Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » В голове его лишь замки.


В голове его лишь замки.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[icon]https://i.imgur.com/aNMphNV.png[/icon][nick]Сказочник[/nick][status]Тени помнят, как все было на самом деле...[/status]
https://i.imgur.com/hdy6f4s.jpg

- игровая дата
Настоящее время
- локация
Сон
- В ролях

Королевский советник Коу Хоуджи - Арх Нимрайс
Королева-мачеха Фелиция - Флорай Виастикос
Юная принцесса Алисия - Джетрииль Фойершвинге

Король Лилиума - Леонард 54 года
Первый принц - Айт 31 год
Второй принц - Коррин 29 лет
Третий принц - Эдмунд 25 лет
Четвертый принц - Грифит 23 года
Пятый принц - Ивар 20 лет
Шестой принц - Мориал 18 лет
Седьмой принц - Оуэн 16 лет
Восьмой принц - Оуин 16 лет
Девятый принц - Родри 14 лет
Десятый принц - Траэрн 10 лет
Одиннадцатый принц - Инир 7 лет

Опекун Фелиции - граф Олаф

старый и больной, с трудом передвигается, и похож на огромную разбитую колоду. Ну, или на добрую дедушку, это как посмотреть. Интриган под маской невинности, любитель поручить другим делать грязную работу, а самому остаться ни при делах — но это не все понимают.
а, еще любит вызывать жалость и прибедняться, из-за чего королевская семья может его жалеть, а он — этим пользоваться

Крики, гомон, топот ножек –
Королевский двор встревожен!
Ты придуман лишь для сказки
Закрывай же свои глазки!
Повинуйся своей роли,
Чтобы не сожрали тролли.
Призрак за спиной хохочет -
Рассказать он сказку хочет.

Отредактировано Джетрииль (24-02-2024 18:05:56)

+2

2

[nick]Сказочник[/nick][status]Тени помнят, как все было на самом деле...[/status][icon]https://i.imgur.com/aNMphNV.png[/icon]
https://i.imgur.com/DeGKRVu.jpg

https://i.imgur.com/ZFwHSoL.pngалеко-далеко за высокими горами и глубокими морями, в месте, где днем солнце заливает луга своим нежным теплым светом, а ночью луна дарит всем обитателям мирные и прекрасные сны, находилось небольшое королевство Лилиум.

    Королевство процветало, и каждый, будь то маркиз или фермер, не знали нужды. У каждого всегда было в достатке еды. Даже самые бедные жители носили хорошую чистую одежду без единой заплатки, а с улиц города никогда не пропадал радостный детский смех.

    Чистые улицы городов были полны жизни. Тут и там торговцы зазывали горожан и приезжих в свои лавочки с разнообразными товарами от сладких облачков на палочке до живых игрушек, что, стоит лишь повернуть ключик, соскакивали со своих постаментов и пускались в пляс.

    Правил сим прекрасным королевством очень добрый король Леонард, и было у него одиннадцать сыновей-принцев и единственная дочь Алисия. Все принцы, независимо от возраста, были умны и образованы. Каждый носил на груди медаль с ленточкой, а к ремню была прилажена острая, как бритва, сабля в дорого украшенных ножнах. Стоит так же заметить, что каждый из сыновей был умен и образован. Они умели читать на нескольких языках, а для письма использовали перья пегаса и золотые таблички. Алисия же, будучи единственной дочерью, была обожаема в семье. Каждую неделю ей дарили новую книжку с цветными живыми картинками, которые девочка с удовольствием рассматривала, сидя на скамеечке из горного хрусталя в собственной оранжереи, стоимость в пол королевства.

    Только одна беда омрачала светлую жизнь королевской семьи и всего народа – королева, горячо любимая народом, шесть лет назад скончалась, а король, убитый горем так, и не смог найти себе новую избранницу. Даже его верный советник – Коу Хоуджи, всецело разделял горечь утраты столь мудрой и благородной женщины, а потому, уважая своего правителя, не настаивал на повторном браке.

    Однако, все раны когда-нибудь затягиваются, и сердце Леонарда оттаяло и вновь смогло полюбить. То была прекрасная девушка из соседней страны, чья красота пленила монарха. Больше года король каждодневно посылал подарки своей избраннице, чтобы несравненная леди Фелиция согласилась стать новой королевой Лилиума.

    Ясным летним солнечным днем колокола главного храма возвестили прибытие ко дворцу новой королевы. Её карета, украшенная белым золотом, запряженная восьмеркой белоснежных изящных лошадей, въехала в столицу и, проехав по центральной, украшенной цветами, улице подъехала ко дворцу.

    Леонард, вместе со всеми своими детьми, стоял перед широкой полукруглой лестницей, ведущей во дворец, ожидая свою новую жену. Сыновья тихо перешептывались, но стояли ровно и с гордо поднятыми головами. Их ясные голубые глаза с теплотой смотрели в сторону подъезжающей кареты. Алисия и вовсе приготовила для новой матери подарок – букет красивых белоснежных цветов с нежным ароматом. Девочка прятала букет за спиной и подрагивала от нетерпения. Первый советник так же присутствовал на приветственной церемонии. Он стоял позади всех и тень от мраморных колонн, скрывала волшебника почти полностью.

    Карета остановилась и в тот момент, когда леди Фелиция ступила на землю королевства, небо затянули черные, как смоль, тучи, а птицы, неустанно щебетавшие до того, вмиг умолкли.

+2

3

Сегодня был прекрасный день: все королевство встречало ту, кому предстояло стать новой королевой Лилиума. Как относился к этому Хоуджи? Мысли советника были скрыты за его неизменным аксессуаром - фарфоровой маской на половину лица. Разные слухи ходили о  том, что же скрывал за ней господин Коу, догадки были разные, какие-то даже верные. Правду лишь об этом знал сам Его Величество: историю о том, как Коу спас Короля собой, подставившись под удар и получив на половину лица ужасные шрамы, похожие на шрамы от огня. После того случая с каждым днём советник становился всё более и более непроницаемым, а его маска - стала буквально его продолжением.

Советник внутренне был против такого решения Его Величества, однако ни словом, ни делом не выдав своего мнения на этот счёт. Однако Король научился читать за его молчаливостью разные мысли и однажды озвучил, что понимает его опасения. На что получил лишь вежливый поклон и слова о том, что советник безусловно рад прозорливости Короля и его дальновидности. Больше к этому вопросу никто никогда не возвращался. Безусловно, между новой Королевой и властью стоял, точнее, стояли одиннадцать претендентов на трон. Леонарда Бог наградил большим семейством и множеством детей. Венчал этот букет принцев цветок белой лилии - юная принцесса Алисия - всеобщая любимица. И которая вряд ли бы понравилась будущей мачехе. До Советника доходили слухи об этой.. Фелиции. И о её стремлении к власти. Увы, в Лилиуме все её притязания на то, чтобы узурпировать власть, просто разбивались как стекло о мраморный пол. Его Величество хоть и было в зрелых летах, но этих лет ему хватит, чтобы его старшие сыновья окончательно повзрослели, и первенец занял свой законный трон после его кончины. 

Этот приезд мог неоднозначно сказаться на судьбе королевства, а поэтому Коу Хоуджи наблюдал за этой процессией из своей тени, предварительно дав распоряжению капитану стражи: "Не спускать с неё глаз. О любом действии докладывать мне". Однако будущую королеву Королеву полагалось встретить как положено, нравилась ли она ему или не нравилась. Он не спустит с неё глаз.

[nick]Коу Хоуджи[/nick][status]Королевский советник [/status][icon]https://i.imgur.com/Sngla4L.png[/icon]

+2

4

[icon]https://i.imgur.com/U0LTYTk.png[/icon][nick]Фелиция[/nick][status]Я — его королева, но он отнюдь не мой король.[/status]

"Вот оно, гнездовье", - флегматично думала Фелиция, пока карета, мерно покачиваясь на аккуратной дороге (не чета тому, что творилось в ее наделе) подъезжала к дворцу.

Дом короля-лицедея навевал детские воспоминания самой Фелиции: залитый золотом солнца подоконник, ветерок, шевелящий тюль и выцветшие страницы. Мама на краю необъятной кровати: на шею упал мягкий русый виток, сама Фелиция встает с ногами, опирается и бросает взгляд через хрупкое плечо. Потрескивает камин, тонкие мамины пальцы бережно гладят страницы той самой старой книги в кожаном переплете, из которой каждый вечер на свободу вырывались яркие образы древних сказок и легенд, под которые маленькая Фелиция так сладко забывалась. Позже маме в числе прочих неявных сокровищ удалось унести сей сборник легенд, Фелиция помнит, как он, теплый и нагретый, вынырнул из недр шубейки в их первый вечер в придорожном трактире.
Где теперь эта книга?

После войны налоги, коими был обложен надел, стали совсем непомерными: стране было нужно восстановиться, и бесконечный поток золота черпался вначале из казны лорда-отца, затем - из карманов крестьян. Но этого все равно было мало, а учитывая, что после поражения их семья была особо не в чести, никто не собирался щадить семью Фелиции. Девочка очень быстро узнала, что такое носить прохудившиеся ботинки, с каким неприятным треском расходится поеденный молью полушубок прямо на человеке, и как холодно бывает, когда приходится плохо топить комнату зимой. С наступлением осени их новый дом вымерзал насквозь, а в легких будто росла паутина. Фелиция кашляла, кашляла, но никак не могла от нее избавиться...

Дама раздраженно сжала пальцы в ладонях, потерла: повеяло холодом воспоминаний. Проявившаяся магия помогла в свое время согреть дом, но, увы, не душу. Магия не могла компенсировать потерь, однако была вполне способна стать орудием мести.

Симпатичные фасады не обманут Фелицию: ее вера крепка и сильна, и она-то прекрасно понимает, кому поклоняется король Леонард. Все, что она сделает - ради обеих стран. Ради всеобщего единства, прихода к общей вере, ради того, чтобы несчастный дремучий народ проснулся, и возрадовался. У нее не получалось ни презирать, ни ненавидеть простой люд, заведенный паршивым пастырем во тьму лицемерия, но и оставить их в забытии она не могла бы.

"Во твое имя, Творец", - почти беззвучно прошептала Фелиция, когда дверца кареты распахнулась, и в проеме появилась услужливая рука. Дама непринужденно опустила ладонь в руку лакея, и, чуть подобрав длинные юбки, сошла на землю. Кажется, на землю упала тень - разве собирались грозовые тучи?

Наряд Фелиции был подчеркнуто скромен, однако подбирался с хорошим вкусом: темная юбка подчеркивала высокую талию, светлая блузка облегала верх, однако никто не смел бы обвинить молодую мачеху даже в подступе к нарушениям приличий. Взгляд цеплялся за аксессуары: расшитые серебристой нитью перчатки, брошь-портрет, будто скрепляющая воротничок, широкополая элегантная шляпа и крохотная сумочка - последний писк моды. Разумеется, все это шелковое драгоценное великолепие до последней нитки оплачено или подарено королем Леонардом. Если поначалу Фелиция ершилась, оскорблялась, отвоевывала свои штопаные наряды, то странный несчастный случай с возгоранием сундука, лишивший ее доброй части гардероба, не оставил выбора.

Фелиция поклонилась в традиционном приветствии своей страны: сложила тонкие ладони на животе (хотя скорее напротив желудка), что лишний раз подчеркнуло осиную талию новой королевы, и склонилась перед Его Величеством. Интересно, как придворные отреагируют на королеву со столь явными киссианскими корнями? Она из стана врага, что выражается во всем: одежда, манеры, речь с ярким акцентом, даже внешность. У Фелиции темные волосы - въющиеся, хоть здесь пробилась порода матери-южанки - а еще лукавый разрез глаз, типичные киссианские черты, излишне тонкое телосложение, свойственное выходцам ее краев... Много ли из окружения короля еще помнят ту войну, и то, как выглядели и вели себя нападавшие?

Король никогда бы не женился на такой, как она, если бы не щепотка магии: обедневшая дворянка, только и имеющая что гордость и красоту. Фелиция была хороша, она лепилась придирчивой рукой дуэньи как идеальная жена, однако без идущего в комплекте приданого люди высокого положения могли предложить ей разве что содержание. А королю соседней страны она и с приданым бы не понадобилась, пусть даже его взгляд и загорелся интересом, стоило Фелиции появиться в поле зрения тогда. Как хорошо, что у леди есть свои секретики.

У Леонарда был обширный выводок сыновей и сопливая дочь-замухрышка. Фелиция опустила взгляд, скрыв задумчивость под длинными ресницами под видом скромности. Впрочем, она и была скромна, сдержанна, что отнюдь не мешало далеко идущим планам.

- Как приятно видеть большую дружную семью, - аккуратные губы тронула легкая улыбка, - представьте же нас скорее, душа моя.

Разумеется, она прекрасно помнила всю семью Леонарда, как и его родичей до седьмого колена: вначале заставляли заучивать репетиторы, потом - собственное чувство интереса к виновникам всех бед заставляло выуживать любые крохи информации. Однако вежливость требовала некоторых условностей.

Отредактировано Лейв (14-02-2024 21:06:17)

+2

5

[nick]Сказочник[/nick][status]Тени помнят, как все было на самом деле...[/status][icon]https://i.imgur.com/aNMphNV.png[/icon]
    Появление Фелиции волной прокатилось по королевскому семейству, заставив Леонарда широко улыбнуться, а детей вытянуться и принять более собранный вид. Король выступил вперед, приветственно раскрыв руки, словно желая заключить гостью в объятия, но вместо этого поклонился и поцеловал девушке руку.

- Для нас огромное счастье видеть Вас, моя дорогая Фелиция.

    Мужчина повернулся к детям. Достаточно было простого кивка головы, чтобы самый старший сделал шаг вперед к гостье.

- Первый принц Айт, миледи. – отрапортовал мужчина и вновь вставая на свое место.

    Наследник престола был завидным женихом. Рассудительный и спокойный, он всегда старался быть лучшим во всем, за что брался. Строгие черты лица принца вкупе с атлетическим телосложением уже давно были предметом жарких обсуждений среди придворных дам.

- Коррин. – сделав шаг вперед, коротко представился второй принц и встал на место.

    По этому мужчине сложно было судить, рад он будущей мачехе или нет. Во дворце второго принца чаще всего видели в королевской библиотеке, которую прислуга в шутку называла собственностью принца. Он был немногословен, но редко отказывал в помощи, когда дело доходило до каких-либо знаний.

- Эдмунд! – громко и гордо представился следующий принц, походивший больше на медведя в парадном камзоле, нежели на члена королевской семьи.

- Грифит, миледи. Рад нашей встречи. – приятный бархатный голос раздался рядом со здоровяком.
Четвертый принц выглядел болезным. Худое телосложение, синяки под глазами и измученный взгляд недвусмысленно намекали на то, что просто стоять сейчас здесь ему давалось с трудом, а Эдмунд, по всей видимости, помогал брату в этом нелегком для него деле.

    Следующим был Ивар – жизнерадостный и открытый, ему больше подходил образ смелого авантюриста, вольно странствующего по миру и совершающего различного рода подвиги. Далее был Мориал. Единственный из сыновей, осмелившийся поцеловать будущей королеве ручку, когда представлялся.

    Оуэн и Оуин вышли к Фелиции вместе. Они, словно были отражением друг друга и даже говорили хором. Близнецы являли собой невероятно озорной и непоседливый дуэт. Даже сюда, на первую встречу с будущей королевой, братья почти опоздали, а на воротниках их камзолов виднелись едва заметные потертости, будто кто-то очень спешил, продираясь сквозь хлесткие ветки деревьев.

    Родри был девятым по счету и большую часть времени проводил с близнецами. Слегка пухловатое телосложение выдавало в нем сладкоежку, не пропускающего ни одно чаепитие или прием пищи. Мальчик смотрел на Фелицию подобно тому, как бабушка смотрит на собственных внуков. По его лицу не трудно было прочитать, что юнец считает мачеху слишком худой и намерен попытаться это исправить.

    Следующей по старшенству должна была представиться единственная дочь короля, но вместо этого вперед вышли двое. Траэрн, будучи на три года старше, держал за руку самого младшего из принцев – Инира. Оба были скромны и каждый желал видеть в женщине ту, что сможет заменить им мать. Прошлой королевы дети не помнили, а потому легче всех приняли новость о повторном браке своего отца.

    Когда все принцы представились, вперед вышла Алисия. Девочка подбежала к Фелиции и протянула, заранее приготовленный и зачарованный магией сохранения, букет.

- Мое имя Алисия. – с придыханием выпалила принцесса, с восхищением глядя на мачеху, - Пожалуйста, примите эти цветы. Они Вам очень идут!

    Все это время молчавший король по-доброму рассмеялся и, отступив от своей невесты, взял дочь на руки. Каждый в семье заботился о принцессе. И не смотря на тот факт, что баловать девочку почти для всех было своего рода нормой, Алисия росла очень доброй и внимательной к окружающим леди. Поговаривали, что принцесса точная копия прошлой королевы и именно поэтому Леонард так горячо и трепетно относился к ней.

- Душа моя, вы, верно, устали с дороги. – обратился король к Фелиции, - Пройдемте, я покажу Ваши покои, где Вы сможете отдохнуть. Слуги уже предупреждены и явятся по первому Вашему зову.

    Продолжая нести Алисию на руках, Леонард собирался уже было повести свою будущую супругу внутрь дворца, как остановился. Представление семьи было бы не полным, не представь он своего главного советника, в чьей преданности сомневаться не приходилось.

- Мой дорогой друг! – радостно воскликнул король, - Почему же стоишь так, словно чужой мне? Пусть не по крови, но для меня ты как сын. Пойдем с нами, чтобы ты тоже мог представиться. Не стоит и дальше оставаться на улице, когда вот-вот начнется дождь. Лучше знамения и быть не могло, не так ли?!

    Первые капли упали на белоснежные ступени. Прохладный ветерок заставил поежиться. Оставаться и дальше под открытым небом, учитывая сколь густыми и черными были тучи над головами, становилось все более и более некомфортно.

    В главном холле дворца царила идеальная тишина. Слуги, выстроившись в несколько рядов, глубоким поклоном приветствовали правящую семью и их гостью. Где-то вдали особо смелые позволили себе перешептываться, оценивая внешность будущей королевы, но стоило бросить в сторону сплетников взгляд, как те тут же замолкали.

+2

6

Именно этого момента ждал Коу. Ждал, как затаившаяся в траве змея ждёт незадачливую мышку, давая её подойти поближе. В окружении столь большего числа принцев и принцессы с королём он особенно будет незаметен и невыразителен. Впрочем, как и всегда. Мужчина внимательно смотрел за тем, как с каждым названным именем таяли притязания на трон для своих детей у новой Королевы... В этой стройной веренице таких разных и таких непохожих характеров её собственным детям будет всегда будет отведено место лишь на десятых ролях. Кажется, в её случае, даже будет лучше, если родится дочка. Хотя, впрочем, будет она таким же баловнем и любимицей как Алисия? Её не затмит никто.

Впрочем... Быть может, осознав всю тщетность возможных амбициозных планов, новая супруга короля будет спокойно довольствоваться ей отведенной ролью?

Кто она?

Какая она?

Это новая фигура на этой доске, и ещё непонятно, как она будет ходить. Представляет ли она опасность, или же ведома? Сдержана или дурно воспитана? Что скажет? Сумеет ли подать себя или попытается раствориться в тени? Сумеет ли завоевать расположение новой семьи? Всё это ему предстоит ещё узнать, но пока советник лишь позволял себе лично наблюдать за будущей Королевой с лицом, не выражавшим никаких эмоций: ровным, холодным, непроницаемым. Если она поймает его взгляд, то поймёт, что в отличие от детей Его Величества, Советник не будет столь любезен и обходителен. Лишь в рамках светского этикета.

Однако... Она красива...

Как такая молодая девица будет мириться с обществом зрелого мужчины?
Так. Стоп. Почему он вообще об этом думает?
Безусловно, пикантные подробности личной жизни во дворце - почти всегда в центре внимания. Иногда на этих слабостях можно отлично играть... Но в данном случае личная жизнь Её Величества - не первое, что должно его заботить. По крайней мере, пока...

Девочка... Эта Алисия вызывала у Советника странные эмоции. И тем, что была похожа на свою мать. И тем... Что так невинно и безмятежно смотрела на мир. Её глаза никогда не видели зла. Не знали крови, мести, голода, боли, ненависти...

"Лучше ей поскорее найти партию и уехать отсюда"...

От этих мыслей его будто пробудили слова Его Величества. Было заметно, как на мгновение сконфузился Ходжи, потом вернув себе прежнее самообладание. Он сдержанно улыбнулся, равно как улыбался почти всем во дворце, только после приглашения шагнув навстречу Фелиции. 

- Ваше Высочество, - он поклонился чете, положив руку на грудь, а потом вновь поднял голову. - Я - Советник Его Величества Хоу Коджи. Очень рад нашей встрече. Надеюсь, Вы не преминете воспользоваться моей помощью. Всегда к Вашим услугам.

Мужчина сначала смотрел на будущую Королеву, а затем посмотрел на Короля. Да, погода портилась. После чего Советник с философской усмешкой, чуть прикрыв глаза как довольный кот, отметил. - Да... В прошлый раз тоже шёл дождь...

"Вот только тучи собрались не так скоро..."

Когда всё семейство направилось внутрь, Советник не изменил себе и продолжил идти позади всех, пропустив детей его Высочества вперёд, и только после этого сам замкнул цепочку. Безусловно, Фелиция - главная новость этого и последующих дней. И это прекрасно... 

[nick]Коу Хоуджи[/nick][status]Королевский советник [/status][icon]https://i.imgur.com/Sngla4L.png[/icon]

+2

7

[icon]https://i.imgur.com/U0LTYTk.png[/icon][nick]Фелиция[/nick][status]Я — его королева, но он отнюдь не мой король.[/status]

"Делай что должно, и будь что будет", - каждый раз, когда Фелиция видела что-то приятное со стороны врага, она повторяла это утверждение, и сомнения исчезала. Все верно. Она не женщина: она солдат, ударный кулак Киссианского королевства. Если не ослабить Лиллиум, то Киссии рано или поздно придет конец: они падут под гнетом более сильного соседа. Не стоит тешить себя мыслью, что королевства объединятся и будут жить душа в душу: тут такая разница менталитетов, что при объединении их ждут вечные стычки. Стало быть, родная страна будет всегда на правах более слабого соседа, а с таких всегда вытягивают ресурсы, лучшие земли, лучших образованных людей, которые будут бежать из нищеты и разрухи. Слабую свинью загрызают собственные голодные соседи, а Киссия так географически расположена, что при расширении Лиллиуму придется ее поглощать. Стало быть, во спасение Киссии Лиллиуму нужна маленькая гражданская война. Но, конечно, первостепенная задача - нести мудрость великих богов в умы и сердца людей.

Мало кто знает, но устранение наследников всегда проще начинать с тех, кто чуть дальше в очереди на престол: в большинстве случаев их охрана хуже более высокопоставленной цели, да и, если вдруг наследники начинают умирать строго в порядке старшинства, то слишком ясно, что конкретно происходит. А еще в этом случае Киссианское королевство потеряет своего агента: не являясь матерью кого-то из принцев, со смертью короля Фелиция лишится даже призрачного влияния, и сама окажется в опасности, если кто-то из принцев решит свести счеты. Она пока понятия не имела, с кого начнут киссианские агенты, но, с кого бы ни начали, ее дело - вносить еще бОльший разлад и делиться выясненными секретами.

Все мальчики - очень разные по характеру. Возможно, кого-то из них, в конечном счете, оставят: либо в качестве марионетки, либо просто потому что неумеха-принц на троне будет гораздо полезнее Киссии, чем Лиллиуму. Пока что Фелиция сопоставляла знакомые имена с живыми людьми.

Принц Айт не жилец, просто потому что производит впечатление вменяемого наследника. Но остальные - серые лошадки. Даже заморыша нужно принимать в расчет: иногда такие серые кардиналы проявляют себя прекрасными управленцами. А грамотный хозяин на троне Лиллиума - вообще худшее, что может приключиться с Киссией. Будучи лишенными каких-то ярких талантов, они, тем не менее, прекрасно понимают, кому и какое дело надо дать, как распорядиться тем или иным дарованием, и при таком короле страна будет сильнее, чем под началом нелюдимого гения, к примеру.

Дети оказались солнечными - даже слишком теплыми для сдержанной и склонной к меланхолии дамы - а потому Фелиция старательно отвлекалась, анализируя впечатления. Как показывает жизнь, дети часто не ладят с новыми избранниками своих родителей, и не гнушаются любыми средствами, избавляясь от оных.

К счастью, среди них не нашлось ни одного мальчика, при виде которого сердце Фелиции сжалось бы: никто не напоминал ее покойного брата настолько, чтобы стало больно. Они все были им - и не им, словно воплощали его неровными одиночными мазками по холсту: то, каким он мог бы стать, то, что он любил. Чтение, бедокурство, иногда - тягу к пышущей жаром выпечке. Принц Грифит особенно напоминал его в последние дни, когда от живого и подвижного, словно галчонок, мальчика осталась лишь тень, но то лишь общий отпечаток болезни. Поцелуй духа смерти, если так угодно. Принцесса Алисия чем-то напоминала младших сестер, но то лишь общее, свойственно лишь детям такого возраста, очарование. Взгляд Фелиции зацепился за солнечные волосы, и та успокоилась.

Мачеха деликатно присела на одно колено - не касаясь им, тем не менее, брусчатки - и приняла букет.

- Благодарю, Ваше Высочество. Он прелестен, как и Вы сами, - аккуратные губы будущей королевы озарила та самая улыбка, притягательность которой складывалась из исключительной формы губ киссианских красавиц. Про обворожительные, сочные улыбки киссианок трепали все кому ни попадя: губы у них очень уж аккуратной формы, из-за чего складывается ошибочное мнение о прелести и невинности мыслей. В остальном же: наиболее вежливая реакция, что давало понять о сдержанном нраве дамы.

В следующий миг принцесса улетела вверх, и Фелиция неспешно поднялась, отряхнула подол длинной юбки незаметным жестом, вновь скромно складывая руки на уровне ребер.

- Благодарю. Мне необходимо распаковать багаж как можно быстрее: скоро обеденное время, а приличия требуют смены дорожного костюма, - Фелиция улыбнулась чуть шире, позволяя смешинкам закрасться и в глаза. Она все еще по привычке кокетничала с королем, хоть и не выходя за границы дозволенного.

Что? Почти как сын? Фелиция не нахмурилась, но позволила себе удивленно вскинуть брови: в Киссианском королевстве такие обороты были способом сказать "Это мой бастард". Конечно, она слышала о том, что король ценит своего советника, но не настолько же. Еще один сын? Тоже светловолосый, даже с перебором...

Мертвый взгляд хищника несколько застал врасплох, и Фелиция опустила алый взгляд в ложной скромности, что, на самом деле, было способом отступить и перегруппироваться.

А еще он приветствовал, почти как киссианец: поместив руку напротив сердца. Леди не рассмотрела, завел ли он вторую руку назад параллельно полу, потому что уже склонялась в традиционном поклоне. Не настолько низким, как перед Его Величеством, но с бастарда вполне хватит. Красивое лицо с очень тонкими чертами, крайне светлые волосы, маска на лице - почему же тебя прячут? Лиллиумцы не из тех, кто стыдится шрамов на лицах своих детей. Есть что-то еще?

- Какое счастье, что Его Величество окружают настолько любезные люди, - рассеянно ввернула ничего не значащую любезность будущая королева, отмечая чувственный изгиб губ советника. А ведь он намного интереснее старшего принца, о котором так много судачат дамы. Принц идет приложением к своему титулу, а вот советник очень элегантный мужчина со своим стилем и взглядом хищника. Фелиции вдруг стало любопытно, что он прячет под своей маской - она представила, как наклоняется в сторону, и под изумленными взглядами пытается заглянуть за маску, как маленькая любопытная девочка.

Холодный ветер - предвестник дождя - заставил зябко повести плечами, и королевская семья заторопилась внутрь, чтобы за спинами как можно быстрее захлопнулись двойные двери, отрезая их от непогоды. Интересно, ей приставят горничную?.. Последние годы Фелиция была вынуждена делать львиную долю работы сама: единственная пожилая служанка, оставшаяся с ними, никак не могла бы разорваться. Как приятно будет снова не разжигать очаг... простите, камин самостоятельно. Наверняка прямо сейчас слуги бережно несут ее вещи по лестнице для прислуги, чтобы не менее бережно распаковать и развесить в гардеробе. Как дико будут смотреться подаренные роскошные наряды в одном ряду с заношенными и застиранными домашними платьями! Даже интересно, как слуги примут королеву-голодранку из откровенно враждебного государства.

+2

8

[nick]Алисия[/nick][status]И вольной птицей, распахнув крыла...[/status][icon]https://i.imgur.com/PdpuTq8.png[/icon][sign]И пусть у нас различны имена,
Твоя судьба гореть, моя - расти,
Мы оба здесь, и цель у нас одна -
Прекрасней сделать мир, его спасти.
[/sign]
    Алисия сидела на руках отца и с любопытством, присущим детям её возраста, наблюдала за разговорами взрослых. Когда только пошли первые разговоры о предстоящей свадьбе, и что совсем скоро в доме появится женщина, способная стать для неё и братьев матерью – девочка была в смятении. С одной стороны, она от всего сердца желала отцу счастья, да и сама она нуждалась в материнской заботе. Служанки и нянечки, безусловно, старались компенсировать юной принцессе нехватку женщины в королевской семье, но то была лишь замена. Они не смогут устраивать с ней чаепития, не смогут посещать приемы и покупать красивые платья, чтобы потом красоваться перед другими. Нет, на такое была способна только та, что будет носить корону и сидеть рядом с отцом в тронном зале.

    Но была о оборотная сторона сверкавшей на солнце медали. До сего момента именно Алисия брала на себя роль почившей матушки. Девочка в меру своих сил заботилась о всех своих братьях и отце. Именно она робко стучалась в кабинет, где шло пятое собрание кряду, чтобы постараться упросить собравшихся сделать перерыв. Взрослые, пусть и с некоторым раздражением, соглашались, не желая навлекать на себя гнев короля за обиду его любимицы. Юная принцесса стыдилась неприятного чувства, зародившегося в её сердце – ревность. Порой, столь постыдное чувство приводило к тому, что Алисия сбегала в свою оранжерею, отказываясь от еды и каких-либо подарков, а иногда и вовсе могла слечь с температурой – врачи лишь руками разводили.

    Сейчас же, увидев Фелицию вживую, принцесса была поражена её необычайной красотой. Будущая мачеха походила на редкий цветок, который один из чиновников подарил девочке на день рождение. Красивое растение с тонкими листиками и такими же тонкими алыми лепестками – девочка дала ему имя Регина. В светлой детской головушке это имя прочно ассоциировалось с насыщенным цветом лепестков.
Принцессе не терпелось увидеть, какие наряды привезла с собой Фелиция, рисуя в своем воображении самые невероятные, на какие только была способна, фасоны и ткани. Даже захотелось тайком пробраться в комнату и подглядеть всего одним глазком, пусть такое поведение и не подобало юной леди. Да и, сидя у отца на руках, было бы крайне сложно воплотить придуманную авантюру в жизнь. Алисия изредка поглядывала на старших братьев, но каждый только улыбался и одним лишь взглядом говорил «нет, сегодня они не смогут ей помочь».

Пока королевская семья представлялась гостье, слуги, с положенным им старанием, занимались переносом багажа. И пусть каждый понимал, что каждая их оплошность тенью ляжет на плечи их любимого правителя, удержаться от ехидных и колких взглядов, при виде домашней одежды будущей королевы, не могли. Одна молоденькая служка ахнула от восхищения и не смогла удержаться от того, чтобы не выставить все перед другими горничными, как самую прекрасную и романтичную историю. Другая, недовольно хмыкнув в ответ, заметила, что с таким-то багажом даже она могла стать королевой. В комнате Фелиции почти разгорелся жаркий спор о том, кто же прав, но старшая прислуга вмиг заставила девочек замолчать – сплетни и пересуды лучше оставлять на вечернее время перед сном, когда вся работа была сделана, а благородные не могут возникнуть в любой момент за спинами сплетниц.

    Стоило массивным дверям закрыться за советником, как Леонард кивнул сыновьям, позволяя далее не сопровождать и возвращаться к своим повседневным занятиям и обязанностям. Принцы вежливо поклонились и разошлись. Разве что Мориал перед уходом не упустил шанса легонько тыкнуть сестру в носик, словно говоря «не вешай нос». Алисия хихикнула и закрыла лицо ладошками.

- Прошу, душа моя, пройдемте. – Леонард не сводил взгляда с гостьи, что пленила его ум и сердце.

    Принцесса тут же ойкнула и попыталась спуститься на пол, чтобы отец мог провести время в компании мачехи, но король был непреклонен и только рассмеялся, заметив смущение на лице дочери. Стоило придумать себе оправдание и постараться уйти, но вранье… вранье давалось Алисии с неимоверным трудом. Последней надеждой становился советник, к которому и был сейчас обращен умоляющий взгляд детских голубых глаз.

    Его Величество повел свою невесту по коридорам, стены которых были украшены полотнами известных художников. Были здесь и моменты великих сражений, и воспевание песни любви к избраннице. Отдельной гордостью, которую никто никогда не прятал, были картины, на первый взгляд неказистые – творчество тех из детей, кому рисование служило приятным хобби. В этих работах, таких разных, порой можно было угадать руку мастера, но, как известно, первое впечатление бывает обманчивым. Иногда молодые принцы развлекались, подвешивая на пустующее место что-нибудь из работ городских детей или свои собственные и с упоением наблюдали, как обитатели дворца силятся угадать автора.

    Всю дорогу, Леонард рассказывал о детях и о том, как счастлив принимать Фелицию в своем доме. Его так сильно захватывала мысль о вновь полной семье, что все вокруг резко отошло на второй план. Да, он помнил о том, что Коу желал обсудить с ним государственные вопросы. Помнил и о том, что в первую очередь королю надлежит заботиться о стране и её гражданах. Однако Леонард был всего лишь человеком, чьи желания порой могут конфликтовать со здравым смыслом.

    Уже у самых дверей, отец наконец-таки выпустил дочь из рук, позволив самостоятельно встать на ноги. Та тут же поклонилась всем присутствующим и, поправив едва помятый подол длинной юбки, произнесла:

- До скорой встречи, Отец, господин Коу Хоуджи. Была рада познакомится с Вами, леди Фелиция.

    После этих слов, девочка сделала элегантный реверанс и медленно, как и предписывалось леди благородных кровей, зашагала дальше по коридору. Чем дальше принцесса удалялась от взрослых, тем быстрее становился шаг. В какой-то момент, еще до того, как скрыться за поворотом, Алисия подобрала юбки и рванула со всех ног в собственную комнату, где, заперев дверь на маленький ключик, с воодушевлением подбежала к большому зеркалу.

    Само собой, углядеть сходство с мачехой, девочке не удалось, зато все оставшееся до трапезы время, принцесса посвятила оттачиванию приветствия, которое изобразила чужестранка. Юной леди хотелось произвести наиболее приятное впечатление на свою будущую родственницу и подобный жест, показался наиболее уместным.

    Леонард же, поцеловав руку обворожительной Фелиции, наконец смог отпустить девушку. Стоило двери в комнату закрыться, как король вернул себе привычно серьезное выражение лица. Обернувшись к Коу, мужчина жестом предложил проследовать в рабочий кабинет и заняться делами, а заодно услышать, что же советник думает о гостье.

+2

9

[icon]https://i.imgur.com/U0LTYTk.png[/icon][nick]Фелиция[/nick][status]Я — его королева, но он отнюдь не мой король.[/status]

Предстояло освоиться в здешней политической игре: пожалуй, самое трудное во дворце. Наследников огромное количество, и будет странно, если они совсем никак не конфликтуют - скорее всего, у каждого из них есть своя незримая партия, а еще ведь принцесса, сам король, а еще есть представители знати, и прочее, и прочее...

Сначала всегда наблюдать. Обычно то, как к тебе относится хозяйка дома, находит свое отражение в поведении прислуги. Если вокруг тебя хлопочут с добродушными улыбками и окружают нежностью что твоя бабушка - значит, хозяйка тебе благоволит. И наоборот: если прислуга делает мелкие гадости, прислуживает с едва заметной неохотой, и, в целом, что-то не так - к гадалке не ходи, рады расстараться перед все той же хозяйкой. Когда матушка перестала быть вхожа в высокие дома, первое время ей именно так давали понять, что больше не рады. А еще ей приходилось каждый раз терпеть столь ненавистный ей чай с гибискусом, когда посещала чаепития принцессы Евгении - даже до всех этих событий.

И чего стоили только те подаренные драгоценности: множество отборных жемчужин угольного цвета, обвивающих носящую, как ошейник, в середине - вырезанный на цельном нефрите герб ее родного дома, встающая на дыбы кобыла. Черный - один из цветов дома Фелиции, разумеется. Отец всегда находил это символичным: старый и новый дом сплетаюстя воедино. А Фелиция всегда находила его идиотом, учитывая, что папа сокрушил дворянский дом матери, прежде чем жениться на ней. Матушка не могла не носить подарок принцессы, и была вынуждена втискиваться в этот ошейник со слезами на глазах. Пожалуй, одно из немногих светлых пятен нищеты - им пришлось продать ожерелье, чтобы расплатиться с налоговыми отягощениями.

Пока Леонард вел новую пассию по коридорам дворца - излишне светлого, от такого количества ярких деталей и чрезмерной открытости пространства леди хотелось покинуть залы как можно быстрее. Лиллиумский внутренний стиль архитектуры Фелиция решительно не понимала: ей был больше по душе бархатный полумрак, древесные цвета.

И, конечно же, будущий супруг не выпускал свою пуговку-принцессу. Вот ее стоит опасаться, возможно, даже больше принцев: мальчики обычно неохотно воюют с красивыми дамами, а принцы еще и сильно старше возможных будущих детей Фелиции. А вот дочери - отдельная песня. Все та же незабвенная принцесса Евгения обвинила родную мать в жестоком обращении - не на публику, конечно же, однако слухи были. У королевы оказалось алиби, однако принцесса на том не остановилась, снедаемая ревностью в отношении отца, посему и оказалась лишена языка и сослана в дальний дворец. Фелиции победа в такой партии не светит: киссианская королева - мать наследников, и те к ней привязаны. А потому у короля был выбор: лишиться дочери, или оказаться в глубоком конфликте со всеми наследниками, а потому либо убивать всех принцев, либо рисковать быть свергнутым. Он выбрал разумно. А у Фелиции нет такой сильной позиции, как у королевы.

Оставалось надеяться, что принцесса Алисия и ее партия будут играть более топорно, чем в свое время исполняла киссианская принцесса. Как и советники короля, как и представители знати... Ох, вряд ли: возможно, здесь то же придворное кубло, только в лучах света.

- Государь мой, Ваш дом столь же прекрасен, сколь и Ваши чудесные дети, - Фелиция подарила будущему мужу еще одну светлую улыбку. Сама она находила Леонарда далеко не в своем вкусе: ее раздражали бороды, в прямом и переносном смысле - даже от поцелуев в щеку нежная кожа слегка краснела. К счастью, у ее родственников почти никогда не было даже щетины: в их стране мужчинам принято выскабливать кожу на лице чуть ли не до блеска. Ей нравились красивые мужчины, а монументальные чуток потрепанные воители - совсем не цепляли сердце. К счастью, своим отношением Леонард компенсировал все эти недочеты, и Фелиция была готова милостиво закрыть глаза и на внешность, и на возраст.

Принцесса, похоже, избрала себе амплуа услужливой невинности. Гадство, вот поганка: зубы Фелиции едва не скрипнули. Такие как раз въют веревки из отцов, что же с ней делать?.. Ах, неправильный вопрос: что же с Фелицией делать будет она?

- Я была счастлива познакомиться с Вами, принцесса. Вы настоящая красавица, и так прекрасно воспитаны. Воистину, хорошая дочь - драгоценность в короне родителей, - не поскупилась на комплименты Фелиция, и низко склонилась в почтительном поклоне. Все верно: Алисия пока что значительно выше по статусу. Фелиция же само смирение: глаза скрыты под длинными ресницами, длинные темные пряди чуть выбились вниз - из-под шляпки, из прически. Тоже любопытная деталь: ни одна горничная не потрудилась принять шляпу новой госпожи, хотя в помещении киссианки не носят таких аксессуаров.

Фелиция посмотрела вслед принцессе, которая едва сдерживалась, чтобы не перейти на бег тут же, и вновь вернула все внимание будущему супругу. Принцесса Алисия красива, как фарфоровая куколка, но сравнивать их было бы странно: они - воплощение двух разных сторон света как внешне, так и по менталитету. Алисия будет яркой нордической принцессой, Фелиция же - обворожительная киссианка, они априори разные. Алисия играет роль открытой наивной дурочки, Фелиция показывает себя воплощением сдержанности. У Фелиции один шанс выиграть: на публике сблизиться с принцессой больше, чем со всеми остальными. Держи врагов наиболее близко, и не буди спящую собаку: пусть Алисия и дальше видит, что все внимание ей, и ничего не изменилось.

Комнаты будущей королевы состояли из прихожей, гостиной. Фелиция встала посреди гостиной, по-хозяйски снимая ажурные перчатки. В приоткрытые двойные двери виднелся кусочек кровати с распахнутым у ее подножья дорожным саквояжем, из которого бережно извлекались одна за одной бутылочки, баночки, коробочки с пудрой, кисточками, флаконы духов... Судя по пустому зеву дорожных сундуков, наряды уже разложены.

Леди обвела взглядом колченогий диванчик, на котором явно смогут спать фрейлины во время ночных дежурств, отметила гигантские окна в львиную долю стены - как, наверное, зимой здесь холодно - и остановилась на небольшой неприметной дверце. Наверняка это комнатка для фрейлин. Хм. В Киссии покои были бы больше, но там дамы в принципе склонны почти все время проводить у себя, потому у них могут быть еще музыкальная комната, комната для рукоделия, еще несколько гостиных, своя библиотека и даже свой отдельный сад. Вряд ли Леонард стал бы унижать свою даму, предлагая ей преступно маленькие покои - очевидно, предполагается, что леди будет либо использовать гостиную, либо посещать общие комнаты.

Еще одно неприятное открытие: фрейлины ей были не положены. Ни одной. Понятно, что не все пожелают приблизить к королеве в лохмотьях своих жен, дочерей, сестер, но чтобы ни одной дамы не нашлось! Возможно, Леонард посчитал, что Фелиция наберет своих подруг самостоятельно? Ошибка: фрейлины королевы - не подруги, а скорее представительницы семей, кои благоволят ей, и которым королева оказывает покровительство. Ну и иногда - заложницы.

Горничные прилежно склонили головы, однако Фелицию интересовало не это: она быстро проскочила к гардеробу, оценила то, как дамы развесили ее одежду, затем внимательно осмотрела туалетный столик. Поджала губы: плохо. Им следовало скрыть на дальних вешалках то, что уже износилось, а дешевую косметику попытаться заставить флаконами поярче и поновее, а то и вовсе убрать в выдвижной ящичек. То же самое с драгоценностями: то, что попроще - зарыть в самый низ или убрать отдельно, спрятав шкатулку в ящичек. На языке дворца это означало, что принцесса Алисия не преминула ткнуть мачеху носом в нищету, унизить. О, такая маленькая куколка, а уже такая ведьмочка: изящно, но доходчиво, что и говорить. Леонард либо последний идиот, либо сам не хочет давать новой пассии слишком сильные позиции.

- Мы желаем ванну погорячее, - наконец произнесла леди Фелиция, решив, что вполне может начать примерять на себя августейшее обращение наедине со служанками. Заодно, если служанки докладываются Алисии, та наверняка не преминет уколоть мачеху за обедом, сим себя и выдаст.

Конечно, днем настолько расслабляться было неуместно, однако леди все еще наслаждалась тем, что может отмокать в горячей воде сколько пожелает. Именно в горячей и чистой, а не чуть теплой, с мыльными хлопьями после предыдущего члена семьи.

В дальнем углу спальни открылась фальшпанель, ведущая в уборную: ну правильно, королевы не ходят по-большому, а потому ее ванная комната скрыта от чужих глаз. Пока девушки сновали с дымящимися ведрами, Фелиция выбирала наряд, а после - заставила наглаживать свой махровый халат утюгом, чтобы сразу после ванны скользнуть в нагретую ткань.

- Мы желаем выбрать драгоценности. Принесите нам флакон духов, вон тех, с пушистым бантом. Ах, душенька, желаем винограда: кормите нас, как шахиню! Душенька, снимайте с нас эти заколки: не в тон, не видите? Ах, на нашей коже осталось неприпудренное пятно, и оно сияет что полная луна на небосводе: извольте исправить.

Несчастные горничные, вынужденные исполнять не самую легкую работу фрейлин (попробуйте-ка накрасить человека с иноземными чертами лица так, чтобы все выглядело естественно!), тем не менее, не жаловались. В конечном счете Фелиция посетовала, что ей понадобится кто-то более сведущий, после чего опытными движениями сняла пудру, и принялась наводить марафет самостоятельно, не забывая вздыхать по этому поводу. Даже фрейлины не сумели бы проделать это с первого раза, но посыл был ясен: Фелиция недвусмысленно давала понять, что желает набирать придворных дам.

Отредактировано Лейв (21-02-2024 22:42:10)

+2

10

Советник видел этот умоляющий взгляд... Но ничего не ответил, продолжая хранить невозмутимое выражения лица. Она смотрела на него так же. Словно немой укор и воспоминание из прошлого. И в его сердце вновь разыгрались противоречивые чувства. Ужасное ощущение: словно тебя рвёт надвое. Одна сторона хотела завершить начатое, вторая - словно брошенная супруга, валяющаяся в ногах непреклонного мужа, вновь или навсегда уходящего к новой избраннице, просила остановиться.

Достаточно. Он всегда потакал ей. Пожалуй, сегодня снова уступит. Но немного. Если это её не удовлетворит... Что же, быть посему. 

Тем более, что появилась та, кто затмила её.

За всё время процессии Советник не обращал внимания ни на картины, ни на убранство замка. Теперь, несмотря на изобилие света, в его душе было темно. И в этих сумерках яркое пятно невольно привлекало к себе внимание. Главное, чтобы это пятно не стало тем самым огнём, на которое летят мотыльки...

Коу вежливой тенью следовал за ними, наблюдая за этой всеобщей радостью, но ощущая при этом себя совершенно лишним. Он явно лишний на этом празднике жизни. "Как будто когда-то было иначе". Бастард не ровня законному наследнику, выпрыгни он хоть из штанов в попытках заслужить милость. Не был и никогда не будет. Таков закон. Поэтому он так устал выдавливать из себя благость и радость, когда его сердце было покрыто тонкой корочкой льда. И единственное, чего он сейчас хотел - устраниться от этого и отдохнуть в делах и безмолвии своего кабинета. Чем больше проходило времени, тем больше времени он углублялся в работу, становясь всё более нелюдимым и отчуждённым. Безусловно, прикрываясь всегда вежливой, но объективной причиной - после того покушения у него частенько случались приступы лютой мигрени. Раньше они были редки, но теперь стали становиться чаще.

- До скорой встречи, Ваше Величество, - отвечает он так же, как и всегда, чувствуя, как сердце всё-же успокоилось с того раза. И к нему вернулась вновь чувство умиротворяющей прохлады. Именно с таким настроем он собирался перейти к своим планам. После чего поклоном попрощался и с Королевой. Вопрос о будущей супруге Фелиции несколько озадачил Коу. Было видно, как он погрузился в свои мысли, пытаясь описать свои ощущения и понять характер киссианки, но тот почему-то словно ускользал от него...
Словно он оказался в длинном тёмном коридоре с кучей дверей, но даже для него, королевского Советника, нужная дверь словно не хотела отыскиваться.

И голова. Как резко у него заболела голова, что Хоуджи невольно приложил ладонь к открытой части своего лица. Опять. Острый приступ. Как невовремя...

Как же так... За время жизни во дворце он достаточно поднатарел в интригах, чтобы понимать и предвидеть скрытые намерения других. Но к этой двери все его отмычки словно не подходили. Она ни в чём не обнаружила себя сейчас.

- Её Высочество безукоризненна, - отвечает мужчина, констатируя очевидность, сдерживая желание сделать ей комплимент и выразить свое мнение хочет мужчина в обществе другого мужчины. Другого, но только не её супруга. Поэтому ему надо прикусить язык и не выдать то, что она его даже.. заинтриговала. - У неё превосходное воспитание.

Улыбка, словно он гордится выбором своего Короля. Однако под носом заалела красная струйка крови. Она сбежала так незаметно, лишь оставляя на коже влажный тёплый след. Иногда у него шла кровь носом.

Одновременно вовремя. И абсолютно невовремя. Не в тот момент, когда он разговаривает с Его Высочеством. Хоуджи невозмутим, как гвардеец на посту, но чувствует, как кровь медленно течет вниз под собственной тяжестью, но пока ещё никак не перевалит контур, очерчивающий верхнюю губу.

[nick]Коу Хоуджи[/nick][status]Королевский советник [/status][icon]https://i.imgur.com/Sngla4L.png[/icon]

+2

11

[nick]Сказочник[/nick][status]Тени помнят, как все было на самом деле...[/status][icon]https://i.imgur.com/aNMphNV.png[/icon]
    Служанки замерли, выпрямившись подобно игрушечным солдатикам, стоило только Фелиции начать отдавать приказы. Переглянувшись между собой, девушки поспешили исполнить желание гостьи. Каждая из прислуги в комнате, чувствовала себя неуютно, но не подавали виду. Не в их положении ставить под вопрос решения вышестоящих, а в отношении данной особы распоряжения были более чем кристально ясными – Фелиция не должна ни в чем нуждаться ни днем, ни ночью. Любая прихоть должна была быть исполнена сиюминутно. И ладно, если бы подобное было сказано старшими горничными или управляющим. Нет, лично Леонард спустился к служанкам, озвучив все вышеназванное. Перечить королю все равно, что выступать против урагана или наводнения – в результате лишь себе навредишь.

    Пока одни занимались ванной, а после и мытьем благородной особы, оставшиеся суетились в комнате, наглаживая тяжеленным утюгом махровый халат. Каждая старалась угодить гостье. Лишь одна девушка, переволновавшись, совсем чуть-чуть посмела дернуть Фелицию за волосы. Осознав, какой проступок совершила, служанка, рухнув на пол, стала вымаливать прощение. Страх заставил остальных более тщательно выполнять свои обязанности, но и в то же время посматривать, что случится с провинившейся. Благо неприятность произошла уже под конец принятия ванны и можно было надеяться на то, что госпожа сейчас пребывала в более добром расположении духа.

    Новый приказ, и вот уже девочки несут лучшие украшения. Каждая с отдельной раскрытой коробочкой, выстроившись так, чтобы Фелиция могла оценить и выбрать то, что будет близко её сердцу. Были здесь и тяжелые комплекты из золота с большими ограненными камнями разной формы. Сапфир в форме сердца размером с кулак гостьи, алмазный цветок почти того же размера, в оправе из белоснежного серебра. Рубиновое колье и вовсе хвастало не одним и не двумя, а сразу семью, выполненными под фазы луны. Были здесь и более изящные украшения, чья утонченность и изящество могли поспорить с паучьей работой. Тонкие невесомые оправы из благородных металлов и россыпь камней, часть из которых, выглядевших прекрасно и необычно, были не знакомы Фелиции. Леонард специально искал купцов из далеких стран, чтобы те предоставили свои лучшие и самые редкие товары.

    И если с украшениями и духами вопрос был прост, то вот с последней просьбы служанки впали в ступор. Они могли накрасить знатную леди, да вот беда… все их попытки сейчас были тщетны. Лицо киссианки словно из вредности не хотело подчиняться устоям королевства. Пудра ложилась не так, портив облик гостьи, от чего некоторые из девочек были готовы вот-вот разреветься.

    Моментально положив на столик все кисточки, флакончики и баночки, служанки с поникшими головами отошли в сторону, поглядывая на то, как Фелиция выполняла их работу. Подобное сильно попахивало в лучшем случае выговором, но кто знает… быть может будущая королева проявит милость. В любом случае о пожеланиях госпожи следовало доложить управляющему, чтобы впредь не допускать таких промахов. Хотя, где же в стране найти тех, кто сможет справится со столь деликатной задачей?

    Король негромко рассмеялся и похлопал Коу по плечу, соглашаясь с выводами, к которым тот пришел. Это должен был быть обычный диалог, подобных которому было бесчисленное количество, если бы только не алая струйка крови… Советник мог заметить, как всего на краткий миг лицо короля изменилось. Из наполненного искрой жизни оно стало мертвенно бледным. Пристальный немигающий взгляд стеклянных глаз дохлой рыбы уставился на лицо советника. Верхняя губа едва заметно подрагивала, словно перед мужчиной стоял голодный пес.

    Наваждение пропало так же внезапно, как и появилось. Леонард все так же улыбался, уводя Коу Хоуджи по коридору и рассказывая о том, какие замечательные изменения ожидают дворец в ближайшее время.

- … Раз даже ты столь высокого мнения о Фелиции, то мне не о чем волноваться. – продолжал довольный правитель, - Учитывая, насколько ты бываешь нелюдим, я несколько переживал. Все-таки второго такого советника в мире не найти, но и от любви я отказываться не намерен. Но раз я не слышу в твоем голосе настороженности, значит, все в порядке.

    В глазах правителя, Хоуджи был тем человеком, чье чутье без преувеличения можно было назвать идеальным. Его проницательность в государственных делах позволяла держать аристократов в узде, а при необходимости обращать их гнев себе на пользу.

- Кстати, тот… важный вопрос, который ты хотел со мной обсудить. Если он настолько важен, то можем обговорить его сейчас, пока есть время. После трапезы, я собирался выслушать пожелания Фелиции по поводу её проживания здесь, а завтра показать замок и его окрестности. Боюсь, что все это займет весь день, и я не смогу уделить тебе достаточно времени.

+2

12

[icon]https://i.imgur.com/U0LTYTk.png[/icon][nick]Фелиция[/nick][status]Я — его королева, но он отнюдь не мой король.[/status]

Ей специально послали неумех? Вряд ли служанка столь топорно выслуживается перед принцессой Алисией: дергать за волосы будущую королеву уже достаточно рискованно. Хотя - возможно, Фелиция просто переоценивает интеллект и тонкость своих соперников?

- Дорогая, держите себя в руках, и впредь постарайтесь не лишать меня прядей, - равнодушно произнесла Фелиция, досадливо поморщившись. От неожиданности девушка даже потеряла обращение "мы".

Она, определенно, проведет разделение: горничные - это горничные, а фрейлины - это фрейлины. При киссианском дворе знать почитала за честь приставить своих дам к королеве: ближе к влиянию, а также - к самым интересным женихам. Нередко королева или принцесса оказывали протекцию, и помогали выдавать фрейлин или их дочерей замуж. Прислуживать королеве никогда не было зазорно, тем более, фрейлины не делали грязную работу: помогали с прической, деталями туалета, украшениями, макияжем. Скрашивали досуг совместным чтением святых книг, вышиванием, пением и игрой на музыкальных инструментов - словом, убивали время, как могли. В перерывах вели задушевные беседы с подтекстом, плели интриги, делили влияние - словом, не отставали от мужей.

Закончив с макияжем, леди Фелиция извлекла шкатулки и коробочки, привезенные с собой, и тщательно перебрала их в раздумьях. Наконец, она остановилась на черно-серебристом наборе с вкраплениями красного: цвета ее дома. В коробочках на бархатных подушечках возлежали украшения в киссианском стиле. Для принцессы Алисии - длинная заколка, втыкаемая в волосы: серебряная, с рубинами и черными алмазами на самом верху конструкции. Для принцев и короля - элегантные запонки из серебра с рубинами и черными алмазами. Нельзя не сделать ответный дар новым родственникам - глаза сами нашли букет Алисии, уже водруженный в вазу на самом видном месте. А еще им так будет удобнее демонстрировать расположение в сторону новой мачехи: если кто-то перед встречей надел подарок Фелиции, значит, сегодня благоволит ей. Это же будут видеть придворные и делать выводы. Немного помедлив, леди Фелиция извлекла запасные запонки, прославляя свою предусмотрительность - для Коу. Конечно, она заказывала больше на случай, если вдруг потеряет или как-то сломает одну из пар запонок, но все же.

Затем настал черед платья. Леди Фелиция указана на одежду в сравнительно общем для двух держав стиле: не кимоно, а именно платье. С пышными объемными юбками, тяжелое - из тех, что обожает королева киссианская, но ненавидит добрая доля придворных дам: танцевать в этом тяжело физически, а отказать больше двух раз подряд неприлично. Будь в доме принцесса взрослого возраста или королева-мать, Фелиция ориеонтировалась бы на их предпочтения, и одевалась в том же стиле, чтобы смотреться уместно. Однако в данной ситуации именно она в будущем будет задавать тон придворным тенденциям.

Леди зашла за ширму, где отринула халат, и влетела в легкую исподнюю рубашку, панталончики, остов, сверху - нижнюю юбку, самую легкую, скорее исполняющую роль нижнего белья. Затем - еще одну, из темного легкого шелка. Затем следовало затянуть корсет, и надеть сам лиф платья с ниспадающим (а также обрамляющим темную юбку) алым подолом, и серебристой вышивкой по краям. Сама по себе ткань достаточно легкая, даже прохладная, однако сама конструкция весила немало - в частности, за счет твердого остова юбки из китового уса, благодаря которому пышность платья контрастировала с тонкостью стиснутой талии. Тугой корсет не добавлял ни оптимизма, ни аппетита: вот и секрет особой диеты, к слову говоря. Попробуйте запихнуть в себя большую порцию, когда даже объемный глоток воздуха вызывает страдания и ту самую аристократичную бледность. Дурак Леонард частенько сравнивал ее с эфемерным полупрозрачным созданием - немудрено, учитывая, сколько раз она была в полушаге от обморока.

- Тяните же, что вы медлите, - прикрикнула леди, показавшись из-за ширмы, и привычно оперевшись на спинку кровати. Ее служанкам недоставало смелости и опыта: возможно, они просто боялись задушить хозяйку.

- Он должен быть не просто зашнурован, а сведен по краям. Не бойтесь, если я начну задыхаться, то успею распороть, - соврала Фелиция. Еще ни одна аристократка на ее памяти не осмелилась освободить себя из плена одеяний, ибо лучше упасть в благородный обморок, нежели продемонстрировать исподнее.

Покончив с платьем, леди неспешно доплыла до туалетного столика, поправила прическу, и выбрала роскошный цветочный гарнитур в тонах дома жениха. Небольшое декольте и общая скромность шитья платья подчеркивали наличие украшений, пусть несколько выбивающихся из общей гаммы наряда. Золото, лилия, горный хрусталь. От лилий у Фелиции болит голова: надоедливый цветок, да еще такой уродливой продолговатой формы, но что поделать, теперь это и ее символ тоже.

Дамы помогли надеть длинные, выше локтей, перчатки из темного ажура, потом - более подходящие чулки и туфли. Фелиция спешно затолкала платок в кармашек - пригодится, вместе с нюхательными солями - а затем выпрямилась, скрестила руки напротив шнуровки корсета, и придирчиво взглянула в зеркало. Из темных глубин смотрела бледная девушка в дорогих шелках и драгоценностях, с горящими решимостью рубиновыми глазами. И взгляд этот не сулил для королевской семьи ничего хорошего.

- Берите поднос с подарками, душенька, и отправляемся в гостиную, - велела будущая королева. Им следовало дождаться приглашения и сопровождающего, а до того момента Фелиция собиралась коротать время за шитьем. Она не успела закончить платки с вышитыми гербами, но активно наверстывала сейчас. Ее наряд носил явление еще и символическое: он был столь чудовищен и для званых обедов, и для танцев, что надеть его можно было либо от большой любви, либо от большого страха. Пусть служит индикатором: как только дворянство начнет втискивать своих жен и дочерей в это орудие пыток, значит, можно себя поздравить, ибо первая веха пройдена.

- Его Величество очень щедр, и побладает тонким вкусом, - спохватившись, похвалила вкус короля Фелиция, и коснулась кончиками пальцев прекрасного колье. Интересно, о чем думает горничная: она-то видела старые платья, и наверняка правильно предполагает, что и приличные наряды, и роскошные драгоценности оплачены из казны Лиллиума. А у королевы-голодранки и приданого нет - того, без чего даже крестьянке замуж выйти тяжело. Интересно, что же предпримет дальше принцесса Алисия и ее братья?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » В голове его лишь замки.