Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.02.1082] Безмолвная песня


[20.02.1082] Безмолвная песня

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- примерная локация:
г. Мирдан, таверна и улицы.
- действующие лица:
Лина Ли
Авель
- описание:
Лина Ли, не имея абсолютно никакого опыта одиночных путешествий, останавливается в таверне, ну, скажем среднего разряда: не помойке, но и явно не элитного заведения. Там девушку просят спеть, она поёт, но завязывается спор между мужчинами, кто лучше, Лина Ли или какая-то заезжая красавица-певичка. Ссора превращается в драку, Лина Ли совершенно не знает, как ей поступить в данной ситуации. В этот момент может и появиться её спаситель.

Отредактировано Авель (08-12-2013 18:38:01)

0

2

Пожалуй, если бы отец предложил Лина Ли отправиться в путешествие, то она не задумываясь выбрала бы Мирдан. Искусство сливалось здесь во всех ее направлениях: скульптура, картины, мозаика, музыка, в конце концов! Лина Ли не сомневалась, что и ее голос был оценен по достоинству. Однако Мирдан дракон выбрала не для эстетического путешествия.
Девушка не знала, откуда ей начинать поиски отца. Что им двигало, что он искал? Она чувствовала, что за его исчезновением стоит почти двухсотлетнее прошлое, которое девушка даже и не надеялась узнать. Лина Ли облетела все горы Предела, рассматривая расщелины и спускаясь по течением рек, но Райлег Уайтсноу был не таким драконом, чтобы погибнуть из-за несчастного случая. Девушка фыркнула. Вспомнить хоть его рассказ о знакомстве с матерью.
Кирин. При мысли о матери предательски защемило сердце. Она оставила ее, пускай не одну, но с маленьким ребенком на руках. Сколько волнений она переживет, дожидаясь мужа и дочь. Когда дракон летела через пролив в сторону вампирских островов, медленно приходило осознание, что мир гораздо, гораздо больше, чем она могла себе представить. У нее промелькнула мысль, как бы вернуться домой до совершеннолетия брата.
Вампиры были одними из тех, кто жил не меньше драконов, поэтому она надеялась найти хоть какую-нибудь зацепку. Правда, совершенно не представляя себе как. Мысленно подумав о кроличьей лапке, прицепленной к поясу, она понадеялась на ее энергию удачи. В конце концов, она никогда ее не подводили. Правда, она и не была одна так далеко от дома.
Приземлившись недалеко от города, чтобы не привлекать внимания, девушка уже достаточно долго шла, рассматривая искусные улочки, хотя мрачные мысли постоянно возвращались. Наконец, на глаза попалась довольно привычная таверна, явно не из привычных забегаловок воров и наемников, как подумала Лина Ли. Она осторожно приоткрыла дверь, но, к счастью, не заинтересовала никого, кроме толстоватого хозяина заведения, радушно предложившего ей столик и фарфоровый чайник с чаем.
Ну, начинается все не так плохо, - слегка улыбнулась Лина Ли.
В таверне сидело еще несколько человек, но девушка присмотрелась к небольшой группе из двух парней и пары девушек, последние мило улыбались парням и подливали в опустевшие чашки чай, а скорее всего что-то покрепче. Парни громко о чем-то спорили, наконец, один из них шумно опустил чашку и что-то громко сказал. Лина Ли не расслышала, так как сидела в другом конце зала, но любопытство взяло вверх и она изящным движением руки поманила трактирщика.
Тот подбежал к клиентке сразу, надеясь на щедрый заказ, но Лина Ли только поинтересовалась о чем спорили те мужчины.
- Ничего особенного, юная мисс, - ответил тот, продолжая вытирать полотенцем и без того сухие руки, - пару дней назад в Мирдан заехала певица, якобы известная на востоке. Я ее не видел, но весь город твердит какая она красавица, а голос просто соловьинный.
- Что тогда вывело из себя того светловолосый парня? Он метил ей в фавориты, а друг опередил
?
- Нет же, его друг заявил, что не так уж она и красива, да и поет скорее как павлин, а не соловей, - трактирщик и Лина Ли усмехнулись, - вот он и взбесился. Сказал: если есть тот, кто споет лучше Камиллы, то есть заезжей певицы, то он признает его правоту и отсыплет пять серебряных приятелю.
- Я спою, - вдруг сказала Лина Ли.
Трактирщик удивился.
- Не связывались бы вы с ними, а то мало ли что.
- Не беспокойтесь, это все лишь песня, - улыбнулась дракон.
Тот пожал плечами и пошел передавать мужчинам просьбу. Несколько человек, находившихся в зале, тоже заинтересовавшись, и Лина Ли напомнила себе, что она просто споет.
Девушка поднялась из-за стола, подойдя к одинокому музыканту с цитрой, чтобы он наиграл не хитрую мелодию. Музыка потекла по таверне, а вслед за ней зазвенел высокий изящный голос, поющий в вполсилы, но цепляющих тех,кто находился в зале.
Будь осторожно, дорогое сердце,
По отдельности оно не тронет нас,
Соединив наши пути вместе,
Как волк ягненка предаст нас...

Красивая песнь об истинной любви и опасности страсти. Кажется, Лина Ли слышала ее от подруги матери. Необыкновенная мелодия, когда нежность и отчаяние смешиваются вместе. И гости замерли, в ожидании конца песни, но допеть ее Лина Ли так и не смогла. Кармический чайник, стоявший на столике парней, полетел в стену позади дракона, разбившись на крупные осколки. Благо, у Лина Ли была привычка сжимать веер в руках, когда она пела. Стальные пластины защитили ее лицо от осколков и остатков кипятка, хотя кое-что все же попало на передние пальцы.
-Чушь! - Закричал светловолосый, вскочив из-за стола, именно он и кинул чайник, - по-вашему она поет лучше Камиллы?
Девушки пытались успокоить парня, но он явно перебрал и останавливаться не собирался.
- Портовая шлюха твоя Камилла! - Подлил масла в огонь его собеседник, за что получил керамической чашкой по голове и упал на пол.
- А ты, - парень указал на Лина Ли, - тебя я сам научу петь!
Он подошел слишком близко и схватил девушку за руку, и Лина Ли поняла, что стоит в полном ступоре, одной рукой все еще держа раскрытый тэссэн, а другой крепко сжимая рукоять меча, который не было сил вытащить.

+1

3

Денёк выдался более-менее свободным, чтобы покинуть гнетущие стены дворца и в очередной раз направиться искать приключения в городе. Помня о недавней встрече с охотницей за пределами города, в этот раз бастард решил не так рисковать своей жизнью и не покидать границы безопасного района. Хотя говорить о безопасности в случае Авеля бессмысленно. Потому он лишь развеял мозги, прогуливаясь по самым безлюдным переулкам Мирдана, где кроме ветра у него не было иных спутников. Не в силу того, что Ворон чего-то боялся, о нет. Он мог бы с таким же хладнокровным спокойствием бродить в толпе кровожадных хищников, напоминая им изредка и недвусмысленно, что является не менее хищным созданием. Просто в тишине проще было уловить новые благоприятные ходы в уже затянувшейся игре.
Сам того не заметил, как оказался на пороге одной из таверн, коих немало в городе. Оценив степень своего голода, превышающий разумные рамки не лезть в заведение, Авель всё же проник внутрь, бесшумной тенью оказавшись за столиком, что стоял у стены и не сильно привлекал внимание. Несколько любопытных взглядов быстро переключились на что-то другое, как только замечали хищный холод янтарных глаз, ответно направляемых Вороном в их сторону.
И вот его уже никто, кроме официантки, спешно несущей заказанный обед, не беспокоил. Поблагодарив девушку кивком головы, Авель задумчиво уставился на тарелку.
Способности охотницы нельзя недооценивать. Она умна, потому и действовать следует осторожно.
Он всё же надеялся, что его новая знакомая не пропадёт из виду и сможет сыграть одну из значимых ролей в партии. Как ни крути, но любой подвернувшийся случай можно перерисовать так, чтобы это было выгодно художнику.
Какая-то компания шумно спорила. Авель изредка посматривал в их сторону, но лишь для того, чтобы убедиться, что эти дебоширы не начинают громить всё в таверне. Иначе он планировал покинуть заведение так же незаметно, как у него получилось и войти.
Снова ушёл в размышления, проигрывая несколько ходов одновременно и засекая время на достижения каждого. Секунды всегда были решающими в любой битве. И именно они определяли, останется ли фигура в игре или сгинет в небытие. Очнулся, услышав смену музыкального стиля таверны и звенящий голос, зазвучавший внезапно. Подняв глаза, бастард заметил поющую девушку. И не обратил бы внимания, решив, что это очередная певица, развлекающая народ, у которой неплохо получалось это делать. Но молодая компания, ведущая давний спор, забушевала ещё больше.
Что у них там происходит?
Авель нахмурился. Ему стоило лишь перекусить и покинуть заведение, продолжая свой одиночный путь по городу. Он не сбирался ввязываться в какие-то междоусобные разборки, ему хватало того, во что он лез в стенах дворца. И, оставив тарелку пустой, поднялся, чтобы расплатиться и покинуть таверну, как вдруг услышал звон бьющейся посуды.
На вопросительный взгляд, поднявшийся к трактирщику, тот в полголоса объяснил ситуацию, сетуя на то, что разбили чайник, а платить, конечно же, никто не станет.
- Певица, значит, - хмыкнул Ворон.
Кажется, из-за своей глупости девушка оказалась в напряжённой ситуации. Авелю хватило двух секунд, чтобы подхватить с ближайшего стола нож и метнуть в светловолосого бунтаря, пробив как раз в ту руку, которой тот схватил певицу.
- А теперь покажи нам, как надо петь, знаток.
Авель беглым взглядом оценил обстановку и уже прикинул, сколько у него может быть противников, если на сторону покалеченного недопевца встанут его друзья.

+1

4

Она еще никогда не видела, чтобы столько злости и ненависти могло быть направлено на кого-то одного, а именно на Лина Ли. Она не понимала, как столько гнева может вызвать обычная песня. Однако дракон понимала, что сама виновата, трактирщик предупреждал, что не стоит лезть в эту разгоряченную спором и выпивкой компанию. Они уже не могли отвечать за свои слова и действия, а две их миниатюрные спутницы не смогли бы остановить двух разъяренных мужчин.
Зачинщик спора валялся на полу, прижимая руки к окровавленной голове. Удар его приятеля был такой силы, что расколол крепкую чашку, а мелкие осколки, видимо, впились в кожу. Одна из девушек выбежала, скорее всего, за лекарем, хотя стража была бы здесь гораздо более кстати. Трактирщик махал руками, пытаясь достучаться до взбесившегося парня ценой керамической и фарфоровой посуды. Но серые глаза, дикие, звериные, смотрели только на Лина Ли.
- Неужели такая смелая, чтобы сделать вызов Камилле? - Прошипел он девушке в самое ухо, - зря. В этом мире никогда и никого не будет красивее и лучше нее, - он с такой силой сжал ее руку, что Лина Ли казалось, что вот-вот хрустнет кость. Она боялась представить, что мужчина сделает с ней до того, как в таверну явится стража. Если явится.
Ну что, помогла тебе кроличья лапка? - Грустно подумала Лина Ли. И лапка поспешила ответить.
Мужчина внезапно закричал, выпустив руку девушки, и пытаясь зажать рану на запястье. Кровь стекала по ладони, алыми каплями пачкая деревянный пол. Кажется, в этом зале все-таки был тот, кому небезразлична судьба девушки или хотя бы тот, кто мог навести здесь порядок.
- Ты. Ответишь. За это. - Чеканя каждое слово, проговорил мужчина. Лина Ли тоже повернулась в сторону спасителя. Высокий, как показалось девушке, темноволосый, с яркими янтарными глазами. Он стоял, уверенно выпрямив спину, казалось, что он полностью контролирует ситуацию.
Бунтарь, видимо оценив точность и силу удара, с которой пробил его руку обычный, даже не заточенный как следует обеденный нож, понял, что связался не с простым посетителем. Поддерживать ни бунтаря, ни спасителя никто не собирался, поэтому оставшиеся гости либо быстро ретировались,либо спрятались по углам. Но парень сдаваться не собирался. Он схватил так и не успевшую ничего предпринять девушку за волосы, решая использовать, как заложницу. Но не стоило трогать то, чем Лина Ли дорожила больше всего, ну, кроме ее семьи, конечно. Она резко повернулась, превозмогая боль, и полоснула мужчину по шее остро заточенными  краями тэссэна. Получилась небольшая царапина, но бунтарь выпустил ее волосы. Лина Ли упала на пол и, облокотившись спиной о стену, выставила вперед дзянь. Пускай она и не умела им драться, но хотя бы попробует навести на себя грозный вид. В противном случае, ей бы пришлось превратиться в дракона, но это она сделала бы в самом, самом, самом последнем случае. Не хотелось разносить таверну доброго хозяина и ближние дома впридачу.

+1

5

К счастью, из возможных противников остался только один, который явно не собирался останавливаться на достигнутом переполохе. Второй валялся уже побеждённый, спутницы их разлетелись, отправившись за помощью. Авель покачал головой, не желая вписывать свою персону в обычную пьяную драку, которые происходят в таких забегаловках чуть ли не каждодневно. Ещё не хватало, чтобы у бастарда и с этим возникли неприятности. Но, заметив отважность певицы и её практически полную неспособность защитить себя самостоятельно, вампир всё же решил довести дело до конца. Да и трактирщику не нужны такие посетители, портящие своими пьяными выходками нажитое и приносящее доход имущество.
Проигнорировав злостное обещание бунтаря, Ворон обернулся к хозяину заведения.
- На вот. За обед и разбитую посуду, - брошенную серебряную монету трактирщик поймал без особых усилий. Бастард подумал, оценив силы противника, осмотрев ближайшее пространство, и достал ещё одну монету, - А это вдобавок за то, что я сейчас сделаю.
Пока дебошир не перебил всё, что находилось на его пути и не принёс полный урон таверне, и пока не прибыла стража и не навела полный порядок, выметя вон всех, способных держать оружие в руках, Авель решил взять эту роль на себя.
- Что, пытаешься загородиться теми, кто слабее?
Несчастная девушка смогла-таки освободиться от хватки с помощью веера, который слегка заинтересовал Авеля, успевшего за несколько мгновений оценить значимость вещицы.
Ещё один нож засверкал между пальцами вампира, но пользоваться им как основным оружием Ворон не собирался, только полностью обратить бунтаря на себя и заставить первым сделать выпад. Озверевшего ценителя певческих талантов бастард мог уложить и без помощи какого-либо колюще-режущего приспособления. Слишком велика честь поднимать против него глефу.
Поманив к себе противника, Авель увернулся от попытки совершения того же трюка, который был использован на собственном приятеле, теперь корчащемся от головной боли. Брошенная в вампира тарелка, словно метательный диск, пронеслась вглубь таверны и закончила своё существование при встрече со стеной.
Твою ж, если бы я так посудой метался, то уже через час разорил бы весь императорский дворец, оплачивая убытки.
Мгновенно оказавшись позади бунтаря, бастард перехватил его за пробитое запястье, заворачивая руку за спину и толкая его вниз так, чтобы он хорошенько поцеловался с краем ближайшего стола. Стол издал хруст, но остался целым. Затем, оттолкнув от себя, Авель крутанулся на месте, отшвыривая пострадавшего ударом ноги в сторону двери. Если бы дверь открывалась вовнутрь, то Ворон не стал бы предпринимать такой манёвр, но он ещё при входе запомнил, как устроена таверна, потому дверь без труда распахнулась, выбрасывая из заведения незадачливого дебошира.
- Если хоть чуть умён, то не вернётся, - бастард осмотрел себя, не порвал ли где одежду, - А теперь неплохо было бы выпить.
- Эй, Ворон, - а трактирщик, оказывается, знает его личность, - Здесь серебряными не обойдёшься. А насчёт "выпить", могу предложить одну из своих девочек. За определённую плату.
Авель усмехнулся, облокотившись о барную стойку и взглянув в сторону указанных девочек-официанток, робко выглядывавших друг за другом в стороне.
- Вымогатель.
Внимательный взгляд перекочевал в другую сторону и остановился на пострадавшей певице и на её веере.

Отредактировано Авель (07-12-2013 12:41:28)

+1

6

Кроличья лапка снова выручила девушку, хотя могла бы отвести беду еще раньше, когда дракон  еще не подошла к таверне. Лина Ли вздохнула. Что ни говори, но не пушистый талисман виноват в ее глупости. Прекрасно же видела, как влюблен в эту легендарную Камиллу парень, а эта штука, любовь, заставляет делать совершенно безумные вещи: бросаться, сцепившись когтями со скал или кидаться керамическими чайниками. Ну разве не предупреждал ее бедный трактирщик, понесший теперь немалые убытки за посуду и мебель. А ведь Лина Ли никогда не видела эту Камиллу и не слышала ее голоса. Тогда что это было? Взыграла профессиональная ревность?
Поздравляю, Лина Ли первая твоя глупость в первые часы в первом же городе. Мама была права. Потому что мама всегда права.
Но отступать Лина Ли не собиралась, эта загадка с отцом увлекла ее, она так хотела вернуть его домой. Случайность ли, что сейчас ей помог тэссэн, его подарок. Но явно не следовало так резко заменять музыкальные инструменты на боевое оружие.
Лина Ли медленно поднялась с пола, поправляя складки длинной туники и возвращая себе привычную аристократическую осанку. Так и невытащенный из ножен меч, снова занял свое место за поясом. Только сложенный веер она продолжала судорожно сжимать в руке.
Дракон взглянула на своего спасителя. Весь бой с тем парнем продолжался считанные минуты. Четкие, отточенные движения не оставляли бедолаге и шанса на победу. Незнакомцу явно было больше лет, чем он выглядел. Яркие желтые глаза. Лина Ли усмехнулась про себя. Почему глаза так часто выдают твою расу. Девушка подумала, что незнакомец тоже, скорее всего, догадался, что она не человек.
Спохватившись, что все еще стоит на одном месте, девушка перевела дыхание, чтобы вернуть себе привычное спокойствие и достоинство и подошла к незнакомцу. За то, что сделал, следовало сказать как минимум спасибо. Но Лина Ли редко общалась с людьми или вампирами или представителями другой расы. Поэтому вместо приветствия она поклонилась молодому человеку, чуть ниже, чем обычно, когда она едва заметно склоняла голову:
- Мне следует попросить прощения, за то, что из-за меня вы ввязались в переделку и потеряли время. Я вряд ли смогу по достоинству отблагодарить вас... простите, не знаю вашего имени, сэр.
Хотя до этого она расслышала, как назвал вампира трактирщик, но, очевидно, это было прозвище. Скорее всего за черные волосы и темную одежду, впрочем, истории прозвищ могли быть куда глубже внешней оболочки.
Лина Ли поклонилась и трактирщику.
- Мне следовало вас послушать. Надеюсь, я смогу оплатить все убытки. Я очень сожалею.

+1

7

Виновница переполоха решила извиниться. Бастард не привык к вежливости со стороны случайных знакомых и не ждал слов благодарности, впрочем их он практически и не получил. А по достоинству он, в принципе, ничего не сделал, в благородные спасители не записывался, просто убрал помеху, которая слишком яростно шумела и мешала размышлениям.
- Не стоит беспокоиться об этом, - спокойно ответил Авель, наконец, отводя глаза в сторону.
Слишком много внимания уделил интересной вещице в руках девушки. Но ничего не мог с собой поделать, так и притягивали его различные ценности, которые могли пополнить коллекцию. Брать плату таким образом бастард не собирался, этот веер ещё не раз пригодится его обладательнице, если она в каждом заведении будет напрашиваться на неприятности. Да и если проблему можно решить за какую-то плату, то это не проблема, а расходы.
- Но посоветовал бы сначала научиться защищать свою жизнь прежде, чем бросать вызов кому-то, кто может погубить её. А этот... - он бросил презрительный взгляд в сторону двери, - вообще не достоин того, чтобы с ним вступать в спор.
То, что певица собиралась покрыть расходы своими средствами, Авель оспаривать не стал, и вмешиваться более в проблемы таверны не собирался. Его не должно быть здесь, когда по округе начнут ходить рассказы о произошедшем случае. К сожалению, некоторые знали Арратса в лицо, потому могли навыдумывать каких-либо сплетен в его адрес. И пусть придумывают, пересказывают и приукрашают, лишь бы не цепляли его лично. Иначе судьбе их не позавидует никто.
- Я в расчёте? - Ворон обернулся к трактирщику, кладя нож, который так и оставался до этого момента в его руке, на стол.
Получив недовольный, но утвердительный кивок, кивнул в ответ.
Возможно, за дверью его будет поджидать неожиданный сюрприз, если вылетевший бунтарь не сломал себе что-нибудь посерьёзнее в процессе приземления. Авель не любил сюрпризы, но был готов к любому из них. Хотя, скорее всего, несчастного спорщика уже увели от греха подальше, и убежавшая за подмогой девушка приведёт только лекаря для своего пострадавшего друга.
Кровь. Запах сводил с ума.
- Хорошо поёшь, - это не был комплимент, только констатирование факта.
По крайней мере, Авель не собирался льстить девушке и обнадёживать её для дальнейших споров о качестве голоса и музыки.
Ему просто понравилась песня, звучавшая из её уст.
И он развернулся, собираясь покинуть таверну, не обращая внимание на то, что трактирщик в это время принялся украдкой шептать певице.

Отредактировано Авель (07-12-2013 15:14:01)

+1

8

Знакомство вышло быстрым и скомканным, да и Лина Ли не принцесса, чтобы вести долгие светские беседы, а незнакомец не принц, спасший ее от дракона, да и судя по всему, в этих беседах он и не нуждался. А что она ожидала, что первый встречный расстелет перед ней красную дорожку, усадит в кресло и раскроет все секреты ее отца? Да первый встречный едва не размозжил ей голову чайником. Вот так и меняются представления о жизни.
Лина Ли вздохнула, смотря уходящему парню в спину. Она чувствовала его недюженную силу, почти не сомневаясь, что вампир владеет мечом не хуже, чем кидал ножи. Девушка чувствовала сильную магию и, к ее удивлению понимала, что он владеет магией огня. Но помимо этого Лина Ли ощущала какой-то груз, невидимым мешком взвалившемся вампиру на плечи и целый вихрь чувств, как ей казалось, когда отчаяние смешивалось с вызовом. Может она и редко с кем общалась, но подсознание подсказывало, что этот молодой человек многим отличается от остальных. Но что ей делать? Окликнуть? Возможно, он даже обернется. Но на какой черт ему сдаться девчонка-певичка, на которую нужно угробить кучу времени на обучение воинскому искусству.
- И все-таки ваша встреча не случайна, юная мисс, - шепнул ей на ухо трактирщик, - характер у Ворона не сахар, сами оценили, но, я вижу амулеты и артефакты интересуют вас не меньше, чем его. Его заинтересовал ваш веер. И правда, никогда не видел подобного. Но не это важно, я вижу вы пришли в город, чтобы что-то узнать и поверьте, как один из членов клана Камэль, хоть и бастард, может ответить на многие вопросы. Правда, если постараться его разговорить...- продолжал сплетник, его знания не удивили Лина Ли, его заведение было весьма достойным для более-менее важных персон, а уж они охотники на обсуждения всех и вся, - не знаю, правда или нет, но одни говорят, что он безжалостно прикончил своего отца, а другие абсолютно уверены, что его подставили. В таких условиях не удивительно, что он угрюм, как замерзший лес. Но он может многое знать. Поверьте, если не спросите ничего у него, в этом городе вам больше никто ни о чем не расскажет...
Лина Ли буквально сорвалась с места, после этих слов. В голове настойчиво крутилось слово "отец", а ей так нужна была зацепка. Настолько, что девушка не побоялась нарваться на грубость. Возможно, вампиру было все равно, но у них было много общего, связанного с магией, артефактами и поисками ответов на загадки их семейств. Может, треклятая кроличья лапка специально притянула ее сюда?
Она подбежала было к вампиру, но так же резко остановилась, замерла за его спиной. Язык словно прилип к небу и она не смогла выдавить из себя ни словечка.

+1

9

За каждым закатом следует новый рассвет. Звёзды рассыпаются в пыль, освещая последними бликами неясные тени забытых планет, чтобы после, спустя миллионы световых лет кто-то вспомнил об этом и рассказал на ночь неугомонным детишкам. И потом все крепко уснут, храня память о потерянных звёздах.
Только не всем детям достаётся счастливое будущее. И не каждый маленький непоседа вырастает в благородного рыцаря или горделивого принца, перед которым расступаются моря и океаны. Но что бы ни ждало впереди, материнское тепло огородит от предстоящих невзгод, надвигающихся над повзрослевшим, окрепшим поколением.
В жизни Авеля оказалось целых две матери. Только отца отобрали.. Того, кто был важнее всего на свете, кто являлся для маленького бастарда и царём и богом в одном лице. Единственный, достойный звания истинного императора вампиров, справедливый и честный.
Превратившись в беспощадного хищника, забывая все заповеди и добрые сказки, Ворон кинулся с головой в глубокий омут, из которого нет пути назад. И всеми способами он достигнет самого дна. Он обещал сам себе. Сможет.
Ломая правила, перешагивая через чувства, осыпаясь в прах и вновь возрождаясь, он найдёт убийцу, выгрызет его сердце из груди зубами и втопчет в землю.
Бастард уже не помнит, когда перешёл черту, живя одной лишь местью, слившись с ней воедино и постепенно забывая, как можно жить иначе.
За спиной кто-то пытался догнать. У самой двери Авель притормозил, чувствуя, что опасности нет и незачем обнажать клыки. Он обернулся, пронзая взглядом остановившуюся в нерешительности девушку.
- Что?
Спросить проще, чем ответить. Мозг тут же принялся прощупывать всевозможные полезные качества, которыми могла обладать незнакомка. Не найдя ничего, обессилено утвердил заключение - уйти.
В этот момент дверь таверны распахнулась, впуская подружку зачинщиков спора вместе с лекарем. Они целенаправленно двинулись к пострадавшему от удара чашкой по голове.
Кровь.
Авель постарался не смотреть в ту сторону. Внезапно схватив девушку за руку, он вывел её из таверны, отходя на несколько шагов, и тут же отпустил. Свежий зимний воздух успокаивал, оттесняя заманчивый аромат.
- Что ты хотела?
Бастард надеялся услышать разумное оправдание, почему пошла за ним.

+1

10

Резкий переход от тепла таверны в морозный воздух Снежня, месяца ее рождения, заставил девушку передернуть плечами от холода, но она не решилась натянуть на себя теплый плащ, хотя он и небольшая кожанная сумка была в ее руках. Лина Ли подняла на вампира яркие зеленые глаза, понимая, что если так ничего и не скажет, то Ворон просто развернется и уйдет.
Член клана Камэль... да, отец рассказывал, что будучи еще молодым драконом и едва получив истинную форму, то облетел пол мира.  Он был в Мирдане и Лина Ли знала это точно, а от кого еще она наслышана о красотах города, чудесной мозаике  и великолепных скульптурах. Райлег часто намекал дочери, что такой любительнице искусства, как она, не побывать в Мирдане просто преступление. Однако сам туда не собирался.
Но чтоо было около двухсот лет здесь, в Мирдане, примерно в то время, где здесь мог пребывать отец, Лина Ли не могла вспомнить, хоть убей, хотя внимательно изучала историю Рейлана. Да и о клане Камэль слышала ли она на занятиях истории или все же из личных воспоминаний красного дракона? Участвовал ли он в каких событиях, пересекался ли с вампирами кланами? Если да, то Ворон может быть и другом и врагом. А может, ему вообще все равно. Правда, если не окажется, что ее отец виновен в смерти его отца.
Лина Ли слегка тряхнула головой, выметая бредовые предположения. Иногда ей становилось обидно, что отец так мало рассказывал о себе, прерывал ее, делал вид, что занят. Но он так многому научил ее и еще так многому мог научить. Она смогла полюбить его оружие, а последние несколько лет не расставалась с веером. Его так не хватало. Тяжелой руки и смешливого голоса. Они могли часами сидеть на вершинах скал, наблюдая за закатом и обмениваясь мыслями. Он жив, это Лина Ли чувствовала точно, хотя могла путать привязанность и отчаяние. Возможно, ей просто хотелось, чтобы он был жив. Но она знала, что обязана найти его, хотя бы ради матери и брата. Поэтому, если она не заговорит сейчас, то много ждать ей от этого путешествия не стоит.
- Простите, мне не стоит надоедать вам, - начала она, не опуская глаз, - достопочтенный трактирщик подсказал мне, что вы имеете отношение к клану Камэль, - девушка сделала небольшую паузу, пытаясь проанализировать свои слова. Правильно ли она начала разговор? - Я ищу своего отца, Райлега Уайтсноу. Когда-то он был здесь, в Мирдане. Я осмелилась предположить, что он мог пересекаться с вашим родом... он всегда был заметной фигурой. Простите меня, - снова извинилась девушка, - возможно вам совсем не до этого, но для меня это очень важно, любая нить, где я могла бы его найти.
Лина Ли была уверена, что ради этого выдержит еще несколько летящих в голову чайников.
- Я знаю, что, возможно, многого прошу, поэтому вот, - девушка протянула ему тэссэн, - возьмите, хотя бы за благодарность, что спасли меня в таверне.
Расставание с подарком отца, едва заставляло девушку сдерживать слезы. Но она понимала, что информация, хотя бы мизерная, гораздо важнее. Сердце должно разрываться по потерянному отцу, а не утраченному оружию. И больше всего сейчас девушка боялась того, что вампир просто развернется и уйдет.

+1

11

Отчаяние. Растерянность. Искренность. Надежда. В зелёных глазах, открытых, словно страницы книги под названием душа, так легко прочитать все чувства, переживания, страхи. Переплетение переживаний делает из пустой куклы живое создание, способное преодолевать жизненные удары ради целей, поставленных перед собой. В погоне за собственной удачей обретаются крылья, позволяющие подняться выше устоев, предубеждений, заглянуть в глаза мечте и украсть частичку её света, чтобы поднять высоко над головой, освещая ту часть пути, которую скроет мрак неверия, потерь, неудач. Движение вперёд всегда сопровождается жертвой. Не важно, чью жертву приносишь в дар за продвижение по игровому полю, быть может, собственное будущее, или чью-то стоящую рядом жизнь. Если цель стоит того, то никакие законы не действуют в вакууме искажённого пространства.
Разрушить легче, чем воссоздать. Потеряв, пытаться вернуть назад, не ведая, что расплата окажется жестокой.
Эта девушка искала своего отца. Какая ирония - просить помощи у того, кто тоже повязан целиком и полностью в яростной схватке за честь своего отца. Было бы намного проще, если бы император всего лишь пропал. Не умер. Тогда надежда на новую встречу грела бы душу и толкала на поиски. Да, эта девочка делала, возможно, всё, что могла. Ради встречи с отцом.
Авель понимал её стремление. Если есть хоть малая зацепка, необходимо цепляться за неё всеми возможными способами. Она хотела услышать что-то положительное от случайного встречного, чтобы быть уверенной, что ступила на верный путь. Ей нужна эта уверенность. Но бастард не знал её отца. И, как бы это печально не выглядело, не мог обрадовать обнадёживающими словами.
Он молчал.
Сказать сейчас хоть одну фразу - и её надежда разобьётся на осколки, которые ранят больнее, чем битая керамика. Глаза потеряют тот живой изумрудный блеск.
Ворон взглянул на протянутый веер.
- Ты отдаёшь его мне?
В голосе звучало неподдельное удивление, даже более того, ошеломление. Данная вещь была явно дорога девушке. Да и неплохо помогала защитить хотя бы от малых повреждений. Принять такой подарок в плату за столь незначительный поступок казалось глупостью. Конечно же, Авель не отказывался от драгоценного подарка. Отдают - бери. Только не бросай на произвол судьбы, не разрушай мольбы и надежды, обращённые к тебе. Ведь тоже можешь попросить и получить отказ.
- Я могу попробовать поспрашивать во дворце, - Авель задумался.
Что стоило всего лишь поинтересоваться одной заметной фигурой, которая могла действительно остаться в памяти кого-то из знакомых ему вампиров. Конечно же, в Совет с таким обращением Ворон лезть не станет, его тут же вышвырнут куда подальше. Но были и другие информаторы.
Бастард взял железный веер, внимательно осмотрел его, взвешивая в руке.
- Хорошая вещица. Мне бы хотелось знать её историю.
А это значило, что расставаться с девушкой-певицей в ближайшее время он не собирался. Взглянул на двери таверны и потом в сторону улицы. Оставаться здесь не было смысла.
- Пойдём, - Авель медленно направился по дороге, - Не думаю, что такой веер много стоит. Но любая вещь приобретает немыслимую ценность, если является неотъемлемой частью твоей души. Потому я не смогу отплатить за него только тем, что вмешался в тот спор. Это будет слишком малой платой. И в дар я принять вещь не могу, ты ведь не хотела с ним расставаться.
Всегда оценивай вещи и поступки по их достоинству. Лишняя плата - расточительство. Скупая - жадность.
- Есть ли у тебя ещё просьба, которую я могу исполнить?
Если девушка не найдёт достойную плату своему сокровищу, тогда Авель вернёт ей веер. Но имя отца этой певицы он запомнил. И по возможности займёт своё свободное время этой персоной.

+1

12

Казалось, что они достаточно долго простояли на морозном воздухе, лишь выдыхая клубы пара. Прохожие быстро проходили мимо них, чтобы как можно быстрее оказаться в теплых домах или ресторанах. В таверне, из которой они с вампиром  только что вышли, до сих пор шла возня. Но мало кому было дело до парочки, замершей у ледяной стене улицы: парня в черном и девушки, протягивающей веер.
Время имело необычное свойство бежать сломя голову, точно четверка лучших императорский лошадей. А сейчас оно текло, как расплавленная лава, так медленно, что казалось, будто какой-то маг пошутил и остановил его, хотя Лина Ли ждала ответа всего на один вопрос. Один жизненно важный, необходимый вопрос. Ради хотя бы одного слова, касающегося отца, она готова была отдать не только тэссэн, но и собственный голос. Она не хотела, чтобы Ворон слышал ее отчаяние, но девушка не умела лгать, не умела скрывать те чувства, которые буквально рвались наружу.
Нет, он не знает о нем, - про себя подумала Лина Ли, возможно, он младше ее отца, возможно у отца не было причин слишком уж светиться здесь. Да и, Великий Огонь, неужели она решила, что все что нужно ей будет знать первый же ее знакомый. Однако, она продолжала протягивать веер. Вампиру  хотя бы не была безразлична ее судьба в треклятой таверне.
Однако вампир обещал поспрашивать для нее во дворце. Девушка внимательно посмотрела в глаза Ворону, она подумала, что эти слова были искренними, а не просто попыткой избавиться от назойливой девчонки. Во всяком случае, это вселяло в нее надежду и заставило слегка улыбнуться.  Сейчас отец оставался так далеко, насколько только возможно представить, но она решила сделать как можно больше, чтобы дотянуться до него, какая бы история не скрывалась за его именем. Она постарается понять его. Лишь бы он был жив. Лишь бы он вернулся.
Между тем бастард внимательно рассматривал веер, и Лина Ли почувствовала укор ревности.
Угомонись, ты сама отдала его. Да она бы не пожалела его, дай ей вампир хоть крупицу информации. Но время упорно продолжало издеваться над девчонкой. Ты не можешь получить всего здесь и сейчас, поэтому жди.
Вампир направился вперед по улице, видимо, решив, наконец, уйти от этой таверны. Кто знает, вдруг тот парень вернулся бы со стражей, а очухавшийся  начал бы задавать вопросы. Девушка поторопилась за Вороном, на ходу натягивая теплый плащ - как смешно бы это не звучало, но воспаление легких могло свалить даже дракона.
- Тэссэн сделал мой отец, - начала она, кивнув на веер, - и подарил, когда мне исполнилось десять или двенадцать. Забавно, я тогда училась музыке и совершенно не знала, что с ним делать. Помню, папа показал мне пару приемов, вы, думаю, заметили один из них еще в таверне. Обычный веер отвлекает внимание, никто не знает, что пластины из металла, а края остро заточены. Преступник не воспринимает его как оружие, поэтому мне и удалось вырваться из хватки того парня. Он просто не ожидал такого от веера, - засмеялась девушка.
Она немного помолчала, задумавшись.
- Вы правы, эта вещь очень много значит для меня, но успех моих поисков значит гораздо больше. И я хотела бы попросить вас... - девушка внезапно остановилась, так и не договорив фразы, пораженная собственной дерзостью. О чем она хочет попросить незнакомца? Да она в своем уме?
Я делаю это ради отца. Я делаю это ради отца, - как заклинание мысленно повторила девушка.
- Я хотела бы попросить вас научить меня обращаться вот с этим, - девушка достала из-за пояса дзянь в тяжелых деревянных ножнах, отделенных нефритом, из него же была сделана рукоять меча, - я умею только петь и играть на сямисэне, с такими способностями, как вы видели, меня едва не убили в первой же таверне. Помогите мне, я быстро учусь.
Девушка виновато улыбнулась, внимательно наблюдая за спутником. Что он ответит на ее просьбу? Она ведь не на флейте сыграть его попросила. Для этого снова нужно время, огромное количество времени, сил, выносливости и физической работы. Это все не потерпит женского нытья. Но цель Лина Ли оправдывала средства.

+1

13

- Вот как.
Авель остановился вместе с девушкой, развернувшись к ней лицом и подставив спину ледяным порывам ветра, который беспощадно проникал под одежду, морозя беззащитную кожу худого тела, играл в коротких чёрных как смоль волосах, взъерошивая их и бросая передние пряди на лицо.
Ворон снова замолчал, будто испытывал свою новую знакомую на терпеливость. На самом деле он думал. Застыв, словно ледяное изваяние, искусно созданное уникальным скульптором, не делая ни единого самостоятельного движения и позволяя только ветру тормошить края одежды, бастард думал и просчитывал. Лишь его янтарные глаза, неотрывно смотрящие на юную искательницу, кажется, излучали немного жизни.
Ученица бастарда. Забавно.
И взгляд медленно опустился на меч, который достала девушка. Его наличие уже говорило о серьёзных намерениях путешественницы. Как вещь, которую постоянно носишь с собой, но никогда не используешь в деле, вряд ли можно отнести грозное оружие, способное в какой-то момент спасти жизнь или отобрать, что всегда неизбежно при защите собственной шкуры или кого-то, кто может быть рядом, может много значить в твоей судьбе. Привязанность означает слабость. И потерю решительности в тот момент, когда она понадобится больше всего. Страх за чьё-то существование делает уязвимым и чувственным. Потому многие предпочитают гордое одиночество тёплым объятиям. И шагать по перекрёсткам путей и судеб, имея каменное сердце, неспособное подарить что-то взамен на тепло - достаточно тяжёлая ноша для странника. Но причинить кому-то боль - ещё тяжелее.
Недавно встреченная охотница как раз из списка таких одиночек.
- Хорошо.
Первое слово, вылетевшее от Ворона за несколько минут томительного молчания. Он решил. Но решение будет зависеть не только он него одного.
- Прежде чем ты скажешь, что согласна, выслушай мои условия. Во-первых, от тебя мне нужно знать имя, расу и... степень владения огнём.
Не приметить в девушке родную огненную стихию было бы большим упущением. Да и она, скорее всего, уже поняла, с кем связывается. У них было много общего, не только стихия, не только жизнь, посвящённая отцам, одного из которых убили, а второй пропал без вести, что-то ещё витало вокруг этих двоих, навязывая их встречу и заставляя верить друг другу с первых слов.
- Во-вторых, прежде чем взять в руки меч, ты должна сдать на отлично вступительные навыки - балансировку, скорость и концентрацию. После этого я оценю твои возможности, как быстрообучаемого воина.
Авель не пытался вспомнить собственные дни обучения, он тренировался с самого детства и не знал жалости к себе, понимая, что именно от него самого будет зависеть то, сможет ли он прижиться к тому отличительному белоснежному обществу, которое не сильно обрадовалось появлению чёрного воронёнка в своих кругах. И умение защитить себя - единственный способ выжить в чужом гнезде. Конечно, со временем ум, стратегию и логику бастард стал применять чаще, чем боевые способности. Но всё вместе позволяло ему ещё держаться на плаву и не тонуть.
- В-третьих, насчёт тэссэна. Он подарен твоим отцом, и в качестве платы за обучение я его брать не буду, оставлю залогом до первой крови. Если во время наших тренировок когда-нибудь ты сможешь зацепить меня своим мечом, то я отдам тебе веер.
Это придаст тебе уверенности и стремления двигаться вперёд ещё больше.
Авель прицепил веер к своему поясу, но не скрыл из виду девушки. Пусть она будет уверена в том, что сможет получить его обратно только благодаря своим нешуточным стараниям.
- И последнее. Ты должна дать мне обещание.
Это условие, которое Ворон выделил последним, было самым важным для него, но для той, которая готова ради своей мечты пожертвовать многим, не должно было стать внезапной чертой, преграждающей путь.
- Обещай, что если когда-либо я попрошу тебя сделать что-то ради меня лично, ты выполнишь мою просьбу без лишних вопросов.
Авелю не нужна была жертва от этой девушки. Он просто продолжал строить стратегии, записывая новоявленную ученицу в запасные фигуры и ставя рядом с охотницей на вампиров.
В сложившейся ситуации он мог бы ещё сколько угодно загибать пальцы, выставляя всевозможные выгодные для него условия, веря, что несчастная согласится на всё, но наглеть бастард не собирался. Ему это не нужно. Лишнего он брать не привык.
И он замолк, позволяя новой знакомой обдумать все его слова и сделать свой выбор.

Отредактировано Авель (10-12-2013 13:03:22)

+1

14

Момент, еще будучи в родном, хотя уже и опустевшем доме в горах Алавес, когда девушка медленно и аккуратно укладывала сямисен в резной футляр из красного дерева, врезался ей в память. В мастерскую отца падал яркий солнечный свет из больших окон, освещая Лина Ли. Раньше она никогда не закрывала инструмент, ведь каждый день в доме лилась музыка, превращенная в изящную мелодию ловкими пальцами девушки.
Лина Ли вздохнула, еще раз коснувшись грифа инструмента и защелкнула футляр. Она оставила его на верстаке, освященным солнцем, а сама потянулась к лежащему рядом мечу дзяню. Ощутимая от легкого инструмента тяжесть металла, легла ей в руки. Отец учил держать этот меч, заставляя стоять довольно долго в одной и той же позе, с прямой спиной и вытянутым вперед клинком. Эти его придумки всегда выводили девушку из себя, ибо перебирать струны было куда приятнее. Но это умение железного плеча, чтобы никогда не дрожали руки, а удар был четким и уверенным, теперь пригодятся гораздо больше, чем ее голос и ее игра. Этот момент в опустевшем доме... момент, когда музыкант решил стать воином.
Теперь Лина Ли стояла перед тем, кто, возможно, готов был стать ее мастером,  стояла, нервно сжимая в руке гладкую нефритовую рукоять клинка. Еще одно оружие сделанное отцом, но оно отличалось от той ее вещи, что сейчас держал Ворон. Тэссэн папа выковал специально для нее, а меч был одним из заказов, оставленного в мастерской, видимо, так и не выкупленного заказчиком. Эта вещь могла спасти жизнь Лина Ли так же, как и отобрать, в зависимости от настроения кроличьей лапки. Но при должном учителе, идеально закаленная и заточенная сталь, просто не могла стать бесполезной железякой.
- Меня зовут Лина Ли Уайтсноу, серебряный дракон. Но в магии огня я всего лишь ученик, - ответила девушка на первый вопрос вампира. Не удивительно, что он спросил про магию огня. Девушка не сомневалась, что Ворон почувствовал ее способности еще тогда, в таверне. Рыбак рыбака видит издалека.
Однако его слова про вступительный набор навыков, заставил ее поморщиться. Слава отцу, где бы он сейчас не находился, что пытался впихнуть азы в ее неродивую голову. Сейчас девушка чувствовала себя на положении стрекозы из того дурацкого детского стишка, в котором песни мало помогли стрекозе пришедшей зиме, а песни Лина Ли мало помогут найти подходящего мастера меча. Пожалуй, скорость ее реакции Ворон мог оценить еще в таверне, когда в нее летел чайник, благо бунтарь, явно перебрав, промахнулся.
Девушка снова с ревностью взглянула на висевший теперь на поясе вампира боевой веер. Он уверен в своих умениях, Лина Ли подумала, что на подобные уловки уже попадались. Но Ворону явно не двадцать лет, насколько он выглядел, поэтому не стоило сомневаться, что сколько попыток она бы не сделала, ей ни за что не ранить его. Девушка подумала, что вампиру интересно насколько хватит ее азарта, целеустремленности, выносливости. Да ей и самой это интересно. Но она была уверена, что образ отца придаст ей силы.
А вот просьба в обещании заставило девушку насторожиться. Что угодно ради вампира лично. Что? Например, убийство? Или постель с необходимым человеком? Может, она слишком плохо думала о вампире. А может, слишком хорошо, потому что крутилась мысль, что все это не то. У Лина Ли был выбор. Развернуться сейчас, раскрыть крылья, рвануть в небо... и потерять эфемерный шанс найти отца.
Я делаю это ради отца. Я делаю это ради отца, - как заклинание повторяла про себя девушка, а Ворону ответила просто:
- Да, я обещаю, Мастер.

+1

15

- Я верю твоим словам, Лина Ли.
Губы Авеля дрогнули, но так и не дотянули до нормальной улыбки, сделав выражение лица лишь чуть-чуть более мягким. Выбор девушки был сделан, она не пожалеет о нём, потому что бастард, какой бы сволочью ни являлся, так и не научился предавать тех, кто ему доверяет. Он никогда не опустится до уровня самовлюблённых гордецов, считающих, что весь мир у их ног.
Ценить то, что есть, быть выше обстоятельств, утягивающих в болото - так учил отец. Один его взгляд разгонял чёрные тучи, постоянно сгущающиеся над головой маленького вампира, попавшего не в своё гнездо не по своей воле. И страшнее всего было для Авеля потерять ту поддержку, отцовскую любовь, что грела сердце, вопреки всему жестокому миру учила быть милосердным. Страшный день настал, Ворон потерял самое ценное, давая себе в тот же день клятву, которую хранит до сих пор.
Найти, вычислить, убить.
- Ты замёрзла?
Он оказался рядом, касаясь рукой до плеча девушки. От его руки мягко полилось тепло, согревающее не хуже самой утеплённой зимней одежды. Для мага огня несложно согреться в морозные дни, используя минимум затрат на это. Потому Авель очень ценил свой дар, который прекрасно вписывается в суровые северные просторы. А ещё была не просто природная привязанность к огненной стихии, была настоящая верность, непреодолимая тяга к огню. Смотреть на пламя, создавать его своими руками, чувствовать каждой клеточкой организма, излучать огонь всем естеством. И становиться таким же полезным и одновременно смертельно опасным оружием.
- Если ты не знаешь, где тебе остановиться в Мирдане, то могу подсказать парочку неплохих и не дорогих местечек. Когда у меня выпадет свободное время, я оповещу тебя о встрече и месте тренировок.
Ворон взглянул вперёд, будто снова что-то высчитывая в уме. Иногда он сам себе казался каким-то магическим прибором, способным совершать в уме до тысячи одновременных расчётов. И как ещё не сошёл с ума при этом - остаётся только гадать.
- Это будет скоро. Может быть, дня через два-три.
А, быть может, бастард и ошибался. Он не мог предвидеть всё, что произойдёт в будущем, так как часто непредвиденные обстоятельства сильно искажают просчитанные действия. И порой именно от таких нежданных случаев и создаётся тропинка жизни.
Сегодня Авель и не думал, что сможет встретить кого-то немного изменившего его игру. И, посчитав это доброй волей случая, впустил в свою жизнь путешественницу, которая, возможно, тоже возьмёт что-то положительное от этого союза.

Использовано: телесное тепло - 10 МгМ.

Эпизод завершён.

Отредактировано Авель (11-12-2013 14:06:50)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.02.1082] Безмолвная песня