Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [**.08.1086] Не обещай, маг, если не собираешься сдержать своё слово


[**.08.1086] Не обещай, маг, если не собираешься сдержать своё слово

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- примерная локация
г. Лейдер, Затерянный лес.
- действующие лица
Марек
Азазель
-----------------
остальные по желанию
- описание:
Подходят последние сроки и жизнь практически покинула тело юной магессы. Заветное место уже близко, но подействует ли магия этого места и сможет ли она исцелить ей. И что случится, если все ожидания Алека не оправдаются. На что готов пойти этот маг ради достижения своей цели и какой отпечаток всё это оставит на Шейли.

0

2

Тяжело терять того, кто тебе действительно дорог, но дважды вступать в одну воду по имени "Потеря" - ещё сложнее. На какие поступки может толкнуть братская любовь, нежелание ещё раз испытывать эту боль, когда уже практически нет надежды на то, что всё это закончится, как кошмарный сон и ты распахнешь глаза, понимая, что всё ещё позади, а ты открыл новую книгу, вдыхая этот особенный запах страниц. Книги. Он уже забыл, когда в последний раз держал что-то подобное в своих руках. Теперь у него был только один груз - сестра, сморенная этой болезнью, которая впивалась цепкими лапами в её нутро и не хотела отпускать. Сжигала дотла, доставляя боль. Вымученная девушка, которая уже давно не хочет бороться, не может и только безвольно повисла у него на руках. Тепло, отяжеленное дыхание, тихое биение сердца - только это говорит ему о том, что она ещё здесь, ещё жива и есть небольшой проблеск, но у них уже практически нет времени. Нет времени у неё.
Они смогли добраться до Лейдера, смогли найти этот лес, но до заветного места путь выдался тернистым. Алек знал, что найти это место сможет не каждый, ведь никто не знает точного расположения этого храма. Возможно, что это просто чья-то выдумка, которая только зря вселила надежду. Несколько дне они пытались найти хотя бы единственную нить, единственную зацепку с ответом на вопрос, но ничего. Шейли угасла. Девушка была уже на пределе, на пределе был и он.
Ещё один круг по лесу, с девушкой на руках, в попытках найти то, зачем они пришли сюда. Устал, но продолжал бороться до самого конца.
- Прости меня, - бессильно опустился на землю, всё ещё не выпуская её из своих рук, когда история снова начала повторяться, как бы ему того не хотелось. Коснулся ладонью её лица, убирая с него пряди светлых волос, которые уже давно утеряли свой блеск. Не хотел отпускать её, как если бы только так мог поддержать тепло в её теле вместе с жизнью.
Не отрывал от неё взгляда, желая запомнить каждую черту единственно-родного лица, не замечал уже ничего вокруг, пока в груди не всколыхнулось что-то родное, но сильное. Алек словно очнулся от этого непонятного чувства, не понимая его природы. Он поднял голову, пытаясь понять, чем могло быть вызвано такое состояние. Ничего. Чувство снова повторилось, ударив в грудь, словно там внутри был какой-то невидимый ему ком и только сейчас он смог ощутить его жизнь. Закрыл глаза, пытаясь прислушаться к себе и словно заглянуть внутрь. Яркий синий ком, похожий на сгусток его манны, но как-то другой, переплетенный непонятной яркой бело-золотой нитью. Такая тонкая, словно волос, но крепкая. Ещё один резкий толчок - шар увеличился в размерах, словно живой и снова принял прежнюю форму. Чем-то он напоминал медленно бьющееся сердце. Его собственная манна? Ещё один толчок. Алек распахнул глаза, только сейчас замечая, что что-то изменилось.
Мир преобразился. Ушли яркие краски, перед ногами, извиваясь, лежала непонятная нить, бравшая начало от самой груди и уходила куда-то дальше. Он не мог понять, что это, но и оставаться на месте уже не хотел. Нашел в себе силы на то, чтобы снова встать, поднять девушку и пойти по этой нити дальше.
Чувствовал, как с каждым разом его ноша становится тяжелее. Нет, не девушка, а тот непонятный шар внутри него, словно он рос, пытаясь заполнить изнутри. Почувствовал, как его медленно заволакивает что-то черное. непонятное, неродное. Возникло желание сбросить его с себя, но ничего. Пелена замерла и только шар продолжал расти.
Ещё один шаг и парень замер. Он остановился на берегу небольшого озера. Ещё один толчок, один его неуверенный шаг и из воды показалось непонятное нечто.
Такой сильный поток...
Не от него. От этого непонятного нечто, что даже этот шар внутри негоп оказался крохотной песчинкой, но она снова отозвалась, как на крик, которого не может слышать некромант.
Маг сдвинулся с места, заходя в воду. Не чувствовал холода воды, только какое-то странное прикосновение к себе, словно призрачные руки касаются кожи, но это чувство успокаивает его. Зашел в воду по грудь. Остановился, когда тело девушки практически полностью оказалось вод водой. Замер. Чувство исчезло, как и эта странное восприятие внешнего мира. Все вернулось на свои места и только он так же оставался в воде.
Тихий всплеск, затем ещё один. В полу метре от него из воды показатель какая-то рыба, затем ещё одна, но уже в другом месте. Скрылись в пучине, проплывая рядом с ним, едва задевая ноги. Неизвестность. Алек не сдвинулся с места, не стал пытаться прогнать их от себя. Тихий чужой смех и он чувствует, как тело девушки становится легче, словно кто-то забирает её у него.
Крепче прижал её к себе, не позволяя неизвестному отнять самое дорогое. И только непонятные призрачные руки снова касаются тела. На этот раз касаются её. Слабость. Непонятное желание расслабиться и просто отдохнуть. закрыл глаза, поддаваясь порыву. Парень пришел в себя только тогда, когда почувствовал, что он находится уже под водой вместе с девушкой. Резко вынырнул, не понимая, что произошло и как они оказались под водой, словно дно в раз ушло из-под ног.
Ещё один сильный толчок в груди и по озеру проходил несильная волна, следом ещё одна, но не от него. Здесь. Рядом. Всего в трех метрах от них. И словно что-то большое поднимается из самых недрок озера. Храм прорывает поверхность воды, зависая в воздухе.
Он дошел...Они нашли это место. Алек пошел вперед. Вместе с ним ожило и озеро, снова появился непонятный смех и эти рыбы, плавающие рядом с ним, а затем тишина вместе с резкой болью в груди. Ещё одна волна, но на этот раз уже от него. Возникло дикое желание уничтожить здесь все. Стереть с земли. Сделать это прямо сейчас. Уже хотел сплести заклинание, пока словно из памяти не услышал голос Шейли. Перед глазами возникло всего пару картин из прошлого и злость сразу исчезла. Как в тот раз, когда она спасла его от саморазрушения.
Поднялся из воды на ступени храма, вошел внутрь, оседая только там. Оперся спиной на одну из колон, закрывая глаза. Дикая усталость сковавшая тело и остывающее тело девушки, которая так и не открыла глаз, всё ещё на его руках.
Вот и всё.

+3

3

Человеческая жизнь не так долговечна, как жизнь вампира или демона. Она хрупкая и, подобно цветку, может погибнуть о чужой руки или холода. Может погибнуть и от болезни, как сейчас погибала эта девушка. Шейли давно смирилась с этой судьбой, но Алек не желал сдаваться, даже тогда, когда ей не хватало сил даже на то, чтобы поддерживать сознание в себе.
Отдалённо она слышала его голос, чувствовала его бережные прикосновения к себе, но всё это не могло вернуть её, не могло дать нужных сил, которые помогли бы ей открыть глаза и сделать ещё один шаг. Не было больше этого чувства окрыления и легкости, которое появлялось в его присутствии, но это не его вина. Виновата эта магия, которая распространяется по её телу, убивая не только её, но и мир, чья боль отражается на ней.
Сжалась комочком где-то в глубине своего сознания, где так холодно и только тело, кажется, пытает от этого огня, оставляя ещё один ожег на коже, который вскоре осыпется пеплом вместе с кожей, формируя ещё одну ноющую рану, но доставит боль теперь, кажется, только ему. Она давно уже не имеет связи с собой. Так ей кажется, пока она утопает на волнах этого беспамятство.
Ей страшно не оттого, что она больше не сможет увидеть тот мир, а оттого, что она не знает, что случит с Ним, когда её не станет. Он получит ещё одну боль, а выдержит ли? даже сейчас её больше интересовал её брат, чем собственная судьба. Ведь это не так важно. Мелочь для неё, но не для него.
Ничего не меняется, только холод и темнота сильнее обволакивают тело, оставляя её словно в пустой комнате - бездна, которая окружает её, желая утянуть как можно глубже. Она уже даже не слышит его. Не чувствует прикосновений, а он не слышит, ка кон зовёт его. Не чувствует, как хочет, чтобы он услышал её и оказался рядом, смог протянуть руку и вытянуть из этой Тьмы, увлекая в свои братские объятия. Как хотела...
Уже даже не больно от ран, но стоит ли радоваться этому? Когда поедает боль и страх оттого, что его нет, но и не хочется тянуть его за собой, только забрать частицу его вместе с собой, забрать его боль и позволить ему продолжить игру, которую так избегает некромант. Он должен положить этому конец.
Что-то меняется. Темнота словно перешептывается с собой, вздрагивает. Она это чувствует, но всё так же не может найти в себе сил для того, что подняться?
- Алек? - Тихо зовёт его в этом темном мире, но он не откликается. Не слышит её, а ведь и она не слышит его. Только какое-то странное ощущение. Что-то холодное касается кожи. Раз, затем второй и так, пока не накроет с головой. Как трудно дышать и ничего не меняется. Начинает болеть в груди. Нестерпимо. Толчок в груди. Один. Другой.
- Больно, - сильнее сжаться, пытаясь вырвать это чувство из груди и резко всё меняется. Холод отступает, но это ещё не конец. Стало свободнее. Темнота успокоилась, словно ничего и не было. Тишина. Уже не пытается звать его. Всё равно не услышит.
Она закрывает глаза, пытаясь отдохнуть от боли, которая покинула тело и снова погружается в это беспамятство, пока через закрытые глаза вместо темноты на на веки не начинает давить какой-то яркий свет. Она неохотно открыла глаза, смотря на то, что послужило причиной её пробуждения. Тёмно-синяя яркая нить, пробивает темноту. В ней магесса узнает что-то предельно родное, но память отказывается что-то объяснить и ответить на неозвученный вопрос.
Она собирается с силами и протягивает руки на встречу этой нити, но никак не может дотянуться. Хочет коснуться. Всё тело девушки словно превращается в одно единственное желание, которое ломит и выбивает из груди неизвестный ком. Из ладони вырывается яркая светлая нить, устремляющаяся к синей. Обе сплетаются, формируя крепкое плетение, которое, словно живое вьется по черным стенам вверх, расползаясь по потолку. Тьма снова содрогается, но не отступает. Черные обломки начинают ссыпаться вниз с потолка и стен, но они, словно не задевают её.
В глаза снова бьет яркий свет, но уже другой. Шейли закрывает глаза ладонью, пытаясь защитить себя, но от того ли?
- Алек? - Тихо произносит девушка, только сейчас понимая, что этот свет принадлежал самому настоящему солнцу Рейлана. Она пришла в себя. Теперь девушка чувствует эти объятия брата. Он продолжает держать её. - Ты нашел его, - срывается с её губ ещё несколько слов. Она осматривается, пытаясь понять, где она находится. Не сложно понять - такое место во всём мире только одно. - Ты справился, - она не сомневалась в том, что он сможет это сделать. С запозданием чувствует, что больше нет этой боли, которая пожирала её тело пламенем, столь противоречивым её стихие.
Шейли опустила взгляд на свою ладонь. Повязка уже давно сползла, открывая вид на кожу, которая больше не была изуродована печатью болезни. Исчезло малейшее напоминание о ней, оставив только это где-то в глубинах памяти.
- Это ещё не всё, - мысленно говорит себе девушка. - Кое-что я ещё хочу оставить в памяти этого места, - она отрывает взгляд от раны и переводит его на брата. Опускает ладонь ему на губы, чтобы он не нарушил тишину и не попытался помешать ей. Рука с его губ медленно опускается ниже, останавливаясь на груди мага там, где теперь распустилась роза не мертвых. Склоняется ниже к нему, накрывая его губы своими, она чуть надавила на грудь брата.
Закрыла глаза, полностью концентрируясь на том, что руководит ей. Из-под ладони вырывается голубоватое свечение, которое распространяется по груди мага, в точности повторяя витиеватый рисунок розы не мертвых.
Нашла в себе силы отстраниться, когда задуманное было исполнено. Теперь она просто с улыбкой смотрит на парня и только глаза ярко светятся этим голубоватым светом, который постепенно исчез, словно иллюзии разыгравшегося воображение больного.
- Спасибо. Алек.

+1

4

Его силы не бесконечны и он понял это давно. Не может прыгнуть выше себя и справиться с тем, что сильнее него было всегда и будет. Так устроен этот мир, который кажется полной безысходностью, но есть те, кто продолжают бороться. Алек хотел быть таким. Противиться до последнего, но часто опускал руки тогда, когда не имел на это право. Не доводил дело до конца, как это было с Алисией и годами платил за свою ошибку, не имея возможности ее искупить.
Алисия дала ему второй шанс что-то изменить, но едва почувствовав то, что так долго желал, он снова отстранился от нее, зная, что вернется. Должен вернуться, когда исполнить обещание довести до конца свой путь волка.
Смог вернуть себе ту, которую любил сильнее, чем когда бы то ни было. И ушел только потому, что хочет сберечь вторую, не менее дорогую ему девушку.
Расплачиваться сестрой за ошибки молодости — нет. В этот раз он не уступит Кайлебу. Не сейчас, не так. Пусть подавится ключами, но их он никогда не отдаст ему. Никогда. Упрямство и эгоизм? Они тоже имеют право жить, имеют право на мир, в котором родились и переродились, а не на пепел под ногами, который никогда не заменит зеленая трава Пантендора и черное небо Азерота не прояснится.
Шевеление, тепло возвращается. Иллюзия желания. Эарлан хотел горько рассмеяться и завыть волком на луну, которая отреклась от него, как когда-то он отрекся от нее, но ему не показалось. Она действительно жива. Он слышит ее голос, чувствует прикосновения слишком явно.
Открыл глаза, чтобы убедиться.
Получилось…
Облегчение и счастье — эти эмоции птица редкая в эмоциональном чане некроманта. Сил после магического всплеска практически не осталось. Ему остается только с теплотой полуприкрытых глаз смотреть на сестру и чувствовать свою победу, чувствовать, что в этот раз он смог надрать задницу Безымянному и вырвать из его лап важную для него жизнь. Хотел обнять и прижать ее к груди, окончательно убедиться в том, что с ней все в порядке, но смог взять ее ладонь — теперь она не осквернена магией некроманта. Чистая и нежная кожа. Тепло, а не жар болезни. Коснулся ее пальцев губами, прикрыв глаза. Задержался, не желая отпускать светлую нить от себя.
Еще чувствует, как их манны переплетаются, оставаясь одним целым. Он отдал ей то, что хотел, теперь нужно рвать нить, пока он не утянул ее следом за собой и роза не мертвых не распространилась на нее. Аккуратно расплести нити и освободить ее. Не ранить, не выпачкать темной маной, чтобы не дать черном зерну прорасти в светлом саду, где сорняку нет места.
Справился…
Рана больше не ноет и не болит. Алек не чувствовал, как роза расцветает на груди и сильнее опутывает сердце. Кашель больше не мучает и дает дышать свободно. Ни боли, ни холода, вообще ничего, если бы не тепло и не поток ее силы. Светлая магия не дает ему ускользнуть и что-то упрямо тянет синюю нить, не давая ей выскользнуть и вернуться в темноту, где ей и место.
Эарлан выпустил руку сестры.
Ладонь касается груди, присутствие согревает, но в жесте нет прощания. Не дает вставить слово и возразить.
Я… Шей… Что ты… — несвязанные слова, незаконченные попытки что-то сказать.
Поцелуй обескуражил. Алек широко распахнул глаза, с изумлением смотря на сестру. Поздно понял, что она пытается сделать.
Зачем…
Он никогда не замечал, насколько сильно подпускает к себе других. Всегда старался держаться на дистанции, не видя, что другие привязываются не смотря на барьер и греются о холодную стену, не желая отстраниться от нее. Шейли оказались слишком близко, и теперь была готова заплатить ему за его эгоизм.
За это не платят…
Она не дала вмешаться. Оставила в роли наблюдателя. Рука непроизвольно сжалась в кулак — единственное противоречие, которое она ему позволила.
Нить розы вспыхнула и исчезла, оставив грудь чистой. Болезнь ушла так же, как и когда-то появилась. Неожиданно и нежеланно, но если ее появление Алек считал заслуженным, то не видел того, чем мог заплатить за исцелением тем, кого по-настоящему любил.
Глупая… — в словах нет упрека или осуждения. Он не мог злиться на того, кого любил. Не мог злиться на сестру, понимая, что ее толкнуло на желание отплатить ему за доброту и за спасение. Двинулся вперед и крепко обнял ее, прижав к груди. Силы постепенно возвращались. Руки окрепли, и поток манны заиграл под кожей с новой силой. Синяя нить, немного светлее прежней.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [**.08.1086] Не обещай, маг, если не собираешься сдержать своё слово