Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [19.01.1083] Солнце в свете Луны


[19.01.1083] Солнце в свете Луны

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/3PCrnaF.jpg
- Локация
Северные земли, дворец
- Действующие лица
Шейн Виззарион, Айрис, Сайлан, аристократия
- Описание
Холодный и безжалостный Хэлор отступил. На смену ему пришёл Кэтель. Луна, выглянув из-за снежных туч, принесла с собой ветер перемен.

+1

2

Восемь дней. Казалось бы, такой малый срок, особенно когда впереди у тебя ещё не одно столетие. Так почему же для Айрис эти дни обернулись вечностью?

Раз за разом вампирша возвращалась к мысли, что всё вышло очень спонтанно и поспешно. Пожалуй, не последнюю роль сыграло тут то, что всё обрушилось на неё слишком внезапно: нападение наложниц, предложение Шейнира, назначение даты придания их отношений огласке. В иной раз она, привыкшая продумывать каждый свой шаг, попросила бы не день и не два на раздумья. Но почему-то когда дело касалось Шейнира, думать критически не получалось совершенно. Лерман имела глупость потерять голову, так ещё и в столь опасном месте, и была вынуждена признать, что император — её главная сила и её же главная слабость. К тому же, Шейн уже давал ей возможность всё обдумать, когда они наконец сумели открыться друг другу. Айрис не отказалась от своих чувств, осознавая всю опасность и неправильность этого решения, и теперь промедление может стоить жизни. Её жизни.

Её сопровождение императрицы было вопросом решенным. Простая служанка на подобном мероприятии будет вынуждена держаться поодаль, вместе с остальной прислугой, оставляя Сайлан в одиночестве, если не брать в счёт её мужа и приехавших из Нерина подруг и знакомых. Тут нужна была скорее компаньонка, которая и выступит собеседницей при надобности, и напомнит имена подошедших поздороваться. В случае Сайлан, её компаньонка выступала ещё и в качестве мага-защитника, чьё присутствие не смутит окружающих. Для Айрис это было делом привычным, она далеко не в первый раз является на праздник в качестве компаньонки очередной аристократки. Но впервые вместо одной из множеств родственниц Селениуса она сопровождала саму императрицу. Императрицу, чей брак она умудрилась так сильно испортить ещё до её знакомства с венценосным супругом.

Из Нерина Айрис привезла всего одно праздничное платье, на котором должна была присутствовать на свадьбе своей госпожи. Однако к её дню рождению Сайлан преподнесла новое, и девушка ожидаемо выбрала в тот знаменательный день именно его. Подарок императрицы пришёлся девушке по душе, несмотря на то, что оно было куда более открытым, чем привыкла носить Лерман после гибели своего родича. И всё же явиться на Кэтель в нём было бы издевательством и очередным плевком в лицо. А потому выбор девушки пал на тот самый наряд, что пылился по сей день в её сундуке. Тёмно-синее, почти чёрное, оно ожидаемо скрывало всё то, чем иная незамужняя аристократка на подобном мероприятии не постеснялась бы блеснуть. Подол был усеян крохотными хрустальными бусинами, имитирующими звёзды, и головной обруч с серебряным полумесяцем прекрасно дополнял этот образ. На церемонии бракосочетания императорской четы подобные детали отсылали бы к корням Айрис, к дому Селениусов. Теперь она сама не знала, имеют ли они для неё тот же смысл.

Закончив с приготовлениями сильно заранее — спасибо парочке служанок, побоявшихся отказать после случая в библиотеке — Айрис поспешила к Её Величеству, самостоятельно занимаясь её приготовлениями. Она вела себя точно также, как и обычно: невесомая улыбка на губах, готовность поддержать светскую беседу, спокойный вид и между тем быстрые выверенные движения. Пожалуй только делала она сегодня всё с ещё большей тщательностью, строго осматривая каждую пуговицу, каждое украшение в алых волосах. Сама мысль о том, что она вот так проводит вечер с императрицей в последний раз казалась ей странной. Целый месяц, день за днём она будила Сайлан, накрывала на стол, заправляла кровать, помогала собираться на прогулки, развлекая девушку беседой, игрой на музыкальных инструментах и пением. Сегодня Айрис особенно старалась сделать всё безупречно, с лёгкой и какой-то печальной улыбкой окинув сделанную ею причёску. Вряд ли дочь солнца ещё хоть раз подпустит столь близко предавшую её дочь луны.

+3

3

Шейн много думал, что мог бы сделать для Айрис, чтобы защитить её от дворцовых интриг и от себя самого. Самым правильным казалось решение увезти её из дворца и больше никогда не видеть. Забыть, как хорошую и добрую сказку с печальным концом. Он всё гадал: когда именно чувства внутри выросли до такого размера, что он больше не мог закрывать глаза на привязанность к служанке жены, и стали ли виной его решимости смерть Ясемин в стенах дворца или же нападение обезумевших служанок на Айрис в стенах библиотеки?

Желание связать себя узами с этой девушкой появилось задолго до кровавой ночи Хэлора, и парные браслеты, некогда заказанные им у ювелира тайком от других, сулили тому подтверждением. Долгое время они пылились в шкатулке, в его покоях, и оставались для него тяжёлым напоминание о том, чего просто не может случиться. Он не мог взять в жёны ещё одну женщину. Не мог отвернуться от севера, расторгнув действующий брак с одной дочерью Солнца ради другой. Всё это казалось чем-то неправильным – искать причины отдалить одну от дворца, чтобы привязать к себе другую. Бремя императора накладывало на него ограничения столько, сколько он себя помнил, и долгое время Шейн запрещал себе думать о чём-то запретном.

Выход есть всегда. И о нём неоднократно мягко напоминал Харука, подмечавший все перемены во дворце. Напоминал и Веймар, ставший свидетелем того судьбоносного разговора в свете камина, в тишине дворца, глубоко погрузившегося в сон накануне свадьбы императора. Но привести Айрис во дворец в качестве свой наложницы Шейнир не мог. Не после смерти Ясемин. Статус джарие и почти полноправной хозяйки дворца не защитил её от обсидианового клинка. Так как же он мог пустить во дворец Айрис всего лишь обычной наложницей, пусть и возведённый в ранг сехин? Любовница императора – этого мало.

Он собирался воспользоваться собой же созданной лазейкой, мысленно усмехнувшись, что советники и старейшины удивительным образом предвидели этот исход – император возьмёт в жёны ещё одну женщину, и пусть не дарует ей статус императрицы, но наделит её практически равными с ней правами, и, кто знает, на что решится ещё, окунувшись с головой в чувства к другой.

Это было рискованно. Так же опасно, как танцевать с Ясемин в день своей свадьбы с Сайлан на глазах у гостей, показывая каждому из них символ династии Виззарионов на одеждах матери наследника, а теперь он желал сделать своей женой девушку, которая ещё даже не носила под сердцем их общее дитя. Он знал, что его воле воспротивятся, и готовился защищать то, что ему дорого, до самого конца, даже если для этого снова придётся обрушить небо на головы всем.

Этот Кэтель особенный. Всеми приготовлениями к нему занималась императрица, а за год до неё – мать самого Шейнира. Ни Элениэль, ни Ясемин не успели опробовать себя в этой роли. Принцесса переняла правление дворцом задолго до светлого праздника нового года и исчезла из дворца до того, как земли Мирдана вновь укрыл колкий снег. Ясемин не дожила до конца Хэлора, отправившись встречать богов раньше других. Император никогда не вникал в эти дела, занимаясь совершенно другими заботами. Всё, что он сделал, - это придумать как и когда сообщить всем гостям о намерении взять ещё одну женщину в жёны. Уточнил все списки гостей, прикинул кто и как может отреагировать на его выходку, и позаботился об усилении охраны дворца и патрулей на улицах города, полагая, что и в праздничный день предатели не оставят их в покое.

Кэтель – особенный праздник. Он не только олицетворяет ещё один минувший год, но и переход от зимы к весне и перерождение. В это время горожане уже собирались на улицах, с песнями и плясками, с шумными хороводами, они шли все вместе к мосту над рекой, чтобы свершить ежегодный ритуал. Во дворце не было ни рек, ни озёр. Никто из гостей не спешил на улицу к простому народу, но здесь – в торжественном зале – сделали всё, что смогли.

Прямо возле входа гостей встречали причудливые ледяные фигуры, созданные руками магов, а пол под их ногами напоминал искрящийся на солнце лёд. Лестницу, ведущую вниз, к месту торжества, украсили у начала ледяными сосульками и фигурками, медленно переходящими в живые цветы кэтеля. Каждый гость мог сорвать по цветку, чтобы в назначенный час узнать свою судьбу, когда тот распустится. Лестница символизировала тот самый мост, соединяющий зиму и весну, и переход от одного времени к другому. Большая часть зала сверкала от света и дышала праздником жизни и весны, насколько позволяли разойтись таланты придворных магов, императорская казна и… совесть.

Смерть джарие всё ещё случилась не так давно, чтобы о трауре по ней забыли.

Император, облачившись в белое, оставил на одежде красный пояс в напоминание об ещё одной женщина, которую он потерял, а вместе с тем на его руке появился ещё один парный браслет – тот, который могли принять за символ клятвы Ясемин. Но его близнец – с оттиском крыльев мотылька - перед самым праздником в закрытой на замок шкатулке Харука лично принёс Айрис.
[icon]https://i.imgur.com/yjHioYb.png[/icon]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [19.01.1083] Солнце в свете Луны