Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [20.07.1082] Крылья, несущие искры


[20.07.1082] Крылья, несущие искры

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

https://i.imgur.com/kbpNupb.png

***
- игровая дата
20.07.1082
- локация
Драконий Зёв
- действующие лица
Арх, Цянь Си
- сюжет
На острове уже какое-то время происходят поджоги. Торговая Гильдия с поимкой преступника не справляется, так что местные жители решают объединить усилия и самостоятельно отыскать виновника и надавать ему по самые уши, благо, что появились характерные приметы поджигателя.

https://i.imgur.com/8zsfn4c.png

Отредактировано Арх (01-06-2023 17:01:21)

0

2

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
Ночь двадцатого числа (настоящее)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

Сумерки уже опустились на землю, как странник в черном дорожном кимоно без отличительных гербовых отличий и вышивок, поверх которого был накинут дорожный плащ, двигался в сторону небольшого двухэтажного домика, в котором остановился. За ним почти бесшумно следовали тени в составе нескольких человек. Сели на хвост и теперь не оставляли преследования. Мужчина обернулся и, удостоверившись, что за ним нет хвоста, зашёл внутрь дома. Сверху через забеленное окно-сёдзи было видно, что "постоялец" зажег свет и, похоже, принялся готовиться ко сну.

Преследовавшие его тени медленно стали собираться вокруг дома, жестами давая понять, кому какую позицию лучше всего занять. Кто-то полез на крышу, чтобы отрезать путь отступления со второго этажа. Ведь они знали, что странник, за которым они вели охоту, алифер. Спрятавшись, враги заняли свои позиции, в том числе на крыше дома,  ожидая сигнала. И вскоре свет в верхней комнате потух, а минут через пятнадцать всё затихло. Это и стало сигналом к нападению. Мужчины разом вломились в дом как сверху, так и с нижнего входа, отрезая любую попытку ускользнуть. Их мечи ударили в футон со спящим, но спящим силуэтом оказались лишь подушки. Гостя комнаты и след простыл.

- Куда он делся?! Всё смотрели? Обыщи здесь всё! - по мужским голосам стало понятно, что жертва у них ушла прямо из-под носа. Но как?! В какой момент?! Пока мужчины прочесывали каждый сантиметр комнаты на наличие скрытых стен и проходов, черные сильные крылья уже бесшумно скользили над крышами домов, уходя от незадачливых убийц. Впрочем, Арх, тот самый алифер, за которым сейчас и вели охоту местные жители, не собирался им сдаваться ни живым, ни мертвым. Однако в отличие от тех, кто решил на него выйти с оружием, он был не вооружен. И не просто ждал нападения, давая обманными маневрами окружить дом, но и покинул его в тот самый момент, как только они ворвались. Плащ-невидимка, короткий кинжал и накопитель маны - единственное, что он взял с собой  на Драконий Зёв. Он не понимал, почему за ним ведётся данная охота, но связывал это с некоторыми факторами, которые, собственно, и привели его на Драконий Зёв. Убивать же своих преследователей у него не входило в планы.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
Четыре дня тому назад (прошлое)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

- Арх! - голос командира окликнул гвардейца. - У меня для тебя будет задание!
- Будет исполнено, капитан! - без колебаний ответил алифер, даже ещё не зная, что ему предстоит.
- В общем, - капитан протянул Арху небольшой сверток, в которые обычно заворачивали послания, - его нужно доставить на Драконий Зёв. Твоя задача передать это послание, не привлекая к себе внимания. Справишься?
- Разумеется, командир, - Нимрайс только не очень понимал, почему выбрана была его кандидатура, мистик бы справился с этим заданием в два точных прыжка до места, в отличие от Арха, которому сначала придётся добираться до Зёва, потом до места, а потом продевать путь обратно, но лишними вопросами предпочитал не задаваться, а потому просто получил посылку, за которую теперь отвечал головой, и выслушал дальнейшие инструкции, после чего, приготовившись, отправился на Драконий остров. Но, по всей видимости, его кандидатура и была выбрана по причине решительного желания исполнять приказы, не задавая лишних вопросов.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
Три дня тому назад (прошлое)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

float:left До Зёва алифер добрался без происшествий к вечеру, пока ещё полог тьмы не укрыл остров от людских глаз, чтобы мужчина не потерялся в дороге. Теперь он четко видел свою цель - пристань кораблей, и взял прямой курс в её направлении. Но даже в ночи он уже точно видел свой конечный пункт назначения: причал мерцал сигнальными огнями по черной линии острова.

Драконий Зёв... Где-то тут теперь служила его бывшая же.. невеста. Прошлое предательство незаживающей раной неприятно напомнило о себе. Казалось бы, он давно должен был это забыть. Но удар в спину - как первая смерть в жизни ребёнка - навсегда безвозвратно перевернула представления о мире, что уже невозможным стало вернуться в то время и вспомнить, как легко и беззаботно жилось без этого опыта. Теперь фактор предательства именно самыми близкими для алифера стал очередным критерием отбора ближайшего окружения. Хотя, честно сказать, больше к себе так близко он никого не подпускал, хотя и выглядел внешне так, будто всё это давно стерлось из памяти.

Но не ради встречи с этой женщиной он летел сюда. Светящиеся точки стали приближаться, а торговые суда увеличиваться в размерах. Ему оставалось буквально несколько километров до цели, как он увидел, что сперва то одно, то другое судно оказались захвачены огнём. Пламя распространялось быстро, несмотря на то, что это место было окружено водой. Деревянные корабли вспыхивали друг за другом поочередно словно сухие тростины, на которые упала искра, и вот уже вскоре порт полыхал, объятый огнём, выбрасывая вверх клубы дыма, и сноп искр. А вода вокруг отражала алое зарево. Понятно, Что в таких условиях подобный пожар не мог возникнуть сам собой. Так, пролетавший алифер, стал свидетелем первого поджога. Но, к своему сожалению, не мог вмешаться. У него был другой приказ, который он должен был исполнить. Неразличимая в ночи тень приземлилась за городом в лес и, сложив крылья и полностью убрав их из-за спины, отправилась в город.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
Два дня тому назад (прошлое)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

В установленный день по каким-то причинам алифер, которому Арх и должен был передать послание, не вышел на связь. Нимрайс прогуливался по незнакомому городу со скучающим и невозмутимым видом, весь день слушая лишь главную новость дня - вчерашний пожар в порту. Вчера как раз прибыли суда с товаром, которые сгорели вместе со своим содержим, благо, что матросы остались живы - попрыгав с кораблей в воду. Но всё равно были слухи о том, что некоторых моряков команды не досчитались - похоже, что те не успели покинуть трюмы и сгорели вместе с грузом.

Купив еды, чужеземец уловил ещё некоторые обрывки разговора. Сплетни гласили, что в ту ночь видели поджигателя - кто-то крылатый кружил над тем местом, а когда отлетал, корабли занимались огнём. Неужели это некто алифер, который выступал против действующей политики, проводимой на острове? В любом случае... Его это не касалось. Не встретив в установленное время того, кого должен, Арх, ещё немного прогулявшись для вида, поспешил уйти к себе в домик, который снял по прибытию сюда. Поджигатель должен быть найден и предан суду местными стражами закона, а вот вопрос: как скоро он будет раскрыт, кем окажется, и какие мотивы будут для столь злостного нарушения баланса, Нимрайс вряд ли уже узнает. Скоро они отбывают на континент. К людям.

К людям...

Никогда не покидавший пределы Поднебесной и бывавший лишь пролётами на Драконьем Зёве, Арх мечтал уже увидеть земли людей и своими глазами увидеть этих, столь любимых Люцианом созданий. Но ближайшая ночь не выдалась спокойной. Выйдя в небольшой маленький дворик набрать воды из колодца, чтобы приготовить пищу, Арх вновь услышал звуки "набата" - гонг возвещал о новом пожаре. И... На этот раз - в черте города. Нимрайс расправил крылья и одним большим прыжком вспрыгнул на крышу, чтобы посмотреть, где горит. В кромешной темноте пламя было заметно как солнце. Загорелся чей-то дом. И, судя по строению, этот дом принадлежал некому знатному человеку: многоярусное строение с большой многоярусной крышей с загнутыми краями занялось словно факел. А потом, неподалеку от него, загорелось так же скоро ещё одно. Кто-то сводил личные счёты с сильными "города сего"? А алиферу оставалось одно - просто смотреть. Он продолжал помнить о своей миссии. Он здесь лишь для того, чтобы передать послание. Ни больше, ни меньше. Однако он заметил в воздухе нечто черное с крыльями, пронесшееся неподалеку и видимое лишь на фоне пожара. Арх не стал привлекать внимание, но, раз уж этот тайный поджигатель попал в поле зрения, то он должен хотя бы проследить за ним. Выждав нужный момент, алифер поднялся в небо и отправился за своим собратом, однако вскоре быстро потерял его в ночи. Обнаружил его лишь следующим пожарищем - очередное здание загорелось, а темный силуэт с крыльями покинул его, слетев с крыши. Воздух не очень помогал в борьбе с пожарами, но похоже, что дом никто не охранял. По крайней мере никто не поднял криков и не выбегал на улицу. Или спали, или здание было пустое - сейчас некогда было разбирать. Нимрайс постарался создать вокруг возгорания зону, в которой не было воздуха, накрывая его словно колпаком. Пламя не поддавалось, пришлось приземлиться неподалеку, и только тогда огонь, неохотно блеснув своей яростью и чуть не опалив крылатого, потух... Дело было сделано, но... Арх не знал, что попал в поле зрения местных жителей.

И что теперь на него была объявлена охота.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
День назад (прошлое)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

Ориентировка была получена. Теперь местные возмущенные жители искали того поджигателя. Жители кооперировались, ища того алифера, ведь всё больше и больше свидетелей сообщали одни и те же данные: что видели мужчину с черными крыльями и красной маской на лице. А один из бдительных жителей сообщил, что в день пожара в порту видел, как некто приземлился в лесу. Общественность требовала решительного возмездия. Живым или мёртвым, но лучше сперва живым, ведь расправиться с ним со всей жестокостью они ещё успеют.

А тем временем Арх всё же совершил встречу в назначенным месте, откуда его и сопроводили до алифера, которому и нужно было отдать посылку. Процесс с передачей не затянулся надолго, но дорога до места заняла полдня пути. И ещё полдня обратно. Уставший с дороги алифер прекрасно понимал, что не осилит сейчас и долгий перелёт до Поднебесной, и сперва ему нужно будет отдохнуть. Хотелось поправить свои силы в том доме, который он снял, но выйдя из леса уже к вечеру, спрятав крылья, вскоре понял, что за ним идут по пятам. Кто идёт и зачем  - не ясно. Но вряд ли они собирались представляться.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
Ночь двадцатого числа (настоящее)
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

После нападения тем более не было никакого смысла задерживаться на острове. Однако даже ему требовался отдых перед таким перелётом. Поэтому, чтобы окончательно отделаться от своих преследователей, он отправится в лес. Вряд ли кто-то станет искать его в лесу. Радовало, что он взял с собой плащ-невидимку. Обычно он не пользовался этой вещью - алиферская гордость не позволяла. Тот, кто привык встречать врага лицом к лицу, даже не допускал вариантов, как подкрадываться к кому-то и бить со спины. Бравый воин, чтивший традиции Ньёрая, просто брезговал подобным методом ведения боя. Однако не отбрасывал вариант, что если соперник окажется подлым в своих приёмах и не гнушающийся ничем, то и он оставит за собой право использовать плащ.

Уже знакомая тропа среди высокого бамбука уводила его все дальше в глубь леса. Чем дальше, тем непроглядней становилась тьма. Но именно в этой тьме особенно обострились все рефлексы. До кончика уха алифера донесся тихий шум шагов. Его преследователь, кем бы он ни был, похоже, тоже не очень хорошо видел в ночи, наступив на ветку, хрустнувшую под ногой. Арх снова нырнул в лес и вновь накинул на себя капюшон, скрываясь от своего преследователя. На всякий случай мужчина присел, спрятавшись в ближайшем кусту.

__________________________
Броски дайсов - заметили, и составили весьма подробный портрет

[icon]https://i.imgur.com/W3bamcz.png[/icon]

Отредактировано Арх (02-06-2023 18:59:53)

+1

3

Стоит только допустить мысль, что твоя жизнь стала какой-то скучной и однообразной, как судьбинушка сразу же подкладывает тебе какой-нибудь неожиданный сюрприз. Но в случае Цянь Си, подложили ей свинью, не иначе.

Уже вот как несколько дней на Драконьем Зёве тут и там наблюдались пожары: то вспыхнет крыша небогатого крестьянского домика, то загорится посреди ночи корабль богатого торговца или же поместье очередного богатея. Торговая Гильдия, будучи негласной главой города (гоблины бы их побрали!), только руками разводила на все возмущения горожан. Стражники бегали по городу, ловили мальчишек-беспризорников, если те баловались своей огненной магией, усиленно патрулировали улицы и порт, но дело не сдвигалось ни на цунь — поджоги продолжались, пороча честное имя распрекрасных алиферов. И всё же стоит отдать этим крылатым поганцам должное, они действительно старались как могли, да и поймать такого умелого преступника в столь короткие сроки было весьма проблематично. Особенно если этот преступник — дух. Вот только что-то подсказывало Си, что Гильдия об этом или не догадывалась, или нуждалась в помощи, в чём не готова была признаться, или... или решила попросту не верить «нелепым россказням». В конце концов, что для драконов, истинных хозяев острова, уже кажется обыденностью, для многих крылатых всё ещё являлось выдумками местных.

Девушка могла довольствоваться лишь слухами о поджигателе, которыми с радостью делились её клиенты. Правда надёжным источник этот не назовёшь: каждый додумывал всё новые детали происходящего, а потому приходилось относиться к каждой новой весточке с недоверием. Сперва многие вообще проклинали бакэнэко, пока не стало известно о свидетелях первого поджога. Но и тут мнения мужчин разделились. Кто-то описывал поджигателя как крепкого мужчину с чёрными крыльями, другие утверждали, что он, напротив, поджарый и шустрый, третьи заявляли, что он носит маску, скрывающую его безобразное лицо. Цянь Си слушала всё это, заворожённо кивала, взволнованно ахала, требуя продолжения, как и всякая хорошая кисэн. И как и всякая хорошая кисэн, про себя силилась подсчитать, сколько же в этот раз ей оставят монет.

Драконица, безусловно, любила свой остров, но пока происходящее её нисколько не трогало. Её скорее раздражало, что в её родном городе происходит что-то подобное, а Торговая Гильдия, оккупировавшая весь остров, несмотря на все свои попытки ничего не может сделать. Оставалось разве что мысленно потирать ручки в надежде, что в купальнях появится сияющее лико Крейна, и она с личиком искреннейшего беспокойства о его чудесной заднице проедется по всем его косякам. Они не справляются с происходящим. Он не справляется. И почему-то от этой мысли ей хочется гаденько хихикать, хлопая в ладоши. Ей-то ничего не грозит: купальни слишком хорошо защищены как стражей, так и самими обитательницами, так что в случае чего они смогут обеспечить поджигателю пламенный приём. Вошёл в Сады Журавля — так будь любезен оставить тут или деньги, или сердце, или свою жизнь.

О готовящемся нападении на подозреваемого девушка, к своему сожалению, не знала. Иначе бы не решилась именно сегодня выскользнуть в город. Несмотря на недавнюю вылазку, она так и не смогла надышаться свободой; стены её покоев — одних из самых просторных в Садах Журавля — давили на неё, вгоняя в тоску. Вот только оказавшись в городе, драконица поймала себя на мысли, что лица горожан ей приелись до отвращения, как и лица её подружек по несчастью. Не зная, куда пойти ещё, Си от безысходности направилась в Храм Огня. И непростительно там задержалась.

«Оштрафует деньгами? Вручит пару противных старикашек? Снова приведёт какого-нибудь болтливого сопляка?» — мысленно гадала девушка, ступая по горной тропе. Остров уже погрузился в сумерки, и к ночи она, как и предполагала, успела лишь добраться до бамбукового леса, что у окраины города. Значит, сегодня она не принесёт хозяйке Садов ни медяка. Просто не успеет добраться раньше, чем всех посетителей пригреют её «подруги». Вот и не спешила никуда, любуясь родными просторами.

Взгляд драконьих вдруг зацепился чужой силуэт; Цянь Си останавливается, вглядывается в темноту, щуря чёрные глаза, но не узнаёт чужака ни по походке, ни по одежде. Что, впрочем, не особо её тревожит: она попросту не может знать всех горожан и приезжих, просиживая большую часть времени в своей златой клетке. А потому как ни в чём не бывало продолжает свой путь, пока не замечает, что незнакомец внезапно пропал у неё из виду. Может, это предчувствие, а может темнота и густой лес пугает любую девушку, даже если она вооружена и вполне может перевоплотиться в громадного ящера, но Цянь Си снова застывает на месте, инстинктивно схватившись за свой танто, припрятанный в рукаве. Вот только было уже поздно: лезвие блеснуло в ночи, так и не достигнув своей цели, а плечо левой руки обожгло болью. Драконица шипит, отскакивая куда-то в сторону, и берёт короткий меч удобнее. Там, наверху, цепляясь одной рукой за бамбуковый ствол и сжимая кинжал другой, из темноты ей улыбалось крылатое нечто. Цянь Си не видела его лица — мешала алая ткань — но разглядела ехидство, граничащее с торжеством, плескавшееся в янтарных глазах.

Выбралась она погулять, называется.

Кубы
[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]

+1

4

- Не боишься ходить одна? - кажется, противника забавляло, что против него выхватили меч. Ему даже стало интересно, что она может с ним сделать: обычно оружие в руках женщин - просто украшение. Вот и проверит, насколько она хорошо им владеет. Вместо этого крылатый взмахнул рукой и женщину накрыла огненная сеть, нити которой были сотканы из жгучего пламени и причиняющие жуткие мучения даже при прикосновении к ним. - Прям как бабочку сачком.

Цепь держала форму небольшого купола, не опускаясь на жертву, чтобы та не сгорела раньше времени. Пока он не наиграется с ней. Мужчина спланировал вниз, даже не складывая черную пару крыльев. Его короткие черные волосы неаккуратно торчали во все стороны. Золотые глаза горели явно от предвкушения кровавой пирушки и птички, пойманной в клетку. Нижнюю часть лица закрывала внушительная маска, напоминающая длинный птичий клюв. А вот роста он был неказистого: немногим выше той, на которую напал, поджарый, с непропорционально вытянутыми босыми ногами.

- Если хочешь жить, я бы на твоём месте выкинул этот ножичек. Иначе я буду жечь тебя так долго, что свою тряпку носить будешь до конца жизни: тебя ни подружки, ни родная мать не узнает.
А чтобы его слова звучали более убедительней, огненная сетка над её головой начала "провисать", заставляя свою пойманную жертву буквально припасть до земли, чтобы жар не лизал кожу и одежду. 

***

Арх, спрятавшийся в кустах, наблюдал за тем, как женщина ступала по тропе. Однако не похоже, что она вообще кого-то преследовала, иначе бы её смутило, что преследуемый внезапно скрылся из поля зрения. Алифер опасался, что по его следу направили наёмников убрать его. Он не знал о содержимом переданного послания, но полагал, раз его требовалось доставить тайно, то там содержалась информация, явно не предназначенная для придания огласке. Следовательно, она была кому-то неудобной. И этот кто-то пытался убрать посланника. По крайней мере, эта версия выглядела самой логичной и правдоподобной в глазах алифера. Но почему это были горожане? И почему сейчас, когда он уже выполнил свою работу? Слишком много вопросов, которые можно было действенно разрешить всего одним действием - убраться с острова, оставив преследователей с носом.

Кем бы ни была эта женщина, Арх решил дать возможность ей уйти - ему не нужны были лишние свидетели. И уж тем более ему не нужны боевые столкновения. Это не входило в его задачи. Однако далеко эта женщина не ушла. Появилась ещё одна фигура, которую Нимрайс никак не мог предположить. Ещё один.. алифер? И почему здесь? Они все собрались по его душу? Нет...

Судя по тому, что началось дальше, этот алифер преследовал именно одинокую женщину. Сердце застучало громко где-то прямо в горле. Он совершенно не понимал, что происходит. Откуда взялся этот странный алифер: всего с одной парой крыльев, хотя всем известно, что у алиферов две пары крыльев. Либо он потерял одну в боях, или же ему вырвали их, или же... Его лишили крыльев, и их роль теперь исполнял артефакт. Или же этот некто вообще не алифер, а крылья... Тот же самый артефакт. И с какой целью он на неё напал? По идее ему нужно было оставить их не вмешиваться...

Но служитель Света, воин Ньёрая и "не вмешиваться"?..  Когда на женщину накинули сеть, угрожая с ней жестокой расправой, Арх, мысленно обратившись к Создателю, попытался накрыть их воздушными щитами, но... Не вышло. Поднявшийся воздушный поток, так и не сумевший сформироваться в защитный, привлек внимание нападавшего. Магическим взглядом тот тут же увидел источник тепла, который нельзя было скрыть под плащом и с каким-то жестоким озверением метнул в ту сторону клинок. И удар пришёлся четко в грудь со смещением влево.

Отсутствие брони и даже минимальной магической защиты сыграло фатальную роль, но из кустов, не касаясь земли, вылетел полупрозрачный силуэт полуобнаженной женщины с мечом. И которую крылатый не увидел по причине как раз своего магического зрения. Вия была абсолютна холодна и воздушна, а потому отсутствия тепла и "ослепило" крылатого. Женщина порывом ветра оказалась рядом с ним и вонзила свой меч ему прямо в живот.

__________________________
Броски дайсов

смотреть

Огненная сеть крылатого: удача без единой травмы или увечья.
воздушные щиты Арха: неудача, но без увечий и травм.
элементаль воздушный: удача с большим трудом и возможными тяжелыми увечьями.
атака Вии: удача без единой травмы или увечья.

[icon]https://i.imgur.com/W3bamcz.png[/icon]

Отредактировано Арх (09-06-2023 13:00:24)

0

5

[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/vh2UYvL.jpg[/icon]
Не доверяйте мужчинам и духам. А если это мужчина-дух — тут проще сразу Рейлану душу отдать. Желательно не свою, конечно же.

Драконица испепеляла чужака глазами, но не торопилась вступать с ним в диалог. Банально не было никакого желания тратить время и силы на пустую болтовню, заранее зная, что никакого толка от этого не будет. Цянь Си встречалась с духами не так уж и часто, однако её знаний с лихвой хватило, чтобы узнать в крылатом создании тэнгу. Самого противного, вредного и дурного из их числа. Так есть ли смысл пытаться с ним договориться, если заранее знаешь, что ничего из этого не выйдет?

Кисэн успела только раздражённо шикнуть, прежде чем её накрыло огненной сетью; сидеть сложа руки дух явно не собирался, видимо твёрдо решив позабавиться на славу над бедной путницей. Огонь был стихией драконов, он не трогал их в истинном их обличье. И тем унизительнее чувствовала себя Си, когда нежную кожу начало так больно жечь. Человеческое тело — такое слабое и никчёмное — не шло ни в какое сравнение с толстой драконьей шкурой, и от огня никак не защищало. Одежда начала дымиться, шляпа — гореть, грозясь спалить шевелюру девушки. Пытаясь хоть как-то спастись от жара огня, кисэн присела на корточки, шипя от боли, и сбила с головы шляпу, позволяя нападавшему во всей красе увидеть, как от злости блеснули золотом её глаза. Голову пришлось защищать раненной рукой, потому что иной защиты у неё просто не было. Нужно было действовать, и как можно скорее, пока от неё не осталась лишь кучка пепла. Дракон, погибший от огня — это ли не сюжет для нового анекдота?

Драконица сжимает рукоять меча, готовясь хотя бы попытаться разрубить чужое заклинание... А дальше всё как в тумане.

Поднялся ветер; тэнгу отвлёкся от пойманной им девицы, высматривая новую жертву в темноте. Цянь Си, не теряя времени, тут же стала концентрировать ману, пользуясь тем, что её мучитель сейчас готовится к новому нападению. И, как оказалось, не зря. К крылатому метнулась женщина — если это полупрозрачное нечто вообще можно считать живым существом — проткнувшая его мечом. Огненные сети, созданные раненым, тут же дрогнули, начав медленно растворяться без магической поддержки своего создателя. Опасаясь, что тэнгу не остановит даже такая жуткая рана, кисэн сжала руку в кулак, резко дёрнув им вверх. За такую спешку пришлось заплатить собственной плотью:  угасающая сеть, натянутая таким неосторожным движением, прожгла ткань, обжигая нежную кожу и оставляя небольшие ожоги. Больно. Но о содеянном жалеть было некогда. Из земли возникли три шипа, проткнувшие противника, будто бабочку иглой.

Глаза девушки, более не прикрытые вуалью, вперились в «пернатую бабочку». Три земляных шипа, магический клинок — и всё для одного него любимого. Разве не должен он после такого радушного приёма вежливо удалиться на тот свет? Радужка драконьих опасно поблёскивала огнём, рискуя не выдержать и обратиться в истинную ипостась. И чего греха таить, Си действительно была готова перевоплотиться, если дух решит напоследок оставить ей и её спасителю пламенный подарок.

Заклинание «коллекционер». Остаток маны:
200 - 45 = 155

+1

6

Происходила самая настоящая бойня: бессмысленная, и, что, как не прискорбно, беспощадная. Здесь никто не спрашивал друг у друга о причинах начавшего кровопролития, никто не отстаивал свои принципы, честь и правду. Здесь никого и ни о чём не спрашивали. А просто убивали. И, похоже, огненный делал это с особым упоением и какой-то нечеловеческой злобой и яростью.

Бойня завершилась так же стремительно быстро, как и началась, словно стремительный поток ветра пронесшийся меж ветвей. И вот уже три шипа из земли окончательно завершили земной путь крылатого, довершив начатый удар Вии. Арх уже не видел, как блеснули в темноте глаза убийцы. Он лишь слышал крик: какой-то нечеловеческий, больше похожий на горловое карканье ворона, а потом слова, сродни проклятью: "Я заберу вас с собой!" 

Кем бы он не был, магией огня он владел настолько хорошо, будто сам являлся огненным порождением. Вокруг них начал самовозгораться лес. Горячий воздух ударил в лицо, а бамбуковые деревья начали вспыхивать как солома вокруг них, занимая значительную площадь огнём.

"Кх-Кх а-а-а-а", - издал напоследок клокочущий и злорадный смех крылатый, после чего обмяк и... Развеялся на шипах, превращаясь в подобие пепла, уносимого ветром. Даже следа крови не оставил. Но сейчас было совершенно не до этого, если они не унесут отсюда ноги, то погибнут. Пламя взревело и потоком устремилось в небо. Сейчас не время вспоминать о своей ране и клинке, торчавшем из груди. Природная аномалия Арха, сердце у которого было смещено вправо, сегодня впервые спасла его от гибели на месте. Удар был четкий, и будь его сердце там, где оно обычно располагалось у алиферов, он был бы уже мёртв. Но раз ещё "нет", то они ещё повоюют. Сейчас не было времени рассуждать, спрашивать. Языки пламени уже обжигали лицо и кожу, готовые вот-вот перекинуться на них, а значит медлить было нельзя. Арх подскочил к женщине, которую застали на тропке, ухватил в подмышку и, расправив крылья, оттолкнулся от земли, думая о том, как бы не опалить крылья в том кошмаре, который им устроили. Благо, что в женщине был бараний вес...

Но ранение... Арх успел поднять их над бамбуковым лесом и накренился, отлетая в сторону. Сейчас они должны вылететь на безопасное место...

Безопасное место...

- Кху-у, - грудной кашель буквально заставил смачно отхаркнуться кровью. У него пробита грудная клетка и легкое, о чём красноречиво свидетельствовал наполовину вошедший клинок и его рукоять. Ему сейчас требовалась помощь, но для этого они должны добраться к городу...

Добраться.

Тело, нашедшее в себе резервы на последний рывок из огненной ямы, сейчас охватывала мучительная боль и слабость. Крылья перестали слушаться, всё больше превращаясь в тряпки, трепаемые воздухом с каждым взмахом. Арха повело, он накренился ещё сильнее, но сумел выправить положение, чтобы не перейти в падение: расправил крылья, чтобы спланировать ближе к жилым домам. Домам... Где его наверняка ждали его убийцы... Но с каждой секундой это всё меньше и меньше имело значение. Бараний вес девушки становился с каждым мгновеньем всё более неподъёмным. И мужчина, не долетев и до границы леса, понял, что они упадут... Он уже на грани того, чтобы потерять сознание. 

А за их спинами вновь полыхало зарево, окрасившее ночное небо в багряные как кровь оттенки.

[icon]https://i.imgur.com/W3bamcz.png[/icon]

+1

7

[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]
На лучшее не настроилась — вот и не расстроилась.

Описать сегодняшнюю прогулку кисэн можно довольно просто: всё, что могло пойти не так — пошло не так. Начиная от встречи с подозрительным чужаком и злобным духом, и заканчивая поистине жарким прощанием последнего. Опасения Цянь Си подтвердились; перед своей гибелью тэнгу оставил в этом мире всё самое плохое, что тяготило его сердце. Ярость, отчаяние и кровожадность — всё это смешалось, вылившись из тела духа в виде огненного вихря. Раскалённый воздух больно лизнул кожу, вспышка света ослепила глаза, вынуждая девушку прикрыться рукавом. Си спрятала меч в ножны, готовясь принять свой истинный облик, только бы выбраться отсюда. Сейчас её уже не пугала мысль, что кто-то может увидеть и узнать её, и всё же идея эта была рискованной: в бамбуковом лесу соломины растут плотно, и такому огромному созданию тут будет, мягко говоря, тесно. Бамбук был похож на девушек из купален: соломины его казались лёгкими, изящными и хрупкими, но на деле не уступали в прочности стали. Уповая на прочность драконьей шкуры, девушка была готова на риск. Только вот... её забыли об этом спросить.

Внезапно её сгребли в охапку, будто мешок с рисом, и земля ушла у неё из-под ног. Поначалу сердце её охватила паника: как бы на помощь ворону не явились его дружки. Но по звуку она догадалась, что крыльев у мужчины, схватившего её, многовато для духа. Алифер — видимо тот самый, которого она увидела на тропинке и который внезапно решил вмешаться в сражение — окончательно взял на себя роль спасителя. И вот она снова дама в беде... В Садах Журавля это была роль привычная: девушки были готовы падать в обморок от вида крови, обязательно в объятия своего распрекрасного клиента, чтобы он, прижав к груди, поклялся во что бы то ни стало защитить свою хрупкую возлюбленную. Пусть даже этой возлюбленной приходилось платить за её улыбку и нежность. Но за пределами своей роскошной темницы Си всё же привыкла полагаться исключительно на себя. Кто знает, может, если бы она перевоплотилась, то ещё померилась бы с тэнгу, кто тут лучше владеет огненной стихией. Вот только гадать было уже поздно, и пришлось смириться с отведённой ей ролью.

Её спаситель нёс её на своих сильных крыльях... но куда-то явно не туда.

Только набрав высоту, они снова её стремительно теряли. Си вцепилась в руку несчастного, как в спасательный круг, а сама пыталась как можно скорее оценить риски и принять решение. Она могла бы снова довериться алиферу, его отчаянной попытке спасти их на исходе сил. Понадеяться, что тело мужчины смягчит ей падение, и она сумеет добраться до купален на своих двоих. Вот только местные жители вот-вот поднимут шум, завидев зарево, и весь народ скопом помчит тушить пожар, пока он не дошёл до их жилищ. Раненых мужчину и девушку обязательно подберут, отведут прямиком к псам Торговой Гильдии, где им окажут помощь и... оставят на допрос. Си слишком хорошо помнит, как оказалась в допросной гильдии впервые, чтобы так легко согласиться побывать там ещё раз. Как на неё давили, выспрашивая про пропажу её постоянного клиента и возлюбленного, как она расплакалась, словно маленькая девочка, снова и снова повторяя, что она ничего не помнит и не знает... О, нет, на это она не согласна.

Оставалось только одно — всё же довериться своей истинной форме.

Тело девушки стремительно начало меняться. Изящные руки и ноги обращаются сильными лапами, из спины вырастают крылья, а кожу покрывает чешуя цвета воронова крыла. Её истинная красота, её самое большое уродство. Крылья делают несколько сильных взмахов, поднимая клубы пыли, но драконице всё же удаётся взмыть в небеса, скрыться за тучами, так и не коснувшись земли. Среди облаков холодно и влажно; Си дышит полной грудью, будто это поможет ей забыть жар огня. Нужно было обогнуть город, приземлиться там, откуда быстрее и незаметнее она сумеет добраться до купален. Оживший город кинется к лесу, и тем проще будет проскользнуть незамеченной. Так ей, по крайней мере, хотелось верить.

Раненую лапу тянет болью; чернокрылая опускает морду, и с удивлением обнаруживает, в своих когтях мужчину. Видимо, при перевоплощении она машинально «прихватила» с собой этого бедолагу-спасителя. Везёт ему сегодня с компаньонкой, не иначе.

Приземление выдалось мягким. Драконица осторожно положила свою ношу на землю и, приняв человеческий облик, на несколько секунд осталась сидеть на коленях подле алиферова тела. Ей хотелось уйти. Просто встать и убраться отсюда, оставляя крылатого в одиночестве. В конце концов, разве не должны его заметить остальные? Может, через час, а может, на следующее утро... кто-то должен прийти и помочь ему. Кто-то, но не она. Тогда почему она остаётся сидеть рядом, хмуро всматриваясь в чужое лицо? Ответ прост: гадкое чувство долго. Поживите в должниках больше века — и, может, узнаете, каково это.

Проклятье, — прошипела девушка, прикладывая два пальца к шее алифера в попытке нащупать пульсирующую артерию, — жив?...

+1

8

В какой-то момент перед глазами всё стало смазанным. Есть многие вещи, которые Арх мог делать через "не могу", но в этом случае наступил его личный предел - ранение было слишком серьёзным. Ему требовалась помощь или хотя бы возможность побыть в покое. Ему требовалось больше воздуха, но он не мог дышать и задыхался. Рана разгоралась в груди словно пожар, словно ему не просто воткнули клинок, но и изощренная рука раскаляла его до бела изнутри.

Больно...

Когда столкновение с землей уже казалось неизбежным, но всё это становилось таким незначительным, алифер вдруг оказался в руках, точнее правильнее назвать это лапой, дракона?.. Ему хватило ума лишь убрать крылья, чтобы когтистая лапа с жесткими наростами не раздавила их и не сломала.

В иной другой день такое столкновение с драконом вызвало бы шквал эмоций, ведь он столько слышал о них, но никогда не имел возможности увидеть воочию! Сейчас же единственное, что его заботило - это не впасть в забытье от боли. Он не стонал и не кричал лишь потому, что ему даже сейчас было стыдно. Таким как он очень стыдно быть слабыми и беспомощными. А в груди всё продолжало жечь не только в области поражения, но и, казалось, везде. Стало уже настолько нестерпимо, что рассудок мутился, а на коже выступила болезненная испарина. Поэтому когда они поднялись в облака, он ощутил холод. Алиферам привычно летать в облаках: иногда это весело и приятно, иногда не очень - вымокать до нитки в холодном облаке - то ещё удовольствие. Но сейчас этот холод и влага принесли ему облегчение, какое приносит прохладный ветерок в нестерпимо палящий зной.

Какое же облегчение принесла эта холодная влажность, пусть и сперва обожгла кожу резким перепадом. Этот холод, казалось, даже немного остудил его боль и позволил даже схватить ртом чуть больше воздуха. Дышать было очень тяжело: он не мог вздохнуть, приходилось довольствоваться лишь поверхностным дыханием, но даже оно причиняло разрывающую боль.

Но всё же, похоже, ненадолго он свалился в забытье: по крайней мере он вяло реагировал на то, что творилось за пределами внушительной драконьей лапы, держа лишь в голове одну мысль "не теряй сознание". В противном случае если рядом не окажется лекаря, то он рискует не очнуться. Пожалуй, это единственная четкая мысль, которая была. Иных не было. Организм боролся за жизнь, считая, что мыслительная деятельность отнимает сейчас слишком много сил и ни к чему.

Он уже даже не помнил, как оказался на земле, и как темный и внушительный как грозовая туча силуэт дракона сжался до маленькой точки. Пульсация на вене была ощутимой. Он был жив, но бледно-белое лицо с липшими мокрыми волосами, прикрытые глаза с трудом осмысленно фокусирующиеся на чём-то одном, почти визуально не отличимое дыхание, словно он боялся сделать вдох и выдох и сдерживал, готовый прорваться, кашель. Будь Арх в относительном сознании, возможно, он привычно пошутил. Но сейчас всё, что он мог, бороться за то, чтобы не закашлять. Иначе этот кашель причинит ему больше мучительной боли. Всё, что он смог, лишь кивнуть, не открывая глаз, и машинально прижать правую руку к груди, словно зажимая и баюкая рану.

[icon]https://i.imgur.com/KVwWbh6.png[/img][/icon]

Отредактировано Арх (09-07-2023 18:37:49)

+1

9

Говорят, женщина — это хранительница очага, та, что дарует жизнь. Но что делать, если тебе попалась женщина, которая умеет только отнимать, а не даровать? Этот алифер вам обязательно потом расскажет. Если выживет.

Цянь Си знала, как убивать, уж таков был её особый долг перед Госпожой Зимой. На опыте не раз проверила, куда лучше вонзить клинок, чтобы лишить жизни всего за одно движение, каким ядом и кого лучше травить, если устранить требовалось тише. Вот только совершенно не имела никакого представления, что делать, когда чужую жизнь нужно сохранить. Со своей было всё гораздо проще; зачастую ей приходилось убивать в стенах купален, где процесс отлажен до совершенства: комнаты с толстыми стенами, люди, которые не будут задавать лишних вопросов и сами избавятся от тела, лекарь, что осмотрит её и окажет помощь при надобности. Но чтобы спасти кого-то?... Эта мысль вводила драконицу в ступор и безмерно раздражала.

Может, поэтому, когда она почувствовала, как под пальцами вяло билось чужое сердце, и алифер подтвердил её догадки слабым кивком, девушка в какой-то мере даже расстроилась. У неё не было причин злорадствовать над умирающим мужчиной, и пока лишь его происхождение отталкивало её, но она правда не особо представляла, что от неё требуется, чтобы уплатить свой долг перед ним. Дотащить до безопасного места? Позвать кого-нибудь на помощь из горожан, а самой скрыться? Добить бедолагу, чтоб не мучился?

«Айамэ ещё отыграется на мне, когда узнает», — мысленно шикнула Си. Она может сколько угодно хранить свой секрет, и всё же однажды он станет известен хозяйке купален. Всё, что могла сделать кисэн — это отстрочить этот момент. И всё же даже зная это, она решилась на первый вариант. Раз уж она вознамерилась помочь алиферу, который почему-то бросился ей на помощь, ей придётся умудриться протащить его в единственное безопасное для неё место — Сады Журавля. Место, где сейчас пируют самые влиятельные жители острова, наслаждаясь обществом её коллег, готовых с радостью подставить «паучиху» перед их хозяйкой.

Си потянулась накинуть вуаль с шляпы на лицо, но, наткнувшись лишь на растрёпанные волосы, запоздало вспомнила, что она осталась там, в лесу. И, вероятно, уже давно была поглощена огнём. Девушка только прошипела что-то недовольно себе под нос.

Нужно идти, — коротко сказала она, попытавшись как может помочь алиферу подняться. Это оказалось весьма проблематично: если в истинной ипостаси она ещё могла пободаться со среднестатистическим драконом в силе, то сейчас мало чем отличалась от обычной девушки. Разве что двигалась куда пластичнее, но тут уж скорее стоит сказать спасибо её виду деятельности. Кисэн позволила мужчине опереться на себя, поправила его дорожный плащ, стараясь прикрыть и лицо, и клинок, всё ещё торчащий из груди. Вытаскивать она его не рисковала, зная, что тогда кровь хлынет рекой. Кровавые следы на земле уж точно привлекут чужое внимание. Ах да, и наш бравый воин с большей вероятностью падёт, не добравшись до её покоев, чуть не запамятовала.

Если нас остановят, то Вы до смерти пьяны, — распорядилась девушка, бесстрастно смотря алиферу в глаза. Кажется, он ещё соображает. Придётся подстроиться под его шаг. — Я не смогу донести Вас, если упадёте.

Дорога заняла меньше времени, чем она предполагала. Им, можно сказать, повезло: зарево вдали так заинтересовало посетителей, что все они стеклись ко главному входу и окнам, открывая путь к задним воротам, предназначенным для слуг и таких же беглых кисэн, как и Цянь Си. Охрана, узнав в девушке работницу купален, быстро потеряли к ней интерес, продолжив сворачивая шеи пытаться заглянуть через стены к пылающему за городом лесу.

Осталось столь же успешно добраться до покоев.

Время алифера было на исходе, и всё же девушка решила вести его дорогой более дальней, но безопасной. Обычно этим путём сновали слуги, но и они сейчас, судя по всему, глазели на зарево. Потому что иначе воцарившуюся тишину в дальней части здания Цянь Си не могла объяснить. Кисэн ступала не спеша, вслушиваясь в каждый шорох, в галдёж на верхних комнатах, в чужие шаги, и словно позабыла про своего спутника. Девушка всё ещё придерживала его, но не спешила донимать алифера расспросами. Хотя, признаться честно, вопросов у неё накопилось достаточно.

«Ещё немного, — почти вслух произносит она с облегчением, когда видит раздвижные двери её покоев. Они совсем рядом, буквально рукой подать. Ещё совсем чуть-чуть и... — Рейлан бы тебя покарал».

Топот туфелек разносится по коридору, вынуждая драконицу застыть в нерешительности. Бегут к ним, бегут со всех ног, когда спасение так близко. Не успеют. Не проскочат.

Си резко сворачивает, пихнув мужчину к стене. Знает, что подобное точно отзовётся неимоверной болью, а потому заблаговременно зажимает ему рот. Она даже не смотрит на него, слишком сосредоточенная на проходе и той, кто приближается в их сторону. Только бы не просчитаться, только бы она пробежала мимо, только бы не устраивать очередное представление перед непрошеными зрителями.
[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]

+1

10

Боль растекалась перед глазами всеми оттенками красного: наиболее яркая, острая, невыносимая до криков - словно до бела раскаленный металл, белела, пульсировала, накатывала словно волны на песок; продолжительная, не отпускающая, сводящая с ума, отливала фиолетовым. Или это отблески пожара в бамбуковом лесу, словно раскалившие ночное небо? Мужчина достиг своего предела терпения, и, если раньше, он хоть как-то мог сдерживать себя - сказывалась разгоряченная от боя кровь и временное облегчение, подаренное холодом, то сейчас его силы подошли к концу.

Ему нужна была помощь, но он был единственный в округе целитель. К счастью, женщина-дракон оказалась не промах. Она не суетилась в его присутствии, не заламывала руки, по-женски не охала и не ахала. И, что самое важное, не пыталась извлечь из его груди клинок. Проникающие раны самые тяжелые и опасные, но если последовать первому порыву и извлечь предмет, то пострадавший наверняка вскоре скончается. Понимал это и Арх. До тех пор, пока он не сможет оказаться в том месте, где его не потревожат, он не сможет помочь себе, и рискует умереть довольно скоро. Или не очень - когда его найдут недруги, преследовавшие его весь вечер.

И хотя он сейчас как никто нуждался в помощи, алифер о ней не просил. И, чтобы из груди не вырвался стон боли, он прижавшей рукой сотворил обезболивание, которое на некоторое время облегчит его мучительное состояние. Но, пока он не извлечёт этот предмет, действие этого эффекта будет весьма коротким. Им нужно идти, а он, еле волочащийся и стонущий от боли будет отлично привлекать внимание.

Арх лишь слабо кивал на все её указания. И будет послушно исполнять всё, что она скажет, потому что он не хотел до утра превратиться в хладный труп. Желание жить, желание выжить вопреки всему было сильней.
Какой занятный парадокс. Иногда он задавал себе вопросы, ради чего живёт, и ради чего готов умереть. И готов ли отдать свою жизнь прямо сейчас? Но вот, когда рука Безымянного уже ухватила его почти за самое сердце цепкими ледяными пальцами, он всем естеством ощутил, что не готов. Он не хотел умирать!

- Плащ... - слабо прошептал он незнакомке, но, кажется, та совершенно не поняла его... И лишь помогла поправить. Да и похоже, что нужды в нём не было. Им нужно спешить. Времени у него оставалось не так много, а в таком состоянии, заплетаясь, шатаясь и рискуя рухнуть, если бы придерживающая его незнакомка-дракон, он и вообще рисковал не дойти. Перед глазами всё плыло. Все превратилось в тёмную, мутную однородную кашу, а сам мужчина стал по цвету как собственные волосы - смертельно-белым с характерным синюшным оттенком. Каждый шаг давался так, будто его нагрузили мешками риса, под весом которых он согнулся почти до земли. Но он шёл. И уже не только потому, что хотел жить, но и потому, что женская рука уверенно вела его вперёд. Теперь хотя бы для неё, не для себя, он не должен останавливаться и причинять ей хлопот.

Та привела ему к какому-то зданию, но рассмотреть его фасады и богатое убранство не позволяло состояние: всё, что сейчас он видел - расплывающуюся землю и пол перед собой. Пол отличался от земли. Здесь было заметно светлее. Где-то на фоне шумели люди, но им навстречу почти не попадались. Они зачем-то задержались: похоже, госпожа-дракон вслушивалась в чужие шаги. А потом она сделала то, от чего у алифера искры посыпались из глаз. Оказалось, что это не просто фигура речи, а вполне осязаемое, характерное явление. От боли искры снопом сыпанули из глаз, он чуть не вскрикнул, но ему зажали рукой. И этот жест заставил напрячь всё тело, каждую, абсолютно каждую мышцу своего тела, чтобы не пискнуть. Гвардеец ли он Поднебесной в конце концов?! Но от боли выступили слезы на зажмуренных глазах.

Их заметят. Как бы они не пытались жаться к стене, их увидят. Арх делает последнюю попытку и обращается к дракону слабым, но требовательным шепотом. - Плащ... Накрой.
У него самого уже не хватит сил, а, если хватит, то, возможно, будет уже поздно. Но как только она это сделает, он тут же исчезнет из поля зрения любого.

__________________________
• обезболивание — 35 маны.

[icon]https://i.imgur.com/KVwWbh6.png[/icon]

+1

11

[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]
Опасность буквально дышала им в затылок. Вряд ли несущаяся в их сторону девица была опаснее того кровожадного ёкая, что встретился им в лесу, но нежелательные свидетели могли принести драконице проблем не меньше. С каждым чужим шажком, с каждым ударом деревянных туфелек о пол, Цянь Си стремительно приближалась к неприятностям, на которые сама же нарвалась. И всё же сердце её билось ровно. Девушка стояла неподвижно, будто древнее изваяние, высеченное из камня, и всё ждала незваных гостей. Напряжённое молчание нарушил тихий шёпот, если не хрип; кисэн непонимающе уставилась на мужчину исподлобья, словно только что вспомнила, что он всё ещё тут. Он снова что-то твердил про плащ, видимо уверенный, что какой-то кусок пыльной ткани сможет уберечь его от любопытных девичьих глаз. Даже смеяться над ним сейчас не хотелось. В конце концов, он находился в сознании разве что из необычайной силы воли и желания жить — вот и нёс всякую нелепицу. К тому же, его нелепая затея может даже сыграет им двоим на руку: если нежеланной встрече всё же не миновать, Си просто сделает вид, что выполняет свою работу, не успев добраться до покоев. А уж с кем — это личное дело её, её клиента её учётной книги.

Темноглазая плотнее укрывает мужчину плащом, готовая заранее предупредить его о возможном спектакле, а алифер... а алифер просто исчезает. Буквально мгновение — и нет больше измученных синих глаз перед ней, только лишь запах крови и пепла витает в воздухе. Или то её собственный? Кисэн ошарашенно моргает пару раз, вглядываясь в пустоту перед ней, и только расслышав, как позади неё притихли шаги, с трудом берёт себя в руки. Искреннее изумление сменяется холодным раздражением, практически не наигранным, и девушка оборачивается. Одна из её коллег — к счастью, без компании — не торопится здороваться с ней, вместо этого не скрывая своего любопытства разглядывает грязную одежду Си. Черноглазая только бровь поднимает, безмолвно этим жестом торопя «сестру», а сама неосознанно отгораживает невидимое тело еле живого алифера собой.

Сяо Си? — собственное прозвище режет слух, и драконица едва сдерживает раздражённое хмыканье. В купальнях она была любима клиентами, но не своими «сестрицами»: за закрытыми дверьми Си не сдерживала свой острый язык и дурной нрав. И с этой кисэн у неё тоже были свои... недопонимания. Они были почти ровесницами, и попали сюда примерно в одно время, вот только Цянь сумела дебютировать гораздо раньше, и клиентскую базу «набила» в два счёта. Уже сотня лет прошла, но старая обида, судя по всему, всё ещё тревожила слишком сильно, чтобы упустить возможность намеренно открыто любоваться помятым видом более успешной коллеги. Хуже было бы встретить сейчас кого-то важного из Гильдии. Или, того лучше, саму Госпожу Зиму. — Господин Мун обыскался тебя... Приказать подготовить купальни?

Иди, я устала, — черноглазая отмахивается от кисэн, как от назойливой мухи, не желая больше слышать о работе. Не сегодня. Не в таком виде. Девица в ответ только хмыкает недовольно, кажется готовя новую тираду, но вместо этого снова окидывает соперницу оценивающим взглядом. Девичьи глаза недобро сверкнули в тусклом свете фонарика, что та держала в руках, и отчего-то вдруг она расцветает в очаровательной, но совершенно недоброй улыбке.

Что ж, похоже, ты уже занята на эту ночь, — довольно тянет девица, а после всё же удаляется. Си провожает её крайне недружелюбным взглядом, догадываясь, что та удумала, но даже не пытается останавливать её. Пусть развлекается. Цянь ведь действительно занята этой ночью... в каком-то роде. Лишь когда шаги почти затихли, она снова оборачивается к стене, готовая потащить алифера, но её встречает разве что густеющая темнота. Си выглядит сбитой с толку, как-то неуверенно и даже робко тянет руку вперёд, словно скрывшийся за плащом мужчина может укусить её. Пальцы почти сразу натыкаются на его грудь; Цянь Си осторожно ведёт ладонью вверх, поддевая плащ, пока не получается скинуть его хотя бы с головы крылатого. Алифер появляется столь же внезапно, как и исчез, и теперь драконица смотрит на него иначе. Не как на ходячую проблему и спасителя в одном лице, но как на неведомую зверушку. Таких фокусов от крылатых она ещё не видела. Надо будет обязательно расспросить его, как работает этот пла...

Ах да, он же умирает.

Спохватившись, Си спешит снова взять его за руку, позволяя положить её себе на плечо. Придётся вновь стать его опорой. К счастью, комната была совсем близко, в каких-то нескольких шагах.

Ещё совсем немного, — то ли успокаивая чужака, то ли подбадривая себя шепчет кисэн. Теперь мужчина казался ей гораздо тяжелее, и под его весом она была вынуждена прогибаться куда ниже. Силы покидали его с каждой секундой, а потому не заваливаться на неё практически всем своим весом для него было задачей не из простых. Чудо вообще, что он ещё стоял на своих двоих! Не в силах отпустить свою ношу — упадёт ведь! — драконица заклинанием открывает раздвижную дверь. Совсем чуть-чуть, только чтобы они сумели протиснуться, чтобы практически сразу магией закрыть её. В комнате темно, хоть глаз выколи, что её совершенно не смущает. Она знает свои покои достаточно хорошо, чтобы с завязанными глазами заколоть тут кого-нибудь. Значит, сможет и кого-нибудь спасти.

Си ведёт — скорее тащит — мужчину к низенькой кровати. Уложить его аккуратно не получилось;  он скорее падает на спину, и драконица едва не падает следом за ним, чудом успев выставить руку и опереться на шёлковую простынь.

И вот они одни. Нет больше треска огня, криков горожан и вопля умирающего тэнгу. Только её размеренное дыхание и хриплое — его.

Заклинание «кукловод». Остаток маны: 155 — 5 (открыла) - 5 (закрыла) = 145

Отредактировано Цянь Си (28-07-2023 01:15:14)

+1

12

Находясь на грани жизни и смерти, Арх отключался даже стоя. Как только на него накинули капюшон, он облокотился спиной на стену и закрыл глаза, чувствуя, как спасительное небытие нежно обволакивает, обещая спокойствие и забытье от всех суетных проблем и боли этого мира. Его руки обещают ласку не хуже умелой любовницы, но стоит только поддаться, как дороги назад уже не будет.

Но и терпеть уже было невозможно. Грудь жарили, а это пламя языками лизало всё, до чего только могло дотянуться. Уже не просто болело в том месте, где торчал клинок. Кажется, болело всё, что только может болеть в верхней части тела, представляя собой одно живое болящее место. Он истратил все силы, которые у него были, на дорогу, поэтому стоять он уже не мог. Алифер опирается на стену, как на единственную поддержку, чтобы не завалиться и не рухнуть прямо здесь. Однако ноги начинали подкашиваться, и он потихоньку волей-неволей сползал к полу. Если разговор затянется, она найдет его сидящим на полу, но, наверняка, уже мертвым.

Даже сдержанный свет от фонарика неприятно жег глаза. Арх уже даже не различал голоса женщин. И уж тем более не понимал, о чём они говорили. Вся действительность была так близко и одновременно так далеко от него. От боли он даже мысленно едва мог воззвать к Ньёраю и помочь укрепить его. Лишь спина чувствовала, как он проседает всё ниже и ниже.

Разговор двух женщин для изможденного, измученного и страдающего алифера показался вечностью, хотя в действительности продлился совсем недолго. А вскоре и исчезает этот мучительный свет фонарика, хоть в чём-то принося облегчение. Соблазн провалиться в темноту небытия становится почти нестерпимо желанным.

Госпоже дракону приходится буквально взвалить на себя его тело, но даже без доспехов поджарый Арх весил немало. Он буквально волочится за ней, заставляя себя идти через трижды "не могу". Но вот в спасительной темноте наконец-то забрезжила надежда. "Как иронично", - подумал бы он, наверное, если бы мог думать. Но сейчас организм без излишней деликатности и манер думал только о том, как бы выжить.

- А-а-а-а-ан, - собственный стон показался настолько громким, словно звук тамтама, и на него сейчас сбежится вся округа, от которой они всеми правдами и неправдами пытались скрыться. На самом деле громко он звучал только для собственных ушей в этой темноте. Когда тело опустилось на постель, он почувствовал, что с него не просто упал груз, а будто сама гора упала с его плеч! Теперь, когда все силы не уходили на то, чтобы держать себя на ногах, ему освободили руки. А желание выжить напомнило лошадь, закусившую удила и понесшую под своим наездником.

Сперва ещё доза обезболивания, чтобы не потерять сознание. Потому что то, что он будет делать дальше, принесёт ему такую боль, что этот стон окажется писком мыши по сравнению с рёвом дракона. Но будет лучше, если рядом окажется что-то, что можно будет закусить.

__________________________
обезболивание — 35 маны.
итого маны после всех действий: 264-35 - 229 маны

[icon]https://i.imgur.com/KVwWbh6.png[/icon]

+1

13

Тело под ней измученно застонало. Так, как воют умирающие звери, пойманные умелым охотником в лесу; так, как испускают свой последний вздох мужчины, обманутые хитрой кисэн в её же покоях. Но алифер оставался жив. Хмурился, тяжело дышал и явно страдал от боли, но не сдавался. И эта поразительная воля к жизни казалась кисэн в какой-то мере удивительной. Да, она и сама все эти годы цеплялась за своё жалкое существование, даже если изо дня в день находила свою жизнь лишённой всякого смысла. Си жила просто потому что боялась умереть. И глядя в это усталое лицо, ей вдруг стало интересно: что же у этого мужчины есть такого, что поддерживает жизнь в его теле? Почему он так отчаянно цепляется за мир живых, когда мир мёртвых сейчас наверняка уже манит его своим спокойствием, умиротворением и спасительным холодом? Неужели ему не хочется утонуть в этой бездне, наконец-то избавившись от боли и страха, наплевав на мирские заботы?

«Клинок может быть отравлен», — вдруг думается драконице, и она взволнованно хмурит брови. Тэнгу — существа хитрые, наглые и крайне кровожадные. Кто знает, какой ещё подлянки можно ожидать от духа, что хотел уничтожить их даже после своей гибели. Лезвие действительно стоит вытащить, однако тут Цянь вынуждена признать своё незнание касательно того, что делать с истекающим кровью дальше. Всё, что позволяет её школа магии — это покрыть открывшуюся рану каменной коркой. Всё, что позволяли её познания в сфере медицины — сделать то же самое, но руками. Всего лишь жалкая попытка, которая может подарить крылатому разве что шанс на спасение. Си не знала, так ли сильна природная регенерация алиферов и сравнима ли она с драконьей. Ей оставалось лишь радоваться, что она не решила спасать человека: вряд ли бы такое хрупкое создание добралось до купален, ни разу не провалившись в забытье. К счастью, мужчина под ней едва мог говорить и всё это время лишь послушной куклой следовал за ней, но всё же оставался в сознании. Кажется...

Его стон ранее оказался недостаточно громким, чтобы привлечь чьё-то внимание — тем более здесь, где стены были довольно толстыми — но напомнил Си, что ей стоит заранее обеспокоиться о его криках от боли. Она не была магом воздуха, не могла наложить звуковой барьер на собственные покои. А потому единственным решением было заглушить любые звуки... механическим способом.

Драконица, наконец, поднимается с собственной постели и мельком окидывает комнату взглядом. За это время глаза уже привыкли к темноте, а потому даже слабого лунного света хватает, чтобы различать очертания предметов. Си скользит к низенькому столику, выуживая из кёндэ шёлковый платок. Алая ткань поблёскивает в свете луны, вышивка на ней выглядит утончённой и до неприличия дорогой, но девушка не чувствует и капли сожаления, понимая, что вряд ли сможет использовать этот платок по назначению. Уж точно не после того, что вознамерилась сделать. Это произведение искусства с лёгкой руки кисэн теперь стало не более чем тряпкой, которая должна заглушить чужой крик и не позволить мужчине откусить собственный язык. Он ещё понадобится этой умирающей птичке, у кисэн к нему слишком много вопросов.

Её план был до банальности прост: вытащить клинок, тут же прекратив кровотечение с помощью магии, а после оставить всё алиферовой регенерации. И уж лучше бы ему справиться со своей раной.

Кисэн присаживается на край кровати, едва наклоняя голову набок. Правая рука ложится мужчине на грудь, но пока осторожно, будто она ничего не планирует. Пальцы левой руки, всё ещё придерживая платок, почти ласково проходятся по его волосам, убирая их с покрывшегося испариной лба. Она двигается мягко, едва касаясь его и будто заранее извиняясь за то, что она планировала сделать. На лице тут же отображается наигранная улыбка, пропитанная заботой.

Нужно немного потерпеть, — мурлычет драконица, заглядывая в синие глаза, а после, не дожидаясь кивка или хоть какого-то согласия со стороны пернатого, заталкивает ему в рот несчастный платок. Не спеть тебе сегодня, птенчик.

Правая рука скользит к ране; Си крепко обхватывает рукоять кинжала, но на мгновение останавливается в нерешительности. Взор чёрных глаз устремляется на бледное лицо, а изнутри почему-то стягивает всё от волнения. И она сама не понимает, что волнует её сейчас: то, что платка будет недостаточно, чтобы заглушить его вопль, или что сейчас его воля к жизни всё же угаснет, оставляя её без ответов на все вопросы.
[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]

+1

14

В жизни каждого наступает тот момент, когда он уходит в тень. Добровольно ли, или потому, что так сложатся обстоятельства - неважно. Думал ли когда-нибудь бравый воин Алира о том, что будет вынужден скрываться в тени на Драконьем зёве, спасаясь от своих преследователей? Тот, кто всегда грудью встречал своих врагов, никогда не бежал и нёс свет белого крыла Ньёрая.

Сейчас же он жалкий, слабый и ничтожный находит своё прибежище во тьме, а сень смертная уже обвила его своими ладонями. Ему лишь осталось только согласиться на эти объятия. Возможно, его глаза уже привыкли ко тьме, но не прекращающая и терзающая его боль заставляла видеть перед собой непонятные  мутные расплывчатые образы и всполохи, но не окружение. И лишь чужой женский голос вырывает его из этого состояния, являясь той самой ниточкой во тьме, которая его связывала с реальностью.

Зачем она помогает? Зачем ей нужен этот несчастный алифер, про которого она совсем ничего не знает? В какой момент их судьбы так переплелись, что они, совершенно разные и чужие, сейчас так зависели друг от друга? Она ему ничего не должна. Он сделал то, что сделал не потому, что чего-то хотел от этой женщины, а потому что иначе не мог. Делай добро и бросай его в воду, забывай о нём, словно его никогда не существовало. И всё же она его тащила на себе, прятала от кого... Кого-то, кого Арх не мог знать, но понимал, что этот кто-то принесёт погибель им обоим.

И уже он чувствует себя обязанным. Целитель прекрасно знает, как орут в лазаретах и лечебницах раненные воины. Как их приходится крепко привязывать, потому что от боли они душераздирающе вопят и дергаются. Он не питал иллюзий по поводу себя. Он будет орать ровно так же. И никакие толстые стены, если это только не застенки пыточной, не перекроют этот нечеловеческий вой. Эта боль его измотала до предела. Мужчина прекрасно знает, что его ждёт новая порция, ещё более лютой, чем была раньше. Но он уже морально готов и смирился с ней. Потому что когда устаешь от нескончаемой боли, когда все ресурсы организма уходят лишь на то, чтобы терпеть, то единственное желание - чтобы этот кошмар прекратился. Даже если для этого придётся отрубить болезненный член тела. Даже если раньше сама мысль об этом была невозможной. Устав от боли, ты смиряешься до того состояния, что сам протянешь больную часть тела под отсечение. Лишь бы это уже прекратилось.

Но сперва он должен их защитить. Должен защитить эту госпожу, которая рисковала всем ради него. Он поднимает руку, и по комнате прокатывается тихий гулкий звук, похожий на подводный "бульк". По комнате прокатился звуковой барьер, который будет блокировать любые звуки, доносящиеся из их комнаты. Всё, что услышат снаружи окружающие и "ушастые" стены - лишь звенящую тишину.

Вот теперь можно было приступать. Расходовать магию в его состоянии - лишь приближать себя к смерти. Но он уже так одной ногой в тени Безымянного. Он уже ничего не теряет.

Он чувствует её нежные касания к своей коже. Запахнутое черное кимоно давно раскрылось, обнажая поврежденную грудь и не распахнулось до конца лишь потому, что пояс ещё крепко держал его на талии. В то время, как любое прикосновение вызывало бы новой всполох боли, они словно немного успокаивают. "Хорошо", - он слабо кивает, понимая, что сейчас будет твориться. И покорно открывает рот, словно проглатывая эту ткань, когда подушечки пальцев проходятся по губам. Он доверяет её рукам.

Сейчас госпожа-дракон попытается извлечь из его груди клинок. И он ей поможет. Его холодная, ледяная рука с холодным потом на ладони проходится по её, а потом оказывается рядом с повреждением, и из-под руки начинает сиять проявляющий свет. Этот свет не озаряет их комнату светом, он направлен внутрь тела, буквально подсвечивая грудную клетку алифера изнутри. Становится видны очертания сердца изнутри, тяжело сжимающееся с другой стороны, как темная кровь расходилась по поврежденному легкому, заливая его, насколько глубоко вошёл клинок, чьё лезвие сейчас виднелось темной прямой полосой. От неё расходилась ветками и сеточками чернота крови. Теперь, когда она видела то, что должна была извлечь, она могла вытащить. Если, конечно, не испугается. Но почему-то Арх чувствовал, что не испугается.

__________________________
Броски дайсов
Звуковой барьер — 60 маны.
проявляющий свет —  30 маны.
итого маны после всех действий: 229 - 90 = 139 маны

[icon]https://i.imgur.com/KVwWbh6.png[/icon]

+1

15

[nick]Шин Шухуа[/nick][status]Вы обознались, только и всего[/status][icon]https://i.imgur.com/WCBKH97m.jpg[/icon]
Ей стоило только подумать — а он уже выполнял. Хорошее качество для мужчины. Она бы сказала, даже отличное.

Распространившийся по покоям барьер поначалу пугает драконицу. Она далеко не сразу понимает, что происходит, успевает придумать тысячу опасностей, поджидавших их в её драконьем логове. Однако почти сразу на губах её расцветает улыбка. На сей раз совершенно искренняя. Алифер сам, без просьб и намёков — ещё бы она помнила, что за стихию он использовал в той суматохе! — догадался позаботиться о том, чтобы их никто не услышал. И в этом Цянь не видела никакого риска для себя: в таком состоянии он не смог бы ей навредить, как бы сильно того не пожелал. Да и разве пожелал бы? После того как она тащила его на спине, как прятала от любопытных глаз, как позволила пачкать кровью собственную постель? Это было бы слишком низко даже для мужчины. А уж для этих пернатых святош и подавно.

Пальцы Си останавливаются на рукояти кинжала в нерешительности, а алифер, будто чувствуя, как колеблется девушка, тянется к ней. Его руки кажутся кисэн слишком холодными, будто перед ней лежит покойник, которого она решила потревожить, и она снова бросает обеспокоенный взгляд к его гаснущим синим глазам. На секунду она уже решила, что мужчина из последних сил попытается её остановить. Что в последний момент вдруг поймёт, как больно ему будет, и попросит хотя бы небольшую передышку. Вот только Си знает, как никто другой, что перед смертью не надышишься. Ты можешь сколько угодно биться в истерике, рыдать и бежать от неизбежного, но только потратишь силы и драгоценное время. Кисэн снова дарит ему успокаивающую улыбку, готовая шептать ему слова поддержки, обещая скорый покой. Вот только вместо жалких попыток оттянуть момент неизбежного, мужчина снова вытворяет что-то удивительное. Рана его начинает светиться, и свет этот распространяется по его телу единым потоком. Ей бы поторопиться, вынуть кинжал как можно скорее, но кисэн, будто заворожённая, любуется зрелищем.

«Сердце... не там. Поэтому всё ещё жив», — констатирует поражённая драконица. Впервые она находит магию целительства такой притягательной. Впрочем, с целителями Си сталкивалась нечасто. Единственный такой маг в её окружении был лишь лекарь купален. Собственно, тот, кому было бы логичнее всего отвести раненого. Если бы она, конечно, хотела, чтобы о нём прознали в каждом уголке знаменитых купален. В первую очередь — хозяйка этих самых купален. И даже имея подобное знакомство, кисэн никогда особо не наблюдала за его действиями. Скорее закрывала глаза и анализировала, что же она сделала не так, раз снова оказалась в его руках и как бы впредь избежать подобной встречи. Неужели она всё это время пропускала подобную красоту?

Девушка слабо кивнула алиферу, не то благодаря за помощь — и это в его-то состоянии! — не то предупреждая, что ему нужно приготовиться. Будет больно — это знала она, это, без сомнений, знал и он. Знал, и всё же доверял ей. Может, потому что больше некому было довериться. Резким движением Си вытаскивает злополучный клинок; кровь тянется за лезвием алыми нитями, сочится через рану, бежит струйками по взмокшей коже. Не теряя времени, кисэн тут же закрывает рану рукой и запечатывает кровоточащую дыру в его груди. Это не излечит его, разве что не позволит насмерть истечь кровью. Девушка прикрывает глаза, чтобы сосредоточиться, а сама тихонечко шипит, будто бы убаюкивая алифера. Знает, что сейчас боль застелет ему глаза, что он вправе кричать от этой боли, раз сам обеспокоился о защитном куполе. Никакие слова и касания сейчас не смогут отвлечь от его страданий. Но разве кисэн не появились только лишь потому что мужчины нуждались в тех, кто сможет унять их боль?


Заклинание «жгут». Остаток маны: 145 — 60 = 85

+1

16

Для боли словно не существует понятия "время". Даже короткий миг, не осязаемый в обычные дни, кажется бесконечностью в такие минуты. Как только рука уверенно взялась за рукоять, как только сдвинула клинок на расстояние меньше речной песчинки, алифер прочувствовал это движение всем своим телом: от груди до самых пальцев ног. Он плохо помнил момент попадания, но момент изъятия он запомнит навсегда, прожив это мгновенье словно какую-то мучительную вечность.

Он завыл, завыл раненным зверем так, что собственный крик заглушал всё вокруг. Алифера извернуло; он по инерции подался вперёд телом за клинком, а мышцы тела от напряжения и боли налились словно камни и буграми вздулись под кожей. Перед глазами взметнулось какое-то белое зарево образов. По коже рассыпались бусинки холодного пота, местами превратившись в тонкие дорожки капелек.

Он орал, срывая голос. Ему не хватало воздуха. Арх хрипел, словно захлебываясь, не зная, куда деть себя от боли. Пальцы по инерции до бела сжимали всё, что подворачивалось под них, не чувствуя, что это было покрывало постели. Хорошо, что в зубах была зажата ткань, которая после сегодняшнего однозначно придёт в полную негодность. Внутри всё раздирало, даже после того, как клинок был извлечён. И эта боль отпускала с большой неохотой.

Мужчина выгнулся в спине, словно продолжая следовать за оружием, которое его чуть не убило, сгибая ноги в коленях, а потом резко, словно потеряв все силы, подстреленной птицей рухнул обратно и обмяк. Эта бесконечная агония разом потеряла свою смертельную хватку и, наконец-то, словно свежий морской бриз с легкими брызгами воды, обдали измученное раскаленной жарой тело, принося облегчение. Мышцы, словно отлитые из железа, разом обмякли, и алифер ощутил всю полноту своего накатившего бессилия, когда даже просто поднять руку перед собой невозможно тяжело. Но он всё ещё задыхался, не имея возможности сделать вздох.

В этот момент он начинает слышать за непрестанно звенящей в ушах, в теле, в груди, боли чужой голос - тихий шепот госпожи-дракона. Её осторожные касания и голос сейчас как миска с прохладной водой для измученного жаждой путника. Ещё немного... Ему нужно потерпеть ещё немного, он уже почти дошёл до своей цели. Но если сейчас остановится, значит, весь путь был сделан напрасно.

Сперва надо было очистить то, что попало внутрь, чтобы не было заражения. Клинок слишком долго пробыл в его теле. Затем надо было дать ресурсы своему организму на самовосстановление. Ирония ли, но эти ресурсы он забирал из себя. Но у него не было иных вариантов. Нужно было действовать. Магия сочилась от его ладони как тёплый пар, тянущийся к месту повреждения. Но вскоре рука эта обмякла и бессильно опустилась на постель. Алифер, похоже, забылся сном и провалился в небытие. Лишь слабое сердцебиение и свет от его сосуда души на серебристой цепочке говорили о том, что он ещё жив.

__________________________
- очищение раны — 50 маны.
- раны средней тяжести — от 70 маны.
139 - 120 = 19 маны

[icon]https://i.imgur.com/KVwWbh6.png[/icon]

Отредактировано Арх (02-08-2023 14:51:26)

+1

17

Интересно, жалеет ли он сейчас, что пламя не поглотило его?

Кисэн была уверена, что готова к чужим страданиям. Ей не впервой видеть смерть, сжимать в руках умирающего, наслаждаясь вкусом собственной победы. Вот только она не была готова видеть мучения того, кто так упрямо цеплялся за жизнь, которую ей взбрело в голову сохранить. Алифер выгибался от пронзившей его тело боли, кричал и хрипел, а Си могла только радоваться, что рана так ослабила его. Если бы сейчас он, ослеплённый болью и паникой, вдруг схватился бы за её руку, она бы вряд ли сумела дать ему отпор. Даже зная, что драконица хочет ему помочь, он мог ненамеренно навредить ей. Девушка уверена: сейчас каждая клеточка его тела буквально вопит лишь об одном — поскорее прекратить эти страдания. Страдания, вызванные руками кисэн, пусть она и пыталась ему помочь. И кто знает, хватило бы у него сил голыми руками переломить ей кость, схватись он за её запястье. Цянь Си вот совершенно не горела желанием это проверять.

Алифер бился раненой птицей в её постели недолго, пусть и успел перепугать хозяйку покоев. Си снова всматривается в его лицо, ждёт, как он совсем обмякнет и уснёт, понадеявшись на нечеловеческие способности своего тела. Но вверять свою судьбу в лапы госпоже удаче мужчина не намерен, вместо этого из последних сил принявшись за самолечение. Девушка больше ничем не может ему помочь, а потому ей остаётся лишь быть немым наблюдателем. Волшба сочится из его ладони, концентрируясь под созданной Си земляной коркой; манит каким-то знакомым теплом, но вскоре пропадает. Алифер затихает до того внезапно, что драконица первым делом потянулась к его лицу, только бы кончиками пальцев поймать его дыхание.

Дышит. Слабо, вяло, прерывисто, но дышит. По крайней мере, пока что.

Девушка вынимает платок из рта раненого, больше не беспокоясь за целостность его языка и своих ушей. Не хватало ему ещё подавиться после того, как она так горбатилась над его спасением! Прежде чем отправить платок — или то, что от него осталось — в вазу для мусора, драконица протирает им кинжал, который всё ещё сжимала в своей руке. Любопытная работа... грех так просто избавиться от него, если можно найти его изготовителя и узнать, знал ли он, что сотрудничает со злым духом. Си прячет «сувенир» в тайнике вместе со своей учётной книгой. Тяжёлый вздох — и да начнутся приготовления ко сну.

Прежде всего она переодевается, не без удовольствия избавляясь от пыльной рваной одежды. Безумно хочется отправиться в баню, довольствуясь холодной водой, только бы смыть с себя сегодняшний день вместе с потом и грязью. Вот только оставлять алифера одного — дело рискованное. Кто знает, что придёт в его чудесную головушку, стоит ему прийти в себя. Может ведь и убежать, оставляя без ответов на все вопросы, а то и набедокурить. Си усмехается едва слышно, стоит ей представить этого бравого мужа в тисках местной охраны, если они признают в нём воришку. Едва ли его одежды выглядят достаточно богато, чтобы ему поверили, будто он провёл тут ночь с одной из кисэн.

Поправляя нижнее платье, её плечо вдруг отдаётся тянущей болью; Цянь шипит раздосадовано, только вспомнив о собственной ране. Драконья регенерация справлялась неплохо, да и обращение в истинную ипостась внесло свою лепту, и всё же полностью восстановить себя не удалось. И вряд ли удастся в ближайшее время: истратив больше половины магического резерва, её регенерация замедлилась в разы. Странно, что она сумела так переключить своё внимание, что не замечала этой раздражающей боли раньше. Перед глазами вдруг снова всплыло лицо, которое она так отчаянно хотела забыть, и Си только жмурится, сгоняя призрак прошлого. Он мёртв, но его «подарок» всё ещё выручает её. Пускай боль душевную она по-прежнему переносила со скрипом, разве что обращая свои страдания в ненависть, зато Он научил её не обращать внимание на боль физическую. Как Он там говорил? Потерпи, потом станет легче?

Выйдя из-за ширмы и плотнее запахивая нижнее платье, кисэн устало косится на алифера. Взгляд скользит по взлохмаченным волосам, по бледному лицу, пересохшим губам, останавливаясь на том месте, где когда-то торчал кинжал. Ты смотри-ка, всё ещё дышит. Драконица подходит ближе, ставит на пол около постели ночной горшок, а сама присаживается на край кровати, аккуратно запахивая потрепанное кимоно. Несколько секунд она задумчиво рассматривает его лицо, прежде чем накрыть мужчину одеялом. Мягкая кровать с шелковыми простынями, однако, не манит её, невзирая на усталость. И дело тут не в незнакомом мужчине, и не в его грязной одежде, и даже не в его расе, которую драконица так презирала. Она просто не сумеет уснуть, как бы её не вымотал этот сумасшедший день. Она была кисэн — женщиной, что продаёт своё искусство и тело, и несмотря на это ненавидела спать и просыпаться рядом с кем-либо. А потому она устало направляется к расстеленным прямо на полу одеялам. Многие находили высокие кровати более удобными, но Си не жаловала их, видя в этом лишь моду материка и влияние других рас. Конечно, когда в её расписании намечался интересный вечер, приходилось приказывать слугам убрать одеяла на место, но отказывать себе сейчас Си не видела никакого смысла. Постель на полу казалась драконице более практичным решением и, самое главное, напоминала о почти забытом доме. Укутавшись по самый нос, она и не замечает, как проваливается в сон. Забывает и о тянущей боли в руке, и о ноющих мышцах, и об алифере, чья судьба решится за сегодняшнюю ночь.

Потерпи, потом станет легче.
[nick]Цянь Си[/nick][status]Паучиха[/status][icon]https://i.imgur.com/vkotdy6m.png[/icon]

+1

18

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
неопределенно
***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

float:leftСолнечные лучи неприятно режут больные измученные глаза, привыкшие к полумраку собственной темницы. Оказаться за решеткой по предъявленному обвинению в убийстве собственного брата по крыльям - удар по чести для Арха. Но обвинение железно, а свидетельства непреложны. Ему даже не нужны "уста истины", он не отрицает того, что он убил своего брата, видя его крылья. Оправдания алифера звучали не убедительно: тот алифер исполнял приказ, и Арх не имел права ему препятствовать. Тем более, убивать его. Нимрайс и сам прекрасно понимал, что совершил тягчайший непростительный грех, но всё же запросил право на поединок Ньёрая, в котором решится его участь. Всё решит только милость или немилость Создателя: оправдает ли он алифера в глазах его общества, или же тот будет уничтожен. Впрочем, и смерть он примет с достоинством. Хотелось лишь одного: оправдать своё доброе имя. И если нет за ним правды, то он падёт. А если есть, то устоит.

Сегодня назначен этот бой в присутствии судей и Верховного жреца. Алифер не берет с собой доспехи. На нём лишь простая рубаха и штаны. Он уже идёт на свою казнь. Из оружия лишь копьё, магией пользоваться запрещено. Да он и не будет. Пара успешных выпадов, заставляющих противника потерять ориентацию и, закружившись в маневре уклонения, потерять устойчивость. Следующий удар должен был окончательно пригвоздить оппонента к полу, но соперник в последний момент ушел из-под прямого удара копья и стремительно сократил дистанцию, ударив оружием алиферу в грудь. Рана обожгла болью. Его достали.

Но страшно даже не это, что он проиграл. Алифер смотрит на свою заметно полегчавшую серебряную цепочку и видит на ней остатки разрушенного и померкшего Сосуда души.

https://i.imgur.com/eVKNeZJ.png


***
На следующий день
(настоящее)

***

https://i.imgur.com/r5XAlXc.png

Арх просыпается с тихим вскриком ужаса. Он открывает глаза и вместо потолка судебного здания видит... Что-то другое... Но сейчас не столько важен вопрос: где он, а что с ним. Сон? Ему снился кошмар?
Мужчина проводит рукой по груди и, обнаружив сосуд души, почти трясущейся от ужаса рукой, поднимает его перед собой, чтобы осмотреть. Тот цел... Слава Ньёраю...
Лишиться Сосуда души - это даже хуже, чем умереть. Это бесчестье и жалкое существование до конца своей жизни. Совершенно не то, о чём мечтает воин Алира. Он даже не треснул, хотя за убийство своего брата сосуд души рискует потемнеть. Алиферы - сложный и противоречивый народ, как и их предводитель - Ньёрай, держащий в балансе две страшные и крайние силы, которые никогда не находят между собой ничего общего. Свет и Тьму. Добро и Зло. И велика мудрость Люциана, который сумел удержать этот народ от междоусобиц, карая тех, кто рискнет пролить кровь среди своего народа. Даже если такие преступления останутся втайне, всё равно кара Люцианова достигнет виновного и разрушит его сосуд души.

Значит, вчерашнее ему не вменили в грех...

Наверное, поэтому он ещё жив. И ради чего действительно стоило проснуться этим утром. Свет дня освещал богатые покои кисэн, но рассмотреть их пока что ещё получается слабо. Алифер чувствует себя ужасно плохо. Перед глазами всё плавает, и даже закрыть глаза и просто откинуться на подушку - не помогает. Всё плывёт, даже если держать их закрытыми. Вчера остатки попавшей драконьей крови сделали своё дело - они дали ему возможность спокойно и без боли проспать всю ночь, напомнив лишь о произошедшем ночным кошмаром. Но этот кошмар был столь явственным, что ледяной пот ужаса не хотел отпускать. Пришлось ещё раз обвести взглядом комнату, чтобы подкрепить свои соображения.

Госпожа дракон! 

Арх всё ещё очень слаб, чтобы встать... Но он вращает головой, чтобы найти свою благодетельницу, которая вчера спасла его. И видит, что он находится выше пола - на кровати с ножками. Она не только "помазала" его раны, но и предоставила ему лучшие покои...

Этот жест трогает до глубины души. У алифера нет слов, чтобы выразить признательность за такое. Но он найдет лучше. Он обязательно отплатит за такую милость к нему. Он точно не останется в долгу. Однако высокие порывы души вскоре были вытеснены гораздо более приземленными - телесными потребностями. Арх ощутил, как к горлу подкатил неприятный комок. И всё, что он сделал - это свесился с кровати, чтобы его не вырвало на простыни и одеяло. И, как на счастье, на глаза попался ночной горшок, которому и пришлось излить всю "душу". Благо, что накануне алифер поел крайне скудно, и его не полоскало вчерашним изобилием. Скорее, выходили желудочные соки и какая-то вода...

Простите... Он не хотел... Ему невозможно стыдно за такое.
[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (04-08-2023 16:02:03)

+1

19

Сон, такой глубокий и крепкий, был как нельзя кстати. Позволил отдохнуть натруженным мышцам, позабыть о постоянном чувстве тревоги и просто окунуться в сказку о хорошей жизни. Жизни, где нет нежеланных прикосновений, нет сальных взглядов и нет тревожного желания содрать с себя кожу, только бы перестать быть «грязной». Жаль, что всё хорошее так быстро кончается.

Её день начался с чужого кошмара. Сердце забилось испуганной птицей, а в руке тут же оказался небольшой танто, припрятанный под подушкой; Си сама не поняла, как умудрилась выудить его так быстро. Чёрные глаза забегали по комнате в поиске опасности, и вся она уже приготовилась бросаться на нежеланного гостя. Гость такой и впрямь был. Он, собственно, и кричал. Негромко, но достаточно, чтобы напугать вымотанную женщину, которая отчего-то спит с ножом под рукой. Осторожнее, пташка, так и без кладки можно остаться!

Убедившись, что это всего лишь мужчина, которого она же и притащила в свои покои, драконица устало откинулась на подушку. Спала она хорошо, вот только усталость от этого никуда не делась. Просыпаться уже заранее уставшей — отвратительное ощущение. Особенно когда твоя профессия требует всегда улыбаться и хохотать. Хуже того, организм жестоко мстил за пропущенный ужин и недавний магический выброс: мало ей было ноющей руки, так ещё и голова решила этим утром как следует отыграться и добавить несчастной страданий. Цянь прикрыла глаза ладонью, упрятав нож на место, и зажмурилась, что есть силы. Хотелось снова провалиться в сон, оттягивая предстоящие хлопоты, избегая мысли о том, что теперь ей делать с алифером и как его прятать. Хотелось, вот только не смоглось. Кисэн скосила глаза в сторону богатой кровати, с которой алифер «не поскупился на благодарности».

Головная боль, слепящее солнце и потный блюющий мужик в твоей постели... Нежного пробуждения, так сказать.

Глубокий вздох — вот и всё, что позволила себе в такой щекотливой ситуации наученная горьким опытом кисэн. Как же всё-таки славно, что она не стала изменять себе и ложиться подле этого бедолаги. Он — не её клиент, доплатить за подобный казус вряд ли сообразит. К тому же, ведь это она хотела закрыть свой должок перед ним, отплатив спасением за спасение. А это... А это непредвиденные обстоятельства. Хотя желание ободрать пернатого до нитки всё же скулило где-то в глубине души. Как минимум прибрать к своим рукам ту диковинную вещицу, с помощью которой он вдруг исчез в коридоре!

«Интересно, уже соображает? Или этот блевун из совиных, и пытаться нормально поговорить пока не имеет смысла?»

Смирившись, что мирно доспать положенные сколько-то там минут у неё уже вряд ли получится, девушка поднимается с постели. Тёплые одеяла отпускают её с неохотой, манят вернуться обратно, наплевав на всё и всех, но кисэн всё же справляется с соблазном. Ленивым взором она скользит по собственным покоям, вдруг осознав, что казавшийся ей при пробуждении ослепительно яркий свет на самом деле ещё совсем бледный. Ещё раннее утро, кажется, начало часа дракона. Некоторые кисэн не так давно закончили работать, но маленькие служанки уже вот-вот заторопятся к покоям, чтобы сменить ночные горшки и предложить завтрак и баню для проснувшихся. Если Си права, у них с алифером есть около получаса, прежде чем сюда могут нагрянуть первые «посетители».

Не отравлено, — девушка протягивает кувшин с водой, взятый с её столика, и даже слабо улыбается. Но сама пить оттуда уже вряд ли станет. — Как Ваша рана, господин?
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

20

Хорошо, что он вчера не потерял много крови, учитывая полностью истощенный резерв. И всё равно пробуждение в мокрой от собственного пота постели было отвратным, если бы не тот факт, что Сосуд души в порядке. Всё остальное можно было просто перетерпеть. Мужчина поднимает голову от горшка и видит, как него смотрит... "Госпожа-дракон".

В этот момент захотелось просто провалиться сквозь землю со стыда. Лекарям не привыкать к виду измученных людей, а потому воспринимать такую слабость спокойно и без эмоций. И всё же оказаться в таком состоянии перед женщиной... Да, она была сильнее его и на порядок опасней (он даже не понял, почему такая мощь не снесла этого крылатого просто одним ударом хвоста этой ночью), статусней, по крайней мере сейчас, когда он всего лишь безродный бродяга без имени. Но она всё равно оставалась женщиной, а он - мужчиной, и потому даже в таком состоянии не собирался демонстрировать свою слабость. Благо, что у гвардейцев с этим строго: раненный боец - обуза как минимум сразу для двоих своих союзников. Понятно, что они никого не бросали из своих бойцов, но каждый должен был понимать, что дав слабину, он ослабляет и тех, кто находится рядом с ним. И потому должен через "не могу" справляться со своими проблемами сам и терпеть боль, слабость и невзгоды. Даже если совсем невмоготу.

Как сейчас.

- Простите... - он хотел было добавить "этого больше не повториться", но чувствуя, что тошнота не отступала, не мог поручиться, что сдержит свое обещание, даже если проглотит рвотные массы обратно. Его голос неприятно скрежечет как немазаная телега из-за сухости во рту, и не было даже влаги, чтобы облизнуть пересохшие губы. Он очень хотел пить. Он только сейчас это осознал. При иных ранениях и пить простую воду противопоказано, больным просто смачивают губы. Но здесь задето легкое, а не ливер, и поэтому ему можно. - Благодарю...

Он старается приподняться и сесть на постели, принимая прохладный кувшин обеими руками. Кувшин был нетяжелым, но алифер боится, что из-за собственной слабости может уронить его и пролить. Он подносит его к губам. Руки немного покачиваются от непривычки и мутоты, но, выправив положение, он начал пить. Шутку он понял. Но даже если бы она сказала обратное, Арх бы не поверил. Не для того она вчера рисковала многим, чтобы протащить его сюда... Куда это "сюда" - ещё пока непонятно, но алифер держал в памяти, что это очень богатое помещение - достаточно было посмотреть на застеленный дощатый пол, чтобы понять, что хозяева этого места явно не стеснены в средствах. А уж покои хозяйки не оставляли в этом никаких сомнений. Но она всё равно обращается к нему "господин".

Мужчина старался пить аккуратно, и, когда напился, протянул кувшин ей, кивнув. - Благодарю, госпожа. Всё хорошо.
Несмотря на то, что "нет", у алифера это звучит весьма естественно и почти непринужденно. Он даже слабо улыбнулся. Но сейчас в его мыслях роились совершенно другие вопросы: ему надо уходить, потому что сюда рано или поздно придут.

- Через сколько сюда придут? - он алифер дела, а не слова. И потому сразу, без лишних церемоний, явно не уместных после всего того, что они пережили вчера, лишь покосился на раздвижные двери и перешел к сути ситуации. Он - неприятность и проблемы для этой женщины. Она его прячет. И ему нужно уйти, потому что если его найдут здесь, все их старания пойдут прахом.

А тем временем снаружи главная новость этого дня была связана даже не с поджигателем, который устроил пожар в бамбуковом лесу, а с событием другого порядка. Бушующее пламя, подойдя к храму Огня, не только нисколько не повредило ему, но и... Оно потухло. Несмотря на силу пожара и отсутствия дождя этой ночью - иначе бы его невозможно было потушить, пламя затухло само, словно сам Рейлан возмутился тому, что творилось на Драконьем Зёве и пресек эту череду поджогов. По крайней мере именно так трактовали эту ситуацию более набожные жители острова. Более скептически настроенные предполагали иные варианты и искали причины в более банальных причинах.

__________________________
Броски дайсов

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (08-08-2023 12:29:43)

+1

21

В данной ситуации драконицу не переставало радовать лишь одно: алифер ей попался на удивление послушный и самостоятельный. Даже раненный и измождённый вчерашними злоключениями, он сам потянулся к кувшину, не утруждая кисэн просьбами о помощи. Она бы, конечно, могла сыграть добрую нянечку, присесть на краюшек кровати и стать поить его своими руками, но... но ей за это не заплатят, знаете ли. Да и к тому же, помня о глупом мужском «я сам!» в любой ситуации, не могла не позволить ему сделать всё самостоятельно. И ведь справился же, какой молодец. Лишил драконицу удовольствия похихикать над Люциановыми пташками с утра пораньше.

Приняв кувшин из его рук, кисэн лишь немо кивнула мужчине в ответ на его благодарность и всё с той же лёгкой улыбкой направилась к низенькому столику, чтобы положить свою ношу на место. Главное не забыть наказать служанкам заменить в нём воду. Нет, лучше принести вина. Оно бы ей сейчас не помешало.

«Какой ты торопливый», — про себя думает черноглазая, едва слышно усмехаясь своим мыслям. Надо же, не ноет, не спрашивает, кто она такая и что вчера произошло, а сразу приступает к делу... Похвально. Но скучно.

А вам есть от кого прятаться, господин? — драконица не позволяет себе хохотнуть, прекрасно зная, что есть. Как минимум прятать его нужно ей самой. От любопытных служанок, от ревнивых клиентов и, самое главное, от своей Госпожи. Вот только для начала нужно понять, кого это она притащила в своё драконье логово и может ли подобная глупость окупиться в будущем. Кисэн оборачивается лишь раз, чтобы подарить крылатому самую невинную улыбку, на которую только способна. А после как ни в чём не бывало садится за низенький столик и тянется к расписному кёндэ, чтобы дать алиферу время на ответ. Выудив нефритовый гребень, девушка принимается не спеша расчёсывать волосы, чтобы привести себя в более-менее достойный вид к приходу служанок.

У Вас есть около получаса для того, чтобы ответить на все мои вопросы, прежде чем сюда явятся служанки, — через время добавляет она. В зеркальце шкатулки Си кажется себе бледной и уставшей, и руки так и тянутся к сурьме и румянам. Этот незнакомец — не её клиент, но выглядеть неидеально перед мужчиной в стенах Садов Журавля кажется ей до того непривычно и странно, что хочется закрыть себе лицо. Вот только прежде всего нужно вымыться в бане, показаться лекарю, а потом уже наводить красоту. — И если мне понравятся Ваши ответы, я сумею придумать, как Вас спрятать от их любопытных глаз. Хотя у Вас, кажется, был... — она задумчиво щёлкает пальцами, будто не может придумать, как бы окрестить тот артефакт, спасший их двоих вчера в коридоре, — тот... плащ. Полезная вещица. Может, и тут он сможет пригодиться? — Си поднимает на алифера глаза, откладывая гребень в кёндэ, — хотя начнём, пожалуй, с имён. Странно лицезреть в моей постели едва одетого мужчину и не знать, как к нему стоит обращаться.
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

22

Хоть алифер сейчас и выглядел так, что краше только в гроб кладут, и от физической немощи уже никак не отмахнуться, он оставался живым. Об этом напоминало его сознание, которое продолжало мыслить. Хотя как раз последнее давалось ему с превеликим трудом. Всё, что он сейчас хотел - это куда-то просто лечь как мешок с рисом и полежать так до лучших времён, не найденный никем. И все мысли были лишь о том, где бы побыстрее найти это самое укромное место. Голова была на редкость тяжелая и пустая. И тошнота, постоянно стоявшая комом в горле и словно искавшая момент, чтобы вырваться наружу, обрадовалась тому, что в желудке что-то появилась. И даже если это простая вода - её уже можно было... И алифер был сосредоточен на том, чтобы не дать своему организму поддаться этому порыву как киту, радостно выбрасывающему из дыхала остатки воды. Поэтому на всякий случай, оттерев воду с подбородка, он не стал убирать ладонь, словно прикрывая рот. И одновременно закрывая свои мысли, словно это могло помочь. Но по крайней мере помогло бы не сболтнуть лишнего, особенно в этот самый момент, когда он настолько слаб и уязвлён.

Не то, чтобы он ей не доверял или опасался. Нет, только не после вчерашнего. Однако его приказ был однозначен: он должен был сохранить секрет своего появления на Драконьем Зёве во что бы то ни стало. Была ли госпожа-дракон той, кто могла бы в случае чего передать информацию куда надо или нет - это было неизвестно. Но и Арх держал в уме, что никогда не знаешь, где и как отзовётся твоё слово. Слово - как камень, брошенный в воду, начинает рождать круги и рябь на воде.

Её кокетливую улыбку встретил серьёзный и тяжелый, измученный своей раной взгляд. Арх не тот алифер, который выглядит беззаботно и держится легко. Его присутствие иногда давлело над окружающими, заставляя их быть более сдержанными и благорассудительными. Сейчас это его выражения лица, помноженное на усталость лучше всего скроет его чувства и мысли. Тем более, что вопрос острием кинжала легко кольнул его в бок, пока ещё не с целью ранить, пока ещё играюще. И в какой момент закончится это самое "пока"? Но алифер тоже пока не спешит давать ответы. Ладонь, предупредительно положенная на рот, закрыла его уста до тех пор, пока он не придумает более-менее вменяемую легенду. А вот это было крайне сложно сделать. Во-первых, вся натура Арха противилась тому, чтобы врать. Ему никогда не стать тем, в чьей работе требовалось искусно врать и манипулировать. Слишком простой. Слишком прямой. Слишком честный. Быть может, рассмотри он своего противника и поджигателя получше, он смог бы сопаставить, что это одно лицо, тогда и легенда придумалась бы легко, но сейчас у него не было никакой мысли о том, почему он должен скрываться...

Тем более, что его сознание занял процесс расчесывания волос. Он смотрел, как гребень искусной работы из зеленого камня, пропускает через себя смольную черноту длинных волос, пока не поймал себя на мысли, что надо бы отвернуться. А потому отвёл взгляд, рассеяв его и сделав отстраненным. Неприлично вот так глазеть на женщину, но Арх любил тёмные женские волосы, любил их нежную шелковистость и...
К счастью, ему на "выручку" подоспела дурнота, которая вернула его в реальность и отвлекла рассеянно летавшую мысль от завороженного созерцания женской красоты.   

- Я бы и рад сказать, что "нет", но только это будет неправдой, - проглотив комок, отвечает он, опуская глаза куда-то в пол, потому что голова сама клонилась вниз. Сил не было. Он не умел врать, а потому пошёл по пути недосказанной правды, состряпав себе почти правдоподобную историю. Тем более, что на Зёве ему уже бывать доводилось, так что оставалось надеяться, что он имел общее представление об их традициях, и этого знания ему хватит. - Арх. Меня зовут Арх, госпожа.

Что ж, начать нужно было с правды. А дальше - как пойдет. Называя своё имя, он демонстрирует, что готов к этому разговору. - Этот плащ - призрачный Алдвест, он может скрыть Вас от ненужных глаз. Однако вчера нашему противнику это нисколько не помешало...
Он хотел было ещё добавить про то, что в школе огневиков есть возможность видеть тепло, исходящее от живых существ и вещей, но тогда бы обнаружил свои знания в этой области, и, возможно, тем самым бы обнаружил себя как не простого мага, а боевого. А это уже существенно бы навредило его легенде. Поэтому, запахивая обратно своё кимоно и затягивая потуже слабыми руками ослабший оби, мужчина решает отвлечь внимание женщины и её интерес.

- Я думаю, редко, кто видел такую красоту и выжил после этого, - прямолинейный правдоруб алифер в то же время очень любил тонкость, красоту и изящество, чувствуя порой себя деревенщиной, не способным к высоким материям. Но всё равно стремился к этому в своей речи. Не ради позерства, но желания не портить такие тонкие моменты своим косноязычием и неповоротливой грубостью. И даже не представлял, насколько его отсылка к драконьему облику госпожи будет уместна в данной ситуации. - Вы не знаете, кем был этот двухкрылый алифер?..

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

23

Не лгать, но при этом и не говорить всей правды — полезный навык. Порой его критически недоставало Цянь Си; кисэн предпочитала ткать полотна красивой лжи и порой увлекалась настолько, что путалась в своих же сетях. Выходит, скверная из неё получилась паучиха.

Занимаясь волосами, девушка то и дело замечала взгляд алифера на себе. Практически физически ощущала, до того тяжёлым и каким-то злым он ей казался. И всё же даже бровью не повела, не придав такому вниманию особого значения. Она женщина. Красивая женщина. И она прекрасно об этом осведомлена. Иначе бы не продержалась так долго среди лучших кисэн самых знаменитых купален острова. Сейчас в ней боролось два противоречивых желания: расправить плечи, подбодренная осознанием того, что даже бледная и помятая она всё равно привлекает столько внимания или же закрыться, чтобы предстать потом перед этим бедолагой во всей красе. Доказать, что может лучше. Остаться в памяти самым прекрасным созданием, какое только ему доведётся увидеть, а не простой смертной женщиной, которой бы не помешала ванная и ещё пара часов сна. Интересно, бывали ли подобные мысли у Айамэ, самой красивой женщины Края Света?

Цянь Си хочет верить, что нет. Чтобы было, к чему стремиться.

«Не привык к обществу женщин», — выносит свой первый вердикт кисэн, краем глаза продолжая наблюдать за молчаливым гостем. А сама готовится снова и снова вешать на пернатого новые заключения. Имя, к несчастью, ничего ей не дало. Конечно, она не обязана знать каждого встречного на острове, уж тем более если он относится к Поднебесной. Но было бы куда приятнее иметь очередной козырь в рукаве.

«Интересная штуковина... и наверняка неприлично дорогая», — подмечает драконица, и выносит Арху ещё один приговор: либо этот пернатый куда богаче, чем кажется, либо у него есть весьма состоятельный покровитель. Значит, он сможет достать ещё себе такую вещицу при надобности, не так ли? В конце концов, у каждого дракона должны быть свои сокровища. Может, ей пора коллекционировать артефакты, а не кинжалы и чужие жизни.

«Красоту», — про себя повторяет кисэн, взглянув на алифера из-под полуприкрытых ресниц. Губы вновь растягиваются в улыбке, изображая благодарность. На деле — сдерживая очередную порцию яда. Мысленно Си выносит окончательный приговор: перед ней точно чужак. Потому что тот, кто прожил на острове достаточно долго, чтобы впитать в себя традиции местных жителей, никогда не скажет подобную глупость прямо в лицо дракону. За черной чешуёй, которая показалась алиферу невообразимо красивой, всегда стоит большое горе, с которым пришлось столкнуться дракону в относительно раннем для их продолжительной жизни возрасте.

Похвалить чёрную чешую дракона — всё равно что сказать безногому, что ему так даже лучше. Вот только от дракона так просто не убежишь.

«Хамелеон. Крайне неудачливый и неумелый». — Для себя кисэн всегда делила алиферов на две категории: павлины и хамелеоны. Первые намеренно выделялись из толпы, разгуливая по драконьей земле в своих глупых громких одеждах и продолжая коротко стричь волосы. Вторые же, напротив, пытались хотя бы внешне смешаться с местным колоритом, стать частью этого мира. И некоторым это удавалось даже слишком хорошо. Крейн, например, будь он неладен. Со спины даже она приняла его со сородича.

А что? Хотите лично переговорить с капитаном стражи, чтобы доложить, что Вы выполнили его работу? — кисэн немного наклоняет голову, а сама едва подавляет смешок. Арх носит их одежды, скрывает волосы за капюшоном, но незнание местных обычаев всё равно выдаёт его с головой. Очаровательная наивность. — Я не знаю каждого алифера на этом острове. Могу лишь с уверенностью утверждать, что Вы здесь чужой, господин Арх, — «как и все алиферы», — если Вы прятались от стражников, то вряд ли Вы здесь по поручению Господина Вэя, а на алифера Торговой Гильдии Вы не похожи... Ах, ну где же мои манеры? — приосанившись, кисэн всё же не встаёт. Не хотелось бы тратить силы на излишнюю вежливость, чтобы потом узнать, что принимала не слишком состоятельного гостя, — Вы можете называть меня Цянь Си.
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

24

Болезненное состояние делало его похожим на раненную птицу: нахохлившуюся сидевшую в своём темном углу и почти не реагирующую на то, что происходит вокруг. Арх честно пытался собраться, но вялые мысли от него периодически ускользали. Однако иногда надо отдать должное собственной заторможенности, особенно сейчас, когда одна из стрел догадок, пущенная драконницей, почти задела его, оставив на коже царапающий след.

"Его работу?" - эта мысль отвлекла алифера от собственной легенды и мужчина чуть поморщился, сглатывая неприятный комок, продолжавший стоять в глотке,  и ногтями ладони чуть корябнув кожу на груди, выше раны. Больно... Ещё болело. Алиферы не убивают алиферов. Для их народа это тяжкий грех. Но некоторые ироничные умы могли бы пошутить, что других им убивать можно. Однако в этот момент просвистела ещё одна стрела, которая, в этот раз, улетела от своей цели ещё дальше. Похоже, госпожа дракон решила использовать метод словесных провокаций: делай выпады и смелые предположения. Авось, какой-то крючок и зацепит рыбку если не за рот, то за жабры. 

Но они - воины. Провокации и "проверка на вшивость" - это такой же церемониал для них как умывание и чистка зубов по утрам. Хождению по краю, умение выстоять, выдержать, дать отпор  - это то, что воспитывает их культура. Неважно, насколько ты силен физически: если ты сломался в своём сознании, ты уже проиграл.

- Госпожа Цянь Си сожалеет, что спасла чужака? - по счастью, его легенда не была ни связана ни с Крейном, которому по иронию судьбы и передал послание Арх, ни с торговой гильдией, о которой слышал настолько мало, что можно смело сказать, что не знал ничего. От того он и не пытался сложить свою легенду и с ними - играть на том поле, которое не знаешь, очень опасно. А потому он уже в свою очередь делает словесную подачу, которая, впрочем, не лишена и толики правды, любопытства и тени горечи. Она правда сожалела, узнав, что не добила его там, когда у неё была такая возможность? "Чужак" - страшное слово и прямая демонстрация того, что ему здесь не рады. Настолько, что за пребывание на их земле жизнь ему никто не гарантирует.  - Вы абсолютно правы, я не из этих краев. Я.. занимаюсь тем, что оказываю свои услуги разным народам. Иногда мои клиенты не хотят распространяться об этом и щедро платят за молчание. Вчера я должен был покинуть остров и отправиться в другую страну.

Он не стал пояснять, услуги какого рода он оказывает, благо, что она сама вчера воочию видела его магию. Целительство крайне редко сочеталось с темным чертами характерами носителя. Она требовала от него полной самоотдачи и даже бессеребренничества. Не каждый готов каждый раз ставить на кон собственную жизнь, чтобы спасти чужую. Хотя и кровь нечестивцев он проливал... Но это было не тем, чем он гордился в своей жизни. Оборвать чужую жизнь - легко. Но в этом нет великой победы и цены для Арха. А вот спасти чужую душу - это действительно то, ради чего стоило жить и рисковать.

Мужчина вынимает руку и, опустив её на кровать, поднимает голову и говорит совершенно серьёзно: без толики лукавства или уверенности, что женщина не исполнит то, что он ей предложит. - Если Вы уверены, что совершили ошибку, когда спасли меня, Вы можете её исправить, госпожа.

Его голос звучит спокойно и устало. Он не будет оправдываться, заискивать и пытаться как-то понравиться ей в обмен на свою безопасность. Он сказал правду, пусть и не всю. Не было у него злого умысла, когда он спускался на Драконий Зёв. Если бы были - он бы убил своих преследователей. Но на его руках нет крови этого народа, а потому он свободен. И, если надо предстать перед Ньёраем и Всеоотцом прямо сейчас - он готов. Он даже не станет сопротивляться. Госпожа дракон спасла его. И только у неё есть право отобрать его жизнь. Если с кем-то иным он стал бы защищаться, то здесь - нет. В конце концов, кто как не он знает, что не властен над своей смертью. Как и над многими обстоятельствами в своей жизни. И рано или поздно она оборвётся. Как у и любого смертного.

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (22-09-2023 12:23:45)

+1

25

Червячок поизящнее, червячок пожирнее... и пташка всё равно не соизволила клюнуть, спуститься со своей ветки и угодить в драконьи когти. Или, по крайней мере, достаточно хорошо изображала, что плевать хотела на наживки, с такой заботой приготовленные гостеприимной ловчей.

Цянь отчего-то сразу вспомнила день своего допроса. Как над ней нависали, давили на болезненные воспоминания, обвиняли её невесть в чём, только бы вытащить из неё хоть что-то о пропавшем алифере. И если бы тогда не вмешались, она бы, наверное, сама бы обвинила себя в том, чего не совершала, только бы поскорее прекратить ту пытку. Взгляд чёрных глаз снова скользнул к постели, к раненому мужчине. Интересно, смогла бы она также психологически давить на Арха, будь у неё в запасе столько же времени? Пока она склоняется к мысли, что вряд ли. Её стезя — вытаскивать чужие тайны лаской и наигранной любовью, а не угрозами и запугиванием.

Пытаюсь это понять, — совершенно честный ответ, приправленный совершенно притворной улыбкой. Чтобы занять руки, Си снова тянется к кёндэ; неторопливо раскладывает перед собой дорого украшенные заколки, подвески и кольца, а на деле даёт пернатому возможность собраться с мыслями. Спой, пташка. Да так, чтобы ей захотелось поверить.

«Наёмник? Хотя наёмник-целитель звучит как влюблённая шлюха: нелепо».

Цянь Си крутит в пальцах изящную заколку. С первого взгляда она кажется невероятно дорогой, сделанной из чистого золота; в свете утреннего солнца блестят выполненные из драгоценных камней сердцевинки золотых цветов, перетягивая на себя всё внимание. Вот только по-настоящему важным для неё является не красота этого украшения, а его полезность. Потому что сделана эта заколка из прочной стали, и не погнётся, если её обладательница решит вонзить её своему гостю в грудь.

Так Вы готовы так просто подарить мне свою жизнь? — кисэн щурит глаза совершенно по-лисьи. На мгновение чёрная радужка отливает раскалённым золотом, опасно поблёскивает в полумраке комнаты. Драконица закрывает глаза и кидает заколку на место. Нет никакой радости отнимать то, что тебе готовы принести на блюдечке, когда это касается алиферов. — Я не стану отбирать её, господин Арх. Сегодня это не принесёт мне ни радости, ни пользы.

Арх не был тем, кто всадил меч в живот её слепой беспомощной матери. Арх не был тем, кто изрезал грудь её отца, пытавшегося защитить своего друга и отомстить за любимую жену. И Арх не был тем, кто месяцами измывался над её телом, прикрывая это страстной любовью. Цянь Си прекрасно это осознаёт. Как и то, что если бы они встретились при иных обстоятельствах и он пал от её рук, это несомненно принесло бы ей радость. Она бы держала окровавленными руками его лицо и с восторгом смотрела в угасающие синие глаза, представляя на его месте кого-то другого. Надеясь, что хотя бы ненадолго его смерть успокоит её сердце.

Но не сегодня.

Вы убили злого духа, хотя и приняли его за своего сородича. За это Вас должен поблагодарить любой житель города, — она бросила это небрежно, как бы между делом, хотя понимала, как сейчас ему станет легче от её слов. Он не нарушил глупые законы своего глупого бога. Он уничтожил зло и спас (относительно) невинную душу. И этим только услужил Создателю. — И Вы не позволили мне умереть. За это Вас могли бы поблагодарить мои хозяева. Правда они бы ужасно расстроились, если бы узнали, где прошлой ночью я была, — очередная улыбка, на сей раз куда мягче. Не потому что благодарна за своё спасение — в конце концов, этот долг уже уплачен! — а потому что этим намекает, что не хочет, чтобы он всем и каждому твердил о своём деянии. Даже если узнает, кому это он так услужил.
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

26

Было нечто удивительное в их разговоре - то, с какой поразительной честностью они могли говорить то, о чём думают в этих обстоятельствах. Ни союзники, ну друзья, ни враги. Эти материи были столь зыбки, что одна могла легко стать полностью противоположной благодаря всему лишь одному неверно оброненному слову. Госпожа дракон не скрывает своих соображений о том, что она думает о таком варианте, что алифера можно убить, и не разыгрывает притворное благородство. Тому, кто не по наслышке знаком с истинной добродетелью, лживая претит до кончиков черных перьев.

— Так Вы готовы так просто подарить мне свою жизнь? - драконица до этого раскладывала перед ним свои украшения, а алифера не покидало чувство, будто она выкладывает не дорогие украшения, а изощренные орудия пыток. Перед ним и для него. А потом и показала свой "драконий оскал", давая понять, что не шутит в своих угрозах.

Он тоже.

Сейчас он не воспринимает её как своего врага. Будь они врагами, он ничего бы не сказал ей про себя и не пошёл на такую откровенность. Для своих врагов - ничего: ни слова правды, ни пяди земли. Будь они врагами, этого разговора бы, вернее всего, не состоялось.
Уверен, для такого решения у Вас есть все основания, — отвечает мужчина, что думает по этому вопросу. И не кривит душой. Будь его смерть - самоцель для неё и развлечение, она бы оставила его там, в бамбуковом лесу. Или сожгла. Или просто бы бросила там умирать, а не волокла бы его на себе и, будучи сама раненной, не пыталась спасти от смерти. И пусть причины, по котором она бы пожелала его убить, ему непонятны. Это не означало, что их не было.

Если она на него нападает, быть может, он инстинктивно попытается уклониться, но драться с ней не станет. У него нет на этого никаких причин и побуждений. Дать ей отпор и убить, чтобы что?.. Спасти свою шкуру? Нет, он не будет. Даже  несмотря на то, что он очень хотел жить и не считал, что его время пришло. 

— Я не стану отбирать её, господин Арх. Сегодня это не принесёт мне ни радости, ни пользы.
Благодарю, — легким кивком головы отвечает алифер: и за то, что она всё же решила сохранить ему жизнь, и за то, что была честна в своём ответе. И наблюдает за тем, как Цянь Си начинает убирать украшения, словно убирая не украшения, а кинжалы, которыми была готова лишить его жизни.

Можно было облегченно выдохнуть, но госпожа дракон продолжила говорить. И то, что она сказала дальше, дало алиферу понять, что его собеседница прекрасно знает цену информации. Она не отвечала на его вопросы не просто потому, что не считала нужным на них отвечать или по какой-то иной причине, а потому, что не спешила раскрывать карты и выкладывать козыри на стол. Она придержала эту информацию, пока решала, что ей делать с гостем, который свалился ей на голову в виде проблемы. 
- Слава Создателю... - облегчение, которое испытал от её слов мужчина, просто не передать словами. Правда он никогда не сталкивался с такими духами и не знал про них, но сам факт, что он не ошибся, когда поддался своему порыву, наконец-то заставил с души упасть тяжеленный камень. На нём нет греха и неповинной крови. Ни других рас, ни своих братьев.

Сейчас, испытав такое облегчение, алифер почувствовал, как те крохи остатков сил, которые он успел накопить за ночь, покинули его. Этот, пусть и совершенно короткий разговор, исчерпал их. Но в этот раз болезнный и усталый взгляд голубых глаз скользнул по женщине уже не как по той, которая могла оборвать его существование, но как просто по женщине. Полумрак комнаты постепенно начинал истончаться, уступая место свету и утру, которое, словно с неохотой, но неумолимо вступало в свои права.
- Лучше всего хранит секреты тот, кто их не знает, - отвечает он, давая понять, что любую нужную информацию можно выбить: пытками ли, ментальным проникновением в сознание, и от последнего не спасут никакие клятвы. - Но я умею хранить чужие тайны.

В его речи нет этих слов "уверяю Вас" и им подобных. Они отдавали тухлым привкусом торгашества и лицемерия, когда, чтобы убедить в своей честности, надо прибегать к подобного рода уловкам, звучащим так, будто до этого их разговор был полностью лживым и не стоил ломаного медяка. Арх был алифером чести. То, что он не выдаст её секреты и тайны, он доказал не словом, но делом, скрывая своё присутствие от тех, кого она назвала своими хозяевами. Не сделает этого и потом, тем более, что его попросили. А на счёт бахвальства... Тот, кто получает награду при жизни, уже получил своё воздаяние, и по смерти не получит ничего. Поэтому о своих благодетелях, как и о своих грехах он молчал как рыба и не распространялся. 

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

Отредактировано Арх (23-09-2023 12:25:31)

+1

27

Простота и честность алиферов раз за разом поражала кисэн. Потому что у неё просто не укладывалось в голове, как эти качества могут сочетаться с тем, что они порой вытворяют. И ведь не убедишь её, что это ей не повезло столкнуться с парой-тройкой худших их представителей и что на самом деле не все они такие. Она просто этому не поверит. Ведь куда проще грести всех под одну гребёнку и навешивать на каждого пернатого по какому-нибудь обидному ярлыку. Осталось только выбрать, какой из них повесить на этого. Ну, кроме хамелеона-неудачника.

«Было бы время, потомила бы с ответом», — про себя фыркает драконица, подметив, как стало легко на душе алиферу от её слов. Казалось, ему теперь даже дышится легче, и вся его жизнь снова обрела смысл. И какое в этом удовольствие для неё? Скукота, да и только. Хотя вряд ли бы она сумела выбить из него хотя бы одну скупую мужскую слезинку. Чем дольше Цянь Си смотрела на него, тем больше Арх напоминал ей обычного вояку. Честного, прямолинейного и помешанного на своём достоинстве. К несчастью для неё, не на том достоинстве, с которым она привыкла работать в виду своей профессии.

Стало быть, пора придумать, как Вас спрятать. Я надеюсь, Вы не собирались покидать меня в таком состоянии, господин Арх? — Кёндэ едва слышно защёлкивается, чтобы у его обладательницы не возникало соблазна на какую-нибудь пакость. Си выглядит теперь на порядок серьёзнее, хотя тень кокетства в её улыбке и взгляде так никуда и не делась. — Служанки непременно захотят заправить постель и сменить простыни. И будет весьма странно, если я не позволю им выполнять их прямые обязанности, не так ли?

Кисэн рассуждала вслух, не особо ожидая, что алифер будет участвовать в обсуждении своего же спасения от чужих любопытных глаз. Казалось, их разговор утомил его даже слишком сильно, и теперь все его силы уходили на то, чтобы не уснуть. Таким, по крайней мере, его видела Цянь Си. Её взгляд снова зазмеился по собственным покоям, выискивая место, где можно спрятать такую немалую тушку. Даже если магия артефакта не позволит служанкам увидеть этого страуса в комнате, нужно ещё позаботиться о том, чтобы они на него не наткнулись. Пока что вариантов у неё было немного. Не под юбку же его прятать, ну в самом деле. Если бы он вообще полез, перед этим не зачитав монолог о том, что он, вообще-то, на самом деле воспитанный и приличный птенчик.

Кисэн поднимается и неспешно двигается к постели. Снова садится на самый краюшек, будто это не она является здесь полноправной хозяйкой. Как бы это глупо не звучало, кисэн пытается банально не смутить своим присутствием мужчину. Ей нужно, чтобы сейчас он концентрировался на деле, а не на том, что по всем законам приличия они одним только своим внешним видом все эти самые законы приличия успели нарушить. Соберись, птенчик, твоя совесть чиста, давай спасать твой пернатый зад!

Вы сумеете подняться, если я Вам помогу, господин Арх?
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

28

- Я надеюсь, Вы не собирались покидать меня в таком состоянии, господин Арх? - с кокетством спрашивает она у алифера, а тот слишком показательно промолчал... Потому что собирался. Пусть и слабо себе представлял, как именно, скорее всего, шаг за шагом, ковыляя по стеночке, но он собирался уйти, чтобы не злоупотреблять доброжелательностью и гостеприимством госпожи дракона. Тем более, когда стало окончательно понятно, что и она сама крайне стеснена в своих, пускай, и роскошных, но условиях. Но теперь это не имело смысла. Она говорит ему остаться, и он принимает это предложение.

Вопрос про служанок кажется простым. Несложно спрятаться, когда у тебя при себе есть плащ невидимости. Арх долгое время задавался вопросом: на что он ему? Он явно не тот, кому нужно скрываться в тенях. Ему даже это претило. Но жизнь показывает себя так, что рано или поздно и на такие вопросы даются ответы. Сейчас он был ему необходим как никогда. Однако это "просто" только на первый взгляд.

Дышать всё равно приходилось маленькими порциями, поэтому его грудь визуально почти не вздымалась, а бледность никуда не исчезла. И к этой бледности добавился неприятный блеск влажной от пота кожи. Мужчина нестерпимо потел, в этой своей болезненности с него лилось как из ведра. Он даже не подозревал, что может так потеть. И... Это могло стать не только исключительно его проблемой. Пусть его аромат с древесными нотками ещё превратился в застарелый характерный смрад, по которому всегда узнаешь мужскую казарму, сложно спутать запах мужчины и женщины. Алифер был очень чистоплотным. Безусловно, он мог проживать условия, в которых приходилось неделями зарастать грязью, но, когда имел возможность привести себя в порядок, использовал её и чистил перышки. Сейчас это не представлялось возможным.

Арх посмотрел на присевшую рядом Цянь Си, и его взгляд смягчился. Неважно, какими сильными они были или являлись в своих истинных формах, какие огромные и сильные крылья у них ни были, и в запасе не припрятано скрытых оружий, которые можно было вонзить в своего врага, алифер всё равно испытывал к ней некоторые покровительственные чувства. Даже сейчас, даже будучи в таком состоянии, когда эта самая помощь и покровительство нужны были именно ему... Но он был воспитан так. И по-другому жить не умел и вряд ли бы смог.

- У госпожи могут возникнуть проблемы, если прислуга догадается, что в Ваших покоях ночевал мужчина, - какая бы кровь не текла в твоих жилах, если ты являешься заложником заведенного порядка, то он станет твоими кандалами. А к кандалам всегда прилагается кнут, чтобы ты не выходил за рамки положенного. Он не знал, что будет с Цянь Си, если её секрет раскроют, и не хотел это узнать, поэтому прямо говорит о возможных сложностях. Сглотнув, алифер кивнул на её вопрос и добавил: "Надо будет проветрить комнату..."

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1

29

Алифер был полон сюрпризов, как оказалось. Про себя Цянь Си отметила ещё один необычайный навык своего дорогого гостя: умение красноречиво молчать.

Стоило ей приблизиться, как мужчина почти сразу переменился. Не сказать, что это сразу бросалось в глаза; если бы драконица не была приучена угождать другим, она бы вряд ли обратила внимание на это. На то, как черты его лица, заострившиеся от боли и усталости, снова разгладились, сделав Арха менее похожим на мертвеца. Си не могла точно сказать, насколько он превосходил её в габаритах, потому как вчера ночью практически тащила его на себе. Предположила, что где-то на голову, если не больше. И вот этот здоровяк с телом бывалого воина распластался перед ней, и выглядит при этом словно верный пёс, забравшийся в господскую постель. Был бы хвост — вилял бы им, видит Рейлан. 

«Спрятать за ширмой? Нет, Юэ полезет туда, чтобы убрать дорожные вещи», — про себя рассуждала кисэн, пытаясь прикинуть, куда же ей деть мужчину, который вряд ли сумеет долго стоять. Так ещё и желательно не пыхтеть при этом. Пока что ей казалось наиболее логичным решением усадить его за низенький столик, позволив опереться на стену. Так ещё и сесть рядом, сделав вид, что с утра пораньше занимается своей учётной книгой. Вряд ли служанки рискнут приближаться к ней, если решат, что их капризная госпожа снова встала не с той ноги.

«У госпожи — да. У госпожи-кисэн — вряд ли», — мысленно передразнила Арха женщина, прикусив себе язык. От его слов её охватили двоякие чувства; редко кто знакомился с ней не как с кисэн из самых знаменитых купален, а как с обычной женщиной. Ещё реже — узнавал потом, кто она такая. И от того ей было до жути любопытно, изменится ли его к ней отношение, если он узнает, каким трудом она зарабатывает себе на жизнь. Наверное, сейчас он уверен, что она дочь какого-нибудь знатного зажиточного торговца, вот и ведёт себя с ней так уважительно, да трясётся за её честь. И это неудивительно: любого бы смутили роскошные покои, шёлковые простыни, расписные шкатулки, множество дорогих украшений и она сама. В простом, но явно не дешёвом нижнем платье, с идеальной осанкой и плавными движениями.

Сможет ли алифер смотреть на неё как раньше, если узнает, что вся эта красота уходит лишь на то, чтобы радовать чужие глаза? Что в один вечер его спасительница крутит веер и танцует перед одними богачами, в другой подливает вино, а в третий — ложится под едва знакомого мужчину, даже если прекрасно осведомлена, что дома его ждут жена и дети? Красотой кисэн восхищаются, их мастерство танцевать и играть на музыкальных инструментах воспевают, а девушки, единожды увидев, с каким достоинством артистки держатся перед их отцами и мужьями, тайно хотят походить на них. Но ни одна из этих барышень не хочет оказаться на их месте. Только если она не полная дура.

Цянь Си уверена, что в глазах алифера, который не прожил столько лет на острове и не знаком с местным укладом жизни, кисэн от простой портовой шлюхи отличается разве что ценой вопроса. А объяснять тонкости не считала нужным, понимая, что это просто бесполезно. Пускай на самом деле не каждый может купить её, если она решит иначе. Пускай она обучена грамоте и манерам не хуже девушек из знатных семей. Пускай разбирается в истории и поэзии получше многих мужчин. Для простого обывателя она — женщина, что продаёт своё тело. А уж за какие деньги и кому, Арха вряд ли будет интересовать.

Разве есть что-то странное в том, что в комнате кисэн ночевал мужчина? — Цянь Си удивлённо хлопает глазами, едва наклонив голову. Да начнётся игра. Задумчиво поднеся палец к губам, она отводит взгляд и хмурит брови, будто пытается придумать, как бы объяснить всё попроще. — Хмм... куртизанка. Кажется вы называете нас так.

Как бы не пыталась, она так и не сумела спрятать любопытство в своих глазах. Драконица внимательно следит за реакцией крылатого, за тем, как поменяется его лицо. Ищет в его глазах отвращение, стыд, облегчение, в конце концов — да что угодно. Только бы зацепиться за это, тыкнуть пальцем и обвинить в том, что теперь он воспринимает её иначе. Не как женщину, которая его спасла, но как обычную шлюху, в чьих покоях он явно не первый.
[icon]https://i.imgur.com/syu7TNH.png[/icon]

+1

30

"Кисэн, значит..." - от этих слов в голове мужчины стаей испуганных птиц в ночи вспорхнули все мысли, которых в его голове, учитывая состояние, было не то, что изначально много. А теперь не осталось ни одной - теперь попробуй перелови их... Пока он ещё просто пытается понять, что кисэн - это и есть куртизанка. И тут до него начинает доходить осознание, кто сейчас напротив него, и где он находится! И вот теперь всё начинает вставать на свои места. Медленно, но неумолимо. Что ещё взять не с самого догадливого алифера, который в чудовищах разбирался гораздо лучше, чем в душах других? Но и в чудовищах, как оказалось, он разбирается из рук вон плохо.

Если честно, свою встречу с кисэн он представлял как-то иначе. Не с рождения он стал магом очищения и давал свои обеты Создателю. В его прошлом была и пусть не столь бурная, но яркая и дерзая юность, в которой собственная телесность и гордыня занимали если не центральное, то важное место. И в ней, естественно, была острая потребность в женщине. О его внутренней порочности до сих пор напоминал его элементаль. И которого Арх не стал изменять, чтобы тот не позволял ему забыть о том, кем он был и о чём думал. Чтобы он никогда не забыл об этом.

Уцеломудриваться он начал значительно позже. Но это не означало, что он смог одержать безоговорочную победу над своим телом. Когда ему показалось, что он смог избавиться от страстей, то внезапно обнаружил себя поверженным на землю, когда в его жизни появилась женщина... Ровно в тот самый момент, когда он уже было хотел признать свою победу, жизнь ему отвесила такую затрещину, что он летел и чертил носом по земле дальше, чем видел. Тогда пришлось признать и смириться с тем, что он не сможет жить один. Это не его путь. Значит, ему придется стать мужем и создать свою семью. Вот только и муж из него вышел отвратительный, раз его семья распалась.

Но даже того опыта с невестой ему хватило понять, что сейчас задумала кисэн. Она проверяла его, как проверяет любая женщина: вскрывает о себе всю самую неприятную подноготную и смотрит на реакцию. Уйдет ли, скривится ли, отвернётся. Не боится, что её отвергнут в тот же самый момент. Смело идёт на это. Потому что лучше сейчас расставить все фигуры в этой истории на свои места. Если он уйдет - пусть уходит. Сейчас же. И не даёт ложных и пустых надежд.

- Ты ждёшь, что потный и блюющий мужик начнёт осуждать тебя? - лицо Арха скривилось от боли, но и смешка, которого он не мог сдержать. И от чего в груди снова стало остро больно. Но почему он находил это зрелище столь смешным и нелепым... Вываливший всю свою в буквальном смысле подноготную, жалкий и в собственных глазах, походящий на отвратительную свинью, которому сейчас стыдно и невыносимо брезгливо за своё существование, будет осуждать ту, которая спасла его шкуру и не побрезговала им? Но, когда боль немного отпустила, он перестал стискивать ворот своего кимоно, пытаясь выровнять дыхание. - Если ты думаешь, что вчера что-то изменилось бы от твоих слов, то ты ошибаешься...

Какая ему разница, кто она? Его задача - защищать любого, кому нужна помощь. Единственное исключение было сделано для демонов. Но те стояли особняком в его мировоззрении. И у них, алиферов, с ними личные расовые счёты.   

[icon]https://i.imgur.com/9oHVYoA.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [20.07.1082] Крылья, несущие искры