плащ, а теперь кутавшегося как гусеница в кокон. Он кивнул на ту самую узкую расписную улочку и, недождавшись слов благодарности, убежал искать теплое место. После пересечения резной арки, дракону удалось словить молодую говорливую девушку с плетеной корзиной. Она даже проводила Лина Ли часть пути, рассказала о муже охотнике и троих чудесных детях, а под конец дала дракону большое красное яблоко и пожелала удачи. А вот третья встреченная незнакомка, девушка явно из аристократической семьи, с вызовом осмотрела Лина Ли и, видимо только потому, что дракон была одного с ней ранга, небрежно махнула рукой в конец широкого  проспекта, там где начиналась небольшая роща или огромный лес - Лина Ли точно не знала, но чувствовала, что идет в верном направлении.
Ей редко удавалось общаться с кем-нибудь, кроме ее семьи, она предпочитала одиночество и гармонию гор Алавес, поэтому сейчас ей было необычно осознавать, какими разными могут быть живые существа. Возможно, ей и не стоило так недоверчиво относиться ко всем встречным, ну, при условии, если первый мужчина не был наемным убийцей, подаренное яблоко не было отравлено, а аристократка не спешила к своей новой жертве.
Оценить проблему поиска Лина Ли довелось, только оказавшись в лесу. Здесь она мало могла понадеяться кого-нибудь встретить. Лесные тропинки не широкие улицы города. Но здесь было так красиво! Необхватные стволы деревьев напомнили ей о доме. Такие же великаны росли на склонах ее родных гор, и девушка вполне могла играть между ними с братом, когда тот подрастет. Если Лина Ли вернется к этому времени. Но она откинула дурные мысли, как откинула и человеческое обличье. Серебряная чешуя сверкнула даже в тусклом зимнем солнце. Два крыла распрямились, поднимая девушку над высокими верхушками деревьев. Она взмахнула ими, проделав пару кругов вокруг деревьев - когда еще выдастся случай принять свою истинную форму. Живи в этом обществе, но никогда не забывай кто ты, - так всегда говорил отец.
Беседка Лисэн нашлась сразу же, стоило Лина Ли оглядеться. Она заметила заснеженный купол и тепло магии огня того, кто находился внутри.
Лина Ли оказалась рядом в два взмаха крыла, приземляясь рядом с беседкой. Еще раз взмахнула крыльями, поднимая небольшой снежный вихрь, ей так не хотелось расставаться с ощущением свободы и полета. Беседка мгновенно увеличилась в размерах, после того, как Лина Ли стала сама собой, и только после этого она заметила вампира, дожидающегося ее на ступенях. Лина Ли склонила голову в уважительном приветствии мастеру.

+1

4

Появление серебристого дракона вовсе не было тем, чего ожидал увидеть Авель при встрече с Лина Ли. Небольшой сюрприз, расовые способности, которые решила использовать в полной мере девушка при попытках добраться до назначенного места. Либо обычное желание распахнуть крылья, оказавшись вне зоны красиво вымощенных улиц и любопытных глаз обычных прохожих. Выглядело изящно. Лицезреть перевоплощение грациозного огромного зверя в миниатюрную женскую фигуру оказалось неимоверно интересно. Взгляд неотрывно приковался к необычному зрелищу.
Ледяной порыв вихря, поднятого взмахом мощных крыльев, кинул в лицо ворох снежинок, оседающих на ресницах и путаясь в и без того взъерошенных чёрных волосах.
Бастард хмыкнул. В этом было что-то типа ответного приветствия, а также все мысли, связанные с драконьей ипостаси девушки.
- Извини. Не мог выбраться раньше.
Ему обычно не приходилось оправдываться за свои действия. Только заставлять кого-то ждать и мучиться, не казалось благородным поступком. Правда и истинного раскаяния от Ворона невозможно получить в той мере, какая может удовлетворить обиженное сердце. Однако, распаляться на лишние разговоры, оттягивая время для самого необходимого, Авель не стал, переходя напрямую к тому делу, что собрало его и девушку-дракона в этом месте.
- Если ты готова, то, пожалуй, можно начать с оценки твоих боевых возможностей как воина.
И не стал говорить, что оценил достаточно при первой встрече, решив помочь Лина Ли не потому, что повёлся на дорогой подарок, а потому что был уверен в успешности данной затеи. Обучать кого-то боевому мастерству, чтобы после увериться в его полной непригодности, для мастера является грубой ошибкой. Распознание нужных качеств в новоявленном воине становится не просто интересом, но и прямой обязанностью для себя и того, кому доверяешь своё время.
- В любом случае тебе пока не обязательно доставать меч из ножен. Иди сюда.
Подозвав девушку и поставив рядом с собой на ступени, Ворон указал на лежащий неподалёку ствол дерева около пятидесяти сантиметров в диаметре. Поваленное незримой силой дерево казалось очень хорошим турником, на котором можно проводить тренировки на балансировку. Вот туда Авель и отправил Лина Ли, попросив поудобнее расположиться в вертикальном варианте на любой части уложенного на землю ствола и не свалиться при первых порывах ветра. Сам же остался на нижней ступени беседки, присматривая необходимые реквизиты, валяющиеся практически под ногами. Подобрав пару гладких голышей, не вмёрзших в землю, бастард поднял взгляд на ученицу, удостоверившись, что она уже находится на указанном месте.
- Лови!
Размахнувшись, метнул первый камешек в сторону Лина Ли. Затем спустя несколько мгновений кинул второй камень. Целью ученицы являлась не поимка камней, хотя это осталось намеренно недосказанным условием со стороны Ворона.

+1

5

Лина Ли прошлась по сухому и шершавому стволу поваленного дерева, скидывая сапогами толстый слой снега. Пройтись по нему не составило девушке никакого труда. Он был относительно широк, хоть и более узкий его собрат так же не озадачил бы девушку. Знал бы вампир сколько подобных мостов пересекла она в горах Алавес! Необхватных, как ствол секвойи или тонких, как молодой ясень. Висевших над пропастями, водопадами, ущельями.
Девушке была непонятна просьба вампира не вынимать меч, разве не он главный герой уроков? Даже когда отец вырабатывал у нее навык железного плеча, он давал ей в руки оружие, а не заменяющие их предметы. Оружие было для него чем-то священным, таким, как Великий Вечный Огонь. Возможно, поэтому он так часто откладывал уроки боевого мастерства с ней - все эти подготовительные моменты были в тягость и красному дракону. Оружие выпадало из хрупких рук девушки в первые же секунды, но отец кивал ей, мол, начинай заново. И , в конце концов, Лина Ли могла держать меч довольно долгое время без малейшей дрожжи в руке. Тогда, дома, это умение показалось ей бессмысленным. Разве что, на сямисене она могла играть гораздо дольше. Но сейчас, кто знает, что там думает Ворон, возможно все, что она умеет пойдет в дело.
Девушка вздохнула. Неужели ей опять придется стоять часами, вырабатывая определенную стойку? Но раз так, то вперед, Лина Ли. Или не ты просила Ворона учить тебя? И ради Великого Огня, только не вздумай ныть.
Девушка повернулась к вампиру, ожидая какого-нибудь теоретического объяснения будущим действиям, но вместо слов в дракона полетел камень. Она едва уклонилась, едва удержала равновесие, махая обеими руками, но следующий камень таки повалил ее в снег. Нет, это нечестно! - Обиженно заявила гордость. Но Лина Ли промолчала, вспомнив, что решила не жаловаться. Вампир не дал забыть девушке, что нападение чаще всего бывает внезапным. Но если ее ловкость позволила отклониться от одного камня, то как не пропустить второй? Они летят почти одновременно!
Танец, Лина Ли, танец, - сказал девушке внутренний голос и она улыбнулась. Один, два, десять камней, не важно, чувствуй их направление, а чтобы не свалиться с дерева - танцуй.
Девушка вылезла из сугроба, отряхиваясь и отфыркиваясь, снова залезла на ствол дерева и поманила рукой учителю, мол, продолжай. Ей придется вынести еще с десяток синяков, прежде чем уловить ритм.

+1

6

Когда видишь цель на расстоянии, то можешь без особых усилий рассчитать её движение и варианты траекторий. Когда цель неподвижна, то является самой лёгкой мишенью. Но, если цели суждено вращаться с бешеной скоростью, не давая ни малейшей возможности для отдыха и лишних просчётов, то включается единственное, что может помочь в этом случае - импровизация.
В бою все средства хороши. Любой предмет, взятый в умелые руки, может стать грозным смертельным оружием, пусть и не имеет острых краёв или привычных отточенных линий. Камень, ветка, кусок порванной ткани, кружка или исписанная бумага. Знаешь, как включить фантазию, значит уже в выигрыше. Авель не всегда полагался на магию, свои клинки или придворное образование. Всё это лишь дополняло природные инстинкты, выработанные им же самим.
Лина Ли упала, перед этим забавно помахав руками, словно крыльями. Будь она драконом, то даже не ощутила, что в неё бросили мелкий камушек. Да ещё и сдула бы вампира одним целенаправленным взмахом крыла.
На губах бастарда заиграла усмешка. Кажется, девчонка не собиралась сдаваться, молча принимая все условия как должное. Что ж, ей пойдёт на пользу не только время, отведённое на тренировки, но и самоосознание важных ценностей, которые она уже сейчас выставляет на первый план. Камень за камнем через равномерные промежутки времени отравлялись в сторону ученицы. Сначала по одному. Авель позволял подняться девушке, если она падала. Терпеливо ждал, запасаясь метательными снарядами, выбирая наиболее мелкие, чтобы случайно не забить ученицу до смерти.
Наконец, камнепад прекратился.
- Уворачиваться проще, чем ловить, - Ворон сгрёб снег в ладони, создавая немалого размера снежный комок, - Но в бою требуется не только уклоняться от ударов. Возьми свой меч в руки, не вынимая из ножен, и попробуй отбить хоть один камень.
Но первым в Лина Ли полетел не булыжник, а снежный ком. Следом маленький камень. Затем камень побольше, который можно было хорошо заметить в полёте. Чередуя размеры камней, Авель следил за успехами и поражениями юной ученицы.
Ещё немного, и она даже с закрытыми глазами всё ещё будет видеть иллюзорные камни, летящие в её сторону. Да, сохранение баланса и скорость практически исчерпали своё. Оставалась не менее важная деталь.
Если противник резко исчезает с поля зрения или скрывается в потёмках, не позволяя заметить своё местоположение, нападая внезапно и сбивая с толку, только умение вовремя уловить первые колебания воздуха порой спасает жизнь.
- Остановись. Закрой глаза и сконцентрируйся. Почувствуй всё то, что тебя окружает, воссоздай в памяти ту картину, которую только что видела. Не отвлекайся ни на что. Слушай.
Замереть и не двигаться, затаив даже дыхание настолько, чтобы показаться неживой статуей - это у Авеля всегда превосходно получалось. Он и сам на некоторое время закрыл глаза, пользуясь случаем и давая Лина Ли привыкнуть к своему состоянию.
И вот мелкий камушек просвистел в воздухе, направленный не в девушку, а так, чтобы пролететь в нескольких сантиметрах над её головой.

+1

7

А кто сказал, что это будет легко? В ее родных краях мальчиков отдавали на обучение с семи лет, а то и раньше. И только спустя не менее десятка лет, они становились действительно достойными воинами. Возможно, отец и пристроил ее какому-нибудь местному учителю, но мама была категорически против. Уперев руки в бока, она смотрела на отца с неприкрым негодованием и осуждением. Когда она злилась, взгляд ее горел, как у истинного дракона. Но даже этот взгляд не остановил Лина Ли в своем намерении отыскать отца. Яблоко от яблони...
Лина Ли всегда воспитывали, как девушку благородной семьи, с этикетом, вежливостью, молчаливой гордостью, не позволявшую говорить, когда чье-нибудь слово задевало ее. Она не умела острить и насмехаться, не умела жаловаться и плакать. Истинная леди должна сохранять свое достоинство. Мать радовалась успехам дочери, когда пальцы девушки все быстрее и быстрее скользили по струнам сямисэна, или когда девичий голосок превратился в мощное и чистое сопрано. Но Кирин хмурилась, если видела в ее руках оружие. Воспитаннная в традициях матери, девушку и не тянуло к опасным лезвиям. Пока Лина Ли не поняла, насколько бы сейчас пригодился боевой навык здесь и сейчас. Отправляясь в путешествие, она не строила иллюзий, когда прикрепляла к поясу волчий клык и кроличью лапку - просто привычный ритуал. Настоящим волком ей еще предстояло стать.
Поэтому она поднималась, не позволяя себе валяться в снегу. Поэтому молчала, когда камешки попадали ей по рукам или ногам и девушка не сомневалась, что придется прикупить пару пучков трав у аптекаря, чтобы быть в полной форме завтра. Она легко передвигалась по стволу дерева, переставляя ноги в незатейливом танце, то ловила, то пропускала камни. Но свиданий со снегом стало явно меньше. Хотя усталость уже брала свое. Но ее, Лина Ли, хоть совсем крошечные, успехи подбадривали ее. В конце концов, что значит физическая боль, когда на куски рвется душа, желая как можно скорее приступить к поискам отца, ведь кто знает, где он и какая помощь ему нужна?  Но Лина Ли переступала через себя и свои эмоции, понимая всю важность происходящего: и этого дерева, и этих камней.
Она защищалась крепким деревом ножен меча, и с каждым мгновением чувствовала, как слышит летящие камешки. Кусочек щебня отлетел от удара с нефритовой отделкой, оцарапав ей левую щеку, но дракон даже не заметила, как закапала кровь. Сосредоточение. Концентрация. Она послушала совет учителя, закрывая глаза, и в первые секунды ничего не изменилось, не считая визуального восприятия. Дракон медленно вдохнула ледяной морозный воздух, так же медленно выдохнула. Сверху ухнула сипуха, перебираясь по веткам. Перед ее глазами появилось очертание беседки, чуть в стороне от них. Проявлялись силуэты деревьев и фигура вампира, с камешком в руке. Не отвлекайся ни на что. Девушка пропустила сквозь себя звуки, запахи и ощущения зимнего леса. В голове появилась непривычная легкость, словно она снова была драконом и парила в воздухе. Полное спокойствие и легкий шорох над головой. А когда Лина Ли открыла глаза, то увидела в руках тот самый камешек, который несколько мгновений назад держал вампир. Девушка не видела, когда он кинул его, не помнила, чтобы она подняла руку, чтобы поймать камешек, как будто рефлекторно тело сделало за нее нужное движение. Несколько минут Лина Ли изумленно рассматривала камешек в своей руке, потом перевела взгляд на учителя.

+1

8

Ничто не даётся сразу, только долгие и упорные старания могут привести к значительным результатам. Редко судьба награждает с самого рождения всем и сразу, такие баловни идут по жизни легко, не предпринимая особых усилий. Но когда наступает переломный момент, они оказываются беззащитными перед жестокой реальностью. Полагаться всё время на удачу - дело рискованное.
Лина Ли училась быстро, возможно что-то черпала из своих ранних обучений. Схватывая всё на лету, она старалась изо всех своих сил. И это способствовало быстрой усталости, потому что девушка не желала показаться учителю слабой или неспособной оправдать собственных слов и действий. Старания и стремления сопровождались большой самоотдачей.
Авель хорошо понимал её, но молчал, делая вид, что безразличен к состоянию уже наполовину измотавшейся ученицы. Он знал, что и Лина Ли не скажет ни слова, пока в один какой-то момент не сможет подняться из снега.
Он и сам уже присел на обледенелые ступени, без проблем отправляя с такой позиции камни в дальний полёт.
Холод заставлял изредка подумывать о тёплой комнате и горячей чашечке чая. Будучи одетым в лёгкую одежду, бастард не стремился спрятаться от снеженских морозов. И не применял своё внутреннее огненное тепло, чтобы избежать замерзания. Он терпел, снова испытывая себя, будто ставя наравне с той девушкой, что находилась на поваленном дереве и преодолевала суровые трудности.
Последний камень она перехватила с закрытыми глазами.
Ворон довольно хмыкнул, склонив голову и наблюдая за реакцией ученицы и давая время ей, чтобы полностью осознать произошедшее.
- Поздравляю. Это победа.
Пусть немного порадуется. Она заслужила похвалу.
- Попробуешь ещё? Закрой глаза. Ты должна стать единым целым с окружающей тебя обстановкой.
Подождав в немом ожидании некоторое время, Авель бесшумно двинулся к ученице. Остановившись рядом с лежащим стволом дерева, на котором располагалась девушка, он заметил царапину на её лице.
Кровь...
Глаза на мгновение вспыхнули ярким красным цветом, тут же возвращаясь в привычные отблески янтаря.
Алая капелька крови так красиво сочеталась со снежным полотном, лежащим под ногами. В голове принялись рисоваться причудливые картины с кровавыми узорами, которыми можно было покрыть эту белоснежную пустыню. Как морозные рисунки на окне, с лёгкостью тающие от прикосновений тёплых пальцев.
Отбросив прочь неприсущие данной ситуации размышления, бастард вернулся к своему плану. Он практически невесомо запрыгнул на поваленное дерево. Она может почувствовать его присутствие, но не открыв глаза, не поймёт новый замысел учителя.
Стараясь даже не дышать, вампир медленно, плавно протянул руку к плечу Лина Ли и внезапно толкнул её, вкладывая достаточно силы, чтобы сбросить со ствола в уже истоптанный её стараниями сугроб.

+1

9

Лина Ли улыбнулась, рассматривая камешек. Может, это совсем незначительная победа, но Лина Ли хотя бы не безнадежна. Это придавало силы и уверенности в стремлении идти вперед, в успехе в своей цели. Девушка кивнула на похвалу учителя. Значит, он пока не разочарован, хотя чертовски сложно разгадать его мысли, прячущиеся за зеркалом ярких желтых глаз.
Лина Ли снова закрыла глаза, снова уловила возню совы в ветвях ели, скрип стволов и шорох падающего с лап елок снега. Легкий ветер тронул раскрасневшиеся щеки ледяными пальцами. Он растворить в себе посторонние звуки, оставив лишь тишину, спокойствие и сосредоточенность. В какое-то мгновение она уловила движение, значит сейчас она должна быть настороже.
Но перед закрытыми глазами как будто сгустилась тьма, утяжеляя веки, словно свинцом, а тишина зазвенела в ушах, словно колокольчики на похоронной кортеже. Девушка почувствовало чье-то присутствие, но как бы девушка не пыталась сконцентрироваться, она не слышала ни звука шагов, ни дыхания, ни волнения воздуха. Она не чувствовала огня, принадлежавшего ее учителю, не чувствовала тепла никакого другого живого существа, даже проклятая сова исчезла из ее сознания. Тень бродила вокруг нее, а потом девушка почувствовала ее у себя за спиной - эфемерное существо из ее сознания. Ее собственный страх и собственное отчаяние, вырвавшееся на свободу, вдруг наклонившееся к уху и прошептавшее скрипучим голосом: все бесполезно, девчонка. Глупый дракон. Ты сгинешь в Рейлане, как и твой отец! Нет. Он не умер, я чувствую это. А может, лучше, чтобы он умер? Что ты знаешь о его прошлом, маленькая певичка. Выросший в клетке соловей не поймает свободного орла. Я найду его, я пойму его, я смогу простить все, что он совершил. Лжешь, ты ведь даже не знаешь с кем он повязан. А с кем связалась ты? Продолжаешь верить в свою кроличью лапку? Ты не знаешь, что вампир сделает дальше и на какие его планы ты сама себе подписала приговор. Не случайность, что ты столкнулась с вампиром в этой грязной таверне, да лучше бы тебе размозжили голову кармическим чайником. Замолчи! Я не отступлюсь, а ты проваливай, я умею побеждать свои сомнения и страхи! Лги себе, маленькая дурочка, что ты сделаешь, когда найдешь Райлега, Райлега-предателя? Ты лжешь! И в этот момент девушка четко услышала голос собственного отца: А по-твоему я бы не смог этого сделать?
За его словами последовал резкий толчок. Но ноги сами сделали рефлекторное танцевальное па, чтобы удержаться на стволе, а рука Лина Ли сильной хваткой вцепилась в рукав вампира. Она взглянула на него с дикой драконьей яростью, смешанной с испугом, но в долю секунды узнав учителя, отпустила его, упав со ствола на колени в снег.

+1

10

Один взгляд может много поведать. Глаза, как зеркала души, открывают чистые страницы книги, на которой можно с лёгкостью прочесть весь текст, или запнуться на первых строчках, в изумлении понимая, что слова написаны на неизвестном языке.
Авель мгновенно понял, что Лина Ли не просто сосредотачивалась и слушала окружающую её местность, чтобы в очередной раз доказать свою внимательность учителю, она увидела или услышала то, что не должно было влиять на реальный ход событий. И испуг в её взгляде принадлежал какой-то другой реальности, расположеной параллельно этому физическому миру.
Ворон мог бы удержать схватившую его девушку на стволе и не дать ей оступиться, однако она сама отпустила рукав вампира, предпочитая оказаться на заснеженной земле. Целая партия мыслей ураганным потоком пронеслась в голове бастарда, но ни одна мысль не задержалась надолго. Потому что гадать над тем, что увидела ученица с закрытыми глазами - пустая трата времени.
Лёгким движением спрыгнув с шершавого ствола поваленного дерева, Авель присел к Лина Ли так, чтобы его глаза оказались практически наравне с её.
- Что случилось?
Голос ровный, спокойный, не выдающий ни беспокойства, ни раздражения, ни каких-либо других чувств. Ему не обязательно знать то, что могло быть личным для девушки, ведь и она сама практически ни о чём не спрашивала своего недавнеобретённого учителя. Не поинтересовалась его просьбой дать на что-то обещание, не спросила даже настоящего имени, хотя могла бы наверняка узнать у того болтливого трактирщика. И всё же доверяла ему, такому же незнакомому, как и она сама была для Авеля. Очередная загадка, скрывающая в себе океан нераскрытых чувств.
Не удержавшись, Ворон коснулся пальцем поцарапанной щеки ученицы, стирая подмёрзшую на морозе кровь, поднёс к своим губам, пробуя на вкус. Глаза снова на секунду сверкнули алым.
- Ты сильная духом. Но тебе не обязательно выматываться до потери пульса. Тем более на начальном этапе.
Поднявшись на ноги, бастард протянул руку Лина Ли, предлагая помощь.
- Если тяжело, то можем на этом закончить. Если хочешь помахать мечом, то могу предоставить небольшую разминку.
Тонкие губы в очередной раз дрогнули, не дотянув до проявления какой-либо доброй эмоции. Его не учили быть открытой книгой. Когда со всех сторон сыпались камни, он замыкался в своём внутреннем мире, впуская туда только отца и приёмную мать, да брата с сестрой. Семья много значила для Авеля, потому что весь мир сужался только до их родных ласковых лиц. Всё остальное было покрыто мраком недоверия, неприязни, тревоги и обиды.
И даже своим родным бастард не улыбался, не чувствуя для этого какого-либо повода. А со временем научился только усмехаться в ответ окружающему обществу, царапаться, шипеть и кусаться.

Отредактировано Авель (14-12-2013 13:38:55)

+1

11

Холодный снег приводил в чувство, медленно охлаждал разгоряченное тренировкой тело и мысли, спутанные в клубок. Она пыталась быть отважной, быть храброй, быть сильной, ради ее семьи, которые были для Лина Ли всем. У нее не было друзей, чтобы поделиться накопившимися эмоциями, а за несколько дней ее приключений их собрался целый водопад. Она не могла отвлечь себя от мыслей об отце, ей так хотелось рассказать хоть трактирщику ее гостиницы о ее догадках и опасениях, которые были одна страшнее другой. Здесь не было матери, которая ласково погладила по голове и произнесла всего несколько слов: не бойся, я с тобой - простых, но содержащих так много для Лина Ли. Сейчас ей хотелось быть слабой, обычной девушкой, играющей на сямисэне и восхищающих всех своим необычным голосом. Ей хотелось схватить приседшего рядом вампира за ворот плаща, уткнуться лбом ему в плечо и разрыдаться, как девчонке. Но она опять сдержала себя.
- Все в порядке, - ответила девушка, попытавшись улыбнуться. Получилось криво и неестественно, - просто отвлеклась на воспоминание. Простите, я должна была сосредоточиться.
А что бы она еще могла сказать Ворону? В ее понимании настоящий воин борется со своими страхами и убивает сомнения на корню. Ибо сомнение есть трусость. Она обещала себе, что выдержит все, обещала, что не будет плакать, иначе она останется на том же месте, где стоит.
В голове все еще звучали жестокие слова, нашептываемые ей тенями. Девушка тряхнула головой, пытаясь окончательно выбросить их из головы. Зазвенели бусины и монетки, вплетенные в волосы. И их звук рассеял давящую тишину. Не бойся, Лина Ли, это просто тени. Дышать стало легче, в голове прояснилось. Она приняла руку, протянутую ей учителем. Почему она доверяла ему? Возможно, потому что совершенно ни в ком не разбиралась, ни в людях, ни в вампирах, ни в ком либо другом. А может, просто почувствовала родственную душу? Они с Вороном различны настолько, насколько и похожи. Не одна магия огня была в этом виновата. Она чувствовала за ним привязанности и на сомневалась, что он не такой одиночка, каким хотел казаться. Лина Ли подумала, что ему тоже есть кого защищать, и он тащит на себе не меньший груз проблем и вопросов, которыми нагрузила себя и девушка. Возможно здесь, так далеко от дома, она обретет первого друга, хотя не знает о нем ничего, кроме прозвища.
- Мы можем продолжить, учитель, - уже увереннее сказала она, - думаю, меч заждался, когда его вытащат из ножен.
Прекрасно закаленная сталь сверкнула в отблесках заходящего солнца. Лина Ли полюбовалась изящным клинком, на мгновение увидев в нем отражение своего отца.
- Он не предавал. Он не предавал, - четко сказала сама себе Лина Ли, и тут же поняла, что сказала это вслух.

Отредактировано Лина Ли (14-12-2013 15:18:41)

+1

12

Ворон внимательно следил за тем, как девушка приходит в себя и возвращается в привычный ритм тренировки. И всё же, что-то продолжало грызть её изнутри, выпрыгнув из небытия её внутренних переживаний или воспоминаний. Если сейчас Лина Ли не отбросит эти мысли, то дальнейшие старания превратятся в бесполезные попытки отвлечь себя от всколыхнувшихся думок. Пользы от этого никакой не будет, как и удовольствия, только добавит новых ушибов.
Авель нахмурился, взглянув на меч, зеркально отразивший золотистые лучи дневного светила. Расспрашивать ученицу не хотелось, как и касаться той темы, которая была для неё больной. Возможно, высказавшись кому-то, девушка могла бы почувствовать некоторое облегчение, всегда тяжело всё держать в себе. Можно было только догадываться, каким усилиями она предприняла это путешествие следом за потерянным отцом, кто её ожидает там, откуда она прибыла, с каким настроением покинула дом и что чувствует сейчас. Постараться проявить понимание, значит, смягчить её решительность. Бастард не станет спрашивать ни о чём личном до тех пор, пока Лина Ли сама не решится раскрыться ему, если захочет. Когда-нибудь она не выдержит этого груза на сердце. Либо сорвётся, либо решит открыться.
Последние слова, произнесённые девушкой, видимо, принадлежали именно к той части, которую она успела увидеть во время сосредоточения. Ворон намеренно сделал вид, что его это не касается.
- Тогда ладно. Сейчас я что-нибудь...
Он осмотрелся, прошёл вдоль поваленного дерева, внимательно вглядываясь в ветви, торчащие из ствола.
- Вот.
Отломав два сучка, сантиметров по пятнадцать каждый, которые удобно ложились в ладонь и могли не рассыпаться от сильного удара, бастард развернулся к Лина Ли. Он уже успел слегка пожалеть, что не прихватил пару метательных или обычных крепких ножей, которые могли сейчас пригодиться. Да и глефу оставил дома, хотя этакая громадина вряд ли пригодилась для начального обучения. Дага, что всегда неизменно покоилась на поясе, теперь уже рядом с тэссэном, тоже не подойдёт для боя, так как может переломить наконечник меча ученицы и лишить её ценного оружия. Оставалось импровизировать на месте.
- Мне нужен твой пояс. С возвратом, естественно.
Пока девушка решала, стоит ли отдавать Ворону ещё одну свою вещь, он повертел в руках отломанные деревяшки, попробовал постучать друг о друга, проверил на удобство все их стороны. Затем прошёл на открытую местность, где можно было свободно размахиваться, не боясь врезаться во что-нибудь. Получив пояс, Авель скрутил его несколько раз, сузив до необходимых размеров.
- Так как у нас разные уровни мастерства, то будет честно, если я немного ограничу себя.
С этими словами вампир завязал себе глаза поясом, убедившись, что так действительно ничего не видит.
- Теперь ты можешь попробовать себя в роли нападающего.
Он взял в обе руки по отломанному деревянному сучку, приготовившись отражать удары меча таким образом. Замер, прислушиваясь и полностью переключаясь на внутреннее восприятие окружающего пространства.
Для Лина Ли был замечательный шанс постараться достать учителя мечом и вернуть себе веер при первой же тренировке. Вот только уверена ли она, что даже не видя, Ворон позволит ей выиграть?

+1

13

Вампир не спросил ее ни о чем, и Лина Ли вздохнула, толи облегченно, толи разочарованно. Как поведать незнакомцу о том, что буквально на куски раздирает ее изнутри. Ей не нужно было слов, хотя бы крепкая рука, сжавшая ее плечо. Сейчас все ее действия виделись ей жестом отчаяния, трепыханием рыбки, выброшенной на сушу, хотя чуть ранее, она была уверена в непоколебимости своего решения.
Ее удивила просьба учителя, но она послушно развязала пояс, сняв с него амулеты - клыки и лапки, что могло помешать упражнению. Но вампир сам себе завязал глаза и удачно сымпровизировал с оружием. Хитро. Но Лина Ли была уверена, что даже в таком положении он в максимальном выигрыше. Девушка крепко сжала нефритовую рукоять клинка, почувствовав знакомую, хотя так давно не используемую тяжесть. Переменила в руках, чтобы лучше чувствовать оружие. Меч цзянь, такой тонкий и гибкий, как сама Лина Ли, он не мог биться, подобно обычному оружию, он мог только танцевать, нанося мелкие и точные удары, пока противник не обнажит себя для последнего, завершающего бой па. Лина Ли видела таких танцоров, когда они с отцом были еще вместе и бывали в разных человеческих городах или поселениях ульвов. Еще тогда грация и смертоностность  этого оружия сразили девушку, хотя она не была целителем или профессионалом боя. Возможно, его притягательная красота, посреди тяжелых бастардов, фламбергов, алебард, сделала выбор за девушку, когда она стояла посреди мастерской отца. Именно одноручному мечу предстояло стать компаньоном в нелегком деле Лина Ли.
Девушка взмахнула клинком, повторяя рубящие удары, уже виденные ею где-то, несколько колющих выпадов. Лина Ли старалась не стоять на месте, используя визуальный опыт тех сцен боя, которые ей удавалось наблюдать. Но к дзяню требовался явно другой подход. Она пробовала танцевать, хотя получалось неуклюже, и все ее выпады попадали в пустоту.
Она достаточно долго пыталась добраться до вампира, пока солнце не стало собирать свои отсветы, погружая лес в сумерки. Пока не закапали редкие капли дождя. Дождь? Зимой?
Лина Ли резко остановилась, внимательно разглядывая крупные капли на лезвии стали, потом поняла, что это слезы, падающие из ее глаз. Сейчас она была рада, что вампир завязал глаза. Она хотела продолжить свои действия, но меч оказался неимоверно тяжелым, почти неподъемным. Она повернулась спиной к учителю, пытаясь остановить предательские капли и проглотить откуда ни возьмись взявшийся в горле комок.
- Простите, учитель, - наконец, произнесла она, боясь обернуться - я... я ведь всего лишь певица, никогда не державшая в руках ничего тяжелее музыкального инструмента. Вы уверены, что я стою того, чтобы тратить на меня время? Или, скажите честно, у вас есть какие-то личные планы на меня? Я готова исполнить и роль пешки, лишь бы узнать где отец и что с ним. Я так боюсь, что он мертв, а еще сильнее, что ввязался в то, откуда ему никогда не выбраться и не вернуться. Я думала, что все это так легко и забавно, выбегая с сумкой из дома. Но реальность теперь пугает меня. Единственный союзник сейчас это вы, но я не знаю, к чему отнести эту встречу к удаче или жесту своего отчаяния.
Лина Ли закрыла глаза руками, чтобы остановить эти текущие капли. Зачем она так много наговорила сейчас?

+1

14

С опытным бойцом такой трюк вряд ли окончился бы для Авеля отсутствием повреждений, но с Лина Ли можно было не беспокоиться об этом. Её движения всегда напоминали бастарду танец, да и она сама вряд ли бы представила себя в другой роли. Потому и весь данный бой вампир решил свести к подобию танца, только с отсутствием мелодии, которую заменяли лишь глухие звуки ударов лезвия по твёрдым деревяшкам.
Ощущать колебания движения воздуха от взмаха меча, ожидая его появление в том или ином месте, предугадывая следующее нападение, чтобы отразить удар или отвести лезвие в сторону мягким движением, оказалось достаточно интересно. В какое-то мгновение Авель даже усмехнулся, сам того и не заметив, что эта улыбка отличалась от всех прежних тем, что в ней отсутствовал негатив или ехидство.
Кружась на ровном снежном покрывале, он совсем потерял счёт времени, чувствуя только нарастающий ритм танца, прислушиваясь к дыханию девушки и стуку её сердца. Бастард старался выбросить из головы всё лишнее, пытающее при любом свободном случае вновь загрузить его былыми проблемами и поиском их решений. И сейчас выдалась минута, чтобы разогреть заледенелую душу. И эта минута медленно превращалась в часы, заставляя солнечный диск всё ниже опускаться к тонкой линии горизонта.
Внезапно Лина Ли остановилась. Ворон замер, склонив голову в сторону и прислушиваясь. Игривое настроение медленно уползало, возвращая настороженность и серьёзность. Что-то пошло не так. И виной этому была не усталость ученицы. Когда прозвучали первые слова Лина Ли, Авель опустил руки, выбросив деревяшки в снег.
Вот он - тот миг, когда девичье сердце не выдержало.
Иногда быть слабой, значит, быть живой. Никто из нас не застрахован от внутренних страхов.
Сняв с глаз пояс, повесив его себе на шею, чтоб не потерять в снегу, Ворон увидел, что девушка стояла спиной к нему и пыталась скрыть слёзы. Вокруг темнело, придётся провожать ученицу до её дома, чтобы убедиться, что она не попала в руки недобрых горожан. Хоть Мирдан славился тем, что являлся мирным городом, Авель не доверял никому из его "мирных" жителей.
- Лин, - вампир шагнул к ней и остановился, нерешительно подняв руку, чтобы коснуться плеча девушки, но так и не довершив начатое.
Рука повисла в воздухе, а потом и вовсе опустилась.
Маленькая заблудшая душа. Девочка, стремящаяся казаться независимой, так желающая быть взрослой. Нечто знакомое. Почти родное. Ведь мальчишка, гордо выступающий перед теми, кто постоянно кидал в него камни, тоже хотел выглядеть сильным, не боясь никаких перемен, ожидающих его впереди. Не скрываясь за спиной отца, он научился открыто бросать вызов всему недоброжелательному миру, падая и вновь поднимаясь, чтобы получить новый удар. Но не сломаться. И не сдаться назло врагу.
Позже понял, как можно отражать удары и наносить ответные, выражающиеся словами и действиями. Мальчик, когда-то давно заперший в себе все чувства и превративший их в огонь - свою родную стихию, позволяющую согреть и обжечь.
Но Лина Ли не должна стать такой же ледяной, она другая.
Ворон так и остался позади, не заставляя ученицу показывать ему свои слёзы, обнял девушку за талию, сцепив замёрзшие пальцы перед ней на замочек, притянув тем самым к себе.
- Ты не должна сомневаться в себе.
Склонив голову к волосам Лина Ли, он с интересом принялся рассматривать её причёску и вплетённые в тёмные локоны безделушки.
- Я понимаю, каково тебе сейчас, потому не требую ничего, что могло бы навредить тебе или сбить с пути. Я обещаю найти твоего отца, жив он или мёртв, но это требует времени. Какой бы ни оказалась реальность, ты должна быть готова ко всему, понимаешь? Твоя вера приведёт тебя к результату, но предрешить его невозможно, и даже мне это не под силам. Если ты уверена, что желаешь действительно узнать правду об отце, тогда не сомневайся ни в чём.

Отредактировано Авель (15-12-2013 15:52:04)

+1

15

Было странно слышать собственные слова, Лина Ли всегда держала их запертыми в резной шкатулке души, что даже не заметила, как она переполнилась и приоткрылась. Ей стало немного легче, оттого, что они вырвались на свободу, но что подумает учитель? Ведь кое-что прозвучало слишком резко. Она продолжала стоять к нему спиной, прижимая вложенный в ножны клинок к груди, а ладонями продолжая прикрывать глаза. Она забавно морщился нос, заставляя влагу оставаться там, где ей и положено быть.
Но она не дождалась от вампира гневной тирады о слабости и трусости. Он бесшумно подошел к ней сзади, произнеся ее имя с мягкостью, с которой обычно произносила ее мать. Она почувствовала легкое движение его руки, замеревшей на полпути, а потом так же плавно опустившаяся вниз, так и не коснувшись девушки.
Они какое-то время стояли, замерев, словно ледяные статуи, хотя Лина Ли не сомневалась, что в душе вампира бушует какое-то свое, сильное пламя, кто знает, о чем он думал в этот момент, но почему-то Лина Ли была уверена, что он понимает и разделяет ее чувства.
Необычно было чувствовать руки учителя, притянувшие к себе за талию. Она слегка коснулась его ладоней пальцами, замечая насколько они ледяные. Но Ворон словно и не замечал этого, и спросить его, холодно ли ему, было бы несусветной глупостью. Он же маг огня, он мог согреться в любой момент. А она не могла контролировать даже то, что было дано самой природой.
Не сомневайся в себе.
Простая фраза, а так много смысла, который значил для Лина Ли больше, чем мешок золота. Простая поддержка непростого существа, вампира, учителя. Он мог оставить ее одну еще там, на ледяных улицах города или отвернуться, когда она попала в переделку в таверне. Но он не оставил ее одну, согласился обучить ее, а теперь обещал найти ее отца, хотя она не смела просить у учителя ответных обещаний. Как и не посмела спрашивать его о чем-то личном, даже если вопрос коснулся бы всего лишь его настоящего имени. Они знали друг друга всего несколько дней, но девушке, оказавшейся в полном одиночестве, хотелось доверять ему. Она чувствовала, что Ворон тот, кто исполняет свои обещания.
- Я не сомневаюсь учитель. Лучше знать правду, чем страдать от неизвестности. Я помогу ему, если ему нужна помощь, я постараюсь понять его, если он намеренно оставил семью.
Эти мысли все чаще и чаще пробегали в ее голове, поэтому она повторяла свои слова, как молитву. Главное, чтобы отец был жив, все остальное... наверное, по ситуации. Тени больше не испугают ее.
- Простите, учитель, и спасибо вам, - слегка улыбнулась девушка, повернувшись к вампиру. Слезы исчезли и утренняя непоколебимость снова вернулась к ней, - мы могли бы продолжить, - сказала она, наполовину вытащив меч из ножен.

+1

16

Это было только началом трудного пути. Уверившись сейчас в непоколебимости решений, можно ещё сотню раз поставить всё под сомнение. Когда судьба примется подбрасывать всё больше палок под ноги, оступившись, упав, подумаешь, нужно ли продолжать. Однако, зациклившись всем своим существом на окончательном результате, нельзя вдруг всё внезапно перечеркнуть, чтобы забыть и вернуться к прежнему ритму жизни.
Так не бывает. Так поступают только те, кто не желает и боится перемен.
Авель тихо отмахнулся от слов благодарности:
- Не нужно.
Протянул ей назад пояс за его ненадобностью. Без того наступали сумерки, медленно покрывая всё вокруг серым туманом. И вместе с насыщенно проведённым временем к горлу подступала самая жестокая из всех проклятий вампирского рода - жажда. Ученица попросила продолжить, не желая завершать на этом моменте свою первоначальную карьеру дракона-воина. Ворон коротко взглянул вверх, затем задумчиво перевёл взгляд на меч девушки. Подумав несколько мгновений, наконец, слегка кивнул головой, словно соглашаясь с чем-то из своих размышлений.
- Давай я расскажу тебе несколько базовых моментов. Их не нужно будет заучивать наизусть, они сами отложатся в памяти и всплывут в нужной ситуации, возможно, спасая твою жизнь.
Встав сбоку от Лина Ли, бастард положил свою руку поверх её руки, той, в которой находилась рукоять меча. Отвёл руку с клинком вперёд, делая за двоих одно движение.
- Во-первых, когда держишь меч, никогда не напрягай локоть, иначе рука быстро устанет. Меч должен быть продолжением твоей руки и действовать так же легко, как будто его вес равен нулю.
Отпустив руку ученицы, Авель сделал полушаг назад, оказавшись чуть позади, но и не скрывшись из виду полностью.
- Чтобы стать одним целым, можно практиковать дыхательное упражнение, оживляя меч в своей руке и подчиняя своим ритмам. Делая глубокий вдох, представь, что воздух проходит через кончики пальцев левой руки и накапливается в солнечном сплетении, заполняя грудную клетку. Выдох должен происходить из солнечного сплетения через пальцы правой руки, скапливаясь в рукояти меча и далее продвигаясь по всему лезвию. С каждым вдохом и выдохом меч должен становиться всё более невесомым и подвижным.
Мороз крепчал, заставляя выдыхать густые клубочки пара. Авель старался не думать о холоде, продлевая своё замерзание и отодвигая момент, когда всё же придётся воспользоваться огненной стихией.
- В бою старайся занимать меньшую площадь своей досягаемости со стороны противника. Для достижения такого эффекта следует всегда располагаться на одной линии.
Краем подошвы Ворон черканул прямую линию на снегу и завершил её стрелочкой.
- Воображаемая линия, словно стрела, всегда должна быть направлена в сторону врага, а твои ноги расположены строго на этой линии, тем самым ты оставишь противнику покушаться только на твой меч, вытянутый вперёд. При замахе мечом, следует всегда помнить, что противник может оказаться быстрее тебя и успеть за это время вонзить нож тебе в сердце. Потому прежде чем замахнуться, оцени свою скорость и способность увернуться от встречного удара.
Резко проведя ногой по начерченной стрелочке, бастард стёр её.
- Так же не забывай всё время передвигаться. Стоять на месте - значит быть предсказуемой. Для победы часто используются эффекты неожиданности, сбивающие противника с толку и позволяющие выиграть время и сделать очередной шаг.
В наступающих сумерках янтарные глаза то и дело превращались в огненные фонарики, которые затухали столь же внезапно, как и загорались. Чёрная фигура вампира в дальнейшем вообще раствориться в ночной тьме и позволит обнаружить себя только благодаря снежной поверхности земли.
- Одним из эффектов неожиданности может быть позиция обеих боевых рук. Но её использовать следует только в крайнем случае, чтобы не испортить всю внезапность. Тренировать обе руки важно и нужно с самого начала. Отдавая предпочтение одной - боевой, в которой неизменно покоится рукоять меча, втайне нагружай и вторую. При ранении в боевую руку и невозможности продолжать ею бой, можно перекинуть меч во вторую руку, чтобы нанести неожиданный удар по возомнившему себя победителем врагу. Второй эффект неожиданности - магия. Когда ты освоишь огонь, помни, что на твою силу может подобраться другая, которая навредит тебе ещё больше. Потому применять эту уловку стоит тогда, когда уверена, что противник не сможет ответить тебе чем-то равноценным. В бою отвлечь внимание внезапным пламенем, чтобы нанести решающий удар, значит, пренебречь честностью. Если это того стоит, то не воспользоваться было бы грешно.
Авель усмехнулся. Иногда огонь позволяет не только нанести удар, но и остановить противника, чтобы донести до него что-то важное, что в пылу обычного сражения он просто не способен услышать. Несколько шагов в сторону, и Ворон присел на ступени, пытаясь не думать о том, что волновало сейчас больше всего.
- Это ведь не сложно, да, Лина Ли? Прокрути в голове всё услышанное и, если есть какие вопросы - задавай.
Глаза снова блеснули алым. Пытаясь согреть пальцы рук дыханием, бастард всё же не удержался и позволил телу немного потеплеть, чтобы не превратиться окончательно в ледяную скульптуру.
- Я могу показать и парочку защитных приёмов. К примеру, если на важный момент в руках не окажется меча.

------------------

Использовано - 10 МгМ.

Отредактировано Авель (16-12-2013 14:15:41)

+1

17

Слова вампира звучали в голове дракона, оттесняя  все прошлые мысли. Она сосредоточилась, ловя каждое слово и действие учителя. Она и так позволила своей слабости отобрать время, отпущенное для тренировки, время, отпущенное для поиска ее отца. Она позволила себе громко выдохнуть, сконцентрировавшись, заставив чувства обостриться. Сейчас, когда вокруг наступала реальная темнота, это было действительно  необходимо.
Глаза вампира сияли ярко-желтым, Лина Ли не сомневалась, что и ее глаза так же ярко мерцают зеленым - особенности двух таких непохожих рас, но нашедшие что-то общее друг в друге.
Девушка расслабленно опустила плечи. Напряжение перестало сдавливать предплечье, а пальцы так судорожно сжимать рукоять меча. Дзянь все так же находился в ее руке, но его тяжесть, заставлявшие пару мгновений назад останавливаться, чтобы отдышаться, исчезла, слившись с ее собственной рукой. Меч не оружие, меч продолжение тебя самой. Девушка встала в стойку, вытянув вперед руку с клинком, словно приглашая ночные тени на спарринг. Ее удивило, как легко и грациозно рука проделала это движение. Слова учителя подтверждались в одно мгновение.
Будь легкой. Будь быстрой. Будь ловкой, ведь сила не про тебя, Лина Ли, ты всего лишь хрупкая девушка. И это уже обманывало многих, кто не видел ее настоящей ипостаси. Видимая слабость - первая уловка. Чувствуй движение, ведь зрение работает не так быстро, как инстинкты и рефлексы, да оно довольно часто лжет. Доверяй мечу и он доверится своему хозяину, ведь в каждый клинок истинный мастер выбивает разный характер. Длинный и гибкий дзянь - вторая уловка. Мечу не обязательно быть таким же огромным, как фламберг, чтобы оставлять не менее смертоносные раны. Руби, коли, режь, отражай.
Меч потянул девушку прямо, совершая простой, колющий удар, одновременно резкое движение кистью в сторону, отразившей невидимое оружие. Она повторила прием, передвигаясь вбок, скрещивая ноги. Следующий - режущий удар по диагонали и тут же рубящий вниз, мгновенно выставила меч перед собой, словно защищаясь от невидимого врага. Крутанулся вокруг своей оси, проделав еще пару рубящих махов.
Это был не бой, Лина Ли повторяла действия бойцов, виденных ею еще при путешествиях с отцом. Она вспоминала их движения, разделяя на приемы, которые в будущем ей придется оттачивать до совершенства и безусловных рефлексов.
Лина Ли замерла, понимая, что усталости, как не бывало. Она позволила руке вести ее и, хотя девушка не видела себя со стороны, была уверенна, что больше не походила на крестьянку, пытавшуюся достать шваброй с дальней полке ведро.
Хоть в голове девушки так и не отложилось вся математика боя, но, кажется, ее тело поняло из слов учителя больше. Она взглянула в его сторону и в опустившийся сумерках вампир показался ей ледовой фигурой, словно он всегда сидел в этой позе на ступенях беседки. Она вспомнила его холодные руки, обнимавшие ее за талию. Почему он не использует магию, чтобы согреться, ведь это простое заклинание тратило совсем немного сил и его знала даже Лина Ли.
- Покажите мне, - согласилась она на последнее предложение вампира, с легким беспокойством добавив, - лишь бы это не дало вам окончательно замерзнуть.

+1

18

Интересно было наблюдать за движениями девушки, объединившей свою душу с душой её меча. Лина Ли действительно всё схватывала на лету, даже не задумываясь над чем-то особенно. Она мгновенно запоминала все наставления и советы, черпала знания из чего-то данного ей ранее. Скорее всего, её пропавший отец хотел вырастить из дочери воина, но что-то пошло не так, и девушка пошла по стопам певицы и музыканта. Ошибка. Судьба всё равно вернёт её на тот путь, что был предначертан с самого начала, потому, возможно, и возникло это испытание - поиски близкого родственника, чтобы напомнить ей, кто она такая на самом деле.
Авель хмыкнул, поднимаясь со ступенек.
- Не стоит обо мне беспокоиться.
Ледяной огонь. Уже в который раз он отвергал любые попытки Лина Ли проявить что-либо тёплое к его персоне. Он не тот, к кому следует привязываться, по крайней мере, он сам поставил стену между собой и окружающим его обществом, стараясь сохранить в душе лишь самых близких, но и некоторым из них не позволяя почувствовать его сильную привязанность. Если его вдруг не станет, пусть никто не будет печалиться, негоже доставлять кому-то лишних проблем.
- Хорошо. Тогда ты будешь снова исполнять роль нападающего.
Опять оказался рядом, надеясь, что успеет вовремя завершить обучение до того, как совсем озвереет и начнёт кидаться на свою ученицу, заставляя её уже по-настоящему применять все только что изученные техники против него самого.
- До этого не дойдёт. Ворон знал цену своей многолетней практики выдержки в моменты отсутствия того, что могло бы дать крови. Потому понимал, что есть ещё время и силы. Иначе он не позволил бы Лина Ли находиться рядом, поспешно отправив её домой.
- Если под руками нет оружия, при внезапном нападении можно использовать всё, что попадётся в поле зрения. Любая мелочь способна отразить удар или отвлечь неприятеля, особенно если бить по болевым точкам. Ты уже воспользовалась тэссэном, чтобы защититься тогда, значит, ты понимаешь, о чём я говорю.
Бастард остановился в нескольких шагах от девушки, встав прямо напротив неё. Сейчас он не казался великим воином, способным в одиночку выступить против десятка врагов, всего лишь мальчишка, так глупо бросающий вызов ледяному ветру. И только недетский взгляд выдавал истинный возраст и способности вампира.
- Данные приёмы подойдут для того, чтобы обезвредить слабого противника. К примеру, какого-то возомнившего себя героем пьяницу или уличного вора. Если он вооружён и бежит на тебя с оружием в руках, - Авель поманил Лина Ли к себе, предлагая изобразить только что упомянутого типа с оружием, - Достаточно уклониться от лезвия, сделав шаг в сторону, перехватить бегущего за запястье и продолжить вращение на месте в ту сторону, куда он направлялся.
Потянув за собой в круговое движение ученицу, Ворон резко отпустил её руку, тем самым заставляя потерять равновесие и упасть в снег. Протянул руку, снова помогая подняться.
- Так же можно использовать обратное движение. Когда противник, увлекаемый тобой, продолжает бег вперёд по кругу, выставляешь свободную руку перед его горлом и отбрасываешь назад, кидая его на спину. В таком движении он не сможет сопротивляться отбрасывающей силе и обязательно упадёт.
Попросив отложить меч в сторону, бастард достал из-за пояса дагу, наконец, позволив этому маленькому красивому клинку показать себя в вечернем представлении. Оказавшись за спиной девушки, он схватил левой рукой её за левую руку, а своей правой подставил клинок ей к горлу.
- Если ситуация приобретает вот такой оборот, а у тебя нет под руками даже камня, постарайся не паниковать и не вырываться, это сделает хватку противника более сильной и вымотает тебя. У тебя остаётся свободной правая рука. Подними её к руке противника, держащего оружие, и подставь ребром ладони между твоей шеей и его запястьем. Только не подставляй под клинок - порежешься. Этим действием ты защитить себя от ножа, когда приступишь к следующему.
Далее он просто продолжил говорить, не побуждая девушку к каким-либо действиям, но и не отпуская её.
- Ногой ударь нападающего по коленке или чуть ниже, можешь и выше, если достанешь, - Ворон коротко усмехнулся, - Одновременно подставленной под его руку своей рукой отведи оружие в сторону. Потерявший ориентацию противник ослабит хватку, и ты сможешь вырваться и убежать. Или продолжить бой, потянув его за руку, чтобы сделать бросок на землю.

+1

19

Девушка наблюдала за вампиром и чувствовала, что ее откровение, произнесенное не так давно, далось ей в сотни раз легче, чем могло бы даться вампиру и не давалось, свернувшись клубком броненосца где-то глубоко в его душе. Возможно, причина в том, что Лина Ли все-таки девушка, а может, ее жизнь без забот и тревог, до момента исчезновения отца, полная противоположность той, через что мог пройти Ворон. Он стоял совсем рядом, но девушка чувствовала невидимую каменную стену вокруг него, что едва сдержала желание вытянуть руку, будто могла коснуться ее. Она не видела эмоций на его лице, даже сдержанной улыбки, когда он наблюдал за ней, хотя Лина Ли не сомневалась, что иногда выглядела более, чем забавно. Кто он на самом деле? Девушке хотелось узнать это от него самого, а не от трактирщиков, наслушавшихся сплетен. Ей хотелось задавать Ворону вопросы, но слова так и оставались непроизнесенными. На часть из них она услышит лишь ледяной ответ, на другую - не услышит вовсе. Учитель. Он явно не из тех, кто кому-либо доверяет свои секреты, скорее, всегда держит их только при себе. Его слова и действия были отточенны временем, но то, как недавно вампир произнес ее имя, все же подтверждали ее догадку о том, что и лед иногда тает. Девушке хотелось, чтобы он доверил ей хоть каплю себя, но знала, что это доверие будет стоить очень дорого.
Она продолжала слушать его слова, выполняя нехитрые тренировочные действия. Все казалось таким простым, но Лина Ли не обманывала себя. Чтобы действительно уметь защищаться, ей надо было повторить даже эти элементарные действия не меньше сотни раз. До рефлекса. До мгновенной скорости, ведь жизнь иногда могла висеть на волоске, а один неверный ход навсегда отправит тебя в царство вечного сна, где нет забот, целей и желаний. А Лина Ли не хотела умирать, особенно умирать так глупо, в пьяной драке, когда твой давно остывший труп найдут на следующее утро стражники, в грязной и полной крыс подворотне, с тупым лезвием в животе. Так могло случиться с ней тогда, несколько дней назад, когда она по-глупости ввязалась в спор. Умирать не хотелось и в серьезной заварушке. Тогда бы ее соперник не стоял бы вот так, ожидая от девушки ответных действий. Кинжал моментально скользнул бы по шее, перерезая горло, а кровь мгновенно залила белое пространство вокруг.
Девушка вздрогнула от столь яркой картины, вслед за словами учителя, просовывая тонкую руку между шеей и запястьем вампира. Пускай, это всего лишь тренировка, но довольно страшновато, когда к твоей шее приставлен нож, а фантазия безостановочно рисует разнообразные картины. Дракон медлила, осмысливая слова учителя, но сомневалась, что ее сил хватит для достаточного удара по колену. Поэтому поступила проще - со всей силы наступила Ворону на ногу. Правая рука подействовала сама собой, отводя клинок, левая же схватила железной хваткой вампира за плечо, отталкивая в сугроб, и Лина Ли по инерции полетела за ним следом.

+1

20

Как ни рисуй из новичка - опытного вояку, всё равно выйдет что-то корявое, потому что взять в руки оружие после музыкального инструмента, или сделать точный удар ногами, созданными лишь для того, чтобы кружиться в танце и бегать по истоптанным тропинкам, это дело нелёгкое. Не вариант, что не получится с первого раза, только сначала всё можно списать лишь на удачу, а затем быть уверенным в промахе.
Что может быть проще, чем поступить по-своему, так, как умеешь, будучи уверенным, что это точно сработает в отличие от чего-то нового, более сложного, не испытанного ни разу. Девушка ничуть не удивила, наступив на ногу Авелю, но и всё же застала врасплох. С глухо изданным звуком: Тцц, бастард переступил с ноги на ногу, по инерции отступая от источника "опасности" и пошатнулся назад от толчка, всё же пытаясь удержаться на ногах и понимая, что следом падающая ученица не позволит ему это сделать. Снежный сугроб мягко принял двоих в свои ледяные объятья, залепляя собой всё свободное пространство. Отфыркнувшись, Ворон понял, что инстинктивно приобнял Лина Ли одной рукой за плечи, тем самым смягчив её падение. Вторая рука с дагой была отведена в другую сторону, чтобы не нанести случайное повреждение острым двухсторонне заточенным лезвием.
Тьфу, допрыгались. Всё. Достаточно. Тайм-аут. Поднимать голову вовсе не хотелось, пусть даже снежное покрывало частично перекрасило чёрные волосы в белый, а снежинки забавно сверкали на ресницах.
- Неплохо у тебя получилось. Только в следующий раз, когда действительно на тебя нападут, постарайся не грохнуться вот так вслед за противником, а то ненароком отобьёшь ему что-нибудь. Калекой оставишь бедолагу. Сама не рада будешь.
Если учитывать, что всё это Авель произносил вполне серьёзным голосом, то уже через несколько мгновений, осмыслив сказанное, он вдруг практически беззвучно рассмеялся. Но столь же внезапно и оборвал смех, позволив внезапному молчанию заполнить окружающий воздух.
Смех. Проявление беззаботных эмоций. Непривычно.
Голова закружилась, приказывая немедленной защиты от снежной подушки. Ворон легонько подтолкнул девушку рукой вверх, чтобы она поднялась из сугроба или хотя бы приняла сидячее положение. Отморозит себе руки или голос посадит, что с ней потом делать-то.
- Лин, - тихий вкрадчивый голос, словно извиняющийся за недавнее, - Ты ведь не из бедной семьи, так?
Положение в обществе очень часто определяется не сколько по одёжке, но и по манерам, которые выдают образованность или глупость, но всё же принадлежность к тому или иному слою общества. С самого первого взгляда Авель отнёс Лина Ли к самодостаточной семье, даже не зная, откуда она прибыла и что её привело в вампирскую столицу.
- Почему отправилась одна в такое рискованное путешествие? Могла бы ведь пропасть по глупости. Наверно, дома ждёт кто, переживает.
Бастард взглянул в небо, с его лежачей позиции это было более чем легко сделать, так как и поднимать глаза не нужно, просто открыть их и всмотреться, понимая, что нависшая в сумерках тёмная туча принялась ронять редкие компании снежинок. Рукоять даги совершила полуоборот в руке, переворачиваясь остриём к рукаву и наполовину поместившись между кожей и материей, заполняя то пространство приятным холодом. На всякий случай, чтобы не выронить случайно и не потерять среди снежной пустыни.

Отредактировано Авель (18-12-2013 12:53:35)

+1

21

Лина Ли повозилась в сугробе, пытаясь выбраться, благо, рука учителя, поймавшая ее при падении за плечи, подтолкнула девушку вверх. Она помотала головой, скидывая с пышной гривы иссиня-черных волос снежинки. Зазвенели бусины из дерева или клыка зверей, серебряные заколки, ударяясь друг о друга. Хорошо, что снег был свежий и мягкий, если его быстро стряхнуть,  то ни одежда, ни волосы не успеют промокнуть. Это не те противные комки в начале или конце зимы, липнувшие, словно репей. Лина Ли немного посидела, отряхиваясь и отфыркиваясь. Сегодня она умудрилась пообниматься с большинством сугробов на поляне вокруг беседки. Но она не прочь была сменить холодные снежные объятья на чьи-то более теплые.
Учитель! Внезапно осенило девушку, осознав, что на этот раз упала в снег не одна. Она резко обернулась к нему, но заметила, что он чувствовал себя здесь будто на мягкой пуховой перине, судя по тому, что не спешил вставать.Видимо, он похвалил ее, поскольку желтые глаза мерцали в темноте совсем не строго. Однако, в них появилось еще что-то, они словно слегка потеплели и даже улыбались, но последнее было настолько неуловимо, что Лина Ли подумала, что ей показалось.
Дракон вздрогнула, когда вампир задал ей первый вопрос. Толи от того, как резко нарушилась тишина безмолвного леса, хотя вампир говорил спокойно и тихо, толи от того, что он впервые спросил ее о чем-то личном. Это не было объяснением нового урока, не было холодной похвалой или какой-нибудь формальностью. Лина Ли чувствовала, что Ворона интересует она сама, ее жизнь, ее семья. Ей показалось, что он спросил ее так, как спросил бы старый друг, давно не видевший приятельницу. Хотя они были едва знакомы, но почему дракона так тянуло к вампиру, почему она хотела, чтобы он не заканчивал эту тренировку? Странное чувство. Возможно, у Лина Ли просто никогда не было друзей?
- Нет, мы никогда не были бедными учитель. Хотя дом, в котором мы жили был совсем не большим, у нас не было бесценных реликвий и великих тайн. Мама, - дракон сделала паузу, почувствовав, как грудь наполняют теплые чувства по отношению к Кирин, - не любила драгоценностей или редких вещей, хотя отец часто притаскивал их из своих путешествий. Она всегда помогала и помогает тем, кто действительно в чем-то нуждается.
Девушка помолчала, мысленно возвращаясь в уютный горный особнячок. С ее комнатой, завешанной музыкой ветра и ловцами снов.
- Мой отец делал уникальное оружие. Он отделывал гарды и ножны драгоценными камнями и металлами, рисовал эмалью на них поразительные картины. Он делал даже не оружие, он создавал произведение искусства. И боюсь, что именно его любовь к камням и металлам и погубило его.
Девушка инстинктивно сжала нефритовую рукоять меча. Нефрит. В Лунном краю он невообразимая редкость.
- Мне действительно тяжело далось решение уйти из дома, да вы и сами видите, что я ни коем образом не приспособлена к путешествию. Но видеть каждый раз слезы мамы... ей и так тяжело дались роды моего маленького брата, ведь отца не было дома. Ведь он не знает, что у него родился сын, ведь он так мечтал вырастить воина, - девушка иронично усмехнулась, - со мной это не особо вышло.
Лина Ли подняла голову вверх, какое-то время наблюдая за загорающимися звездами.
- Мы с ним часто сидели вот так же и говорили обо всем на свете. Он очень любил меня, а я таскалась за ним везде, как хвост, пока он не исчезал. Не могу представить жизнь без него, ведь кто, как не отец, становится первым учителем. Я чувствую, что должна помочь ему, словно кто-то зовет меня через огромные пространства Рейлана, а я не могу определить верное направление. А когда любишь кого-то, то любые опасности и расстояния отступают на второй план. Я безумно хочу увидеть улыбку матери, но ту улыбку, когда она увидит нас обоих.
Девушка снова повернулась к вампиру, сверкнув в темноте зелеными глазами. Уверенность и воодушевление снова наполнили ее сердце. Она слегка улыбнулась учителю, пытаясь отгадать, какие эмоции произвели на него ее слова. И расскажет ли он что-нибудь в ответ? Ведь Лина Ли так боялась спросить его о нем самом напрямую и наростить ледяную стену вампира еще сильнее.

+1

22

Приподнявшись из уже развороченного сугроба на локтях, Авель внимательно слушал повествование своей ученицы. Правую ногу он приподнял и согнул в колене, носком обуви второй ноги, вытянутой во всю длину, ворошил снежную кучку, которая находилась рядом. Интонация, с которой Лина Ли произносила те или иные слова, имена, отдельные фразы, показывала, насколько было тяжело девушке вдали от родного дома, как она тосковала по былым временам, мечтая когда-нибудь возродить всё вновь и вновь почувствовать себя счастливой вместе со своей семьёй: матерью и младшим братом, отцом, который обязательно вернётся, как только ему напомнят о маленьком сыне, будущем воине...
Перед глазами всплывали чёткие картины той другой жизни, при которой мудрый Император вампиров ещё был жив. Всё вокруг не имело значения, ни постоянные унижения, ни любые трудности, связанные с нечистой кровью Авеля, ничто не мешало ему стремиться к жизни, потому что он старался подражать отцу, гордился им, любил всем сердцем, зная, что тот всегда поймёт и поддержит.
Отец. Как много смысла в одном слове. На какие только поступки не толкает оно, через что заставляет пройти, чтобы вернуть, увидеть вновь... или отомстить.
Вечер с необычайной скоростью большим чёрным крылом накрывал этот мир, рассыпая на тех рваных промежутках чистого неба между плотными зимними тучами сотни звёздных огоньков. То, что при свете можно было принять за обычную часть обстановки, с приходом тьмы обретало зловещие черты и становилось незримым врагом, притаившимся для того, чтобы выскочить в самый последний момент и сцепить челюсть мёртвой хваткой на чьём-нибудь горле. И одинокий крик может услышать не каждый, лишь единицы постараются прийти на помощь, большинство же запрётся в тёплых домах, словно в убежищах, молясь и радуясь, что не сегодня их черёд, забрали другую душу.
Ворон молчал, прикрыв глаза и медленно замерзая, но прекрасно слыша каждое слово Лина Ли. В таком большом мире ещё больше различных судеб, пересекающихся и вновь расходящихся в одном им ведомом танце жизни. Редкие линии внезапно становятся параллельными, внося что-то новое в привычный ритм друг друга.
Когда девушка замолчала, Ворон медленно выдохнул клубок пара, поднимаясь и усаживаясь поудобнее. Дага быстрым движением поместилась в ножны на поясе. На перевёрнутых вверх и сложенных вместе ладонях возник огонёк в виде маленького шара, зависнув в нескольких миллиметрах от кожи и медленно перебираясь от одного пальца к другому, словно с опаской исследовал новую для него территорию. Внезапно огненный шарик разделился на два, столь похожих друг на друга и так же независимых друг от друга. Две искорки пламени разрастались, заполняя своим объёмом ладони полностью, освещая сосредоточенное на огне лицо вампира.
- Знакомое чувство, - наконец, прокомментировал всё вышесказанное ученицей Авель, - Я бы очень хотел увидеть ещё раз улыбку отца. Хоть на мгновение.
Перекинув шар, собранный снова воедино, на одну ладонь, второй рукой Ворон взъерошил свои волосы, смахивая оставшиеся после встречи с сугробом снежинки. Тряхнул головой в завершении.
- Думаю, тогда и Мирра бы улыбнулась так, как улыбалась раньше.
В памяти всплыли все родные лица. Всего трое. Плюс мать, Глациалис, которой не обязательно знать, что она значит что-то большее для Авеля. Лучше вообще не знать.
Он нахмурился и резко сбросил огненный шарик в снег, лишив магической подпитки и заставив умирать среди холодной белизны.

---------------------

Огненный ореол - 10 МгМ

+1

23

Лина Ли кинула на учителя взгляд, наполненный пониманием и легкой печалью. Отец. Это слово объединяло их обоих, но для дракона еще оставалась надежда, что он жив, что она снова увидит его мерцающие зеленые глаза, что он опять встряхнет тяжелой рукой гриву ее волос. А для Ворона эта надежда оказалась потерянной. Лина Ли хотела сказать что-то, но промолчала, чувствуя, что слова утешения будут глупыми и лишними. Что бы чувствовала она, будучи уверенная, что Райлег мертв, или держа в руках его безжизненное тело? Страх снова начал сворачиваться кольцами где-то в груди и Лина Ли поспешно тряхнула головой, снова скидывая непрошенные слезы.
Неудивительно, что вампир возводил вокруг себя стены, скрывая истинные эмоции. Он тоже не мог позволить себе быть слабым, особенно если по словам трактирщика Ворон был бастардом. Лина Ли была наслышана о почти маниакальном пристрастии вампиров к чистоте крови. Чистая кровь. Какая нелепая фраза. Какая разница из каких домов, кланов, рас твои родители. Кирин всегда говорила, что судить нужно только по тем поступкам, которые мы совершаем. Мудрая фраза, с которой соглашаются, кивают головами, но продолжают закидывать камнями тех, кто родился не таким, как они. Впрочем, что удивляться, если многие за любую мелочь готовы вскрыть лучшему другу глотку.
- Его предали, да?  - Почти беззвучно спросила Лина Ли, - или он умер, сражаясь и защищая тех, кто ему дорог?
Девушка не знала, отчего в голове возник этот вопрос. Возможно, она ассоциировала Райлега с отцом Ворона.
- Иногда мне кажется, что уже ничего не станет прежним. Даже если я вернусь с отцом, и я, и он, и мама -мы все изменимся и ,в лучшем случае, между нами не вырастет огромной пропасти. Я не знаю, как изменюсь  за это короткое или длинное путешествие, не знаю, смогу ли снова играть на сямисене. Когда я уходила, мама сказала мне отличную фразу: каждый из нас рожден, чтобы совершить определенное предназначение. Может быть, именно поэтому она и отпустила меня.
Лина Ли немного помолчала, осмысливая свои слова. Возможно, они и были чересчур наивными, но они придавали ей силу.
- Я верю, что ты найдешь убийцу своего отца и он сполна заплатит за свое преступление.

+1

24

- Лучше бы умер сражаясь, - тихо ответил бастард, смотря куда-то в соседний сугроб, словно разговаривал с ним, - Хотя, можно сказать, что он пытался защитить нас всех.
Ему вовсе не хотелось говорить об Эльдаре, тем более навязывать свою боль Лине поверх её собственной. Ей и без того хватит переживаний за своего отца, которого непременно следует найти. И, обещая помочь девушке, Ворон постарается докопаться до истины, ведь не впервой лезть в тайные хитросплетения судеб. Найти способ - не проблема, воспользоваться канатами, которые подбрасывала жизнь время от времени, чтобы перелететь над очередной пропастью и попасть на другую сторону, где откроются все секреты.
Авель сомневался, что Райлег Уайтсноу находился где-то в вампирских землях. Если б это было так, то при первом же расспросе Ворону бы доложили о его местонахождении. Но те, кому бастард поручил разведать что-либо о потерянном драконе, до сих пор молчали.
- Определённое предназначение, - задумчиво повторил Авель, мысленно соглашаясь с матерью Лина Ли.
Действительно с такой уверенностью собственной значимости для какого-то определённого момента в существовании мира можно закрыть глаза на все раннее подстроенные испытания. Именно благодаря такому стечению обстоятельств закаляется каждый характер, чтобы потом исполнить свою уготованную роль. Но, тогда получается, что любой поступок индивида заранее продуман кем-то свыше и управляем им.
Глупости. Мы сами творим свою судьбу и вправе самим решать, что нам делать и как поступить. Это наша жизнь.
Прозвучали слова поддержки. Странно, что кто-то посторонний проявлял какие-то положительные чувства к жизни Авеля, он привык к полному безразличию и равнодушию от других лиц, не знающих его настолько, чтобы верить.
- Спасибо...
Глаза предательски засветились алым цветом. Ворон зажмурился, ещё раз тряхнул головой и резко поднялся на ноги. Пора было уже заметить предел своих возможностей, а использование хоть и малого, но количества магической энергии всё же добавляло истощения и требовало подпитки. Тёплой и живой.
- Нам пора идти. Иначе я за себя не отвечаю.
Усмехнувшись, бастард протянул руку Лина Ли. В который раз за один только вечер.
- Я доведу тебя, потому что уже опасно прогуливаться в одиночку по тёмным улицам города. В следующий раз, когда получится, дам знать о тренировке.
Хотел ещё что-то добавить, но так и не сформировал в правильную фразу, потому просто поднял глаза на девушку в ожидании.

+1

25

Солнце забрало даже последние, сумеречные отсветы, погрузив лес в глубокую тьму. Острое зрение дракона улавливало точные очертания беседки, деревьев и кустов, растопыривших голые ветви в разные стороны, словно надеясь поймать кого-то. Тьма всегда таила в себе множество опасностей, но и свету не всегда можно было доверять в полной мере. Всегда будь настороже. Особенно здесь, вдали от дома, когда единственной знакомой фигурой был учитель.
Им давно пора было закончить, но Лина Ли как могла оттягивала этот момент. Почему-то рядом с Вороном было теплее, чем даже в самой дорогой гостинице Мирдана. Она ощущала в учителе огромную силу и немое понимание ее беды. Впервые она делилась с кем-то своими переживаниями, кроме семьи. Возможно, Ворон тоже. Впрочем, он до сих пор оставался для девушки таинственной и неизведанной фигурой, так откуда в ее душе столько доверия? Кирин давно стукнула девушке по голове сандаловым, а не боевым веером, за излишнюю привязанность. Хотя с чего бы, Лина Ли никогда не была доверчивой, значит, к их знакомству подтолкнуло само Великое Пламя?
Девушка протянула учителю руку. Да, не стоит забывать, что он вампир. А янтарные глаза, в которых начинал вспыхивать едва заметный алый огонек, предупреждали об опасности.
- Жаль, что я не могу обратиться в дракона в пределах города, - улыбнулась она, представив себя в истинном облике на крыше гостиницы. Чего доброго, придется платить за ремонт крышы, исполосованной когтями, ведь каждый из них с хороший кинжал, или за провалившуюся внутрь обшивку, явно не предназначенной для такой тяжести, или же оплачивать моральное состояние гостей и самого хозяина,- а так хочется снова расправить крылья, - произнесла Лина Ли уже сама себе. Но привлекать к своей фигуре внимание, да и пугать народ, явно не привыкший к таким картинам, она не собиралась. Но это ощущение свободы, полета, когда над тобой никто и ничто не властно, даже мысли не успевают за быстрыми взмахами крыльев дракона - непередаваемые ощущения. Но девушке так редко удавалось поймать нужный момент.
- Я запомню ваши уроки, учитель, надеюсь, я найду тихое местечко, чтобы повторить некоторые из них, - она слегка поклонилась Ворону, как ученик учителю, - буду ждать очередной записки.
Зимний лес затрещал ветвями, показавшимся в темноте живым и зловещим - напоминал спутникам, что они и так задержались в его владениях.

Эпизод завершен.

Отредактировано Лина Ли (19-12-2013 13:59:12)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.02.1082] Тяжело в учении...