Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [08.02.1083] Сталь под ребром


[08.02.1083] Сталь под ребром

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Предыдущий эпизод
В нашем доме поселился...
игровая дата
08.02.1082
локация
Берсель
действующие лица
Лазарин, Тодд, Канарейка
События
Нанятый мистик перевернул устоявшийся в доме и делах уклад. Компании авантюристов вновь приходится приспосабливаться. Но если одному в этом видится улучшение, то для другого все может быть наоборот.

[icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Отредактировано Оливер (12-06-2024 00:27:48)

+1

2

Прошло два дня с тех пор, как Левар поселился в их доме, а Лазарин всё поверить не мог, что позволил ему остаться и даже подписал соответствующую бумагу. Всё это время он попросту старался не пересекаться с мистиком, предварительно наказав Тоши и Канарейке держаться подальше от его елейных речей. Лаз прислушивался к шагам за дверью, не садился есть, если Левар крутился у кухни, и даже перестал читать вечерами в гостинной, чувствуя себя под вечным прицелом его едких шуточек и унизительных замечаний. Некромант считал, что уже совершил ошибку, не отстояв своё право отказать тому в приюте или ограничить его нахождение здесь по времени. Теперь он чувствовал себя неспокойно в собственном доме, а Алау это только забавляло.
   Вот и сейчас утром его разбудил проникший с улицы запах до боли знакомого курева. Очевидно, пункт договора о недопустимости курения в доме задел Левара, и теперь мистик демонстрировал свою говнистость, осуществляя это аккурат под его окном. Лаз не сомневался, что делает он это нарочно, но пока терпел, понимая, что любая реакция на его выходки породит ещё больше неприятностей.
   Левар занимал не так много комнат, но пантендорцу казалось, что он повсюду. Единственным местом, что мистик старался избегать столь же ответственно, как Лаз избегал его самого, было пространство вокруг Гоуэна. Его Алау недолюбливал искренне, и некромант этим пользовался. Крутился возле старика дольше обычного и чаще заводил с ним разговор, будто ждал момента, что Тодд так же выкажет недовольство мистиком, и ему удастся переменить мнение истинного хозяина дома на счёт дальнейшего пребывания здесь Левара.
   Лаз тихо оделся и выбрался из своей комнаты, не желая дышать ненавистными запахами из прошлого. Тодда он нашёл в кабинете, перебирающим бумаги. Некромант вошёл к нему прямо с чашкой утреннего чая и уселся на небольшой диванчик у стола, сюпая горячим напитком.
- Вас не было всю ночь, и ты меня не предупредил! - Вывалил маг претензию вместо приветствия и отпил из чашки снова. - Мы, вроде, договорились, что работаем вместе, а ты продолжаешь что-то скрывать от меня. Теперь ещё и с этим… - Лаз покривился, совершив неприязненный жест ладонью и тут поймал на себе взгляд Тодда, заставивший его поубавить тон и поставить чашку на маленькую тумбу с часами. Порой пантендорец забывался, что вне посторонних глаз роли их с Гоуэном менялись на противоположные.
- Чем вы занимались? И почему я в этом не участвую?! - Спросил маг уже скромнее, впрочем, устраиваясь на диване поудобнее и давая понять таким образом, что он тут немного задержится.

Отредактировано Лазарин (12-06-2024 21:23:23)

+2

3

Минувшая пара суток оказалась для Гоуэна плодотворной – мистик окупал свою стоимость всецело. Всего за несколько часов они смогли посетить несколько мест, и Тодд сумел вновь получить власть над собственными сбережениями и документами, которые теперь разбирал в кабинете. Письма, доносы – все, что прежде было собрано для удержания в узде некоторых магов, теперь проходило проверку на свою актуальность – все же многие имена уже принадлежали мертвецам, некоторые потеряли прежнее влияние, но оставались и те, кого все еще можно было попробовать взять за горло, если не во славу магистра, то к собственной выгоде. А сколь еще тайников ждало своего часа…
   Гоуэн поджог очередную ненужную бумагу от свечи, и бросил догорать в керамическую урну у ног, когда в его владения вдруг вторгся Лазарин. С появлением мистика он зачастил со своим вниманием, подчас абсолютно надуманным, однако старик хорошо понимал откуда произрастает это желание близости, так похожее на то, какое ведет цыплят под крыло матери, когда на небе возникает тень.
   - Целую ночь, надо же… - иронично произнес Тодд, отсылая тем к пропажам самого Лазарина. – Ты в этом не участвуешь, потому что никак не способен помочь.
    Гоуэн опустил взгляд на очередную бумагу.
   - Мне нужно было вернуться в Альянс и забрать некоторые милые сердцу вещи, а также напомнить кое о чем прежним «друзьям». И «этот» был как нельзя кстати.
   Следующая бумага отправилась в огонь.
   - Похоже ты не внял моему совету – взять знания у этого мага, а наоборот бегаешь от него. Прячешься тут. Больше похоже, что это ты в свое время надул его с делами, а не наоборот. Что все-таки он сделал?
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+1

4

- Он?! - Воскликнул Лазарин, уцепившись за то, что его действительно волновало в данный момент и упустив всё остальное. Впрочем, комментировать своё эмоциональное восклицание дальше маг не спешил. Ему хотелось выплеснуть на Тодда всё, что вертелось на уме эти два дня. Все свои старые обиды и новые переживания. Однако, сам вопрос Гоуэна словно сбил его с мысли и спутал заранее заготовленный ответ.
   А был ли вообще этот ответ?
   Лаз продолжал возмущённо смотреть на старика, как бы вопрошая его “Неужели ты сам не видишь? Неужели не понимаешь?!”. Но Тодд не видел и не понимал. И некромант вдруг понял, что не знает, как ему объяснить. Он только громко фыркнул и откинулся на спинку дивана, сердито скрестив руки на груди.
- Я был его игрушкой какое-то время. - Выдал, наконец, Лазарин, скривившись от неприглядного признания, напоминавшего ему о том, кем он являлся по происхождению. - Он наигрался со мной и бросил, присвоив себе деньги, на которые обещался учить меня… И Фойрр бы его драл! - Последнее маг почти крикнул и эмоционально взмахнул руками. - Я не мог отомстить, поэтому просто забыл о нём! И пусть бы катился в Бездну! Но теперь он здесь! - Рука пантендорца указала на дверь, будто мистик находился прямо за ней, а сам он вдруг заговорил тише, поймав себя на той же мысли. - И думает, что я всё ещё его игрушка. Что я буду прыгать вокруг него, как собачонка, и развлекать!
   Конечно, Тодда не могла пронять такая чушь. Лаз это знал. Маг нахмурился и потянулся к кружке, чтобы отпить ещё чая и немного успокоиться. Он не ждал от Гоуэна поддержки или понимания. Скорее - какую-нибудь очередную жестокую правду жизни, которая была не слишком применима к его утончённой натуре. Тем не менее, Лаз говорил откровенно, пусть это и не было для него приятно. Умолчал, разве что, о том, что и сам был влюбён в мистика так сильно, что соглашался на любые его изощрения.
   Он вернул чашку на тумбу и тяжело вздохнул, падая обратно на спинку дивана. Только руки теперь не скрещивал, и те безвольно лежали на животе.
- Я помню, что ты сказал тогда, в кладовке. Но он знает каждую мою слабость, каждое больное место. Я всегда был ниже его и никчёмнее, и он всегда мне это показывал, понимаешь? - Правая рука поднялась и несколько раз ткнулась пальцами в рубашку на груди. Там, где помимо обид на бывшего любовника, теперь копошилась и тьма Бездны, и чувства эти усиливали друг друга. - Это вот здесь, внутри! И в голове… Он знает меня слишком хорошо, а я, как ты заметил, не всегда могу сдержаться! Ему только это и нужно! - Маг злобно шлёпнул ладонью по мягкой обивке и вновь потянулся за чаем, пока тот в конец не остыл.

Отредактировано Лазарин (13-06-2024 21:10:52)

+2

5

Тодд не перебивал Лазарина, однако по его лицу было сложно определить слушал ли он его ответ дальше пары первых предложений. За то время пока некромант изливал свои чувства, старик успел сжечь еще несколько бумаг, и, если бы не приоткрытое окно, комнату наверняка затянуло бы стойкой гарью. Бумаги, которых участь сия миновала, отправлялись в отдельную стопку под увесистый пресс в виде скелета, сидящего в саркофаге.
   -  Ты страдаешь, как брошенная невеста, - в итоге заметил он, когда Лазарин наконец прервался. – Он трахнул меня, обещая жениться, но сбежал! Боги, какая избитая чушь.
   Тодд поморщился, и взглянул на некроманта продолжительно и внимательно, отложив дело, каким занимался.
   - И что же, ты собираешься прыгать вокруг него, как собачонка и развлекать? Если нет, то к чему все это? Сколько там лет прошло? Пора было обзавестись новыми слабостями, о которых он не знает!
   Гоуэн усмехнулся собственной шутке, но почти сразу выражение его лица вернулось к былой сдержанности. Удачное дело всегда поднимало ему настроение, и теперь он был готов слушать чужое нытье немного дольше и благосклоннее обычного.
   - Именно, что все у тебя в голове. И пока ты не вычистишь из нее все это дерьмо, ты так и продолжишь быть собачонкой. Он не псионик, в конце-концов. У тебя же где-то там среди кружев есть какая-то воля?  Если нет, то ты это все заслужил сам.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

6

- Я страдаю не из-за того, что он меня бросил! А из-за того, что вернулся! - Выпалил пантендорец, чуть не вскакивая с дивана. - Ты будто не слушаешь! Это не просто старый любовник! Я не желал его видеть!
   Тодд говорил то, что Лаз ждал от него услышать, но, всё же, некроманту тяжело было спокойно принимать эту критику, и он сразу же начинал защищаться. Лаз по неведомым для него причинам, доверял Гоуэну. Боялся его жестоких насмешек, но доверял. При всей своей эмоциональности и вспыльчивости, пантендорец умел ценить хорошие советы. А Тодд, при всей своей жестокости и прямоте, умел их давать.
- Он прямо сейчас курит под моим окном. Специально! И что же мне делать? Воли недостаточно, чтобы заставить его слушать! Я не буду прыгать вокруг него, как собачка, но ему этого и не нужно! - Лаз продолжал активно жестикулировать, однако, чем дальше говорил, тем больше начинал думать, а не только эмоционировать. - Его позабавит любая моя реакция. А если её не будет, то он придумает более изощрённые способы вывести меня из себя… Как я могу его игнорировать, м? - Лаз пытливо уставился на старика, вздёрнув брови, а затем вздохнул всё же встал с дивана, подходя к окну за спиной Тодда и осторожно выглядывая в него. - Ты ведь не маг, Тодд. На тебя наверняка многие смотрели, как на ничтожество. Как ты смог командовать ими без дара?! Как заставил уважать себя и бояться? А он тебя опасается! Я же вижу… Но ты жестокий и вероломный, а я мягкий и… - Маг обернулся на Гоуэна, равнодушно блуждая взглядом по разложенным на столе бумагам. - Я обречён вечно выслушивать чужие насмешки только из-за этого?

Отредактировано Лазарин (16-06-2024 13:15:19)

+3

7

- Я тоже много кого не желал бы видеть, а они приходят, - хмыкнул Тодд, и проследил взглядом за беспокойным странствием Лазарина по своему кабинету.
   Уходить маг явно не собирался, пока не выплеснет все, что насобирал в своей ранимой душонке. Он мог бы присесть на уши Канарейке или рыжему писарю, но очевидно желал чего-то больше, чем просто опорожнить свой переполненный чувствами пузырь. Гоуэну казалось, что он уже достаточно надавал дельных советов, однако в руках Лазарина ни один из них не работал с завидным постоянством.
   - Курит под окном, какой ужас, - цыкнул он, кивая в такт словам некроманта с напускным беспокойством. – Что же он еще может? Насрать тебе под дверь? Боги…
   Тодд вздохнул и помассировал пальцем висок. Иногда ему казалось, что он собрал команду из малолетних детей, и даже нанятый великовозрастный мистик ничуть не разбавил этой картины, а только усугубил. Старик откинулся на спинку жесткого кресла, и чуть склонил голову, чтобы видеть Лазарина у себя за спиной боковым зрением. Среди бумаг на столе проглядывали чужие письма, обращенные к разным адресатам и написанные разным почерком, купчие и закладные, но особенно выделялся лист дорогой гербовой бумаги, с вислой магистерской печатью, на которой витиеватыми большими буквами значилось имя Гоуэна как градоначальника города Атропоса.
   - О-о-о, - улыбнулся он и покачал головой, - меня никогда не уважали. Боялись – да, презирали – сколько угодно, ненавидели – постоянно. Мой самый первый хозяин ставил на мне магические опыты.
   Тодд приподнял левую руку, разглядывая застарелые расплывшиеся картинки, под которыми стороннему взгляду было невозможно что-то различить, но его память, как каменная плита, хранила ненавистные символы, даже спустя столько лет.
   - Мой последний хозяин почти отправил меня в Бездну, через Цену Предательства. Если ты знаешь, что это такое. Могу сказать, что это очень, очень болезненное заклинание. А твой мучитель курит у тебя под окном…
   Старик поднял на некроманта глаза и посмотрел уже пристально.
   - Разница между нами не в жесткости и мягкости, а в том сколько раз мы стояли на краю Бездны. Все, что я делал было направлено не на получение уважения. Боги, нахер уважение магов! Большинство моих выборов укладывались в простую схему: либо я делаю так, либо я сдохну. Вот, что пугает тебя и других. Видишь? За моей спиной Бездна. Она способна давать огромную силу даже такому как я. Чувствуешь, что я не могу сделать и шагу назад? И если ты стоишь у меня на пути, то мне придется пройти насквозь? Это не уважение, это необходимость считаться со мной. Меня нельзя походя подвинуть, не свалившись в Бездну вместе со мной. А тебя можно гонять до Края Земли.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Отредактировано Оливер (16-06-2024 17:00:07)

+3

8

- И что, если бы он курил под твоими окнами, ты бы терпел?! - Вновь фыркнул пантендорец, сердито скрещивая руки в ответ на такое обесценивание своих страданий. Конечно, Тодд тоже не раз оказывался в заднице, пусть и в более метафоричном смысле, но значит ли это, что Лазарину стоило терпеть до тех пор, пока уровни их страданий окажутся соизмеримы? Нет, маг так не считал. Более того, он считал необходимым пресечь всё на корню, пока и он не оказался в подобной ситуации.
   Пантендорец выслушал Гоуэна. В иной ситуации - даже пожалел бы, если бы только не его надменное и беспристрастное лицо. Впрочем, едва ли тот искал у юноши жалости. Лаз простонал от бессилия перед этой его непробиваемостью и обречённо сполз по стенке на корточки, пряча лицо в ладонях, будто принимал поражение.
   Но затем вдруг поднял голову и вновь заговорил, глядя на него столь же пристально.
- Ты говоришь так, будто мне нужно с десяток раз побыть на грани, чтобы понять тебя. Но сам, стоя на краю, меня не понимаешь. Потому что наши страдания изначально разные. На мне почти нет шрамов, потому что я всегда был труслив и покорен и всегда приспосабливался, чтобы сберечь свою шкуру. И если бы я вдруг потерял свою красоту, знаешь что было бы? Меня бы вышвырнули на улицу, как бесполезный хлам, и я бы погиб! Тебе! - Он указал на Гоуэна пальцем. - Приходилось бороться, чтобы выжить, не так ли? А мне для того же нужно было подчиняться и оставаться паинькой. Твоя Бездна у тебя за спиной, а моя - всегда тут. - Лаз надавил себе на грудь ладонями, запнувшись об эту мысль, ведь Тодду он про последствия создания химер так и не рассказывал. Маг опустил руки и снова вздохнул, поднимаясь на ноги и беспокойно прохаживаясь по кабинету.
   - Ты сильный, а я слабый. - Признал он, наконец, останавливаясь рядом и опираясь одной рукой на спинку стула, чтобы получше всмотреться в татуировки, что выглядывали из рукавов и воротника рубахи. Пальцы его осторожно потянулись к одному из шрамов, что более явно просматривался за тёмными узорами, но не коснулись, застыв совсем близко. А глаза, казалось, отреагировали светом ауры на давние магические следы, въевшиеся в кожу. - Но даже ты пытался скрыть их татуировками. Значит, не такой уж ты и сухарь, Гоуэн. Напряжёшься - может, и тоже вспомнишь о том, что шрамы внутри ничем не вытравить, а мучают они ничуть не меньше наружных.
   Только теперь он, наконец, взглянул на бумаги со стола внимательнее, задерживая взгляд на самом выделяющемся из всего листе.
   - Я больше не чей-то слуга. Я решил, что никогда им не буду. Но я не умею бороться, как ты. Для меня это так же сложно, как для тебя, не знаю… Станцевать перед Леваром в дамском платье! Но я хочу попытаться…
    И прошу, чтобы ты помог мне.

Отредактировано Лазарин (17-06-2024 02:21:55)

+2

9

- Под моими окнами никто не курит, - отчеканил Тодд. – Никому даже в голову такое не придет.
Лазарин обреченно сполз по стене, ничуть не понимая, о чем ему талдычат. А еще говорили, что маги - это ученые и понятливые люди… Наверняка сами маги такое придумали, потому что ни один из них, и конкретный некромантик в частности как будто специально не понимал, что ему твердили. Гоуэн даже засомневался, что вообще обладает такими словами, какие бы могли зацепиться в страдающей белобрысой голове. Сначала он приходит и спрашивает: «как быть таким как ты», а услышав ответ пеняет, что сравнение не уместно. Старик закатил глаза и снова тяжело вздохнул. Развивать разговор дальше было бесполезно. Стоило бы просто выставить мальчишку проплакаться в белые подушки, но Тодд медлил. Было в словах Лазарина что-то неуловимое, что не давало просто отмахнуться от него, при всей его капризной надоедливости и глуповатости. И Гоуэн вновь опустил взгляд на свои татуировки.
   - Ты не знаешь погиб бы ты или нет, - ответил он ровно на то, что действительно было важно на его взгляд. – Это ты думаешь, что, лишившись смазливой мордашки, лишился бы всего. Но на самом деле ты лишился бы только своей привычной сомнительно сладкой жизни. Ты пережил Лейдер и Атропос…
   Гоуэн поднялся с места и подал некроманту руку, чтобы помочь встать и ему.
   - Ты прав, я не могу научить тебя сражаться, как я – ты это не потянешь. Разница между нашими навыками и опытом огромна. Но что бы ты ни держал в руках меч или магию, есть фундаментальные вещи, которые справедливы для каждого. И в основе их лежит убийство!
   Старик жутковато улыбнулся.
   - Канарейка! – громко крикнул он. – Неси нож!
   Взгляд Тодда чуть прищурился и обратился к Лазарину со всей пристальностью.
   - Ты готов убить мальчика? Безымянному нужно принести жертву. [nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

10

Чем дольше Тодд терпел его нытьё, тем больше Лазарин ощущал его участие. Да, Гоуэн был скуп на эмоции, но не лишён их полностью, и пантендорец за время их совместного путешествия научился их считывать.
   - В Лейдере и Атропосе я действовал так же, как и в Пантендоре. - Хмуро признал он, но в мыслях уже поселилось сомнение. Да, он был слаб, прятался за чужими спинами и готов был подставить задницу за ломтик колбасы… Но он же был и смелым. Боролся с Терезом, чьё лицо до сих пор было для него лицом смерти. Заботился о Натане, когда тот лежал в объятиях Бездны. Он разворотил кости Бердека, и готов был драться даже с Тоддом, когда тот пришёл в его убежище! Рискнул вытащить Тоши и отправиться в Кабалу, не будучи уверенным в том, что вернётся. Он создал химеру и коснулся Бездны. Но, увидев на пороге своего дома Алау - тут же забыл об этом. Неужели, только из-за того, что Лев всегда видел его безвольным прекрасным украшением собственной натуры? Неужели это сидело внутри так крепко?
   Лаз улыбнулся Гоуэну, смакуя в голове блаженное “ты прав”. Тодд был жесток, но справедлив. Его похвала была редкой, но оттого имела большую ценность. И некромант приободрился, готовый, казалось, на всё, чтобы стать крепче.
   - Погоди, что?! - Маг застыл на месте, беспокойно оглядываясь то на дверь, за которой слышались шаги Канарейки, то на самого Тодда, недоумевая от услышанного. От жуткой улыбки старика Лаз мигом нафантазировал самых страшных вещей, что только могли прийти в голову. В том числе - и реальных жертвоприношений.
- Какого ещё мальчика, Тодд?! Я не стану никого убивать просто так!

Отредактировано Лазарин (18-06-2024 18:18:26)

+2

11

- Просто так, да? – усмехнулся Тодд и обернулся к двери, встречая переполошенного Канарейку.
  Тот торопливо вошел в кабинет, держа перед собой охотничий нож и суетливо огляделся, ища причину неожиданного приказания. В какой-то момент его взгляд задержался на Лазарине, и на лице мальчика проступил немой вопрос: «чем ты провинился?».  Однако старик не стал забирать оружие себе, а велел отдать его некроманту, и Канарейка с заметным облегчением протянул нож белому магу рукоятью вперед.
   - Помоги ему взять его как следует.
   Мальчик серьезно кивнул, и осторожно, точно бы извиняясь, выпрямил вооруженную руку Лазарина в сторону Гоуэна, а затем шире поставил ноги и чуть присел, своим примером показывая, что не стоит оставаться столбом.
   - Ну, что чувствуешь? – спросил Тодд, присаживаясь на край собственного стола, попутно небрежно сдвинув мешающие бумаги. – В отличие от магии, материальное оружие проще прочувствовать. Вот он в твоей руке, острый и опасный. Он может как вспороть горло мне, так и оказаться в твоей же печени, если ты неверно рассчитаешь силы в поединке. Оружие учит дистанции, учит пользоваться окружением. Это мужской способ говорить с миром – готовность пролить кровь, свою или чужую, готовность вытерпеть боль. Тебя никогда не учили сражаться, а между тем все в жизни наполнено именно борьбой, до самого твоего последнего вздоха. И если ты мечтаешь о золотом саде без забот, где дни будут наполнены блаженством и покоем, то знай, что ты мечтаешь о смерти.
   - Мастер Тодд мудрый, - пролепетал Канарейка.
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+3

12

Лаз встретил Канарейку таким же изумлением, с которым и тот всегда смотрел на взрослых, особенно, когда те просили сделать его что-то странное. На мгновение у некроманта даже промелькнула мысль, что, говоря о мальчике, Тодд имел ввиду именно Канарейку. Конечно, это было глупостью. Гоуэн давно привязался к пацану, пусть и не показывал. Он даже учил его обращаться с оружием, и первые его успехи были заметны даже для Лаза.
  Он взял протянутый нож, продолжая смотреть с непониманием и опаской. И с таким же чувством выполнил то, что ему подсказывал Канарейка. Направил нож в сторону Гоуэна.
   Лазарин молчал, слушая старика. Потому что первые мысли его были рождены магическим тщеславием. Что я чувствую? Чувствую, что против мага меня сожгут или разорвут  раньше, чем я сумею до него добраться. Чувствую, что ты преувеличиваешь его значение, потому что и сам не маг.
   Такие мысли ютились у него в голове, когда он смотрел на нож и медленно проворачивал его в руке. Но их Лазарин держал при себе и обращался к тем, которые пришли следом.
   Восхищённые слова Канарейки, подкрепившие философскую речь Тодда, заставили его нахмуриться.
   - Я чувствую, что у меня слабые руки. Мне даже трудно долго держать его так. - Лаз глянул на Канарейку, не желая пугать его дальнейшими откровениями. Но, всё же, продолжил. - В Кабале я резал тела для химер подобным ножом. Но они были либо уже мертвы, либо не могли оказать мне никакого сопротивления. Моя рука была тверда, ведь я резал плоть не для того, чтобы убить. А для того, чтобы создать из неё нечто новое. Если бы мне нужно было сражаться, я предпочёл бы бегство. - Лаз поднял глаза на Гоуэна и пожал плечами. - Это честно. Но, думаю, я понимаю, о чём ты. - Лаз неумело взмахнул ножом и улыбнулся Канарейке, который уже преуспел в этом больше, чем он. - В Лейдере, когда бежать было некуда, мне пришлось убить одного плохого человека каким-то маленьким ножичком. Полагаю, он совершенно не видел во мне угрозы, и только потому у меня получилось. Мне просто повезло, и я выжил. А он умер, хотя был сильнее меня и талантливее в магии. - Лазарин горделиво усмехнулся, вспоминая глаза Тереза, что иногда ещё являлись ему в воспоминаниях, служив напоминанием как о страхе, так и о смелости. - Он и раньше доставал меня, но решиться на удар я смог только оказавшись в тупике. Я этого даже почти не запомнил. Наверное, со стороны я выглядел нелепо. Не хочу, чтобы в таких ситуациях телом управлял страх. - Некромант опустил руку и вновь всмотрелся внимательно в лицо Гоуэна. - Он ведь и правда дерьмовый советчик. Но как его подчинить, когда Бездна дышит в затылок?

Отредактировано Лазарин (20-06-2024 17:56:42)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [08.02.1083] Сталь под ребром