Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Позови меня, небо [Альт xx.09.1080]


Позови меня, небо [Альт xx.09.1080]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- игровая дата
Начало хмуреня, 1080й год.
- локация
Северное приграничье Остебена,
- действующие лица
Сванвейг Скалладар, Арх Нимрайс, Джетрииль Фойершвинге, Милларка, Асгрим (НПС Риагана)

[status]Мы - пламя[/status][icon]https://i.imgur.com/U8tHgsZ.jpeg[/icon][sign]Там, где подвиг - там и смерть.[/sign]

Отредактировано Сванвейг (06-06-2024 02:38:52)

+3

2

[status]Мы - пламя[/status][icon]https://i.imgur.com/U8tHgsZ.jpeg[/icon][sign]Там, где подвиг - там и смерть.[/sign]Многие вещи, даже самые нелицеприятные, можно скрасить подходящим освещением. Так, глубокие морщинки на женском лице в золотистом отблески свечи прекращают казаться признаком старости и увядания, обращаясь в отметины мудрости и знания; сплетённая в углу избы паутина в утреннем свете прекращает быть признаком неряшливости и неопрятности хозяев, являя собой тончайшее серебряное плетение, захватывающее ум и фантазию своей правильностью и аккуратностью. И сейчас, не по-осеннему тёплое и ясное солнце всячески стремилось в меру своих сил исправить мир под собой, скрывая следы тлена и упадка. Не первый признак увядания тронул листву отдельных деревьев, нет: то золото наполнило широкие, прежде ярко-зелёные лопасти листьев; не бурьян и сорняк затянул прежде возделанные поля – просто буйное разноцветье лугов возвращает себе некогда отнятые у леса земли. Разбитая, брошенная телега у обочины в скрашенном лёгкой утренней дымкой сиянии тоже не казалась чем-то прям выбивающимся из ряда вон, равно как и выбеленные дождями кости павшей не столь далеко от неё лошади; утро нашёптывало, навевало успокаивающий бред, умоляя не замечать упадка, не ощущать тянущийся то и дело в чистом воздухе мерзкий душок разложения.
   Впрочем, трёх всадников, что сопровождали повозку, игра света по-видимому очаровала уже давно. Воины не морщили носа, когда процессию накрывала лёгкая приторно-гнилостная волна, не косились с опаской на останки инвентаря и скотины. С кажущейся леностью и безразличием они скользили взглядом вдоль дороги и по полям, расслабленные руки опущены блин ножен и перевязей. Было что-то от дремлющего хищника в их позах: мнимая расслабленность и беспечность позы, и чуть приоткрытый глаз, холодно и бдительно взирающий на потенциальную угрозу.

   Самое интересное, что сравнение конкретно этих наёмников с хищниками могло иметь куда более прямой, отнюдь не метафорический смысл. Отряд Сванвейг Скалладар поддерживал порядок – или, по крайней мере, его подобие – в этих краях уже не один год, и успел обрасти определённой славой и определёнными слухами. Её бойцы появлялись внезапно, как лавина, как огненный смерч, не оставляя шанса ни грабителям, ни адептам тёмной магии; в одночасье оказывались охвачены пламенем деревни, вымирающие от Розы Немёртвых. Кто-то с ужасом, кто-то с благоговением говорил о величественных крылатых силуэтах во тьме, об огнедышащих ящерах, и многие были убеждены, что в подчинении женщины-кондотьера имелся хотя бы один дракон. Или же она сама была тем драконом? Каждый шептал вечером за кружкой разбавленного эля в таверне свою версию этой истории, и вычленить среди этой массы слухов и пересудов зерно истины было решительно невозможно.
   Кто-то из этих трёх мог быть драконом. А мог и не быть. Кто, в самом деле, станет верить досужим сплетням? Да и будь в распоряжении Сванвейг столь грозный охранник – не лучше бы его было пустить наблюдать сверху, из-под самых облаков, за ползущей по дороге процессией? И раньше опасность увидит, и уничтожит её в одночасье, быстрым и безжалостным ударом с небес…

   Но всякому путешествию рано или поздно приходит конец, и окончанию этого пути можно было лишь возрадоваться. Разбитая, отмеченная следами неудач и неудачников дорога изогнулась одной петлёй близ жиденькой рощицы, затем другой – и над уже худо-бедно расчищенными полями показались сначала жиденькие дымки печных труб, а затем и соломенные крыши, сиявшие во всё том же обманчивом солнечном свете свежей, чистой желтизной, напоминающей свежий срез добротного сыра. Разглядеть же улицы мешал невысокий, но явно старательно сделанный частокол: какие-то из его брёвен уже явно тронула, пусть и не разрушила, чёрная гниль; другие же сияли свежими рыжими срезами словно наперекор всему. Близ открытых ворот высился уже успевший потемнеть, но не одряхлеть постамент: широкий, с ведущей наверх лестницей, парой крепких столбов на противостоящих сторонах и толстым брусом между ними. На брусе виселицы, предсказуемо, висели казнённые, выражая синевой своих перекошенных лиц весь ужас последних моментов своей жизни. Из пяти покойников выделялись двое явно более свежих; у одного из них, кажется, даже была сносная одежда. Впрочем, повозка миновала ворота быстрее, чем кто-либо из её пассажиров смог вглядеться в детали. Лишь только сплюнул наземь, пробормотав что-то про себя, один из наёмников.

   Остановилась процессия близ длинного, с каменным фундаментом дома, в более благополучные времена явно выполнявшего роль таверны и постоялого двора по совместительству, а ныне, очевидно, ставшим основным местом дислокации Сванвейг Скалладар и её наёмников. На крыльце, не обращая особого внимания на снующих по улице по своим делам переселенцев, стояли ещё двое вооружённых мужчин, насвистывая про себя какую-то солдатскую песню.

   - Когда мы были на войне, когда мы были на войне
   Там каждый думал о своей любимой или о жене…

   Но, стоило повозке приблизиться, как песня прекратилась. Один воин толкнул другого в бок локтем, указывая на гостей; возникла суета, в ходе которой один исчез в сумраке за дверью. Вскоре он вернулся, как раз вовремя, чтобы застать спешивающихся пассажиров – но не один, но в сопровождении бывалого вида женщины, что обозревала гостей весьма скептическим взглядом, лишь на миг задержавшись на одном из них особо пристально.

Отредактировано Сванвейг (06-06-2024 02:38:24)

+4

3

Чем больше некоторые вещи пытаются выдать за случайность, тем в наименьшей степени таковыми они оказываются в действительности. Потеря летающего артефакта - настоящая трагедия для жителей Поднебесной, открывающая путь к огромным проблемам таким как утрате контролем над воздушным пространством, которое во все времена со своего появления контролировали алиферы, а так же открывало доступ к Поднебесной чужакам. Несмотря на защитный купол, не пропускающий случайных гостей, если местоположение плавающих в небе островов раскроют - это не грозит ничем хорошим. Поэтому неважно, с какой целью этот артефакт был выкран - для собственной ли летающей телеги или с потенциально грандиозными политическими планами, он должен быть возвращён его законным владельцам.

Правильно, что Поднебесная отправила алиферов для того, чтобы уладить возможный политический конфликт мирно и без привлечения ненужных свидетелей. Плохо, что для этой миссии назначили Арха. Где Арх, и где дипломатия? Это настолько далекие друг от друга полюсы, что дальше себе и представить невозможно. Да, он уже принимал участие в разрешении проблем Остебена и помогал государству людей, но тогда он выступал в своей естественной роли - роли гвардейца и мага очищения. Достаточно было других кандидатов для этой дипломатической миссии. Но, как и раньше, приказы не обсуждаются. Алифер ответил: "Так точно, будет исполнено". И сейчас он направлялся вместе с небольшой группой на север, откуда им предстояло начать поиски. По счастью, в их группе нашлось одно знакомое лицо -  Джетрииль Фойершвинге. Гвардеец искренне был рад снова встретить её. Их новая встреча чем-то отдаленно напоминала прошлую. Только в тот раз они искали то, что было важно ей. А теперь они искали то, что было важно ему.

Мужчина занял в повозке место сзади, чтобы иметь возможность видеть в ней всех сидящих, а так же контролировать пространство сзади. Своим привычкам - любви к занимаю выгодных наблюдательных пунктов он не изменял. Почти всю дорогу гвардеец ехал молча, оглядывая взглядом земли и народ, уставшие от, казавшейся, бесконечной тьмы, наползающие на этот край. Что в первое его прибытие они боролись со скверной, что сейчас, казалось, она вновь набирала свою силу в этих землях. Удручающее, но уже такое привычное глазу зрелище...

Они прибыли к большому дому, где их группу уже ждали и вышли встречать. Алифер вышел первым, встав во главе процессии, но пока не произнося ни слова. Он предоставил хозяйке этих земель, если так можно выразиться, слово.
[icon]https://i.imgur.com/xy9H2yr.png[/icon]

+4

4

Монеты — друзья. На что, как не на них можно купить себе хорошей выпивки, сна, безопасности, доброй девки? Мечи, топоры да щиты тоже куда легче добываются именно деньгами, а не потом и сломанными пальцами в копоти кузницы. Асгрим с содроганием вспоминает время, когда вообще пытался — наивный пиздюк, верил, что это искусство, что любой металл покоряется их народу без усилий. Ведь так все говорят, мол, ящеры лучшие кузнецы, чертят оружье чуть не из воздуха голыми когтями. Но все они ведь были не правы.
Прав оказался только один металл — мягкое, сладкое золото.

Взгляд скользит по заросшим сором полям, скучающе разглядывает несмелое буйство осени, а руки продолжают сами собой пересчитывать личную сокровищницу в кошеле.

Монеты — убийцы. Всего пару-тройку особо блестящих стоит чужая шкура, а то и сама душа. Но дракон обычно не опускается до шкур и душ человеческих козявок, ему милее добыча покрупнее — сокрушить мощную стать пегаса, вонзить зубы в шею поджарого грифона, сломать крыло виверне и наблюдать, как она мучается, тщась взлететь. Такие жизни тоже покупают монеты, и даже, с позволения сказать, охотнее. Кто отвалит за рог, кто — за красивую шерстку или вкусное мясо, а иногда особенно зажиточные клиенты просят принести детенышей из гнезда. Предварительно уложив в землю родителей, конечно.

Монеты — хранители историй. Асгрим вертит в пальцах одну, с характерной царапиной поперек отчеканенной драконьей морды. Он помнит, как злой и испуганный взгляд человеческой женщины отразился в поверхности монеты, а затем — в резной кромке ее клинка. Она думала, что справится, что бестиария, против которой они вышли, не так уж и страшна. Но последнее, что женщина успела сделать — вложить сьер холодеющими пальцами в его горячие руки.
Трогательная история. Жаль, что пиздеж.

Асгрим провожает взглядом косяк каких-то птиц высоко в подернутых легкими облаками небесах. Вот бы сейчас на крыло...

Он до отвращения не любил ездить в повозках — лучше уж хоть какая захудалая кляча под коленями, чем это дребезжащее, подскакивающее на каждой яме медленное нечто. Если бы хоть кто-то сказал, что на повозке «быстрее», он бы заржал ему в лицо.
Но хуже всего было бы идти пешком в форме двуногого. Вот где истинное торжество жалкости — плетешься как осоловелый в грязи и говне и не видишь выше собственной головы. Порядочного дракона от такого тошнит.

Засим пришлось довольствоваться и этим — хотя бы не на двух, — морщась, в очередной раз думает Асгрим, подбрасывая большим пальцем золотой, ловя и перекатывая между остальными. Ну, хоть компания хороша — он поглядывает на своих спутников с чуть видным под поверхностью интересом, врожденно острым зрением примечая детали их снаряжения (и не только) тут и там. Не из стратегических расчетов, просто потому что ему скучно.
А что делать? Завязывать разговоры странно, осматриваться вокруг уныло, заняться чем-то полезным — Рейлан упаси! Для этого есть другие.

Когда наконец-то тягучее мучение оканчивается, и повозка, дернувшись, останавливается, он первым выскакивает наружу и спешит размять затекшие ноги, с довольным стоном вытянуть сцепленные в замок руки: хоть какая-то свобода! Суета, поднявшаяся после их прибытия, даже слегка льстит, сразу видно  — они здесь важные гости, не хер собачий.

Ноздри Асгрима дергаются на вдохе, когда он привычным звериным движением принюхивается, завидев на пороге свою старую знакомую.

Так-так-так... Я смотрю, порядок здесь у тебя. — шепчет-шелестит, вдруг наполнившись не показанным раньше энтузиазмом, пытаясь подавить самодовольную, жадную улыбку. Как же улыбаться, как же портить такой, несомненно, торжественный момент? Он же не свинья какая, чтобы радоваться промеж этих кислых рож и испортить их... чем бы ни было это натянутое молчание.

[nick]Асгрим[/nick][status]Боги от нас устали[/status][icon]https://i.ibb.co/6WyqvTB/alle-page-fsf.jpg[/icon][sign]Мчится всадник, с ним и свита — дым да снег.
Нынче быть тебе убитым, человек!
[/sign]

+4

5

[icon]https://i.imgur.com/ZffTsKJ.png[/icon][sign]Люди, заклинаю вас: не верьте,
В то, что вы всего лишь для забавы.

[/sign][status]Не буди лихо... [/status]
    Начало осени прекрасное время года, когда буйное зеленое торжество жизни начинает сходить на нет, уступая место золотому увяданию. Сейчас эти проявления еще редки, будто первые седые волоски в прическах благородных дам, что приходилось, пусть и изредка, наблюдать в стенах дворца. Леди, что еще хотят казаться молодыми, но могут осуществить это лишь в своих неуёмных фантазиях.

    В то утро Освин не менее двух с лишним часов инструктировал свою ученицу о предстоящей поездке, право на отказ от которой не прилагалось ни за какие сокровища и заслуги. Просто поехать, просто оказать помощь, если таковая потребуется, просто… У мастера Хорна все было просто не в последнюю очередь, чтобы не запугать лишний раз, по его мнению, молодую городскую девушку.

    «Просто поездка не стоила бы такой подготовки…» мысль почти отчетливо читалась в глазах драконицы, кивающей каждый раз, как придворный провидец обращался к ней с вопросом «все ли понятно?».

    Теперь же приходилось трястись в повозке, надеясь на чудо именно доехать до места назначения, а не идти пешком после очередной кочки, ставшей последней для одного или сразу нескольких колес. Глаза провидицы прикрыты и со стороны могло показаться, что девушка дремлет, скрестив руки на груди и опершись об один из бортиков.

    И все-таки природа прекрасна… Если бы не следы пребывания людей, уродующего пейзаж, словно огромная волосатая бородавка на миловидном женском личике. Так и хочется скрыть несовершенство вуалью, да только где же взять её таких размеров?

    Еще один толчок и «роскошный экипаж» остановился, заставляя поднять голову и осмотреться. Пассажиры уже начали покидать свои места, и Фойершвинге проглотила колкость, которая так и норовила сорваться с губ.

    Вытянув успевшие затечь ноги и немного подождав, Джет встала и, придерживая подол платья – никогда не верьте на слова старикам, говорящим о том, что с путешествием в платье не будет никаких проблем, - спрыгнула на землю, едва не упав, но все же удержавшись на ногах. Впереди уже стояла приветственная делегация местных властей, явно не меньше, к которой уже успели подойти мужчины. Драконица не стала выделяться и последовала их примеру, встав рядом с уже знакомым алифером и стараясь держаться на расстоянии от любителя золотых монет. Так оно как-то спокойнее было.

+4

6

Пейзаж за пределами повозки, менявшийся настолько вяло, что мог вызвать лишь зевоту, ее не интересовал. Земли людей всегда виделись ей сырыми и грязными, отчего Милларка еще сильнее скучала по сухому теплу родного Раххварта. Север не стал исключением, разве что воздух здесь был холоднее, земли безжизненнее, а местные неприветливее.

Она лишь плотнее закуталась в дорожный плащ, глубже натянула капюшон на голову и сложила руки на груди, пытаясь найти наиболее удобную позу для сна. Делать в дороге было нечего, а заводить праздную беседу с другими пассажирами она желанием не горела, ограничившись лишь парой едких замечаний в начале их пути. Скуку Милларки могло бы скрасить нападение кучки голодных оборванцев, однако путешествие оказалось до тошноты безопасным. Не то все здешние жители передохли от голода, не то вид их конвоя внушал трепет.

Наконец повозка остановилась, нарушив чуткий сон Милларки.

- Мы наконец прибыли? – лениво спросила она, спрыгивая с телеги вслед за молчаливыми спутниками, и с хрустом потянулась, - я думала у меня задница отвалиться прежде, чем мы куда-нибудь доберемся.

После длительного пути в неудобной позе все тело ломило. Впрочем, ощущение это казалось настолько незначительным, что жаловалась Милларка скорее по привычке, нежели необходимости.

Женщина деловито сняла с пояса бурдюк, встряхнула его, оценив количество содержимого и сделала глоток. Крепкое пойло тут же разлилось по внутренностям, согревая тело.

Только спустя мгновение тягостной тишины Милларка обратила внимание на неправильность царившей вокруг атмосферы. Она всмотрелась в напряженные фигуры присутствующих людей и фыркнула.

- Что у вас с лицами? Можно подумать кто-то умер, – продолжила она, ничуть не смущенная тем, что нарушила торжественность момента, и вытряхнула на язык остатки алкоголя.
[status]верь мне[/status][icon]https://i.postimg.cc/9FVdC0Qy/1d64fc7a4a03c5e07cc04b15f313c562-1.jpg[/icon]

Отредактировано Милларка (11-06-2024 10:30:09)

+4

7

В ответ на реплику Асгрима лицо женщины скривилось ещё сильнее, словно та отведала зелёного яблока-дички, - однако, почти сразу приняло прежний вид недоверчивого скепсиса. Она негромко фыркнула, качая головой, не отрывая взгляда от дракона, и с каким-то отвращением промолвила:
  - Только не говори мне, что ты в этом сброде за главного, Асгрим. Клянусь бескрайним небом, я этого не вынесу.
   На этих словах взгляд Сванвейг словно невзначай скользнул в сторону решившего остаться безмолвным крылатого: очевидно, кондотьерша была предупреждена не только о грядущем визите, но и о его характере. Впрочем, учитывая эскорт из наёмников, было бы странно ожидать чего-то иного. Открытым оставался лишь один вопрос: насколько много та знала о каждом из своих не слишком внезапных гостей.

   Очевидно, что об одном знала явно больше, чем о других…

   - Тут каждый день кто-то умирает, - отозвалась с подобающим столь трагическому факту безразличием Сванвейг на реплику наёмницы и улыбнулась самым краешком губ , - Не переживай, привыкнут.
   Тут в янтарных глазах женщины на миг словно вспыхнул язычок огня. Ноздри её чуть раздулись – гневалась ли, принюхивалась ли? – но, когда бурдюк демоницы опустел и занял своё прежнее место на поясе, лицо Сванвейг приняло прежнее скептическое выражение – быть может, чуть более равнодушное. Нарочито равнодушное. Голос зазвучал не громче, чем раньше, но в нём прорезалась сталь: даже непричастные к делу наёмники подобрались, сделав непроницаемые лица и вытянувшись во фрунт.
   - Не дело оставаться при пустой фляге в таких местах. Отдашь её внутри подавальщице: она наполнит ту чистой, колодезной водой. Человек без воды, случается, творит самые дурные вещи… И бывает за это наказан. Верно, Олаф?
   - Так точно, госпожа Сванвейг, - поспешно отозвался до того распевавший песню человек. Кондотьерша полуприкрыла глаза, словно вспоминая что-то, и медленно покачала головой, прежде чем заговорить снова:
   - Не напомнишь, как?
   - Десять плетей и трое суток в погребе, госпожа Сванвейг, - с мучительной заминкой отозвался наёмник. Женщина усмехнулась – почти искренне.
   - И в самом деле, совсем запамятовала. Вы, – тут из её голоса исчез всякий намёк на обходительность, и выброшенная в указующем жесте рука указующим перстом обозначила гостей деревни, - Не являетесь моими подчинёнными, но ступаете по землям, за порядок на которых я отвечаю головой. И, коль скоро пожелаете устроить тут дебош, отвечать будете передо мной. И нехер скалиться, Асгрим.
   Сванвейг даже не смотрела – ей не надо было смотреть – на своего прежнего любовника, чтобы угадать его эмоции. Словно в том старом, бородатом анекдоте: даже промолчав, охотник уж очень «громко думал»; слишком громко для знавшей его во всех видах и позах женщины.
    - Для тех, кто меня ещё не знает, скажу, - как ни в чём ни бывало ровно заговорила кондотьерша, и её наёмники словно чуть выдохнули, расслабившись, - Моё имя – Сванвейг Скалладар, и, волею короля Лиерго, я и мои подчинённые пытаемся поддерживать в этом оставленном Люцианом крае хоть какое-то подобие порядка. Пойдёмте за мной, внутрь: там и обсудим ваше положение, и ваши – она выделила голосом оба «ваши» - Планы.


   - Говоря по справедливости, ваши поиски мне тут нахер не сдались.
В полумраке таверны для гостей Сванвейг нашлись два сдвинутых стола и длинные скамьи; на грубо сколоченном стуле во главе стола восседала сама покровительница этих земель. В заготовленные заранее кружки плеснуло не пиво, но отдающая алкоголем и чем-то неуловимым вода; на тарелках подали снедь совершенно непритязательную: свинина с пшённой кашей.
   - Зерна ещё слишком мало для пива, - мимоходом пояснила женщина, отпивая глоток непривычной и непритязательной смеси, - А мера дистиллята на десять мер воды позволяет сохранить последнюю свежей, и, говорят, препятствует распространению заразы. Так вот, о чём я…
   Она подхватила кусок каши с намёком на присутствие в нём пары волоконцев мяса, отправила в рот. Сколь бы простым и даже скудным не был обед, у повара вышло сделать его хоть немного аппетитным. Наверное, в первую очередь потому что ничего не пригорело.

   Или потому что всё пригоревшее досталось кому-то другому?

   - У меня и так хватает хлопот без вашего дурацкого артефакта. Бандиты устраивают налёты на экипажи с поставками – раз. Неупокоившиеся мертвяки по полям – два. Деревни каннибалов – три. Зараза, опять же. Ещё и недобитые культисты с темномагами пополам, и лишь Рейлан ведает, кто из них безобидные придурки, которых разорвут собственные творения, а кто и бед может натворить.

   С резким, неприятным звуком скрипнула вилка о посуду, и кондотьерша вновь приложилась к кружке с пойлом, в котором алкоголя было ровно настолько, чтобы создать бледную иллюзию тени выпивки. Запив комья каши, Сванвейг со стуком опустила ёмкость и тяжело уставилась на алифера.
   - Засим, на особую поддержку не рассчитывайте. А теперь, я жду доклада. По правде говоря, не предупредили бы меня о вашем явлении, я бы такую шайку развернула куда подальше. Не к обиде господина гвардейца Поднебесной будь сказано.

   Это была издёвка, или показалось…?
[status]Мы - пламя[/status][icon]https://i.imgur.com/U8tHgsZ.jpeg[/icon][sign]Там, где подвиг - там и смерть.[/sign]

+4

8

Молчание Арха было обусловлено двумя вещами: первое - колоссальным моральным давлением и долгом, который лег на его плечи; второе - он пытался считать характеры своих напарников, с которыми его отправили. Лучший для этого способ - слушать то, что они говорят. Эти две совокупности, накладывающиеся и на без того неразговорчивый характер гвардейца, делали его особливо угрюмым и молчаливым. Первым прервал молчание мужчина по имени Асгрим, выдав тем самым не только своё панибратское отношение к хозяйке этих мест, но и собственную бесцеремонность, по которому уже было несложно достроить общий портрет. Да уж, гвардеец не мог себе позволить вот так обращаться к вышестоящим через голову своего командира. Но и алифер прекрасно осознавал, что он едет не с воинами, привыкшим к порядку и дисциплине, поэтому лишь скосил на него глаза, но не прервал этот "прекрасный" диалог. Вторая спутница, отличавшаяся от Арха не только внешне, но и, судя по манере речи, являлась его полной противоположностью. Страж баланса даже не представлял себе, насколько близок он был к правде в своем выводе.

Да, принимавшая их хозяйка была права. Она взглядом нашла командира, и Арх также взглядом дал ей понять, что она не ошиблась.
- Мы Вас прекрасно поняли, - кивнул на её заявление алифер, наконец-то прервав своё молчание. Группа прошла внутрь, принимая приглашение. Легкий запах горячительного привлёк внимание гвардейца, который принципиально не пил на работе, да и просто не пил, исключая лишь те случаи, когда ему надо было надраться. Но госпожа Скалладар пояснила, что это нечто вроде обеззараживающего средства для воды. Хорошо, понятно. Отказываться от угощения он не стал, но пока она не изложит своего слова, к трапезе он не приступит.

Чем больше говорила госпожа Сванвейг Скалладар, тем больше она ему нравилась. Арх, как и все алиферы, ценили силу и умение этой силой грамотно распоряжаться, будучи внутренне уверенный, что слабая рука у власти не только в критических условиях не справится, но и усугубит положение на вверенных ей территориях. А обстановка, судя по докладу, была омерзительной. Поэтому, как только она закончила, обратившись к нему, алифер взял слово.

- Благодарю за оказанное гостеприимство, - и в его словах не было ни толики подхалимства или привычной "сладости". Арх всегда предпочитал молчание, не зря считая, что его называют золотом. Молчание не обязывает к лести, молчание не обязывает к вранью, молчание не обязывает к напрасным клятвам и многому другому, чего может наворотить язык, который не умеют держать за зубами. Ведь, судя по положению, их приняли как дорогих гостей. И, несмотря на то, что хозяйка пыталась дать им понять, что они ей здесь ни на какую радость не сдались, делами своими она все-таки показывала, что чтит законы гостеприимства.  - В таком случае, я думаю, Вы будете не против, если на своём пути по мере сил будем избавляться от этих проблем.

Да, в его приказ не входило помогать местным. Но это была его личная инициатива - инициатива алифера, который не только исполнял свою работу "от сих до сих", но и исполнял свой долг, который от него требовал собственный кодекс чести. Поэтому он предлагал им сотрудничество на взаимовыгодных условиях.
[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+4

9

[status]Не буди лихо... [/status][icon]https://i.imgur.com/ZffTsKJ.png[/icon][sign]Люди, заклинаю вас: не верьте,
В то, что вы всего лишь для забавы.

[/sign]
    То, насколько разношерстным подобрался отряд было заметно даже редкостному кретину. При иных обстоятельствах предположить, что все четверо соберутся вместе казалось чем-то настолько чуждым, что не получалось подобрать сравнения. Дополнительные опасения вызывало не столько то, как слаженно данный отряд сможет работать, а скорее сколько времени пройдет до первого конфликта? Иллюзий по данному поводу Джетрииль не питала, а когда хозяйка этих земель напрямую обратилась к выскочке с монетой, то и вовсе стала готовится к весьма и весьма долгому и утомительному походу. Вот разве что девушка пока выглядела как глоток свежего воздуха в напряженной компании. Хотя кто его знает, что может быть скрыто за столь разговорчивым фасадом…

    Вступительную речь, если её можно было так назвать, драконица слушала молча, лишь изредка поглядывая в сторону повозки, где остался заплечный мешок с вещами первой необходимости. В целом ничего нового – делай что сказано, не лезь куда не просят, веди себя прилично и всем будет ха-ра-шо. Можно подумать хоть кто-то захочет задержаться здесь подольше…

    Прежде чем проследовать в дом, Фойершвинге все же вернулась к повозке за своими немногочисленными вещами, оставлять которые без присмотра не собиралась. Возможно, для госпожи Скалладар это и может показаться оскорбительным, но самой Джет было на это глубоко плевать – свои вещи стоит держать при себе во избежание всякого рода проблем.

    Уже внутри, сидя за столом, предусмотрительно скинув мешок рядом, провидица так же молча продолжала слушать доклад Сванвейг, с каждым словом которой лицо драконицы становилось все мрачнее и мрачнее. Во-первых, в каше кроме самой жижи не было ничего питательного. Во-вторых, каша была ужасно не вкусной, что в целом было объяснено тем, что по воле госпожи Удачи Джетрииль досталась порция, приготовленная с особой любовью… к поджогам. Иначе объяснить настолько сгоревшую кашу можно было только безносостью слепого повара с руками из задницы. В-третьих же… О, третий пункт в буквальном смысле заставил черную подавиться от предложения алифера поучаствовать в очистке земель. Так и хотелось вцепиться гвардейцу в шею и начать трясти, как яблоню, напоминая о том, сколько времени при таком раскладе может занять задание. Но Джет смолчала, лишь извинившись за то, что перебила разговор.

    Когда же дело дошло до докладов, то дождавшись своей очереди, драконица выудила из мешка слегка помятый свиток и через стол протянула местной властительнице. О содержании письма сама Джет не имела никакого представления, зная лишь в общих чертах предполагаемое содержимое от мастера Освина – что-то вроде того, что в столице в курсе о ситуации, ищут пути решения и блаблабла… происшествие с алиферами имеет дипломатическую важность и все такое прочее, и в связи с этим отправляем подмастерье придворного провидца в помощь с расследованием пропажи кристалла.

+4

10

Только не говори мне, что ты в этом сброде за главного, Асгрим. Клянусь бескрайним небом, я этого не вынесу.

В ответ на это мужчина картинно огляделся вокруг, затем вопросительно ткнул в себя пальцем, будто удивленный, что обращаются именно к нему.

Как грубо, — слова «моя дорогая» он благоразумно проглотил. — Называть моих прекрасных спутников сбродом. Они неплохо подготовлены. Но если хочешь говорить с кем-то главным, то это не я.

Он осмотрел деревеньку, вылавливая привычно наметанным взглядом детали: плохое, хорошее, выразительное, непримечательное, сразу отметил местоположение казарм — или того, что пыталось ими быть, — на некоторое время задержался у входа в дом, с любопытством оглядывая каменную кладку фундамента.

И, коль скоро пожелаете устроить тут дебош, отвечать будете передо мной. И нехер скалиться, Асгрим.

Тот постарался максимально выразительно закатить глаза, прекрасно зная, что за гримасничанье ему ничего не будет. Властительница здешних земель наверняка была осведомлена, что ее бывший любовник мог скалиться сколько влезет — и не сделать ни одной плохой вещи.

Плохие вещи начинались, когда скалиться Асгрим переставал.


В плохонькой каше, где от мяса только запах, он покопался без тени интереса — и тут же отставил тарелку в сторону, переключив внимание на разговор. Стрельнул взглядом в Арха — вопросительным, подозрительным, недоумевающим. Ну, если уж этот белобрысый захотел избавляться от каких-то там попутных проблем, знамена ему в руки. Пусть избавляется. Без всяких «мы».
Дракон ввязался в эту заваруху с одной целью, и ничего сверх без хорошей оплаты делать был не намерен.

Господин алифер, — тон вязкий, почти ядовито-медовый, с оттенком «заканчивайте-свои-расшаркивания». — Где ваш кристаллик-то пропал? Где начинать?
[nick]Асгрим[/nick][status]Боги от нас устали[/status][icon]https://i.ibb.co/6WyqvTB/alle-page-fsf.jpg[/icon][sign]Мчится всадник, с ним и свита — дым да снег.
Нынче быть тебе убитым, человек!
[/sign]

+4

11

- Люблю, когда меня наказывают сильные женщины, это добавляет в отношения перчинку, - беспечно ответила она. Суровый вид Сванвейг и угроза, сквозившая между строк, ничуть Милларку не тронули.

Она лишь белозубо ухмыльнулась вытянувшемуся по струнке Олафу, когда проходила мимо него вглубь таверны и эта улыбка отнюдь не предвещала мужчине легкой жизни.

Милларку не слишком устраивала необходимость соблюдать местные обычаи и законы, однако хватало сообразительности не пытаться лишний раз перечить. На ее родине было в почете лишь одно правило: прав тот, кто сильнее. А в этом месте была сильнее Сванвейг. Быть может не физически – Милларка внимательно оценила фигуру женщины со спины – но точно влиянием на местных жителей.

Переговоры, ведущиеся за столом, звучали не слишком занимательно, отчего она больше интересовалась содержимым своей тарелки. Место было унылым и бедным, отчего комковатая каша и вода с привкусом солода могла казаться для живущих здесь целым пиром. В конце концов было неизвестно, когда в следующий раз им представится возможность поесть и упускать его не стоило.

- Нас наняли не для того, чтобы решать проблемы местных… Ты это будешь? - внезапно произнесла она, переключив внимание на Асгрима и, не дожидаясь его ответа, подцепила отодвинутую мужчиной тарелку, - напомню, что пташки Поднебесной оказались настолько компетентны, что потеряли ценный груз на землях людей. Стоит ли нам и нашему не менее компетентному командиру распылять свои силы и время на что-то другое?
[status]верь мне[/status][icon]https://i.postimg.cc/9FVdC0Qy/1d64fc7a4a03c5e07cc04b15f313c562-1.jpg[/icon]

Отредактировано Милларка (Вчера 14:55:23)

+4


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Позови меня, небо [Альт xx.09.1080]