Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.06.1086] "...ушёл последний караван."


[04.06.1086] "...ушёл последний караван."

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Где? – о. Силва, Гвиндерил, г. Эденвел, Королевский дворец.
Кто? – королева Мираэль ди’Кель, рыцарь Ордена Крови Морандир. (присоединение возможно)
Что происходит?
Сюжетная линия Войны Роз.
Острову ещё повезло: магическая болезнь проникла сюда позже всего, а руки безумного некроманта пока коротки для разведения террора в светлых землях эльфов и ламаров, однако первые чумные ласточки уже запорхали. Жаркое лето только начинается, но уже не обещает ничего, кроме жатвы душ. Народ бежит в города, искать защиты за стенами и под магическими куполами.
На рассвете перед кордонами эльфийской столицы появляется отряд с эмблемой княжны Фалмарила, союзного княжества, и их капитан просит аудиенции у короля. Айрэн слишком загружен внутренними вопросами, и заниматься дипломатией выпадает королеве-матери.

Отредактировано Морган (22-09-2013 21:17:40)

0

2

Дела сменяли одно за другим, с самого утра было тяжело. Сначала совет в связи с обстановкой на острове и в других территориях. Потом составление необходимых документов и подпись других ранее утвержденных приказов. Даже позавтракать спокойно не получилось. А сейчас уже время перевалило за полдень и окончания заботам даже не предвиделось. Вот и сейчас королева Мираэль направлялась в один из залов дворца где ее ожидал посол княжества Фальмарила. При ходьбе легкие ткани платья разлетались, скипетр в руке. На голове как и положено для приема послов одета корона с эмблемой эльфийского народа. Она подошла к дверям и церемониймейстер объявил о ее появлении и лакеи распахнули перед королевой двери.

0

3

- Ждите, королева скоро придёт.
Кажется, это были слова одного из придворных или кого-то-там, сопровождавшего рыцаря с парой стражей. Тех самых, что отобрали у полукровки в доспехах лук и меч даже после проверки на заражение меткой. Морандир не возражал: у него не было никакого желания оспаривать своё право на какую-то эфемерную гордость, ни сейчас, ни когда-либо раньше. Более того, они вышли за двери, предоставив посланника самому себе. Одиночество было именно тем, что нужно перед формальным разговором.
Мор заходил кругами по ровному рисунку, концентрируясь.
Стук-стук-стук-стук.
Полуэльф ступал тихо, но сейчас его шаги гулко отражались от стен и повисали в пространстве. Чувство пустоты очень коррелировало с его внутренним состоянием. Обрывочный сон сослужил псионику плохую службу, не дав во время двухчасового забвения ни спокойствия, ни новых сил, ни даже вымученной бодрости прошлого дня. Хотя какая там бодрость, когда на пороге засела уродливая дрянь с громким именем Война?
Он напряг усталый разум, вспоминая, что должен был сказать, но в голову лезли отвлечённые мысли.

Всё могло быть много хуже.
Пограничные болота и леса, некогда мирные и знакомые рейнджеру, превратились бы в окрестности Акропоса семилетней давности, не бросай сильвийцы огромные силы на их очистку. Фалмарил мог бы превратиться из края свежих низин, пойм и рек в гнилые пересохшие болота, не справляйся ламарские маги с засухой там, где раньше хватало одних сил Аллора. Порча, завезённая на Силву лишь весной - позже, чем куда-либо ещё - жгла водных перевёртышей нещадно, но в городах водилось больше решимости и надежды, чем отчаяния. Даниэлла сидела на троне заслуженно. Княжна стала светочем для своего народа именно в тот час, когда возникла нужда. Она хлопотала днём, ночью, лично занималась большей частью организационных дел и никогда, никогда не отвергала даже самых мечтательных в наступившие времена, наивно-добрых идей. Удивительная личность, Даниэль не давала отчаяться всем остальным, даже когда ночной Эрдан заполонили пророки конца. И именно ради неё, а не ради Элиора ведьмин сын Морган согласился на это путешествие.
- Её Королевское высочество королева Мираэль ди'Кель, - объявил голос, и в открытые двери впорхнула в шелках великолепная женщина. Королева, воистину. Невольно лучник сравнил её с Даниэль, смотревшейся куда ближе и проще и роднее, но тут же отогнал наваждение, извлекая из футляра на поясе письмо.
- Ваше Высочество, - тихо повторил полуэльф, кланяясь в пояс. С церемониалом у Моргана, выросшего частью в деревне, частью в свободных городах, частью - в лесу, всегда было неважно, хотя какие-то нормы он удерживал в голове и исполнял с должной вежливостью, но без подобострастия. Часть титулов он пропускал, не умышленно, конечно, а от других выворотов у Мора иногда сушило горло и сводило язык, но работу свою он делал, и, вроде бы, даже недурно для дворняжки в королевском дворе.
- Я благодарен Вам за столь скоро предоставленную аудиенцию. Это письмо, - он продемонстрировал запечатанный свиток, - написано моей госпожой брату её королю Гвиндерила Айрэну, и, если Его Величество не распоряжался иначе, я могу передать послание ему лично либо через Вас, изложив суть устно.

Отредактировано Морган (23-09-2013 16:35:34)

0

4

Большой зал для церемоний и официальных встреч был пуст. Войдя королева прошла как и подобает к возвышению и поднявшись села на трон. Из высоких окон лился дневной свет озаряя все помещение. Золотое убранство поблескивало в лучах солнца и отражалось, так что даже все углы комнаты были освещены. Никто бы не спрятался.
Хотя голова прекрасной эльфийской королевы была занята абсолютно другим нежели любованием искусной игры света на канделябрах или отблесками лучей на куполообразном своде. В настоящий момент повелительницу волновала обстановка на родном острове. Приближающаяся война, угрожающая всему населению болезнь вот основные наиболее острые проблемы. На втором плане снова межклановые распри, мелкие стычки между эльфами и другими расами, которые время от времени все-же доходили до внимания власть имущих и нарушали договоренности и утверждения.
К тому же никто не снимал с нее ответственность за деяния пусть и королевских особ, но по-прежнему ее детей. Принц и принцесса периодически то и дело добавляли ей проблем, забот и головную боль.
- Мы рады приветствовать тебя достойный фальмарилиец. Эльфийский народ в моем лице выражает благодарность великой княжне и желает ей долголетия и светлого правления. - ответила ее величество на приветствие посла. Окинув его более внимательным взглядом Мираэль отметила его родство с эльфами, но и магию тоже ощутила. Перед ней стоял высокий, худощавый и несмотря на это крепкий по силе мужчина. Молодой по возрасту, но не по взгляду и поведению. Черные волосы, более темные предпочтения в одежде, откладывалось наверно влияние практикующей магии. Контраст составляли глубокие изумрудного цвета глаза и заостренные ушки, делающие его несколько менее мрачным. И его взгляд смотрящий на нее не воспринимался с тяжестью и напряжением. - Его величество Айрэн временно занят другими делами королевства. Так что послание княжны выслушаю я. Надеюсь моя персона удовлетворяет не менее чем Его Величество?

+1

5

На ответное приветствие королевы посол склонил голову, но ничего не сказал, даже банальное "я передам Ваши пожелания" или что-то вроде того. Сквозь ментальный щит на лицо псионика просочилась секундная тень сомнения, порождённая отвлечёнными мыслями.
Был ли полукровка фалмарильцем? Нет. Связывал ли он себя в эльфийским королевством? Тем более нет. После смерти матери чувство дома никогда не посещало его. В сумме он почти треть жизни прожил на острове, где-то здесь родился и вырос его отец, но до сих пор Морандир не чувствовал себя своим в благодатных краях.
Некогда благодатных. Они должны были говорить именно об этом сегодня. Мор понятия не имел, можно или нельзя передавать послание Даниэль кому-либо кроме молодого короля, хотя считал, что мнение княжны должно достигнуть как можно большего количества властьимущих ушей как можно скорее.
- Полагаю, содержание письма я озвучить в праве, - закладывая свиток в футляр, ответил полуэльф. С секунду он выдержал паузу, украдкой облизнул губы, и стал говорить:
- Княжество успешно сопротивляется угрозе. Ламары справляются с увеличившимся числом нечисти, угрозы потерять территории нет. Возможные проблемы с продовольствием решены магами, также они сдерживают распространение urintehta*, хотя число жертв растёт. Несмотря на то, что магическая болезнь пришла в эти земли с материка, моя госпожа считает, что закрывать границы и порты не стоит. Напротив, княжна склоняется к посильному выделению помощи дружественным народам из-за моря – то есть людям. К этому же она призывает всех своих союзников. Вас, Ваше Высочество, - мужчина опять паузу, давая небольшой отдых пересохшему горлу. Шутка ли, с раннего утра во рту ни капли не держал, хотя фляга, в которой что-то ещё плескалось, висела на поясе. Этикет. – В качестве жеста доброй воли моя госпожа послала вместе с нашим посольством несколько опытных магов воды и целителей, для обмена опытом и посильной помощи. По пути через границы мы успели удостовериться, что сообщение между державами не нарушено и работает исправно. Третьего дня, остановившись в крепости, вы наблюдали, как в сторону Ауреллона, снаряжённый припасами и лекарствами, ушёл последний караван.
А прозвучала фраза плохо: безнадёжно как-то, будто перечёркивая все радужные по нынешним меркам вести. Сквозь щит посла второй раз протянула руки к его бесстрастному выражению задумчивая меланхолия. По его ощущениям пепельная зараза была не просто болезнью, которую можно если не вылечить, то обезопасить и оттянуть исход. Мор надеялся, что он ошибался, и ни с кем не делился пока своими измышлениями, но лицо больного мальчика, в ту ночь самую ночь на границе вещавшего страшные пророчества в бреду, не шло из головы.
- Это всё, Ваше Величество, - заполняя звенящую пустоту собственным голосом, добавил Морандир. – Я готов ответить на Ваши вопросы, если что-то осталось неясным.


* эльф. пылающая метка, она же пепельная порча и т.д. – та самая болезнь, о которой все говорят.

0

6

Королева не торопила посла. Ведь она и сама прекрасно понимала что если подданному выдан четкий приказ о том как его выполнять и перед кем выполнять. То тот просто не подумает выполнить это иначе. И Мираэль даже не винила ни княжну, ни тем более посла, что они пребывают не в курсе обстановки в королевском дворце. К тому же даже об этой встрече Айрэн все равно узнает во всех подробностях.
Поэтому когда темноволосый полуэльф все-же решил что озвучит послание своей повелительницы и будет вести переговоры с королевой, просто кивнула.
Дальше мысли унесли женщину далеко за пределы дворцовой залы. Новости были вполне себе радостными, так сказать больше оптимистичными. Княжество ламаров справляется, зараза пусть и изничтожена но получает достойный отпор и у них еще есть время найти очаг и возможно предотвратить худший исход. Эльфийское королевство в этом плане не уступало ламарскому княжеству. У них в распоряжении были все возможные навыки и знания. Маги и лекари, целители и хранители жизни трудились день и ночь не прекращая ставить опыты, эксперименты и находить новые лекарства или зелья. Территория острова пока держалась от наступающей пепельной заразы. Но вопрос про расу людей несколько напрягал эльфийскую королеву.
- Почему великая княжна уверена в заморских расах? - задала наболевший вопрос Мираэль. Ведь насколько она знала людская раса редко когда приходит на помощь если только не прослеживается какая-то выгода или же то что обогатит их и даст власть. Человек наделен странными качествами иногда не совместимыми ни в одной другой расе. - Помощь будет оказана любой расе, но народ людей слишком алчен и неукротим. Их поступки не предсказуемы и могут обернуться против нас.
Мира посмотрела на посла долгим взглядом пристальным и цепким, будто пыталась заглянуть в душу этому полуэльфийскому существу.
- Границы останутся открыты. Княжна пусть будет спокойна королевство эльфов не откажет в поддержке и взаимопомощи. К тому же я также отдам распоряжение на отправку опытных магов и лекарей и в Фальмарил и за море. Будет лучше если избранники будут работать сообща.
Королева поднялась и медленно спустилась на одну ступень пьедестала встав напротив брюнета. - Как твое имя полуэльф?

+1

7

Вот оно, спокойное чувство достоинства восседает на кресле в центре небольшой залы и снисходительно слушает визитёра. Морган – как давно он не вспоминал своё человеческое имя? – редко говорил с кем-либо, не используя одновременно свой врождённый дар эмпатии, чтобы понять, что за личность перед ним. Со временем он научился различать характер под эмоциями во время разговора на темы, даже не касающиеся собеседника непосредственно. Но тут…
Помимо снисходительной благосклонности полукровка смог считать лишь некоторый интерес к своей персоне. Королева, ни дать ни взять: всей душою за державу. За свою, и, максимум – соседскую.
- Госпожа верит, что если мы откажем в помощи людям сейчас, потом на останках поверженных враг преумножит свои силы многократно, - ответил Мор, прокручивая в голове слова, сказанные Даниэллой в их последнюю встречу. На язык так просились собственные мысли, но их содержание, не обработанное чуждым оратору дипломатическим мёдом, могло оскорбить эльфийку. – Остебен издавна считается союзником светлых народов, и бросить его жителей было бы преступлением.
Про свою родину, которую он делил со всем известным некромантом, ведьмин сын промолчал. Альянс уже в руинах, и его не спасти. Можно только отсечь, как ногу с гангреной, и чистить всё, что осталось.

- Я передам княжне Ваши слова, - кивнул полуэльф, выслушав полный ответ королевы. Он готовился откланяться, как только она закончит, и вырваться, наконец, из дворца, но женщина плавно вела свою речь и, казалось, рассчитывала не на прощание. Эльфийка поднялась всё с тем же величавым изяществом и сошла на одну ступень вниз. Мор оказался глазами на одном с ней уровне, и его немного тревожило предчувствие. Ещё прежде чем она спросила, в голове полукровки щёлкнуло: "забыл".
С ответом он промедлил, недолго, но заметно. Не потому, что не доверял, а потому что просто не знал, как. От имени, данного матерью, он отказался после вступления в Орден и разрыва всех контактов с материком. От фамилии отца Мор открестился чуть позже, узнав немало сомнительных вещей о целителе. В конце концов, представляться лучник просто отвык.
- Морандир, Ваше Высочество.
Он мог бы поклониться ещё раз, но эта идея пахла вульгарной степенью вежливости. Псионику показалось, что настрой непроницаемой венценосной склонялся к менее формальной беседе, и он позволил себе чуть больше вольности. Посол Фалмарила отступил на шаг назад и другой в сторону, освобождая дорогу женщине, и замер в некоторой нерешительности: предлагать руку и выйти бок о бок из зала с королевой – допустимо или нет?
- Надеюсь, Вас не обижает мой недостаток придворных манер? – со своей обыкновенной рассеянно-неловкой улыбкой спросил Мор. Презрения в ауре королевы он не чувствовал, но убедиться в правильности всего сказанного считал необходимым.

0

8

Судя по взгляду полуэльф толи пытался узнать ее мысли, или прочитать какие-то скрытые угрозы. Но Мираэль даже не собиралась угрожать послу дружеского княжества. И к тому же думала женщина также о том о чем и говорила. Посторонних или чужих мыслей в голове правительницы даже не возникало.
К тому же защитный амулет спокойно висел на шее не подавая никаких знаков что перед ней опасный или же угрожающий субъект.
- В этом я с княжной полностью согласна - кивнула изящно она с легкой полуулыбкой и одновременно серьезным взглядом. - И именно это мы не дадим ему сделать.
Снова королева устремила взгляд вдаль за стекла высоких окон в район далеко простирающегося пейзажа города который королева могла видеть в любое время дня и ночи и о судьбе которого волновалась, беспокоилась, тревожилась. Вообще королевская участь жить только ради других, королева пусть и свободна как кажется многим. Но на самом деле пленница. И как никто королева понимала своих детей то и дело рвущихся на свободу. Просящих ее милости выпустить их из этой роскошной клетке. Но вспоминая слова покойного отца, мудрого короля о том что пусть народ ругает, иногда бунтует или противится королевской власти. Но и без головы ни один народ не сможет жить и тем более славится. А врагам только и надо как найти слабое место и ударить по больному. Так что сейчас сокровище всего эльфийского народа это наследники - принц и принцесса. И Мира сделала все, но ее сын взошел на трон в положенный срок, и дочь вскоре станет мудрой и верной помощницей для брата.
Но она отвлеклась. Женщина вновь посмотрела на посла, и попыталась вспомнить о реальности.
- Остебен мы не оставим

При вопросе о имени брюнет помедлил. Пока королевская персона ожидала ответа снова посетила мысль о такой задержке в ответе. Полуэльф с навыками магии либо старался вычеркнуть из жизни факт рождения не чистокровным, либо что-то чем занимались мать, отец. А может парню просто было не комфортно в обществе высоких лиц, к тому же женского пола. Ведь этикет в плане дам был жестче и строго ограниченным.
- Не волнуйтесь Морандир, поверьте за время своего правления я видела и не такое отсутствие манер. Бывает намного хуже - продолжила Мираэль спускаясь наконец совсем с постамента. Морандир уже отошел и теперь терпеливо стоял пропуская леди.
- Позвольте спросить вас о ваших планах и указаниях данных вашей госпожой. Как долго вы планируете пробыть в Эденвеле? Прошу оставьте. Вы и так устали добираясь, а сейчас еще и вынуждены вытягиваться по струнке перед первой леди. Я отпускаю вас...
Но эльфийка смотрела на Морандира и как будто не желала оставаться одна.

Отредактировано Мираэль ди`Кель (24-09-2013 19:27:03)

+1

9

Я вызываю подозрения, - сообщил себе Мор, который раз замечая отблеск размышлений о себе. На это у него был нюх, и никакие зеркалящие подвески не отбивали этого предчувствия.
- Да уж, - полукровка сдержанно усмехнулся, - кто-то не изучал этикет даже по героическим балладам.
Но разговор был быстро повёрнут в прежнее, почти формальное русло, хотя королева вряд ли имела в виду чистый деловой интерес.
- Моё начальство... - Элиор, - в мыслях назвал ламара Рыцарь Крови. Изувеченная щека со шрамом, скрытая прядью, чуть дрогнула: псионик показывал мало эмоций, будучи вечно под защитой ментального заслона, но всё, что просачивалось - было искренним и сильным. Формулировка слетела с языка на редкость официальная и холодная. - Желает, чтобы я оставался в Гвиндериле как представитель княжеской воли, пока моя служба не понадобится в другом месте.
Всё что угодно, лишь бы я не приближался к Даниэлле, - уже взяв лицо под контроль, подумал Морандир. О не-ет, о том, как и почему ему не хотелось уезжать, о том, как до обидного просто его, одного из самых лояльных союзников княжны, выставили прочь, он никому не расскажет. Разве что Малленгилу, ведь это своевольная выходка отца незадолго до принятия решения о посольстве подлила масла в огонь. Шпионил он за некромантом через его же Культ, видите ли, и отказываться от этого не собирался... Такая игра серьёзно попахивает двойным предательством.
- К сожалению, - хотя голова роилась разными мыслями, больше Мор пауз не держал, - я вынужден вернуться к отряду, - сообщил он. Но что-то жалостливое было скрыто во взгляде эльфийки. Одиночество.
Эмпат сделал шаг-другой в сторону дверей, и замер в нерешительности, глядя на женщину.
- Разве что Её Королевское высочество пренебрежёт церемониалом и пожелает прогуляться по полному обустраивающихся беженцев городу.
Сдержанная, но в этот раз прямо-таки заговорщицкая улыбка наползла на лицо обыкновенно бесстрастного полуэльфа. Дурные манеры и идеи бывают чудо заразны.

0

10

Смена выражения на лице полукровки как-то напрягла сначала Мираэль, но в следующий миг мужчина снова расслабился. И женщина откинула это происшествие, забывая.
- Скажу по секрету, этикет на самом деле не самая нужная вещь в правлении. Я бы посоветовала будущим властителям больше вникать в интриги и все возможные предательские речи, нежели сидеть за столом и улыбаться друг другу, говорить комплименты и держать за спинами ножи.
Что-то она увлеклась, видимо тяжелое утро и голодный желудок сделали ее несдержанной и несколько жестокой в высказываниях. Королева устало прикрыла глаза на долю секунды прикрыв ладонью глаза приходя в себя, возвращая на лицо благородство, контроль и вежливость.
- Тогда я еще раз скажу мы рады приветствовать вас Морандир в Эденвеле и Гвиндериле. Вам будет оказан самый лучший прием и выделят все необходимое. Если понадобится что-то еще буду рада лично помочь.
Подтверждение слов о необходимости уйти, придали голосу эльфийки что-то удручающе печальные и тоскливые нотки. Дела теперь завершены, осталось лишь доработать самую малость распоряжений и до конца дня она снова предоставлена самой себе. Делай что хочешь, но только сама с собой или с придворными прихвостнями.
Предложение сказанное полуэльфом она услышала. Сначала королева заглянула в эти зеленые глаза будто ища намек на шутку. Потом увидев что он как то заговорщически улыбается подобно нашкодившему мальчишке и в глубине его взгляда горят искорки. В глазах пусть и матери двоих детей, но по-прежнему молодой женщины появился блеск. Такой блеск появляется у ребенка которому наконец подарили долгожданную игрушку, разрешили съесть запретное лакомство или отпустили в вожделенное место о котором он мечтал. Будь ее воля она бы запрыгала бы от радости и захлопала в ладоши как этот самый ребенок. Но сдержанность вдалбливаемая годами дала о себе знать и ее высочество лишь снисходительно и утвердительно кивнула:
- Королева желает осмотреть как выполняются ее приказы на местах - и она шагнула к Морандиру подавая ему изящно свою руку.

0

11

Одиночество - страшный недуг, которым часто страдают люди, совершенно этого не заслуживающие. Радостный всплеск в глазах и ауре королевы не прошёл мимо эмпата, но и не удивил его. Спорный дар природы вообще переворачивал с ног на голову мир в глазах полукровки. Его было тяжело по-настоящему удивить в бою или разговоре, но запросто - сбить с толку, срезав кошель и тут же затерявшись в толпе. Важные важности блёкли, а незаметные мелочи приобретали почти определяющую значимость.
- Церемониймейстер будет в ужасе, - хмыкнул посол, и, аккуратно взяв Мираэль под локоть, толкнул рукой двери.
Они покинули зал, и стражи с постными лицами, скрывавшими простой человеческий интерес, смотрели им вслед; пробормотал "…доложить совету…" и закусил губу герольд. У этих эльфов приоритеты были расставлены не слишком мудро.
- Сегодня сливки общества будут сбиваться в свежее масло, - пространно сказал полуэльф, увлечённый пришедшим ему на ум сравнением. Воодушевление первой леди светлого королевства передавалось псионику и чуть разгоняло затянувшееся с момента отбытия из Эрдана чувство тревожности. Мор, всё так же сдержанно улыбаясь, решил не уточнять метафору и не спрашивать королеву, не беспокоят ли её слухи, которые, несомненно, станут сенсацией ещё до ужина. В Фалмариле сохранившие нейтралитет в конфликте и, соответственно, не потерявшие статус вместе с Мэтерленсом благородные только так и развлекались. Рыцарю Даниэллу от разряженных стервятников хотелось защищать, но, чтобы не поднять новые волны слухов, приходилось молчать. Здесь – другой случай. Мираэль производила впечатление политика достаточного самостоятельного, чтобы не зависеть от мнения двора. По крайней мере, смелости в ней было с избытком: не всякая леди позволяла себе приватные разговоры с дипломатами и неподобающие статусу идола на троне прогулки под формальным предлогом. И нельзя сказать, что Морандиру, презиравшему ненатуральную, ненужную, лишающую живости общение формальность, это не нравилось. Очень даже наоборот.
- Ваше Высочество желает ехать верхом? – спросил он, едва выдерживая подобающий тон, когда галерея вылилась в большой зал, из которого вело несколько выходов. Честно говоря, рыцарь теперь и не помнил, откуда проводили стражи его, зато помнил, что его оружие оставалось у длинного, до карикатурности мужественного эльфа. – Посольство остановилось в центральных кварталах, но на улицах очень людно.

0

12

Он понял ее стремление вырваться. И просто взял под локоть когда она подошла и толкнул тяжелый створки зальных дверей. Стража абсолютно нейтральным и не дрогнувшим взглядом вперилась в них, но молчала как и подобает. Королева же проходя бросила мимолетный взгляд и подняла гордо голову. Так обычно она выходила с королем об руку. С мужем или отцом во время торжественных встреч или балов. Но сейчас пусть с ней простой посол, она то по-прежнему королева и будет делать все что захочет.
- Ему иногда полезно. А то совсем забыл что такое эмоции... - увидев вытянувшееся лицо герольда произнесла царственным тоном, доставшемся от отца. Тот умел приказывать даже рассказывая ей в детстве сказки. - Желаю лично убедится что мои распоряжения выполняются в должном соответствии. Готовьте Гаеля.
Мира прекрасно понимала что по дворцу буквально за час разнесется весть что ее высочество слишком беспечна и самовольна. Рискует жизнью и бросается к беженцам лично. Что она слишком опускается перед подданными и неподобающе братается  бедняками. Но это ее народ и в случае чего, а это чего может быть наступит и завтра с учетом положения в странах. И именно эти эльфы, полуэльфы, полукровки пойдут защищать ее и ее детей. Умирать с ее именем на устах и если придется пожать каждому руку она это сделает.
- Да верхом - заметила женщина растерянность Морандира и улыбнулась. Чуть коснувшись его рукава как бы направила в нужный коридор. - Генерал Куниэль - при этих словах и показался этот высокий мужественный эльф с полукаменным лицом. Королева знала что именно этот эльф тщательно и ответственно обходится со всеми кто желает приблизится к Мираэль.
- Ваше высочество?
- Генерал думаю вещи посла ему еще пригодятся. Мне нужна пара гвардейцев для выезда в город. Я выезжаю через 2 минуты.
Снова как ни в чем не бывало королева и посол двинулись в сторону конюшен. Остальным же оставалось только принять меры что б выполнить приказ и принять высшее решение как есть.

0

13

Офф: Нувиэль не появлялась, у меня небольшой творческий кризис, но есть задумка на следующий пост.

- Благодарю, - тихо сказал королеве лучник, вновь взяв её руку, как только встреча миновала. С оружием он чувствовал себя… собой. Рыцарь Крови не наслаждался битвой абсолютно, но привык думать, что способен одним вовремя проведённым ударом остановить кровопролитие. В мире, где нет ничего абсолютного, концепция меньшего зла имела, пожалуй, определяющий смысл.
В условиях разорения и близкого голода количество ездовых животных резко сократилось: лошадей было просто негде пасти в том огромном количестве, чтобы обеспечивать нужды всех. Сам Мор был бы не прочь пожертвовать своей невозмутимой кобылой ещё на пограничной заставе в пользу возвращающихся в Эрдан разведчиков, но к благоразумию воззвал рыцарский статус и престиж всего Ордена в целом.
- Моя лошадь осталась в выделенной нам резиденции, Ваше Высочество, - сказал он, наблюдая, как в окружении двух гвардейцев – и абсолютно без помощи этих самых гвардейцев – августейшая лихо забралась в седло в платье. Пегас повёл сложенными крыльями и переступил ногами.
Гвардейцы выдали принадлежавшие послу лук, меч и кинжал, и, услышав слова, предложили скакуна из королевских стойл.
- Спасибо, я предпочитаю пешие прогулки.
Опытные придворные усмотрели бы в словах полукровки лесть королеве, но он говорил правду: разъезжать по забитому городу верхом ему претила, а двор особняка, в котором поселились ламары, был и так утром забит. Так что теперь, когда за ним следом от лошадей отказались, хоть и нехотя, гвардейцы, небольшая проблема была решена.
Рыцарь позволил себе легко прикоснуться к морде пегаса, но за узду браться не стал. Раскрылись ворота. Морандир понял, что молчит больше, чем должен, только услышав хлынувший внутрь шум города. Четвёрка вышла на площадь.
- И часто Ваше Высочество выходит в люди? – поинтересовался полуэльф, не зная как начать светскую беседу и не зная, какие темы были допустимы для репутации королевы в присутствии гвардейцев.

0

14

В отличие от посла Мира не могла себе позволить так вольно выходить в город. Еще при жизни отца слишком часто ей доставалось за беспечность, а со смертью мужа которого убили те самые подданые которые клялись в верности и защите. Нет она не боялась смерти или нападения. Но и бегать пешком по городу к тому же наполненному сейчас беженцами было глупо.
Ловко оказавшись в седле любимого питомца, несмотря на казалось бы мешающиеся лоскуты ткани платья, королева почувствовала себя более легкой и свободной. Ведь можно просто взлететь и покинуть это место на пару часов. Лишь присутствие посла и его предложение о прогулке не позволяли ей устроить "маленький побег". было со
И после этого ты удивляешься в кого твои дети. Они как и ты больше любят свободу, чем власть.
Гаель медленно двинулся сквозь распахнутые ворота, сзади ехали два гвардейца на два шага позади, так чтоб в любой момент можно было сократить расстояние. Морандир шел рядом, пегас фыркнул на попытку погладить со стороны фальмарийца и демонстративно отвернулся.
- Никто вас не будет ни к чему принуждать
Площадь встретила их шумом и гвалтом. Суета, толкотня и движение груженных повозок вот чем в данный момент живет эльфийский народ.
- Не так часто как хотелось бы. Чаще это самое общество приходит ко мне. Но в тоже время я стараюсь при удобном случае посещать своих верных подданых и гостей королевства

0

15

Быть может, так будет выглядеть Даниэлла лет через двадцать, - подумал посол, собирая по частичкам образ свободолюбивой, но ответственной эльфийской королевы. Мысли его всё время, против его воли, возвращались в чужой край.
Но Мираэль ди'Кель - вдова, королева-мать, регент при сыне, а не наследная правительница, - напомнил он себе тут же. И опять размышления ушли куда-то не туда. - Если только Элиор...
Каких мерзостей не подкладывает людям в голову простое желание личного счастья. Полуэльф не мог вспомнить, когда в его голове поселялось настолько подлое желание. Даже убийство над могилой матери культиста, как оказалось - беглого магистра, повлекшее за собой, ещё более скорый захват власти Кайлебом Ворлаком, было куда более справедливым и заслуженным, чем эта маленькая тёмная мечта. Да, Морандир хотел, чтобы ламар исчез, перестал копаться в его привязанности к княжне и постоянно вмешиваться. Эмпату никогда особо не было нужно ни полцарства впридачу, ни места в постели благородной девицы, да и Даниэлла, как он думал, едва ли считала его больше, чем близким другом. Уж очень ловко она манипулировала им для взаимности. А он хотел быть рядом, ощущать присутствие, впитывать эмоции и знать, что всё в порядке. Элиор же отвергал даже эту маленькую нужду своими подозрениями и вселял в молчаливого полукровку желание сбежать в глушь, как от матери после войны, и никогда, никогда не выходить больше к людям.

Ответы королевы рыцарь слышал и встречал короткими кивками, не зная, впрочем, как подхватить. Список идей для светского разговора на сегодня у него, кажется, иссяк.
Когда они вышли на площадь, эмпат почувствовал что-то назревающее, но пока не понял, что. В отдалённом краю, напротив возвышения, с которого вещали глашатаи, вокруг начавшейся утром раздачи мясных продуктов с бойни, шумели теперь не только и не столько голодные.
- Глядите, Ваше Величество, - случайно перепутав титул, указал полуэльф, - что-то не слишком похоже на мирное объявление о поставках. И не похож выступающий на скотовода...
- Доколе? - кричал человек с заострёнными ушами - эльфинит - размахивая куском чего-то коричневого... Шкурой? - Нам ввозят падаль, а мы и рады бесплатному куску?..
- А что предлагаешь, голодать? - спросили из толпы. Морандир слышал ропот неодобрения, но чувствовал, что мнения собравшихся разделились на лояльные и бунтарские примерно пополам.
- Прогнать из столицы попрошаек! - прозвучало слева.
Гул и вопли наполнили сбившуюся в нагромождении повозок толпу, и они не сразу заметили появление эльфийки на пегасе.
- Не на это я рассчитывал, приглашая Вас на прогулку, - тихо сказал Мираэль посол.
- Королева!..
Морандир отступил на шаг, равняясь с копытами пегаса: к ним хлынула толпа.

+1

16

Миновав ворота центральной площади Мираэль невольно вспомнила последнюю поездку в город. Это была давно, последние события не позволяли ей посетить собственную столицу. Слишком опасная и не стабильная обстановка, слишком большой наплыв принятых в стены и под защиту рас. Все ее приближенные на перебой твердили что такие выезды могут пока повременить. Отложить и когда по милости Богини все уляжется можно будет спокойно выезжать к жителям. Вся эта нагрузка слишком сильно давила последнее время на нее, ведь несмотря на то что Мираэль все жизнь заочно готовилась к трону, но все же расчитывала быть лишь правой рукой короля. Но ни как тем кто управляет. До сих пор этот факт тяжело ей принимался. Часто очень часто она мысленно разговаривала с погибшим супругом упрекая его в том что оставил ее одну. Но перед народом она так и оставалась сильной и гордой повелительницей не боящейся ничего.

Площадь встретила их сначала обычным гулом и шумом приезда провизии и других насущных проблем. Суета, гомон, присуще обычному устрою городской жизни. Погруженная в раздумья и не сразу заметила ее высочество изменение настроения толпы и как появился этот неприятный настрой у жителей.
Посол привлек ее внимание к происходящему и она устремила взгляд туда где стоял подозрительного вида глашатаи. Моментально красивое лицо исказилось в хмуром напряжении и пегас уже повернулся в направлении к возвышению. Но в одно мгновение стоящая до этого спокойно толпа в миг наполнилась негодующими выкриками. Поглощенные спором они уже и не видели восседавшую на пегасе королеву и эта массивная стена стала угрожающе двигаться в их сторону. Грозя подмять под себя любое препятствие.
Фальмариец произнес удручающую фразу и затем раздался возглас из толпы или за спиной она так и не поняла. Гаель расправил крылья и встал на дыбы, с громким ржанием. Амулет на шее Мираэль стал медленно активироваться от опасности, распространяя вокруг нее защитный купол. И в тоже время магия земли дала о себе знать и под толпой качнулась площадь, заставляя некоторых отвлечься от негодования и посильнее и устойчивее встать на ноги.
- Что происходит? - раздался властный голос правительницы над площадью и она напоминала сейчас грозную богиню на вздыбившемся коне.

Отредактировано Мираэль ди`Кель (07-10-2013 12:57:15)

0

17

Зеркало окружающего его мира, Морандир в одинаковых ситуациях мог как очень быстро собираться с мыслями и откидывать стороннее, так и не преодолевать липкой задумчивости до самого последнего момента, когда на кону стояла уже его жизнь и включались безусловные рефлексы.
Королева Мираэль была мечтателем сосредоточенным. Это помогло.

Псионик не был трусом, но и дураком тоже не слыл: несколько шагов назад и в сторону от пульсирующего живого моря не только помогли удержаться и не быть сметённым внезапно нахлынувшей волной, но и подкрепить блоки, прежде чем нырять в мешанину из аур снова. За рыбкой.
Его прервала защитная реакция артефакта на королеве. Распространившийся из центра щит несколько оглушил чувствительного к магии эмпата, а дрожь земли - опасно забалансировать на мгновение назад устойчивой мостовой. Ох-ох-ой, а Мираэль оказалась весьма и весьма сильной, как маг. Точнее, гораздо сильнее, чем могла ощущаться. Вот что значит след стихии в характере: прочность камня становится настолько привычной, что забываешь, что этот камень вообще есть.
Грохот же быстро напомнил собравшимся об истинности обратного.
Вопрос королевы поставил увлечённых спорами горожан в тупик.
- Так ведь, э-э-э... - прозвучало откуда-то из первых рядов.
Вот так всегда и бывает: очень мало людей способны сохранять своё я, не поддаваясь течению настроения масс. Что прискорбнее, большинство их тех, кто не способны, зачастую даже не осознают, насколько тупеют в слишком больших скоплениях народа. Да, конечно, все эти утверждения звучали крайне цинично, но как не признать их правоту, принимая во внимание историю захвата Атропоса? Не понадобилось ни пяти лет террора, ни полноценной осады: Малленгил рассказал сыну, что Культ просто устроил саботаж поставок продовольствия, и сказанные в нужный час правильные слова подарили Ворлаку его первый живой и лояльный город.
Снова сосредоточившись в себе - спасибо успокаивающему присутствию Её Высочества - рыцарь стал шарить по отблескам смуты в толпе.
Кажется, проклятому некроманту-комбинатору кто-то пытался подражать. И хвала богам, что безуспешно: оратор растерялся, хотя толпа толкала его к королеве, а, значит, вождя, дёргавшего его за ниточки и суфлировавшего фразы, не было среди этих людей. Да и вряд ли подражатель мог сравниться с кумиром, и едва ли Мираэль не превосходила магистров Атропоса в авторитетности. Её народ её обожал: по мере того, как шок отходил, многие из ранее потерянных во мнении горожан озарились едва ощутимой радостью. В некоторых она быстро разгорелась до размеров тихого ликования.
- Ваше Высочество! Ваше Высочество!
Конечно, Мираэль не спешили отвечать конкретно. Никто сам толком не понимал. Первые очнувшиеся светлые умы выдали правительнице не больше, чем клочки всей картины:
- Ну, мы обсуждали... Мясо, знаете ль, везут-везут, а мало... На салате не протянем... Все сады повытоптали под палатки...
И так далее.

Морандир подошёл вплотную к немного успокоившемуся пегасу, чтобы по-своему пролить свет на происходящее.
- Ваше Величество, - шепнул эмпат эльфийке в небольшой паузе, так, что даже гвардейцы, стоявшие рядом с ней, едва ли расслышали бы его слова. - Очевидно, кто-то подзуживал народ, но теперь его нет. Скорее всего, он скрылся без магии...
- Ваше Высочество, - вмешался какой-то гвардеец, которого Морандир уже видел утром. Кажется, офицер. Его не было на столь стремительно закончившейся королевской прогулке, а, значит, он прискакал только что, пока эмпат был занят горожанами, - На других площадях у раздач возникли большие скопления народа. Ваши подданные не бушуют, но прознали о Вас и желают видеть свою королеву.
Толпам не нужны ответы, толпам нужна хоть частичка благородной любви, - с горечью подумал полукровка, - какие-нибудь общие фразы с непрошибаемой уверенностью в успехе. И на это королеву сегодня пригласил я.
Рыцарь понимал, что женщине сегодня придётся много уверять, лукавить и, возможно, лгать во благо. И чувствовал себя предателем. По-хорошему, он был просто обязан теперь несколько часов объёзжать всю эльфийскую столицу с Её голодным Королевским высочеством. По-честному, делать этого он не мог из-за долга перед другой правительницей, с которой, помимо совести, его связали многие несказанные клятвы.
- Ваше Высочество, - тихо позвал Мираэль посол, - мне правда, правда очень жаль. Я могу сопроводить Вас до площади Трёх путей, но...
Но дальше мне придётся бросить Вас ради собственных спутников и я не знаю, как потом буду смотреть Вам в глаза.
Хорошо, что эльфийская королева не была псиоником, потому что муки гипертрофированной полукровкиной совести ей едва ли были бы интересны.

Отредактировано Морган (14-10-2013 15:45:17)

0

18

Как и ожидалось ее небольшая демонстрация силы привела к нужному результату и дала тот эффект который королева и ждала. Толпа в миг вновь вернулась в адекватное состояние и только вот причину или даже повод для волнения так никто и не смог озвучить толком. История уже не первый раз доказывала что для победы не всегда нужна тысячная армия солдат, достаточно посеять панику и город сдастся. Вот и сейчас подтверждение лишний раз напомнило Мире что ее королевство воюет, и противник явно настроен не на честный бой. А применяет все возможные трюки, уловки, действие третьих рук и т.д.
Ее величество обвела взглядом полным достоинства и гордости толпу жаждущих ответа и частички ее внимания толпу. Пегас уже снова стоял на всех четырех ногах, но крылья лошади все-равно были слегка расставлены, будто конь меньше доверял этому спокойному с виду сборищу.
- Эльфийский народ я полностью разделяю ваше недовольство и возмущение. Но к сожалению качество мясо поступающее в город не всегда безопасно. Поэтому пункты отсортировывают большую часть и остается к сожалению не много. Я каждый день прилагаю очень много усилий для изменения этого факта, но не смогу обещать слишком скорое разрешение. Единственное что я прошу это просто верить и надеятся и самое главное в этот сложный час не поддаваться этим попыткам врага разладить и таким образом ослабить нас. Очень скоро провизии будет больше и переговоры с нашими союзниками и помощь придет.
Лица заулыбались, в некоторых взглядах заблестела надежда и радость, промелькнул даже стимул к продолжению борьбы за свою королевство и гнев сменился милостью. По толпе пробежал гул одобрения и хвала королеве. Все кивнули готовые терпеть лишение мяса сколько нужно.
Мираэль одарила своих подданых великодушной и по матерински доброй улыбкой и оставшаяся часть толпы тоже пала к ее ногам фигурально выражаясь.
И в этот именно момент гвардеец оповестил что еще на 3 площадях ей стоит появится и оказать честь внимания и почтения своей особой.
- Хорошо оповестите людей что я еду, сообщите и тем кого нет на площадях пусть соберутся все. - сказала ее величество сжимая ногами круп Гаэля поворачивая его к узкой улочке ведущей на одну из площадей города.
Но ей пришлось обратить внимание сначала на фальмарийца.
- Вам не за что извинятся Морандир. Не ваша вина в том что кому-то явно не так легко как думалось захватить Рейлан. Можете идти и спасибо вам за прогулку. Мне к сожалению необходимо заняться своим королевским долгом о котором я решила забыть. Единственное что хотела попросить будете еще в Эденвеле буду рада видеть вас у себя во дворце.
Протянув руку послу для поцелуя и оказав наконец все положенные по этикету почести и правила. Тронулась на встречу своему народу.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [04.06.1086] "...ушёл последний караван."