Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Сплетая сети серебра [Разноцвет 1052 года]


Сплетая сети серебра [Разноцвет 1052 года]

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

https://i.pinimg.com/564x/98/83/7a/98837a6ddeedaead10c1daa556353d1c.jpg

Локация: Где-то в нагорьях южнее Андерила

Действующие лица: Сванвейг, Джетрииль

+3

2

Мерный цокот копыт о камень тракта навевал дремоту, и ни созерцание проплывающих за окном пейзажей, ни периодически подпрыгивающие на редких ухабах колёса не могли развеять наваждения дремоты. Пожалуй, в том стоило в равной мере винить и жару: казалось, мир застыл, позволяя летнему солнцу бесконечно изливать свою горячую любовь этой бренной земле, иссушая почву и прибивая несчастных существ на поверхности незримым кузнечным молотом. И лишь бесчисленные цикады упивались этим жаром, стрекоча на сотню голосов в траве и придорожных кустах.

Сейчас бы в небо…

   …но нельзя. Слишком близко цивилизованные земли: то тут, то там виднелись возделанные поля, и сквозь рощицы порой проглядывали далёкие домики деревень. Впрочем, это пустяк. Куда важнее, что при всём желании она не сможет объяснить своим попутчикам, куда же понадобилось госпоже послу пропасть на часик-иной – и уж тем более, как она появиться из придорожных кустов много миль вперёд от точки расставания. Нет, нет, и ещё раз нет!

   А значит, оставалось терпеть.

   - В такую жару, самое то пожевать облепихи, - вдруг выдал сидящий напротив драконицы юноша в накидке с гербом короны и зажатыми меж колен ножнами. Сванвейг покосилась на него, отвлекаясь от созерцания идиллических пейзажей: терпевший все невзгоды во время миссии, молодой гвардеец короля неукоснительно соблюдал все требования, и в жару не снимая плотного, душного поддоспешника и «лёгкого» - на деле, достаточно увесистого – доспеха, однако в пути, наконец, позволил себе некую уступку в пользу комфорта. Почти безупречный воин… На параде. Интересно, каков он в бою?
   - Близ Весвольда, на скалах, её в изобилии, - продолжил тот, явно ободрённый вниманием королевского посла, - Кинул ягодку-две – и вроде уж не так пить хочется…
   - Слушай, Геретан, - вздохнула Сванвейг, с тоской глядя на почти идеально безоблачное – где-то в бесконечной лазурной пучине пара тончайших пёрышек, на немыслимой даже для её рода высоте – небо, в поисках хоть какой-то надежды на отдых, - Вот артефакторы придумали эту чудо-флягу, с ведро вместимостью. Чего им стоило сделать так, чтобы в ней вода оставалась прохладной, как в погребе?

   Юный гвардеец лишь смущённо улыбнулся, покачав головой. Однако, его товарищ – драконица так и не запомнила его имени, - сочувственно пробасил:
   - До следующей деревни часа два пути, госпожа королевский посол. Лошади на такой жаре тоже млеют.

   Девушка чуть кивнула, бросив очередной тоскливый взгляд на небеса. По такой погоде даже летать тяжело, справедливости ради. Одно утешение – подымающиеся от земли тёплые потоки, на которых одно удовольствие планировать. Но взлетать в такой штиль, ощущая каждой чешуйкой жар снаружи и жар внутри – отвратно. Лучше уж долгие дни путешествия на корабле, окружённой враждебной стихией: в отличие от многих своих сородичей, Сванвейг не питала беспочвенного страха перед морскими просторами, относясь к солёным водам с осторожностью, но и с некоторым уважением.

   Дрёму разбил изумлённый крик возницы, за которым вскоре последовало истошное ржание напуганных лошадей. Драконица вскинулась; однако ей не удалось опередить своих спутников. Геретан уже распахнул дверь экипажа, спрыгивая на землю, когда как его напарник, упреждая движение девушки, крепко схватил её за плечо.
   - Оставайтесь внутри, госпожа Сванвейг!

   Гневно полыхнул янтарь глаз – кому из них ещё пристало кого защищать!? Однако, если то были простые бандиты… Посол, поджав губы, повиновалась – и мужчина выскочил из кареты, обнажая свой клинок. Драконице же оставалось лишь наблюдать за полем сражения через окна. Безумно ржали лошади, словно напуганные донельзя – и это смущало больше всего. Чего они так боятся? Несчастные животные ни за что бы не отреагировали так на простых людей. Какой-то обезумевший от жары хищник…?

   А затем, она увидела.

   Три гигантских паука неспешно приближались к карете. Она видела таких существ раньше, в Альянсе – четыре пары сегментированных лапок, блестящие чёрные глазки, словно сделанные из обсидиана, и огромные, внушающие ужас жвалы. Словно кому-то пришла в голову дурная фантазия взять обычного домового паучка – трудягу, оберегающего дом от комаров и мух – и раздуть его до размеров лошади.
- Поворачивай! Увози посла! – доносились крики гвардейцев. Однако, обезумевшие животные напрочь отказывались повиноваться поводьям возницы, мечась из стороны в сторону и раскачивая повозку. Оставалось лишь принимать бой: безнадёжный для этих двоих.

   Если бы не одно большое и чешуйчатое «но».

   Снаружи, если не считать неожиданных гостей, было чуточку полегче. Три человека, да в узкой кабинке – однозначно, это приносило свою лепту в общий дискомфорт. Дверца мягко хлопнула за спиной, а Сванвейг уже быстрым шагом отходила от кареты: не хватало только разнести несчастную повозку.
Она поймала один взгляд старшего воина – удивлённый, и раздосадованный. Он хотел что-то ей высказать, что-то потребовать – прежде чем удалился куда-то вперёд и чуть вдаль, став таким маленьким перед её истинной формой.
   «В стороны!» - недвусмысленно сообщила своим спутникам драконица. А затем вдохнула, приготовившись излить на мерзких насекомых пламя.

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]

Отредактировано Сванвейг (08-08-2023 00:55:11)

+2

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/525024.png[/icon]
Всегда лучше и приятнее путешествовать налегке. Так можно быть уверенным, что тебя не ограбят, а поклажа не станет тем самым камнем, утягивающим на дно в критической ситуации. Конечно, никто не запрещает бросить вещи, но тогда какой вообще смысл их тащить? Все эти повозки, экипажи и телеги были для Джет скорее необходимым средством передвижения, будучи в человеческой форме. За все долгие годы своей жизни, Джетрииль так и не смогла выкроить времени, чтобы обучиться верховой езде, хотя были и возможности, и учителя. С другой стороны - лошадь в карман не положишь, её содержание требовало немалых вложений, да и шанс, что копытное помрет от страха был далеко не иллюзорным. Вот и приходилось пользоваться самым лучшим, самым приятным и безопасным транспортом – своими крыльями.
Правда последнее время погода днем стояла настолько жаркая, что мясо можно было готовить буквально на голых камнях. Да и черный цвет чешуи не добавлял палящему светилу баллов, а идти ножками по-прежнему не хотелось. Пришлось несколько подкорректировать планы и передвигаться в темное время суток и отсыпаться днем. Рискованно, конечно, но на помощь приходило провиденье. И пусть какой-нибудь дилетант мог сказать, что данный способ можно сравнить с броском монетки, сама Джетрииль пользовалась им вполне успешно. К слову, о шкворчащем на камне мясе…

Солнце уже лениво выглядывало из-за горизонта, обещая еще один жаркий день. Пока же этого не произошло, небольшая группка козлов мерно щипала травку. Самый обычный день, с самыми простыми радостями жизни в самом обычном месте на карте… а потом с неба рухнула черная тень и окрестности залило истошным предсмертным воплем рогатого животного, которому уже перебило спину, а в следующий миг оборвался и крик – трудно кричать с оторванной глоткой.
Широко расправив крылья и заразительно потянувшись, черная драконица довольно заурчала. Свежий завтрак залог прекрасного дня, а потому, подцепив добычу лапой, Джетрииль отлетела от полянки на возвышенность. Росшее там раскидистое дерево давало много тени, и расположившись под ним можно было приступить к трапезе.

Покончив с большей частью туши, драконица растянулась на траве и лениво жевала кость с копытом, что так приятно хрустела на зубах. Стоило вздремнуть часок -другой, но место было крайне неподходящим – открытым со всех сторон, да еще и не так далеко от дороги. Но как же не хотелось вставать и переползать куда-то еще…

В этой мысленной борьбе Джетрииль и застал проезжающий по тракту экипаж. Который драконица могла и не заметить, если бы не громкое напуганное ржание лошадей и крики людей. Обернувшись через плечо, черная посмотрела в сторону источника шума, а затем чуть в сторону. Три огромных паука выползли на завтрак и она, только что легко перекусившая, не могла их за это осуждать. Только перелегла, чтобы было удобнее наблюдать. Не каждый же день выпадает возможность лицезреть такое зрелище, да еще и практически в первых рядах. Кость в пасти хрустнула – слишком сильно сжались челюсти, копытце не выдержало и лопнуло. Сплюнув обломки на землю, Джет принялась за вторую ногу, в надежде что копыт хватит до окончания паучьего банкета.

Все шло хорошо, если бы не одно, но… одно алое «но», возникшее будто из ниоткуда и заставившее слишком быстро перекусить лакомство. При всей своей нелюбви вмешиваться в чужие дела, отвернуться от сородича все еще оставалось крайне трудно. Можно было сколь угодно долго рассуждать о том, что дракону, в общем и целом, помощь в сражениях требовалась редко, численный перевес со стороны противника всегда являлся проблемой. Ты не можешь одновременно следить за всеми – глаз столько нету, а наблюдение того, как завтракают собратом точно подпортило бы настроение.
Тяжело вздохнув, огнекрылая поднялась на лапы и, оттолкнувшись посильнее и поймав восходящий поток воздуха, поднялась в воздух. Выбрав целью самого дальнего от дороги паука, Джет спикировала вниз. С громким хлопком крылья распахнулись вновь ближе к земле, а из пасти на спину восьминогой мерзости вырвалась струя огня.

Отредактировано Джетрииль (09-08-2023 03:05:15)

+2

4

[status]Кипящая кровь[/status][icon]https://i.imgur.com/Nstgy1l.jpg[/icon][sign]Когда небо горит огнем,
Когда мы утопаем в нем;
Когда среди огромных стен
Места нет для других систем...
[/sign]Воины замерли в шоке лишь на мгновение – сказывалась выучка настоящих гвардейцев – однако, даже этого мгновения хватило, чтобы нарушить планы драконицы. У неё имелась прекрасная возможность окатить струёй пламени сразу нескольких арахнидов, однако теперь это бы стоило серьёзных ожогов, если не жизни, двум солдатам, что поклялись защищать королевского посла в любой беде. Сванвейг немалым усилием подавила клокочущий в груди жар, загоняя его вглубть, откладывая до последнего момента, прежде чем рвануться вперёд, меж двух горе-защитников. Что-то – скорее всего, гербовая накидка Геретана – зацепилось за чешую, едва ощутимо утягивая в сторону, и разум чешуйчатой буквально взорвался самыми красочными образами, как нельзя лучше отражающими, что она думала о всей этой ситуации.

   Атака вышла скомканной, откровенно дурацкой; один из пауков успел с проворством, неожиданным для его массивного бронированного тела, отпрянуть в сторону. Прекрасно осознавая и ощущая незащищённость своего фланга, драконица довернула на другого арахнида, с изрядным облегчением выдыхая томящееся пламя, уже начавшее обжигать её изнутри.
   Казалось, что этот день не может стать ещё жарче – однако, струе золотисто-алого огня это однозначно удалось. Разлетаясь на отдельные язычки, перегретое дыхание Сванвейг весело набросилось на придорожные кустики и приунывшую под солнцем траву: как оказалось, эти восьмилапые хищники умеют не только весьма проворно бегать, но даже прыгать. Но посол не зря задерживала разрядку до конца. Резкий взмах головой, не прекращая выдоха – и паук с шипением опрокинулся на спину, мелко-мелко суча лапами в отчаянных попытках сбить пламя с загоревшегося хитина.

   Тень мелькнула над полем боя, на миг проявляя огонь во всей красе. Хищная птица? Другой бы не обратил на подобный казус особого внимания, но не Сванвейг. Кому как не крылатому понимать соотношение меж огромной тенью над собой и нежданным гостем рядом? Алошкурая отпрянула, замотав головй – как раз вовремя, чтобы увидеть, как на дальнего паука с небес срывается гибкая чёрная тень. Сородич? Здесь, сейчас…!?
   Однако, удивляться времени не было от слова совсем. Сгруппировавшись, драконица бросилась на уже подраненного паука, обеими лапами с силой прижимая того к земле за тонкую, такую хрупкую на вид головогрудь. Хитин скрипнул, проминаясь под весом крылатого ящера – но не до конца, к вящему её удивлению. Пока невредим – не считая горящих на животе волосоков! Но зато обездвижен…

   И едва Сванвейг порадовалась этой небольшой победе, как её заднюю лапу пронзила острая боль, почти незамедлительно отдающаяся странной пульсацией в мышцах. Второй паук…! Хотелось бы верить, что эти лоботрясы из королевской гвардии смогут накормить его сталью до отвала, пока тот пробует свои жвалы на драконьей чешуе. Везучая тварь: пробить природный доспех её народа ох как непросто…

   А ещё хочется верить, что её внезапной помощнице везёт чуточку больше.

«Бейте их в пузо, хитин даже когти не берут!»

Отредактировано Сванвейг (11-08-2023 22:14:02)

+2

5

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/525024.png[/icon]
И без того горячий воздух еще больше раскалился от драконьего дыхания, а вот пауку это не принесло даже небольшого дискомфорта. Хитиновый панцирь надежно защищал нежное тельце от высоких температур, что стало довольно-таки неприятным сюрпризом. Второй сюрприз преподнесло крыло, сведенное судорогой – опрометчивым решением было лететь сразу после еды, да еще и не отдохнув как следует.
Потеряв равновесия, огнекрылая рухнула вниз рядом с противником, подняв вверх облако пыли. Пока девичий восьмилапый кошмар пребывал в замешательстве, Джет успела подняться на лапы и отпрыгнуть в сторону. Крыло все еще нервно подергивалось и не желало полностью складываться. Неприятно и обидно, но было глупо ожидать что все пройдет идеально. Это ведь только в сказках дракон одним своим дыханием мог расплавить все что угодно, кроме щита главного героя. Глупая мысль заставила драконицу взгоготнуть – звук для посторонних, больше походивший на утробное рычание вперемешку с бульканьем. Принц-паук со своей свитой ползли на трапезу. В любой другой ситуации можно было бы вдоволь посмеяться, развив данную тему, но не когда ты сам можешь оказаться в меню.
Мотнув головой, Джетрииль прижалась к земле в ожидании, когда пыль осядет. Большая кошка в чешуе и с крыльями. Хвост медленно извивался, каждый мускул в теле напряжен, а взгляд устремлен в сторону противника. Отвлекаться, чтобы проверить как идут дела у сородича, времени не было. Оставалось разве что предполагать более-менее удачный исход сражения и надеяться, что еще какая-нибудь тварь не решит подкрасться со спины.
План, наспех составленный в голове, был прост. Дождаться, когда покажется паук и рвануть на него в лобовую, в последний момент поднырнув под оппонента и постараться перевернуть того кверху брюшком. Устойчивости, конечно, паучку не занимать, но совокупность факторов должна была сыграть драконице на лапу. Да и массивные рога тоже были своего рода оружием. Конечно, Джетрииль не считала себя родственницей баранов, но в крепости собственного рогатого лба сомневаться не приходилось. Да и потом, она же не каменную стену собиралась пробивать.

Отредактировано Джетрииль (16-08-2023 22:20:00)

+2

6

[status]Кипящая кровь[/status][icon]https://i.imgur.com/Nstgy1l.jpg[/icon][sign]Когда небо горит огнем,
Когда мы утопаем в нем;
Когда среди огромных стен
Места нет для других систем...
[/sign]Вот ведь треклятая тварь...! Жало арахноида пробило шкуру вроде как и не на столь большую глубину, однако свою цель они всё же настигли. Сванвейг ощущала, как с каждым мигом её раненная нога начинает неметь. Она на миг отвлеклась от обездвиженного чудовища, бросив беглый взгляд через плечо: ранивший её паук чуть отпрянул, пятясь и выбирая место для следующего удара, однако один из гвардейцев уже заносил меч для удара по округлому, уязвимому брюху. Сородич возилась с третьим монстром где-то за каретой; мелькнуло угольно-чёрное, нелепо оттопыренное крыло, раздался смеющийся рык: кто-то определённо получал удовольствие от схватки. В этом алая была солидарна с незнакомцем – или незнакомкой; пока что сказать наверняка было трудно. Пускай судьба и повела её по стезе дипломатии – детскую мечту о пути воина ей забыть так и не удалось…
   Паук сзади, видимо, ощутив угрозу, крутнулся на месте, прыгая на одного из воинов – подспудно драконица была готова к звону стали о камень, но в воздухе раздался лишь глухой «шмяк», да кряхтение несчастного бойца. Грустно, когда твой доспех тяготит тебя в непогоду; ещё грустнее – когда это может стоить тебе жизни. Реакция Сванвейг была мгновенной: рассечённый воздух отозвался глухим гулом, и арахноид сломанной игрушкой отлетел в сторону, не в силах ничего противопоставить тяжести удара хвостом. Кажется, что-то даже хрустнуло; несчастная тварь определённо испытывала некоторые проблемы с тем, чтобы подняться на лапы, когда в его брюхо, наконец, вонзился добрый фут Остебенской стали.
Впрочем, этого алая уже не видела. В момент удара хвостом, придавленный ею паук определённо решил, что такая позиция его не устраивает, и нужно что-то менять. Когти бессильно проскребли по хитину, зацепившись лишь где-то на сочленениях лапок с панцирем – тварь дёрнулась, раненная, но не поверженная – и арахноид оказался на свободе. Чёрные бусины глаз смотрели на неё холодно и бесстрастно, и даже лёгкая хромота, появившаяся в движениях, ничуть его не смущала. Каждый сражался сейчас в своей битве: одна кошмарная тварь на двух людей, и ещё по одной на каждого огнедышащего ящера.

Как же тебя взять…

   Огонь показал себя весьма эффективным средством. Глубокий вдох – у неё однозначно хватит сил ещё на один залп, и уж в упор-то она точно не промахнётся – но гигантский паук в ответ совершил что-то уж совсем странное. Чуть опустившись на передние лапы, тот приподнял брюшко и принялся быстро-быстро перебирать задними лапками, поднимая в воздух облако тончайшего волоса. Эти ворсинки забивались в нос, лезли в глаза, вызывая неимоверное жжение, и алой только и оставалось, что отшатнуться с рёвом, давясь и пыша так и не выплюнутым огнём. Острая боль пронзила основание передней лапы: в отличие от своего сородича, этот паук определённо полагался более на свои могучие жвалы.
   Ярость затмила разум Сванвейг. Громовой рык сотряс предгорья, когда ослеплённая драконица мотнулась на месте, отталкивая от себя сволочного арахноида, заливая кровью брусчатку. Она не стала церемониться на этот раз, просто без раздумий ринувшись на тварь со всей своей стремительностью, зажимая в челюсти одну из его лап – а затем резким движением шеи ломая ту напрочь. Кажется, её укусили ещё где-то – клыки скользнули по толстой, практически непробиваемой чешуе на широкой груди – когда алошкурая подмяла под себя паука в очередной раз. На этот раз, она не повторила своей ошибки: клыки почти без труда пробили тонкую шкуру на брюшке, почти у самого соединения с грудью. А затем ещё раз, и ещё раз: вырывая куски мяса, оставляя широкие, рваные раны; буквально перегрызая тварь пополам. Сдохни. Сдохни. Сдохни…!

Отредактировано Сванвейг (14-08-2023 00:13:31)

+2

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/525024.png[/icon]
Противник показался еще до того, как облако пыли окончательно осело, но не там, где его ожидала увидеть огнекрылая, а немного правее. Маневр оказался удачным, и тварь сумела подобраться к своей жертве. Острые жвала клацнули, намереваясь вцепиться в драконью шею.
Внезапность атаки заставила Джетрииль отпрянуть в сторону, уходя из-под удара. Гибкое тело изогнулось, и драконья морда оказалась аккурат под брюхом арахнида. В спину неприятно кольнуло. Похоже жвала таки нашли свою цель и стоило поспешить разделаться с неприятелем. Перспектива потери сознания прямиком в мохнатые лапки была крайне непривлекательной.
Игнорируя боль и барабанящие по плечам и спине передние конечности, Джет уперлась всеми лапами в землю, медленно двигаясь вперед. Челюсти уже успели схватить заднюю ногу монстра и сейчас нещадно её перегрызали. Можно было попытаться извернуться и окатить брюхо паука огнем, но слишком велик был риск самой пострадать от языков пламени.
Сколько именно длилось противостояние, пару секунд или больше, сказать было тяжело. Время очень непостоянная персона. Оно может течь стремительно, как вода, ускользающая сквозь пальцы, а может мучительно тянуться, растягивая каждый миг, по ощущениям, на столетия.
Наконец паук с противным писком повалился на спину. Конечности хаотично задергались, желая вновь почувствовать под собой твердую опору, а огнекрылая тем временем уже во всю раздирала мягкое брюшко когтями, рыкая и шипя от брызг крови, попадающих на шкуру. Лапы монстра стиснули драконье тело в предсмертной агонии, лишая возможности нормально двигаться.
Шум возни заглушил драконий рев. Сердце забилось чаще, и черная силилась разглядеть что же происходит за повозкой. Получалось так себе, и эта неизвестность подстегивала к более активным действиям. Драконий хвост с силой бил по земле и извивался змеей, укусившей саму себя.
Шальная мысль обратиться человеком и выскользнуть из мохнатых паучьих лапок выглядела рискованно и казалась крайне опасной. Образ того, как хрупкое человеческое тельце сдавливается в мощных объятиях, да так, что кости хрустят и ломаются, дыхание перехватывает и жизнь стремительно улетучивается… Картинка настолько неприятная, что мерзкий едкий голосок подсознания глумливо вопрошал: «а стоило вот оно лезть-то сюда? Правда стоило?».
Ерзая все активнее, драконица взревела и уже собиралась окатить морду твари огнем, как конечности арахнида в очередной раз сжались, сбивая дыхание. Живучести создания можно было только позавидовать. С распоротым брюхом под тяжестью драконьей туши паук все еще барахтался и пытался переломить исход боя в свою пользу.

Отредактировано Джетрииль (16-08-2023 22:19:47)

+2

8

[status]Кипящая кровь[/status][icon]https://i.imgur.com/Nstgy1l.jpg[/icon][sign]Когда небо горит огнем,
Когда мы утопаем в нем;
Когда среди огромных стен
Места нет для других систем...
[/sign]
Несчастный придавленный паук уже едва подёргивал лапами, когда взъярившаяся драконица запоздало вспомнила о других угрозах. Глаза всё ещё немилосердно зудели от попавших в них волосков, и мир чуть расплывался перед взором, однако ей нужно было убедиться, что её эскорт всё ещё живёт. Оставив в покое полутруп арахноила, чешуйчатая развернулась мордой к карете как раз вовремя, чтобы увидеть, как оглушённый ранее выпадом хвоста монстр неловко ковыляет в сторону от вооружённых людей. По сломанной, безвольно тащащейся лапке стекали бледные, чуть зеленоватые потёки; капли той же жидкости набухали на продырявленном в паре мест брюшке, и далеко не сразу до Сванвейг дошло, что так экстравагантно выглядит паучья кровь.

   Однозначно, охотники – а это явно были охотники; насколько помнила посол, жили эти существа крупными колониями – не ожидали столь зубастой во всех смыслах добычи. Быть может, появись её соплеменница раньше – так те б вообще не рискнули нападать. Однако теперь, осознавая своё плачевное положение, монстры спешили убраться подобру-поздорову… Вернее, монстр. Её-то противник навряд ли куда уползёт. Кстати… Как там сородич?
   Единственного взгляда в ту сторону оказалось достаточно, чтобы понять: так себе. Чёрный хитин и тёмная чешуя почти сливались воедино, в сплошной, неразличимый клубок: сородич явно был куда легче, куда грациознее телом, чем Сванвейг, и тактика придавливания для него сработала куда менее успешно. Единственное что было непонятно, так это уповает ли сейчас арахноид на победу или лишь отчаянно пытается вырваться. Вопрос этот интересовал чешуйчатую не из жалости к насекомому-переростку, нет-нет: исключительно из соображений целесообразности дальнейшей борьбы, что могла бы причинить вред им обеим.

   Впрочем, шансов против двух драконов у паука было немного. Размеренным – спешить уже было особо некуда – шагом, алошкурая направилась к внезапному помощнику. Задняя лапа предательски подкосилась, скованная действием яда; Сванвейг сердито рыкнула, выправляя равновесие, с некоторым облегчением осознавая, что укус подействовал на неё не так уж сильно. Безусловно, такой укус был рассчитан на куда менее крупную жертву: на оленя, медведя или человека. Уж точно не на огромного бронированного ящера.
Теперь, оказавшись вблизи, она, наконец, смогла разглядеть попристальнее свою спасительницу. Именно спасительницу: уже обратившая на себя раньше внимание грациозность чешуйчатого тела лишь дополнялась мелкими деталями, различимыми лишь драконом. На тёмном гибком, почти змеином теле золотистые рога смотрелись причудливо, напоминая некую корону, и сейчас эта прекрасная мордашка пребывала в опасной близости от жвал паука. Кому-то определённо надлежало поубавить аппетит…

«Позволь-ка…»

   Приподнявшись на задних лапах, Сванвейг замахнулась когтями, готовая с силой опуститься на арахноида, метя когтями прямиком в сочленение меж огромными клыками и головогрудью – но раненная лапа вдруг онемела вновь, вынуждая отчаянно ударить по воздуху крылом, чтобы не завалиться набок. Удар, что должен был стать добивающим, пришёлся на добрых пару футов в сторону, оставляя в земле глубокие, рваные борозды от когтей. Чудовище заметалось, почуяв новую угрозу, и алошкурая с досадой фыркнула.

«К Фойрру… Пусти эту дрянь: его сородич уже сбежал.»

   Зелень травы омрачила вязкая карминовая капля, сорвавшаяся с какой-то из особо плотных чешуек на её груди. Кровь…? Да, кажется, тот растерзанный паук её пару раз зацепил; видимо, глубже, чем казалось поначалу. Надо будет потом попросить гвардейцев, чтобы её перевязали…

Отредактировано Сванвейг (06-09-2023 19:54:25)

+2

9

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/525024.png[/icon]Ленивая возня продолжалась, пока к компании не присоединилась алая бестия, чей удар лапой, пусть и мимо, окончательно добил и без того еле живого арахнида, уже начавшего подрагивать в предсмертной агонии. Улучив момент, Джетрииль прижала крылья плотнее к телу и, посильнее оттолкнувшись, смогла выскользнуть из паучьих конечностей. Все брюхо черной было заляпано кровью восьмилапой твари, так что первым делом драконица предпочла бы поскорее избавить себя от столь мерзкого «украшения», но раненый сородич был в приоритете.
Приоткрыв крыло, которое все еще ныло после неудачного падения, Джет внимательно осматривала алую, подходя все ближе и плавно покачивая головой. Поравнявшись, она сразу заметила рану на груди сестры, и практически сразу шершавый язык черной несколько раз прошелся по месту укуса. Не ахти какая первая помощь, но от привычек избавляться было тяжело, а мать постоянно так делала, стоило дочери в очередной раз влезть в неприятности и явиться после в царапинах и ссадинах.

«И с чего бы этим тварям понадобилось выползти именно днем, утром охота была бы более… удачной.»

Вопрос был более риторическим, но весьма занимательным. Не заметить трех здоровых арахнидов за все утро, проведенное в окрестностях, Джетрииль бы не смогла. По крайней мере, подобный недочет мог существенно сказаться на отдыхе. Да и предполагаемая близость гнезда этих тварей к дороге вызывала сомнения. Будь все так, уже должны были бы быть приняты меры, но, как можно было наблюдать, экипажи по-прежнему свободно ездили без усиленной охраны, а, значит, восьмилапые друзья приползли сюда откуда-то еще. Откуда именно и почему – хорошие вопросы, ответы на которые могли помочь скорректировать маршрут. Хорошая драка это та, которой удалось избежать. Особенно, если ты не отличаешься достаточной силой и массой для ближнего боя. Если алую можно было сравнить с медведем, способным одним ударом лапы размозжить противнику череп, и пол-туловища в придачу, то Джет смахивала скорее на лисицу, предпочитающую держать дистанцию и изводить противника, лишая того сил.
В загривке неприятно потянуло – это, по всей видимости, давал о себе знать укус, любезно оставленный пауком до начала возни. Поводив плечами, разминая ноющие мышцы, черная замерла, глядя из-под головы алой, мимо, в сторону экипажа и людей. Не сводя взгляда со стражников, огнекрылая медленно отступала назад, поднимая голову. Теперь она с недоверием смотрела на конвой сверху вниз.

«Охоте мешать бы не стала. Отзови своих людей. Здесь делить нечего.»

Человек - создание крайне непредсказуемое. Сейчас он стоит рядом с тобой и рассказывает забавную историю из жизни, а в следующий миг уже направляет на тебя оружие не то в приступе страха, не то гнева или алчности. В данной же ситуации все осложнялось наличием еще одного дракона, и было абсолютно не ясно, как алая поведет себя в случае нападения. Сражаться же с сородичем, да еще после и так не самого приятного боя не хотелось чуть более чем полностью.

+2

10

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Алошкурая чуть дрогнула, когда шершавый язык коснулся краёв раны: скорее, от неожиданности и некого лёгкого возмущения подобной непоследовательности и фамильярности, чем от боли, однако, протестовать не стала. Ей однозначно требовалась помощь, и не стоило отталкивать от себя сородича, что уже успела показать себя с лучшей стороны в недавнем бою. Справедливости ради, тёмную осмотреть тоже бы не помешало: на первый взгляд, помяло её несильно, однако в том сплошном клубке чешуи и хитина было сложно что-либо разобрать.
   Какие же, на самом деле, мощные у этих тварей жвалы. Иной раз естественный драконий доспех не берёт и лучшая сталь – а тут, абсолютно природный материал, пробил. И не раз.

«Утром здесь добычи пришлось бы ждать подольше. Одинокого гонца им бы явно не хватило»

   Риторический или нет, вопрос незнакомки открывал обширнейший пласт для идей и догадок, разгребанием которого стоило заняться в ближайшее же время. Они находились на тракте – достаточно крупном, и в более милосердную погоду, достаточно оживлённым. Регулярные атаки этих тварей однозначно были бы своевременно замечены, и на поиски гнезда незамедлительно был бы выслан отряд как следует подготовленных воинов.  Выходит, атаки были чем-то новым.
   Возможно, это было ловушкой, поставленной именно на неё, на Сванвейг. Пускай сама драконица весьма скептически относилась к такой версии, сбрасывать её со счетов полностью было нельзя: у королевского посла много врагов, да и выкуп за такую добычу какие-нибудь вымогатели могли бы заломить немалый. Договориться с королевой колонии, получить упакованную в кокон тушку женщины; сопровождающие и кони, еды выводку и без того будет вдоволь – продумать как следует план… Лёгкие деньги! Если не знать об истинной природе жертвы. И всё же, это не отвечало на главный вопрос.

   Откуда, Фойрр подери, в этих краях арахноиды…?

   Тёмная вдруг напряглась, глядя мимо неё. Ну да, конечно. Свидетели. Посол тихонько фыркнула, не поворачивая головы. Она прекрасно понимала те чувства, что обуревали душу сородича, и в немалой степени их разделяла. Однако, меж ними имелось одно ключевое различие. Сванвейг знала этих людей. А вот незнакомка – нет.

«Они повинуются мне и не поднимут на тебя оружия. Лучше обратись: по этой дороге ходят сравнительно часто».

   Она не стала дожидаться ответа, вместо этого последовав своему собственному совету в первую очередь. Достаточно лишь моргнуть – и мир вокруг, как по волшебству, переменяется; та грациозная драконица, что казалась вполовину меньше неё, теперь нависала над хрупкой человеческой фигуркой, а изломанное, чуть подрагивающее тельце арахноида смотрелось куда более солидно и устрашающе. На ткани дорожного платья тотчас начали проступать кровавые пятна: под грудью, на ноге, у плеча. Немилосердно принялись саднить глаза, заставляя вмиг пожалеть о принятом решении.

   Насколько она могла доверять гвардейцам – особенно в таком состоянии?

   Сванвейг пошла – чуть прихрамывая, стискивая зебы, по направлению к карете. Лошади уже утихли, лишь изредка взвизгивая, да крутя выпученными от пережитого ужаса глазами. Люди выглядели чуть лучше – за исключением кучера, что держал в руках небольшой, но весьма смертоносный арбалет, не рискуя направить его на знакомую фигуру, но и не откладывая в
сторону. Воины уже успели зачехлить свои мечи – однако ладони всё ещё лежали на изголовье рукояти.
- Госпожа королевский посол…? – протянул Геретан. Во взгляде более юного гвардейца читались плохо скрываемое восхищение, связанное с недоверием, - Вы…

- Я. Клаус, отложи самострел, пока тетивой себе яйца не пережал. Витольд, - она таки вспомнила имя второго воина, - Мне понадобится перевязка. Затем – к ближайшей деревне, и в усадьбу местного графа. Всё это пахнет абсолютно скверно.

   Кучер едва ли не отбросил своё оружие в сторону, словно испугавшись его больше, чем двух огнедышащих ящеров. Пока старший гвардеец скрылся в экипаже, отыскивая всё необходимое для оказания такого рода помощи, Сванвейг повернулась к своей новой знакомой.

   - Спасибо. Без твоей помощи без жертв бы точно не обошлось. Позволь взглянуть на твои раны: если не доверяешь им, то можешь довериться мне.

   Человек человеку – волк, ламар ламару – акула, дракон дракону… А вот нет. Слишком их мало, слишком редки такие встречи. И даже ценя свою шкуру превыше чьей-либо другой, будучи драконом, от сородича подлости не ждёшь… Обычно.

Отредактировано Сванвейг (17-08-2023 07:54:58)

+3

11

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/583551.png[/icon]
«По мне все выглядит вполне нормально. Дракон на фоне трупов арахнид выглядит более уместно, чем горстка людей.»

Философски заметила черная, мотнув головой в сторону хитиновых недоразумений. Конечно, если предположить, что в данном регионе огромные пауки нормальное явление, как корова или овца, то чешуйчатый ящер и правда мог стать проблемой – еще обвинят в жестоком убийстве любимцев местного правителя и откроют сезон охоты.
Тем не менее обращаться черная не спешила, наблюдая за дальнейшими действиями людей, попутно взвешивая все «за» и «против» принятия предложения сородича. С одной стороны бой был окончен и более не было причин тут оставаться, но с полученными повреждениями улететь далеко не получится, а идти пешком… одной… по дороге, где если не бандит, так очередной выползец может объявиться. Нет, такого допускать точно не стоило. К тому же встретить сородича можно далеко не каждый день, так почему бы не задержаться немного и не провести время в приятной, а главное, более безопасной компании.

Шагнув вперед, дракон растаял в воздухе, обнажая собственную слабость. В детстве потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к такой резкой перемене от, пусть и не самого крупного, но, несомненно, опасного хищника, с которым проще не иметь дел, к хрупкой девке, шею которой можно свернуть на раз-два. Опят необходимый, но болезненный как физически, так и морально.

Спасибо. Без твоей помощи без жертв бы точно не обошлось. Позволь взглянуть на твои раны: если не доверяешь им, то можешь довериться мне.

— Это не помощь, а позорище.

Джетрииль махнула рукой. Барахтанье с пауком пусть и позволило сократить число напавших на экипаж, но само по себе едва ли тянуло на что-то стоящее. По крайней мере, увидь все случившееся маменька, то непременно схватилась бы за сердце. Тема силы отпрыска всегда была болезненной, зачастую приводящей к перепалкам в прошлом. В особо редких случаях Джет срывалась и напрямую заявляла, что с её габаритами она всегда может стать чьим-нибудь домашним любимцем. Ручной дракон – эка невидаль, экзотика, редкость и размеры, как и сила уже не будут играть такую значимую роль. Конечно, все это было сказано исключительно чтобы взбесить родителя и закончить бессмысленный спор, от которого сил точно не прибавилось бы.

- Для начала позаботься о себе, чтобы не истечь кровью.
«Кто знает, что могут выкинуть сторожевые псы, чей хозяин покинул бренный мир, отпустив тем самым поводок.» Мысль жестокая, но справедливая. Черная не знала этих людей, не знала и на что они способны.
Неприятно ныло под лопаткой, а прилипшее к спине платье явно намекало на кровоточащий порез. Причин для неудобств предостаточно, но сородичу явно приходилось хуже, так что можно было и подождать.
Поморщившись, Джетрииль присела на камень у обочины дороги рядом с экипажем, вытянула ноги и просто смотрела перед собой. Это был тот взгляд, когда окружающим тебя людям кажется будто смотришь ты на них, а на самом деле правильнее будет «смотрит сквозь них».

- Хиленькое какое-то сопровождение у госпожи королевского посла. – рассуждала девушка, - К слову, а у госпожи королевского посла есть имя? Каждый раз обращаться к госпоже королевскому послу по титулу слишком долго, разве нет?
Все эти расшаркивания, правила обращения и другие излишние усложнения казались огнекрылой ужасно скучными. К тому же будь ты хоть послом, хоть крестьянином или хоть трижды королем – а после смерти будет все тот же мешок с костями, и отличаться будет разве что коробка. Подмени одну кость другой, и никто даже не догадается.

+2

12

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]- Не нужно ехидства, - фыркнула драконица, расстёгивая да расшнуровывая свои походные одеяния, позволяя ткани славной работы скользить на камни, без малейшей заботе об их состоянии: всё равно заляпанные кровью одежды мыть придётся ох как тщательно, - Эти славные воины просто немного не ожидали увидеть свою подопечную в такой ипостаси. Верно, Витольд?

   - Позвольте мне взглянуть на вашу ногу, госпожа, - проигнорировав вопрос посла, отозвался подоспевший воин, - Было бы правильно прокипятить повязку, но…

   -…но до ближайшей деревни авось не загноится, - закончила за сконфуженного воителя девушка, окончательно избавляясь от испоганенного гардероба, оставаясь перед тремя мужчинами в одном исподнем, безо всякого напускного стыда и стеснения, - Раз уж тебе от придворного этикета так сводит зубы, то зови меня просто Сванвейг. Жду взаимности от миледи Златорогой.
    Она улыбкой смягчила свой выпад, обозначая невинную шутку, лишь чуть скривившись, когда мужские пальцы коснулись краёв раны, пробуждая в очередной раз волну онемения и слабости в мышцах бедра. Если она верно помнила, такой яд обычно быстро распространялся по телу, лишая жертву сознания; если так, то оставалось лишь радоваться своему богатырскому телосложению в истинном облике.

И всё-таки… Какие же крепкие у них жвалы.

    - Геретан, не хочешь на память отрубить одному из арахноидов клык? Трофей выйдет что надо.
    - Ваша рана на груди, госпожа, - напомнил ей старший гвардеец. Драконица повиновалась, поворачиваясь вслед за указаниями несостоявшегося защитника, покрываясь тканью снова; к сожалению, на этот раз куда менее комфортной в носке и в совсем других местах.
    - Нет, миледи. Уж больно мерзкая тварь.
    - Как хочешь, - равнодушно отозвалась Сванвейг. Морщась от боли, она накинула обратно нижнюю рубашку, оставляя платье на брусчатке: потом, вместе с излишками перевязочной ткани, его заберёт Витольд, - Теперь ты. Показывай, где зацепило.

    Пока темношкурую перебинтовывали, посол позволила себе оглянуться. Нового нападения пауков не было и не предвиделось: в сущности, оставленный на страже Геретан оставался лишь перестраховкой, на случай если её первоначальная гипотеза окажется ошибочной, и оголодавшие твари сюда решат нагрянуть в больших количествах после «известий» от покалеченного сородича. На самом деле же им куда более стоило опасаться другого: внезапного патруля и вопросов, как две дамы и три мужчины смогли так мастерски отделать парочку арахнидов без каких-либо травм со стороны, собственно говоря, боевого состава. А ещё, со стороны обочины несло гарью.

    Как она неосторожно, на самом деле…

    - Наследили мы тут, - вздохнула Сванвейг, сокрушённо покачивая головой, - Надо будет прибраться, пока никто не увидел.
    Наверное, стоит начать с пауков. Пожар всегда можно списать на неловкость, на нелепую случайность; куда больше риск раскрыть себя в процессе тушения. А вот изломанные тела…

    И тут, словно в насмешку над её тревогами, до ушей драконицы донёсся пока далёкий, но уверенно приближающийся перестук копыт. Заржала лошадь, учуявшая запах побоища куда ранее людей. Ещё немного – и она услышит встревоженные человеческие голоса.
    - Дрянь… - прошептала посол, поворачиваясь к своей подруге по несчастью. Разум её лихорадочно работал в поисках выхода из сложившейся ситуации. Пока что в её воображении вырисовывался лишь один план: быть может, не самый удачный, однако времени на размышления особо не было.
    - Джетрииль, обращайся и лети куда-нибудь, будешь героическим спасителем. Можешь паука для достоверности ухватить. Мы тебя подхватим ближе к деревне. Береги себя, ладно?

    Не хотелось бы, чтобы их знакомство оборвалось так же спонтанно, как началось. Ей определённо понадобится в этом деле дружественная чешуйчатая лапа…

Отредактировано Сванвейг (20-08-2023 22:10:26)

+2

13

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/525024.png[/icon]
Славные, так славные. Дракону всегда виднее, кого пускать в свою компанию, так что и спорить тут было не о чем. К тому же со стороны мужчин так же не послышалось недовольных возгласов – значит на такие простенькие провокации их поймать было нельзя, и это явно было плюсом.

Огнекрылая звонко рассмеялась, услышав то, как её назвала сестра. Право слово, так её еще не называли.
- Джетрииль. – с улыбкой ответила драконица, чуть склонив голову, - Ложка хороша к обеду. Что толку здесь сейчас от этикета. Кровь от этого меньше течь не станет, а раны затягиваться не начнут.
Общение сейчас явно приносило черной удовольствие. Даже несмотря на то, что все отчетливее ощущалась скопившаяся усталость. Вздремнуть было бы неплохим решением, и Джет с довольно-таки прагматичным взглядом посматривала на экипаж посла.

Коса змеей заскользила по плечу, когда Джет убирала её, чтобы лучше можно было разглядеть спину, а затем низко склонилась, показывая неприятное бурое пятно на дорожном платье в области лопаток.
- Повезло, что хоть ядом угостить не успел.
Учитывая куда пришлось место укуса, последствия могли быть намного серьезнее обычной раны. Одна мысль о парализованных крыльях, или того хуже – перебитом позвоночнике, запускала по коже армию мурашек.
Дожидаться просьб драконица не стала, спокойно расшнуровывая дорожное платье и позволяя стражнику осмотреть и перебинтовать рану. Кажется, тот опасался бурной реакции со стороны незнакомки. Да вот только Джет уже давно переросла образ девицы на выданье со всеми вытекающими стеснением и беспокойством, что кто-то что-то увидит. Врач, а в данном случае стражника иначе было не воспринять, существо бесполое, и уж лучше сверкнуть лишним участком кожи, чем мучиться от нагноения. Правильно расставленные приоритеты.
Ткань с неохотой отходила от кожи в месте получения укуса. Еще неприятней был сам процесс обработки. Однако, стоило отдать должное, даже такая полевая перевязка оказалась крайне качественной. Бинты не сползали и не перетягивали так, что невозможно сделать вдох.
Поблагодарив подопечного Сванвейг, Джетрииль медленно стала натягивать платье обратно. Жалко было марать бинты кровью еще и с внешней стороны, но выбирать не приходится. Стоит, конечно, озаботиться запасным комплектом одежды, но подобные нюансы забываются, когда в образе человека проводишь меньшую часть времени. Теперь же стоило добраться до ближайшего населенного пункта и потратиться на что-нибудь недорогое и практичное.

- Если ты чего-то не желаешь, оно обязательно случится. – мрачно заметила Джет, заслышав конное ржание вдали. Поднявшись с камня, девушка подошла к Сванвейг, - Надеюсь, у тебя есть достаточно убедительная версия случившегося. Из драконов обычно не героев делают. Надеюсь, еще увидимся и без пауков.

Девушка двинулась в сторону обочины, а на траву уже ступили когтистые лапы дракона. Развернув, и сложив крылья пару раз, и убедившись, что они еще способны поднять тело в воздух, пусть это и вызывало тянущую боль в плечевом поясе, черная присела и в два прыжка поднялась на крыло. Сделав круг над экипажем и стоявшими на дороге людьми, огнекрылая подхватила тело арахнида и громко взревев, чтобы наверняка её присутствие было замечено, рванула вверх. Полет был неровным. Правое крыло время от времени сдавало, обещая внеплановую встречу с землей раньше времени.
Неоспоримым плюсом воздушного передвижения были отсутствие непреодолимых преград и возможность быстро пропасть из поля зрения, скрывшись в лучах слепящего солнца. Дальше достаточно было пролететь до ближайших деревьев, сбросить мертвого пассажира и уже с большим комфортом, не спеша двинуться к месту предполагаемой встречи. Само собой привлекать внимание жителей местной деревеньки было не с руки, а потому последний отрезок пути, Джетрииль проделала пешком. Заходить в деревню черная не рискнула. Слишком много подозрений могло вызвать её появление, потому оставалось ждать своих потенциальных попутчиков на пригорке и надеяться, что никому их местных не придет в голову явиться сюда с расспросами.

Отредактировано Джетрииль (21-08-2023 00:37:45)

+2

14

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Обычно не делают… Сванвейг с лёгкой тревогой в глазах наблюдала, как темношкурая тяжело подымается в воздух, с цепко зажатым в когтях трупом убитого паука. Да, ей придётся придумать весьма убедительную версию случившегося. Но каким она была бы послом, если бы не смогла из нитей правды и лжи соткать правдоподобное полотно рассказа? К тому моменту, как близкие голоса переросли в изумлённые возгласы, которым ьвторило паническое лошадиное ржание, в голове драконицы уже сформировалось как минимум нескольких возможных историй, что могли бы удовлетворить любопытство и не вызвать лишних вопросов. Когда всадники показались на дороге, выбор был сделан окончательно.
   Три конных всадника, с кольчугой поверх одежды, выглядели глубоко встревоженными внезапным явлением крылатого и огнедышащего существа. Настолько, что один из них обнажил меч, словно намереваясь взлететь вдогонку за чудовищем, когда как его товарищи демонстрировали несколько большую сдержанность. Судя по снаряжению, можно было сказать, что это либо весьма преуспевающие разбойники – либо же наоборот, патрульные, отправленные присматривать за этим участком дороги местным графом. Вторая версия казалась более правдоподобной… И не только лишь потому что Сванвейг хотелось в это верить.
   Вид полураздетой женщины поверг всадников в недолгий ступор – впрочем, достаточно быстро развеявшийся, едва оказались замечены воины в гербовых накидках. Старший из группы медленно приблизился к Сванвейг, оглядывая поле боя, задерживаясь взглядом то на растерзанном пауке, то на гвардейцах, то на женщине, из-под нижней рубашки которой потихоньку просачивалась кровь со свежих перевязок. Было видно, что на языке его крутится множество вопросов, однако определиться с порядком, в которых их надлежало задавать, представлялось нелёгкой задачей.

   - Вы ранены, миледи. Позвольте взглянуть на ваши раны.
   - Нет нужды, - отозвалась драконица, разглядывая стражника взглядом, что не сулил тому ничего хорошего, - О них уже позаботились. Но их бы не возникло, окажись вы тут раньше.

   Всадник чуть нахмурился, явно неудовлетворённым таким ответом. Когда он продолжил, его голос звучал уже далеко не столь ласково и дружелюбно, пусть и без откровенной агрессии.

   - Что здесь произошло? Мы увидели горящую траву близ дороги, а затем над нами пролетел дракон, который что-то тащил в когтях. Это он напал на вас?
   - Неверно, - холодно отвечала Сванвейг, глядя прямо в глаза патрульному, - На нас напали арахноиды – тело одного из них вы уже видели. Дракон защищал меня, наравне с гвардейцами.
   - Дракон? Защищал? – неприкрытый скепсис в голосе. И тогда женщина раскрыла финальную карту.
   - Конечно. Или вы думаете, что королевский посол будет путешествовать по тракту в столь скромном сопровождении? – она обвела рукой своих сопровождающих, не забыв и про кучера – и чуть скривилась от боли в груди. Свежей ране такой манёвр явно не пришёлся по нраву, - Леди Скалладар Сванвейг к вашим услугам. На вашем месте я бы поспешила что-то сделать с огнём, пока тот не дошёл до полей.

   Глаза воина округлились от услышанного, и драконица мысленно записала себе небольшую победу. Если пойдут слухи о подобном сопровождении, то желающих атаковать экипажи знати ради ценных заложников немного, да поубавится… А заодно, если её когда-нибудь заметят в истинной форме, то появится прекрасное объяснение происходящему. Небольшой задел на будущее.

  - Я не знал, что на службе у короля есть драконы…
  - И я не знала – до сегодняшнего момента, - ложь скатилась с языка легко и непринуждённо, пока посол продолжала мерить патрульного взглядом, - Теперь, если позволите, мы бы выдвинулись в сторону деревни. Я бы предпочла получить лучшее лечение, чем непрокипячённые бинты.
   - Конечно, леди Скалладар. Вам потребуется сопровождение?

   Она лишь глубоко вздохнула.

   - У вас пожар! И займитесь этим несчастным трупом. Всех путников распугает…


  - Госпожа посол... А с драконом-защитником - это правда?
И впрямь, убедительно получилось...
  - Геретан, не будь дураком.


   Когда у обочины показалась знакомая фигурка, кучер подтянул поводья, останавливая экипаж. Уже изрядно напуганные за сегодня лошади, фыркая косились на девушку недоверчивым взглядом – примерно таким же, что и сам возничий. Сванвейг толкнула дверь экипажа, открывая её перед Джетрииль раньше, чем кто-либо из её попутчиков, с искренней улыбкой встречая их спасительницу.
  - Рада, что ты всё же с нами. Как твоя рана?

Отредактировано Сванвейг (27-08-2023 23:14:18)

+2

15

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/583551.png[/icon]
Устроившись поудобнее, драконица решила скрасить свое ожидание созерцанием окрестностей. С высоты все выглядит иначе, да и времени вот так вот любоваться пейзажами хватает далеко не всегда. Тут же были идеальные условия, чтобы скрасить ожидание. Вот Джет и разглядывала местность, стараясь разве что лишний раз особо не шевелиться и не провоцировать и без того незажившую еще рану.
На горизонте высились горные вершины, отдаленно напоминающие драконий хребет. Великан мирно спал, и его крыло-равнина раскинулась вокруг. Лесок, который изначально приметила для себя огнекрылая, отсюда видно не было. Вместо него темным уродливым пятном стояла деревня. Из труб домов валил дым. Где-то вдалеке маячили люди, занятые своей повседневной рутинной работой. Для них, привыкших наблюдать все это каждый день, природа уже не казалась такой притягательной и манящей, а вот для Джет напротив. Стало вдруг интересно живут ли здесь неподалеку сородичи? Опыт жизни с матерью подсказывал, что подобное было вполне возможно.
Встреча с алой оставила после себя приятную теплоту – именно поэтому Джетрииль согласилась подождать госпожу королевского посла, вместо того чтобы попрощаться и удалиться восвояси. И вот теперь приходилось коротать время, разглядывая ползущую вдалеке до боли в загривке знакомую фигуру.
Девушка протерла глаза рукой и даже поднялась на ноги. Это… было неожиданно настолько, что холодок пробежал по спине. Огнекрылой не могло это привидеться. Слишком ясно она помнила недавнее сражение, чтобы не узнать тварь, которая, вместе со своими соплеменниками, устроила хаос на дороге.
Всматриваясь в силуэт, Джет запоминала направление, в котором двигался монстр. Можно было, конечно, подняться на крыло – от одной только мысли под лопатками сильнее заныло, и проследить маршрут восьмилапой бестии, но тогда был велик шанс разминуться с сородичем. Да и летать возле деревни зная о том, что по дороге могут шастать всадники – все равно что повесить на себя табличку с призывом начать охоту за головой. Шум и паника были бы обеспечены, а пребывание среди людей стало бы затруднительным.

Усталость в совокупности с незапланированной стычкой наконец-то дали о себе знать и огнекрылая задремала и, только заслышав ржание лошадей подъезжающего экипажа, с трудом разлепила глаза.
- Все еще могу подняться в воздух, так что не все так плохо. - зевая и забираясь в экипаж, ответила Черная, - Как все прошло?
Недоверчивый взгляд возничего был проигнорирован. Пусть хоть сколько зыркает, главное, чтоб не пересекал черту и не пытался сделать то, о чем в будущем может пожалеть.
- Я видела еще одного. – сев напротив Сванвейг, мрачно заметила огнекрылая, - Полз в сторону гор.

+2

16

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]- Ты теперь на королевской службе, - будничным тоном сообщила алая своей подруге, с совершенно непроницаемым лицом, - Защитница, и, возможно, надзирательница; незримый глаз и когти в небе. Кажется, патрульные в это поверили. К сожалению, это значит, что ты не сможешь отправиться вместе с нами в усадьбу местного графа… Когда мы узнаем, где она находится, разумеется.

   Она чуть нахмурилась в ответ на сообщение об ещё одном членистоногом. Одиночка… Разведчик? Из того, что Сванвейг слышала про этих существ, ей казалось, что устроена каждая паучья колония максимально логично и разумно. Почти как пчелиный улей, однако с несколько более умными «пчёлками», ввиду их хищной натуры. Разведчики, охотники, воины для защиты гнезда… Кто ещё? Что-то подсказывало драконице, что очень скоро ей придётся ознакомиться с этими милыми паучками куда ближе, и дополнить теорию практикой. Оставлять это нападение она просто так не собиралась.
   - Ты уверена, что это не один из нападавших? - уточнила посол, - От нас один ушёл, раненный хвостом и мечами. Если хромал, значит, точно он. Надо будет попытаться выследить их гнездо. Но это уже завтра. Сегодня мы найдём в деревне знахаря, и обработаем раны как следует.

   Нога чуть ныла, пульсируя болью в такт сердцебиению; ничуть не лучше себя ощущал разрез под грудью. Малая плата, на самом деле: за её жизнь, за жизни попутчиков… И за возможность хотя бы на краткий миг воплотить детскую мечту, ступить на отвергнутый ранее путь. Стать воином пламени и чешуи.

   - Сванвейг, пора домой!
   - Мама! Я рыцарь-дракон! Прям как папа!

   Свист палки, влажные хлопки – в стороны летят зелёные клочки лопухов и чертополоха. Миг – и там, где размахивала палкой девчонка, пытается извергнуть пламя крылатая юная ящерка, так и не преуспевая в попытках поджечь мокрую траву.

   Ну, мечом она владеть так и не научилась. Но так ли это нужно, когда в истинной форме, твоё тело – уже грозное оружие?

    - А теперь, что касается вас.
   Взгляд драконицы вонзился поочерёдно то в одного, то в другого воина – и мужчины вздрогнули, словно готовые встать по стойке «смирно» прямо здесь, в узкой кабине кареты. Тлеющие угли глаз госпожи посла не сулили ничего хорошего… Впрочем, суровость эта была напускной, маскирующей под собой изрядную озабоченность сложившимся состоянием вещей.
   - Вы – цвет войска Остебена, гвардия Его Величества. Уже сам тот факт, что вас отправили со мной, в составе столь скромного для посла эскорта, говорит о возложенном на вас доверии. А потому, смею надеяться, вам надлежит ума держать язык за зубами о том, что вы видели сегодня.
   - Можете не сомневаться, госпожа Сванвейг!
   - Даём слово гвардейца, госпожа.

   - Прекрасно, - с лёгкой улыбкой констатировала чешуйчатая, - Не сомневаюсь, что вы не подведёте ни корону, ни славное имя ваших отцов. Что же касается кучера, - она небрежно кивнула куда-то в сторону, где должна была быть подпорка снаружи, - этот фонтан закрыть будет тяжеловато. Однако, это не ваша забота. Его словам всё одно никто в здравом уме не поверит.

   Донёсся приглушённый окрик возницы, карету чуть качнуло в сторону, и парой секунд позже, ощутимо тряхнуло. Глина сменила брусчатку, и вскоре обычные шум и суета, свойственные деревне, начали пробиваться через двери. Беглый взгляд, брошенный через окошко, не выявил ничего необычного: в меру детей и собак, в меру оборванных; дома потрёпанные временем, но стоят крепко – ничто не говорило о том, что тут, рядом, могли жить чудовища.

   По крайней мере, на первый взгляд.


   Деревни близ трактов в принципе бедствовали редко. В сущности, испокон веков они всегда являлись первыми кандидатами на новые города: нет нужды прокладывать множество новых дорог, нет никаких проблем с торговлей, а сколько-нибудь приличный постоялый двор обеспечит стабильный приток золота от путешественников и торговых обозов. Пока весьма споро найденный знахарь обрабатывала раны двух дракониц, их спутники уже успели разобраться с такой рутинной задачей, как обустроить их группу как раз в такого рода заведении. От миски перловой каши с какой-то дичью доносился поистине чарующий аромат, и отрываться от обеда на разговор казалось форменным кощунством. Но приходилось.

   - Спасибо ещё раз, что помогла там, на дороге. Не думаю, что мне бы удалось справиться с ними лишь только с помощью людей. Пришлось бы или оставлять их на смерть, или погибать с ними.
   Люди, о которых шла речь, уже успели расправиться со своей пайкой, и отправились за самым ценным ресурсом, что могла предоставить эта деревня: за информацией. Во-первых, графское поместье. Куда им ехать, как долго. И во-вторых, пауки. Подвергалась ли эта деревня атакам раньше? Это надлежало выяснить немедля.
   - Эти твари не местные. В этой части Остебена отродясь не было арахноидов. Их кто-то завёз, и я хочу узнать: кто этот болван, и что мы можем с этим сделать. Ты со мной, Джетрииль? За мной и без того должок, и если королевский посол сможет оказать тебе некую услугу в ответ – я буду лишь рада.

Отредактировано Сванвейг (10-09-2023 04:16:48)

+2

17

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/583551.png[/icon]
Новость о внезапном поступлении на королевскую службу заставила Джетрииль прикусить язык. Кто бы мог подумать, что невинная угроза детства в будущем вот так вот аукнется. Слова поистине ужасающая сила, и Сванвейг была тому еще одним доказательством, раз смогла заставить патрульных поверить в столь абсурдную версию событий. Что ж, с другой стороны, подобное развитие событий снижало риски паники и других неприятных вещей, которые неизбежно возникали, стоит только дать себя обнаружить.

- Мне было достаточно знать, что он ползет далеко и не в мою сторону, так что прости, но рассматривать, хромал гаденыш или нет, не стала. – развела руками черношкурая.
С годами Джет все меньше оставалась приверженицей вмешиваться во все подряд на манер рыцарей из сказок, которыми родители пичкают своих детишек, дабы те росли, как овощи на грядках, строго вверх.

Пока Сванвейг разбиралась со своей свитой, беря с них слово держать язык за зубами, Огнекрылая заразительно зевнула во всю драконью пасть, если так можно было бы выразиться, и лишь в последний момент успев прикрыть рот рукой. Зевок получился настолько сильным, что из глаз выступили слезы.
То, с какой готовностью люди решили сохранить все в тайне выглядело занятно. Да, самой Джетрииль опасаться было нечего. Она в любой момент могла махнуть ручкой и уйти на все четыре стороны, а вот сородич… ей пришлось бы сложнее, учитывая прочную цепь, сковывающую алую с людьми. Вмешиваться в эти взаимоотношения драконица не собиралась, да и по большому счету не имела права. Потому оставалось только надеяться, что госпожа королевский посол знала, что делает, и в будущем это не отзовется кинжалом в её спине.

Деревня мало чем отличалась от любой другой. Чуть богаче или чуть беднее - в данном случае не играло ровным счетом никакой роли. Обыденность и серость, которую можно со спокойной душой проигнорировать. Огромные пауки, конечно, плохо вписывались в общепринятый уклад жизни, но еще не факт, что твари успели доползти сюда. В противном случае их либо можно было уже лицезреть на улицах в качестве домашней скотины, либо наткнуться на пирушку со всеми вытекающими. Впрочем, голова об этом должна болеть явно не у самой Джетрииль, а у местного хозяина.
Это было пусть эгоистичное и жестокое, но разумное мнение огнекрылой, пока они ехали к деревне, пока знахарь обрабатывал раны, и даже когда перед черношкурой уже стояла миска с ароматной кашей. Мнение, которое пришлось, пусть и со скрипом, изменить.
- Найти во что можно переодеться и хорошенько выспаться – это все что меня волнует в данный момент. – драконица хотела бы отказаться, но прекрасно понимала, что поступить так по отношению к сородичу попросту не сможет, - Иначе толку от меня будет меньше, чем от пятилетнего ребенка пусть и с ножом в руках.
Сейчас, сидя за столом, усталость ощущалась ей еще более явственно из-за ощущения относительной, но все-таки безопасности и вкусной домашней еде, согревающей нутро.
- Рано говорить про долги. Еще не известно, как вывернется ситуация и кто кому останется должен. – подобного рода долги имели чрезвычайно интересное свойство возвращаться в довольно непредсказуемой форме и в неожиданное время. Само собой само наличие долга Джет отрицать не стала, но и требовать чего-то прямо сейчас было бы крайне невыгодно. Лучше приберечь такой прекрасный повод на потом. Вдруг в один прекрасный день кому-то из королевского дворца взбредет в голову гениальная идея повесить столь прекрасную головушку над своим камином, а у тебя в запасе есть прекрасный должник с даром убеждения, - Странная ты. Сначала выставляешь меня королевским защитником, а потом говоришь, что я не могу идти с тобой. Не думаешь, что те патрульные могут все доложить местному графу, и он окажется умнее?
Огнекрылая хорошо знала, что чем абсурднее какой-то факт, тем больше у людей может появится желание его проверить. В данном случае это могло привести как к конфликту, сгладить который виделось довольно сложной задачей, так и к чему похуже.
- Не пойми меня неправильно. Не то чтобы горела желанием ехать куда-то там в окружение власть имущих, но нужно же как-то выполнять свои обязанности, столь внезапно свалившиеся с неба. – девушка улыбнулась, давая понять, что не стоит воспринимать её слова абсолютно серьезно, - Интересно будет увидеть лица обитателей дома графа, когда у них на лужайке окажется ручной дракон госпожи королевского посла.
Слова болезненно отозвались в правой руке, напоминая о происшествии почти столетней давности, когда по необходимости пришлось посетить дом одного барона и поучаствовать в устроенном им празднике. Тогда все закончилось относительно хорошо, только благодаря чуду.

+2

18

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Драконица негромко засмеялась, крутя меж пальцев деревянную ложку. От тарелки маняще тянуло грибами, сливками и чем-то ещё, заставляя желудок недовольно урчать на хозяйку за ненужное, как ему казалось, промедление, однако Сванвейг сейчас куда важнее было убедиться в том, что они с Джетрииль понимают друг друга. Пока что план на завтра – вернее, его намётки – существовали лишь в голове посла, однако у темношкурой не было даже этих первоначальных выкладок.

   - Я не думаю, Джет – ты же не возражаешь, если я к тебе буду так обращаться? Я уверенна в том, что они сообщат. И графу, и сослуживцам, и байка о драконе-защитнике будет ползти всё дальше и шире. Так, чтобы всякие авантюристы и налётчики трижды подумали, чем нападать на экипаж некой знатной особы… А также, обеспечивая мне некоторое алиби, если когда-нибудь у кареты госпожи посла увидят крылатого ящера.
   Перевернуть, перекинуть с пальца на палец, чуть стукнуть о стол – казалось, несчастный предмет утвари жил своей жизнью, танцуя в руках женщины. Скверная привычка для той, успех работы которой во многом зависел от умения скрыть бурную мыслительную деятельность от чужих глаз за максимально вежливым, но пустым лицом. Но алую эти условности сейчас волновали мало. Она не мнила себя великим дипломатом, однако уже достаточно доверяла самой себе, чтобы сознавать: иногда можно позволить проявить себе слабость там, где это неважно – с тем, чтобы та о себе не напомнила в критический момент.
   Она бросила недолгий, но пристальный взгляд на сородича: обиделась ли? Всё-таки, появление второй драконицы Сванвейг использовала в своих интересах, не задумавшись даже на секунду. Пусть даже это «пользование» проявилось лишь в виде невинной маленькой лжи, неспособной повредить новой подруге, и способной здорово подсобить послу, многих честных до зубовного скрежета личностей подобное отношение могло бы покоробить.

   - Я хочу, чтобы закрепился слух: посол под незримой опекой всегда, даже сам того не осознавая. Не видя своего защитника никогда, кроме лишь самых скверных ситуаций, когда без прямого вмешательства не обойтись. Понимаешь, к чему я? Мы рискуем разрушить этот образ даже просто сидя здесь и разговаривая друг с другом – если, конечно, кто-то захочет копнуть в эту историю поглубже и поговорить с хозяевами этого постоялого дома.
   Алая чуть закусила губу, оглядывая помещение. Помимо них, безусловно, имелись и другие гости, среди которых две девушки мало чем выделялись. И всё же…

   Сванвейг, наконец, положила несчастную ложку и осторожно отхлебнула ароматного травяного отвара, как раз остывшего до комфортной температуры. Тепло, пряно, душисто. Мелисса, и… Бес знает, что ещё. Она никогда не была хороша в травах – в отличие от своей старшей сестры.
   - Тем более, я всё ещё не уверена в мотивах этого нападения. По деревне не скажешь, будто её терроризируют чудовища; о пропажах экипажей в этих краях я тоже не слышала – не чаще, чем обычно, по крайней мере. Арахноиды здесь обычно не водятся. Вот и думай теперь: сбежали ли у какого-то болвана экзотические питомцы, или некто решил устроить покушение на посла, обставив смерть как случайность? Если мы предполагаем второй вариант, то тебе, новоиспечённая длань короны, уж и подавно не стоит навлекать на себя внимание.

Отредактировано Сванвейг (13-09-2023 07:59:02)

+2

19

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/583551.png[/icon]
Джет внимательно слушала рассуждения алой. Байка про дракона защитника и впрямь выглядела отличным прикрытием. Да и самой огнекрылой в ближайшее время можно было не так активно скрываться, хотя кого она пытается обмануть? От привычек так легко не избавляются, и вбитые с детства основы все равно заставят действовать «как положено» и никак иначе.
«Нужно будет при случае порасспрашивать на счет того, как долго она живет среди людей и как это ощущается.» отметила про себя драконица, уже порядком привыкшая к более дикой жизни, но все еще не сумевшая полностью забросить эту идею из-за любимого отца.
- Учитывая разницу в положении - это мне нужно уточнять, можно ли так вольно вести себя в компании высокопоставленного лица.  – продолжала улыбаться огнекрылая, - Мне правда нравятся твои рассуждения и то, с какой осторожностью ты подходишь к решению вопросов. Поэтому не против ответить на мой вопрос? Пока получается, что нападение арахноидов больше всего выгоды приносит именно тебе, учитывая план, которым ты со мной поделилась. Скажи это ведь не твои зверушки были?
Голос Джетрииль звучал весело и со стороны могло показаться, что между драконицами идет ничем не примечательный женский диалог. Лишнее внимание сейчас и правда было бы излишним. Но тем не менее смолчать по поводу своих предположений, пусть и в более шуточной манере, было не в характере Джет.
- Обвинять тебя не собираюсь и, сказать по правде, мне мало есть дела до того, сколько людей могло пострадать при той заварушке. Просто хочу услышать твой ответ. Можешь считать, что мне… несколько тяжело понять того, кто с головой погрузился в человеческое общество и таким образом пытаюсь получше тебя узнать.
Говоря все это, взгляд огнекрылой скользнул мимо крылатой сестры в пустоту, а на губах едва различимо дрогнула улыбка. Разговор навевал воспоминания. Не самые приятные, но тем не менее согревающие сердце. Будь здесь Михаэль, то не упустил бы случая уличить подругу в сентиментальности, как насмешке над тем, что Джет стремилась казаться более отстраненной, чем есть на самом деле.
Драконица ждала и наблюдала за реакцией на свои слова. Драконы мало чем отличались от людей в плане характера. Они могли быть легкомысленными или вспыльчивыми, доверчивыми и мнительными, а также по-разному проявляли свои эмоции. Порой достаточно было маленькой провокации, чтобы оппонент обратился бешеным зверем. Пусть это будет и не приятно, но стоило узнать подобные вещи здесь, на берегу, прежде чем ввязываться в авантюру, где цена каждому слову или действию будет куда выше.

- В любом случае пока где-то поблизости обитают эти твари про отдых можно будет забыть. Так что с радостью поищу это гнездышко для тебя, как только восстановлю силы. Если оно спрятано где-то подальше от людей, то думаю, что смогу его найти. В противном случае его найдешь ты.
Для хищников выслеживание добычи не являлось проблемой, да и Джетрииль видела в какую сторону примерно ползла та тварь. Стоило разузнать больше хотя бы ради личного покоя – все же если бы не нападение на экипаж, восьмилапые уродцы могли бы выбрать в качестве жертвы спящего дракона.

+2

20

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]- Не паясничай, - усмехнулась алая, отнимая от губ кружку с душистым варевом, - Поглядим ещё, под какой личиной я буду скрываться через лет сорок. Что же до твоего вопроса – я очень надеюсь, что ты шутишь.

   В густом, сдобренном сливками бульоне помимо грибов нашлись кусочки курицы, пришедшиеся как нельзя кстати: лишь сейчас, в безопасности и с перевязанными ранами, Сванвейг осознала, насколько же у неё разгорелся аппетит. Чего уж тут скрывать: даже полёт тратит немало сил, и требует надлежащей компенсации в виде своевременного сытного перекуса. А у неё случился пусть и недолгий, но полноценный бой! Да и к тому же, солнце уж перевалило за полдень, и через часа четыре, пожалуй, верхушки далёких гор начнут окрашиваться в золото. А у неё ничего серьёзнее сушёных орехов с фруктами во рту с момента завтрака не было.
   Отрываться от обеда не хотелось совершенно, и драконица могла сходу припомнить места, где беседы о делах насущных за столом считались как минимум моветоном; апеллировать к этим традициям, чтобы насладиться едой сполна и в относительной тишине… Однако, слишком велик был масштаб предстоявшего им дела. И слишком редко выдавался шанс побеседовать с сородичем.

   - Не мои, - всё же подтвердила она, чуть хмурясь: необходимость подтверждать очевидное, чтобы не заронить зерна недоверия, удручала, но недоговорки им сейчас были нужны меньше всего, - Врать не стану: знай я, что ты будешь в это время, в этом месте, я бы поискала возможность извлечь из этого пользу. Но действовала бы в открытую, обсудив все варианты с тобой. Сейчас же я лишь стараюсь обратить скверную ситуацию на пользу. В моём деле без этого никуда, сама понимаешь.

   Безусловно, послу случается действовать и с позиции силы. Властно требовать, сотрясать своды замков гневным голосом, зловеще пророчить крах оппонентам... И всё же, такое случалось не столь часто, как хотелось бы. Куда чаще приходилось, в сущности, торговаться: требовать уступок от оппонента, стараясь не уступать ни пяди земли, ни грана золота; искать тот компромисс, что не устроит до конца никого, но будет приемлем для обеих сторон. Полное удовлетворение договорённостью являлось ничем иным, как признаком провала: или её, или противоположной стороны. Кто-то недоглядел, упустил некую деталь, выдал крашеный свинец за золото, а битое стекло за бриллианты.
   А ещё, иногда приходилось выступать в роли просительницы. Но о таких назначениях вспоминать хотелось меньше всего – пускай и давали они самый неприятный, но самый ценный опыт из всех.

   - У тебя весь сегодняшний вечер и всё завтрашнее утро, - кивнула Сванвейг, краешком губ улыбаясь новообретённой подруге, - Мы с гвардейцами завтра, как рассветёт, тронемся в сторону графского поместья. Что-то мне подсказывает, что там нас уже будут ждать с распростёртыми объятьями. Выясню у него всё, что только смогу. Ты, к тому времени, тоже закончишь с облётом. Хм…

   Она затихла, глядя долгим, немигающим взглядом куда-то вглубь таверны, пока в голове пытался сложиться воедино, подобно сложной многоцветной мозаике, сколько-нибудь надёжный план. Им нужно будет встретиться для обмена наблюдениями, это очевидно. Но где и как это сделать, не привлекая чужого внимания? Если ей удастся получить зацепку, то экипаж на пути к предполагаемому рассаднику пауков наверняка будет сопровождать эскорт из назначенных графом воинов. О конспирации в таком случае можно будет забыть. Сымитировать или спровоцировать нападение, чтобы Джетрииль могла явить себя? Ресурсами для такого рода представления Сванвейг сейчас не располагала, что бы тёмношкурая о ней не думала. Нет, искать встречи посол должна была самостоятельно: вопрос только в том, как избавиться от попутчиков, и как влиться в их общество снова по прошествии времени.
   С другой стороны, в истинном облике Джет куда компактнее и незаметнее – насколько может быть незаметен крылатый огнедышащий ящер, конечно же…

   - Всё пытаюсь придумать, как нам встретиться потом, чтобы обменяться наблюдениями без лишних свидетелей, - призналась она своей подруге, чуть хмурясь от досады на себя, - Может, ты владеешь какой-нибудь магией, которая помогла бы нам в этом деле? Я, кроме бытовой волшбы, так ничему и не научилась.

Отредактировано Сванвейг (15-09-2023 11:18:05)

+2

21

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/t583551.png[/icon]
- В каждой шутке лишь доля шутки. – пожала плечами огнекрылая, помешивая кашу в тарелке ложкой, - Сама должна понимать, что ситуации разные бывают, и предусмотреть абсолютно все невозможно.
Последняя фраза для самой Джет звучала, как легкая издевка – иметь возможность хотя бы краем глаза подсмотреть будущее и все равно попадать в ситуации, нахождение в которых не доставляло и капли удовольствия. Стоило ли сейчас воспользоваться своим даром и попытаться предсказать исход предстоящей авантюры? С одной стороны это могло бы хоть немного облегчить поиски, а с другой видения не давали четкого ответа, так что придется потратить много времени на попытки понять их. И пока драконица взвешивала все «за» и «против», разговор как бы невзначай отозвался на внутреннюю дилемму черношкурой.
- И действительно, как же потом встретиться… - огнекрылая повторила вопрос сестры. Чуть прищурившись, напоминая сейчас хитрую лисицу, Джет кивнула в сторону миски с кашей, - Ясный разум пустому желудку не товарищ. Ешь лучше, пока не остыло.
Будь ты хоть трижды сделан из железа и камня, обладай немыслимой выдержкой и ставь дела на первое место, а пустой желудок скрыть будет тяжело. По крайней мере о степени голода собеседника недвусмысленно говорило, то с каким аппетитом та смотрела на еду.
«Такой вариант тебя ведь устроит?» зазвучал голос черношкурой в голове Сванвейг, «Достаточно будет лишь определиться с примерным временем, а в случае, если найду искомое, то смогу так же показать дорогу.»
Несомненно, можно было с самого начала вести диалог именно так, без возможных лишних ушей, но какой прок раскрывать о себе все и сразу даже перед сородичем. Совсем другое дело, когда ты что-то получаешь взамен. В данном случае алая поделилась своими способностями в области магии, а также ответила на, в некоторой степени, провокационный вопрос, потому причин и дальше играть в молчанку было не так уж и много. Не говоря уже о том, что встреча с сородичем уже сама по себе могла считаться отличным подарком.
«Бонусом, могу предложить попытаться узнать исход данного… путешествия, но только в том случае если тебе нравится решать загадки. Кто знает, может сможешь узнать для себя что-нибудь полезное.»
Продолжай драконицы и дальше сидеть над мисками с едой, так кому-нибудь точно взбредет в голову погреть уши. Да и на голодный желудок принимать важные решения как-то совсем уж грустно, особенно, когда нос щекочет манящий аромат съестного.
Черношкурая зевнула. Разговор, пусть и был приятным, но не прибавлял бодрости. Да и следить за собственными словами, когда разум упрямо пытается отойти ко сну, становилось задачей трудновыполнимой. Не хватало еще начать обрастать иголками и неприкрыто хамить, чтобы поскорее избавиться от компании и погрузится в сладкую дрему.

Когда не приходилось тратить время на разговоры ртом, еда с тарелки стала исчезать значительно быстрее, а здоровый сон должен был с лихвой компенсировать затраченные на телепатию усилия. Сон… Джетрииль буквально грезила о том моменте, когда голова наконец-то коснется кровати и тело наполнится легкостью. Все в миг станет неважным и несущественным, пока петухи вновь не пропоют свою песню новому дню.
«Ах да, как поступим, если…» драконица хмыкнула, будто слово «если» действительно могло быть сейчас уместно, «кто-то здесь решит доложить о том, что мы разговаривали. Не думаю, что королевские послы часто подбирают попутчиков неизвестного происхождения, да еще и за одним столом с ним беседы ведут.»
Вопрос не столь существенный, но уж лучше было заранее согласовать версию, чтобы в последствии не быть пойманным на лжи. Ведь ложь – это паутина, где каждая ниточка была важна, а стоит потянуть за одну, как за ней потянется вторая, третья и так пока весь клубок не обратится в ничто.



____________________
телепатия 320-45=275

Отредактировано Джетрииль (16-09-2023 16:34:51)

+2

22

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Сванвейг чуть искоса взглянула на новообретённую подругу, пытаясь понять, что скрывалось за её хитрым видом и внезапным уходом от вопроса, однако решила всё же внять совету, переводя своё внимание на уже давно дразнящий её чарующими ароматами обед. В конце концов, что худшего может случиться? Даже если Джетрииль на самом деле затаила обиду на поступок алошкурой, откровенной угрозы с её стороны ожидать не хотелось. Что это будет за мир, в котором даже дракон дракону не может доверять…?

   Голос в голове явился неожиданностью для посла, однако той хватиило самоконтроля, чтобы не выдать своё удивление. Что ж, вот и ответ на её вопрос, наглядный и недвусмысленный…. И неутешительный, стоило признать. Всё же мысленное общение, доступное в истинной форме, и телепатия – это совсем не одно и то же. В первом варианте она сама выбирала, какие мысли транслировать собеседнику; здесь же, все её планы, все её размышления, как относящиеся к делу, так и отвлечённые, были на виду у тёмношкурой. Не то чтобы Сванвейг ей не доверяла, отнюдь, да и случайно выдать какую-нибудь тайну короны – не думать о белом слоне -  не являлось самой страшной перспективой. Какой-никакой самоконтроль у неё есть, да и в руках Джетрииль большинство подобных сведений окажутся совершенно ненужным балластом. Другой вопрос, когда её мысли, её взгляд поведёт куда-то не туда, и разум вместе с инстинктами да интуицией отправятся на поиски разгадки такими тропами, которые наблюдать будет не слишком комфортно, а то и постыдно…
   Не очень комфортно, когда тебе лезут в душу. Но был ли у них выбор? Чужие уши им и впрямь совершенно ни к чему. Главное, чтобы никто особо чувствительный или подозрительный не почуял присутствия волшбы. В любом случае… Как бы им это провернуть?

   Допустим, они попадут к графу, воспользуются его гостеприимством – ненадолго, на считанные часы, - и отправятся дальше, либо в сторону Вильсбурга, не найдя никаких указаний на тему возможного источника угрозы, либо туда, куда их направит покровитель этих земель. В первом варианте, скорее всего, они будут одни, и конспирация не потребуется, во втором же, с ними будет эскорт из солдат графа. Что же делать в таком случае? Наверное, тогда Джет придётся следить за ними с высоты. Рано или поздно им придётся устроить небольшой привал, и тогда телепатке не придётся даже появляться в прямой видимости, чтобы связаться со Сванвейг. Кстати, на каком расстоянии она может читать или принимать мысли…?

   - Э, да ты уже совсем усыпаешь, - чуть покачала головой драконица, озабоченно поглядывая на подругу, - Сейчас озаботимся ночлегом. Главное, чтобы комнат хватило. Пойду узнаю.

   Подобрав с тарелки последние кусочки прискорбно быстро закончившейся каши, чешуйчатая поднялась с места, принявшись искать взглядом среди многочисленных посетителей постоялого двора хозяина этого прекрасного заведения, или хотя бы девочку-подавальщицу, что могла бы к нему привести. Попутно она размышляла касательно последнего замечания Джетрииль. Разговоры со случайными знакомцами… Это и в самом деле могло стать проблемой, но Сванвейг откладывала её вниз в приоритетах, как наименее значимую. Однако, настало и её время. Если так подумать, проблемы могли возникнуть лишь пожелай кто-то всерьёз заняться расследованием личности посла и случайно возникшего дракона: с таким скромным сопровождением, алая старалась следовать в условиях ненавязчивого инкогнито: гербовые накидки гвардейцы в пути носили лишь на случай внезапного нападения, чтобы условные грабители трижды подумали, хотят ли они связываться с прямым исполнителем королевской воли, из-за которого впоследствии их могут достать из-под земли. Сейчас же накидки остались в карете, а сама же драконица представлялась лишь именем, но не родом и не титулом.
   Но если их всё же будут искать, будут проверять…

   «Сойдёшь за мою знакомую детства?  В окрестностях Берселя бывала? Сойдёшь за дочь разорившегося рода в поисках лучшей жизни, мне кажется. Ну или если у тебя какие идеи есть…»

   Впервые за всё время их безмолвной «беседы» Сванвейг именно адресовала размышления темношкурой, потихоньку привыкая к тому, что её мысли находятся под наблюдением: до того она попросту позволяла размышлениям течь естественным образом, подразумевая, что их и так увидят, и обработают. Но так Джет будет, наверное, проще… Или же без разницы?

   Однако, прежде чем ей удалось найти владельца постоялого двора, явились её подопечные. Внимательно выслушав обеих, посол узнала: ни о каких пауках в деревне и слыхом не слыхивали, равно как и о других чудовищах. Более того, за последние лет пять дела пошли в гору: на дорогах прибавилось и путников, и торговцев. Обычно такое процветание привлекает любителей нажиться чужим добром, однако вот уже года два-три, как никто не слышал о нападениях разбойников на тракте. Не иначе, граф усилил патрули, и железной метлой вымел всю эту шваль из предгорий. На фоне этого оживления, постоялый двор стал основным источником дохода для этой деревни; дальше же, в сторону графского поместья и чуть к горам, лежала деревенька Сухие Долы, где пряли ткани тончайшей работы, до которых и были так охочи заезжие купцы.
   Имелась у этого оживления и обратная сторона…
   - Никак не могу вам помочь, милсдари и миледи, - сокрушённо причитал рыжеволосый детина, смущённо переминаясь с ноги на ногу перед очередными знатными гостями, - Видел я и карету вашу, и коней, и понимаю, что за ценой не постоите, но нету комнат свободных. Токмо каморка под лестницей, там девочки обычно ночуют, как домой не идут. Но там и одному тесно, а уж вчетвером…
   - Ничего, мы переживём, - утешила несчастного здоровяка драконица, стараясь не давать воли рождающемуся раздражению, - Каморка так каморка. И подушки с простынями на всех, а мы уж что-то придумаем.
   Одного взгляда на дверцу под лестницей было достаточно, чтобы понять: набиться туда всей компанией можно было лишь при условии, что спать они будут стоя. Как лошади. Но какой посол пасует перед трудностями?
   - Ночи тут тёплые, - рассуждала Сванвейг вслух, уже перед своими попутчиками, - Спать в конюшне я никому не предлагаю, но у нас есть карета. Джет, куда тебя больше тянет?

   Мальчики налево, девочки направо… В голове один за другим стремительно промелькнули шутливые образы: а что, если не так? Спросить тёмношкурую, кто из гвардейцев ей более по нраву? Наверняка Геретан, юноша в самом расцвете сил. И если таки ночь будет прохладная, будет повеселее… Стоило бы, конечно, быть осторожнее со своими мыслями с открывшимися перспективами телепатии, но увы: легко остановить речь, но практически невозможно замедлить полёт фантазии.

Отредактировано Сванвейг (17-09-2023 14:03:50)

+2

23

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/t583551.png[/icon]
Разум черношкурой плыл в потоке сознания алой сестры, отмечая и подмечая для себя определенные нюансы. В целом, можно было согласиться с тем, что сама по себе телепатия мало подходила для общения, разве что собеседники не были настолько близки, чтобы иметь недомолвки способные привести к конфликту. Да и без преувеличения можно было назвать такой способ связи обоюдоострым клинком. Особенно, если в голове кавардак без каких бы то ни было сдерживающих факторов. Так же как Джетрииль сейчас могла беспрепятственно наблюдать или «слышать» нечто не предназначенное для её ушей, так и для Сванвейг огнекрылая была подобна открытой книге. И пусть основную часть мыслей сейчас занимали вопросы восьмилапых тварей и желанного свидания с подушкой, из-за сонливости нельзя было сказать наверняка какие из воспоминаний и мыслей могли всплыть в сознании. Правда, большинство из них вряд ли могло бы хоть как-то заинтересовать посла. Разве что кошмары… о, эта тема часто не давала Джет покоя, временами заставляя бежать вперед, будто раненый зверь, преследуемый вошедшими в азарт охотничьими псинами. Впрочем, тут обе драконицы находились в равных условиях – информация друг друга была просто ненужным балластом. И если госпожа королевский посол волновалась о мыслях некомфортных и постыдных, то Джетрииль больше переживала за кошмары, которые могут посетить крылатую сестру.
«На безрыбье и рак рыба» - несколько обреченно подытожила драконица все плюсы и минусы телепатического общения.

В планах на завтра, пока Сванвейг собиралась погостить в доме местного аристократа, Джет планировала осмотреть окрестности и попробовать отыскать хотя бы намеки на логово пауков или место, где их могли держать. Зацепкой могло служить направление, в котором уползал замеченный ранее индивид, а дальше стоило вспомнить, что дракон это все же хищник, и попытаться выследить «добычу». После можно будет с воздуха найти либо дом графа, либо экипаж посла, а дальше… дальше останется следовать на расстоянии, чтобы предполагаемый ненужный эскорт ничего не заметил. При сильной необходимости можно будет воспользоваться призывом элементаля, чтобы не показываться самой, или, если расстояния для применения телепатии будет не хватать. Да и даже десятка метров с небольшим вполне должно хватить, если во время привала патрульные не решат прочесать окрестности. Тогда придется несколько изменить подход и отправить одного из подопечных Сванвейг от привала. За хворостом или по малой нужде – не принципиально, главное, чтобы можно было хоть кому-то передать информацию. Раз алошкурая доверяла своим гвардейцам, значит и подобный расклад не станет чем-то неприемлемым.

- М? – девушка вопросительно посмотрела на свою собеседницу, будто только что не вела мысленные беседы, а дремала с открытыми глазами, — Это было бы чудесно.

Когда тарелки исчезли со стола, а крылатая сестра отправилась на поиски человека, ответственного за размещение постояльцев, драконица не нашла ничего лучше, чем сложить руки на стол и уткнуться в них, как в импровизированную подушку.
«В окрестностях Берселя? Кажется, что-то припоминаю. Город вина и кораблей, да? Была там в юности. Ха-ха твой вариант более чем устраивает, даже добавить нечего. Даже знаю, чью фамилию можно будет взять при необходимости – Либ. Их семейство раньше занималось торговлей, но когда наследники с каждым поколением становятся все глупее… Они мне должны, а раз денег с них я уже не получу, то хоть фамилию позаимствую.»
Берсель был местом с многочисленными приятными воспоминаниями, а еще он стойко ассоциировался с крупной суммой денег, которую черная драконица так и не увидела в своих лапах из-за рухнувшего бизнеса в неумелых руках. Иногда огнекрылую посещали мысли о том, что тогда стоило принять предложение о становлении приемной дочерью и возможностью заниматься торговлей под крылом «семьи». Ну, вот и «возможность».
«Поступай так, как тебе будет удобно. Я не привереда по части вида обсуждений. Разве что предупреди, если захочешь… уединиться в своем мыслительном процессе, а я в свою очередь сообщу если решу вновь навестить тебя.»

Новость об отсутствии комнат кольнула в самое сердце, заставив на краткий миг расстроиться и подумать о том, чтобы вернуться в окрестности и переночевать в более привычной форме. Вот только внезапный уход «в лес» явно не тянул на поведение обычного человека, а следовательно, и действовать подобным образом не стоило.
- Экипаж – какая никакая, а все же… что-то вроде комнаты. – пожала плечами Джетрииль, усмехнувшись про себя полету фантазии королевского посла, - Лучшая комната из предложенных должна достаться тому, кто за это все будет платить.
Драконица в очередной раз зевнула, прикрыв рот ладонью. Как бы не приятно было беседовать с сородичем, а заснуть прямо посреди разговора точно за комплимент никто не сочтет. Потому, как только в поле зрения появилась девочка-подавальщица с набором одеял и подушек, о которых просила Сванвейг, черношкурая, не церемонясь, помогла облегчить эту ношу, забрав себе один комплект.
- Ну-с, пожалуй, отправлюсь отдыхать первой, а вы развлекайтесь. – огнешкурая улыбнулась, кивнув в сторону одного из столов, где компания подвыпивших мужчин развлекала себя игрой в кости, а затем, немного подумав, добавила, - И так… на всякий случай. Я не жадная и готова поделиться местом в экипаже. Торжественно клянусь обойтись без вредительства.
Последняя фраза была подана в шуточной манере старой присяги, которой когда-то драконицу учил отец. Но, сказать, что данное предложение было полностью шутливым было нельзя. Все же пьяные посиделки имеют свойство заканчиваться и в свои права вступало пьяное бессознательное. Потому иметь под боком кого-то кто мог бы избавить черношкурую от необходимости разбираться в случае чего самостоятельно было неплохой идеей.
«Оставляю тебя наедине с твоими мыслями.» с явно шутливой интонацией мысленно попрощалась Джет.
- Доброй ночи.
Помахав рукой, драконица направилась к экипажу и, забравшись внутрь, смогла выдохнуть. Сдерживать раздражение от недосыпа порой становилось слишком сложно и только не желание ссориться с крылатой сестрой хоть как-то придавало сил.

Бросив подушку под голову, огнекрылая завернулась в одеяло и почти сразу провалилась в бездонную бездну. Поначалу не было никаких снов, лишь обволакивающая тело пустота, так приятно убаюкивающая. Легкие прикосновения теплых рук заставили драконицу очнуться от оцепенения. Перед ней стояла её старая подруга Лаура. В её длинные серебристого цвета волосы были вплетены полевые цветы, а на макушке застряла веточка. Девушка протянула руки и крепко обняла огнекрылую. Губы шептали слова, разобрать которые Джетрииль не могла, а подруга продолжала обнимать и гладить свою названную сестру по спине, даря покой и умиротворение.

Джет открыла глаза, с которых крупными каплями стекали слезы. «Давненько тебя не было, моя драгоценная совесть.» обратилась драконица в пустоту. Судя по царившей вокруг тишине, сейчас была глубокая ночь. На противоположном сиденье спал один из гвардейцев – огнекрылая предположила, что его отправила Сванвейг.
Самое то сейчас было снова лечь спать, если бы не одно довольно неприятное «но» - кто-то возился возле экипажа. Приподнявшись с места и осторожно выглянув, Джетрииль заметила мужчину, копошащегося возле колеса.
«Не везёт…»
Стараясь лишний раз не шуметь, драконица сползла на пол экипажа и пододвинулась ближе к спящему соседу.
- Смирно. – прошипела огнекрылая практически в самое ухо, попутно закрывая гвардейцу рот рукой, чтобы тот спросонья не стал шуметь.
В целом… план удался, если не считать довольно громкого всхрюка, который издал мужчина от неожиданности. Сейчас бы в голос рассмеяться от подобного, но приходилось держать себя в руках.
- Если постоялый двор процветает, то там часто заводятся паразиты. – быстрым шепотом начала объяснение драконица, - Они портят экипажи так, что заметить сразу не получится. Потом либо грабят где-нибудь вдали от города или, если не повезло, то предлагают помощь и ремонт. Сам испортил, сам же и починил. Хороший заработок. Так вот… один такой паразит сидит у колеса экипажа.
Отстранившись, огнекрылая села на сиденье и пальцем указала в сторону, где копошился неизвестный в попытке обеспечить себе потенциальный заработок в недалеком будущем.

Проигравшись с треском и попутно перебрав за воротник, Гюстав пошатываясь слонялся по городу, ища где можно было бы занять в долг или получить бесплатной выпивки. Он не был местным пьянчугой, но славился тем, что, получив плату, большую её часть спускал на увеселительные мероприятия, а уже оставшееся нес домой. Как мужику рукастому, плотника как-никак, платили ему хорошо и без работы сидеть не приходилось, а потому местным было проще стерпеть его пьяные выходки раз в пол месяца, чем ссориться с ремесленником.
Вот и сегодня без выходок не могло обойтись и, когда все уже по домам готовились ко сну, Гюстав решил вспомнить, что жена его уже давно не молода, в отличии от подавальщиц с постоялого двора. Особенно той, что временами оставалась там ночевать. Как бишь её звали… а да какая разница, главное, что тихой была и симпатичной. С этими мыслями мужчина повернул в сторону своей новой цели. Посетителей в это время редко можно было встретить, а те, что были вряд ли станут вмешиваться – именно с такими мыслями Гюстав и ввалился в каморку со спящей.


___________________
телепатия 275-45=230

Отредактировано Джетрииль (23-09-2023 01:22:56)

+2

24

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Недолго поразмыслив над ситуацией, драконица всё же была вынуждена с некоторым сожалением констатировать: как бы это не звучало забавно в её мыслях, гвардейцев придётся поделить. Всё-таки, в глазах окружающих они оставались хрупкими дамами благородного происхождения, нуждающимися в защите со стороны благородных воителей – и, справедливости ради, здесь они и впрямь могли бы помочь в бою, случись что неладное. Особенно внутри таверны. Сванвейг ни разу не пыталась обратиться, находясь в стеснённых по пространству условиях, и не горела желанием восполнять этот пробел в своей практике истинной формы, да и конспирацию всё же надлежит блюсти. Мысленно скрутив рожицу подруге – ну не выходит держать в узде фантазию, уж прости, - чешуйчатая кивнула одному из спутников.
   - Тогда, Геретан, приглядишь попозже за Джетрииль. Вести себя прилично; если нужно, могу между вами положить твой меч. По старой традиции.
   - Обижаете, госпожа королевский посол!
   Она рассмеялась, миролюбиво подняв руку в ответ на возмущённый взгляд. Какие мы все серьёзные… Как будто при дворе.
- Приношу свои извинения за неудачную шутку.
   Бедоладка темношкурая: интересно, она уснёт, так и не дождавшись подушек и одеяла? С тем, как она выглядела, в это можно было поверить. Забавно: жало вонзили в неё, а с ног валит Джетрииль. Загадка, да и только: солнцу до заката ещё часа три минимум. Ну да ладно. Она найдёт, как скоротать это время. Постоялый двор снова принял их ароматами стряпни, пива, разогретого на солнце дерева, и лишь небеса знают, чего ещё.
   - Витольд, насколько тебе дорого твоё жалование?
   - На что вы намекаете, миледи…? – гвардеец чуть приподнял бровь, настороженный внезапным вопросом.
   - На то, что у вас двоих однозначно есть игральные кости, а то и доска для триктрака. И что к вам этим вечером присоединится третий игрок.


   Что бы там Сванвейг не говорила, благосклонность богов сегодня для неё явно закончилась на встрече с сородичем. Кости упорно ложились не так, как следовало, камешки по доске ползли мучительно медленно – и в итоге, алая сама отдала довольно усмехающемуся гвардейцу часть своего гонорара. Вернее, пообещала отдать: в Вильсбурге, когда оный будет получен на руки в полном объёме. Безусловно, она могла отказаться, могла бы даже устроить разгром своим подчинённым за азартные игры за её спиной, но… Проигрывать надо с честью.
   Тем более, все эти тревоги оказались позабыты, едва на полу каморки оказались два соломенных матраца, покрытые стиранным-перестиранным, но всё же чистым бельём. Оставшись в одной нижней рубашке, драконица устроилась под тонкой простынкой, и уже через миг провалилась в плотный, тягучий сон. Какие бы образы не пытались к ней явиться, все они оставались размытыми даже по меркам сновидений: всё-таки, зацепили её пауки посильнее, чем Джетрииль, и теперь уже её тело требовало своего заслуженного отдыха. В какой-то момент затрещали половицы, отзываясь на неспешный топот, скрипнула дверь – алая что-то недовольно проворчала, обхватывая покрепче подушку, цепляясь за желанные глубины дрёмы. Приспичило ж ему именно сейчас…
 
Но заснуть вновь не получалось. Может, наличие спутника рядом и впрямь добавляло уверенности. А может, дело было в том, что, отлучившись из комнаты, Витольд не имел возможности запереть дверь, и сейчас никакой засов не защищал посла от особо бессонных обитателей этой деревни. Сущий бред, на самом деле. Кому потребуется…? Впрочем, неважно. Вот он, уже скрипит по доскам где-то в общем зале. Как-то больно неровно, но что со сна только не случится…
Дверь грохнула о стену, распахиваясь под натиском пошатывающегося тела, с жалобным, прерывистым скрипом двигаясь обратно. Тут уже не выдержала сама Сванвейг. Посольская выдержка, конечно, легендарна, и при дворе, чужом или Остебенском, она бы наверняка сдержалась, но…
   - Блядь! Можно поаккуратнее, а!?
   Она с размаху села, вонзая пламенный взгляд в своего горе-защитника. Вот только даже в кромешном мраке ей хватило одного мгновения, чтобы понять: перед ней не гвардеец из благородной семьи. Но кто? Всё же, убийцы? Сердце пропустило один удар, когда алая рывком подскочила со своего ложа, готовясь хотя бы не дать врагу так просто. Но донёсшийся аромат перегара и сивухи принёс причудливое, смешанное с отвращением облегчение.

   - А ну-ка свалил отсюда, пока я тебе брюхо не пропорола, - угрожающе прорычала она покачивающемуся силуэту. Было сложно сказать, в какую сторону он качнётся в следующий миг, и сейчас Сванвейг отчаянно вспоминала все те приёмы, которым учил ей отец, когда, наконец, пришло избавление. Крепкая рука схватила пьяное тело за плечо, разворачивая к двери.
   - А ты ещё кто такой? А ну прочь!

Отредактировано Сванвейг (24-09-2023 03:41:42)

+2

25

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/t583551.png[/icon]
Возмущение хлопаньем двери оказалось для мужчины несколько неожиданным. Точнее то, как и с какой интонацией оно прозвучало. Хотя количество выпитого напрочь лишало здравого смысла, удивление от услышанного все же появилось. Выразилось оно в небольшой заминке в дверном проеме, но на этом все. Перед ним, пусть и едва различима в темноте помещения, виднелась женская фигура, и этого было более чем достаточно. Ну не будет же, право слово, владелец сдавать кладовую высокопоставленным гостям – бред же.

Не такой реакции мужчина ожидал от девочки тихони, но какая уже была разница? Деваться ей все равно некуда, да и помощи просить не у кого. Гюстав было подался вперед, но чья-то тяжелая рука опустилась на плечо и развернула пьяного ловеласа лицом к двери.
Долгие секунды ожидания прошли прежде, чем плотник смог сфокусировать свой взгляд на лице гвардейца, а после недолго думая, положил руку на плечо Витольду и выдал:
- Третьим будешь? – прозвучало это как-то по-доброму, будто старого друга приглашает за обеденный стол вместе перекусить.

Молодой гвардеец несколько опешил от такого пробуждения и спросонья пытался осознать, что ему тараторили на ухо. Главную суть Геретан уловил довольно быстро и стоило Джетрииль отойти с прохода и указать нужную сторону, как гвардеец тут же рванул из экипажа к злоумышленнику.
- Ты кто такой? Что тут делаешь? – рявкнул мужчина, на неизвестного с изумлением вытаращившего глаза на возникшего из ниоткуда солдата.
Поняв, что дело принимает скверный оборот, мелкий вредитель вскочил на ноги и рванул прочь. Затеряться ночью в знакомом для себя городишке, да еще и ночью – проще простого. К тому же гвардеец не казался мужчине серьезным противником. Даже если поймает, то нужно ведь будет еще доказать вину, а с этим могут выйти проблемы.
Выучке королевских гвардейцев можно было поаплодировать. Хорошее у Сванвейг вышло сопровождение. Геретан не теряя ни секунды кинулся следом за преступником, и они оба скрылись из виду.
Драконица же никуда не спешила. Покинув импровизированную комнату, черношкурая потянулась и присела на корточки там, где еще недавно сидел неизвестный. Конечно, о том, что транспорт портят, она была в курсе, а вот что именно приводилось в негодность, увы, не знала.
«Нужно будет не забыть сказать Сванвейг перед уходом.» огнекрылая сделала небольшую пометку для себя, не забыв отметить, что в крайнем случае эту же информацию сможет передать и умчавшийся в темноту солдатик. Солдатик… снова вспомнился звук, с которым проснулся Геретан, и Джет не смогла отказать себе в удовольствии от души посмеяться – сейчас сохранять тишину уже не было смысла, а голос черношкурой все же не был настолько громким, чтобы разбудить постояльцев. Порой самые простые вещи приносят больше всего искренних эмоций.

Отредактировано Джетрииль (26-09-2023 20:33:08)

+1

26

Гвардия – это не просто разодетые в цвета Остебена крепкие парни, что гордо вышагивают на парадах и отчаянно сражаются в самых безвыходных ситуациях. Это ещё и цвет юной знати, зачастую будущие виконты или даже графы; их выучка, их доблесть, их манеры – это лицо как государства, так и их семей. В какой-то степени, ответственность, что лежала на этих воинах во время дипломатических экспедиций, мало чем уступала ответственности самого посла: их резкость, неосмотрительность или даже неловкость могли стать поводом для создания проволочек, оказаться отправной точкой грядущего конфликта. Сванвейг лично знала как минимум одну историю, когда одного из воинов посольского эскорта опоили зельем – так, что последствия были мало отличимы от чрезмерного возлияния и последовавшего пьяного дебоша. Стоит ли говорить, как низки оказались её позиции на последовавших вскоре переговорах…? Что Геретан, что Витольд обладали прекрасным самоконтролем, и во время службы и веком бы не дёрнули, обратись к ним с таким предложением пьяный гуляка.

   Вот только сейчас время было неслужебное.

   Гвардеец не стал стряхивать руку незнакомца с плеча. Вместо этого он сделал какое-то резкое, но совершенно неуловимое в темноте движение – словно раздражённо отбросил в сторону надоедающую полу плаща. Вот только после этого движения до ушей драконицы донёсся приглушённый, мягкий удар, и почти секунда в секунду за ним – хриплый, сдавленный голос, выдавивший что-то больше всего похожее на «Уй…». Незамедлительно после этого, фигура незваного гостя окончательно завалилась на стенку, чуть сползая вниз, явно спеша встретиться с полом – но замирая где-то на полпути, на полусогнутых.
   - Тебе добавить? – по-деловому поинтересовался рыцарь, потирая ладонью левой руки костяшки правой. По сдавленному отрицательному хрипению можно было предположить две вещи: во-первых, что выпивоха всё прекрасно понял и с первого раза, а во-вторых – удар в солнечное сплетение у мужчины был поставлен надёжно и умело. Сама Сванвейг таким мастерством похвастать не могла, пускай отец в своё время и научил её некоторым приёмам, достаточным для того, чтобы хоть как-то защитить себя в людском облике…
  - Спасибо, Витольд, - поблагодарила посол воина таким тоном, словно тот ей передал за столом солонку, - Будь добр, выкинь эту шваль в ближайшую канаву. И проведай, пожалуйста, Джетрииль с Геретаном. Хотелось бы верить, что хотя бы у них ночка поспокойнее.
   - Будет сделано, миледи. А вы пока что закройтесь на засов. Дождётесь моего возвращения?
   - Уснёшь тут… - фыркнула драконица, кутаясь в тонкое одеяло, - Если что, я и сама за себя могу постоять.
   В висках всё ещё чуть шумело, кончики пальцев предательски подрагивали: испуг отпускал, но прошлая мысль всё не давала покоя. Нет, это не покушение, лишь дурацкая случайность: такого кретина даже бы профан за бутылку первача не нанял бы на столь ответственное дело. Но если когда-нибудь до неё захочет добраться профессионал – вот так? На привале, в таверне, в замкнутом пространстве с одним лишь выходом? И она умрёт, так и не сумев разыграть свой единственный козырь в рукаве. Нет, с этим определённо надо что-то придумать…

   Дверь таверны распахнулась ещё раз: уже до того отлучавшийся гвардеец под светом звёзд вытолкал из таверны какой-то невнятный силуэт. До ушей Джетрииль могли донестись удар и приглушённое хеканье, когда единый невнятный силуэт разделился надвое: одна бесформенная тёмная часть полетела в кусты у дороги, что тотчас отозвались несчастным треском; вторая же, двигающаяся ровно и уверенно, направилась прямиком к карете и сидящей возле неё девице.
   - Не спится, леди?
[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]

+2

27

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/t583551.png[/icon]
Вот и проявляй к людям доброту. Тянешься к ним, раскрыв руки в объятиях. Буквально душу открываешь перед незнакомцами, а в ответ получаешь даже не плевок… нет, жестокий и выбивающий дух отказ. Примерно такими были хаотичные мыслю Гюстава, если привести их в порядок. Сам же пьянчуга медленно сползал по стене, жадно хватая ртом воздух, аки рыба, выброшенная на берег. Ответ Витольда был крайне доходчивым, красноречивым и не терпящим торгов, а потому плотник быстро смирился с тем, что сегодня женское тепло ему точно не светит. Мужчина даже не смог ответить на вопрос про добавку и лишь покорно ожидал дальнейшей своей участи. Все же каким бы пьяным Гюстав не был, а умирать зазря не хотел – ему еще семью кормить.

От души просмеявшись, Джетрииль не заметила, как к ней подошел еще один сопровождающий алой. Вздрогнув, драконица быстро развернулась, отпрыгивая назад.
- Мать моя гадюка, напугали. – выпалила черношкурая, и в этот момент со стороны канавы послышался какой-то нераспознаваемый, но однозначно жуткий и протяжный звук, как будто одна неведомая тварь пыталась родить другую, поменьше, - Просто что-то вроде привычки.
Отмахнулась Джет, словно хождение по ночам было чем-то естественным. Впрочем, в некотором роде так и было. Черный дракон днем куда заметнее нежели ночью – оттого любые перемещения проще осуществлять именно в темное время суток, когда меньше любопытных глаз вокруг.
- У Сванвейг же все в порядке? – с серьезным тоном спросила огнекрылая. Вряд ли гвардеец пришел бы сюда без веской на то причины, оставив свою цель в гордом одиночестве. Хотя, возможно Витольд пришел к своему напарнику, - Ваш напарник скоро вернется, если вы к нему. Сейчас он…
Джетрииль замялась, пытаясь не засмеяться снова – не хватало еще конфликтов посреди ночи.
- У нас тут небольшой инцидент произошел. Кто-то хотел устроить маленький саботаж. Вот Геретан, - кажется именно так звали того гвардейца, хотя черношкурая была не до конца уверена, что правильно запомнила, - И погнался за ним. Могу попросить Вас перед отъездом тщательно проверить экипаж?
Драконица кивнула головой в сторону переднего колеса, у которого и был изначально замечен злоумышленник. Наверняка при осмотре, зная, что что-то не так, можно будет заметить пару нюансов, тонко намекающих на возможную поломку в недалеком будущем. Да и если удастся поймать незадачливого вредителя, то можно будет в лоб спросить, что и как он сделал, и сэкономить время на устранении проблемы.

А все-таки ночью как-то попрохладнее, особенно в человеческом обличье и после сна. Поежившись, Джет без особого стеснения вытянула одеяло из экипажа, завернувшись в него, как в плащ. Здоровье - оно важнее, когда приходиться ждать развязки той ситуации, которую от части сама и заварила.

- Да иду я, иду. – возмущался неизвестный мужской голос где-то неподалеку.
Два темных силуэта медленно двигались в сторону экипажа. Один из идущих при этом немного прихрамывал, то и дело запинаясь и неестественно держа руку за спиной. Когда же двое подошли ближе, то в тусклом свете луны, можно было разглядеть, как гвардеец ведет перед сбой неизвестного, заламывая тому руку за спину.

+2

28

Гвардеец нахмурился, опускаясь на одно колено возле злополучного колеса. Пускай Сванвейг ни словом не обмолвилась со своим окружением на тему тревоживших её мыслей, волей-неволей, паранойя начинала распространяться: в конце концов, двойное нападение в одну ночь – это уже странно, особенно с тем, что все местные наперебой их заверяли о небывалом состоянии мира и покоя на трактах. Если вломившийся к послу пьянчуга ещё укладывался в череду случайностей, то откровенный саботаж уже тянул на серьёзную угрозу. Дождаться поломки экипажа вдали от деревни, выгадать момент между патрулями, и напасть – быстро и безжалостно, не давая опомниться глупой заезжей девчонке благородных кровей, что решила путешествовать в сопровождении всего двух охранников. Безусловно, в пресловутом инкогнито имелись и свои изъяны: напасть на королевского посла решились бы только лишь особо отчаянные бандиты. Не из-за сопровождения – Витольд на эту тему никаких иллюзий не питал. Из страха перед последствиями.
   - К госпоже Сванвейг пытался вломиться местный выпивоха, - мрачно отозвался мужчина, пытаясь в кромешной тьме, едва разбавленной отсветом звёзд и растущей луны найти нанесённое колесу повреждение, - Может, перепутал с кем-то… А может, и нет. Она попросила меня проведать вас, как я выведу этого болвана на чистый воздух.

   Стоявшая последние дни сухая погода играла на руку гвардейцу: среди налипшей грязи да по мокрому дереву найти следы повреждений было бы решительно невозможно. Колёса и дно колесницы сейчас выглядели же примерно так же, как и в тот день, когда этот экипаж был впервые пущен по дороге – конечно же, за вычетом царапин то тут, то там, да некоторой поблеклости красок. Пожалуй, стоило бы вернуться в постоялый двор, прихватить там лампадку, и осмотреть уже при его свете возможные повреждения, однако по жаре последних дней даже неизбежные следы конского навоза успели высохнуть и отвалиться от дерева, и любые повреждения либо неровности можно было найти даже на ощупь. Главное – знать, где искать.
Звук приближающихся голосов заставил Витольда с неохотой – разгадка, казалось, лежала на поверхности, и почти давала себя схватить за хвост, вылезти из-под экипажа. Поднявшись на нгоги, гвардеец оказался практически лицом к лицу с двумя мужчинами: с неизвестным, чуть кривящимся от боли и раздражения, и очень хорошо известным, что служил основной причиной дискомфорта первого.

   - Тоже бессонница замучила, Геретан? - поинтересовался он, отряхивая руки от пыли и заноз. Юноша чуть вымученно усмехнулся, перехватывая своего пленника поудобнее.
  - Угу. Что с госпожой Сванвейг?
  - Какая-то деревенщина спьяну решила к ней пристать, сейчас отдыхает. Кто тут у тебя?
  - Эй, да выпусти уже! – возмутился горе-саботажник, - Я ничего плохого не делал, Люцианом клянусь! Больно же!
  - Ага, - глубокомысленно отозвался младший из гвардейцев, ничуть не спеша давать свободу незнакомцу, - А теперь рассказывай, что делал возле колеса, и почему побежал.
   - Я плотник, повозки мастерить помогаю! Решил посмотреть, как у благородных кареты мастерят – авось, научусь чему. А тут появился из-под земли, как вампир…

   Глаза вредителя бегали, с особой тревогой задерживаясь на старшем из воинов, что вновь полез под экипаж, что-то там обшаривая где-то постукивая. Одинокое бранное слово – в пальцы вонзилась заноза.
   - Вы-то что там ищете? Я сейчас кричать буду! Вся деревня проснётся! Нет такого закона, чтобы простым людям руки ломать!
   - Вот это, - отозвался Витольд, выбираясь из-под кареты, и бросая облако мелкой деревянной пыли в лицо паршивцу, - Свежая, сам видишь… Плотник. Что ты там вместо пилы взял, напильник? У самой ступицы ещё, осторожно так… Рассказывай, что удумал, и кто твои дружки.
  - Неправда ваша! – взвизгнул неизвестный, с отчаянием и ненавистью дёрнувшись в цепкой хватке Геретана, - Как не совестно, на честного работника клеветать! Что деется-то, лю-ю-ю-д..
Увесистая пощёчина оборвала начинающийся крик, оставляя лишь ненависть в глазах. Витольд поиграл желваками, мрачно разглядывая пленника. Скользкий трус, но громкий. Возможно, его удастся припугнуть, но это займёт время.
  - Видишь этот прекрасный вяз? – рука воина указала на стоящее чуть поодаль у дороги дерево; сейчас, во мраке ночи, было невозможно назвать его породу, однако гвардейцу почему-то запомнилось, что это вяз – Правду. И быстро. Иначе ещё до рассвета ты будешь болтаться на нём.

[nick]Витольд дель Вебер[/nick][status]По долгу службы[/status][icon]https://i.imgur.com/A7bMvdh.jpg[/icon]

+2

29

[icon]https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/904/t583551.png[/icon]
Выслушав гвардейца, Джетрииль только пожала плечами. Подобные экземпляры не являлись чем-то редким и диковинным, чтоб удивляться подобным выходкам. Хотя для тех, кто играл более значимые роли в масштабах страны, такого рода случайности и могли показаться не случайными. В любом случае оставить Сванвейг с одним из её охранников было правильным решением. Особенно, если учесть тот факт, что алая, по её же словам, владела разве что бытовой магией. Конечно, при желании и этого могло оказаться более чем достаточно, но… проверять эти нюансы на практике было не желательно.
Драконица задумалась, что она сама бы предприняла в такой ситуации? Испытала бы она снова чувство страха от неимения выхода или обреченности, зная, что порой проще перетерпеть неприятные моменты нежели пытаться от них избавиться. В любом случае это не то, о чем хотелось рассуждать на полном серьезе или желать испытать, потому проще было отбросить столь неприятные мысли и просто порадоваться за благополучное разрешение ситуации для новообретенной подруги.
«Стоит проведать, наверное…»

 
На словах про бессонницу черношкурая тихонько хихикнула и отвернулась. Вот честное слово, как ребенок – такая мелкая глупость, а тебе смешно.
Препирательства мужчин же набирали обороты и могли перерасти в проблему. Особенно если горластый петух не перестанет драматизировать и орать почем зря.
- На двух лучше. – как-то мечтательно огнекрылая вклинилась в разговор на моменте про привязывание к вязу. Жестом же показала, как сначала руки соприкоснулись кончиками пальцев, а затем разве в стороны, будто позволяя двум деревцам вернуться к первоначальному вертикальному состоянию, - Ну, или можно до конца жизни слюни пускать.
- Тебя спросить забыли, шва-ай-яй-яй!  – огрызнулся было незнакомец, но договорить не смог. Молодой гвардеец сильнее заломил руку, не дав закончить фразу.
- Пойду, пожалуй, к Сванвейг. – несколько отстраненно бросила Джет, будто и не слышала ничего в свой адрес, - Не хорошо оставлять её одну. Еще и в неведенье.
Вполне логично было бы сейчас обойти компанию мужчин и двинуться в сторону таверны, но зачем? Вместо этого драконица пошла ровно по направлению к неприятной личности и проходя мимо, будто невзначай задержалась, подойдя совсем близко к мужчине, и, глубоко вздохнув, зарядила коленом да так, что несчастный аж пошатнулся и начал заваливаться на бок.
Отряхнув подол, словно от пыли, черношкурая вежливо поклонилась гвардейцам и пошла дальше, делая вид что ничего и не произошло. Разве что бросила напоследок.
- Если все же решите повесить, будьте так добры, позовите с собой.

- В-вот же г-гади-ина… - простонал несчастный, как только немного оклемался, а после обратился уже к Витольду и Геретену, - Мужики, ну вы чего? Я ж правда ничего не замышлял.
После последней фразы мужичек сразу же сжался, все еще сидя на земле и ожидая нового удара от Витольда.
- Стал бы я против господ что затевать? Эт же самоубийство. Любопытство это… сами подумайте, мужики, я честный трудяга! Если что сломалось бы в дороге - бесплатно бы починил, интересу ради как оно там устроено все в дорогих-то.
Незнакомец прикусил губу, поняв, что нехотя сболтнул лишнего, но деваться было уже некуда и придется выкручиваться – еще повезло, что солдатики на настоящего плотника не наткнулись, а то вмиг бы организовали пропуск за решетку или что того хуже.

В таверне было темно и тихо. Тусклый свет вырывал из полуночной тьмы фрагменты дощатого пола и куски мебели. Старясь сильно не шуметь, Джетрииль прошмыгнула в сторону кухни, где позаимствовала немного солонины и пару кружек пенного. Естественно, оставив взамен плату из собственного кармана – дракон ты или нет, а путешествие без денег никогда не приводило ни к чему хорошему.
Подойдя к каморке, девушка тихонько постучала пяткой в дверь.
- Спишь? – прошептала Джет, - Пришла тебя проведать. Говорят, у тебя тут весело было.

+2

30

[icon]https://i.imgur.com/ueSgNXG.jpg[/icon]Оговорка горе-плотника не ушла от внимания старшего из гвардейцев. Значит, всё-таки сценарий «внезапной помощи»: всё ещё весьма неприятный, но куда более спокойный, чем перспектива разбойничьей засады. В таком случае, пока что ничего не противоречило заверениям местных о «невероятном спокойствии на трактах», даже наоборот: вон какие великодушные люди в деревнях живут! А что оставляют заделы на будущую работу… Ну, кто ж без греха?
  - Эге, - многозначительно отозвался Витольд, поглаживая усы, - Какая трогательная забота: аж в пути бы проследил! А коль ось сломается – неужто сам бы справился, без подмастерий? Давай-ка начистоту, если шея дорога.
   - Или не только шея, - добавил Геретан, кивая в сторону удаляющегося женского силуэта, - Тоже хорошая идея была, не находишь?
   - Слишком долго искать придётся, - усмехнулся гвардеец, исподтишка поглядывая за реакцией пленника, - А так просто и доступно: преступник у места преступления; наказание приведено в исполнение без промедления. На нас уже напали в дороге сюда, и оттого церемониться мы не станем, поверь.


   На самом деле, Сванвейг никогда не была параноиком, и перспектива преждевременной разлуки с жизнью пугала её не больше, а то и меньше обычного среднестатистического смертного. В конце концов, она драконица! Кого ей бояться, в самом деле, кроме тренированных охотников или небольшой армии? Тем более, что сою натуру она скрывала старательно и умело, а лезть на рожон, против превосходящих сил, у неё не было ни поводов, ни желания. А что сейчас? Ощущение потенциальной угрозой, своевременно дополненное чувством беспомощности перед опасностью – и у неё уже дрожат пальцы, а в треске половиц чувствуются шаги недругов.
   Тихо ругнувшись себе под нос, посол подобрала под себя ноги, стараясь подавить, загнать поглубже неприятный холодок внизу живота: предчувствие беды, ощущение грядущей трагедии, в которой она будет бессильна что-то сделать. Она хорошо знала это ощущение, ещё с детства – когда родители узнавали о её эскападах, о неосторожных обращениях или стычках с людьми; позже, это чувство тоже никуда не делось, предвещая лишь более серьёзные беды. И так как дракону не пристало дрожать в ужасе перед боем, она неизменно подавляла, преодолевала это чувство, встречая грядущее с гордо поднятой головой и твёрдостью в движениях… Но сейчас, в одиночестве и в темноте, можно немного и позволить себе побыть слабой. Тем более, что разумом Сванвейг понимала: беды никакой не будет.

   Пока что.

   На ощупь она нашла в темноте глиняное блюдце с огарком свечи, подтащила к себе поближе – но не настолько, чтобы потенциально подпалить солому матраца. Пальцы не слушались, и заклинание сначала сорвалось, вызвав ещё одно тихое проклятье – но вскоре во мраке пробудился робкий, танцующий огонёк. Как раз вовремя: стук в дверь заставил драконицу чуть вздрогнуть, однако раздавшийся вслед за ним голос принёс немного успокоения расшатанным нервам.
   - Поспишь тут… - пробурчала алая с деланным равнодушным раздражением, - Какое-то пьяное чмо ошиблось дверью, только и всего.
   Излагая свою невесёлую повесть, Сванвейг поднялась со своего лежбища, направляясь к двери. Негромко, но гулко пророкотал засов, и чешуйчатая уже стояла лицом к лицу со своей новой знакомой, настороженно рассматривая закутанную в одеяло девичью фигуру.
   - Тебе-то чего не спится? Витольд разбудил?

Использовано: Малый огонь; затрачено 15 маны.

Отредактировано Сванвейг (12-10-2023 22:34:20)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Сплетая сети серебра [Разноцвет 1052 года]