Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [21.о2.1082] Пренебрегая молчанием


[21.о2.1082] Пренебрегая молчанием

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- примерная локация
г. Мирдан. Зал Совета.
- действующие лица
Шейн
Харука
Глациалис
Рейстлин
Архель
- описание
Совет продолжает выдвигать Шейну свои условия, но что если пешка захочет стать настоящим королем? Нарушив вековые традиции, отказавшись от свадьбы с Элен, отдавая предпочтения человеку не своего круга, молодой Правитель получил первую подножку от Совета, который пытается всеми возможными путями сохранить свою власть. Под удар попадает именно девушка. Теперь Шейн не будет беспрекословно повиноваться совету и чаще рушить его планы. Он собирает Совет, чтобы донести до них всего одну мысль - он не пешка и будет сам принимать решения.
- игрокам самим решать: были ли они в курсе подобных планов совета или нет. Да, не смотря на то, что все вы входите в него, есть выбор. Как и есть право на своё мнение относительно всего происходящего.

0

2

В свете последних событий Шейн не мог оставаться в стороне. Теперь даже его тень была ярко освещена лучами ненавистного солнца. И по вине кого? Совета, который в последнее время стал слишком часто показывать свою истинную личину и откровенно наслаждался той властью, которую он получил, когда был убил прежний Царь, но теперь всё изменилось. Игры в куклы подошли к концу. Виззарион больше не собирался отыгрывать роль послушной марионетки, которая оживает только в тот момент, когда этого пожелает кукловод и не имеет права вмешиваться в свою же судьбу. Плевать, какие последствия это потянет за собой. Теперь его очередь вступать в игру и свергать с шахматной доски одну фигуру за другой, если кто-то снова посмеет переступить недозволенную ему черту.
Молодой вампир привык бегать от своих обязательств и понимал, что здесь есть и его вина. Он сам дал слишком много свободы Совету, который теперь несся вперед, не тормозя. Пришло время исправить свои ошибки и следить за соблюдением правил. Некоторые не мешало бы и пересмотреть. Новое должно сменить старое. Не важно - сколько лет они следовали одним и тем же традициям, которые вплелись в корень вампирской сущности и всасывались с материнским молоком и подзатыльниками тяжелой отцовской руки. Теперь настала его очередь что-то решать.
Покушение на жизнь Арники стало последней каплей. Он решил вылезти из своего укрытия и показаться на свет, чтобы и они смогли ощутить всё то своё влияние, которое годами оказывали на него.
Решительным шагом вампир направлялся к залу совета, не обращая внимания на тех, кто как-то пытался остановить его, словно предчувствовал, что этот разговор не выльется во что-то хорошее.
Двери в помещение гулко распахнулись под натиском Шейна и оповестили других вампиров о его появлении не только созданным шумом, но и напряжением, пропитавшим воздух. Холодная злость.
- Солнечного дня, господа, - слова прозвучали приветливо, что нельзя было сказать про содержимое его приветствия, которое больше походило на проклятие для таких, как они.
Шейнир не стал занимать своё место за столом, вставая во главе совета. Он опустил ладони на гладкую поверхность и немного наклонился, смотря на собравшихся в зале.
Разношерстный совет. Многие советчики были ненамного старше него самого - это было плюсом. Молодой взгляд мог оценить попытку ввести какие-то изменения в их жизнь, но здесь были и древние вампиры, которым перевалило за шесть, а то и больше, сотен лет. Они были ещё и при его отце, а то и до него. Как известно, отречься от старой школы тяжело, когда большинство является приверженцами того времени. Осознание этого не могло как-то нарушить планов молодого Правителя. Он пришел сюда с определённой целью и будет добиваться её. Не важно сколько времени он на это потратит.
- Благодарю, что не оставили без внимания мою просьбу собраться здесь, - Шейн изобразил улыбку, которая, на удивление, далась ему довольно легко. - Жаль, что не могу поблагодарить вас ещё и за то, что все предыдущие советы проходили без меня. Увы, в свете последних событий, я был несколько... расстроен тем, что последнее собрание прошло без меня, - разговор шел так же с улыбкой, но, вникая в слова вампира, можно было понять, что ничего положительного они в себе не несли. - Боюсь, что, если я задам вопрос о том, кто предложил всеми путями стремиться к тому, чтобы сохранилась вековая традиция, руки поднимут либо все, либо никто. И желаемой правды я не добьюсь. Впрочем, не буду распыляться вводными словами и перейду сразу к делу, - улыбка в раз исчезла с лица вампира и на смену ей пришла серьезность и та самая холодная злость с которой он ворвался в стены зала совета. - Я не потерплю махинаций за моей спиной. Регентство подошло к концу. Вы можете продолжать пытаться сделать жизнь в Северных землях лучше, но не забывать о том, что вводить в курс дела нужно не только всех членов совета, но и меня тоже. Последняя ваша попытка улучшить жизнь была не наилучшей. Напоминаю о том, что у нас с людьми заключен Пакт о ненападении. Это значит, что никто не имеет права нападать и тем более обращать человека. Несколько дней назад он был нарушен. Вы можете говорить, что это не ваша вина, но жертва была выбрана не случайно, а вампир не понес никакого наказания. Случайность ли? - Виззарион вопросительно посмотрел на вампиров. - На этом ошибки не заканчиваются. На следующий день эта же пострадавшая девушка попадает в список охотников. Пытаетесь замести следы или же довести начатое дело до конца? Я ещё раз повторяю - не нужно решать за меня мою личную жизнь. Я предложил пересмотреть взгляды на традицию бракосочетания вампиров клана Камэль, но, кажется, вы сделали это без меня и сразу решили перейти к выполнению вынесенного вердикта.

+1

3

Истерика.
Если бы кто спросил советника от Дома Красного Солнца, он предположил бы, что Король на грани истерики. Нагромождение словесных конструкций, способное поспорить высотой с замком - и всё ради того, чтобы выразить недовольство. Вампирам, которые, разумеется, никогда ни о чём подобном и помыслить не могли. Универсальная формула "вы не слышали, а я не говорил" отнимает оружие у любого обвинения. Даже у обвинения Его Величества.
Вот сейчас начнётся. Навет! Клевета! Но Ваше Величество делает большую ошибку...
Харука даже глаз не поднял с тех пор, как Совет церемонно поприветствовал своего Короля. Иначе было довольно сложно скрывать приступ острой мизантропии. В основном потому что Каратель понимал: его слов не поймёт ни та, ни другая сторона. Говорить с Советом на одном языке он так и не нашёл нужным учиться и теперь не то чтобы жалел... просто очень хотелось взять Его Величество за шиворот, отвести подальше от мудрых и великих, да поговорить по душам. Один на один, лишённый угрозы быть похороненным под теми самыми словесными конструкциями в семь этажей и восемь смыслов, Шейн может понять. Провернуть подобное с Советом, к сожалению, нечего было и надеяться. Половина из них с "юнцом" и "исполнителем" Кречетом всерьёз говорить не станет, даже лицом к лицу. Как говорят люди, поперёд батьки в пекло бы не лез, сокол.
Не то, чтобы это было каким-то непривычным явлением. Но именно сейчас эта любовная история и беготня за мышами грозила превратить великое государство, которому Ревио был предан, в пускающего слюни идиота, не способного не то что к победе, но и к защите. И это сейчас!
Харука постарался, чтобы его вздох был незаметен для господ советников. Оно к лучшему, когда старшие перебрасываются между собой красноречивыми взглядами, на вечно молчащего Кречета никто не обращает внимание. Ревио поднял голову, чтобы в этом убедиться и немедленно встретился взглядом с Повелителем. Взгляд убеждённого в правоте своего дела вампира подобен удару тарана в лоб, но Харука счёл за лучшее его выдержать. Тем более, что он Короля не интересовал. Не настолько, чтобы играть в гляделки, у Короля были соперники достойнее. Те, кто третьего дня неизвестно чего пытались добиться от Ревио теми самыми многозначительными фразами, весь смысл которых он смог оценить только после нападения на дорогого Его Величеству человека. Безупречно, господа, ведь ни одно слово не может быть использовано против вас.
Какой он Королю соперник, когда у самого в глазах темнеет от одной мысли о нападении на Шериан или Эстель?
Хару снова опустил взгляд на печать Дома.

+1

4

нпс Архель

- Прошу прощения за задержку. Были важные дела, которые не принимали задержек, - Архель негромко вздохнул и поправил белесые волосы, убирая их с молодого лица. Попытался выразить всё своё сожаление в одном действии, интонации и вздохе, чтобы его опоздание правильно расценили. Дополнительных проблем с Советом вампир не хотел. "Достаточно мне и этой девчонки" Мужчина мысленно хмыкнул и прошел в помещение.
- Доброго дня, Мой Повелитель, - Архель учтиво поклонился, остановившись возле Виззариона и улыбнулся, словно не замечал того, что парень не в духе. Или же нарочно хотел пощекотать его нервы и специально тянул время? - Рад видеть Вас среди нас, - ещё одна улыбка и вампир прошествовал к своему месту за столом, по-хозяйски развалившись на стуле. "Теперь всё на своих местах" Довольно отметил вампир, наслаждаясь мягкой обивкой, которая была добыта с особым трудом.
"Кстати о труде..." Вампир скосил взгляд на хозяина борделя и едко усмехнулся.
- Забыл поприветствовать и лично Вас, господин Рейстлин. Давно не видел Вас. Как поживает Ваше семейное дело? - Сделав особый акцент на слове "семейное", вампир получал особое удовольствие. Оба вампира должны были сотрудничать, учитывая их общее дело, но у Археля был свой взгляд на подобные вещи. Он, мягко говоря, подставил главу дома с выгодой для себя и довольствовался тем, что Рейстлин ничего не может с этим поделать. Если вампир заикнётся об особенности своего нового персонала, то пострадают они оба. "Лучшего расклада и придумать нельзя"
И всё же было кое-что в этой истории, что не давало покоя вампиру - сестра. Эта малышка давно перекочевала в другую сказку, которая должна быть лишена счастливого конца. "В такие моменты я чувствую себя злой мачехой Золушки. Интересно... какая роль в этой истории достанется Рейсту? Верного принца?" Если бы не совет, вампир бы рассмеялся вслух. Одна только подобная картина вызывала у него приступ веселья. "Хозяин борделя в роли благородного принца. Что может быть веселее этого?" По губам прошла тень усмешки, жаль, что сейчас не было возможности кинуть пару колкостей с подтекстом и увлечься этим разговором. "Кажется, его величество сегодня не в духе" вампир цокнул языком, пытаясь вслушаться в слова Шейнира.
- Как интересно, - тихо прокомментировал вампир, что-то вычерчивая когтем на поверхности стола.
Его мысли больше были заняты решением проблемы с сестрой, но и слова повелителя не прошли мимо. "Стыдно признаться, что я не приложил к этому свою руку... А жаль, я приложил бы ещё и вторую" С сожалением подумал вампир. Почему бы не расколоть окончательно эту власть? Кто-то уже начал это делать и весьма успешно. Сначала пришили бывшего его величество, начали прибирать власть к своим лапам, а потом и доводить нынешнего Владыку. "Так переживать за какую-то девчонку? Мальчишка" Архель не разделял этой слабости Повелителя, но оценил его попытку показать всем, кто здесь царь зверей и кто должен плясать под дудку, а кто играть.
- Пытками, мой Повелитель, и только ими можно добиться правды от кого-либо, - с легкой улыбкой отметил вампир. Запрокинув ногу на ногу и подперев рукой подбородок, он смотрел на совет, который, кажется, не торопился вставить своё веское слово и как-то возразить или ответить Виззариону. - Вы хотите, чтобы мы приставили охрану к обращенной и следили за её сохранностью? - Ему было противно говорить что-то подобное и представлять, каким слабым становится его повелитель, демонстрируя свою рану. И в виде кого? Обычной человеческой девчонки, которая стала вампиром. Но приходилось играть свою роль, верного пса.

+1

5

Глациалис недовольно поморщилась, при том шуме, который создал молодой Повелитель при своем появлении. Единственное, что заставило её промолчать это уважение к царской крови и понимание того, что она может нажить себе тонну неприятностей.
- Нажить, - вампирша усмехнулась. - Какое мне до них дело?
И всё же было, елси она решила выслушать сына Эльдара и не перебивать его. Жаль, что её примеру не последовали другие вампиры. Старейшины мудро молчали, вампиры её возраста тоже предпочитали тишину в силу нежелания угодить под горячую руку повелителя, но были и исключения их правил.
Женщина постукивала пальцами по вычурной ручке кресла, смотря на новоявленного советчика.
- С таким характером тебе стоило бы уродиться в моём клане, Архель, - вот так на "ты", с хищно-ехидной улыбкой, она сверлила вампира взглядом, наслаждаясь его реакцией. - Ворвись ты так в мой зал, я бы лично свернула тебе шею, - сладко вещала вампирша, нарочно драконя парня, который ещё не успел познать все минусы жизни в Совете и как стоит себя вести в присутствии равных тебе, а тех, кто выше - и подавно. - Как ты смеешь говорить Императору о том, что твои дела были важнее Совета? - Она не собиралась отсчитывать мальчишку, но ей доставляло удовольствие цепляться к нему и пытаться вытянуть не менее едкий ответ, хотя и её слова шли в сопровождении с развесело-хищной улыбкой свойственной безумцам.
Опомнилась. Ведь теперь и она должна уделить внимание Императору, а не играть здесь, прикрываясь моралями и приличием, которые столько отвратны её персоне. Откинулась на спинку кресла, став наблюдать за Правителем, который явно начинал входить во вкус.
- За что же вы отнимаете у мальчишки его игрушку? - Вопрос так и остался не озвученным. Айна и сама не раз потешалась подобным образом над собственным сыном, но это её особая любовь к нему, к ещё одному сыну бывшего Правителя. Только кто смеет играть сейчас, если даже её грязные руки слишком чисты для этого дела?
- Хм, - Глациалис обвела взглядом собравшихся в зале, отмечая реакцию каждого вампира на слова повелителя. - Что это ты пригорюнился, Каратель? Неужели, жена не радует своим присутствием или снова в твоих руках есть власть и слово твоё значимо только для других, но не для семьи? - Пожалуй, многие было в курсе того, с какими проблемами часто сталкивается Кречет из-за своего приемного сына, но озвучивать свои мысли она снова не стала. Говорил Повелителя и приходилось внимать его словам.
- Так похож на своего отца, - вампирша невольно задержала взгляд на Повелителе, который пытался донести до них всего одну мысль - у него тоже есть клыки и он готов их показать, если кто-то забудет о том, где его место. Гнев? Обида? Или просто достало? Черт его знает, что руководило этим мальчишкой. Любовь?
Пренебрежительно хмыкнула. Отвратным было одно только слово этого уродливого чувства, от которого стоило бы давно отказаться, ведь оно пожирает сильнее, чем яд.
- Пытками? - Она перевела взгляд на Археля, сверля его холодом необычных глаз. - Что ты знаешь о пытках, мальчик? - Она склонила голову на бок, без интереса смотря на вампира. - Знаешь ли о чем вообще говоришь?

+2

6

Очередь Рейстлина пропускаем.
Следующие на отпись: Шейн, Харука, Архель, Глациалис

0

7

Влетев в зал совета, Шейн на эмоциях не заметил, что среди собравшихся присутствовали не все. Он опустил руки на стол и, смиряя взглядом советчиков, едва ли не прошипел.
- Слово Императора для вас пустой звук? Я мальчишка по вашим меркам, не прожил и две сотни лет, но не позволю марать честь моего отца и отходить от тех устоев, которые закрепились при нем. Вы находитесь в зале, где он отдавал приказы, он боролся за ваши жизни и благосостояние, а вы не подчинялись, а шли бок о бок. Не стоит кусать руку, которая кормит, - Шейн немного успокоился и стал говорить спокойнее, но холодно.
Сейчас он видел врагов во всех советчиках, которые не раз вместе с отцом спасали их свободу, а что сейчас? Он за свободу северных земель платит своей, не дав на то согласия.
- Где все? - спокойно спросил вампир, осматривая зал.
Задержался всего один. Шейнир не успел вставить слово, как Глациалис решила упрекнуть вампира вместо него.
- Надеюсь, это последнее опоздание, - отсчитывать Археля он не стал, считая это бесполезной тратой времени.
Проводил его взглядом и посмотрел на всех. От поцелуев в десны от Анри его тошнило, возникло дикое желание схватить его за глотку, уткнуть лицом в стол и вырвать из пасти длинный прогнивший язык. Но мысль о том, что он выбрал путь отца, остановила. Он не тиран и никогда не уподобится Виану. У него свои методы.
Совет еще был не окончен. После крика души приходит благоразумие.
Виззарион выпрямился и сделал вдох, чтобы прогнать остатки эмоций, которые мешают делу. Сложно пытаться что-то решить, когда от твоих слов и действий зависит судьба дорогого тебе человека.
- Теперь вампира, - Император нахмурился и сжал руку в кулак до тихого хруста костяшек.
Многие решили воздержаться от комментария. Даже Харука, являясь неофициально главным советником Эльдара. Кречет в любой ситуации сохранял спокойствие, и даже слывя палачом Северных земель, их карателем, был ферзем. Им пугают маленьких детей, говоря, что к непослушным придет Кречет и склонятся их головы под магическим мечем. Шейн никогда не видел этого вампира в деле, но был уверен в том, что он единственный из немногих, кому можно доверять в предательском улье. А остальные...
Молчание разрядил Архель, выдвигая свое предложение по поводу защиты Арники и вытаскиванию информации из окружения Императора.
- Тогда, полагаю, ты будешь первым, - без насмешек издевательств шутки и ухмылок. Шейн был как никогда серьезен и, говоря это, давал понять Архелю, что ему стоит следить за языком, пока он его не лишился.
Глациались уже во второй раз попыталась сделать грязную работу за него. Вот уж от кого помощь была неожиданной, но и у белой женщины здесь свои принципы, свой стимул и свой пинок ввязаться в этот разговор и лично прикусить язык неугодного Императору. Мать Авеля... Его сводного брата. Та, которая когда-то давно похитила сердце его отца. Шейн не испытывал к ней ровном счетом ничего, как и к ее отпрыску, живущему с ним под одной крышей. Его не волновало то, как сложилась ее судьба только Арника и только она волновала его в этот момент, даже не бразды правления, ускользающие из его рук.

+1

8

Слова, слова…Вампир незаметно поморщился.  Эта перепалка не имела смысла.  Ядовитые и показные усмешки некоторых вампиров в сторону друг друга. Пожалуй, Кречет все ждал, когда им надоест дурачиться, но, с другой стороны сейчас для вампиров это было забавным развлечением. Совет медленно превращался в балаган.
Мужчина сосредоточено смотрел в одну точку, словно совсем не слушая разговор остальных. На самом деле Ревио просто расставлял приоритеты. Желание Короля – закон, но какой ценой?
Наследника короны многие вампиры, и Ариго в том числе, знали еще ребенком, поэтому сейчас его злой оскал выглядел смешно, но каратель заметил и промелькнувшее удивление в глазах некоторых вампиров.
«Неужели испугались, что марионетка начала двигаться сама?» - мысленно усмехнулся мужчина, поглаживая рукоятку своего меча, хотя в этом не было никакой надобности.
Сложившаяся ситуация действительно приносила массу удовольствия карателю. Лед двинулся, мальчик вырос и теперь еще можно поспорить, кто кусает руку, которая его кормит.
Совет стар. Даже при том, что здесь есть молодые вампиры - он все равно до фанатичности консервативен. Каждому здесь есть выгода и своя власть. Правила есть правила, но если их нарушать исходный порядок пойдет под откос, а значит надо будет заново делить власть и устанавливать порядки.  Харука был уверен, что мало кто захочет ввязываться в эти дрязги и терять то, что уже есть. Поэтому старые ворчуны рано или поздно найдут способ прижать вздорного мальчишку к стене.
Но Шейн не был обычным мальчишкой, он был королем, кровь предков текла в нем и кипела от одной только мысли, что против него зреет заговор. Вампиры итак непредсказуемые существа, а вот влюбленные и молодые…Наверняка захочет ломать систему. В подтверждение его мыслям молодой человек сказал о пересмотре традиции бракосочетания.
Харука покачал головой. Здравый рассудок не понимал поступков короля. Женщина подле короля должна быть обучена с детства, чтобы быть опорой мужу как в делах семейных, так и государственных. Что же может человеческая девчонка?
«Молодость, глупость» , - подумал Харука, равнодушно скользя взглядом по стенам зала совета. Нет, он не упрекал Виззариона, скорее пытался понять, каким местом он думает. Видимо, не головой, а сердцем.
Ничего же не мешает ему жениться согласно всем канонам вампиров, а свою возлюбленную сделать наложницей. Зачем же все так усложнять? Идти против совета, который буквально была семьей. Конечно, в семье не без паршивой овцы, а то и нескольких.
В голове Кречета невольно всплыл образ Уильяма. Такое ощущение, что несносный ребенок только и хочет навредить им с Шериан. Наверно, некоторые из совета так же думают о Шейне.
«Хм…», - это поколение Харуки определенно не понять.  Мужчина нашел взглядом своего короля и остановился на нем. В глазах карателя застыл лишь один вопрос:
«Ваше Величество, она действительно стоит того?»

+1

9

[AVA]http://s3.uploads.ru/5gipq.png[/AVA] нпс Архель

- С таким характером тебе стоило бы уродиться в моём клане, Архель, - пропела Императрица, стараясь задеть его.
Вампир усмехнулся.
- Боюсь, что Ваш феминизм, миледи, меня несколько смущает, - жаль, что не было возможности кольнуть ее за живое в присутствии Виззариона. Этот мальчишка начал позволять себе слишком много, демонстрируя вампирские клыки. «Так и лишить их можно, государь».
- Ворвись ты так в мой зал, я бы лично свернула тебе шею.
- На то я и не в Вашей обители, миледи, - он безразлично дернул плечом. Плевать он хотел на попытки этой вампирши унизить его. Здесь она такой же советник, как и он. Не имеет никакой власти и влияния. Он не у нее в гостях, чтобы слушать выпады в свой адрес и дрожать от страха. «Что мне твои угрозы в сравнении с тем, что я уже сделал… И что со мной будет, если все узнаю мою маленькую игру».
На губах вампира невольно появилась улыбка, но причины ее остальным знать не обязательно.
-Я говорил, что дела были важными, но не сказал, что они важнее Совета. Впрочем, - задумчиво выохнул вампир. – Если миледи желает подать мне правила хорошего тона, то я советовал бы делать это вне Совета, поскольку здесь она бесполезно тратит время Его Величества.
Архель мнительно следил за переменами в молодом Императоре. Кажется, он начинал брать себя в руки, но все равно еще слишком неопытен в делах власти и придворных интриг, а жаль… Это была бы увлекательная партия и все же… Вампиру было интересно, кто смог насолить юнцу да еще и так, что Архель узнает об этом едва ли не последним.
Его шуточное предложение осталось неоцененным. Сначала в разговор вмешалась Глациалис, решив снова поучать его. Вампир поморщился.
- Право, миледи, что за слова? – он легко фыркнул и расслабленно развалился на стуле. Хотел, было добавить что-то еще, как к ней присоединился Император. Архель скрипнул зубами. Ох и ответил бы он этому мальчишке, но не здесь, не сейчас, не при свидетелях. И не пустыми словами, которые, хоть и колят, но не ранят, как то, что называется «резать по живому». Он еще возьмет свое.
«Осталось только найти тех, кто пытается уничтожить волю нашего маленького принца, который слишком рано решил стать Императором».

Отредактировано Сказитель (18-08-2013 14:48:18)

0

10

Глациалис сладко улыбнулась Архелю одними только уголками губ, но ее взгляд был холоден, как льды Севера.
- А у Вас, как я вижу, проблемы с восприятием вербальной информации? – с деланным сочувствием произнесла она, всем своим видом изображая, насколько ей неравнодушна судьба несчастного Археля, который даже слышать толком не может. – Я могу написать на гербовой бумаге, если Вам так будет понятнее, Вы только попросите вежливо. Только без шовинизма, пожалуйста, а то от него у меня несварение. А что до правил хорошего тона – боюсь, я уже опоздала… лет на сто, когда надежда еще была.
Ее всегда поражало отношение мужчин к женщинам за пределами клана Виан. Неужели они действительно возомнили, что женщины не способны принимать серьезные решения, защитить себя магией и клинком или прожить день без поучительных мужских наставлений о том, как все должно быть сделано? В клане Виан же мужчины относились к своим женщинам с должным почтением, не путая честь защищать их с правом грубой силы. Оставалось только удивляться, что до остальных не доходит одна простая истина: женщина – та, что дарит жизнь, так кому, как не женщине, распоряжаться ею? Женщина – мать, которая печется о своих детях, так кому, как не ей, управлять страной во благо народа, а не ради честолюбия и военных побед? Женщина – хозяйка дома, так кому, как не ей, обустраивать быт и следить за тем, чтобы страна ее не приходила в упадок и разруху, а росла и богатела?
Впрочем, Айнирг`хель не особо интересовали дела других кланов, хотя за политической обстановкой она следила с вниманием и тщательностью, с которыми придирчивая хозяйка проверяет чистоту полов и посуды, ввергая служанок в ужас и трепет. Просто ее раздражал Архель и ему подобные, считающие себя выше лишь по маленькой досадной ошибке природы, прибавившей им пару дюймов между ног, а не к извилинам.  И, как ни досадно было осознавать, Шейнир страдал от той же болезни, и не мог держать обе головы в рабочем состоянии, что совсем не делало наследнику чести.
Казалось бы, много ли ума нужно, чтобы справить своей девчонке родословную да подержать пару лет в каком-нибудь поместье, обучив манерам и состряпав жалостливую сказочку о долгом изгнании и счастливом возвращении на родину? Даже будь его история шита белыми нитками, Совет учел бы если не соблюдение всех правил, то хотя бы попытку создать их видимость. Как бы сама Глациалис не презирала слово «любовь», но в ее понимании любовь включала в себя  защиту обожаемого объекта. На политической арене слово «защита» и слово «безопасность» становились синонимами слова «конфиденциальность».
«Шейниру стоило держать свою любовь в узде и прятать в ладонях, как слабую искру, а не зажигать, как костер для аутодафе. Но он поступил необдуманно, поставил свою человечку под удар, и теперь ей предстоит гореть на этом самом костре, расплачиваясь за его ошибки – не дотянувшись до Шейнира, Совет непременно отыграется на ней. Не прямо, конечно, но есть множество способов испортить жизнь ближнему своему, особенно когда дело касается власти.»
Глациалис улыбнулась своим мыслям, и это была нехорошая, злая улыбка мрачного удовлетворения. Шейнир, кровь от крови и плоть от плоти Эльдара – все еще мальчишка. Он мнит себя сотрясателем основ, а на самом деле просто бросается, как глупый щенок на змей. Он еще не знает, сколько яду накопилось в чужих сердцах за сотни лет, не понимает, что он не единственный из возможных претендентов на трон, и всегда можно найти кого-то если не посговорчивее, то хотя бы поосторожнее.  Глациалис поддержит его, у нее в этом свой интерес. В конце концов, Шейнир сам сделает все возможное, чтобы настроить Совет против себя.
- Прошу прощения за дерзость, Ваше императорское Величество, но я осмелюсь Вам предложить отложить свадьбу. Пара лет – не такой долгий срок, но его хватит, чтобы страсти поулеглись, и Ваши подданные… ммм… поумерили пыл в вопросах семейных ценностей и традиций. Да и бедной девушке, я думаю, пока лучше привыкнуть к новому положению в каком-нибудь надежном и укромном месте – она ведь совсем недавно была просто человеком, и плохо знакома с придворной жизнью, - несмотря на почтительный тон, в голосе Глациалис явно слышалась горячая мольба Хервалиссе о том, чтобы неотесанная девчонка, вчерашняя еда, хотя бы на свадебной церемонии не перепутала слова и почаще держала рот закрытым, не раня слух окружающих своим жутким выговором.
[AVA]http://i67.fastpic.ru/big/2014/0722/6d/821f5565e7912891a787bbb1e9200a6d.png[/AVA]

Отредактировано Глациалис (21-08-2013 14:39:09)

+1

11

Перепалки, перепалки, перепалки… Сплошные перепалки в этом осином гнезде. Ничего дельного. Ни единой ответной реакции на его слова. Ничего.
- Архель. Глациалис. Я рад, что в этом зале вы нашли друг друга, но был бы вам признателен, если ваш разговор останется за этими стенами и продолжится непосредственно там. Здесь я желаю слышать ваши ответы, касающиеся причины, по которой я собрал вас в зале Совета, - Шейн говорил спокойно, стараясь держать себя в руках и не вспылить от каждой мелочи. Напомнить им о том, где они находятся и чего от них ждут, если они сами этого не знают и решили поучать друг друга вместо того, чтобы не только обратить внимание на их проблему, но и попытаться решить ее. – Эта проблема касается всех нас, а не только меня. Это должен понимать каждый, кто гордо носит эмблему Советчика на своей груди. Империя – единый механизм и если кто-то начинает работать, не беря во внимание соседнюю шестеренку, то сломается вся система и тогда больше не будет ничего.
Виззарион первым начал отделяться от этого механизма и действовать так, как ему этого хотелось. Он чувствовал свою вину в том, что позволил Совету самостоятельно решать все проблемы Империи без его участия и ведома, но понял, к чему это привело. К раздору. К тому, что он сам не может починить этот механизм и возобновить доверие и работу в Совете, а если гниет верхушка, то и остальному осталось недолго.
Чистокровный потер переносицу и замолчал, с пару минут пытаясь обдумать, как лучше поступить дальше.
Его размышления прервал голос Глациалис.
Он поднял голову и посмотрел на вампиршу. Шейнир не думал о свадьбе с этой девушкой. Не сейчас. Слишком рано и он это понимал. Арника пережила многое за последнее время. Сначала была отвергнута им ради ее же блага, затем это покушение на ее жизнь, обращение, признание, вечный страх за ее жизнь и ее родителей – все смешалось в единый флакон, который можно было продавать в разделе ядов. Подлить всего одну каплю в бокал неугодного и он упадет замертво, не имея ни малейшего шанса на обратный процесс.
- Я пришел не просить у вас благословения на мой союз, а просить не вмешиваться в него.
Если бы он захотел жениться на Арнике, то не посмотрел бы на раздоры в совете и их противоречия. Не посмотрел бы на ее родословную и то, что ее недавно обратили. Молодой вампир, который не знает ничего о жизни детей ночи и о том, как вести себя в том обществе, где Шейн провел большую часть своей жизни, где он родился.
- Она знает свои корни и осознания этого мне достаточно. Не тот Император, кто им родился, а тот, кто им стал.
Взять себя в руки – сложно. Придумать решение – еще сложнее.
- Отныне я буду самостоятельно заниматься обучением Арники и следить за тем, чтобы она чувствовала себя комфортно. Это же касается ее семьи. Я больше не буду обременять вас своей избранницей, поэтому надеюсь на то, что больше не будет никакой помощи с вашей стороны, в том случае, если вы решите помощь мне, не предупредив об этом. Я сказал все, что я хотел, поэтому не смею вас больше задерживать, - чуть склонив голову в знак уважения всех присутствующих, Шейн направился к выходу из зала.

0

12

Свадьба? О чем они вообще? Вампир удержался от того, чтобы фыркнуть и закатить глаза. Это уже не цирк, это уже психушка, дорогие. Все настолько стало нереальным, что Кречету хотелось схватить кого-нибудь за плечи потрясти с фанатичным взглядом – ты тоже это слышал? Тебе тоже кажется, что они свихнулись?
Харука сдержался, снова и опять. Лишь слегка хрустнули пальцы от того, что мужчина сжал слишком сильно кулак.
Впрочем. Что он так волнуется? В совете взрослые детки. Пуская развлекаются, как хотят. Он всего лишь тихий исполнитель приказов и палач, а не судья.
Только слова Шейна звучали более-менее убедительно. Кречет согласно кивнул, правда, больше своим мыслям, чем прозвучавшим словам. Никто не запретит иметь свое мнение, особенно если внешне ты согласен со всеми этими людьми, которые, увы, не согласны между собой.
Пламя раздора еще не разгорелась, но кто-то активно подбрасывает туда дрова. Если император действительно, как и говорит, хочет чтобы механизм правление работает исправно, тогда стоит поскорее выяснить, кто добровольный хранитель костра. И может быть, тогда, все вернется на круги своя.
Хотелось бы Ариго тоже самое сказать и о своей семье. Сейчас, несколько шестерёнок уже соскочили и мужчина не в силах контролировать действующий механизм. Харуке стоило огромных усилий признать, что личные дела сейчас больше властвуют в мыслях вампира, нежели государственные.
Нет, Кречет внимательно слушал совет, однако его мысли, раз за разом куда-то утекали. Советник приложил силу воли и заставил себя вернуться в зал. Чтож, видимо, сбор был напрасным. Пришли ли они к чему-нибудь? Нет. Только Виззарион показал свои намеренья, что же похвально, что не решил отсиживаться молча. Настроил часть совета против себя, тоже вполне ожидаемо. Пропустил ли что-то вампир витая в своих мыслях? Нет. Значит, раз совет окончен, а это было видно по удаляющейся спине императора, ему тоже нечего здесь делать.
- Господа, - впервые обратил на себя внимание мужчина и поднялся со своего места и, слегка кивнув в знак прощания, направился следом за молодым правителем к выходу.

+1

13

[AVA]http://s3.uploads.ru/5gipq.png[/AVA] нпс Архель

Вампир рассмеялся в ответ на выпады женщины.
- И скажу Вам по секрету, Глациалис, я этим доволен, - улыбнулся мужчина и был прерван Императором. – Да, Ваше Величество, - Архель склонил голову, но не смог удержать многозначительного взгляда и усмешки по отношению к вампирше.
«Единый механизм?»
Вампир едва не рассмеялся в голос. Этот мальчишка ничего не знает о придворных играх. «И чему его толкьо учили?» Каждый аристократ обязан вести свою игру. Это их среда и их образ жизни. Этим они отличаются от низов – красивой игрой. Поодиночке и никак иначе, а если и группироваться, только на выгодных условиях, чтобы быть ближе и при случае вонзить нож в спину. К примеру, как он поступил с Рейстлином и его обожаемой сестрой, которая вечно мешалась под ногами.
- Я думаю, что устраивать свадьбу так рано, будет несколько… невежливо по отношению к принцессе Элениэль, - плевать он хотел на чувства этой девчонки, но брак молодого Императора им не выгоден. Зачем им у власти какая-то дворняга, когда можно выбрать любую аристократку, да с такой родословной, что сам Император будет бегать перед ней, не поднимая ни глаз, ни головы.
«Человек в вампирской короне».
Архель хмыкнул. «Он действительно считает, что ТАКУЮ примут в обществе?» Ее слой – без проблем, но не аристократы. Поднимется шумиха, встанет вопрос о здравости его величества и многое другое. Того и гляди, свергнуть мальчишку с трона, а впрочем… Ему-то что с этого?
Вампир молчал и не вставил ни единого слова. Дождался, пока пламенные речи Императора закончатся и собрание подойдет к концу. Мальчишке нужно было выговориться, а Архелю было лень попусту шевелить языком. Свои мозги ребенку не вставить.
Чистокровный поднялся со стула следом за Шейном и собрался покинуть зал, когда вспомнил одну маленькую деталь.
- Госпожа, Глациалис, - обратился он с улыбкой. – Я думаю, что вам стоит подружиться с господином Рейслином. Говорят, что у него есть товар на любой вкус. Возможно, после пары вечеров, проведенных в его обители, вы станете удовлетвореннее… жизнью, - дернув плечом, вампир покинул зал.

Отредактировано Сказитель (30-08-2013 14:12:59)

+1

14

Похвально, что Шейнир понимал, что Империя – механизм и шестеренки ее ржавеют и артачатся, как сломанные часы, но этого мало для того, чтобы стать хотя бы на треть похожим на своего отца. Мальчишка был еще слишком юн для того, чтобы понимать все тонкости игр аристократов и Совета, который упивается бездельем нового Правителя. Его беспомощность – слабость, которую нужно искоренить, елси он не хочет, чтобы каждый, кому не лень, пользовался им так, как хотел. И все пользовались и пользуются дальше, невзирая на пламенные речи. Слова – пустой звук. Империю нужно держать в страхе, как и приближенных к тебе. Пусть знают, что царь зверей всегда будет жесток, не милосерден и на вершине пищевой цепи, а вы на фоне него – хлам, но Виззарион пошел другой дорогой – слизкой, ухабистой, где каждый готов вогнать кинжал между ребер и наслаждаться агонией вампира до последнего вздоха.
Глациалис отвела взгляд, задумавшись. Она слышала все, что говорил Шейн, понимала, что он хотел донести, и мальчишке просто нужна его игрушка. Совету легче смириться и отдать ему то, чего он хочет, толкьо бы ребенок не устраивал концерты каждый божий день. Сделать из простушки Императрицу – невозможно, подделать ее историю – поздно. Хочет, чтобы слухи вились вокруг его семьи – их уже достаточно, но это его выбор и холодной плевать на то, что творится в голове мальчишки, пока это не касается ее владений и Виан.
Это может коснуться Авеля, который так близок к императорской семье, оставаясь за бортом. Айниргхель не сомневалась в том, что ее сын попытается вмешаться и помочь сводному брату выкарабкаться из грязи и выбить одним броском копья гнилое звено из золотой цепи.
- Почему бы и нет, - она не сможет посадить сына на трон Виан и нарушить сложившийся строй, но может продолжить рушить традиции Камэль и прибирать власть к своим рукам, чтобы в конце сложить все к ногам старшего сына. Все богатства Северных земель, лучшую невесту, которую за детскими шалостями упустил молодой Император.
Минус был не в том, что Совет не захочет видеть на троне еще и бастарда – по мнению многих, это лучше, чем без роду и племени обращенный, а то, что сам Авель не захочет ввязываться в игру. Нужно было все тщательно обдумать и решить, как натолкнуть сына на мысль пропихнуться к сливкам общества.
Не коронованный Император убийц и воров должен сам возжелать носить корону на голове, иначе все ее труды окажутся бесполезными.
Зал совета медленно пустел, и с вампирами уходили мысли.
Архель успел вставить последнее слово, как собачонка, которая пытается гавкнуть и быстро убежать, зная, что следом прилетит сапог.
Глациалис усмехнулась. В этот раз она позволит вампиру быть последним.
- В этот раз…

Эпизод закончен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [21.о2.1082] Пренебрегая молчанием