Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.02.1083] В нашем доме поселился...


[06.02.1083] В нашем доме поселился...

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Предыдущий эпизод
Рождённые ползать
- игровая дата
06.02.1082
- локация
Берсель
- действующие лица
Лазарин, Тодд, Левар (Тоши и Канарейка как НПС)
События
Вся компашка переезжает в Берсель, притворяясь богатыми и приличными особами. Лаз учится скрывать свои привычки от остебенских господ, а Тодд исполняет своё обещание, о чём некроманту приходится пожалеть.

Отредактировано Лазарин (14-05-2024 01:18:59)

+1

2

Новый наниматель появился так вовремя, так кстати, как раз в тот момент, когда Левару требовалось отдать давние займы. Ради этого он обычно влезал в новые долги, но сейчас ему обещали исправно платить за обучение тайному знанию. Кто бы мог подумать, что пресловутая некромантия снова пригодится ему и будет исправно выручать. Возможно, стоило даже поднести за это Безымянному какую-то жертву, но все это потом. Сейчас было важно привязать к себе богатенького простака, который скорее всего не имел даже искры способности к некромантии. Левар уже много раз видел таких: одни страстно желали воскресить своих близких, и отчаялись искать помощи у настоящих магов, других вело извращенное любопытство, третьи действительно были наделены даром Смерти, однако их было ничтожно мало, и все они были беглецами из Альянса. Вот только мистику было совершенно неважно, какие причины побуждали их искать его знаний, важно лишь, что за него платили, и он был готов тешить своих нанимателей любыми надеждами и перспективами, лишь бы золото сыпалось в его кошель.
    И в этот раз его обещали изрядно.  Ушлого вида старикашка искал учителя для своего родовитого господина. Имен не называлось, и обычно Левар лез в подобные авантюры неохотно, предпочитая заранее все знать о тех, с кем имеет дело, но теперь кредиторы искали его по всему Остебену, и он был готов рискнуть.
   Он явился на означенное место в центре Берселя, откуда старик проводил его к роскошному дому, чей вид однозначно заверял: «здесь есть, что взять».
   - Какое славное место, - обронил Левар перешагивая порог.
   Дверь ему открыл совсем юный большеглазый мальчонка в добротных одеждах служки, и маг окинул его благосклонным взглядом.
   - Подержи-ка.
Широким жестом мистик скинул с плеч плащ с богатым беличьим подбоем, и белые перчатки, обнажая холеные руки, унизанные кольцами и перстнями. Он прошел в комнаты, ступая по коврам расшитыми туфлями, и длинный шлейф его черной мантии волочился по полу следом, как павлиний хвост, блестя на свету шелковыми нитями, сплетавшимися в магические узоры. Первое впечатление было самым важным! И производить его Левар умел.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

Отредактировано Оливер (14-05-2024 14:35:11)

+2

3

Тодд не особо спешил с поисками наставника. После приезда в Берсель у них у всех появилось много новых дел. Гоуэн пропадал в городе, занимаясь денежными вопросами и налаживая контакты с важными господами. Лазарин же наслаждался новыми возможностями и привилегиями, посещая развлекательные приёмы и вечера у молодых отпрысков этих же господ. Как и они, Лаз прожигал имеющиеся в его распоряжении деньги на всякие глупости, чтобы казаться своим в кругу заносчивых богатеев, попутно подбивая клинья к их ресурсам, возможностям, а, так же, подмечая секреты и компроматы, которые могли им пригодиться. Только Тоши с Канарейкой обычно оставались дома и занимались своими скромными делами. Маленький дракон всё ещё слушался некроманта безропотно, будучи благодарным за спасение, а Лазарин не хотел распространяться о нём слишком сильно, опасаясь нежелательного внимания.
   В какой-то момент он так увлёкся светской жизнью, что даже перестал ежедневно проедать Тодду мозг напоминанием об учителе. А после затянувшегося приключения в Кабале и вовсе притих на эту тему, сомневаясь в том, стоит ли вообще углубляться в некромантию слишком сильно, рискуя эмоциями и чувствами.
   Удивительно, но, стоило ему перестать напоминать Гоуэну о его обещании, как тот тут же объявил, что, наконец, нашёл человека, что будет полезен им обоим, и эта новость отбросила сомнения пантендорца на второй план.
   
   Сегодня он встал пораньше, и лицо его с утра лучилось чудесным настроением. Лаз умылся, хорошенько причесался, после чего как следует причесал Тоши и Канарейку, болтая им о своих ожиданиях и чаяниях касательно наставника. Глаза дракона светились любопытством и как будто даже немного завистью, ведь сам он не мог похвастаться такими же магическими успехами, как старший товарищ. А вот Канарейка, хоть и привязался к Лазарину крепкой детской любовью, привычно затихал каждый раз, когда маг упоминал тёмное искусство.
   Позавтракав вместе и повелев служанке прибраться,  он ещё около часа провозился в комнате, размышляя, во что бы принарядиться для встречи. Всё-таки, первое впечатление было важно, и Лаз не хотел его порушить неверно выбранным образом. Стоило ли ему надеть строгую и мрачную одежду, какая была в моде у магов Альянса? Или же, напротив, что-то лёгкое и яркое? Он ведь так отличался от всех них! Волнительно примеряя то одно, то другой, Лаз так и не смог выбрать, решив, что оденется во что-то попроще. Скромность почти всегда украшает богатеньких мальчиков. Услышав, как Тодд вернулся, он быстро снял серьги, бросив их в шкатулку к остальным драгоценностям, и с улыбкой поспешил на первый этаж встречать долгожданных гостей.

   Улыбка эта испарилась за одно мгновение, стоило только юноше понять, кого именно Гоуэн привёл к ним в дом.
   Лаз так и остался стоять на лестнице, пялясь на гостя так, словно увидел безумную химеру, которая могла сожрать его в любой момент. Он был шокирован. Напуган. И оба чувства были рождены давней ненавистью к этому человеку. Пальцы некроманта крепко впились в перила лестницы, а сам он резко перевёл взгляд на Гоуэна, ненавидя теперь и его тоже.
   Злоба эта призывала его закатить скандал, всеми правдами и неправдами убедив Тодда, что вложение средств в этого ублюдка не принесёт им ничего, кроме проблем, но делать этого при Леваре было нельзя. Мистик знал о Лазарине слишком много, и многое из этого было весьма неприглядными особенностями биографии пантендорца. Меньше всего некроманту хотелось терпеть унизительные шутки, помноженные на два. К тому же, он не мог знать, о чём эти двое уже договорились.
   - Тодд, мне нужно с тобой поговорить наедине. - Наконец, сказал Лаз, взглядом пытаясь убедить Гоуэна не отказывать ему в этой просьбе. С гостем он так и не поздоровался.

Отредактировано Лазарин (15-05-2024 20:40:33)

+2

4

- Прошу, мастер, располагайтесь. Молодой господин сейчас спустится, - сухо пригласил его старик, прилипчиво следовавший возле плеча всю дорогу.
   Левару он не нравился – рядом с ним он испытывал неприятное, почти звериное напряжение, как если бы какая-то неясная тень все время скользила рядом.  В этом человеке не ощущалось магии, не было в нем и выдающихся телесных данных – сухой неприглядный старикашка, а все же мистик подспудно чувствовал для себя опасность, туманную, неоформленную, какую никак не мог ухватить и вытащить на свет собственного сознания. Он напоминал Левару ту породу процентщиков, которые не только знали кому выгоднее дать денег, но и как вернее всего получить их после. Подкупало во всей этой авантюре только то, что дело иметь придется с позарившимся на некромантию юнцом, а к таким обычно найти подступы было гораздо проще.
   Мистик улыбнулся, глядя как мальчишка-служка утаскивает его тяжелый плащ, стараясь не волочить по полу, и совершенно не видя ничего перед собой из-за пухлого кома. Обычно в его возрасте слуги были уже более умелыми и расторопными. Что делать с этой деталью мистик пока не решил, но в будущем этим вполне можно было воспользоваться, принеся вещь похуже и обвинив мальчишку в порче. Но сначала стоило расположить к себе хозяина дома.
   Его появление на лестнице Левар встретил стоя, улыбаясь с вязкой доброжелательностью, и почти было открыл рот для заготовленной вежливости, как ум пронзило узнавание. Эти глаза и белесые локоны, эта знакомая манера движения… Лазарин подвытянулся за минувшие годы, черты лица его обострились, потеряв подростковую мягкость, но это был он! В первое мгновение мистик подумал, что угодил в ловушку и лицо его переменилось, выдавая нахлынувшую тревогу.  Он потянулся к магии, пытаясь уловить присутствие печатей или заклинаний, которые могли бы помешать ему сбежать, но пространство вокруг оставалось чистым. Более того, сам маленький некромант, похоже совсем не ожидал его увидеть, и холеное личико его так же исказилось смесью чувств далеких от торжества.
   - Как интересно… - пробормотал Левар, выше поднимая голову.
   Следовало хватать эту ситуацию за горло немедленно, и ломанная улыбка появилась на его губах, а глаза недобро сощурились.
   - Мое почтение молодому господину! – произнес он, и насмешка переплелась с торжественностью, как части скверно сшитой химеры.
    Старик меж тем скользнул из-за плеча Левара к лестнице, на зов своего господина, который звучал скорее просьбой, чем приказом, и это так же не ускользнуло от внимания мага.
   - Это важно именно сейчас? – негромко спросил Тодд, поднимаясь на ступеньку ниже Лазарина. – Может быть сперва примете гостя…
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+2

5

- Важно. - Так же тихо ответил Лазарин, пытаясь совладать с накатившей паникой. Он даже потрудился выдавить в ответ Левару такую же кривую притворную улыбку, прежде чем увести Тодда за собой: Прошу гостя извинить нас за это срочное дело. Канарейка о вас позаботится…
   На деле Лаз меньше всего хотел, чтобы мальчонка оставался с Леваром наедине, но обстоятельства требовали от него вежливости. Сейчас он готов был пойти на всё, чтобы долгожданный гость не задержался у них ни одной лишней минуты.
- Где ты его нашёл?! - Зашипел пантендорец, закрывая за собой и Тоддом дверь в небольшую комнатку у лестницы на втором этаже, где хранилась всякая домовая утварь. Некромант вцепился руками в плечи старика, метаясь взглядом по его, как обычно, скупому на эмоции лицу. В глазах мальчишки плескался страх. И злоба. Он боялся, что Левар и теперь сумеет повлиять на него и подчинить своей воле, как прежде. Боялся, что змеиный язык мистика уже обласкал слух Тодда сладкими речами, и Гоуэн не станет его слушать.
- Тодд, он знает, кто я. - Наконец, процедил некромант, упуская излишние подробности. Левар мог запросто сдать их всех или же начать шантажировать, используя своё знание. - И я знаю, кто он!!! - Это слова вырвались из уст парня громче, хотя он и старался говорить, чтобы снаружи не слышали. - Я думал, ты разбираешься в людях, а ты привёл домой этого жулика! Да он там прямо сейчас сидит и думает, как бы обуть нас на все деньги! Мошенник и плут! Обманщик! Больной ублюдок с дурацкой фантазией! Он задолжал половине Альянса, а теперь, наверное, и всему Остебену! Нам нужно от него избавиться, пока он всё не испортил… - Пальцы некроманта сдавили плечи чуть сильнее, а сам он с мольбой уставился на старика, взывая к его благоразумию. В тот момент Лаз не думал о том, как бахвалился Тодд своими былыми заслугами в общении с некромантами. Не думал, насколько тот сам был жесток и изворотлив в различных махинациях. Лазарин встретился со своим давним страхом и давней болью, которая сильнее прочих воспоминаний давила на эмоции, поскольку рождалась и взращивалась Леваром на чувствах приятных, нежных и искренних.

Отредактировано Лазарин (16-05-2024 20:49:15)

+2

6

- Конечно, - сорвалась с губ Левара приторная любезность, в ответ на спешные извинения Лазарина.
   Тот его не ждал и не желал видеть, но тем увереннее чувствовал себя гость. Он позволил себе занять одно из кресел и жестом поманил к себе большеглазого мальчонку, который робел перед его темной фигурой.
   - Принеси мне вина, малыш. Лучшего вина в этом доме. И расскажи мне, откуда прибыл твой господин…
   Уже через несколько минут гостиная заполнилась горько сладким дымом его трубки, и елейными вопросами к служке, скрывавшими за собой жадное любопытство.

- Для начала – отпусти меня, - приказал Тодд, когда нервные пальцы Лазарина впились в него особенно сильно. – Или мне ударить, чтобы тебя перестало так колотить?
  Некроманта трясло так, как если бы в гостиной дожидался дракон, готовый его сожрать, но то был всего лишь другой некромант, более того – такой же жалкий беглец, как и сам Лазарин.
   - Ты ведешь себя жалко, - отчеканил Гоуэн. – Если этот Левар действительно такой, как ты его описал, то он тем лучше войдет в нашу «чудесную» компанию. И тебе не придется делать очередных слезливых признаний, и делиться рассказами о никому не интересном прошлом. Он некромант – это полезно тебе, - Тодд ткнул пальцем в грудь Лазарина, - а еще он мистик, и это полезно мне. Ни один честный и здравомыслящий мистик не согласится делать то, что мне нужно. А этот чужд каких-либо принципов. То, что он знает кем ты был, вовсе не значит, что он сумеет этим воспользоваться. Он уже подписался под тем, что практикующий некромант в Остебене, и чем глубже он войдет в наши дела, тем сложнее ему будет из них выйти. Связь всегда двусторонняя. И если бы ты был настоящим некромантом, какими их знаю я, – ты бы не моргнув высосал из этого мага все его знания, и использовал их. А ты плачешь в чулане. Еще немного и я могу решить, что вкладывать в того некроманта гораздо эффективнее. 
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

Отредактировано Оливер (17-05-2024 16:36:33)

+2

7

Лаз дорожил своим лицом, поэтому любые угрозы в его сторону воспринимал понятливо. Маг отпустил старика и тяжело вздохнул, обхватывая себя за локти, будто в каморке было холодно.
   Нравоучения Гоуэна поначалу пролетали мимо ушей пантендорца, поскольку он не слышал в них обещания, что Левар уйдёт. Только лишь объяснения, почему он должен остаться. Ни один из этих доводов не казался поглощённому эмоциями юноше убедительным. Но к завершению лекции, он немного успокоился, и мозг, что минуту зазад был подавлен и угнетён чувствами, принялся цепляться за эти слова, искать в них спасение. Он всё ещё злился и боялся, но теперь ещё и думал о произошедшем.
   Да, Левар наверняка попытается их обмануть. Попытается вновь подавить его и использовать в своих целях. Но Тодд был прав - не только мистик знал секреты пантендорца, но и наоборот. И Лазарин был не обязан больше подчиняться ему. Даже наоборот - это они теперь платили деньги ему за работу.
   Теперь он жалел о первой своей реакции.
   - Был бы я настоящим некромантом, каких знаешь ты, мы бы по прежнему сидели в той старой лачуге. - Огрызнулся маг в ответ на слова, которые посчитал угрозой. За это время он успел привязаться к старику, и, порой, ему даже казалось, что и Тодд тоже питает слабые чувства к их небольшой компании. Но, когда старая черта меж ними теряла, по тем или иным причинам, свою значимость, Тодд жестоко прочерчивал новую линию, которую не велел переступать. Лаз постоянно злился на это. Совсем недавно ему казалось, будто они партнёры, и вот теперь Гоуэн вновь ставил его на место послушного исполнителя.
- Хорошо, я поверю, что ты хитрее его... - Выдавил из себя маг, в который раз подавляя в себе обиду на Гоуэна. - Хотя в то, что он будет хорошим учителем, мне поверить очень трудно. Вы уже заключили договор? И сколько, интересно, этот проходимец берёт за свои услуги? Если он останется здесь, пусть отработает каждую монету! Надеюсь, мы сможем его вышвырнуть или уменьшить жалование, если он будет учить меня недостаточно старательно? И ещё! - Лаз легко ткнул пальцем в его грудь, повторяя недавний жест старика, но слабее. - Мне тоже может понадобиться мистик.
   Конечно, Лаз побоялся бы телепортироваться с Леваром в одиночку, но решил, на всякий случай, заранее выбить себе такую привилегию. В конце-концов, именно он играл роль молодого господина в этом доме. Левару тоже придётся согласиться на этот спектакль, чтобы получить свою выгоду. Лаз знал, что не сможет переиграть его в одиночку, и ему всё ещё не хотелось возвращаться в гостинную и делать вид, что всё в порядке. Однако… Он ведь был не один и надеялся, что Тодд видит в нём больший потенциал, не смотря на свои грубые слова.
   Впрочем, когда-то он так же доверился и Левару…
   Маг фыркнул, устало потирая виски и затем, примиряясь с паршивой ситуацией, поднял взгляд: Если он будет вести себя как придурок, я просто уйду отсюда со своей долей, и можете тут хоть в дёсна... - Некромант осёкся, принюхиваясь к повеявшему с гостинной запашку. - Чуешь?! Он уже раскурил на весь дом какую-то дрянь из Меррила!!!

+2

8

- Был бы ты настоящим некромантом, мы бы в лачугу не попали, - тут же отпарировал Гоуэн даже не моргнув. Однако голос его немного смягчился, вернув было бесстрастие, стоило только Лазарину прекратить свою детскую истерику.
   - Хитрость вовсе не означает наличие ума, - поморщившись, сообщил Тодд. – При всех талантах, которые есть у этого Левара и которые ты ему приписываешь, он все еще находится в огромной яме, и похож на такого же отчаявшегося, каким был ты, когда я встретил тебя со снятыми штанами.
   Старик ухмыльнулся.
   - Не волнуйся, платить я ему буду за результат. Уж ты должен знать, что у меня никто не жрет бесплатно. А если тебе нужен мистик – прикажи ему сам.
   Ухмылка на лице Тодда растеклась в ту разновидность его мерзких улыбок, за которыми стояли вызов и желание поразвлечься от скуки.
  - Давай. Ты «хозяин» в доме, выстави свои условия и назначь правила, - сухая рука Гоуэна легла на плечо некроманта, с усилием разворачивая его на выход к гостю. – Покажи, что ты уже не маленькая шлюшка. Если это действительно так…
[nick]Гоуэн Тодд[/nick][status]старый лис[/status][icon]https://images2.imgbox.com/1f/1f/heQuWcnM_o.jpg[/icon][sign]Подлость не порок, а профессия[/sign]

+2

9

Стыдливое воспоминание об их с Тоддом знакомстве унизительно кольнуло Лазарина. Старик всегда говорил о Бердеке, когда хотел уязвить его, а Лазу нечем было ответить на эту колкость. Секретов Гоуэна некромант не знал.
   Он лишь нахмурился, протестным рывком высвобождая плечо, и крепко сжал ручку двери, застыв на мгновение в попытке настроиться на неизбежный разговор, после чего, наконец, вышел, морщась от запаха курева.
   По лестнице маг, правда, спускался, нацепив на недовольное лицо маску хозяйской вежливости и доброжелательности. Хотя вид старого знакомого вновь помутил его чувства, но уже меньше. Слова Тодда подействовали отрезвляюще.
   Лаз улыбался, пока шёл по лестнице. Улыбался, когда вместо кресла, облюбованного мистиком, свернул направо, к окну, распахнув его и впустив в комнату  морозный воздух. Он улыбался, когда вновь обратился к гостю.
- Уважаемый Мастер, в моём доме не курят, разве что на балконе или во внутреннем дворике. Видите ли, у моего управляющего сильные мигрени от дыма, а мне нужна его мудрая голова. - Всё с той же улыбкой Лаз прошёл мимо Тодда, который спустился следом, и сел на соседнее кресло, стараясь выглядеть расслабленно. Но сердце застучало сильнее, разгоняя волнение, стоило только приблизиться к мистику.
- Вижу, Канарейка успел угостить вас вином. Лучшее в Берселе. - Сам Лаз, конечно, не стал бы угощать его такими изысками. - Но давайте вернёмся к делам, ради которых вы здесь, пока дурман и выпивка не вскружили голову. Ступай наверх. - Последние слова были обращены к Канарейке, который так и стоял рядом, напуганный и подавленный, что Лазарину стало жаль мальчонку.
   Взгляд пантендорца всё блуждал вокруг, задерживаясь на сторонних деталях, пока, наконец, он не заставил себя взглянуть в глаза Левару и снова замер на мгновение, позволяя новым ненавистным чертам лица перекрыть старые, что вызывали в нём детский трепет и благоговение. Он тоже немного изменился за эти годы. Теперь, казалось, гнилая натура хорошо считывалась с по-своему красивого лица. А, может, это пелена, сквозь которую Лаз смотрел на него прежде, развеялась.
   Юноша перевёл напряжённый взгляд на трубку, которую Лев не убрал и, по всей видимости, не собирался. Пальцы Лаза дрогнули, выпуская магические нити, которыми он попытался вырвать её из пальцев мистика, но тот слишком хорошо знал его повадки, чтобы позволить так просто себя одурачить. Трубка всё ещё находилась у Левара, как и победная насмешливая улыбка, а Лазу оставалось лишь вновь нацепить на себя дурацкую учтивость, чтобы перебить нахлынувшее ощущение никчёмности. Левар всегда умел его вызывать.
   - Мне нужен учитель в деле, о котором в Остебене говорить прямо не принято. - Пальцы, которым так и не удалось заставить мужчину убрать курево, теперь нервно постукивали по мягкому подлокотнику кресла. - И мистик для некоторых не публичных поездок. Тодд говорит, вы идеально для этого подходите. - Губы пантендорца вновь дрогнули, выдавая несогласие с таким заключением. - Однако, во мне есть сомнения, что маг, изучающий две школы, владеет ими одинаково хорошо. О чём вы уже успели договориться?
   Вопрос был адресован скорее Гоуэну, поскольку его ответам Лаз доверял больше.

Отредактировано Лазарин (18-05-2024 12:09:06)

+2

10

К большому разочарованию Левара служка оказался немым. Он лишь ошалело таращился на мага, как совенок, и суетливо исполнял поручения, не выдавая ни единого звука. Только принимая вино из его рук, мистик заметил, как мелко дрожат у мальчишки пальцы, отчего вино в кубке нервно покачивалось. Служка боялся! Эта мысль одновременно и польстила Левару, и принесла раздражение, ведь ни одного ответа он так и не получил.
   Заскучать, впрочем, мистик не успел – Лазарин вернулся вскоре, принеся на себе деловитость, которая никогда ему не шла.
   - Там холодно, - ответил Левар, выпуская в потолок очередную порцию зеленоватого дыма. Изящная трубка из драконьей кости, лежала в его пальцах плавным змеиным изгибом, и дурная трава душно тлела в ее пасти.
   Мажик демонстративно отворил окно, однако мистик не повел и бровью на это действо, лишь проводил его взглядом до кресла, как если бы не он пришел в дом Лазарина, а наоборот.
   - Канарейка? Его зовут Канарейка? – поинтересовался маг поперек всех слов собеседника о вине и делах. – Раньше твоя фантазия была намного лучше. Пользуешься тем, что он не может тебе ответить?
   Повзрослевший, переодетый, в окружении слуг, Лазарин остался Лазарином, который все так же заметно напрягался и сосредотачивался, когда готовился колдовать. В такие минуты взгляд его застывал на предмете воздействия, на висках проступали голубые жилки, а пальцы напряженно искали нужное положение, как если бы он все еще не умел взять ложку и вертел, подыскивая удобство. Левару даже не нужно было прибегать к заклинанию определения магии, он просто сжал трубку крепче. Баловство.
   - Учитель тебе и верно все еще нужен, - ласково проговорил мистик, улыбаясь змеиной своей улыбкой, из которой казалось вот-вот, да и выскочит раздвоенный язык. – Если кто-то в силу своего неумения считает две школы непостижимыми, то это вовсе не значит, что другие так же плохи. Но я не осуждаю – боги рассыпают таланты по-разному.
   Левар вновь потянул дымок из трубки и переменил позу на более вальяжную, позволив себе закинуть ногу на ногу под длинным подолом мантии, отчего чернота ее перелилась, как перья ворона.
   - Мы составили договор, - ответил Гоуэн, выступая из-за спинки кресла Лазарина.
Он подал бумагу своему «господину», дабы тот мог ознакомиться со всеми главными условиями. – Его осталось только подписать. Он станет гарантом взаимного исполнения и общей безопасности, ведь прибегая к некромантии рискуют обе стороны.
   - У меня только один вопрос, - вставил свое слово Левар, - зачем тебе некромантия? За свои деньги ты мог бы учиться любой другой магии. Неужели это трогательная ностальгия?
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Выгодное слово и глухой расслышит[/sign]

+2

11

Конечно, Лаз не ждал от Левара никакого раскаивания за содеянное. Но то, с каким бахвальством и наглостью тот вел себя в его доме, будто, как и прежде, заскочил на пару часов поразвлечься с любимой игрушкой, заставляло всё нутро вскипать от бешенства. Этот ублюдок даже не старался создать видимость того, что они могут о чём-то поговорить, притворяясь кем-то иным. И Лаза бесило, что сам он потратил силы, подбирая вежливые слова, хотя на уме у него вертелись совсем другие.
   Притворная улыбка сошла с лица пантендорца, стоило только Левару первому обнажить своё истинное к нему отношение. Теперь он смотрел на него, не пытаясь скрыть ненависть. Но всё ещё стремился спрятать за хмурыми бровями обиду, полагая, что тот воспримет её как слабость.
   Его задевала каждая фраза, каждая колкость, каждый демонстративный жест мистика, что так стремился разорвать остатки жалкой иллюзии, где Лазарин мог иметь на него хоть какое-то влияние. Наверное, для такого, как он, не было ничего унизительнее, чем исполнить приказ или даже вежливую просьбу юноши, если она не была облачена в льстивое раболепие к его величественной персоне.
   Некромант взял из рук Тодда листок, цепляясь за возможность потянуть время и успокоиться. К тому же, ему действительно было интересно. Левар всё ещё был некромантом, которые известны своей изворотливостью за составлением договоров. Лаз знал, что мистик  легко обведёт его вокруг пальца, если постарается, но вот Тодда…
   Дочитав последние строчки, пантендорец был рад, что они с Гоуэном на одной стороне, пусть тот и смотрел на его попытки командовать, как на забавное представление.
   Он даже почти улыбнулся, не найдя в договоре каких-либо видимых подвохов и обнаружив в себе желание последовать совету старика и взять у Левара столько знаний, сколько он сможет дать. Но вопрос мистика вновь озадачил мальчишку, попав в больное место. Он ведь и сам после недавних приключений в Кабале постоянно задавался вопросом.
   Зачем ему некромантия?
   Маг дрогнул, а пальцы сильнее сжали листок, который не содержал ответов на этот вопрос. Лазарин и сам уже не знал, зачем. Он просто не умел ничего другого и цеплялся за эту возможность, чтобы выбраться из прошлой жизни.. Даже стихийный дар обошёл его стороной, и хотя в вопросе Левара содержался соблазнительный намёк на то, что он мог бы учить его, например, мистике, Лазарин воспринял это лишь как очередную злую шутку. Конечно, он мог потратить деньги на любую глупую прихоть, как это делают богатенькие князьки и лордёныши, но пантендорец сомневался, что любая другая магия захочет открываться ему так же, как некромантия. К тому же, он знал цену деньгам и не хотел бросаться ими в пустоту. Впрочем, Тодд ему и не позволил бы…
- Это не твоё дело. - Сухо буркнул Лазарин, протягивая листок обратно. - Добавьте в договор штраф за каждый случай курения в доме, и я готов буду его подписать. - Некромант вновь оживился, будто в переполненную тяжёлыми эмоциями голову внезапно прокралась мысль, которая его порадовала. В изумрудных глазах проскочил хитрый прищур, когда он вновь обратился к “новому” учителю: Когда начнём наш первый урок, Мастер Левар?

+2

12

Раздраженный ответ Лазарина относительно некроманти был красноречив даже без слов. Мистик насмешливо вздернул правую бровь, но никак не стал комментировать – будет еще время и место, чтобы подцепить нового старого ученика. Пока следовало разобраться с официальной частью, ведь только точно зная правила можно было искать лазейки к их нарушению. Договор Левар читал, и был с ним уже знаком и согласен с его пунктами, однако Лазарин внес в него новое бесконечно глупое условие, которое он видимо считал апофеозом своей мстительности. Было в этом даже что-то по-своему очаровательное - несмотря на годы, дулся он все так же забавно. И пусть новое правило сковывало привычки мистика, он уже успел придумать, как мог бы его обходить.
   - Боишься, что твой дом пропахнет мной, и даже в собственных покоях ты не будешь избавлен от моего присутствия? – поинтересовался мистик, пристально глядя в вешние глаза некроманта.
   Потянув дым, Левар выпустил его в сторону Лазарина колечком, пользуясь моментом, пока подписей и печатей еще не стояло на бумаге.
   - Хорошо. Но я хочу встречную любезность – оставаться в этом доме по своему желанию на любой срок.
   Место на взгляд Левара было прекрасным – никто из старых знакомых не догадается искать его здесь, особенно если он будет приходить и уходить с помощью магии. Однако даже он понимал, что это условие перевешивает детское условие Лазарина, а потому, прежде чем мажик успел возразить, мистик взглянул на Тодда – ему прагматичность была не чужда.
   - Взамен, я помогу защитить ваш чудесный дом от незваных магических гостей. Думаю, будет неприятно, если какой-то мистик так же станет приходить сюда, как к себе домой…
   Левар задумчиво почесал скулу тонким мундштуком трубки.
   - Урок мы можем начать хоть сейчас. В первую очередь мне нужно будет выяснить что ты уже знаешь и умеешь.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

13

Лазарин поморщился и отмахнулся ладонью от дыма, что мистик направил в его сторону, показательно насмехаясь над новым условием. Маг уже собирался высказать ему за это, но следующие слова мистика снова выбили его из колеи.
- Что?! Он бредит?!
   Лаз тоже метнул обеспокоенный взгляд на Тодда в поисках поддержки, выдавая истинную иерархию в этом доме, будто ждал, что тот возразит первым. Но Тодд оставался беспристрастен к происходящему. Кажется, аргументы мистика казались ему убедительными, или же он позволял Лазарину самому принять верное решение.
   Подумать только, когда-то пантендорец многое готов был отдать за то, чтобы Левар остался рядом. А теперь это казалось ему немыслимой глупостью. Эта ехидная усмешка, эта вальяжная поза и хитрый прищур. Мистик забавлялся им, и если Лазом двигала обида и ненависть, то мотивы Левара оставались ему непонятны.
  “ При всех талантах, он находится в огромной яме… Такой же, как ты тогда…”
   Так сказал ему Тодд. Мальчишке было трудно разглядеть отчаяние за высокомерной ухмылкой и показной уверенностью, но что, если так и есть?
    На что он ещё готов будет согласиться, чтобы поправить свои дела?
- Если тебя снова преследуют ростовщики, - Начал некромант, откидываясь на спинку кресла, - Твоё нахождение здесь может навлечь на нас больше бед, чем отвадить.
    Этот аргумент, как и слова мистика, был обращён скорее к Гоуэну.
   Конечно, Лаз не собирался говорить о том, что и за ними могли охотиться друзья убитых им и Ильграном похитителей Тоши. Или же хозяин химеры, атаковавшей их с драконом в лесу… В бою Левар действительно был самым опасным из присутствующих, поэтому мог пригодиться, если, конечно, не свалит, как только запахнет жареным.
- Но если ты умудрился заложить даже то вонючее кресло, и идти тебе больше некуда, я по старому знакомству могу тебя приютить. И даже обеспечить завтраком, обедом и ужином. Но всё сверх этого, в том числе и выпивку, покупай за свой счёт. - Лазарин поднялся с кресла и отряхнул рубаху, будто так можно было избавиться от запаха его курева.
- И чудно, что ты напомнил про мои покои! - Некромант улыбнулся, будто ответная наглость и чувство безнаказанности за неё придавали ему уверенности. - Ты сможешь пользоваться лишь гостевой, там довольно уютно, и некоторыми общими комнатами, вроде этой. Если я увижу тебя в своих покоях или в покоях своих слуг без позволения, этот пункт будет считаться недействительным, и придётся тебе искать кров в другом месте. Ты и так пренебрегаешь моим гостеприимством. Исключение - если на нас действительно нападут.
   Лазарин говорил всё это, и сам не верил, что говорит. В былые времена Левар не дозволял ему даже самых малейших поползновений на свою гордость, и Лаз всё ещё хорошо помнил, что бывало, когда он смел его ослушаться. Поэтому, за напряжённым спокойствием, какое он пытался выдавать, внутри мальчишки всё трепетало, и противоречивые чувства метались из стороны в сторону.
   Главное, теперь не давать заднюю. - Говорил он себе. - Чуть оступишься - и жизнь превратится в ночной кошмар.
   - У меня здесь внизу остались некоторые материалы, на которых я могу показать то, что умею. Пройдём туда.

Отредактировано Лазарин (19-05-2024 12:53:56)

+2

14

Трубка в пальцах мистика покачнулась, выдавая легкий налет его неудовольствия, точно бы хвост у кота. Хотел Лазарин того или нет, но он всадил иголку догадок в верное место – Левар снова скрывался. И пусть укол этот был неприятным, маг вполне был способен его проигнорировать, рассчитывая, что в будущем, когда первая обида мажика схлынет, он вновь обнажит свою привязанность и покладистость. Главным своим соперником Левар сейчас рассматривал старика возле кресла Лазарина, - в нем маленький некромант искал поддержки, на него заглядывался. Но все это пока, ибо разве мог сравниться дряхлый сморчок с ним – Леваром?! Этот Тодд мог решать проблемы Лазарина, но также несомненно, что он зарабатывал на нем деньги, и не имел и толики обаяния. Нужно было лишь немного времени наедине с учеником…
  - С креслом все в порядке, не переживай так о нем, - улыбчиво ответил мистик. – Хотя не отрицаю, что мое имущество в Мерилле заметно упало в цене ввиду недавних событий. Ты же тоже не просто так променял солнечный Пантендор на это чудесное место… Признаться ты меня удивил.
   Левар сделал паузы, чтобы наполнить легкие порцией дыма, и плавно выдохнул его через нос. Этим моментом воспользовался Тодд:
   - Наше гостеприимство стоит ровно столько, сколько стоит работа по защите дома. Не время ее выполнения, прошу заметить. В Остебене не просто достать продукты в этом году, и мы не планировали открывать богадельню. Проживание здесь, когда кредит выйдет, можно будет оплатить другой работой, если угодно. Ничего личного, мастер Левар, времена такие.
   Челюсти мистика сжались, отчего на них ясно проступили желваки.
   - Я перепишу договор под эти новые условия, пока вы заняты, - Гоуэн чуть склонил голову. - Если вы со всем согласны…
   - Я согласен. Только не торопись, чтобы не допустить оплошности, - ответил ему сквозь зубы Левар и поднялся, как будто невзначай роняя пепел из трубки на ковры. – Идем…
   Обратился он уже к Лазарину, и последовал за ним. Черный подол мантии поволочился по полу. А на столике остался кубок почти нетронутого вина.
   - И что же… - заговорил он, когда расстояние их разлучило с Тоддом, - … твой новый папочка хорош? Каково терпеть объятия дряхлого старика? Окупает оно твое положение и богатства? Вижу, он любит поиграть в игры...
   Левар ловко провернул трубку в пальцах и спрятал ее в пространственный карман, освобождая руки.
    - А я ведь искал тебя в Пантендоре, знаешь? Но ты исчез…
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

15

Лаз видел его недовольство, но настоящую удовлетворённость почувствовал, когда в разговор вписался Тодд, подводя черту под сказанным. Маг не ждал от старика помощи, но, видимо, тут дело шло о лишних тратах, а деньги Тодд ценил больше, чем мимолётные развлечения. Так или иначе, Лаз в очередной раз порадовался, что старик играл с ним на одной стороне, и даже поверил в себя, когда Левар процедил сквозь зубы своё согласие.
   Что ж, похоже, дела у него действительно шли не очень. Это открывало пантендорцу уйму возможностей для отмщения всех пережитых обид. Так ему казалось. Однако, оставшись с мистиком наедине, Лаз вновь почувствовал себя уязвимым и неуверенным. И замолчал, направляясь с мужчиной к лестнице, что вела в подвал.
   Левар заговорил первым. Теперь, когда их не слышали, яда в словах мистика стало куда больше. Лаз чувствовал, как он по капле просачивается внутрь него и оседает в груди тяжёлым чувством.
- Мне приходилось иметь дело и с более дряхлыми стариками. В том числе, и по твоей милости. - Тихо ответил он, не признав и не опровергнув их с Тоддом отношения. Быть может, если бы он действительно подставлял Гоуэну задницу, эти слова ударили бы больнее, как били бесконечные напоминания о Бердеке. Но чем бы не руководствовался Левар, пытаясь его принизить, Лазарин понимал, что ему выгоднее всего поддерживать между этими двумя соперничество и недоверие. А уж будет ли причиной для этого его задница или что-то ещё - дело десятое.
   Он достал из кармана ключ, чтобы открыть небольшую и аккуратную дверь, из-за которой сразу же пахнуло сыростью и холодом. Подвал был довольно большой и содержал несколько комнат, часть из которых действительно использовалась по назначению. Лазарин зажёг светильник в проходе и направился по небольшому коридору к самой дальней. Юноша коснулся замка, чтобы отпереть её, и тут его настигло ещё одно признание, заставив вздрогнуть и замереть, так и не открыв дверь.
   Конечно, он врал… Левар врёт каждый раз, когда открывает рот. Его слова ничего не стоят, особенно теперь, но всё же… Когда-то он мечтал их услышать. И эти надежды чуть колыхнулись в сознании, заставив его поколебаться мгновение.
   Лживый подонок…
- Ты исчез намного раньше. - С укором пробормотал Лазарин, открывая дверь и запуская внутрь магический огонёк, что осветил несколько шкафов и полок, на которых лежали разные инструменты и стояли растворы непонятного содержания. - Зачем? Хочешь вернуть долг? Попросить прощения? Что же, вот он я, перед тобой. Говори.
   Здесь было холоднее, чем в других частях подвала, но при этом довольно чисто, особенно если сравнивать с привычными лабораториями некромантов. Лаз следил за чистотой и запахом, насколько это было возможно, чтобы комната не кричала о своём назначении одним своим видом. Лазарин прошёл вперёд, снимая с крючка рабочий фартук и повязывая его на себя, после чего, опустился на корточки, беря в руку два конца ленты, что была протянута под доской, за которой скрывался потайной люк с костями и трупами животных.

+1

16

- Боги! – рассмеялся Левар. – Ты все еще помнишь об этом? Он же не тронул тебя и пальцем. Мне казалось, мы тогда хорошо повеселились.
   Мистик умолк, не чувствуя в Лазарине должного воодушевления. Тот шел не оборачиваясь, будто кандальный. Левар думал, что, оставшись наедине, маленький некромант тут же выплеснет на него свое недовольство, как бывало, выговорится и сам же успокоится, но теперешние чувства Лазарина были как глубокая вода, мрачная, темная, сродни болотам Мерилла. Маг шагал за ним следом, придерживая длинный подол мантии рукой, дабы она не волочилась по грязным полам подвала, но и расшитые темными узорами туфли ему было жалко марать, отчего на лице его поселилась брезгливость. Некромантия – как же давно он не имел с ней плотных дел, и не будь нужды не стал бы к ней возвращаться. Мистицизм всегда был ближе его непоседливому духу, и теперь Левар обследовал магией пространство вокруг себя, чтобы не попасть в глупую ловушку обиженного мальчишки. Но подвал был чист. Лишь неприятные чувства тянули свои щупальца, вытягиваясь от слов Лазарина. И возврат долга, и извинения вставали костью в горле гордости, и мистик не мог их ни проглотить, ни исторгнуть.
   - У меня были причины исчезнуть, - туманно пояснил он, без особого интереса разглядывая скудное убранство подвала. – В какой-то мере я не хотел подвергать опасности и тебя… Ведь тебя бы могли использовать, как мою слабость…
   Руки Левара опустились на плечи магика, который присел над потайным люком, и пальцы опасно ласково сжались на них.
   - Никто не красил мои дни так-как ты…
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

17

- Я всё помню. -  Грубо отрезал Лаз, не желая поддаваться веселью, которого не разделял ещё тогда. Лев перестал смеяться, и, пользуясь нависшей над ними напряжённой тишиной, Лаз отодвинул доску в сторону, подзывая к себе светлячок, чтобы осветить хранилище. Он собирался спуститься туда за тушей, но Левар заговорил снова.
   Притворно заботливые слова обожгли пантендорцу горло, встав там тяжёлым комом, который тут же хотелось выплюнуть. Как мог он говорить так сейчас, когда в прошлом уже обманывал его теми же речами и той же лживой заботой?! Как не совестно ему было врать теперь, рассчитывая, что Лаз опять поверит, словно глупый наивный ребёнок, который ничуть не изменился с той поры?!!
   Некромант вздрогнул и ухватился покрепче за соседнюю половицу у края люка, всматриваясь в смутные очертания разложенных там тел и мешков с костями. Он пытался отмахнуться от этих ощущений, сохранить своё горделивое равнодушие, которое обычно быстро проходило, стоило только мистику шепнуть ему на ушко пару приятных слов. Лаз пытался, но понимал, что ненависть и равнодушие слишком далеки друг от друга, и ком в груди скручивался всё сильнее, сдавливая лёгкие.
— Никто не красил мои дни так-как ты…
- НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!!! УБЕРИ СВОИ РУКИ! - Лаз вырвался, будто коснулись его калёным железом, а не ласковыми и некогда любимыми пальцами. Маг отскочил в сторону и уставился на него, словно дикий зверёк, которого собирались отдать на съедение хищнику. Глаза и пальцы сверкнули магией, которую он готов был направить в сторону мистика без промедления, и сделал бы это, если бы тело не помнило, что руки Левара могли быть не только нежными и ласковыми. Тогда он сжал руку в кулак и даже угрожающе шагнул навстречу, замахиваясь на того, кого давно уже мечтал ударить. Но сделать этого так и не смог. Губы юноши задрожали, а рука, выпустив в воздух пучок безобидных изумрудных искр, опустилась, подчиняясь воле Левара из прошлого, когда он был для пантендорца неприкасаемым и неоспоримым, почти божеством…
- Чего ты от меня хочешь?! Я уже отдал всё, что у меня было, а ты вернулся снова, чтобы всё разрушить!!! - Дыхание мальчишки сбилось, а глаза заблестели от подступивших слёз, которых, видимо, он выплакал недостаточно, когда всё ещё верил во что-то. Лаз говорил громко, прерывисто, срываясь на крик, хотя из подвала Гоуэн мог и не услышать, что он опять повёл себя жалко перед этим проходимцем. Лазарин не хотел бы, чтобы он услышал, но сейчас почти не думал об этом, извергая на Левара переполнявшую его обиду и злобу. - Я давно позабыл о тебе! Лучше бы ты помер, забытый и всеми другими, сколько бы их ни было! Не притворяйся, будто я твоя собачонка, которая должна прислуживать и вилять хвостиком по первой прихоти!!! Делай работу, на которую тебя наняли, и проваливай в своё мерильское болото!
   Суженые от злобы зрачки пантендорца продолжали светиться магией, но, прокричавшись немного, он почувствовал, что злоба стремительно сменяется отчаянием, а плакать перед Леваром ему хотелось меньше всего. Тот всегда считал это слабостью. Лаз сделал прерывистый вдох и отвернулся, спешно спускаясь в погребок и выбрасывая оттуда мешок с костями и пару мёртвых птиц. Когда маг выбрался обратно, голос его звучал намного тише и беззлобнее, хотя в интонациях сквозило нечто новое, непримиримое, чего никогда не бывало в нём прежде.
- Я больше не твоя игрушка. Просто… Делай, наконец, свою работу…

Отредактировано Лазарин (20-05-2024 00:56:26)

+3

18

Неподдельное непонимание отразилось на лице Левара, когда его былой протеже отскочил от него, как от прокаженного. Лазарин бывал склонен к истерикам, и дулся, и артачился по-разному, но никогда еще не смотрел на него ТАК. Звонкая струна натянулась между ними, и звенела, и гудела, готовая в любое мгновение порваться, а ведь у нее всегда был огромный запас прочности… В иное время Левар бы дожал мальчишку, навязал свою близость, заставил терпеть свое касание, но теперь что-то неуловимо изменилось. Мистик испытал чувство сродни тому, когда телепортируешься в давно знакомую комнату, а в ней вдруг все переставлено местами, и ты только каким-то чудом не расщепился о случайный предмет. И дело было вовсе не в магической угрозе, какую мог бы представлять из себя юный маг – с этим Левар справился бы легко, даже сумей он поднять руку в невиданной дерзости. Мистик остро ощутил, что если надавить хотя бы чуть сильнее, то действительно сломает все, и в первую очередь свою излюбленную игрушку, превратив в бесполезный остов, сродни тем трупам, какие поднимали некроманты.
  - Ты боишься меня… - произнес он, и впервые за сегодняшний день, его голос прозвучал пусто. Ни издевки, ни насмешки, ни довольства…
  Левар проследил взглядом за понурыми действиями ученика, который неумело пытался провести новую границу между мини, дистанцироваться до делового общения, на которое никогда не был способен. Похоже, придется заново изучать комнату, чтобы как прежде вольготно в нее заходить. Досадно. Но ладно.
   -  А я вот все это время помнил о тебе, - в своей вкрадчивой манере заговорил он, более не пытаясь подойти ближе, и легкая улыбка вернулась в уголки его губ и глаз. – И никогда не желал зла… Думаешь ты вырос и стал сам себе хозяин? Но ты просто виляешь хвостом другому.
   Мистик коснулся пальцами края стола, и выжидательно посмотрел на извлеченный с подпола мешок.
   - Что же, давай посмотрим, чему ты успел научиться за прошедшее время, кроме дерзости. Удиви меня.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

19

Он был прав. Лаз боялся его. Не так, как боятся убийцу или дикого зверя, но глубже, самим своим естеством, которым отчаянно стремился обрести значимость вне кого-то. Левар наследил в его чувствах слишком сильно, и маг боялся, что вновь позволит ему войти туда. Это значило бы, что он так и остался лишь маленькой шлюшкой, а тогда всё остальное делалось бессмысленным. Лазарин хотел верить, что для него есть и другая жизнь.
   Прав Левар был и в том, что мальчишка по-прежнему оставался несамостоятелен, сменив одну зависимость на другую. Яд мистика вновь капнул на сердце, побередив его чувства.
- Ты врёшь. - Тихо шепнул Лазарин, отряхивая ладони, прежде чем развязать мешок и высыпать на пол горсть чистых костей весьма странной формы, на которых тренировался в свободное время.
   Яркая вспышка чувств помутила и магию. Он ощутил это, когда воззвал к ней и попытался направить потоки к костям и трупам. Всё же, некромантия питала слабость к холодному беспристрастию, а эмоции с тёмной энергией уживались трудно. Но пантендорец сосредоточился, и глаза его вновь вспыхнули зелёным светом давнего желания впечатлить своего учителя и что-то ему доказать. Что именно? Когда-то Лазарин верил, что Лев способен углядеть его талант и восхититься незаурядными идеями. Теперь же знал, что мистик никогда не видел в нём мага. Даже сейчас от каждого жеста мужчины сквозило скукой. Но старая надежда отчаянно шевелилась где-то внутри, и Лаз не желал ошибиться.
   Нити магии коснулись разбросанной по полу плоти, и та пришла в движение. Сперва хаотичное - кости задрожали, стуча по полу и одна за другой начали подниматься в воздух, болтаясь туда-сюда, будто пьяные. Осадок от эмоционального всплеска добавлял магии ненужную вибрацию. Лазарин глубоко вздохнул, сосредоточенно хмурясь. Глаза засветились ярче, а нити стали почти ощутимы для каждого мага, что потрудился бы их увидеть.
   Останки соприкасались друг с другом и тут же деформировались, переплетаясь в единую форму. Мёртвые птицы же подняли головы и с хрустом расправили пожухлые крылья, рывками переступая с ноги на ногу, рискуя свалиться в любой момент. Движение это было до безобразия искусственным и нелепым, но Лаз не так давно начал учиться управлять множеством нитей одновременно, и считал это большим достижением. Когда все кости оказались на своём месте, магическое свечение меж ними угасло. Птицы, оказавшись внутри импровизированной костяной клетки, тоже замерли, с трудом изогнув задубевшие шеи и раскрыв рты в уже более естественных художественных позах.
   Лаз  ещё какое-то время держал всю эту мёртвую композицию с помощью магии, поскольку связь между её частями была иллюзорной. И, стоило только ему отпустить нити, вся эта иллюзорная “жизнь” рассыпалась обратно на мёртвые детали, из которых состояла.

Отредактировано Лазарин (21-05-2024 00:58:14)

+2

20

Мистик лишь хмыкнул на бурчание Лазарина – они оба знали кто сейчас кому врет на самом деле. Однако смотрел Левар не на ученика, а на те косточки, что рассыпались по столешнице, как предсказание ведьмы-гадалки, сулившее только тягомотину и скуку в будущем. Он откровенно не ждал ничего, потому, когда кости вдруг стали покачиваться и двигаться, его правая бровь поползла вопросительно вверх. Оказывается, за минувшие годы Лазарин действительно продвинулся в своем желании и старании, вот только то, что он соорудил…
   Первое удивление сменилось на лице мистика каким-то не свойственным ему задумчивым унынием. Мальчишка старательно держал магию, а его учитель молчал, глядя на трепыхающихся в костяной клетке мертвых птиц.
   «Ты никогда не будешь некромантом» - вертелся у него на языке приговор, который когда-то вынесли ему самому в академии славного сгинувшего Лейдера. Творение Лазарина кричало эмоциями, взывало к ним и это всецело отражало его способ мыслить. Некроманты достигшие огромных успехов в магии мыслили совсем иначе: в их творениях никогда не было того, что принято называть искусством – лишь эффективность, прагматизм, лаконичность; их творения служили в первую очередь задачам, и лишь после могли нести налет некой извращенной эстетики, будь у их создателя слабость к ней. То, что видел перед собой Левар не имело никакого практического смысла и будущего. Однако Лазарин был готов платить за продолжение своих глупых попыток, даже после всех неудач, точно так же как платил учителям и отец Левара, все еще надеясь на что-то.
  - Миленько, - наконец подобрал подходящее слово мистик, заметно покривившись. – Не хватает еще сушеных цветов, и можно будет продать, как декор. Ты улучшил свой контроль над магией, похоже ты действительно учился, но все это…
   Левар поморщился и неопределенно взмахнул рукой перед клеткой.
   - Ты мог бы стать резчиком и просто рисовать подобные картинки на костях, знаешь? Хорошие резчики хорошо зарабатывают. В крайнем случае мог бы вытачивать костяные члены, и иметь на этом в разы больше, чем ты зарабатывал задницей. Подумай об этом. Если ты хочешь заниматься некромантией серьезно, тебе придется кое-что переломать себе здесь.
   Мистик ткнул указательным пальцем в лоб ученика.
   - Иначе все это баловство… И ты потом снова скажешь, что я просто забрал твои деньги.
   Совсем забывшись, Левар вновь потянулся за трубкой в непреодолимом желании закурить, вытеснив пряным дымом мерзотное присутствие нитей некромантии.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

21

Лаз не знал, какого ответа ожидал от своего учителя. Он был так зол на него, что, казалось, не поверит ничему, что вырвется из его лживых уст. Однако, серьёзность, мелькавшая меж привычных кривляний и насмешек, была для него чем-то новым и пока ещё нераспробованным. Поэтому, несмотря на жестокий вердикт Левара, он внимательно посмотрел на него, отвлёкшись в минутном замешательстве от своих обид.
   За пренебрежением, брезгливостью и скукой, Левар говорил правду. Правду, хотя ему выгоднее было солгать и обучить юного мага нескольким заклинаниям, чтобы получить деньги. Лаз приоткрыл рот, желая рассказать ему про Кабалу и химер, про Бездну и душу демона, которую ему почти удалось украсть. Но передумал и отвернулся, собирая кости в мешок.
   - Не кури здесь. Трудно проветривать. - Сердитый взгляд метнулся к трубке, но отобрать её силой Лаз больше не пытался. Некромант завязал мешок и сбросил обратно в открытый люк. Следом туда отправились и птицы. Некоторое время он возился с досками, чтобы закрыть всё, как было, и замер, когда почуял запах курева. Но ничего не сказал, лишь сжав губы в бессильной злости..
   Когда-то он любил этот запах.
- Каким же, по-твоему, должен быть серьёзный некромант? - Лаз встал и отряхнул руки, оборачиваясь к мужчине. - Ты сам едва ли на них похож. Чему ты сможешь меня научить, если тебе настолько противно?
   Чувства, которыми он терзался с момента возвращения из Кабалы, вновь сдавили грудь, и глаза блеснули влагой в свете магического огонька, который Лаз тут же отогнал в сторону грубым движением ладони, и лицо его погрузилось в полумрак.
- Сколько ты должен? - Неожиданно для себя спросил пантендорец, хватаясь за новую мысль, что мелкнула в его голове. - Помоги мне найти одного человека, и я помогу тебе вернуть долги.

+2

22

- И именно это результат твоей неопытности, - подметил мистик в ответ на замечание о плохой проветриваемости. – Лабораторию должно быть легко проветривать и легко мыть. Трупные выделения очень въедливы. Подвал подойдет в качестве костницы, но для тел с плотью все должно быть оборудовано иначе. И уж тем более их не следует хранить вместе.
   Голос Левар звучал скучающе, как если бы он зачитывал параграф из учебника. При этом длинные пальцы его торопливо заталкивали в чашу трубки курительную смесь. А в следующее мгновение он закурил. Однако несмотря на дурман, недовольные голоса все еще звучали в его голове. Каким должен быть серьезный некромант?
   - Использовать каждую частицу материала с пользой, четко осознавая, какую практическую задачу он собирается решить посредством своих действий, - ответил он с интонацией старого своего учителя и ухмыльнулся, выпустив струйку зеленоватого дыма.
   Это мнение лично Левару не принадлежало, но другого приличного у него не было. Да и платили ему за умные речи, а не личное мнение.
   - Сочту это за комплимент! – улыбнулся он, когда Лазарин подметил его непохожесть на некроманта. – Но не забывай, что между нами все еще огромная пропасть в знаниях, ведь я выпускник магической академии, а ты? Со своей брезгливостью я справиться могу. Мне более всего претит, что некромантия портит мою сиятельную ауру.
Левар выдержал нарочитую паузу, потягивая дым. Вопрос о долгах в это мгновение застал его врасплох, и он посмотрел на Лазарина с внимательным прищуром. Он серьезно собирался предложить ему точно такую же сделку, как в тот раз?
   - Какого человека? – в первую очередь уточнил он, не желая пока раскрывать глубину своих проблем, но желая больше выяснить о том, что было на душе магика. – И почему ты просишь об этом именно у меня?
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

23

- И где же мне устроить лабораторию? Может, в твоей будущей комнате? А трупы хранить в кладовой с овощами? Здесь не Альянс. - Раздражённо парировал Лазарин, хотя едва ли он злился на поучительные полезные советы. Нутро его бунтовало против самого Левара. Будто любое согласие с ним и любое смирение могло дать брешь в барьере, которым он он отгородился от мистика, и затянуть в старую ловушку.   
- Её портит не некромантия. - Как бы невзначай заметил некромант, отводя взгляд, когда тот принялся хвалиться бесконечной разницей, что была меж ними тогда и сейчас. Не только в образовании.
   О тёмном искусстве Левар всегда говорил пресно и равнодушно, а на трупы и смерть смотрел брезгливее даже своего протеже. Слушая его, Лаз вспоминал стрижей, что были недовольны деградировавшей в последние годы академией с иссохшими сморчками за кафедрами, зачитывавшими устаревшие мантры из древних книжек и, в сущности, не желавшими делить с молодым поколением ни знания, ни право исследовать.
   - Знаешь, я ведь действительно отправился в Лейдер. - Расплывчато признался маг, подавляя желание пожаловаться на всё, что с ним там приключилось, как будто это так же могло сократить дистанцию меж ними. - Студенты рассказали мне, что в академиях нынче готовят прислужников магистров, а не исследователей. А я не собираюсь служить им.
   Айвор, Натан и остальные стрижи так же не желали этого и даже боролись за свои идеалы. Тогда он считал это глупостью. Теперь же, столкнувшись с Бездной, искал опору в надежде на то, что некроманты могут быть “другими”. И Паучок был важной деталью в этих измышлениях.
- Его зовут Оливер Шоу. - Коротко ответил пантендорец, прекрасно понимая, что имя это ничего не значит для мистика. К бродягам Левар был  ещё более презрителен, чем к богатеям.  - Он…  Лаз запнулся, раздумывая, как лучше описать этого парня, не повторяя ошибку в разговоре с Тоддом. - Мой друг.
   Странное для некромантов слово.
- Я прошу тебя, потому что ты мне не откажешь. - Большие глаза внимательно уставились на мистика. Содрав с них пелену почитания и обожания своего “учителя”, Лаз как будто мог углядеть больше того, чего не видел раньше. -  Если и правда помнил и желал только хорошего.
   Нет, он не верил в это ни секунды. Но раз уж Лев притворялся и не желал признавать притворства, юноша тоже решил этим воспользоваться.
- Но я не буду вносить это в договор или заключать с тобой новый на душах, печатях или чём-либо ещё. Ты либо согласишься и поверишь мне, как я поверил тебе тогда. Либо признай, что в очередной раз решил поправить дела за мой счёт.
   Дрожь пробежала по телу пантендорца, который никогда прежде не смел выставлять мистику никаких условий. И теперь делал это, пользуясь его суетливым замешательством от изменений, которые произошли с его игрушкой и от этого мрачного подвала, где Лев явно не желал находиться.
   Лазарин поморщился и вновь отмахнулся от запаха курева, направляясь к выходу: Вернёмся обратно. Ты ведь увидел достаточно? Где-нибудь на заброшенном кладбище я смогу показать тебе что-то более… Некромантское. Если в этом есть необходимость.

+2

24

- Здесь не Альянс-с, - то ли передразнил, то ли подтвердил мистик, нарочито растянув змеиный звук. – Однако, это ты тот, кто ведет себя так, как если бы все еще жил в нем. «Я скрываю свое маленькое грешное увлеченьеце, однако делаю лабораторию в собственном же доме, чтобы если закон нагрянет ко мне, у него не осталось никаких сомнений»… 
Левар насмешливо сощурился, и потянул курево из трубки.
   - Ты не первый некромант, который практикует вне Альянса, и есть несколько отработанных правил, главное из которых: «Не гадь там, где живешь».  Есть множество интересных решений для лаборатории, которую должно скрывать, и все это такая же часть обучения, как и непосредственно плетение нитей.
   Мистик изобразил псевдомагический жест. Едкое замечание Лазарина по поводу своей ауры, он демонстративно проигнорировал, хотя и расслышал. Магик пытался укусить его, но все это было лишь игрой щенка, недавно получившего молочные зубы. А вот рассказ о Лейдере Левара заинтересовал. О том, что Лазарин решится на подобный шаг, он даже не представлял. Именно мистик когда-то зародил в нем желание постигнуть некромантию, и было это не более чем игрой, но мальчишка загорелся идеей, и до сих пор не потушил этого дурацкого огня. Дурак.
   - В академиях так было всегда. Имя и деньги имеют куда больший вес, чем магический талант. Нужно быть дураком чтобы верить в свободу магии и чистое исследование. Академии не храм Науки, а конкретный цех со своими интересами. Если посмотреть список преподавателей, то можно заметить, что, сменяя друг друга, они продолжают носить одну и ту же фамилию. «Я не собираюсь служить магистрам», боги… какой же ты еще нежный цветок, а ведь, казалось бы, ты вырос там, где от подобных иллюзий ничего остаться было не должно.
   Левар ухмылнулся, однако взгляд его таил ядовитую нежность. В конечном итоге именно сиятельная чистота Лазарина, привлекала к нему, как привлекает взгляд белая кувшинка, посреди черной, заболоченной воды. Даже его просьба о друге, была полна неиссякаемой душевной простоты. Кажется, мистик по ней скучал…
    - Друг, да? – с хищной вкрадчивостью переспросил он, одновременно выдыхая дым.
   И когда Лазарин уже повернулся на выход, желая поскорее покинуть подвал, а с этим и пребывание на едине, мистик исказил пространство, исчезая за его спиной, и появился прямо перед носом, на расстоянии одного шага. Взгляд его синих пронзительных глаз был устремлен в глаза Лазарина.
   - Он симпатичный? – спросил Левар, высматривая тот отклик, который был должен мелькнуть на лице ученика. – Мне нужно знать, кого искать. Сколько ему лет, как он выглядит, чем занимается – все вот эти «второстепенные» вещи. И где вы встречались последний раз…
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

+2

25

- Хорошо. - Выдавил из себя пантендорец, проглатывая едкие нравоучения мистика. Даже в таком скучном для себя разговоре Левар не забывал возвышаться над ним, каждым словом выражая превосходство. - Расскажешь позже об этих интересных решениях. Лаз сомневался, что Тодд позволит ему арендовать ещё одно здание. И сомневался, что Лев будет задаром телепортировать его куда-либо подальше от глаз стражи и инквизиции. Поэтому, советы, даже если они были хороши, рисковали остаться лишь советами, унижающими одного и возвышающими другого.
   - Я вырос в Пантендоре. - Поправил маг своего наставника, ничуть не противясь обвинениям в наивности и мечтательности, хотя и не был с ними согласен. - Городе белых стен, цветов и вина, омываемом Океаном Грёз.
   Спорить с насмешками Левара - всё равно что пытаться остановить волну, несущую тебя на берег. На каждое слово у этой гидры было припасено два новых, поэтому Лаз отвечал уклончиво, будто соглашаясь.
   Подвал, наполненный куревом, мраком и старыми обидами, вдруг стал неприятен и ему самому, поэтому маг ускорился, желая поскорее вдохнуть свежего воздуха и остаться одному, чтобы осмыслить новые реалии, с которыми придётся мириться.
  Тёмный силуэт, возникший у него на пути, загородив проход в довольно узком коридорчике, заставил мальчишку испуганно вздрогнуть и качнуться назад на нетвёрдых ногах. Магический огонёк, что всё это время крутился рядом, осветил до боли знакомые черты лица, что вновь оказались так близко впервые с момента их прошлой встречи.
   Он боялся его. Боялся, что пристальный взгляд разглядит в нём сомнения и слабости, которыми полнилось сердце Лазарина после возвращения из Кабалы. Лаз попытался отвести взгляд в сторону, смиряясь и, как прежде, спасаясь бегством от дуэли, в которой никогда не мог победить. Но затем вдруг нахмурился и дерзко вперился в него в ответ.
   Пусть смотрит… Смотри! Что ты увидишь?!
- Нет. - Отвечал некромант, помня, что сам говорил Шоу другое, когда тот мылся в корыте. - Бледный, худой, темноглазый и черноволосый. С большим шрамом на левой щеке. Шёл бы ты мимо - даже не взглянул бы в его сторону.
   Потому что нихрена ты не видишь.
  - Он некромант.  - Продолжал Лазарин, всё более погружаясь в те страшные для себя события. Отвлёкшись от игры в гляделки, он опустил взгляд и теперь смотрел куда-то сквозь мистика, словно его тут и не было. - Студент из Лейдера. Мы примерно одного возраста. Там и виделись. Оливер помог мне выбраться из осаждённого города. Он… - Лаз снова вздрогнул, будто вспомнил что-то, и вновь уставился на мистика. Стоило ли говорить ему больше? Про ведьм? Про Натана и Розу? Левар проявлял участие, но по опыту Лазарин знал, что всякое участие его - лишь подготовка к очередной паршивой выходке, после которой пантендорец, обычно, остаётся ни с чем. Однако, все эти детали могли помочь с поисками, а он действительно готов был дорого заплатить за возможность вновь увидеться с Оливером.
   Но, всё-таки, Левару Лазарин больше не доверял.
   - Нет. Если ты будешь искать его так же усердно, как искал меня, я лучше обращусь к кому-нибудь другому. - Фыркнул маг, пытаясь обогнуть ставшего в проходе мистика, чтобы, наконец, выбраться наверх.

Отредактировано Лазарин (23-05-2024 16:19:12)

+2

26

Лазарин вздрогнул от неожиданности, нежные глаза его широко распахнулись в этот миг, как у перепуганного кролика в тени орла, но уже спустя пару мгновений, через некое внутреннее усилие, он подобрался, напыжился и пристально уставился в ответ. Именно уставился, как рыба из аквариума, что в свою очередь позабавило Левара. Его любимец всеми силами пытался продемонстрировать свою независимость. Но, что самое интересное, он не углядел в его глазах особой привязанности к этому Шоу, никакой тоски или сожаления, или подобной ерунды, о которой нужно было беспокоиться. И в то же время Лазарин желал найти этого человека настолько, что отчаянно просил помощи у него…
   - Лейдер не простое место для поисков, - подметил мистик, прикладывая изящный мундштук трубки к губам, но дым не вдохнул, помедлил. – Чума, ведьмы… в него не наведаешься просто так, и мало у кого что-то спросишь теперь…
   В это мгновение Лазарин как будто опомнился, с зачастившей дерзостью забирая свою просьбу назад. Это несомнено задело мистика, ведь он уже принял эту игру. В своей попытке протиснутся, магик был пойман в объятия свободной руки Левара и прижат к стене.
   - Я не сказал, что не буду его искать, - тягуче заметил он, вдыхая знакомый запах, окутывающий тело ученика. – Ты не смеешь что-то предлагать мне и отказываться, это моя прерогатива, если ты забыл.  У тебя есть какая-нибудь вещь твоего друга? Это могло бы упростить задачу в тысячи раз.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

Отредактировано Оливер (24-05-2024 07:49:31)

+2

27

Лаз не ждал, что Левар так скоро попытается коснуться его вновь, и не ждал, что сделает он это столь настойчиво и беспардонно, зажимая у стены, словно девицу в борделе. Поэтому второй истерики не случилось - маг проглотил крик, вжимаясь в холодную стену, будто она была ласковее и ближе ему, чем объятия цепких рук мистика. Будто он ждал от мужчины насилия, которого боялся и не желал испытывать.
   В прошлый раз Левар отпустил его, и Лаз почувствовал за собой силу, высказав грубостей. Теперь же, напротив, сжался под его властью и волей. Почти как и прежде. Но только испуганные глаза, вновь загорелись магическим огоньком, выдавая подавленное сопротивление.
   Прежде лишь голос Левара имел для пантендорца значение. Но теперь он знал и другие. Раньше он видел в нём близкого друга и яркого любовника. А сейчас, пережив дружбу более искреннюю, и влюблённость более чуткую, отчётливо понимал, что Лев всегда мнил себя лишь хозяином. Он был лучше мальчишки во всём. Старше. Сильнее. Умнее. Родовитее... Но теперь Лазарин готов был держаться своего я, сколь бы жалким и бессмысленным оно не казалось мистику.
   Вопрос про вещь стал новой надеждой отыскать Шоу. Левар столь яро ухватился за его просьбу, что это становилось подозрительным. Но Лазарин задумался о другом. Он медленно пережевал услышанное, блуждая растерянным взглядом по лицу Левара, соотнося одно с другим, чтобы вычленить для себя очередное доказательство того, в чём он винил своего “учителя”.
   - Ты мог найти человека по одной его вещи... - Грустно озвучил пантендорец полученную мысль, одновременно восхищаясь мистическим даром Левара и прощаясь с остатками дурацких иллюзий, будто он действительно искал его какое-то время.
  - Нет, у меня ничего нет. - Ответил он, наконец, отлипая от стены и пытаясь выпрямиться, хотя рука Мистика всё ещё держала его в навязанных объятиях. - Отпустишь, или, может, мне закричать?

+2

28

Лазарин не стал вырываться, хотя, сближаясь с ним, Левар ожидал реакции сродни первой. Но пусть магик не бился, как птичка в клетке, его тело все еще было напряжено – мистик чувствовал это под пальцами, которыми медленно сминал дорогие одежды Лазарина, где-то в районе поясницы. Было бы намного лучше, если бы их было меньше… Тело маленького некроманта не врало – он отстранялся, а ведь в былое время льнул весь, как будто хотел навсегда слиться в одно целое.
   - Ты подрос, - отметил Левар в ответ на грустное сожаление Лазарина, и странным образом ощутил внутреннее облегчение – что-то все же оборвалось, избавив обоих от старого груза.
   Можно было не притворяться, можно было ничего не объяснять и не оправдывать прошлого, пытаясь влезть в туфли, которые стали малы еще четыре года назад. Теперь можно было просто быть. Забота о других никогда не давалась Левару, и он всегда был рад, что Лазарин пристроен, рад был и теперь, что не придется мальчишку забирать и устраивать его существование. Единственное чего было жать – его ласки, его всеобъемлющего чувства обожания, его искренности.
   - В иное время ты кричал очень сладко…
   Мистик склонился к шее Лазарина оставляя на коже поцелуй, как проклятую печать, как знак того, что он всегда будет принадлежать ему. И вместе с этим магик получил свою свободу от объятий, свою свободу бежать, а Левар задумчиво взглянул на трубку, которая успела потухнуть и вновь высыпал пепел на пол. Потребуется еще время, чтобы приручить одичавшую овечку, но пока было достаточно и того, что Лазарин не бился в ужасе от одного только приближения к нему.
   - Идем, подпишем твой договор. Этого Шоу я тоже найду, живого или мертвого, хотя и будет довольно сложно, и может занять много времени. Считай это моим подарком.
   И улыбка растеклась на губах Левара.
[nick]Левар[/nick][status]Великолепный[/status][icon]https://i.imgur.com/l5t02Pe.jpg[/icon][sign]Свернулся змей в кольцо, как будто всех слабей,
Отводит он глаза, хоть нет стыда у змей.
Он улыбается, но тронь его, посмей -
Он зубы обнажит, стальной иглы острей.
[/sign]

Отредактировано Оливер (24-05-2024 10:34:31)

+2

29

Лаз задрожал, скривился от навязчивой нежности, которая в действительности нежностью не являлась. Ласки эти, самодовольные и подавляющие, были пропитаны прошлым, от которого он бежал последний год. Левар пытался утянуть его обратно, снисходя до действий, достойных самых неприятных клиентов Розы, но не близкого друга, каковым маг его когда-то считал.
   “Плати, если хочешь”  - Чуть было не бросил ему пантендорец, желая унизить в ответ, отправляя в самое начало их отношений, когда Левар ещё не брал его любовь бесплатно в любых желаемых количествах.
   Но вовремя осёкся.
   Он ведь и правда мог заплатить.
   Лев был омерзителен ему теперь. За деньги или без. Мистик никогда не любил его так, как того желал бы Лазарин. Он давно забыл о своей игрушке и не вспомнил бы, если б не череда случайных обстоятельств. А сейчас ему было просто весело проделывать всё это, чтобы вновь утвердиться и возвыситься. Наверное, его забавлял даже страх и недовольство, которые скрывать у Лаза не получалось.
   Но, чем больше он терпел, тем скорее ненависть к мужчине обращалась в презрение к самому себе. Вырвавшись, наконец, из его хватки, юноша отскочил от него, усердно растирая шею, будто пытался избавиться от въедливого следа, обжигающего то  самое “я” внутри, которое Лаз стремился отстоять.
   Лишь то, что Лев согласился помочь ему с Оливером, заставило мальчишку стерпеть и дальше, хотя глаза его, влажные от подступающих бессильных слёз, оставались непримиримы, как и магия, что поблескивала в них диким огоньком. Левар любил широкие жесты и вполне мог говорить серьёзно, рассчитывая таким образом пробудить в некроманте признание, восхищение или хотя бы благодарность. Лев мог взять его и силой, если бы пожелал, но это не станет для него победой. Наверное, он ждал, что признательность мальчишки выразится в подобных поцелуях, объятиях и чём-либо ещё. Как будто это было чем-то привычным и естественным для шлюхи, пусть и нацепившей на себя маску господина.
   Лаз думал об этом, поднимаясь из подвала. Думал, оставляя подпись под документом, написанным красивым почерком Тоши. Думал, когда позже вечером до красноты тёр мочалкой невидимый след на шее, пытаясь избавиться от мерзкого чувства. Но оно, как зараза, лишь сильнее распространялось внутри, смешиваясь с пустотой, оставленной Бездной, и захватывая любые мысли, на которые некромант пытался отвлечься.
Конец эпизода.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.02.1083] В нашем доме поселился...