Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.о2.1082] Сыпем под ноги монеты и шипы


[23.о2.1082] Сыпем под ноги монеты и шипы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

- примерная локация
г. Мирдан, императорский дворец, тронный зал.
- действующие лица
Альвега Де'Фарид
Рейстлин
Элен
Артур
Авель
НПС
- описание
После очередного собрания Совета было принято решение о том, что традиции всё же будут нарушены, но не в ущерб государству. Лишившись какого-либо влияния на Императора, Старейшины взялись за Элен, решив за счёт неё заключить выгодный брак. Вот только с кем? Глава Дома Королей Белого Сияния уже давно женат, недавно женился и глава Дома Красного Солнца, в клане Виан нет перспективных мужчин, а остальные и вовсе старики, но гонцы доносят весь о том, что ещё не всё утеряно и молодой госпожи даже есть выбор.

+1

2

День выдался хлопотный, но вот покоя в ближайшее время покоя Альвеге не ведать. Не смотря на то что солнце уже покинуло небосвод основная часть забот еще была впереди, а вечер не принес ожидаемого облегчения и напряжение лишь увеличилось. Все же не каждый день тебя вызывает совет, да не просто так, а с целью сватовства.  А при учете того что до церемонии представления светлых, и не очень, ликов претендентов на руку принцессы осталось менее дня, а подготовка к сему светлому действу еще не совсем была окончена привычное для Аля спокойствие окончательно его покинула. В данное время собственно он и занимался тем что восстанавливал свое душевное равновесие самым привычным для себя образом - творил очередное ювелирное изделие. Процесс создания чего либо всегда позволял молодому вампиру найти точку опоры для своего рассудка и выплеснуть все скопившиеся эмоции. Именно в его изделиях находили свой приют все его радости и печали, которые кстати говоря и придавали камням и металлам их неповторимость. В этот раз молодому ювелиру от чего то захотелось создать заколку для волос которую бы увенчал цветок лотоса выполненный из сапфира. Но на данном этапе изделие было готово на треть, не более, хотя за ним он провел практически весь день.
Легкий вздох, а за тем хруст уставших костей. Поднявшись со стула парень снял очки и положил их на стол. Рука облаченная в черную, шелковую перчатку взметнулась к лицу парня и тыльной стороной утерла выступившие на лбу капли пота. Работа была трудной и кропотливой, но все же благодарной. На столе за которым работал молодой аристократ лежали готовые лепестки цветка и непосредственно сама заколка на которой должен будет быть установлен непосредственно цветок. По сути работы оставалось не много, но все же о скором окончании не могло быть и речи, так как соединение лепестков было делом трудоемким и требовало не малой концентрации, а единственная ошибка могла привести к тому что пришлось бы переделывать все изделие. Именно по этому Альвега и не спешил, ведь время еще терпело. Размяв уставшие уже руки вампир снова сел на стул и вернулся к своему занятию. Очки вновь оказались на носу парня и несколько щелчков ознаменовали собой дополнение числа линз. Приближение детали было максимальным, аккуратно взяв специальным пинцетом тонкий как волос лепесток парень поднес его к детали и начал прикреплять его к заколке. Со стороны сее действо выглядело так будто золото стало жидким, а после сближения с лепестком вновь затвердело не оставив не единого дефекта и намека на произведенные манипуляции. После того как первый лепесток был прикреплен к основе пинцет взялся за следующий.  Только глубокой ночью работа наконец то была закончена и в шкатулку обтянутую изнутри шелком легла заколка. Золотая основа была покрыта тончайшей вязью за которую взялся бы далеко не каждый, а лепестки так и вовсе казались фантастическими. Каждый лепесток состоял из золотой основы покрытой сверху не менее тонкой пленки из сапфира. Приготовление лепестков было самым тяжелым моментом операции и в процессе ее выполнения прошло не все гладко - два лепестка были безнадежно испорчены и лежали сейчас где то внутри стола. Цветок лотоса в данный момент был собран в бутон который при первом же прикосновении должен будет раскрыться и стать вещью воспринимающей только одного хозяина. Альвега не стремился к такому результату, он просто делал все исключительно на ощущениях. Не каких заклинаний и манипуляций. А про то как поведет себя цветок он просто знал, необоснованная уверенность которая всегда приходит после завершения дела. Улыбнувшись самому себе Аль снял очки и положил их рядом со шкатулкой. Несколько легких взглядов на изделие и крышка была аккуратно закрыта.
- Лоус, присмотри за тем что бы не кто не касался шкатулки и того что в ней находится- тихо, но уверенно и повелительно произнес молодой аристократ. В комнате которая временно являлась кабинетом и по совместительству мастерской не кого не было, но парень прекрасно знал что старый и верный слуга прекрасно расслышал указания. Потянувшись разок Альвега направился спать. Сегодняшний день был для него более чем тяжелый. После создания любой подобной вещи молодой ювелир всегда испытывал дикую усталость и опустошение. Ведь тратились не только силы телесные, но и духовные. Эмоции, мысли, магическая энергия - все это перетекало в рождающийся предмет. Несколько легких шагов и рука парня коснулась дверной ручки, легкий толчок и та отворилась. Дойдя до своей кровати парень просто упал на нее, а уже несколько мгновений просто уснул. 
Глаза открылись казалось мгновением позже чем закрылись, но это увы было не так. За окном уже вновь догорал крошечный кусочек солнечного диска. Проснулся Аль переодетый в спальный костюм и под одеялом. Видимо Лоус как всегда навестил своего хозяина и помог ему завершить начатое. Потянувшись в кровати парень задумчиво посмотрел на потолок, будто спрашивая "За что мне все это?" и поднялся. Пришло время готовится непосредственно к поездке. Часы после подъема как то сразу смешались в одну большую кучу спешки и последних приготовлений. Небольшая стрижка, омовение, многочисленные переодевания... Собственно говоря всем этим руководила единственная и любимая мать Альвеги, но все же во всей этой кутерьме парень представлял себя чем то средним между девой и куском мяса который тщательно готовят к продаже. После того как все это закончилось единственное что хотел произнести вампир - это хвала всем богам за то что его все таки оставили в покое. Хотя бы верхом на коне, а ехать в карете он напрочь отказался, его не кто не трогал и появилась возможность хоть как то осмыслить происходящее. Честно говоря пропала и напряженность и тягостное ожидание встречи с принцессой. Все это заменила усталость от происходящего и желание того что бы все это скорее закончилось. Прошло еще минут двадцать прежде чем нога Альвеги коснулось пола в зале где и должна была состоятся церемония. На самом деле не смотря на все попытки матери напялить на него какие то попугайские обноски от которых за милю несло чванством, Аль отстоял свой выбор и прибыл на сее мероприятия одетый по собственному вкусу. Аль никогда не был фанатом богато украшенных одеяний, предпочитая этому что-нибудь по удобнее. Тем не менее, его статус обязывал выглядеть максимально представительно, дабы не опозорить свой род. С трудом найдя нечто нейтральное, отныне облик Альвеги чаще всего был таков: приличный чёрный костюм с серебристыми оборками на лацканах пиджака. Ткань была мягкая и не сковывала движений, но в тоже время не мялась при первом же удобном случае. Под пиджаком, рукава которого юноша чаще всего закатывал, обознавалась сияющая белизной рубаха. Её ворот прикрывал серый платок, укреплённый драгоценным камнем в качестве броши

+2

3

Все равно. Ему было все равно, что делать и кто в итоге будет обладать той вещью, что нужно было создать. Однако те, кто сделал заказ, вполне ясно дал понять, придется иметь дело с камнями. И вот тут-то вселенскому равнодушию и пришел конец, потому что для изготовления свадебной диадемы требовались драгоценные камни, которые были главной страстью Артура. Не в том смысле, как у богача, а в том смысле, как у ученого.
В тот же день юноша отправился к известному лишь ему торговцу минералами. У старика всегда можно было найти качественные камни. И где он только их брал?
Неважно. Главное, что они есть. И почти всегда высшего качества.
Губы изогнулись в кривоватой ухмылке: Арти хорошо помнил, как подбирал материал для заколки, что сейчас удерживала на месте непослушную челку. Целых пять неудачных попыток  Но в этот раз права на ошибки у него не было.
До сих пор юный ювелир так и не имел чести видеть ее высочество воочию (да ему и не особо хотелось), так что судить о ней мог только по слухам. Так что, изучив всю информацию, что имелась, он запасся жемчугом, опалами, лунными камнями и еще несколькими разновидностями камней всевозможных форм, размеров и оттенков, подходивших под образ «лунной девы» - именно так чаще всего описывали принцессу Элениэль. И приступил к работе.
Основным материалом стало полупрозрачное белое золото, практически не выделяющееся на фоне мастерски ограненных камней. Тонкий обод, удерживающий корону на голове, был инкрустирован белым и розовым жемчугом; небольшая каплевидная жемчужина редкого голубого оттенка на коротенькой цепочке свешивалась точно посередине обруча и должна была лечь на середину лба. И это было единственной частью украшения, которая выглядела цельной. Тщательно отшлифованные камни словно висели в воздухе, поддерживаемые едва заметной искрящейся паутинкой. К слову, большую часть времени заняло именно ее изготовление: измельчение цирконов в крошку, вытягивание тонкой золотой нити, создание узора и, наконец, нанесение мерцающей пыли на готовый каркас. Прикрепляя к основе камни, Артур испытывал странное чувство: как будто грядет нечто, что изменит его жизнь, окончательно и бесповоротно. Чутье редко его подводило, но в этот раз почему-то очень хотелось, чтобы это предчувствие оказалось ложным.
На свету она будет выглядеть просто шикарно, - бросив последний влюбленный взгляд на свое творение, юноша уложил его на специально приготовленную подушечку, обтянутую темно-синим бархатом, и накрыл тонким шелковым платком такого же цвета. После чего отправился в ванную, а потом – спать.
На следующее утро, закончив все необходимые утренние процедуры, Селениус рылся в своем шкафу. Нет, даже эта самая пресловутая принцесса не стоит того, чтобы изменять предпочтениям в одежде. Подумав, он выбрал черный костюм и такую же черную рубашку. Посмотрел на себя в зеркало, косо улыбнулся: обычный день, обычный облик. Все как всегда. А после того, как дело будет сделано, можно и на охоту отправиться.
По пути в тронный зал снова накатила гнетущая тревога. Что-то было не так, но Артур никак не мог понять, что именно.
В чем было дело, он сообразил только у дверей. Охрана была усилена, словно там проходил военный совет или что-то в этом роде. Сбежать из зала было вряд ли возможно.
Я пришел явно не самый подходящий момент. И это очевидно. Лучше подождать.
Однако один из стражников заметил ювелира и незамедлительно к нему обратился. Чем усилил беспокойство.
- Господин Селениус, вы можете войти.
Скверно, - подумал Арти. – Как будто меня ждали именно сегодня и именно сейчас.
Хотя ему ни капли не нравилось происходящее, он глубоко вздохнул... и прошел в тронный зал.
Обстановка ничуть не поразила Териона. По большей части ему было все равно, что там находилось. Внимание он обратил только на странное скопление других вампиров метрах в пяти-шести от трона, умудрившись узнать одного из своих сородичей. И лишь сейчас вспомнил, с какой целью этого сородича сюда отправили. Внутри похолодело от внезапной догадки. Отец не мог так поступить, так как знал отношение сына к данному вопросу. По крайней мере, хотелось в это верить.
Загнав все терзающие душу сомнения куда подальше, парень приблизился непосредственно к своей цели.
- Ваше высочество, - с поклоном произнес он, - позвольте мне преподнести вам этот скромный дар, - с этими словами он откинув платок со своего детища.
И снова Артур с обожанием уставился на совершенные искрящиеся линии, соединявшие между собой камни, оправленные в тончайшее белое золото. Оно было идеально.
Для приличия он все же поднял взгляд на ту, для, которой, собственно, и создавалась эта диадема. Ничего примечательного: блекло-голубые глаза, белые волосы... Даже одежда такая же белая и струящаяся. Холодно. Скучно. Всего этого Арти уже навидался в своих путешествиях по северным землям в поисках материалов для новых творений. Должно быть, эта скука отразилась и в ярких неоново-синих глазах юноши. Ничего интересного. Обычная северянка.
Селениус положил то, что держал в руках, на стоявший неподалеку резной столик, после чего снова поклонился.
- А теперь, с вашего позволения, я вас покину.
Откуда ему было знать, чем все это обернется?!

+1

4

- Какого..? – брови сурово сдвинулись, когда старый слуга постучал в его покои.
Рейстлин только собирался чуть-чуть расслабиться, как вот тебе – нежданные новости. Казалось, что суровей, чем в тот момент, выглядеть вампир просто не мог. Ан нет, стоило ему увидеть письмо, как вид его стал почти угрожающим. Меньше всего на свете Рейст любил иметь дела с Советом Старейшин. И что им от него понадобилось? Рейстлин был советником Шейнира, старый Совет, собранный, как казалось молодому вампиру, из закостенелых консерваторов, никогда не нуждался в его совете. Да и относились они к Маджере, скажем так, не дружелюбно, ибо, увы и ах, каждый старый «мудрец» жаждал юной плоти. Чертовы развратники. Все были повязаны друг на друге. Все дорожили своими добрыми именами.
Можно было предложить, что они хотят устранить его, но это было бы глупо. И не во дворце же.
Рейстлин, даже не взглянув на слугу, жестом велел ему удалиться. Тот был рад: старый вампир откровенно боялся, когда молодой хозяин приходил в немилость.
Погипнотизировав печать еще некоторое время, Князь сорвал сургуч и прочитал послание. Кривая усмешка исказила его губы.
- Старые хрычи. – И столько презрения было в его голосе, что впору было удавиться.
Конечно же, многоуважаемые старейшины не изволили объяснить причину столь срочного вызова. «А ведь могли еще вчера объяснить», - зло подумал Маджере и, скомкав бумагу, швырнул ее в урну.
Дверь тихонько отворилась, и в комнату, мягко ступая, вошел снежный барс. Ткнувшись носом в ладонь своего человека, он слегка потерся о его ногу и возлег на кровать. Рейст добродушно фыркнул, глядя на питомца, и начал одеваться. До встречи осталось совсем мало времени.

Поддернув манжеты, Рейстлин ступил на ступени, ведущие во дворец. В лице не осталось ни следа от той ярости, что он испытал часом раньше. На губах играла теплая, приятная улыбка, а в глазах отражались легкая насмешка и некоторая пресыщенность, свойственная его сословию.
Пропустили его без вопросов. Ступая по мраморному полу, Рейст с некоторым удовольствием слушал стук от своих сапог. Полы белоснежного плаща развивались за спиной. Гордо прошествовал он в зал, где собиралось собрание. Помимо старейшин и принцессы были там еще две интересные персоны, совершенно чуждые данному собранию – дети двух советников: Альвег и Артур. Что интересно, оба лэно и оба ювелиры - как на подбор. "В крови это у них, что ли?" - усмехнулся Князь. Бровь его слегка изогнулась, при взоре на эту парочку. Что он тут забыл?
- Ваше высочество, - бархатным низким голосом проговорил Рейст и поклонился принцессе и кивнул старейшинам в знак приветствия, при этом во взгляде его, обращенном на почтенных старейшин, читалось слабо прикрытое раздражение с толикой вызова. Его оторвали от важных дел. И мужчина надеялся, что не ради встречи с ювелирами. Благо, на данный момент он в их услугах не нуждался.

Отредактировано Рейстлин (15-09-2013 22:18:12)

+1

5

Когда забирают самое дорогое, уже все равно, что заберут потом. Элен ожидала ножа в спину от кого угодно, но не от брата, который решил пойти наперекор традициям. И если бы только традициям…
Рука невольно сжалась и принцесса плотнее сжала губы, чтобы ненарочно что-то не выпалить в присутствии мужчин. Снова роль куклы.
Не снова, а вечная пляска по велению кукловода. Грустно становилось не оттого, что кто-то из верхушки пытается провернуть очередную интригу, а то, что родной брат, самое родное, что есть у нее, отвернулся тогда, когда он был нужен ей больше всего.
Попытка поговорить с ним не увенчалась успехом, Виззарион вспылила в самом начале, а когда решила, что ошиблась и стоит нормально поговорить, было уже слишком поздно, а догадки подтвердились не самым лучшим образом. Принцесса не знала, что было лучше, случайно узнать обо всем или же услышать грубое подтверждение из уст брата. Хотела, чтобы он сказал ей об этом раньше и не давал зарождаться тому, чего вообще не должно быть.
Императрица только качала головой и не могла объяснить дочери, почему всё случилось именно так и кольца на груди уже не греют сердце, как раньше. Болит и ноет пустота, оставленная разрушенной иллюзией единения, которого никогда не было, как и понимания.
Одна тайна за другой. И брат ведет свою игру, даже не пытаясь дать ей возможность понять его.
Сколько можно…
Столько лет держаться его, любить и не понимать, что именно ее любовь все больше и больше отталкивает его, кажется, сильнее, чем та ответственность, что упадет на его плечи с принятием короны. И непонятно теперь, кому тяжелее всех.
Служанки вертели, пытаясь придать принцессе товарный вид, но, как не старайся, а даже самый дорогие шелка и жемчуга меркнут на фоне отсутствующей улыбки на губах и в глазах. Элениэль даже не пыталась стать такой, как должна. Брак по расчету не обязует считаться с мнением других, не предполагает любовь, которой она так хотела.
Любимую книгу сказок с историями о красивой любви сожгли, заставив смотреть на то, как мечты превращаются в пепел страница за страницей.
Многих усилий стоило служанкам добиться приемлемого эффекта, но Совет принцесса не порадовала. Было поздно уже что-то менять.
Элен вошла в тронный зал. Она оказалась здесь еще до появления предполагаемых женихов. Отошла к окну, касаясь пальцами холодного стекла. Снова в своих мыслях и не заметила, как в помещении стало на одного вампира больше. Не заметила ни обращения Альвеги, ни Рейстлина.
Она отвлеклась на появление Артура, который, невзирая ни на что, решил передать подарок и покинуть зал, чтобы не задерживаться на спектакле, травящем душу.
Лэно не стал ждать, когда снежная королева решит оттаять и поблагодарить его за подарок, а поспешил отложить его в сторону и покинуть зал с чистой совестью раньше, чем его успеют поставить в одну упряжку с остальными пленниками кольца.

0

6

- Артур, - заговорил Старейшина, сделав шаг навстречу к юноше. – Это не последняя работа, ради которой мы пригласили Вас во дворец. Это Ваша пробная работа, благодаря которой мы сможем оценить насколько велико ваше творчество и можно ли доверить вам что-то большее. Насколько этот подарок стоит принцессы, мы обсудим немного позже, а пока останьтесь. Нам еще есть о чем поговорить с вами всеми, - выждав короткую паузу, мужчина повернулся к приглашенным вампирам.
После недавнего случая в императорской семье, Совет пришел к выводу, что принцесса Элениэль дель Виззарион должна выйти замуж за самого достойного из достойных, - умолчав о том, что этот самый достойный недавно сбежал к другой, мужчина постарался не выказать своего нерадушного отношения к оставшимся женихам.
Репутация у Рейстлина была не самой лучшей в этом городе, но кому как не дамскому угоднику знать, как ублажать его величество и знать, как ее удержать рядом? Альвега… Мальчишка еще не успел добиться в обществе высот своего отца, но и клан Лэно не радовал Совет смешением крови, но выбор был невелик и пришлось быть всех, кто в состоянии составить пару принцессе, а уже потом решать, кто из них станет угодным Совету.
- Мы посовещались и после тщательного взвешивания всех за и против, приняли решение, что вы подходите на эту роль лучше, чем другие вампиры Северных земель.
- Прошу прощения за опоздание, - Архель не изменял своим принципам и всегда и всюду, кажется, намеренно опаздывал. – Старейшины, - он учтиво поклонился Совету. – Принцесса, - затем Элениэль, не забыл подмигнуть Рейстлину. Жаль, что на Совете им не удалось продолжить свою игру, а после не было времени на то, чтобы толком пообщаться.

+1

7

Бежать. Быстро и без оглядки. Такая мысль стучала в висках, и Артур не знал, откуда она взялась. Возможно, она была порождена усиливавшимся чувством нависающей опасности, угрозы его личной свободе... А свою свободу молодой Лэно очень ценил, так как именно она всегда была его верной Музой, дарующей вдохновение для создания новых творений. И терять ее он не собирался. 
К тому же моя работа здесь закончена.
Но в зале, кроме ее высочества (которая явно оценила его желание удрать куда подальше по достоинству) и сородича по клану, были еще и всегда готовые подложить свинью старейшины, от которых за версту разило вонью коварных замыслов. И за это он их ненавидел всей душой. А потому Селениус изо всех сил старался не драпануть во всю прыть, дабы сберечь свою честь. Медленно и с виду спокойно он двигался к выходу. Однако попытка к бегству была пресечена. Быстро и безжалостно.
- ... Насколько этот подарок стоит принцессы, мы обсудим немного позже, а пока останьтесь. Нам еще есть о чем поговорить с вами всеми.
Э? – лицо Териона исказило недоумение, правая бровь взлетела вверх. – А я-то тут при чем?
- После недавнего случая в императорской семье, Совет пришел к выводу, что принцесса Элениэль дель Виззарион должна выйти замуж за самого достойного из достойных.
Недоумение плавно перерастало в смесь злобы и паники. Эти старики темнили, причем темнили очень сильно. И похоже, что заказ был всего лишь ширмой для некого Большого Коварного Плана.
- Это, бесспорно, весьма удручающе, - сухо и почти беззвучно отметил он, - но какое отношение ко всему этому имею я?
Хотя ювелир уже начал догадываться, к чему все идет. И эта перспектива совсем не радовала.
- Мы посовещались и после тщательного взвешивания всех за и против, приняли решение, что вы подходите на эту роль лучше, чем другие вампиры Северных земель.
Вот теперь Арти пришел в самую настоящую ярость. Пальцы сами собой сжались в кулаки, а глаза потемнели, приняв угрожающий оттенок грозовых туч.
Не было такого уговора!!!
- Что?! – как можно спокойнее, изо всех сил стараясь сдерживать себя и не покалечить кого-нибудь в пределах досягаемости, произнес он. Пока это вроде бы получалось.
Теперь все стало ясно, как день: через него Совет решил впутать Лэно в свои грязные делишки. Вся чепуха с диадемой была всего лишь предлогом, под которым он сам преподнесет себя на блюдечке с голубой каемочкой, да еще и ленточкой перевязанного. Но что самое обидное, он купился на эту уловку, проигнорировав настойчивые и резонные предупреждения интуиции.
Ведь я же знал... Я же чувствовал, что что-то здесь не так...
Надо было что-то делать. Сформулировать доводы, обосновать их. Но для этого было совершенно необходимо успокоиться и избавиться от пылающего внутри темного пламени гнева.
Как я мог так лопухнуться?!
Вампир решил снова удостоить принцессу взглядом. Однако на этот раз он, как думалось, вышел несчастным. Но по крайней мере он убедился в том, что не один чувствует все происходящее скверным. Ее высочество тоже не была рада такому повороту событий. И это почему-то радовало. Значит, есть возможный союзник. Который был более осведомлен во всем происходящем. В том, до чего Артуру никогда не было абсолютно никакого дела.
Против того, что я вам предъявлю, вы не пойдете, если дорожите своей репутацией.
План действий возник почти сам собой, но нужно было дождаться подходящего момента. А уже потом действовать. Это было начало долгой войны...

Отредактировано Артур (03-10-2013 20:16:15)

+1

8

Ее Высочество проигнорировала Рейстлина. Как это мило с ее стороны, усмехнулся про себя Маджере, но виду не подал, продолжая тепло улыбаться. Иного приема он не ожидал - девушка оказалась не в самом завидном положении. Впрочем показывать все «фи», по мнению мужчины, было довольно глупо. И мало достойно особы императорских кровей. Чтобы не случилось, она держать лицо, сейчас же она его теряла. И не из-за того, что Шейн разорвал помолвку, а из-за того, что она позволяет окружающим (особенно этому никчемному совету) видеть, что с ней происходит. Совсем зеленая.
Совет удивлял. Рейстлину никогда не нравилось, как старики лезут в жизнь молодежи. Их поколение бесповоротно устарело - и эта ситуация лишь подкрепило его мнение. Шейн имел право выбрать себе невесту, а вот Элен не могла. Женщина должна знаеть свое место, к какому бы роду она не принадлежала. И все хорошо. Но есть одно, большое, жирное «НО» - Рейстлин не собирался жениться. Пусть его невестой собиралась стать первая принцесса империи.
«Час от часу не легче», - хмуро подумал Князь и с легким интересом посмотрел на Старейшину. Лучшие из лучших, да? Отлично. Еле сдержался, чтобы не усмехнуться. Благо, Князь был опытным придворным и умел держать свои эмоции и мысли при себе. Что нельзя было сказать о присутствующих здесь ювелирах. А потом в зале появился САМЫЙ достойнейший представитель их рода - Архель. Воистину, как всегда в своем репертуаре: минимум учтивости и максимум наглости. Белобрысая мартышка. Он еще посмел подмигнуть Рейсту, на что Князь ответил очень доброжелательной улыбкой, которая могла обмануть всех, кроме Анри. Ибо так же Маджере улыбался, перед тем меньше месяца назад... Дать вампиру на пряники. Впрочем, сейчас была куда более насущная проблема - женитьба.
- Уважаемый Совет, - очень спокойно и крайне вежливо произнес Рейст. - Может Ее Высочеству стоит дать шанс самой определиться с ее будущем? В виду последних событий, - закончил он, выделив последнее предложение.
Он не мог стать супругом Элен. Впрочем, и не мог допустить, чтобы ее женихом стал Архель. Он бросил мимолетный взгляд на вампира, чтобы убедиться, как загорелись глаза последнего. Нет, дорогуша, не в этой жизни.
Князь верил, что если девушка будет выбирать сама, то ни за что не допустит ошибки с фамилией Анри.

Отредактировано Рейстлин (26-11-2013 22:14:10)

+1

9

Водоворот событий заставляет принимать самые изысканные решения. Но время проходит и снова возвращается в привычные рамки границ. Границ чужих миров, которые для кого-то были родными. Звёзды осыпаются с неба острыми осколками, которые умудряются глубоко ранить, и превращаются в песок, утекающий сквозь пальцы.
Сколько жизней проживает вампир, пока живёт свою? Сколько раз умирает возрождаясь. Сколько раз возрождается умирая.
И сколько личин он успевает примерить за срок, благосклонно подаренный кем-то свыше. Если не раз думать о том, кто же всё-таки есть Всея Всего, то неуклонно приходишь к ответу - мы сами. Мы сами определяем, кем быть и какое место мы занимаем среди равных и неравных.
И как Шейнир старался просто быть независимым. Смотреть и видеть этот мир через призму равенства людей с вампирами и приятных прогулок со своей избранницей.
И как кто-то из старейшин старался окрасить мир в свой невыносимо яркий белый цвет, насладиться своими победами превосходящей расы.
Время ласкает прибоем алмазный песок, стирая рисунки других миров, где мир и война, улыбки и слёзы. Где мать всё ещё верит в благосклонность своего брошенного сына. А сестра запуталась в змеиных кольцах Совета.
Этот водоворот жизней не прекратится, и те стражники, которые производят этот обмен, будут вечно. Даже наблюдая, как чёрные лепестки рассыпаются под пальцами, Авель не испытывал ничего. Он уже избрал новый ход, за которым возможно только два пути - победа или поражение. Но поражение одной фигуры не может принести полную победу противнику, пока король остаётся на шахматной доске.
Он знал, что его голос не может положительно приняться Советом, оставалась лишь ничтожная надежда на то, что Совет услышит свою принцессу, или же может обдумать все решения и прийти к наилучшему варианту из всех предложенных.
И он понимал, что попасть в закрытое помещение достаточно сложно, особенно тщательно охраняемое стражами.
- С дороги. У меня важное дело к Совету, - не совсем вежливо получилось, конечно, но в привычной манере бастарда.
- Совет занят. А тебя здесь не ждут.
Как предсказуемо. Вот только любого можно раскрутить, если знать, за какие ниточки дёргать. Страх - самое беспроигрышное оружие против любого адекватного и верного служащего.
- Я знаю, что там происходит, - уже более спокойно произнёс Авель, кивнул на заветную дверь, - Как скажете, только потом вам оправдываться за то, что Совет вовремя не получил необходимую информацию.
Скрестив руки на груди, он с невозмутимым видом смотрел, как начинают сомневаться стражи, переглядываясь друг с другом и явно прикидывая в уме последствия. Приятно иметь дело с понимающими вампирами.
- Действительно важное? Проходи.
Всё, ребята, смертный приговор вы себе подписали.
Не ожидая, пока те передумают, Авель распахнул двери и гордо прошагал вперёд. Совет - не те боязливые охранники, его так просто не подкупишь и тем более не напугаешь. Но рискнуть стоило.
Кивнув всем присутствующим, Авель приметил неблагоприятную напряжённую обстановку, царящую в зале.
- Простите, господа, что прерываю вашу тёплую беседу, - он осмотрел каждого внимательным взглядом, остановившись в конец на Элениэль, одиноко красующейся у окна, такого же холодного, как и её обречённый вид, - Я в курсе, что у вас важное собрание. И пока меня не успели вышвырнуть из этого помещения, хочу донести важное заявление. Вернее, упущение Совета, решающего судьбу моей сестры. Дело в том, что на её руку есть ещё один претендент. И, думаю, никто не станет спорить с этим фактом.
Ход сделан. Предложение может быть мгновенно отклонено, однако, Совет не такой глупый, чтобы не обдумать слова бастарда и не принять иное решение. Если хоть один из старейшин в этом зале задумается о роли Авеля, значит, данная игра уже наполовину выиграна.

+2

10

Элениэль даже не пыталась встрять в разговор старейшин и предполагаемых женихов. Девушка понимала, что никому не нравится, когда тебе указывают, что делать и как жить. Каждый имеет право на то, чтобы принять свой выбор самостоятельно, независимо оттого, будет ли он правильным или же нет. В мире много вещей, которые не всегда понятны и в силу возраста и опыта они могут ошибиться, но это будет их личный выбор и никто не вправе забрать у них это. Совет думал иначе и поступал так, как он знал, как привык.
Элен убедилась в этом еще в самом начале плачевной истории, когда старики воспротивились желанию молодого императора что-то изменить и нарушить вековые традиции. Они и сейчас продолжали скрипеть зубами от одного упоминания о том, что их идеальный мир начал рушиться, когда мальчишка, именно мальчишка, а не их ровесник, захотел подстроить мир под себя, напомнив, что они живут в одном террариуме, и хищники все.
Попытки отказаться не увенчаются успехом, принцесса это понимала. Совет, раз проигравши, дважды не уступит. Они хотят исправить положение и, кажется, в этот раз не пожалев ни сил, ни средств ради достижения своей цели. Пусть так. Ей уже все равно. Когда предают самые дорогие, но серую массу не смотришь.
Услышав последние слова Рейстлина, девушка повернула голову и посмотрела на вампира. Стоило бы взять себя в руки и поддержать молодого вампира, но Эль ничего не сказала и снова вернулась к бесполезному рассматриванию пейзажа за окном, пока ей это не наскучило.
Зачем Совет привел ее? Она не играет никакой роли и ее присутствие на выборах бессмысленно. Старейшины сделают все без ее участия и вынесут вердикт, как приговор для нее и счастливого избранника, который вряд ли будет рад той, на которой его женили насильно. Шейн вот не хотел и воспротивился, как и многие из тех, кто были в зале, стараясь отвести взгляд вампиров от себя, но не им решать.
Элениэль отошла от окна и собралась покинуть зал, когда на пороге показался Авель. Появление вампира стало решающим для нее. Она не ожидала его увидеть, а его слова и вовсе выбили из стеклянной клетки, которая отгораживала реальный мир от нее то время, что она провела в зале, когда решалась ее дальнейшая судьба.
- Претен... дент? – слова застряли на языке. Вампиресса удивлено смотрела на бастарда, не понимая природы его поступка. Ей слабо верилось в то, что за смысл он закладывает в свои слова. – Авель… Не нужно, я… - она запнулась, не зная, что сказать и как отговорить брата от этого безрассудства. Совет не потерпит такого предложения и сильнее разозлится. Тогда перепадет тому, кто не виноват в том, что она слабохарактерная и не может взять себя в руки, заявив на свои права.

0

11

Совет проигнорировал реакцию Артура. Желания и мнения мальчишки шли в разрез с устоявшимися шаблонами древних вампиров. Они привыкли, что все и всегда делается так, как им того хочется, ибо только так правильно. Все остальное должно пресекаться и быть задушено еще во младенчестве, а то и в зародыше, чтобы не давать гнилые плоды по типу молодого Императора, который еще не знает, с кем он связался.
Свое весомое слово постарался вставить Рейстлин – один из числа Совета. Старейшины должны были прислушаться к его мнению, но молодость – гадость, которая плодит в их обществе сомнения, а те в свою очередь разрушают вековые устои и сладкий плод оттого гниет не только изнутри, а сверху, отталкивая других от общества вампиров.
- Я думаю, что предложение старейшин стоит нашего внимания, поскольку среди тысяч других, не менее достойных, мы попали в список тех, кто достоин руки ее Величества, - лукаво заметил Архель, продолжая улыбаться, скрывая за мягкостью и приветливостью змеи яд, которым пропитано каждое слово вампира. – И мы должны взять это во внимание и расценивать предложение, как Дар, не отказываясь от него. Пусть принцесса Элениэль сама сделает выбор. Ее внимание представлен не один вампир, а несколько. Этого достаточно для того, чтобы удовлетворить желания если не всех, то многих.
Старейшина согласно кивнул. Они могут дать такой шанс девушке, но в случае отказа, все равно возьмут свое, а при надобности – сделают этот выбор за нее, когда окончательно решат, кого хотят видеть в верхушке.
Решение было вынесено, и мужчина набрал в легкие воздуха, чтобы подвести решающую черту – не успел, в зал ворвался бастард, вызвав волну негодования и недовольства.
- Как ты смеешь врываться на Совет, бастард? – мужчина холодно посмотрел на вампира и собрался выгнать его взашей, напомнив ему о том, что его корни затерялись где-то в подворотне, но Старейшина поднял руку, попросив молчать.
- Пусть скажет.
Старейшина слушал бастарда. Не перебивая, и заговорил, когда в воздухе повисла пауза.
- Ты… Жалкое вианское отродье! – рыкнул мужчина, не сдержавшись. – Да, как ты смеешь говорить о правах на принцессу? Ставить свою грязную кровь на одну ступень с чистой кровью клана Камэль?
Еще один жест и мужчина вынужден прикусить язык, пока его не лишился.
- И кто же этот достойный? – спокойно спросил Старейшина, желая услышать ответ от Авеля, а не питаться догадками.

Следующий на отпись: Артур, Рейстлин, Авель, Элен, НПС

0

12

В голове с быстротой молнии проносились мысли и идеи. Какие-то были хороши, какие-то – не очень. Ему бы взять да наплевать на все эти вычисления. Однако сейчас была не та ситуация, в которой отказ от поиска решения был почти что равен смертному приговору. Ведь если бы все было так просто, как Совет говорил, его бы не стали здесь задерживать и дали бы спокойно уйти. Да и зачем им Лэно, если их клан так яростно стремится придерживаться своих традиций и сохранить «чистоту крови»?
По мне так чистый инцест, - мысленно скривился он. – Это же противоестественно.
Арти ни на йоту не сомневался в том, что весь клан Камэль ни во что не ставит всех остальных вампиров, не входящих в их число. Как не сомневался и в том, что отец оторвет ему явно лишнюю голову в том случае, если он благополучно откажется от предложенного стариками «подарочка». Причем предложенного насильно.
Ну и что? – Селениус пожал плечами. – Во всяком случае, я останусь непричастен к очередной интриге. Что есть хорошо. К тому я все равно собирался уезжать куда подальше от Северных земель. Туда, где нет этой грязи.
Следовало еще добавить «и где меня никто не знает», но это сам собой разумелось. Услуги ювелиров востребованы во многих местах, и никто не будет смотреть на происхождение мастера, будь он человеком, эльфом или же вампиром. Разумных существ по расе не судят, ведь даже самый захолустный орк может оказаться благороднее некоторых интеллигентов.
А Артур все слушал и размышлял, выстраивая мудреные логические цепочки и сложные обоснования. Он был полностью согласен с мнением Рейстлина по поводу предоставлением выбора принцессе. Тем не менее Терион отследил его реакцию и сделал соответствующие выводы.
Неутешительные выводы приходят в голову по осени... Неутешительные выводы приходят в голову к зиме, - пробурчал он про себя. – В любом случае пострадаем мы, - косой взгляд в сторону Альвеги дал понять, что тому было все равно. – И это не есть хорошо.
Чем больше времени проходило, тем холоднее становился тугой комок, свернувшийся внутри еще в начале этого сборища. Это все было неправильно.
Арти закрыл глаза, чтобы отгородиться от этого жалкого мира, которым заправляла кучка выживших из ума старейшин. Должен же быть какой-то выход...
Таковой нашелся. Внезапно, как обычно и находятся все выходы из сложных ситуаций. Им оказался еще один представитель клана Камэль, вихрем ворвавшийся в зал. Хотя, судя по тому, как приняли его члены Совета, «счастливым» претендентом на руку принцессы Элениэль он никак не мог быть. Вторженец не подходил по «чистоте крови».Ювелир невольно ухмыльнулся: его собственный довод уже был озвучен. Осталось только подкрепить его неопровержимыми фактами.
А раз они так дорожат этим, то...
Лэно перестал довольно улыбаться. Незачем давать врагам лишний повод для подозрений. Они и так смогут здорово насолить. А вот ему не мешало бы поискать поддержки в рядах противника. Этот Авель мог бы стать прекрасным союзником, если бы была возможность с ним переговорить. А в нынешнем варианте плана действий она предусмотрена не была.
Значит, есть еще кто-то... Прекрасно, просто превосходно.
Не открывая глаз, Селениус прокрутил в уме всю свою родословную, которую знал назубок. Просто так, на всякий случай. Все было в порядке, но чем черт не шутит.
Лучше перебдеть, чем недобдеть, - он настороженно замер, однако ледяной бантик, в который туго стянулся желудок, стал понемногу развязываться. Радужки, скрытые под сомкнутыми веками, стали так же медленно светлеть.
Обожаю неожиданности. Особенно когда они играют на руку и случаются вовремя.
Время шло, собравшиеся спорили, а Артур, незаметно поскребывая рукоятку корды, слушал, запоминал и анализировал информацию. Никогда не стоит недооценивать умения молодых. Кое-кто, похоже, никак не хотел этого признавать. Очень и очень зря...

+1

13

Какой неожиданный поворот! Губы Рейста дрогнули, готовые расплыться в насмешке и откровенной издевке, но он сдержался. Издевка предназначалась для Старейшин. Да... Не ожидали такого поворота событий? Ну чего уж там, даже не Рейст не ожидал. И за это можно было поставить маленький плюсик в сторону бастарда. Даже этот отщепенец был на что-то полезен.
Маджере не сдержался - бросил презрительный и довольный взгляд в сторону Археля и сделал едва заметное движение головы, чуть прищурив глаза. "Не мечтай", - вот что говорило это движение.
Маджере с любопытством посмотрел на Авеля. Кроме любопытства в нем была оценка - профессиональная черта: сразу оценить товар.  Сам по себе бастард представлял не много. Его вряд ли выберет Совет, поскольку ублюдкам без рода и племени нет места среди первых. И даже тот факт, что сам покойный император благоволил своему незаконнорожденному сыну, не менял ничего. Император мертв. Единственный, кто мог бы установить его претендентом был Шейн, но у того и так дел по горло, чтобы возиться с этой проблемой. К тому же, Старейшины и так были против молодого императора - не стоило давать им лишнего повода для бунта (если бы они на него, конечно, решились).
"Ну давай, жги, Авель", - подумал Рейстлин, внутренне растекаясь в довольной улыбке. Подгадить совету, что может быть лучше?
В целом, был шанс, что Авеля не забракуют вот прямо сейчас. Маленький, но все-таки был. Если понадобится, Рейстлин вставит свое слово в пользу этого молодца. Хоть на что-то годился этот статус первого советника!

+1

14

Стоит кому-то решиться свернуть горы, как тут же появляется кто-то, готовый свернуть ему шею.
Бастард привык к тому, что его не жалует окружающее общество, да и ему самому не нужна была эта жалость. Пробивать стены головой он не собирался, лишь подыскивал ключи к запертым дверям.
Вы смеётесь надо мной, потому что я не такой, как все, а я смеюсь над вами, потому что вы все одинаковые.
Авель вопросительно взглянул на Элениэль, пытающуюся вымолвить слабый протест.
Не нужно что? Бороться за свою судьбу? Давай же, сестрёнка, бросайся ко мне с криками: "Вот он - мой принц!" Седлаем коня и поскакали по головам Совета. Здесь каждый из нас останется в выигрыше. И не только из нас двоих.
Он заметил реакцию присутствующих, поголовно удивившихся подаренному им сюрпризу, но не все они казались ополчёнными против бастарда. Возможно, что крик ворона кому-то ещё пойдёт на пользу. Хотя самому Чёрному было глубоко всё равно на остальных, не имеющих отношение к делу, что привело его на эту сцену.
Мысли-мысли. Сейчас Авелю следовало постараться всем своим видом влюбить в себя Совет и доказать, что им дают в руки лакомый кусочек. И когда ему всё же предоставили слово, он усмехнулся, внутренне осторожно ликуя.
- Благодарю.
Даже лёгкий поклон в сторону Старейшины. Если хочешь получить то, что никогда не имел, стань тем, кем никогда не был. Смотрите, как меняются привычки и поступки, когда дело касается места под солнцем. Я тоже могу быть вам угоден, только проглотите наживку и постарайтесь не подавиться.
- Шейнир, самый достойный претендент, отступил от своего долга. Но у принцессы есть ещё один брат. И пусть я не обладаю полными правами на всё, что меня окружает. Но я вырос здесь. И это единственное место, которое дорого мне. И Элен мне дорога столь же сильно.
А ещё Совету можно было прекрасно воспользоваться бесправностью бастарда и целиком и полностью взять власть в свои руки. Неужели не видно, что полукровка, цепляясь за возможность помочь сестре, будет исполнять все указания Совета и руководствоваться ими, словно справочником по жизненному пути.
- Я прошу многоуважаемый Совет не делать поспешных выводов и рассмотреть моё предложение.
Чётко, твёрдо и без единого колебания. Ход королём был сделан. Позиция противника пока оставалась неясной. Но довольно предсказуемой и ломаемой всю партию игры. Королева, стоящая на краю поля, могла защитить короля от удара или остаться безмолвным свидетелем его очередной гибели.
Ворон на всякий случай прощупывал другие ходы. Мать, Глациалис, столь внезапно напомнившая о себе. Её истинные мотивы оставались для бастарда загадкой. Но всё же, он прибережёт и эту часть игры на будущее, если ему здесь и сейчас перекроют доступ к кислороду.

Отредактировано Авель (06-12-2013 13:23:43)

+1

15

Дать ей выбор из того, что уже давно выбрано? Элениэль осталось горько усмехнуться. И это он называет выбором? Когда кто-то тщательно подбила куклы для очередной игры, выстраивая неизвестную партию, ее мнения не спрашивали. Не спрашивают и сейчас, предлагая ей тех, кто не может отказаться, зная, что за это рискует не сносить головы и лишить своего Дома чести. Неужели, это ныне называется правом выбора?
- Его нет, и никогда не будет… - все мы птицы подневольные, независимо от ранга и аристократами помыкают так, как хотят, подбивая их под себя. Совет становится выше всего, медленно прибирая Империю вампиров к своим рукам, а единственный, кто имел право все исправить, сейчас слишком занят собственным счастьем, разрушившим землю под ее ногами.
В пору было обозлиться на него и на весь мир, отомстить, как капризной девчонке, которая хотела получить свое, но нет… Сердцу не прикажешь и Элениэль это понимала как никто другой, поэтому не стала пытаться что-то исправить, оставив этот выбор за братом. Пусть так. А что касается других… Это и их выбор, ныне за них решают другие и это не они, а Совет. И здесь, кажется, нет и не будет места понятиям о любви.
Принцесса могла закрыть глаза на то, что вскоре рядом с ней окажется еще один вампир, которого она знает лишь из-за того, что ей положено знать едва ли не всю аристократию от начала и до конца, чтобы на балах не ударить лицом в грязь и не получить шпильку в свой адрес.
Двое проявили инициативу, и желание поддержать волю Совета. Свадьба должна быть в любом случае, все это понимали, но что-то было не так и дело уже не в том, что брак по расчету, а в том, кто сейчас делает выбор и вместе с ней собирается лететь в эту пропасть.
Элениэль замерла в нерешительности. Совет вряд ли даст добро на такой союз и осознание этого радовало и огорчало принцессу. Девушка не хотела, чтобы брат оказался вместе с ней на перекрестке, где дороги – лишь иллюзия, созданная богами, а тропа одна и той уже не видно за зарослями травы и кустарников. И все же… Тот, кто столько лет был рядом, казался ей лучшим вариантом, но и тот попадал под сомнение.
- Шейн тоже долго был рядом… - ничуть не меньше, чем Авель, но первому удалось предать и глазом не моргнуть, отрекшись от данных слов, когда пришлось выбирать. Как бы давно она не знала его, пусть с самого рождения, но никогда не могла предвидеть того, что произойдет, как и найти тот переломный момент, когда она его упустила, дав отстраниться.
Здесь и сейчас волею Совета решалась их судьба, а ей осталось только ждать и пытаться понять, зачем брат выдвинул свою кандидатуру, зная, чем ему это грозит.

0

16

- Шейнир поступил неблагоразумно и все мы это знаем, - вмешался Архель, перебивая бастарда. – Он больше не имеет никакого отношения к числу достойных с тех пор, как пренебрег чистотой крови ради… - вампир поморщился. – Человеческой дикарки. Мои Владыки, - сладко пропел вампир, обращаясь к Старейшинам. – Бастарды не имеют права на то, что не дано им от рожденья. К чему эта бесполезная трата времени? – чистокровный видел, что среди Советников есть те, кто воспринял предложение бастарда в шипы. Да и сам Анри прекрасно понимал, что шансов у бастарда нет. Грязная кровь, незаконнорожденный, не имеет ни честного имени рода, ни права на что-то. – И к тому же кровосмешение вряд ли пойдет на пользу наследникам престола, - еще одна причина по которой Совет может пересмотреть все кандидатуры и отсеять большинство – чистота крови всегда стояла для вампиров на первом месте и, если с Шейниром не удалось соблюсти традиции, то можно все исправить на девчонке, а таких кандидатов, подходящих едва ли не по всем параметрам осталось двое – он и Рейстлин. Последнего вампир помехой не считал. – Поэтому я предлагаю Вам…
Взмах руки и Архелю пришлось стиснуть зубы, чтобы не рыкнуть и удержать сползающую маску учтивости и покорности на лице.
- Мы рассмотрим ваши предложения, - отозвался мужчина, переводя взгляд с выступившего вампира на бастарда, говоря о том, что, кажется. И у него появился шанс на то, чтобы оторвать лакомый кусок. Совету выгодна пешка, которая ничего не имеет и в любом случае должна и будет плясать под их дудку, но с этим возникало множество проблем, которые необходимо еще раз обдумать и решить. – Старейшины отправляются на Совет, а до тех пор, гости могут расположиться в свободных дворцовых комнатах.
Мужчина кивнул слугам, и те подбежали показать гостям их новые комнаты. Старейшины покинули зал.

С игроков по завершающему посту

0

17

Арти не смотрел, но внимательно слушал. Как опытный маг-глюкодел, он знал, что не стоит доверять зрению, тем более здесь, в императорском дворце. Обычное зрение не годилось для взгляда сквозь иллюзию, которую старейшины с таким отчаянным рвением пытались выдать за истину. И их попытки были бы даже смешны, если бы не то, что виделось в перспективе.
Неутешительные выводы приходят в голову по осени, неутешительные выводы приходят в голову к зиме, - тихонько напевал про себя он. - Как будто падаешь с обрыва ты на первый лед на нашем озере, и черный след, тобою выбитый, пугает птицу в вышине.
Да, вырисовывалась действительно не самая хорошая картинка, но по крайней мере все выглядело не так катастрофично, как до появления Авеля. Только все равно неприятный холодок продолжал гулять по телу. Это больше раздражало, чем пугало. Но пусть уж лучше так. Пусть лучше будет заноза в мозгу, чем что-то другое в других местах.
Так будет проще разобраться, - Лэно открыл глаза, снова принявшие привычный неоново-синий оттенок. – А страх только притупляет чутье. Мне оно надо? Мне оно и даром не надо.
Никто и не вспомнил о том, для чего Селениус, собственно, пришел. Его прекрасное творение одиноко лежало на столе, накрытое непроницаемым покровом.
Изверги, - чуть наморщив нос, буркнул он. – И ведут себя как дети-садисты...
Дети. Одна из вещей, которую ювелир люто ненавидел. Жадные до чужого добра и не ведающие меры. Но рано или поздно кто-нибудь как следует их накажет...
Рано или поздно вы подавитесь и умрете от недостатка воздуха.
От этих мыслей отвлек торжественный уход членов Совета.
Да, так я и думал, - Терион медленно развернулся и, не обращая внимания на слуг, зазывающих в «щедро» выделенные стариками комнаты, отправился к выходу из злосчастного дворца. – Я никогда не стану ручным зверьком, которого можно посадить в клетку. Как бы вы ни пытались это сделать.
Практически неуловимым жестом вампир расстегнул замок заколки, и непослушная прядь волос скрыла недобро сверкнувший правый глаз от окружающих. Левый же снова потемнел от ледяного бешенства, не предвещая ничего хорошего даже случайным свидетелям.
Впереди была долгая ночь, большую часть которой Лэно собирался потратить на детальный анализ ситуации и построение плана безболезненного выхода из нее.

0

18

Удивительная черта придворных аристократав - улыбаться так долго, что, казалось, скулы должно сводить от изнеможения, но этого не происходят. Улыбка не сходит с лица, а в глазах уважение. Даже если его нет на самом деле.
Игра, придуманная задолго до них, - не показывать истинных мыслей, не дать ни малейшего повода себя подставить. В кругу приближенных к правящей семье нет друзей. А если есть - вам крупно повезло. Или не повезло.
Рейстлин наблюдал за происходящим очень внимательно, стараясь уловить даже самое незаметное движение. Как бы не были безупречны Совет, да и они сами, женихи, сосватанные Элениэль, что-то неизбежно мелькало в глазах. Вот и сейчас. Маджере внутренне расплылся в широкой злорадной улыбке, чувствуя, как бесится Архель. "Бесись, бесись. То ли будет дальше", - Князь даже закрыл глаза, чтобы никто не увидел их выражение. Ах, ненависть. Какая ж ты редкостная стерва.
Старейшины, а за ними и юный ювелир, покинули помещение, оставив чистокровных наедине.
- Что ж, надеюсь на интересную партию, - тихо и крайне дружелюбно говорит Князь своему ненавистному сопернику и делает легкий кивок головы.
Бросив долгий полный интереса взгляд на Авеля, Рейстлин повернулся к Элен.
- Ваше Высочество, - и поклонился, прощаясь. А после, пожелав хорошего вечера, не спеша удалился из зала.
Значит, до окончания процедуры ему не следует покидать дворец. Пусть так. Но нужно поговорить с Харукой. "Надеюсь, он сейчас не сильно занят".

0

19

Авель сузил глаза, с долей презрения кинув взгляд на Археля. Бесполезные выпады его казались бастарду попыткой немедленно избавиться от нового кандидата, так невзначай напросившегося в чёрный список марионеток Совета. Удержавшись от едкого замечания в сторону Анри, Ворон остался благодарным старейшине, вовремя заткнувшему тому рот одним движением руки. Если бы ещё в этой руке оказался меч, отсекающий голову всем выскочкам, было бы более забавно и не столь скучно.
Его услышали, о нём обещали подумать. Это казалось невыразимой радостью, которая осталась лишь мысленным ликованием. Половина победы у него в руках, есть и время в запасе, пока Совет будет обдумывать своё решение. Кто знает, что может измениться за эти часы. Лишь бы вовремя заметить все изменения и среагировать, а не оказаться в стороне. Кандидаты были избраны, решение оказалось не таким лёгким, как, возможно, рассчитывали советники. Насколько сильно повлияет на их решение стремление матери отдать мне этот трон? Разговор с Холодной неприятно затмевал весь его выработанный в одну долю секунды план, который уже казался вовсе не таким привлекательным. Но идти следовало дальше. Ради заветного итога, который должен покрыть все убытки и жизненные расходы.
Совет удалился. Оставшиеся кандидаты тоже собирались расходиться. Авель поймал на себе взгляд Маджере, чуть склонив голову в сторону, ответил спокойным взглядом. Кому-то он показался интересным. Кому-то - новой неприятной фигурой в этом маленьком кругу избранных женихов. Так или иначе, он сделал новый шаг к успеху, возложив на него немало надежд.
Переведя задумчивый взгляд на сестру, бастард решил последовать большинству присутствующих и покинуть помещение, так как более здесь не было нужды рисоваться. Разговаривать с кем-либо из оставшихся желания не было, потому предоставил им свободу помыслов. Он бы уверен, что у Элен возникло немало вопросов к нему. И один из основных - почему он так поступил.
Мы все повязаны в этой игре, сестрёнка. Мысленно усмехнувшись, Авель развернулся к выходу.

эпизод завершен

Отредактировано Авель (08-01-2014 14:55:22)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.о2.1082] Сыпем под ноги монеты и шипы