Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [08.06.1086] Смогу ли я доверять тебе?


[08.06.1086] Смогу ли я доверять тебе?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

- примерная локация
Фалмарил, г.Эрдан, Библиотека
- действующие лица
Кристофер
Даниэль (Фильер)
НПС
- описание
Ночь. Кристофер долго думал о том, как помочь Комавите и народу Фалмарила, а увиденное в городе, не дало мужчине спокойно заснуть. Решив с кем-то поговорить, Аллор отправляется на поиски Фильер. Проходя мимо библиотеки он чувствует знакомую магию, присутствие Даниэль. Именно Даниэль, а не Фильер.
- продолжение эпизода:
[08.06.1086] В страданиях надежды нет
- первый пост с Кристофера;
- второй от НПС с подсказкой;
- Даниэль присоединится через пару постов после НПС и Кристофера;

0

2

Я прошёл сто дорог, я сто жизней уже прожил.
Я практически монстр – я так много узнал и смог.
Но тебя не нашёл – и мне всё ж не хватает сил
На последний аккорд, на решающий мой рывок.

Ты не можешь не быть. Ведь иначе и смысла нет
В этой тверди земной, в этих радостных небесах.
Солнце нужно затем, чтобы в доме твоём был свет.
Ветер нужен затем, чтоб играть в твоих волосах.

Я продолжу свой путь. Проживу ещё сто веков.
Где бы ты ни была, я приду к тебе – и не спорь!
Я узнаю тебя по рисунку твоих шагов.
Я тебя украду. Я бесстрашный и ловкий вор.

Я тебя огражу от ненастий, бед и обид.
Чтобы просто дышать – мне так нужно тебя любить!

Замысловатые узоры рисовало воображение, перегруженное тоннами вариантов решений одной большой глобальной проблемы. И не было ничего вокруг, кроме неё, поглотившей и душу, и сердце, и разум. Ночь, пришедшая вслед за безрадостным днём, не принесла успокоения. Не обрадовала луна, взошедшая на небосклон, столь же печально посылая свой взгляд на многострадальную обитаемую планету. Не нашёптывал сладких сновидений ветер, блуждающий между одинокими домами потерянных обитателей Эрдана, заглядывающий в раскрытое окно комнаты, где расположился Бог Грома и Грозы. Облачаясь в простую смертную одежду, навлекая на себя и весь мир беду, он бесстрашно шёл вперёд, ведомый своей глубокой печалью, нежной любовью, затерявшейся между осколками жизни и смерти, но так и не нашедшей покоя. И вот путь привёл к разбитому на осколки миру, словно зеркало, в отражении которого можно увидеть своё отражение, искажённое гримасой боли и полного отчаяния в безвыходности ситуации.
Уверенный в том, что так и не сможет уснуть, несмотря на достаточно трудный день накануне, который он провёл среди больных и раненых, Аллор лежал на кровати и пустым взглядом смотрел в потолок. Среди ламаров он чувствовал некий покой, даже понимая, что не может помочь им всем в той степени, в которой ему этого хотелось, но лучше с ними, чем в одиночестве с навалившейся тоской. Он помнил, как кто-то потянул его за рукав, шепча еле слышно: "Разве наш Бог может быть с нами сейчас?", на что Кристофер, мягко улыбнувшись, ответил: "Да, может." И как заблестели глаза больного, растянулись в радостной улыбке губы. К вечеру этого ламара не стало. Но не дожил до следующего рассвета, который увидят другие, ещё верящие и надеющиеся на спасение.
Крис поднялся. От резкой смены положения, голова слегка пошла кругом. Да, отдых бы ему не помешал, но как отдыхать, если думки затуманивают голову, а сны старательно обходят стороной? Не придумав ничего более лучшего, божество решил найти Фильер и поговорить с ней. Со вчерашнего утра они не виделись, и разошлись не самым лучшим способом. Несмотря на то, что девушка отрицала все человеческие чувства, стараясь быть такой же ледяной статуей, которой не ведома жизнь, в то же время Крис не мог поверить в то, что она на самом деле такая. Все чувства находятся в душе, а тело - лишь отражение их. Потому если душа Фильер здесь, то она должна быть живой, настоящей, той, которую знал и помнил.
Практически бесшумно покинув комнату, Аллор на цыпочках направился по коридору, попутно прислушиваясь к мирно дремлющему дворцу. Шаг, второй, третий. Казалось, будто сердце вот-вот выпрыгнет из груди, уж слишком громки его стуки, что Кристофер замирает на несколько секунд, боясь, что сердцебиением разбудит кого-нибудь. Но, понимая, что только он один может слышать этот барабанный грохот, он продолжил путь. И остановился уже напротив дверей в знакомую обитель книг и фантазий. Задумчиво повернув голову в сторону библиотеки, ламар снова прислушался. То и воображение, то ли действительно он что-то почувствовал. Знакомое. Тёплое. Манящее.
Дверь открылась достаточно тихо, из помещения повеяло запахом тайны, скрывающейся на каждой странице сотней книг, расположенных ровными рядами на стеллажах.

Отредактировано Кристофер (2014-01-17 16:22:21)

+2

3

Не только книги имею тайны. Их просто открыть, но трудно разобраться, если не будешь пытаться заглянуть в саму суть, так и с тайнами библиотеки, сокрытыми за высокими стеллажами, казавшимися бесконечными.
Фильер в библиотеке не оказалось. Помещение пустовало и, судя по потухнувшей холодной свече, давно, но что-то не вызывало чувство знакомого присутствия, что-то знакомое, теплое и приятное, с примесью толики веселья и радости. Чужая магическая нить была очень слабой, и ее оборванный конец выглядывал из-под стеллажа, колеблясь от дуновения малейшего сквозняка.

0

4

Тишина не могла стать приятным собеседником, особенно в такое время, когда хотелось поговорить с кем-нибудь, заполнить душевную пустоту пусть и маленьким, но ярким огоньком приятных впечатлений. К собственному разочарованию, Кристофер не был уверен, что найдёт успокоение среди книг, хотя отвлечь от размышлений на какое-то время, вероятно, сможет.
Но что-то тревожило и одновременно радовало в воздухе, пропитанном чужой и одновременно знакомой магией. Это нечто заставило отбросить даже интерес к книгам, заполнявшим всю территорию библиотеки. Крис медленно шёл вперёд, пытаясь уловить неизвестное присутствие и понять, в чём дело.
"Раз.
Ты не скроешься от глаз.
Два.
Даже кругом голова.
Три.
Я с тобою, посмотри..."

Он остановился, включая эмпатию и пытаясь просканировать всё помещение на чувства и эмоции, что царили здесь, несмотря на отсутствие живых существ. Мириады звёздных огоньков засветились перед закрытыми глазами, неся в себе заряды покинутых ощущений. Боль, радость, удивление, смех и слёзы, страх и счастье. Книги хранили всё, что могло накопиться около них с годами и столетиями. Предметы способны на память, неосознанную память того, что их окружало, с кем они входили в контакт, какие руки касались их. Любую информацию можно было получить лишь коснувшись той или иной вещи.
Но здесь помимо памяти книг была чужая память, не относящаяся к неосознанной и являющаяся более чем живой.
И поиски привели Аллора к одному из стеллажей, возле которого обрывалась нить знакомых ощущений. Открыв глаза, ламар присел рядом, касаясь рукой до незримого магического хвоста.
- Встретившись с тобой совершенно случайным способом, не могу не забыть твоего искреннего смеха и озорных глаз, в которых отражался весь мир. Я скучаю по тебе, Даниэль.
Облокотившись спиной о стеллаж, Крис разместился на полу, просветлённый былыми воспоминаниями. Здесь, на Рейлане он почувствовал себя действительно живым и настоящим, а не мифическим существом, требующем поклонения и любви всех народов. Он многое понял, многое познал, заново изучая мир, созданный из пламени и теперь сжигаемый огнём беспросветной войны. И что-то очень важное зародилось в мышлении божества, бесконечно печальное и одновременно безрассудное. В силу своего неземного происхождения, Кристофер долго пытался противостоять этой мысли, опровергая её вновь и вновь, однако так и не смог перебороть, но лишь продолжать сожалеть, не зная, как изменить.

Использовано:
Эмпатия - 40 МгМ.

+2

5

Нить сместилась немного в сторону, задевая руку божества. Содержание ее манны всегда было теплым и такими же свежим, как бриз. Чуть прохладным за счет стихии, под которой она родилась, но сейчас нить была непростительно холодной, замерзшей и теплота, присущая ей, слабо угадывалась.
Несколько книжек упали со стеллажа. Одна раскрылась перед ламаром. Из-под стеллажа потянуло и легкий сквозняк заставил страницы книги начать перелистываться, пока не остановился на иллюстрации сделанной наспех. Автора заботили больше слова, чем рисунок, но на нем угадывалась высокая гора, белые барханы. Шел снег, и на природном ковре осталось несколько следов, которые стирала вьюга. И, точно на горизонте, мелькала фигура, закутанная в меховой плащ, но его было мало, чтобы согреться.
Снова потянуло и страницы продолжили перелистываться, показываю одну и то же картину. Холодно. Холодно. Холодно…
Стеллаж задрожал, и с него снова упало несколько книг. На пострадавшей полке остался только светильник, да и тот, кажется, давно не горел, если его вообще когда-то использовали.

+2

6

Как же действительно холодно было в библиотеке, а он сразу и не обратил внимание. Несмотря на лето, несмотря на засуху, приносящую всему живому страдания в совокупности с болезнью и войной. И та, что находилась сейчас рядом, всеми силами пыталась показать, что замёрзла. Крис вперился взглядом в картинку, которая открылась ему. Казалось, будто ещё чуть-чуть и действительно выпадет снег, засыпит библиотеку громадными сугробами, окрасит весь мир в кристально-белый, стирая боль, и страх, и кровь, и смерть. Снег - это тоже вода. Талая вода, которая способна на многое более, чем любая другая. В мыслях возникла идея - подарить народу зиму посреди лета и тем самым решить проблемы.
Много-много снега.
Кристофер прикрыл голову рукой, защищаясь от падающих книжек. Кристэн не мог отстранить предметы, которые не походили на оружие. А вот оказаться пришибленным каким-то многостраничным томом - не особо приятное удовольствие.
- Если бы я мог отдать тебе своё тепло, чтобы ты согрелась. Мне ни капли не жалко.
Он привык жертвовать собой не только, как божество из любви к своим детям, но и как целитель, отдающий другим больше, чем оставляя себе.
Внезапно оживившись, осмотревшись в поисках любого источника тепла, Аллор остановил взгляд сначала на свечу, в ледяном одиночестве ожидающую своего огня. Затем ламар обернулся на практически пустой стеллаж, посчитав, что падение книг должно было что-то означать. Оставшийся причудливым образом светильник на полке как бы говорил сам за себя.
- Сейчас попробуем согреться.
Он улыбнулся, снимая с полки светильник.
- Лишь бы не спалить что-нибудь тут случайно.
Пожар в библиотеке будет означать огромную утрату ценных сокровищниц, что хранятся на страницах книг, знаний, богатого опыта древних, накапливаемых из поколения в поколение и передаваемого с помощью письма. Потому Крис старался действовать осторожно, протерев пыльный светильник, осмотрев его со всех сторон прежде чем зажечь в нём крохотный огонёк. Поставил его на пол рядом. Прошёл к свече и принёс её, поставив рядом со светильником и тем самым добавив дополнительный источник огня. Нежный свет озарил пространство около опустевшего стеллажа. ламар принялся собирать упавшие книги, бережно складывая их на полки стеллажа.
- Поговори со мной, пожалуйста. От твоего присутствия мне становится спокойнее.
Убрав книги и надеясь, что они снова не полетят на голову, Кристофер оставил только ту книгу, которая была первой упавшей с зимней картинкой. Он принялся искать магический источник, чтобы снова коснуться его.
- Если хочешь, я сыграю тебе что-нибудь. Музыка, конечно, не так согревает, как огонь... но всё же.
Запоздало вспомнил про флейту, с которой не расставался.

Отредактировано Кристофер (2014-01-19 13:09:45)

+1

7

Магический источник остался выглядывать из-под стеллажа, такой же холодный, как и раньше. Появление света ничего не изменило. Книги перестали падать и тревожить ламара, но смещение светильника сделало свое дело. Когда на полке изменился вес, а нажатая кнопка под светильником «выпрыгнула», замок пришел в действие и стеллаж медленно отъехал в сторону. Лед с той стороны мешал замку исправно работать. Лед трещал, сверху сыпался снег и мелкие осколки льда. Когда потайная дверь открылась, магический поток юркнул в темноту нижнего уровня, в подводную библиотеку.
Магический след становился слабее, но не исчезал. Из темноты доносилась тихая мелодия, созданная голосом, но слов не разобрать.

0

8

Крис с интересом наблюдал, как двигался стеллаж и открывался проход куда-то в тайное место.  Когда всё закончилось и магический источник метнулся вниз, словно заманивая в неизвестность, ламар склонил голову, раздумывая над тем, сколько же тайн может хранить на первый взгляд самая обычная библиотека.
- Куда ведёт эта дорога. Узнаю ли я хоть немного. Найду ли что-то там внизу. Но ты ушла и я...
Он затушил свечу, взял светильник в руку, подходя к открывшейся потайной двери, пытаясь осветить то, что скрывалось в той темноте.
- ... иду.
Лестница. А оттуда холод и влага.
"Вода?"
Медленно Аллор принялся спускаться вниз, прислушиваясь к каждому шороху и звуку, доносящихся из глубины тайной части библиотеки. Казалось, будто всё, что тревожило Кристофера там, наверху, осталось вместе с затушенной свечой. Возникло ощущение лёгкости вперемешку с любопытством к таинственности подводной комнаты. Крис улыбнулся, достигнув последней ступени. Он слышал песню, но не мог разобрать слов, и от этого чарующий голос становился всё более желанным.
- Спустился вниз так, словно поднялся вверх.
Освещая местность вокруг себя мягким светом светильника, который держал перед собой, Бог Грома осматривался и продолжал медленно идти вперёд, пока не оказался у воды. Тогда Крис остановился и так и стоял, опустив светильник, задумчиво смотря на отсвет, скользящий по водной глади.
"Иногда мы сами создаём себе проблемы, которые пытаемся решить и не можем. А стоит лишь посмотреть на всё с другой стороны, как решение приходит само по себе, и кажется, что этой проблемы вовсе не могло быть. Часто мы задумываемся, а что было бы, если поступить так, а не иначе. Если есть другой путь, который окажется более верным, чем тот, по которому идём. А что, если не существует в жизни "а если", и всё задумано так, как и надобно. И другого пути быть не может..."
Поставив светильник на сухую поверхность, Кристофер взял в руки флейту, продолжая вслушиваться в мелодию нежного голоса.
Музыка тихо полилась по подземелью.

Примерная мелодия.

Прошу прощения, если веду себя не так и не понимаю смысла, задуманного Мастером.

+1

9

Аллор продолжал слышать знакомый голос. Мелодия лилась, и кто-то тихо пел. Слова звучали громче, и текст стал разборчив.
Каждый пустяк тайну хранит,
Манит к себе как волшебный магнит.
Разве не правда, что здесь
Скрывается целый мир?

Вот он мой клад,
Вот мой секрет,
Ты посмотри, здесь чего только нет!
Кажется, принадлежит
ну, да, только мне весь мир!

Сколько есть безделушек на свете,
Все они во владенье моем!
Хочешь те забирай, хочешь эти,
только я вся в мечтах о другом!

Я так хочу убежать туда,
Где солнца свет,
Где танцуют люди,
К счастью спеша со всех ног…
Тихий заливистый смех стих, когда парень заиграл, а в ответ получил картину. Поверхность воды в чаше ожила. Тихий всплеск и на другом краю ламар мог увидеть Даниэль. Девушка его не замечала, а переливала воду из ладони в ладонь, наблюдая за своим действием. Где-то капает вода, но она ничего не замечает. Из воды выглядывают оголенные плечи и руки. Вода мягким покрывалом скрывает ее тело от чужих глаз.
Посторонние шаги, кто-то говорит. Мужской голос, но его обладателя плохо слышно. Девушка немного оживляется и поднимает глаза. Слышны лишь обрывки их разговора.
Непримечательная с виду, как серая мышка, но в ней можно найти то, чего нет в других. Особенная…
Ламар слышит только Даниэль. Ее слова врезаются в сознание вместе с образами из ее воспоминаний.
Сила нашего народа в воде и воспоминаниях, которые она хранит, но многие об этом забывают… в лунную ночь силы ламаров возрастают…
Картина с девушкой исчезает и Аллор слышит только ее голос, который, словно гипнотизируя, стены шепчут ему прямо в уши, давя на перепонки.
У воды нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, её невозможно описать, ей наслаждаются, не ведая, что она такое. Нельзя сказать, что она необходима для жизни: она — сама жизнь. Она наполняет нас радостью, которую не объяснить нашими чувствами
Эхом отражаются от стен и снова повторяются. Тише… Тише… Тише…
Ламары не могут без воды, а ее становится все меньше и меньше. Сражаясь за свободу, мы забыли о том, что убивает нас больше, чем оружие – засуха… Уходит вода – уходят силы…
Голос стих, когда последняя реплика отразилась от стен. Картина перед глазами снова проявилась. Вода в чаше стала расплескиваться. Поднимались высокие волны, как во время шторма и замерзали, обращаясь в холодный и непреступный лед.
Ламар видел, как капля падает в воду и по ней идут круги, становясь все больше и больше. Слеза. Искренность. Тепло. Надежда. Любовь… А потом пришел холод. Ему самом стало не хватать тепла в стенах библиотеках, которая стала усыпальницей для той, что еще жива, но не может сказать об этом. Реальность. Вода в чаще замерзла, стены покрылись инеем, пол белым налетом. В центре чаши, нависая над ней – голубая сфера изо льда покрылась тонким слоем снега, но что-то в ней есть. Там, внутри, под толстым льдом.
Холодно… Я здесь… Рядом с тобой…

+1

10

Флейта мягко выскользнула из рук, глухо стукнулась о пол и замерла у ног Аллора. Но он не видел этого, всё внимание было посвящено тем образам и картинам, возникшим перед его взором. Словно всё наяву и в то же время кажется сном. Переливаясь из одного края в другой, рассыпаясь потоком не пролившихся слёз, капель росы, замёрзшей от внезапного холода, разум не воспринимал ничего, кроме видения и голоса, произносившего важные бесценные слова.
Память этого места хранила всё, что касалось её стен, что эхом отражалось от поверхности, всё кружась и кружась водоворотом и не имея возможности вырваться наружу, достичь каждого.
Вода - жизнь. Вода - спасение. Вода - это всё, что нужно.
Нет более ничего важнее для каждого ламара, каждого дитя водной стихии. И если нет воды - нет ничего.
- Вернуть воду, вернуть дождь... Я отобрал у вас самое ценное.
Медленно Крис опустился на колени рядом с чашей и ледяной сферой. Холодно, было так холодно, что ни один огонь не смог бы согреть. Теперь, когда за одним несчастьем приходило другое, когда надежда таяла с каждым часом, с каждым покинувшим этот мир ламаром. И смертей было всё больше и больше. А счастье, радость, детский смех и улыбки таяли, превращаясь в пожелтевшие свитки прошлого, которые рассыпятся при дуновении ветра и разлетятся по миру, новому миру, который возродится на пепелище старого, что не смоли уберечь даже Боги.
- Забыв обо всём, я стремился найти своё счастье. Но украл чужое, принимая как должное. Я считал, что мир всё равно меняется. И теперь... разве смогу отплатить за преступление перед небесами, перед своим народом?
Замёрзшие пальцы коснулись льда, что покрыл сферу. Если бы Кристофер умел управлять огнём, то растопил бы это ледяное царство, заставил бы воздух нагреться. Нет, он не умеет. И ценить то, что было, не умеет. И спасти теперь никого не может.
- Ламарам не нужен такой Бог. Им нужна вода... "И в лунную ночь они станут сильнее."
Закрыв глаза, Крис уже двумя руками прижался к сфере, пытаясь заглушить ноющую боль в сердце, проливающуюся бесполезными слезами. Тоже вода, только не умеющая исцелять, спасать и дарить счастье.
- Я слышу тебя...
Хотелось превратиться в океан, чтобы снести громадными волнами все постройки, утопить врагов своего народа, смыть болезни и страдания. Огромная волна, способная победить в войне, уничтожить любые заклятья.
Лёд под пальцами божества будто ожил, наполняясь магией, сфера принялась покрываться трещинами, медленно тая. Маленькое бытовое умение легко перелилось в другую форму, как только несколько капель воды оказались доступны Крису. Он старался дотянуться до той воды, что спала под слоями льда, заставить её прийти в движение и разбить ледяные оковы.

Используется:
Малый огонь.
Струя воды.

Отредактировано Кристофер (2014-01-27 15:44:23)

+1

11

Сфера немного подтаяла, и лед стал прозрачнее, давая заглянуть вовнутрь. Там, в центре сферы, сжавшись, лежала девушка. Тело покрылось белым налетом, ресницы и рыжие инеем. Фалмари спала и не слышала того, что происходит вокруг – так казалось, чтобы она замерзла в своей холодной темнице, и мир перестал для нее существовать, но это не так. Холодные потоки воды тонкими нитями оплетали сферу изнутри, кружили, создавая причудливый водоворот. Вода защищала и ранила одновременно. Холод не давал ей проснуться, как и действующее заклинание, а родная стихия была пропитана водой из источника.
Даниэль поменялась местами с Фильер и теперь, как и богиня, чувствовала все, что происходило в меняющемся мире, но не могла ничего изменить, находясь в ледяной клетке, которую могли заметить немногие, а те, кто заметил, присоединялись к ней, в такое же холодное царство сна, где хотелось получить чуть больше тепла.
Под потолком была еще одна сфера, такого же размера, но тот, кто был внутри, не мог почувствовать боли мира и потом не задевал его. Мужчина просто спал, однажды, сунув нос туда, куда не следовало. Элиор попал сюда случайно, почувствовав знакомую магию, смог понять, что делает Фильер и воспротивился. За это ламар поплатился крепким сном, и в усыпальнице стало на одного жителя волн больше.
Даниэль не пыталась выбраться  и помешать богине, зная, что все, что она делает, должно вернуть равновесие в мире, а она – просто мешает ей своей человечностью и желанием оберегать других, не отдавая ничего взаимен, но нельзя что-то получить, не пожертвовав чем-то. Девушка жертвовала собой, своим спокойствием, телом и духом, чтобы позволить богине поступать так, как она считает нужным, но, чем больше она была здесь, чем больше чувствовала боль мира, тем больше понимала, что с чувствами жить невозможно. Только хладнокровный может выдержать всю боль мира и не слышать, как древо зовет его, прося о помощи.
Оно умирает. Спаси его…

0

12

Фильер долго лежала в покоях княжны, но сон отказывался посещать воровку. Наказывал ее за грехи. Царица ночь ходила по землям Фалмарила, даря каждому ламару частичку себя и новые силы для того, чтобы выстоять еще один день, но прошла мимо ее комнаты, не дав ничего.
Женщина перевернулась на бок, подминая подушку под голову. Странная тревога не давала ей заснуть. Она уже не чувствовала боль мира, как тогда, когда пыталась заснуть на границе миров, путаясь в корнях Комавита, но и тут не нашла покоя, в чужом теле. Что-то не так. Она это чувствовала.
Фалмари встала с постели и пошла пустыми коридорами в кабинет. Она не знала, где сейчас Аллор и не стремилась заглянуть в его опочивальню и проверить, как себя чувствует ее любовь. Слуги доложили ей о проделанной им работе и о том, когда Бог Грозы и грома вернулся во дворец чтобы немного отдохнуть, потому что завтра его ждут новые раненные и лишенные надежды ламары.
Оказавшись в кабинете, Фильер осмотрелась. Что-то было не так. На полке не хватало светильника, а комната пестрила чужой маной и обе были ей знакомы. История снова повторялась. В прошлый раз все могло полететь к чертям, когда мальчишка предводитель решил вызволить княжну из заточения льда, не понимая, что так сделает хуже своему народу. Теперь к нему помог присоединиться Аалор.
Женщина спустилась вниз по обледеневшей лестнице. Магия в ней не могла найти согласия и выплескивалась на окружающий мир, раня его холодными осколками. Кристофер был здесь. Она чувствовала его. Видела, как парень касается руками ледяной сферы, надеясь обогреть ту, что добровольно пожертвовала собой ради блага других.
- Если ты выпустишь ее, то поможешь только ей.
Фильер была спокойна. Она знала, что Аллор ценит каждого ламара без исключения и Даниэль была той, кого он знал лично. Это могло повлиять на его решение, но вряд ли он станет рисковать целым Фалмарилом ради одной девчонки. Повторение истории не должно произойти. Фалмари надеялась на благоразумие ламара, но пока не могла дать ему что-то взамен.
- Скоро все закончится, и она обретет свободу, но пока не время. Я не могу делить одно тело с тем, кто не привык жертвовать другими, когда нет иного пути. Она сама дала на это согласие и нет времени отступать. И я не отпущу ее.

0

13

Аллор осторожно осматривал ледяную тюрьму, в которую превратилась эта тайная часть библиотеки. Холод и лёд надёжно удерживали тех, кто не смог противостоять магии богини. Крису казалось, будто и в его сердце закрадывается ледяная магия, отчего становилось всё холоднее и холоднее, но он не в силах был покинуть это место, оставив всё так, как увидел.
"Холодно. Мне тоже холодно, как и тебе. Как жаль, что холод не может исцелить болезни."
Послышались шаги, Кристофер обернулся.
- Ф-фильер.
Голос дрожал от холода. А в глазах было столько печали, что она могла бы посоревноваться с водными просторами Рейлана. Слова той, которую он так безответно любил, ранили холодом. И холода хватало сполна, настолько, что Кристофер начинал осознавать - его ещё больше, чем печали.
- Помогу только ей? А кому ещё я должен помогать? Ни один народ не стоит спасения ценой страданий одного ребёнка. Даниэль - это мой ребёнок, такой же, как и все остальные ламары. Она не должна страдать ради других, я против этого.
Аллор поднялся, шагнув навстречу девушке-богине, но остановился, смотря на неё небесными глазами.
- Ты не имеешь права держать её здесь против её воли. Она позвала тебя, ища спасения. А что получила взамен? Как ты можешь защитить целый народ, если не ужилась в одном теле с одной из них? Откуда тебе знать, что им нужно, если ты не умеешь видеть их страдания, не умеешь чувствовать их боль?
Голос уже не дрожал, но в нём не было злости или ярости, только грусть, печаль, боль, о которых Крис только что говорил.
- Спасение всей страны должно начинаться со спасения одного. Если я буду жертвовать своим народом, то, что останется в конце? Кого я спасу - детей, которые будут проклинать меня за то, что погибли их родители? Я не хочу, чтобы ламары воевали. И мне всё равно, будут ли они любить меня теперь. Воевать и погибать - это не выход. Они должны научиться другому, должны уметь чувствовать магию, которая внутри них, которая защитит их лучше, чем любые орудия. И которой смогут воспользоваться все - и здоровые, и те, кому всё ещё требуется помощь.
Он замолчал, заметив на полу свою флейту. Прошёл к ней, присев и подбирая с пола.
- Извини. Я не хотел обидеть тебя, Фильер.
Кристофер подошёл к девушке, протянул к ней руку, касаясь кончиками пальцев до её руки. Обвёл взглядом всё помещение, насколько оно было доступно взгляду.
- Но то, что ты делаешь, это не совсем правильно. Я тоже ошибся. И мир отплатил мне за ошибку.

Отредактировано Кристофер (2014-02-04 16:03:59)

+1

14

- Твой, - Фильер перевела взгляд на сферу и подошла к ней. Коснулась толстой холодной стенки, поглаживая лед. Она, кажется, не замечала присутствие ламара, забыла о нем, отвлекшись на то, что скрывалось в самом центре. Она ее чувствовала, знала, что девушка не спит. Только кажется, что ее сознание вытеснено теплыми грезами, но источник не дает ей уснуть. Так же мучает, как и ее. – И поэтому у нее твои глаза. Твой переродившийся подводный цветок. И тебя в ней больше, чем в ком бы то ни было еще.
Вернувшись в реальность, отнимая руку от оболочки, женщина посмотрела на Аллора.
- Я уйду, вернув ей то, что принадлежит, когда настанет время. Она сама позволила мне распоряжаться ей так, как я хочу и считаю нужным. Я исполняю ее просьбу – спасти наш мир, а цена это мой выбор. Нельзя сделать яичницу, не разбив яйца. Кто-то все равно погибнет и лучше их будет немного, чем погибнут все, ради спасения одного.
Фильер понимала стремления Аллора защитить всех и не жертвовать другими и эти же черты она видела в Даниэль, которая вобрала в себя многое от того, кого вправе называть отцом, но менять ничего не собиралась. Еще не время. Она пообещала, что в Фалмариле будет мир и девушка получит свое тело обратно, став свободной. Богиня заплатит свою цену и все встанет на свои места. Она даст народу волн всю силу их родной стихии, как и обещала.
- Завтра мы выдвигаемся к Комавита, - женщина отдернула рук, почувствовав прикосновение ламара. – Если хочешь, можешь остать здесь.
Ей не хотелось оставлять его одного и давать мерзнуть в холодных стенах. Сейчас его оболочка смертная и ничто не может защитить божество от холода библиотеки, ставшей усыпальницей для двух невинных душ, но Аллор так же упрям, как и его старший брат. Он не отступит от своего и скорей всего возжелает помочь им или просто остаться рядом, зная, что это все, что он может.
Богиня направилась к выходу из библиотеки. Это его право делать выбор. Свой она сделала уже давно и следовала ему, приближаясь к своей цели.

+1

15

Как бы то ни было, но Фильер не услышала его. Даже не попыталась услышать и понять, следуя только своим поставленным целям. В какой-то момент Аллор позволил себе засомневаться в желаниях его любимой богини, не почувствовав, что она сражается за народ, а лишь действует так, как желает сама, как заложено в её уже неживой сущности. Словно и не имея ничего человеческого, призвалась, чтобы осуществить миссию, ей предназначенную, не взирая ни на кого более. И, если жертва начиналась с одного ничтожного по её мнению ламара, жертв так же могло стать и больше. За свою цель, против всех, кто мог оказаться на пути. Такие миссионеры считают, что у них не должно быть преград, а все противники - лишь помеха.
И в каких благих целях?
Его Фильер умерла. И не возродилась снова, как Крис хотел верить. Она не вернётся никогда. Вот это было настоящей истиной. Это была та цена, которую Кристофер должен был заплатить за все свои деяния против времени и судьбы.
Ни одному Богу не подвластно менять что-то по своему усмотрению, не подвергая тем самым всё остальное страшным и разрушительным изменениям.
Фильер уходила. Ей не нужны были слова, потому что любые слова уже бесполезны, любое проявление чувств - излишне. Всё умерло. Молчание заполнило помещение. Невыносимая тишина, в которой потерялись любые звуки и мысли. И бесконечный холод, сковывающий со всех сторон, затрудняющий дыхание. Аллор отрешённо посмотрел на ледяную сферу. Если он сможет умереть сейчас, то вернётся в свой божественный дом. Так легко покинуть живой мир, чтобы оттуда, воспользовавшись всеми божественными силами, спасти Фалмарил от уничтожения. Позволено ли ему, Богу Грома и Грозы, совершить такое во благо своего возлюбленного народа. Как прозвучали слова Фильер - надо жертвовать одним для спасения других. Но если не спасти хотя бы одного, то нельзя спасти и остальных.
Крис всегда выбирал последнее, не приемля никакие жертвы во благо. Это благо не могло оправдать кровавую жертву, особенно невинную ни в каких грехах. Но теперь ему не из чего было выбирать.
- Как скажешь...
В последний раз обернувшись на сферу с душой Даниэллы, Кристофер выдохнул холодный пар и медленно пошёл прочь из библиотеки.

Эпизод завершён.

Отредактировано Кристофер (2014-02-10 13:01:06)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [08.06.1086] Смогу ли я доверять тебе?