Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Ян Вэй Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав | Эдель

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [03.07.1080] Исток порока


[03.07.1080] Исток порока

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]https://i.imgur.com/2qDEy00.jpg
— игровая дата
03.07.1080
— локация
Гвиндерил, г. Эденвел
— действующие лица
Мираэль ди`Кель
Айрэн ди'Кель

Разговоры ни о чем и обо всем в преддверии одного из главных праздников

Отредактировано Сайлан (30-11-2022 20:20:39)

0

2

[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]
Приближающийся Брендирилль заставлял отвлечься от дел насущных и посвятить почти всё своё время приготовлению к если не самому главному для молодых юношей, то точно важному празднику. Решение отдать часть обязанностей по подготовке Айрэну дались ей не легко, но на чем ещё учить будущего короля, если ни на мелких поручениях? Нельзя дать сразу большой кусок пирога и надеяться, что ребенок не поперхнется или не подавиться, пытаясь осилить кусман, что ему не по зубам. Нет, нужно было начинать с небольших и для некоторых совершенно глупых поручений. Тем более, как считала Мираэль, не бывает мелких проблем и задач, которые монарх может упустить, считая их недостойными своего внимания. Так можно и короны лишиться, не замечая каких-то мелочей. И тем более, нельзя пренебрегать такими важными для подданых вещами, как ежегодный праздник. Тем более, что состязания позволяли юным эльфам не только показать удаль молодую, но и им, ди’Келям, углядеть самородки, достойные быть рядом.
Королева отставила бокал с холодным соком, что в этот жаркий день был как нельзя кстати, и вновь посмотрела на сидящего перед ней сына.
- И насколько всё готово?
Поручить принцу подготовку – это хорошо, но всё же она не могла пока до конца отпустить всё, зная, как легко могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, которые в два счета могут испортить настроение всем присутствующим на праздники, если не отметить его совсем. Да, у неё были помощники и эти же помощники сейчас были в распоряжении Айрэна, но всё же её опыт или совет для сына должны были быть более весомыми и значимыми. По крайней мере, женщине хотелось думать именно так.
Она не собиралась контролировать каждый шаг принца, поправлять каждое его решение, но мягко и ненавязчиво всё же делала так, чтобы всё запланированное шло по наиболее привычному сценарию. Так ей было спокойнее. Оставалось надеяться, что сын не взбрыкнет со свойственной молодости страстностью и не сделает всё по принципу «Мама, а я хочу вот так и не смейте мне запрещать», как часто делала его сестра

+2

3

Высокородный эльф сидел напротив своей венценосной матери и со скучающим видом вертел в руках свой бокал. Задание королевы он изначально принял без особого энтузиазма, но к выполнению подошел со всей ответственностью. Но что это за дело для наследного принца? Чтож, хорошо хоть «величество» начало обращать на него внимание, хотя его конечно интересовали более интересные задачи, какие ему предстоит исполнять в будущем. С представительскими обязанностями он справлялся блестяще с рождения, легко располагал к себе, а его сражающая наповал эффектная внешность могла порой даже затенять королеву. Туда, к людям, они всегда выдавали картинку идеальной семьи, Айрэн был весьма неплохим актером и если бы не трон, наверняка бы прославился как творец. Однако его судьба была определена, и он давно принял это, а вот приняла ли это его мать?   
На вопрос матери, Айрэн отвечал, с глубоким вздохом подняв на неё свои прекрасные, но скучающие глаза:
— Меня поражает степень вашего недоверия, «Моя королева»… — язвительность и иронию Айрэн всё чаще проявлял при общении с матерью. Для остальных Айрэн всегда оставался улыбчивым харизматиком и ловким манипуляторам, но вот со своей семьей он был настоящим… Вряд ли это, впрочем, успокаивало его мать-королеву.— Всё будет готово точно в срок, матушка. Вам не стоит беспокоить свою прекрасную голову всякими пустяками, а тем более своим сыном. Да и к тому же не просто же так меня готовили к правлению десятилетиями! Справлюсь как-нибудь с этой ерундой. — В ответе Айрэна звучало не столько пренебрежение к древней традиции, сколько общее разочарование положением дел. Своей творческой натурой он остро чувствовал как меняется королевство и как медленно и постепенно слабеет королевская власть. Поэтому когда Айрэн станет королем, не праздниками будет болеть его голова. Мать же, очевидно, пыталась проявить свою заботу, но для этого было уже поздно… Кронпринц приучил себя воспринимать Мираэль прежде всего как свою королеву, а уже после как мать, но по-видимому эльфийка сама не решила какое «я» для неё важнее. Того страшнее, если она решила их совместить, ведь по мнению наставников Айрэна этот путь всегда вел к погибели. Это постепенно всё больше раздражало сына — Мираэль как мать не уделяла ему лишнего внимания и теплоты, а как королева ограничивала себя материнскими чувствами, стараясь сберечь его от рисков.
— Вы кстати знали сколько мы тратили на шатры и музыкантов? Две армии можно было бы одеть на эти средства… Ну или наряд Вашему Величеству сшить, разумеется. Я об этом позаботился и в этот раз без музыки мы не обойдемся, но при этом не разорим казну. Хорошо, что мы эльфы и всегда можем купить себе подобных роскошью и лестью!

+3

4

Материнское сердце порой слепо и глухо – родительская любовь заглушает голос разума. Именно поэтому мать не замечает скрываемой грубости сына, а всем его поступкам находит оправдание. Мираэль это участь тоже не обошла стороной. Любовь к первенцу была иной, нежели к дочери, но не менее сильна. Она понимала, что сын вырос, более того, она сама настаивала на том, что Айрэну нужно учиться управлять страной, но при всем при этом, как и любому родителю, было сложно смириться с тем, что ребенок уже взрослый. Она предпочитала не замечать ехидства в его голосе, списывая всё на сложный характер сына. Они все друг друга стоили: ни она, ни Амдир, ни даже Нувиэль не отличались покладистым нравов, просто со временем научились держать его в узде, за исключением дочери, конечно. Ведь вспыльчивый монарх – это глупый монарх, которым легко управлять.
- Айрэн, - женщина легко покачала головой. – Не нужно никого подкупать и льстить. То, что у тебя получилось сэкономить деньги казны – это прекрасно, но всё же не стоит забывать, что Брендирилль не просто праздничная ярмарка. И новое платье мне не нужно, - она мягко улыбнулась сыну, хотя в голосе явно проступили осуждающие нотки. – Я рада, что ты весьма рационально смотришь на финансовые вопросы, но всё же будь немного более лояльным. Иначе народ может решить, что у нас всё очень не хорошо, а в сундуке казны показалось дно.
Эльфийка пыталась разбавить разговор шутками, уж слишком серьезным выглядел сын, сидящий напротив. Последние пару лет Айрэн вообще слишком изменился, но все эти изменения женщина считала закономерными, в связи с возросшей ответственностью наследника.
[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

+3

5

Малышом он очень любил свою мать, пытался даже скрывать излишние проявления своей любви. Ему почему-то казалось, что если маленький принц кинется матери в объятия при других поданных, то он совершит что-то страшное, буквально раскроет секрет! Оказывается королевская кровь не лишает этих чувств… А что дальше? И надменность уже будет не обязательна? Но теперь с тем же усердием, с каким он раньше сдерживал свою любовь, ему приходилось сдерживать своё раздражение. Она его королева и сюзерен, почему она ведет себя прежде всего как его мать? Неужели все эти прошлые годы она не с таким, как ему казалось, комфортном игнорировала его существование?
— Дно обязательно покажется, матушка, если эти самые деньги вообще не подсчитывать. Что мне кажется и происходит сейчас. Если на порог нашего дома придет война – вам даже белый флаг себе купить будет не на что! —кронпринц потянулся за кубком вина, выдавая своё напряжение. Обычно пьющий лишь на церемониях, он начинал всё чаще успокаивать себя таким образом при свой матушке-королеве. — «Казаться щедрым, но им не быть»! Меня удивляет, что видимо нас учили по-разному. Неужели Вы вправду верите, что вся эта щедрость всерьез? Самым милосердным и справедливым для подданных будет именно рациональный и сухой подход. Вы можете быть милосердной королевой, но тогда не станете справедливой.
Айрэн обворожительно улыбнулся, уводя разговор в другую сторону, как впрочем и свой взгляд… Ему не хотелось спорить со своей государыней, а тем более с мамой. Если она считает сделать нужным так, значить пускай так и будет. Пока что кажется, что у кронпринца ещё достаточно времени, чтобы успеть потом сделать по-своему. Он не желал короны так, как об этом могли подумать другие. Да, у него было своё видение вещей, но грядущую ответственность он понимал прекрасно.
— Вы сделали из сына наследника, мама… Уже поздно что-то менять. Другой жизни у меня не будет и я готов полностью отдать себе нашему королевству, но мыслить как сын я уже не умею. — кратное откровение выдалось почти неожиданно. Преодолевая боль в сердце, он попытался объяснить своё поведение: ему сложно видеть в Мираэль мать прежде, чем королеву.

+4

6

- Ты слишком передергиваешь, Айрэн, - женщина устало потерла висок и еле сдержала вздох. Разговор приобретал явно не тот характер, который ей хотелось изначально. Почему-то простая просьба выливалась в некое недовольство сына, будто сама Мираэль сделала что-то не так. Вопрос лишь в том – когда? Сейчас или много лет назад? – И нагнетаешь краски. Для пересчета казны есть специальные люди, не будешь же ты сам сидеть ночами в подвалах с сундуками и собственноручно пересчитывать монеты. Это глупо, не разумно и пустая трата времени.
Она быстро пробежала пальцами по столешнице. Нужных документов сейчас под рукой не было, да и не планировала она пока давать сыну в руки финансовые отчеты по делам всего государства. Слишком много бумаг, слишком мало у наследника опыта для такого. Отчеты, что приходили к ней, не вызывали у королевы никаких нареканий. Всё цифры сходились, а казначей занимал свой пост не первый год. И этому эльфу, что стал главным казначеем ещё при её отце, ди’Кель верила и доверяла. Если видеть во всех врагов, то можно легко сойти с ума.
- Наследника… - Женщина тихо повторила последние слова сына, что отдавали горьким привкусом на языке и щемящим чувством в сердце. Какие всё же они с Нувиэль были разные. Два её ребенка, которых она любила одинаково сильно и каждого по-своему. Для младшей она всегда казалось больше королевой, чем матерью. О чем дочь постоянно напоминала и упрекала, считая, что забота и волнение женщины больше обусловлены королевской прихотью и золотой клеткой дворца, чем искренней заботой родительницы о своей крови. Наивная, импульсивная, слишком жаждущая жить Нуви видела в матери злую королеву, заточившую принцессу в замке. Айрэн же, оказывается, наоборот получил слишком мало материнской любви, не дополучил её нежности и заботы. Роль наследника, старшего ребенка требовала сил и жертв. И такой жертвой была именно любовь Мираэль. Сама женщина всегда считала, что не перегибает ни в одну из сторон, находя такой сложный баланс между королевой и матерью, но… Но оказывается, она ошибалась. Ведь именно это имел в виду сын? Есть ли шанс всё исправить? Или уже поздно? И нужно ли вообще что-то исправлять? И не задушить ли будущего короля безусловная любовь матери?
- Отдать жизнь за королевство – это у тебя от отца. – Горькая, почти неуместная шутка, от которой стало очень больно самой эльфийке, но она просто не знала, что ещё можно сейчас сказать. И нужно ли?
[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

+3

7

Искренняя растерянность великолепной королевы эльфов стала для Айрэна неожиданностью и по-настоящему тронула его. Видя во всех фигуры на большой политической доске, он совсем забыл, что за ними бывают обыкновенные, родные ему души. Но ведь не желал он всего этого, его просто никто не спрашивал! Да, он блистательно выглядел при дворе, словно на сцене, но сам предпочитал тишину и спокойствие. Ему были противны все эти льстецы и интриганы, продающие эльфийскую честь и гордость за какие-то низменные и мелочные цели. Но сквернее этого было то, что ему приходилось общаться со всеми, кто вызывал в нем раздражение, но что поделать, если именно такие люди пробиваются наверх? И казначея королевского он не любил, тот, по мнению принца, слишком много позволял себе вольностей и свобод, пользуясь доверием королевы.
Но себя он уже давно изменил, мог ли он хотя бы вспомнить прежнего себя? Как бы он не пытался, другим ему было уже не стать. Принц искренне захотел утешить мать, но в нем сразу заговорили выученные таланты обаяния: на лице засияла располагающая улыбка, глаза заблестели голубым, а сам он подвинул стул и присел поближе к матери, а не напротив как было ранее.
—Не стоит печалиться, матушка! Вы сделали правильно, всё правильно! Нам будет лицемерно страдать, мы ни в чем не нуждаемся, но взамен у нас есть свои обязательства! — взяв Мираэль за руку, он поднес её пальцы к своим губам, целуя их и выражая свою любовь и уважение. — Отец погиб нелепо, но это достойная жертва. Однако надеюсь, что моя будет более полезной нашим владениям.
Смерть отца была для Айрэна больной темой и он не любил вспоминать об этом, делая вид что и не помнит о нем ничего. Однако образ его периодически всплывал в его сознании. Кронприц потерял человека, который, как ему казалось, мог дать ответы на множество интересующих его вопросов. К счастью, почти на все вопросы к этому моменту он для себя ответил, оставались самые волнующие, как например видимая ему слабость короны.
—К слову об этом… А впрочем ладно. Не будем о делах сегодня.— на мгновение Айрэн сбросил маску, но сразу вернулся к образу. Если его королеве нужно спокойствие души, то он может и потерпеть. В конце концов, его не слышали тогда, не услышат и сейчас. Преобразования и охоту на предателей, прочие планы, ему придется сберечь до момента, когда он сам взойдет на престол, лишь бы не было слишком поздно. Кем же он стал? Тяготится власти, но смиренно ждет её. Отказал себе в чувствах, но всё равно их испытывает. Чтож, такое состояние было бы прекрасным подспорьем для вдохновения драматурга, но отвратительным для принца.

+1

8

Прикосновения сына удивили и обескуражили. В первый момент женщина даже застыла, почти не ощущая теплых поцелуев. Слишком давно Айрэн не проявлял своих чувств, тем более настолько порывисто. Ребенок может обнять мать, уткнуться ей в колени или живот, неуклюже чмокнуть в щеку. И все эти эмоциональные порывы безусловной детской любви не нужно объяснять, они понятны без слов. Взрослея, ребенок начинает сдерживать себя, реже говорит «люблю», с каждым годом всё меньше обнимая, а поцелуи в щеку становятся все более скупыми. Особенно, когда ребенок этот монаршей крови, а мать – королева, на плечах которой держится целое государство.
Сейчас же в этих прикосновениях губ мелькнули ноты не только любви к матери, но и желание дать успокоение женщине. Мальчик взрослеет, становясь мужчиной, и обретает потребность защищать. Сын вырос, хотя она прекрасно помнила тот день, когда он только появился на свет. Ей наследник, её первенец.
Мягко, но уверенно освободив руку, Мираэль совсем по-девчачьи улыбнулась и чуть взъерошила светлые волосы принца.
- Я не печалюсь.
От неё не скрылось, что Айрэн хотел что-то сказать, но будто передумал в последний миг. Поэтому эльфийка чуть прищурилась, склонив голову вбок. Жертвы? О каких жертвах он хотел поговорить. Дело было явно не в готовящемся празднике, в этом ди’Кель была уверена. Нет, на эту тему парня натолкнули её слова об Амдире…
- Что? Если тебя что-то гложет или ты хочешь что-то сказать – говори.
Ей совершенно не понравилась мысль сына о том, что он тоже может принести свою жертву на благо Гвиндерила. Хватит с неё смертей близких ей людей. Мать не должна хоронить своих детей. И если бы она могла, она бы закрыла их обоих с Нуви в самой дальней комнате дворца, пока не разрешатся все проблемы. Но это будет кощунственно по отношению к ним и без детей её не справиться.
[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

+1

9

Не печалиться она, как же… Кого она пытается этим обмануть? Быть может, себя ей и удастся, а он-то её слишком хорошо знает. В их ситуации «не печалиться» может только либо бессердечный, либо глупый… Во всяком случае это точно было не про королеву. Однако она всё-таки и мать, и женщина, а чувства ей не чужды, поэтому эта попытка притвориться каменной или беспечной показалась Айрэну смешной.
— Лжете матушка. — с ухмылкой решил отшутиться кронпринц, не желая что-то вытягивать из матери. Сам он молчать тоже не собирался, своей серьезностью она напомнила ему, что она правитель, а значит жалеть её как мать всё-таки не следует, ведь от её решения слишком многое зависит… во всяком случае пока что.
— Мне видиться, что Вы слишком мягки, матушка. Слишком верите своим слугам, а те достаточно беспардонно этим пользуются. У нас кругом интриги и предательство – лишь вопрос времени. Мы, эльфы, склонны к гордыни и самоуспокоенности, однако на самом деле мы в двух шагах от исчезновения династии, Ваше Величество.
Послушает ли его? Поймет? Скорее всего нет и рассчитывать тут не на что. Она уже давно живет в своем мире, что часто случается с монархами. Да и кто, кроме него, решится сказать королеве о слабости короны? Любой другой за такое мог бы сильно поплатиться. Решительные меры сможет принять только он сам, если Мираэль не перестанет его беречь. А этот момент может произойти только в двух случаях, до которых доводить бы очень не хотелось. Он не испытывал жажды власти, но чувство долга давила на него. Айрэн всегда знал, что корона – проклятье, и что он сможет избежать его только посредством своей смерти. Хотелось бы ему сохранять детскую наивность Нуви, но ей, по-видимому, была уготована другая судьба.

+2

10

- Мой милый, - слова сына заставили женщину вновь улыбнуться, только в этот раз улыбка её была не только спокойна. В глазах королевы появилась хитринка, будто она знала некий секрет, а сын пытался его угадать. Раз за разом выдавая неверные варианты ответа. – Ты всё ещё слишком поспешен в своих выводах. Это нормально, для юности и горячности, но всё же ты должен помнить, что не все то, чем оно кажется.
Тонкая рука легко огладила щеку юношу, теплый жест заботы и легкого покровительства. Она сама была такой – эмоциональной, склонной к порывам, видящей только черное и белое. Оттенки появляются позже, с опытом, с первыми набитыми шишками и синяками. Они становятся ярче и четче с первыми потерями. Мираэль всё это проходила сама, и сейчас видела в своих детях точно такую уверенность в себе, граничащую с самоуверенностью. Что Нувиэль, что Айрэн – оба её ребенка были ещё слишком юны, чтобы научиться различать те тонкие грани цветов, из которых складывается полная картина вокруг.
- Не всё то доброта, что кажется. – Королева продолжала тепло улыбаться, говоря тихим и спокойным тоном. Она не поучала его, лишь указывала на ошибки, чтобы он исправлял их и не совершал в будущем. – И милость порой может быть гораздо хуже наказания. Мягкость, которую может показать правитель, далеко не всегда является ею. В любых доспехах есть слабые места и враги всегда знают об этом, но только ты знаешь, действительно ли оно слабое. Или под доспехом есть ещё одна броня, незаметная другим. Зато ты всегда будешь знать, куда готов бить соперник. Ведь это ты указал ему это место.
Эльфийка ненадолго отвела взгляд от юноши, будто что-то вспоминая или раздумывая, что ещё можно сказать ему.
- Даже ты не знаешь наверняка, где мои слабости или Нуви. Как мы не знаем твоих. Задача монарха тем и не проста, чтобы его слабости выглядели настоящими, такими не являясь.

[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

+1

11

Ещё мгновение назад уверенный и надменно незаинтересованный в спорах принц уже невольно начал колебаться, но натренированная выдержка позволила ему не подать виду. Будто бы мать всё-таки нашла брешь в его четком понимании мира и правления. Всё-таки он забылся, что говорит в том числе и с королевой, которая достаточно долго удерживает власть несмотря ни на что. Возможно, именно то, что она позволила ему говорить с ней как с матерью, а не как с королевой и стало причиной столь высокой надменности в голосе. Сейчас он уже злился на себя за то, что допустил столь пренебрежительное отношение… к королеве. Всё-таки воспитание наставников, каждый из которых конечно же преследовал свои цели, давало о себе знать и для королева была превыше матери.
— Будь я горяч и скор на выводы, как Вы говорите, я бы уже наверняка поднял какое-нибудь восстание и вам пришлось бы вставать перед нелегким выбором. — потеряв уверенность, Айрэн постарался перевести всё в шутку и уйти от темы.  — Но пока вам остается беспокоиться только о Нуви.
От материнской руки он отстранился, но лишь через мгновение, всё-таки давая себя коснуться. Напряжение скрыть не удалось, и он вскочил на ноги, отмерив шагами расстояние до балкона. Положив руки на перила, он по детской привычке делал вид, что мать слышит, хоть потом всегда и выяснялось, что подсознательно он слушает более чем внимательно. Мать же играла не честно – она могла видеть его насквозь и читать, в отличие от остальных, он же её… Не было у принца уверенности, что он до конца понимает королеву.
— В сердце? — с грустной, но теплой улыбкой он повернулся к Мираэль. Возможно он угадывал, а возможно знал наверняка, во всяком случае он говорил, опираясь на интуицию, — У вас у обеих слабость в сердце. Если его проткнуть – Вы умрете, но так и все мы… А вот если разбить? Я полагаю некоторые трещины не заживают – так? И порой сердце может затмить разум, верно?
Он медленно подошел к матери. Ему не нужен был ответ, он просто не мог оставить без ответа нравоучения Мираэль. С одной стороны ему даже хотелось, чтобы мать говорила с ним как с ребенком, трепала по голове и с легкой улыбкой учила жизни, но с другой он понимал, что время для этого безнадежно ушло. Она была права, его слабостей они не знали, но что страшнее – он сам их не знал. Лишь мог догадываться об их причинах. Уже достаточно давно он чувствовал, что не существует его «настоящего», он весь для внешнего эффекта, пользы короны и монархии. Свои желания он связывал с троном и королевском, при том совершенно не зная, чего сам хочет по-настоящему. Нужен был какой-то внутренний стержень… или нет?
— Надеюсь, я не расстроил вас, Ваше величество, но порой я сам мне понимаю, что происходит в моей голове. Но боюсь всех правильных ответов в этом мире не знаю даже самые мудрые существа?

+2

12

Улыбка оставалась на лице женщины, но в тоже время изменилась, как и взгляд. Не было больше в её выражении ни тепла, ни даже любви. Холод. Холод и легкая надменность появились на губах королевы. Не только родители учат своих детей, но и те умеют преподносить уроки. И уроки эти порой горьки, порой болезненны, а порой лишь только кажутся таковыми, только бы лишь потешить самовлюбленность юного учителя. Грань между «мать» и «королева» была настолько тонка и прозрачна, что порой сама Мираэль не замечала, как проходить сквозь неё. Совмещать любовь к своим детям со строгостью непросто всем родителям, но когда сверху накладывается еще и монаршая ответственность. Это становится не просто трудно, а почти невыполнимо – стараться удерживать баланс. То равновесие, которое не навредит ни одной из сторон.
- Вы забываетесь, юноша, - голос эльфийки был всё так же спокоен и тих. Словно не было сейчас сказано в её сторону от сына то, что можно было бы счесть угрозой или государственной изменой. Чуть склоненная на плечо голова и внимательный взгляд. Мудрый, опытный и всё ещё холодный. Она давала ему шанс: передумать, перевести всё в шутку, сделать вид, что слова сына лишь только слова, а не первые звоночки возможной угрозы со спины. Мири не хотела в это верить. Слишком много врагов и проблем там, за воротами дворца, чтобы начать ещё подозревать самых близких и дорогих. Возможно, Айрэн был прав, и она слишком доверяет окружающим, но если она перестанет доверять даже своим детям, то кто останется тогда?
Она не встала, когда эльф подошел к ней, не протянула ему руку, продолжая лишь внимательно смотреть на него.
- Правильные ответы приходят к тем, кто задаёт правильные вопросы, Ваше Высочество.[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

+2

13

В голову кронпринца ударили детские воспоминания, как он когда-то он придавался мечтаниям, воображая нормальную семью с сестрой, матерью и отцом, которого со временем всё сильнее не хватало. Жизнь некоролевских семей казалась ему раем, имеющим всю теплоту и любовь. Со временем наставники выбили из него эту дурь, объяснив ему для чего он был рожден и какого его предназначение. Айрэн преуспел в этих уроках, увы… Ему очень хотелось вернуться назад и думать, как сын, но он уже безнадежно стал наследником трона. Нельзя заставить себя чувствовать иначе, нельзя заставить себя любить или быть иным. Он давно уже смирился с этой мыслью, осталось убедить в этом мать.
— Поздно беспокоитесь, Ваше величество! У вас выбора нет, кроме как мне довериться. Я Ваша главная надежда и опора в этом дворце. Я не стану для Вас проблемой и действовать буду лишь в интересах королевства.
Рожден для долга и долг исполнит – ровно так, а не иначе. Уж в этом королева-мать может быть уверена, вот только кто как видит этот «долг»? И, кроме того, для возможности реализовать этот самый долг, нужны реальные возможности, власть, влияние…
— Пора бы доверять мне большее, Вы так не считаете? Чтобы я лучшим образом мог проявить себя и заслужить Вашей справедливой оценки?
Отсутствие прежней теплоты и ласки вызвало у Айрэна лишь ухмылку и ответную холодную надменность. Так и смотрели друг на друга мать с сыном, едва походившие на таковых… Зато королева с кронпринцем были вылитые.

+2

14

Тепло вернулось в голос королевы, хотя взгляд её оставался внимательным и острым.
- Если бы я не доверяла тебе, Айрэн, то не доверила бы даже такую мелочь, как организация праздника. Как ты сам выразился, - слегка пожурила женщина сына, напоминая тому его собственные слова. – Тебе бы вообще не было ничего доступно как принцу, кроме праздности, учебы и занятий. Никаких моих поручений и ответственности.
Склонив голову, эльфийка еле заметно вздохнула, словно разговор этот был для неё утомителен или тяжек. Ещё слишком молод и импульсивен, чтобы выверят свои слова и действия на все сто. Жар в юной груди требует действия, и это Мираэль понимала. И всё же торопливость могла сыграть с принцем злую шутку, это она тоже понимала и видела. Айрэн не первый и не последний, кого нетерпеливость гонит вперед, смазывая окружающую картинку.
- Терпение, мой дорогой, - улыбка слегка коснулась губ эльфийки. Беседы с матерью тоже могут быть уроками будущего правителя. И были ими очень часто. – Терпение – ещё одна благодетель мудрого и сильного короля. А сейчас тебе пора. У меня ещё назначена встреча и мне не хотелось бы опаздывать на неё.
Встав, она всё же подошла к сыну и вновь очень легко коснулась его головы, погладив макушку, словно тому было десять, не больше. А после сделала шаг назад, обозначая, что более не держит его.
[nick]Мираэль ди'Кель[/nick][status]Королева, тыжмать![/status][icon]https://i3.imageban.ru/out/2022/06/29/e1aa48006a5135a7b6bb856354477ba7.jpg[/icon][sign]

Каждый новый человек, которого я беру к себе на службу - риск

Королева эльфов.
Выглядит на 30 лет и, несмотря на свой низкий рост, имеет прекрасную фигуру: тонкую талию, пышную грудь и относительно объемные бедра. Лицо овальной формы, бледное и имеет мягкие и нежные черты. Носик аристократически вздернут, губы тонкие, а глаза миндалевидной формы — яркого изумрудного цвета, волосы светлые с золотым отливом

[/sign]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [03.07.1080] Исток порока