Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.06.1086] И осталось мне три пути...


[07.06.1086] И осталось мне три пути...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- примерная локация
Фалмарил. Эрдан. Сам город и дворец.
- действующие лица
Кристофер
Даниэль
- описание
Советник ее величества отчалил к эльфам с важной миссией, а тем временем Фильер все больше становится неконтролируемой. Ее желание добиться победы дорого обходится всем приближенным, в том числе и Даниэль, некогда добровольно отдавшей свою оболочку на попечительство божеству. Изменится ли что-то с появлением Аллора? Его праздник давно отшумел и с нынешним положением уже утерял ту ценность, которую нес для народа волн. Они уже не ждут плодородного дождя, но есть та, кто удерживает его в мире смертных. Аллор оказался в городе, желая помочь своему народу, но забыл, что смертная оболочка не может дать ему того, чего хотелось бы. А тут еще знакомый магический след, которым едва ли не пропитан весь город ламаров. Что важнее: попытаться спасти свой народ, вернуть себе былую славу или найти ту, ради которой он столько времени мирился с жизнью смертного и снова отбросить свой народ на задний план?

0

2

Было страшно и больно смотреть, как изменился весь мир, как опустошались города и деревни, как умирали вокруг невинные. Не было слышно детского смеха, не украшали улицы цветочные мозаики, не было вдоволь воды, что раньше хранила народ Фалмарила от всех внутренних и внешних бед. Мир менялся, но менялся не к лучшему, скорее просто увядал, словно сорванный кем-то небрежно бывший сказочно-красивым цветок. И, валяясь в луже из растоптанных надежд, он не мог надеяться более ни на что. Не было силы, которая вернёт его обратно, возродив буквально из пепла. Эта сила умерла раньше.
Кристофер прибыл в Эрдан ранним утром. Он пешком обошёл практически все города острова Силва, оказывая помощь и поддержку там, где это было необходимо и где что-то могло измениться от его помощи. Понимая, что прошлого не вернёшь и не исправишь, Крис твёрдо верил, что сидеть теперь, сложа руки, просто глупо. Не было желания копаться в догадках, как можно было бы всё устранить, будь сейчас у него та божественная сила, которая осталась где-то далеко в небесном своде. Всё, что в его силах сделать здесь и сейчас, он сделает. И останется со своим народом до конца, рядом, не наблюдая откуда-то сверху, да и невозможно теперь, как бы ни хотелось.
"Если умрёт мой народ, то я умру вместе с ним."
Кристофер направлялся по главной дороге прямиком ко дворцу. Сначала ему нужно переговорить с Даниэллой, потом уже решать, что делать дальше. А дальше нужно было только поднимать народ. Кто-то следил за ним, ламары выглядывали из своих домов, словно высматривали нечто, способное спасти их от множества бед, обрушившихся на весь мир и утягивающих в пучину бездны всё, что когда-то являлось частью привычной спокойной жизни.
"Вода. Нужна вода. Вита, проснись."
Странная магия наполняла улицы города. Не нужно было являться знатоком, чтобы не почувствовать, что даже воздух пропитан чем-то особенным, не сочетающимся с обычной магией морского народа. Крис хмурился, но не останавливался, уже не обращая внимание на усталость, так как уже давно спал мало, всё больше думая и действуя. И, когда выдавалась свободная минутка для отдыха, он думал. В голове рождалось множество идей, но на их осуществление требовалось много сил, а не только его собственная решимость. Помочь ламарам могли только они сами. В сложившихся условиях, их требовалось лишь натолкнуть на верный путь. Но сделать это, будучи одним из них, становилось довольно сложным мероприятием.
- Даниэль!!!
Кристофер остановился у дверей дворца, осматривая тех, кто стоял на охране. Если бы у него имелись божественные силы, то вслед за обычным криком, на землю обрушился бы громовой раскат. Однако грома уже давно не было слышно. И дождей так не хватало несчастной земле.
- Мне нужно поговорить с Даниэль. Она здесь?
Не дожидаясь ответа или действий ламаров, Крис развернулся, охватывая своим взором всё то, что располагалось рядом с дворцом. В пустых мечтах пронеслась сейчас картина, которая заставила Кристофера улыбнуться. Дождь, реки, озёра - вода, смывающая все проблемы своим водоворотом, уносящая боль и страдания, окутывающая прочной завесой, за которую не сможет пробраться никакая зараза, убивающая его народ.
- У воды нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, её невозможно описать. Ей наслаждаются, не ведая, что она такое. Нельзя сказать, что она необходима для жизни: она — сама жизнь. Она наполняет нас радостью, которую не объяснить нашими чувствами.
Кажется, когда-то эти слова были записаны...

+2

3

- Что ты орешь, как на пожаре? – рыкнул страж на ламара. – Ее Величество некогда разговаривать со всеми желающими, а если бы за каждого такого прихожанина мне платили бы по медяку, я бы уже выкупил себе целый город, а то и два, - хмыкнул мужчина. – Понаехали тут… Княжку им подавай, а чай с ватрушками не надо? Еще внесешь какую-то заразу, а мне потом головы не сносить. Когда сама княжна отдаст приказ впустить и мне сообщат о том, что она желает видеть и ты как-то подойдешь под предполагаемое описание, может быть, я тебя и впущу, а до тех пор… Иди… Прогуляйся.
Никто не собирался пускать парня во дворец, представься он хоть трижды богом или самим женихом ее Величества. Без прямого распоряжения стража не имела права пропустить кого-либо. Вдруг он тут шпионский разведчик, убийца или и того хуже? Где доказательства того, что он пришел с благими намерениями и с ними же уйдет?

Фильер оставалась в здании, продолжая продумывать свои планы на ближайшее время. Она хотела сделать многое ради достижения единственной цели – спасти народ ее возлюбленного. Она не знала где он и большая часть ее памяти осталась где-то в водах Комавита, а древо гибло и забило все больше и большее ее человечность и эмоции, оставляя холодную оболочку. Теперь даже ее содержание слабо напоминало девушку, которую воспевали в песнях на праздниках, посвященных ей. Это шло на руку божеству. Она могла делать то, что требовалась и не бояться, что кто-то поймет, кто скрывается за лицом обледеневшего Огонька. Это позволяло ей работать и не отвлекаться на сохранность, пока ее тайны остается за семью печатями в библиотеке, а несчастный полукровка и вовсе не выдержал последствий и ретировался куда подальше, только чтобы не видеть холодного взгляда в сочетании с обликом знакомой фалмари.
Трусливо, но, попытайся он что-то исправить, Фильер бы не позволила ему это сделать, пока не выполнит свою задачу. Он мешал, поэтому богиня одобрила его желание, невзирая на противоречия со стороны Элиора. Ламар многого не понимал и, раз согласился стать ее тенью, то должен был выполнять свое обещание, хочет он того или нет.
- Аллор? – почувствовав что-то знакомое и так близко, фалмари встрепенулась. Она знала этот поток магии, ослабленный смертной оболочкой. Он не мог сокрыть того, что свойственно только этому ламару. Фильер к нему тянулась и встреча с ним была важнее любых планов, которые она возлагала на плечи своего народа.
Бросив все, сорвавшись с Совета, ничего не объяснив, женщина направилась к выходу из здания, пренебрегая просьбами стражи не покинуть стены дворца. Когда дело касается божества, все остальные страдают от ее холода. Любое противоречие воспринималось проявлением магии. Ламары отступили, дав ей возможность делать то, что она хочет. Никто не хотел вызвать на себя гнев княжны, и прикусывал язык в ее присутствии, чтобы не превратиться в ледяную статую.
- Госпожа… - заметив, что рядом с ним возникла княжна, страж поклонился.
- Почему ты его не пропустил? Разве он сказал, что хотел меня видеть? – холодно спросила фалмари, но не ждала ни ответа, ни оправданий.
- Я решил, что…
Магия всколыхнулась. Под ногами образовались осколки ледяных кристаллов. Холод коснулся ламара, но не навредил ему. Фильер быстро переключилась на божество.
- Здравствуй… Аллор.

+1

4

Кристофер молчал, спокойно глядя в глаза стражнику. Он прекрасно понимал мотивацию этого ламара, который лишь исполнял свою работу и не заморачивался на каждого пришедшего. Одно было ясно - к дворцу не раз приходили, возможно, жители города ищут помощи и защиты у своей госпожи, обречённые, перепуганные, цепляющиеся за свою последнюю надежду, которая, возможно, не поможет.
Уходить он не торопился, просто стоял и ждал. Пробиваться во дворец с помощью своих сил было бессмысленно, навлекать на себя гнев охраны - тоже дело итогов не стоящее. Пусть о всеобщей суматохе Даниэлле бы сообщили быстрее, нежели о приходе одного из её давних знакомых.
"Почему мне кажется, что я увижу тебя здесь? Ты повсюду, но тебя не может быть."
Городом управляла сила, которая отражала в себе нечто более высокое, нежели магия простых ламаров. И за ответами Крис пришёл именно сюда к источнику той странной силы. Не останавливаясь, он шёл к этому месту, не взирая ни на что, боясь того, с чем столкнётся, и страстно желая этого одновременно.
Дверь скрипнула, выпуская из неприступных стен хрупкую фигуру.
- Дани... - Кристофер шагнул навстречу, но запнулся на полуслове и замер на месте.
Он мог целую вечность стоять и смотреть на ту девушку, которая была знакома ему с тех времён, когда он впервые решил стать простым ламаром, отбросив всё, рискнув всем ради поисков. Но та ли девушка сейчас была перед ним, назвав истинное имя Бога.
- Здравствуй... Фильер.
Не при таких обстоятельствах видел в своих желаниях встречу с потерянной любимой божество Грома, не так хотел вернуть. Но, быть может, именно губительные события повлияли на нарушение баланса между живыми и мёртвыми. Хотя, баланс был нарушен уже давно, уже не действовали привычные правила жизни, всё разрушилось, полностью упав на плечи выживших и выживающих из последних сил.
- Давно... не виделись...
Крис попытался выдавить улыбку, но печали в глазах было настолько много, что это жалкое подобие радости просто утонуло на её фоне. И перед взором всё ещё была Даниэль, но сердце чувствовало присутствие другой сущности, лишь позаимствовавшей чужую оболочку. Возникали вопросы, но сами собой и решались в голове Аллора. Он понимал, почему Фильер здесь, понимал, что заставило её покинуть вечный сон и прийти к народу Фалмарила. Она, как и Крис, делала всё возможное. Но может ли хватить сил их двоих, чтобы противостоять всеобщей гибели?
Надо было что-то говорить, узнать о её планах, расставить всё по мере возможности исполнения и приступить немедленно, не теряя ни единой драгоценной минуты, которая в любой момент может оказаться последней для очередного ламара. Но Кристофер молчал, лазурными глазами рассматривая Даниэллу.
"Так не должно было быть. Вы обе... Вас должно быть двое..."
Даниэль. Фильер. Фалмарил. И весь мир. Сколько частей и так мало выбора.

Отредактировано Кристофер (22-11-2013 13:39:11)

+1

5

Фильер стало удобнее находиться в теле фалмари, когда она смогла лишиться ненужного сознания и больше не отвлекалась на ее влияние, эмоции и попытки как-то повлиять на происходящее. Действовать, оставаясь, хладнокровной, было намного проще, чем отвлекаться на мелочь и пытаться угодить всем. Богиня знала, что угодить всем невозможно и откровенно не стремилась к этому. Только помочь Аллору не потерять его народ и дать им продержаться, пока не закончится война. Пожертвовать чем-то ради того, чтобы дать достойный отпор некроманту и объединиться с эльфами.
«Жаль, что я не могу пробудить Алиллель» Фильер чувствовала, что где-то в Рейлане есть и другие божества, но не могла точно сказать, кто это и что побудило в них желание оказаться на земле. Могла только догадываться об их намерениях. Вся компания ее не интересовала, только Аллор, а с недавнего времени его сестра-близнец, которая могла бы помочь им в восстановлении равновесия в мире и укреплении Силвы. Фалмарил Фалмарилом, но если оставить Сильмраил таким же, то положение несильно изменится в общем.
- Пойдем, - она развернулась и направилась во дворец.
Видеть натянутую улыбку ламара и знать, что она вынужденная, а не искренняя, как того хотелось, должно было быть больно, но женщина держала эмоции в ежовых рукавицах и не поддавалась порывам. Ничего не всколыхнулось, как если бы ее душа осталась там, откуда она пришла, а здесь – чистый и холодный разум.
- Не беспокоить нас, - обратилась она к страже и прошла в библиотеку. – Присаживайся. У тебя, наверное, много вопросов, - Фильер присела на диван и кивнула на место рядом с собой. Фалмари понимала, что тот, ради кого она старалась все это время, огорчен итогами ее работы. Сделано было мало, как считала женщина, и не совсем с теми последствиями, которые могли соответствовать тому, кто любит свой народ. – Я здесь для того, чтобы помочь ламарам противостоять темному народу и направить их на сражение. Хочу, чтобы каждый двигал знамя нашего народа вперед, а не стоял на месте, лелея надежду на то, что кто-то и что-то решит за них. Победа всегда дается с трудом, ты ведь понимаешь это… - она не пыталась оправдать свои поступки или пояснить, почему она решила чем-то жертвовать. Объясняет свою позицию, которой планируется придерживаться и дальше. – Решать все сверху было невозможно. Я могла появиться в этом мире так же, как ты и твои братья, но и божественная форма не дает мне возможности влиять на твой народ. У меня нет того влияния, как у тебя.
Она не стала говорить, что сейчас его народ практически перестал веровать в богов, которые покинули мир тогда, когда он больше всего нуждался в их поддержке. Это разобьет Аллору сердце, но он должен был понимать, что поставил на кон, когда оказался в мире смертных, пренебрегая божественным пантеоном.
- Ты хочешь что-то у меня спросить?

+1

6

Крис последовал за девушкой, проходя мимо стражника, вежливо кивнул ему, надеясь, что тот не до конца сообразил, почему этого странного голубоглазого типа госпожа Даниэлла назвала Аллором. Возможно, тот даже и не расслышал или сделал вид, что не вмешивается. Хотя ламары, они такие любопытные по своей сути, все в Бога, что создал их "по образу и подобию".
Место, куда привела Фильер, оказалось библиотекой. Это слегка порадовало, так как среди сотни книг, каждая из которых хранит частичку чьей-то истории, легенды, правды и вымысла, Кристоферу становилось всегда уютнее и спокойнее. Он тихонько присел на диван, осматривая всё великолепие книжных стеллажей, отвлекая свой разум и будто не нарочно стараясь не смотреть на ту, что была рядом.
Он слушал. Смотрел на книги, бережно расставленные в алфавитном порядке, и внимательно слушал всё, что говорила Фильер. И молчал, перекручивая сказанное в голове, словно в большой мясорубке. Там и без того была куча хлама, в которой Крис пытался методом импровизации найти решения для всех проблем и задач, поставленных перед его народом. Он почувствовал все слова, которые недосказала его возлюбленная. И прекрасно понимал, что могла бы сказать, если бы захотела. 
- Ты хочешь, чтобы ламары сражались? - спокойно переспросил Аллор, потрогав подлокотник дивана, расположенный около него, и, наконец, поднял глаза на Даниэль, - Но для этого нужно дать им не только пинка стимул к сражению, надо нечто большее...
И этого большего в одиночку Кристофер достичь не мог в своём физическом теле. Но, если объединить ламаров и попробовать всем вместе, возможно, они добьются какого-то эффекта.
- Нам нужна Комавита, - о дожде младшее божество говорить не стал, так как это представлялось более сложным, нежели воззвание к магическому источнику, - И средство от болезни, иначе никто не будет воевать.
Поднять народ и собрать его вместе - если Фильер сможет этого добиться, если уже пытается это сделать, то останется лишь вместе с ней пробудить в ламарах стремление к свободе, к магии, живущей в каждом. И только если рядом будет Даниэль, которая в данное время стала символом спасения, то тогда они, может быть прислушаются к словам Кристофера, не являющегося в их глазах Богом. А, если б он и открыл перед всеми тайну и вдруг ему поверили, не закидали бы его камнями за то, что бросил их, когда мог помочь теми силами, что оставил в небесных просторах ради собственных целей?
Аллор понимал всю тяжесть вины, но не считал нужным сейчас скорбеть и просить прощение, надо было действовать, исправлять ситуацию, воскрешать веру. Пусть ламары станут сильнее, пусть произошедшие события закалят их и поднимут на новый уровень, когда всё, что в их силах, они смогут сделать для себя и родных, не ожидая помощи и уповая на кого-то сверху.
- Они сильные. Они то, что и я. Я верю в них, пусть даже теперь они не верят мне. Мой народ не погибнет.
"Фильер, я искал тебя. Ты ведь знаешь, что я ради тебя...  Я так долго искал. Всё это время я знал, что ты вернёшься..."
Он смотрел на девушку и говорил глазами, потому что звуки не складывались в слова. И не время было выяснять отношения, но рядом с ней сердце билось чаще, сбивая ритм, стремясь к источнику своей радости и боли.

+1

7

Здесь было тихо и спокойно. Эта часть дворца всегда отличалась толстыми стенами и крепкими дверями, которые не позволяют внешнему миру просочиться через них и нарушить иллюзии, которые побуждают книги в воображении читателей. Отличное место для того, чтобы поговорить о чем-то важном и не бояться, что ваш разговор подслушают или он выйдет за пределы четырех стен.
Было и кое-что необычное. Аура фалмари. Второй дух был здесь, но нить от него тянулась куда-то дальше и не касалась тела Даниэль. Тело здесь, но не душа. Ее сознание отсутствует.
Все должно быть закономерно. Одно тело – одна душа. Безымянный не зря создавал этот мир таким, обе его стороны. Свет и темноту, грань между которыми такая тонкая и она застряла на этой грани. Часть души здесь – ее желания и стремления, а все остальное застряло с том мире, в темноте – ее тепло, забота и любовь, но эти три составляющие призвали ее в мир. Разбудили ее и не дали и дальше спать в глубинах вод Комавита.
- Дать им… - женщина слабо усмехнулась и чуть сжала пальцы, впиваясь ногтями в обивку. Она не смотрела на ламара. Волосы упали на лицо, оставив только печально-насмешливую улыбку. – Чтобы они снова все разрушили… Тот мир, который ты создал для них? Все это… Разве оно того стоит… Во что превратилась твою душа, которую ты подарил им. Умирает все… Они не ценят твоих стараний, не ценят тебя и что они сделали, когда ты исчез? Перестали в тебя верить… Отвернулись, предпочев тебе какую-то девчонку, которая понятия не имеет, что такое война и что нужно делать, когда вокруг умирает все. Она не понимает, что такое жертвовать ради чего-то большего… Все, что я бы не пыталась делать, она мешает… Сама хотела моей помощи, а теперь преображает любое мое заклинание.
В библиотеке стало холоднее. Льдом стали покрываться полки с книгами, пол и стены. Только то место, где сидел он, осталось нетронутым. Она злилась, она испытывала боль и та выходила в окружающий мир, но даже так она не хотела вредить ему. Он не виноват в то, что происходит сейчас.
- Их мир умирает. Умирает земля на которой они живут. Голод. Пересыхают водоемы. Болезнь. Сколько еще им нужно для того, чтобы понять, что никто и ничего не сделает за них? Они должны сами захотеть жить, стремиться к победе, к жизни. Постоянно вселять им надежду на лучшее… Зачем? Если они после этого начинают думать, что все хорошо, а это не так… - Фильер хотела, чтобы ламары встали, а не забивались по углам. Болезнь не должна их останавливать, а та боль, которую принес с собой Ворлак в этот мир, в их мир, должна подстегивать сильнее, чем любая надежда и намек на лучшее. – Убить его – вот лекарство от всего.
- Иначе не будут? – лед треснул. – Значит, их желание жить не настолько сильное для того, чтобы бороться. Как бы ты не боялся лекарей и лечиться, ты пойдешь к ним тогда, когда боль станет нестерпимой и будешь просить любое лекарство, только бы она прошла. Когда придет время, она это поймут, но тогда может стать слишком поздно. Любовь их разбаловала и сделала слабыми духом.
Фильер немного наклонилась и, упершись рукой в мягкую обивку, коснулась щеки ламара.
- Сейчас ты не такой сильный, как раньше… Аллор, - голос смягчился, и холод перестал давить со всех сторон, но и теплота не появилась ни в ее глазах, ни в словах.

+1

8

- Они не виноваты. Это я разрушил их мир.
Слова прозвучали твёрдо и уверенно, Аллор полностью брал вину на себя, понимая все последствия, которые потянулись бесконечной тонкой цепочкой вслед за одним-единственным решением младшего божества. Если раньше он лелеял надежды о том, что ничего не произойдёт, а в случае беды, успеет всё исправить, то теперь прекрасно понимал, как, следуя своим стремлениям, помог миру не просто измениться, но и практически разрушиться. Боги не имеют выбора, не имеют свободы, они не всесильны и не имеют права нарушать равновесие.
"Хотела помощи... преображает заклинания? Даниэль..."
Крис с печалью смотрел на лёд, покрывающий поверхность библиотеки. Холод в душе, холод, который может только затормозить процесс, но не излечить, не спасти, не вернуть в мир живых и не заставить горячее сердце биться вновь с той же любовью, что была присуща в былые дни.
- Они не поймут. Даже когда наступит последний день в их жизни, - в частности, Фильер стремилась к тому же, чего желал и Аллор, только не той ценой, не теми способами. Да, ламары должны восстать и бороться за свою жизнь, за свой мир, который просто обязан вернуть себе былую красоту и величие. Фалмарил должен объединиться с Сильмарилом и отвоевать свободу и независимость. Убить источник болезни? А есть ли шанс, что от этого не прекратится смертность населения? Есть ли уверенность, что выпущенная болезнь не зависит более от своего создателя. Кристофер был уверен, что следует продолжить искать методы лечения и предупреждения, нежели просто уповать на то, что кто-то когда-то скинет на голову Ворлаку большой камень.
- Фильер.
Её касание не было ледяным, но пронзило так, словно в ней не было ничего живого. Либо так просто показалось божеству Грома и Грозы. В небесно-синих глазах что-то предательски защипало. Она ведь была настолько близка и столь же далека сейчас. И все поиски, всё, на что надеялся, во что так беспрекословно верил Аллор, рушилось, как и мир вокруг.
- Фильер... я... не... - он мягко перехватил её руку, придвинувшись ближе к девушке.
Если закрыть глаза, то можно вновь представить перед собой ту, что всегда приходила только во снах и бесконечных мечтах. Если смотреть, то видеть другую, столь же чудесную, добрую и отзывчивую. При этом понимать, что ни одна, ни другая не будут рядом вечно, потому что Фильер не станет такой, как прежде, а Даниэль... кто знает, кому она отдала своё сердечко. И Крис не имеет права вмешиваться в её личную жизнь. Если она вернётся. Должна вернуться.
- Не одной силой можно добиться победы, - тихий шёпот, - Есть сила, которая может намного больше, которая рушит привычные рамки времени и пространства, пробивает любые преграды, изменяет любые сердца. Эта сила живёт в каждом ламаре, потому что они - это я. Они - моё отражение. Потому слабы и сильны одновременно.
Его губы почти коснулись её губ, но в последнюю секунду Аллор опустил голову.
- Помоги мне, Фильер. Я должен разбудить Комавита. Во что бы то ни стало. И защитить свой народ я просто обязан. Даже, если у меня не будет шансов на победу, я буду с ними. До конца буду, я должен пробудить в них то, о чём они забыли. Пусть я не останусь их Богом, но помочь им - теперь это моя единственная цель. И ты, Фильер. Верь мне.

+1

9

Фильер помнила свое прошлое холодными отрывками, сковавшими разум. Воспоминания, лишенные эмоций, не несут никакой ценности. Факту чужды эмоции. Она могла смотреть на ситуацию здраво и рассуждать хладнокровно, как монарх, который готов сделать все, ради того, чтобы выиграть войну, жертвуя частью народа, душами, надеждами и несколькими сражения. Возлагать на алтарь победы чуть-чуть жертв, чтобы большинство оказалось в том мире, который он хочет.
Женщина знала, как дорого стоит победа, как дорого стоят те дары, которые она дает народу. Ее магия, наполнившая реки Эденвела, отражалась на том, кто хотел помочь ламарам больше всего – на оболочке, ныне лишенной души. Среди огненно-рыжих прядей затаилась белая, как напоминание того, что любая магия, идущая в противовес кругу природы, имеет свою цену.
Ламары не были глупы, но, лишившись своего бога, они выбрали не ту дорогу. Оступились. Каждый имеет право на ошибку, но их ошибка затянулась и хуже того, они не осознавали этого. Как неразумные дети, которых нужно наставлять на правильный путь и говорить, что нужно делать, как поступить, как жить, бороться и выживать. Так не может быть всегда. Когда-нибудь птенец должен будет выпорхнуть из гнезда – родители не смогут вечность провести рядом с ним, но и улететь, пока он не готов к самостоятельному полету – тоже.
Придвинулся ближе и лед начал таять от тепла, освобождая комнату от ледяной клетки холодного безумия. Прикосновение. Что-то должно было отозваться, дрогнуть, когда он стал опасно близко. Знакомо. Она это помнит, но он отказывается от этого раньше, чем она успела вспомнить, что это, находиться в его власти. Стена осталась, холод не ушел, а тепла не прибавилось, как и эмоций.
Она слушала. Внимательно, не перебивая. Фильер понимала, что Аллор хочет как лучше. Снова пожертвовать всем ради своего народа, и взваливает вину на свои плечи – родители всегда в ответе за своих детей, но и дети должны знать, каково это нести бремя на своей спине, когда оно прибивает тело к земле твоими же неправильными поступками. «Ты не сможешь всегда быть рядом с ними и оберегать от падения».
- Комавита не спит. Оно умирает… как и все в этом мире. И до этого времени я умирала вместе с ним, - говорила она, смотря в пустоту. – Его зов настолько слаб, что ты уже не слышишь его. Древо страдает вместе с миром. За те годы, что он жило, корни его глубоко уходят в землю, питаются за счет нее. Умирает земля, и отмирают его корни, высыхают ручьи и народ слабнет вместе с ним. Как ты хочешь вернуть ему былое величие и силу?

+1

10

- Я не знаю.
Он действительно старался изо всех сил исправить ситуацию или хотя бы улучшить её, помочь народу справиться с этими трудными временами и отсутствием дождей. Но он лишь мог догадываться, как спасти Комавита и ламаров. Только с помощью собственных расчётов и планов, надеясь на то, что они окажутся верными и его действия не навредят ещё больше, что он сможет добиться положительного результата и не ошибиться.
Аллор забыл, что значит быть Богом. Прожив эти несколько лет среди земных народов, он стал частью их, перенял множество земных правил, научился полагаться в сложных ситуациях не на всесильную магию, а на свой разум, понимая, что в случае чего можно не просто сделать ошибку, но и поплатиться за неё собственной земной жизнью.
"Если погибну здесь, то скорее всего, вернусь домой. Наверно, это единственный способ пока портал закрыт..."
Крис поднял глаза на Фильер и взял её за руку.
- Ты вернулась, чтобы спасти мой народ. Давай сделаем это вместе. Мы сможем.
Хотелось верить себе. Хотелось действовать немедленно, чтобы не оказалось поздно, иначе уже и некого будет спасать. Ламары в растерянности, но они смогут понять, что от них требуется, если донести до них способ достучаться до магии, что дремлет в каждом. Комавита - это жизнь Фалмарила, значит, и каждый житель - часть одного целого, часть этой жизни.
Однако, сейчас Кристофера тревожила ещё одна проблема. Фильер.
Когда сердцем чуя возвращение любимой в мир живых, Аллор вопреки всему здравому смыслу пытался разыскать её, на что он надеялся? Верил ли сам, что сможет вернуть всё так, как было раньше? Верил ли, что Фильер осталась прежней? Или понимал в глубине души всю бесполезность своих поисков. Просто хотел ещё раз заглянуть в её глаза, не понимая, зачем возвращать былую боль, зачем ворошить то, что уже кануло в прошлое. Так и не разобравшись в себе, он продолжал верить и искать.
А теперь, когда она сидит рядом, такая родная и в тот же время далёкая, Крису стало ещё больнее.
- Фильер. Ты... - как сказать ей? Как спросить о её чувствах? "Так нельзя."
В небесных глазах вдруг сверкнула решимость. Аллор внезапно притянул девушку к себе и крепко обнял, уткнувшись лицом в её волосы, чтобы она не видела слёз.
- Я люблю тебя, Фильер, - тихий шёпот, - Я искал тебя, чтобы ещё раз сказать... Всё, что я делал, это ради тебя. Я просто не смог отпустить... Но ты вернулась не из-за меня. Ты не можешь вернуться ко мне, Фильер. Прости меня, пожалуйста.
Он должен был убедиться, что той, чьё тело находилось перед ним, не будет угрожать опасность. Она не должна пострадать, она не должна погибнуть. Крис не допустит ещё одной смерти, по крайней мере, не в это раз.
- Фильер... Скажи мне, где Даниэль?

+1

11

- Для того чтобы что-то получить, нужно чем-то пожертвовать, - круг жизни таков и мы не в праве его менять. Равновесие мира нарушено и рейлановцам остается пожинать плоды их неосторожного вмешательства. Нельзя сказать, что вся вина лежит на плечах Богов, покинувших Пантеон, проблема в тех, кто населяет этот мир, проблема в самом мире, который сильно изменился с момента его создания. Вернуть было величие – невозможно, это чревато огромными последствиями, которые могут привести к тому, что Рейлан придется воссоздавать заново, а те, кто живут в нем ныне, погибнут и вряд ли смогут переродиться для того, чтобы начать жизнь с нового листа. Фильер это понимала. Безымянный не допустит разрыва круга. Смерть не будет преобладать над жизнью, но и жизнь не станет сильнее смерти. В этой борьбе они должны быть равны и только тогда мир в Рейлане наладится.
Мир искажал реальность, темная магия глубоко въелась в землю и уродовала ее изнутри. Все живое гибло от ее холодного прикосновения и обращалось в прах, который ныне, заменяет города, прекрасные сады и населения многих городов. Пыль. Прах. Холод. И больше ничего. Впереди ждет пустота, но не перерождение. Перезапустить механизм невозможно, но вскоре липкие лапы темной магии доберутся до светлого зерна, на котором держится последние нити светлого равновесия. Порвет их и тогда уже ничего не остановит разрушения, мир сгниет изнутри. «А он уже начал гнить…»
- Мы должны дать Комавита новую жизнь, отдав взамен ей что-то равноценное. Тогда мы спасем наш мир. Я помогу тебе… Затем я здесь. Завершить этот круг, - ее пребывание в мире живых рушит круговорот жизни и смерти. Она – одна из тех, кто находится здесь не по праву и должна это исправить – вернуть туда, где ей и место. Фильер это понимала и стремилась к предначертанному. – Я сделаю для тебя этот подарок, - в словах не было тепла, но смысл говорил о том, что что-то все же осталось в холодном разуме от нее прежней, которая хотела тепла в мире и света, хотела подарить что-то тому, кто подарил ей этот мир и свое тепло.
Объятия. Она их помнила. Это было где-то глубоко в ее памяти – холодный факт, лишенный эмоций. Женщина могла сказать, что она чувствовала тогда, но этого не было сейчас. Если бы не холод, пришла бы боль от осознания того, что она не может ощутить того, чего бы так желала, находятся рядом с ним. Спустя столько лет… Снова рядом, но не иметь возможности отреагировать так, как того хотелось ему или ей, в то время, когда все было иначе. Отсутствие Даниэль сказывалось – эмоции и тепло ушло вместе с ней. Девушка была единственным, что дарило холодной оболочки и расчетливому разуму чувства, эмоции, тепло, душу…
Ничего не всколыхнулось. Фильер опустила ладонь на затылок ламара и обняла его.
- Я не могу дать тебе того, что раньше.
Аллор должен был понимать это и без ее слов, но женщине больше нечего было сказать ему в ответ или сделать.
- Она там, где и должна быть сейчас, - спокойно ответила фалмари, отстранившись. – Я отделила ее сознание от тела, и пока не могу вернуть то, что ей принадлежит.

+1

12

Всё в этой вселенной подчиняется неумолимому закону равновесия. Приобретая что-то одно, обязательно отдай взамен что-то другое. Иначе рушится вся система мироздания. Закон, который знает каждый, и который часто пытаются обмануть те, кто верит в собственное могущество, способное изменить привычный круг бытия.
Глупо зваться Богом, если не умеешь управлять собственной мудростью. Бесполезно желать большего, чем можешь отдать сам.
Даже Богам не под силу изменить мир, не разрушив его до основания.
- Понимаю...
Кристофер встряхнул головой, словно пытался прогнать печаль. Фильер не вернётся к нему. Смерть невозможно победить, даже если желаешь этого всем своим сердцем. То, что покинуло мир, не вернётся прежним. Это закон.
- Я должен быть уверен, что Даниэль останется жива. Она станет новым символом, за которым пойдёт народ.
Рука дрогнула, не дотянувшись до лица девушки, и опустилась. Но Аллор был счастлив. В его глазах сиял свет, который ранее долгое время затмевал страх. Он боялся своей собственной неопределённости, он постоянно сомневался, а сомнения порождали панику. Теперь же он был уверен в том, чего хотел. Единственное желание младшего Бога.
"Будь со мной. Забери меня с собой."
- Мы спасём наш мир и дадим Комавита новую жизнь. Но я не отпущу тебя одну, Фильер. Пожалуйста, позволь мне завершить этот круг вместе с тобой.
Крис улыбнулся. Печально и радостно одновременно. Он решил для себя, что не позволит кому-то жертвовать собой ради других, по крайней мере, в одиночку. Он не позволит ей уйти снова и оставить его здесь. Она не обязана делать такой подарок ради Аллора, это будет лишь спасение народа и их мира, мира, в котором они должны быть вместе. Или не быть в этом мире, но и не быть порознь в разных мирах. Съехав с дивана и опустившись на колени перед Даниэллой-Фильер, Кристофер взял её за обе руки.
- Я хочу помочь ламарам очнуться, достучаться до их сердец и разбудить в них ту силу, которая спасёт их. Они смогут спасти себя, а мы возродим Комавита. Вместе. Я не оставлю тебя.
"Я не хочу жить без тебя. Но если мы вместе станем частью Комавита..."
Последние мысли Крис не озвучил, он опасался, что ему не позволят исполнить это желание. Страшно было осознавать, что всё вернётся к той точке, с которой он начал своё путешествие. Новый круг, новая печаль. Только не будет больше стремления к чему-либо, не останется ни единого осколка от разбитой души.
Пустота, печаль, боль, одиночество.

+1

13

Фильер не могла ничего обещать. Магия божеств сильно отличается о той, что доступна обычным ламарам. Им не под силу сдерживать ее без последствий, а они могут быть непредсказуемыми. Женщина не знала, чем могут обернуться ее планы и стремления сделать мир народа волн таким же прекрасным, каким он был до разрушения. Она это сделает. Любой ценой. И возможно, что обладательница тела не станет исключением. Магия преображает ее постепенно, подстраивает ее под новую обладательницу, которая появилась здесь незаконно, руша все правила и круг жизни.
Сказать, что с Огоньком будет все в порядке – солгать. Аллор должен был понимать, что все не так просто, как кажется со стороны и что-то в любой момент может пойти не так, вразрез с тем, чего бы им хотелось, но ее план намного проще и он не смотрит на то, кем и чем придется жертвовать. Богиня вытеснила душу из тела, когда та стала мешаться под рукой и распоряжалась телом так, как того хотела – некому было ее остановить и никто не осмеливался перечить или беспокоиться о сохранности княжны.
Кристофер боялся коснуться иллюзии и Фильер это чувствовала. Женщина понимала, что ныне она – не совсем то, чего бы он хотел. Первое его разочарование в мире смертных и больше давит осознание того, что она – обманка, а ради нее он спустился в мир своего народа и упустил равновесие, когда не имел на то права. Гнался за тем, чего никогда не получит. В пору было проявить сострадание, жалость, сожаление, но фалмари смогла выдавить из себя только:
- Прости… - в словах не было желанной искренности. Прозвучали как должное. Память подсказывала, что так должно быть, что что-то должно было в ней шелохнуться и отреагировать на его присутствие.
Женщина ничего не ответила на просьбу ламара. Она все решила для себя и не сомневалась в том, что и Аллор намерен действовать серьезно, не тратясь на пустые разговоры. Он сказал и он это сделает, но это снова потянет за собой ряд последствий.
- Ты не должен жертвовать жизнью ради меня, - она коснулась ладонью его щеки и заглянула в глаза божества. – Однажды ты уже пожертвовал своим спокойствием и я ценю этот Дар.
«Он должен отпустить меня, когда настанет время, а пока…» Фильер подалась вперед и, обняв ламара, прижала его к себе.
Она не справится одна. Ее силы, жертвы и народа ламаров может быть недостаточно для того, чтобы возобновить жизнь Комавита и дать Фалмарилу второй шанс на счастливую и беззаботную жизнь, но он будет рядом, а этого достаточно для того, чтобы с двойным усердие стремиться к своей цели и добиться нее. Она не имела права на ошибку или поражение.
- Мы воскресим Комавита и вернем Фалмарилу былое величие. Я обещаю, - тихо прошептала женщина.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.06.1086] И осталось мне три пути...