Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [26.12.1082] Конвергенция


[26.12.1082] Конвергенция

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.imgur.com/h9g7Y86.jpg
- Локация
Северные земли, окрестности Мирдана
- Действующие лица
Сайлан и Шейнир дель Виззарион
- Описание
предыдущий эпизод[20.12.1082] Скованный трон
Конная прогулка с глубоким смыслом.

+2

2

Приглашение Шейнира на конную прогулку застало Сайлан за завтраком. Предложение супруга прогуляться верхом было очень неожиданным и в то же время весьма кстати. За почти неделю, что прошла с момента их свадьбы, у вампирши была возможность подумать над некоторыми моментами её пребывания в статусе Императрицы. И эти самые моменты хотелось обсудить, так же, как и предложить возродить почти забытое. Поэтому идея Виззариона лишь порадовала девушку. Кроме всего прочего, с того дня, как урожденная Ледарре поселилась во дворце, ей ещё ни разу не удавалось поездить верхом. Её, привыкшую к еженедельным занятия, это расстраивало и не прибавляло положительных моментов жизни в столице. Отказ даже временный от любимого занятия, тем более оказавшись вдали от дома, лишь усиливал тоску. Кобыле, что была подарком отца и приехала в Мирдан вместе с ней, тоже вряд ли было по нраву такой длительное простаивание. И если бы Сайлан не ходила к животному через день, та и вообще могла бы уже позабыть свою хозяйку, даже несмотря на то, что в Нерине они нашли общий язык с первой же минуты знакомства. Обе яркие, обе горящие жизнью, обе оказавшиеся в клетке дворца.
Рассудив, что ей не известен ни план Шейнира, ни дальность прогулки, вампирша остановила свой выбор на плотных теплых брюках, поверх которых надевалась юбка-накидка, чтобы не смущать мужчин слишком обтянутыми шерстяной тканью бедрами, но при этом не терять удобства и маневренность в седле. Сверху для тепла и того же удобства – шерстяная рубашка и укороченный утепленный камзол на манер мужских. Дополняли картину высокие сапоги из толстой кожи и кожаные же перчатки. Заботливыми руками Айрис красные волосы были собраны в редкую для неё прическу – сложную косу. Минимум украшений, максимум практичности.

Ожидая мужа, она не торопилась сесть в седло, а мягко гладила морду и бока любимицы. Лошадь, будто чуя, что сможет наконец размяться, нетерпеливо перебирала ногами, но оставалась на месте, удерживаемая нежными, чуткими, но уверенными руками. Также, судя по всему, Алев была не особо довольна тем, что её сначала запрягли, а теперь вновь сняли седло и водружали на его место другое – мужское. Первоначальный дамский вариант Сайлан отмела сразу же, как увидела. Она была прекрасной наездницей, а подобранная для этой прогулки одежда позволяла сидеть прямо, а не боком.
- Скоро, девочка, скоро, - почти уткнувшись в шею животного, красноволосая с особой нежностью успокаивала и подбадривала кобылу.
Когда слуги закончили, девушка обошла лошадь, собственноручно проверяя подпругу и пряжки. Вряд ли бы её хотели убить таким способом, но покалечиться из-за слабых ремней можно было легко.

+4

3

Присутствие незнакомой кобылы не понравилось Авроса. Он беспокойно бил землю копытом и пускал клубы белёсого пара каждый раз, когда слишком сильно раздувал ноздри. В последний раз только появление императора спасло конюха от пинка копытом. У жеребца Виззариона был скверный нрав и крайне непредсказуемое – под стать его хозяину – поведение. Даже сейчас молодой вампир с опаской держал коня под узды и молился богине, чтобы кобыла не вильнула хвостом в его сторону. Не хватало ещё покрыть кобылу императрицы…
Виззарион, как и в день свадьбы, появился во дворе позже Сайлан, но по этому поводу не испытывал ни намёка на угрызения совести. Морозный воздух Мирдана давно стал обыденностью для Камэль, но Сайлан, выросшая в более тёплом и солнечном Нерине, едва ли так быстро свыклась с холодом. Снег и не думал сходить, а солнце редко выглядывало из-за снежных туч. Даже сейчас день от вечера мало чем отличался. Но в отличие от Сайлан, Шейн не торопился застёгивать камзол. Светлая рубашка спокойно проглядывала, демонстрируя один из символов его рода – голубую каплю на тонкой цепочке, венчающую его шею. Вместо традиционного белого цвета в одежде Шейн отдал предпочтение серебру. Никакие другие нашивки не выдавали в нём императора, если не присматриваться к перстню на руке.
Как и в прошлый раз, его прикосновение к холке успокоило Авроса. Конюх с облегчением выдохнул и отошёл в сторону, надеясь, что его помощь больше не понадобится, а после прогулки по снегу жеребец немного успокоится.
Шейнир улыбнулся, смотря на коня, и, казалось, вспомнил, что позвал на конную прогулку императрицу, только в тот момент, когда сам ловко взгромоздился в седле. Направляя жеребца одной рукой, он бросил взгляд на Сайлан.
- Постарайся не отставать.
Даже в присутствии гвардейцев и слуг, которые могли увидеть и услышать их разговор, Виззарион не пытался притвориться влюблённым мужчиной, который как-либо симпатизирует женщине, с которой не так давно разделил постель. Хватит одного спектакля для сплетен, чтобы не плодить всё новые и новые слуги. Напрягаться ради ещё одной легенды император не собирался. Все и так прекрасно знают во дворце, кто согревает его постель. Одной ночи не хватит, чтобы отвернуть его взор от джарие, - в это бы никто не поверил, так что и не стоило пытаться.
Он направил лошадь к воротам, переходя с медленного шага сразу на рысь, не дожидаясь, когда Сайлан с ним поравняется. Ариго уже стоял подле неё, предлагая помощь, если потребуется. Часть гвардейцев отправилась верхом вслед за императорам, другая – оставалась подле императрицы. Теперь она была частью династии, и они отвечали за неё головой.
[icon]https://i.imgur.com/yjHioYb.png[/icon]

+4

4

Показательно безразличное появление супруга во дворе никак не удивили. Девушка только еле сдержалась, чтобы не протянуть ехидное «Обычно опаздывают дамы». Она не рассчитывала на теплые объятия и нежные поцелуи в щеку в качестве приветствия, как и на помощь в посадке в седло. Более того, она отказалась и от помощи Ариго, легко вскочив на лошадь. Знали во дворце или нет о её пристрастии к верховой езде и постоянных тренировках – это девушку совершенно не волновало. Как и не особо волновало сейчас поведение Шейнира. Время, проведенное с мужем, - это хорошо, но ещё лучше наконец оказаться верхом, отдавая всю себя ветру в волосах и единому порыву с Алев. Им обеим было слишком тесно в четырех стенах. В одном отец был прав, конные прогулки – это хороший способ пообщаться с Виззарионом наедине, хотя сложно будет это делать, если мужчина так и будет держаться впереди.
Расправив шлейф юбки, Сайлан поудобнее перехватила поводья и чуть ударила пятками бока лошади. Той будто и нужно было, лишь невесомое одобрение хозяйки, чтобы сделать пару шагов и пуститься в кентер. Девушка нисколько не противилась решению любимицы, даже наоборот. Догнать Шейнира на Авросе так было гораздо проще и удобнее.
Поравнявшись с мужчиной, вампирша чуть затормозила лошадь, окидывая супруга ехидным взглядом.
- Думаешь?
Алев рвалась вперед, но всё же слушалась наездницу, замечая каждое легкое движение рук, ног и тела. Сама же Сайлан прекрасно знала, что короткая пробежка до ворот лишь раззадорила и её, и лошадь, и сейчас им обеим хочется вновь вернуться в галоп, но, не зная дороги и места, куда они поедут, этого сделать было нельзя. Это дома бы она спокойно отправила кобылу в карьер, прижимаясь к огненной шее, чувствуя как ветер уносит все мысли, оставляя лишь радость и удовольствие.
Она не провоцировала мужчину открыто, но сейчас была бы очень рада, если бы Шейнир принял этот неуловимый вызов и позволил им обоим сначала устроить небольшое соревнование. Вампирша была уверена, что Аврос тоже не часто бывает за пределами конюшни, уж слишком нервным он выглядел во дворе.

+4

5

Виззарион попридержал коня, когда кобыла императрицы поравнялась с ним. Авросу это не понравилось. Он хотел пуститься в галоп, не дожидаясь ни гвардейцев, ни новую императрицу. Жеребец недовольно раздувал ноздри и гарцевал на месте, едва не кружась, словно нетерпеливый пёс перед охотой.
- Думаю, - короткого ответа с ухмылкой и иронично приподнятой бровью хватило, чтобы выказать всё отношение вампира к вызову императрицы.
Он больше не сдерживал Авроса. Одной резкой и хлёсткой, как удар хлыста, команды хватило, что конь неудержимо рванул вперёд. Припадая к шее любимца, Шейнир смотрел только вперёд. Снег медленно падал на земли Мирдана, но видимость по-прежнему оставалась хорошей. Окрестности дворца постепенно сменились открытой территорий без домов и трактиров. Прогулка по городу не понравилась бы ни Авросу, ни Виззариону. Он рвался как можно дальше от замковых стен, в горы – и уже видел их вершины за верхушками вечнозелёных деревьев. Тёмные, будто тени, на фоне белоснежной пустыни. Копыта жеребца поднимали ввысь комья снега, оставляя за собой тропу из нечётких, чуть взрытых, следов.
Шейн и не думал останавливаться или оглядываться, когда Аврос легко перепрыгнул заледеневший ручей. Потоки воды неслись под тонкой, как стекло, ледяной коркой. Шапки снега разметались в стороны, когда жеребец прыгнул на белый холм, и понёсся прочь. Виззарион привык к обществу гвардейцев, без которых не мог оставить дворец, но Ариго держал их на расстоянии – так, чтобы создать видимость их отсутствия, и в то же время успеть защитить императора с императрицей на случай угрозы. Последняя их прогулка в горах закончилась стычкой с разъярёнными рудокопами, и Шейн немного радовался, что с началом снегов очертания городских окрестностей выглядели несколько иначе. Прямо сейчас он не хотел вспоминать Элен.
Иллюзия свободы вместе с порывами ветра, бьющего в лицо, казалась особенно приятной. Виззарион бросил короткий взгляд на императрицу – вампирша и не думала отставать от него, словно решила продемонстрировать ему весь свой огненный нрав и непокорность Солнца. Это лишь позабавило Шейна. Он выкрикнул ещё одну команду, подгоняя Авроса, и не собирался уступать женщине или проигрывать ей. И позволил себе небольшую шалость… пустить чуть больше ветра под юбку императрицы.
[icon]https://i.imgur.com/yjHioYb.png[/icon]

+3

6

Плотный подол взвился сначала вверх, ведомый порывами магического ветра, а после прилип к спине и шее. Ничего критичного, но ужасно раздражающе. Ей пришлось чуть дернуть поводья на себя, чтобы притормозить Алев и хоть как-то поправить ткань обратно. Она не боялась, что Шейнир и Аврос ускачут от них слишком далеко. Кобыла прекрасно показывала себя в Нерине, а бег по открытой местности лишь доставлял ей удовольствие. Поэтому Сайлан была уверена, что легко догонит мужа.
- Мальчишка…
Император сейчас и правда напоминал озорного мальчишку, подлости и шалость из-за спины – разве этого поведение взрослого правителя? Или таким образом он хотел дать себе шанс выиграть? Тогда уж совсем нечестно и по-детски.
Она могла бы проигнорировать, вновь пустить Алев в галоп, сделав вид, что ничего не произошло, но кто сказал, что и ей чуждо ребячество? Магия огня более тонка в выборе заклинаний. Воздух, если так можно выразиться, невиннее, пусть и способен разрушать. Все заклинания, что приходили ей в голову могли нанести вред или Авросу, или самому Шейниру. Даже бытовые «воздушные ступени», что сейчас можно было так легко наколдовать на снегу в виде дорожки льда или проталина в снежном покрове с большой вероятностью обернуться травмой коня. И хорошо, если оступившись, он не порвет себе сухожилия или вообще не сломает ногу. Если только …
Идея была просто и сложна одновременно. С каждой секундой, мужчина отдалялся всё дальше, а нужно было тщательно рассчитать и силу, и расстояние. Перехватив ремни одной рукой, Сайлан сформировала в левой ладони огненный сгусток и кинула вперед и вверх и тут же припустила Алев за ним, стараясь нагнать мужа.
Как только сгусток огня оказался над венценосной головой, она щелкнула пальцами, заставляя шар рассыпаться на множество «осколков», «пылинок», что опали вниз ярким сверкающим дождем. Они не могли принести ущерба, максимум – легко уколоть, оказавшись на голой коже, как щиплет искра, отлетевшая от костра. Оставалось надеяться, что гвардейцы, а главное Кречет, не решат, что это нападение на Императора.

Использовано: Огненный ореол 275-25=250

+3

7

Император знал, что его выходка не обойдётся без внимания. Надеялся. Иначе в чём смысл их соперничества, если кто-то один игнорирует такие простые выпады? Он не рассчитывал, что Сайлан сильно отстанет от него или, оскорбившись, вернётся обратно, под бдительные взоры гвардейцев. Как и не рассчитывал на лёгкую победу. Не могла императрица сдаться из-за такой мелочи, в самом деле?
Но Сайлан отставала. Оставляя её позади, Шейн ненадолго задумался о причине такого поведения, но и не подумал развернуть Авроса или замедлить шаг скакуна – пусть несётся во весь опор, радуясь лживой свободе.
Вампир почувствовал всплеск магии, и рефлекторно напрягся, собираясь выбросить магический щит. Он совершенно не думал о Сайлан. Как бы он себя не вёл здесь и сейчас, он оставался императором, покинувшим стены дворца. На открытой и легко просматриваемой местности Виззарион лёгкая добыча для лучников и для магов. Во дворце по-прежнему хватало шпионов, готовых доложить о каждом шаге императора, а у самого Шейна – врагов. Брак с женщиной дневного клана – это ещё один серьёзный повод снести его голову без церемоний.
Ариго никогда не нравилось желание императора отдалиться от гвардейцев и открыть всего себя для удара, но поступок императрицы удивил его ничуть не меньше, чем Виззариона. Только в отличие от императора Кречет сразу увидел виновника.
Шейн резко развернул жеребца, посылая его в бок. Магическое заклинание взорвалось искрами над его головой. Шею, чуть выше родовой метки, защипало. Вампир шикнул, словно кот, на которого попали капли воды, а затем усмехнулся, заметив императрицу. Угроза нападения рассыпалась. Никто не пытался убить его в самом деле. Это Сайлан вернула ему ответку за задранную юбку.
Их лошади сравнялись. Скача вровень, они поднимали копытами хлопья снега, оставляя всё больше следов на земле.
Когда казалось, что кобыла императрицы вырывается вперёд и вот-вот обгонит Авроса, Шейн крикнул, призывая её остановиться. Впереди, едва мерцая среди белоснежных бархан, раскинулось озеро, покрытое льдом.

+3

8

У неё получилось, это радовало не только тем, что заклинание достало Императора, но и тем, что она смогла всё так красиво и четко рассчитать. Не сдержав победный смешок, девушка вновь поудобнее перехватила поводья и позволила Алев самой мчаться вперед. Сейчас она уже не беспокоилась об ещё одной пакости от Шейнира. Долго ли они будут перекидываться тычками? Это незачем, тем более, когда перед ними снежная пустошь, а душа почти поёт от свободы.
Она видела краем глаза вампира, но совершенно не обращала внимание, прислушиваясь лишь к поведению лошади и своим собственным ощущениям. Как же все-таки давно она не сидела верхом. Казалось бы, такая мелочь, как обычная конная прогулка. Кому-то верховая езда наоборот казалась испытанием, если не пыткой, но ей же… Ей нравилось всё: свобода, ветер, стремительность движений, скорость, непокорность и та легкость, с которой лошадь слушалась еле заметных прикосновений. Девушка настолько погрузилась мыслями в саму скачку, что не сразу услышала голос Императора. Точнее услышала, но не сразу восприняла. Поэтому пришлось резко дернуть поводья на себя, заставляя лошадь так же резко остановиться, чтобы не уткнуться лицом в шею животного, пришлось даже в эту шею упереться ладонью.
Открывшийся вид был завораживающим. Зима в Нерине была гораздо мягче и теплее, и её родной город не мог похвастаться таким белоснежным великолепием. Это было красиво, чисто, даже благородно, в какой-то степени.
И всё же она была здесь не одна, поэтому вампирша обернулась, сдув с глаз тонкую прядку волос, вырванную из объятий прически встречным ветром. Ей, привыкшей носить волосы свободными, падавшие на лицо пряди обычно не мешали, тем более, что чаше всего это было просто невозможно из-за обручей и заколок, но вот стоило убрать волосы в прическу, тогда раздражала даже маломальская прядочка, даже пара волосин, что так и норовили залезть в глаза.
- Не знала, что ты любишь задирать юбки так откровенно, - она не удержалась от колкости, осторожно подводя Алев ближе к жеребцу. Нравится тому или нет, но стоит начать привыкать к неринской кобыле, как пора начинать привыкать её мужу и к ней самой.

Отредактировано Сайлан (21-12-2022 10:10:20)

+2

9

Не столько из супружеского долга, сколько из нежелания лезть в холодную воду за императрицей и её питомицей, Шейн думал, чем мог бы остановить кобылу, не навредив ни ей, ни всаднице, если Сайлан упрётся рогом, проигнорирует его предупреждение и всё же выскочит на обманчиво крепкий лёд. Не пришлось ничего делать. Сайлан сама потянула поводья на себя, принуждая кобылу остановиться.
Озёрная гладь осталась такой же нетронутой. Только слабый ветер перекатывал снежинки по гладкой ледяной поверхности, открывая взору из-под тонкого слоя снега опасный лёд.
Аврос покорно остановился раньше, внимая слову императора, и теперь, подгоняемый им, медленно шёл вперёд, навстречу императрице.
- Разве в штанах для верховой езды есть какая-то откровенность? – вампир приподнял бровь, смотря на Сайлан. – Насколько мне помнится, в нашу брачную ночь я видел немного больше.
Гвардейцы остановились в отдалении от них и не могли слышать разговора императора с императрицей. В секретности не было никакого смысла. Никто бы всё равно не понял, что произошло той ночью. Иногда дурная слава Виззариона играла ему на руку. Но эта игра слов предназначалась не свидетелям, а самой Сайлан.
Потянув поводья, Шейн развернул Авроса. Конь медленно зашагал вдоль берега озера, оставляя всё новые и новые следы на снегу – более чёткие и не смазанные в погоне за ветром в гриве и свободой в каждом движении. В соревновании не было никакого смысла. Лошади ещё не выдохлись, но одной пробежки хватит, чтобы сбить накопленную спесь за время, проведённое в стойле.

+3

10

- Ты прав, - мягко согласилась девушка, также разворачивая лошадь и подстраивая её шаг под шаг Авроса. – В нашу брачную ночь ты видел немного больше.
Её радовало, что можно говорить спокойно, не опасаясь того, что за дверьми, приникнув к ним, стоят слуги и собирают сплетни. До гвардейцев вряд ли долетят даже обрывки их слов, как бы ни был остер вампирский слух, но всё же не настолько, да и ветер, что дул сбоку, сносил звуки в сторону озера, но никак не назад.
- Увидеть намного больше ты не пожелал, - ядовитый укол не нес в себе никакого желания слишком сильно поддеть эго Императора или высказать её обиду. Ведь она сама четко обозначила границы, которые не захотела переходить в ту ночь, пусть и могла бы. Могла позволить ему намного больше там, у камина. Могла не отворачиваться и смотреть, когда Шейнир раздевался. Могла сама украсть хотя бы поцелуй, когда мужчина был так близок, а оставила лишь след помады на щеке. Жалела ли она? Нет. Хотела бы повторения? Да. И дело даже не в том, что отец настаивал на скорейшем сближении с Виззарионом. Это было её желание. Желание узнать этого мужчину ближе, со всех сторон. Всё-таки она надеялась, что жить им вместе и править не один год, а если они так и останутся чужими друг другу – что хорошего из этого выйдет?
Она знала, что сейчас мужчина не упустит ответной колкости. Взаимные язвительности и остроты становились каким-то стилем их общения, будто без них было всё не так. Без этого не хватало остроты, перчинки, не хватало огня их взаимоотношениям. Она не молчаливая наложница, смиренно склонившая голову пред Императором Севера и павшая ниц. У неё есть голос, у неё есть зубы, и она умеет иногда кусаться.
И всё же, памятуя о том, что Шейнир сам по себе вампир весьма категоричный, упрямый и не особо терпящий норовистых, Сайлан решила перевести  разговор в более спокойное русло. У них ведь супружеская прогулка? Прогулка. Значит надо говорить о погоде, о лошадях, о природе, о чем-то максимально нейтральном, по крайней мере, пока.
- Тут красиво…

+3

11

- А что, если я увидел достаточно? – вампир с улыбкой посмотрел на Сайлан. В приподнятой брови, как и в голосе, хватало немного иронии.
Они оба прекрасно знали, что брачная ночь ни к чему не привела. Не могла привести. Никто из них всерьёз не задумывался о сближении больше, чем нужно, чтобы создать видимость близости. Шейн и об этой видимости не думал, но не хотел столь откровенно оставлять дочь советника наедине со своими мыслями, абсолютно ненужную и неуместную в императорском дворце. Хотел ли он в самом деле заглянуть под алые одежды в тот вечер? Нет. Хотел ли сделать это сейчас? Тоже нет. Ничего не изменилось с той ночи. Этот брак по-прежнему всего лишь формальность, необходимая ему, чтобы держать один конкретный клан под контролем, пока не подвернётся другая возможность заполучить всё, что нужно, пожертвовав малым.
Как бы там ни было, он не собирался упрекать Сайлан в ответ, как и принимать её слова за откровенное оскорбление. Можно счесть это как самоиронию, и просто забыть. Они могли бы обмениваться колкостями и соревноваться в остротах всю прогулку, но Шейн согласился на неё по другой причине. Во дворце слишком много ушей, а ему есть что обсудить с кланом Лэно.
- Красота Мирдана и его окрестностей так же безусловна, как магические таланты клана Лэно.
Это не было лестью. Никто точно не знал, чем обусловлена такая предрасположенность дневного клана к магии, но именно среди них находились самые выдающиеся мастера в школе чаровничества, а именно это и интересовало Виззариона.
- Не так давно Тайная канцелярия обеднела на магов… а я – и империя – очень нуждаюсь в талантливых и верных вампирах, - он намеренно говорил высокопарно, но будто бы нарочно высмеивал этот тон взглядами и улыбками. – Возможно, у дочери советника найдутся мысли на этот счёт?
Весь этот спектакль мог оказаться ловушкой и проверкой на верность и желание Ледарре влезть как модно глубже в дела императора, а, может быть, Виззарион настолько отчаялся в поисках умелых сторонников, что готов был рискнуть, обратившись за помощью к супруге.

+2

12

Глупо было думать, что прогулка несет в себе хоть малую толику романтики или хотя бы дружеской встречи. Нет, конечно, врагами они не были, но в первую очередь сейчас Шейнир говорил с Ледарре, а не с Сайлан. Это стало понятно по первой же фразе, что он произнес, стоило им перестать иронично шутить.
- Уж что-что, а говорить правильные слова так, чтобы собеседник был польщен, но не понял этого, тебя научили хорошо, - она не стала скрывать улыбку или смущенно отводить взгляд. Озвученное мужем было правдой, а правду нужно принимать с поднятой головой. Как и не было в её словах желания уколоть. Лишь сухая констатация того, что учителя у обоих отпрысков были не плохи в своих умениях и знаниях.
- Дочь советника, - вампирша повторила это тем же тоном, что прозвучал из уст Шейнира, - может тебе точно сказать лишь то, что озвучила ранее. – Девушка вновь поправила за ухо прядку, что не хотела лежать спокойно из-за легкого ветерка, и продолжила. – Я не могу говорить за весь клан.
Так сложно было найти в разговорах с Виззарионом ту грань, когда она могла называть Гестином отцом, а когда стоило всё же говорить о нём как о Советнике. И всё же, мужчина сам первый упомянул родственные связи, поэтому сейчас красноволосая так легко повторяла его слова.
- Тебе прекрасно должно быть известно и понятно, что не все Лэно рады моему браку. Это нормально. Никто не знает наверняка, что творится за дверьми в Доме Багровой Крови и Доме Белой Луны. Особенно Белой Луны, - повторила она негромко. – И тем более, нельзя точно сказать, какие разговоры ведутся в младших домах.
Она не хотела и не обвиняла никого, но вопрос Шейнира подразумевал честность или, по крайне мере, намек на неё, а ей точно нечего было скрывать.
- Я могу быть уверена в верности лишь одного Дома, его младших ветвей и его приближенных, но я не знаю, откуда точно можно ждать кинжал в спину. – Она чуть пожала плечами и внимательно посмотрела на мужа. – Раньше, до нашей свадьбы, я могла назвать ещё имена тех, в ком я уверена, сейчас же… Сейчас всё слишком поменялось. Я даже не знаю, о чем думаешь ты в данный момент, - вампирша усмехнулась и развела руками, - что говорить о главах и наследниках, которые в политике, как рыбы в воде, не первое десятилетие?

+2

13

- Мне не нужен весь клан.
Вера в верность всего клана – это наивность. Ни один клан никогда не был и не будет верен короне. Такой мир утопичен. Виззарион не лелеял иллюзии о себе, как хорошем императоре, но и не считал, что при другом – более удачливом и мудром правителе – из страны резко исчезнут все недовольные. У простолюдинов бытует поговорка: «смертные с жиру бесятся», и Шейнир видел в  простоте этих слов истину. В процветающих странах, с народом, живущим в достатке, восстания и государственные перевороты случаются ничуть не реже. Всё, что ему нужно, это окружить себя сторонниками и найти ту самую меру, где есть баланс между кнутом и пряником.
- Мне нужен всего лишь сильный маг, который посчитает союз со мной более выгодным, чем с другими Домом своего клана. Или же… посчитает его выгодным с конкретным Домом Лэно, - Шейн практически открыто говорил о Доме Вечного Солнца. Со своей просьбой он мог бы с лёгкостью обратиться к самому Гестину, зная, что советник лично подберёт ему нужного мага и предоставит в личное пользование императора. Но то такой вампир в первую очередь послужит самому советнику, а не императору – такого Виззарион не хотел. Кроме того, он хотел посмотреть на способности самой Сайлан, столь горячо говорившей в день их свадьбы о взглядах и целях на Север. – Помнится мне, что за закрытыми дверями ты что-то говорила о благополучии Севера, - губы вампира растянулись в улыбке с лёгким намёком на ухмылку. Он не пытался унизить или уколоть Сайлан, но намеренно напоминал ей о том разговоре. Самое время доказать свои слова поступками.
Ничего сложного. Никаких подводных камней.
Аврос медленно ступал по снегу, постепенно, по мере отдыха, недовольно раздувая ноздри от размеренного шага.

+3

14

Хвалить и улыбаться, соглашаться и убеждать мужа в правильности его слов и решений – то, чему её всегда учила мать. Всеми своими словами и действиями дать мужчине почувствовать себя если не богом, так точно королем, хотя бы маленького мира – их семьи. В случаи Сайлан муж не был королем, он был Императором, и не просто семьи, а целого государства. И девушка не была до конца уверена, что с Шейниром получится использовать лесть, даже тонкую женскую лесть. Виззарион настолько привык ко всему этому с детства, что наоборот должен был ценить честность. С другой стороны, пресыщение может довести до состояния, когда уже не понимаешь и не воспринимаешь, и тогда лесть становится нормой жизни и уловить её почти невозможно. И всё же ей маленький укол смешанный с похвалой девушка упустить не могла.
- Мне приятно, что Ваше Величество всё же решило спросить скромного женского совета, - улыбка не сходила с губ, вот только глаза оставались совершенно серьезными. – А не может твоя благосклонность к одному Дому вызвать ещё большее неудовольство других?
Она прекрасно понимала, что сейчас ей выпал шанс - показать свою верность не только на словах. И в то же время выбор кандидата в доверенные лица задача не из простых и для обычной семьи аристократа, что тогда говорить о Виззарионах? Какими качествами должен обладать вампир, кроме озвученной верности, чтобы пришелся по нраву Владыке Севера? Хотя вот именно с качествами-то было чуть проще. Можно было спросить у самого Шейнира, чего именно он ищет и хочет видеть, ведь «верный» - понятие четкое, но совершенно не дает иных знаний.
- Что именно должен представлять из себя тот, кого я могу порекомендовать тебе? Сильный псионик? Мистик? Или стихийник, что управляется с огнём как со своими руками? Дом Вечного Солнца богат на множество даров, кого хочешь видеть ты?
Она могла вспомнить несколько имен из своих кузенов и детей младших ветвей, но все они были настолько разными, что предлагать всех подряд было бы глупо. Как и звать их всех в Мирдан, чтобы Император сам убедился в умениях каждого. Такое количество родственников Ледарре в столице явно не придется по вкусу ни Совету, ни жителям дворца.
Взгляд неожиданно стал ледяным, как озеро, вдоль которого они ехали. Даже голос изменился, став более глухим и жестким.
- Выбор того, кого я могу сделать верным псом империи, зависит от того, чего хочешь от него ты.

+3

15

- Каким бы ни был мой шаг, он всегда вызывает чьё-то неудовольствие, - хмыкнул Шейнир и ухмыльнулся, смотря на императрицу. Он прекрасно понимал, что имеет в виду Сайлан, но знал по своему и опыту других монархов, что добиться расположения всей аристократии невозможно. Всё, что он может, - вовремя и соразмерно давать власть и своё расположение каждому из них, и забирать их, когда придёт время. Покровительство расслабляет. Со временем каждый желает откусить ещё больший кусок, и его задача – не позволить другому помыслить о даже трети пирога.
Несмотря на всю серьёзность разговора, Виззарион не смог слегка подтрунить над женой:
- Выбрав в жёны женщину клана Лэно, я нанёс оскорбление главам других кланов. Не стоило ли мне взять по жене из каждого клана? Или, может, из каждого Дома, чтобы ни один из них не остался недовольным? – с весельем в глазах и наглой ухмылкой на лице вампир посмотрел на спутницу, ожидая её реакции. Вряд ли Сайлан всерьёз подумает, что он готов переписать законы Севера ради приумножения союзов многочисленными браками. Здесь бы хотя бы с одной женой совладать…
Он услышал от Сайлан тот самый вопрос, на который и рассчитывал. Теперь их разговор больше походил на деловой. Шейн больше не отшучивался, а его взгляд смотрел вдаль, в сторону моря, затерянного за горной грядой.
- Мне нужен мистик. Маг, который способен отследить вещь, не оставляющую магического следа.
Император знал, что это сложно, но не имел другого выбора. Раз они не смогли напрямую выйти на заказчика пиратов, а кровь всё ещё, пусть и в меньшем объёме, пропадала с их складов, то он хотел узнать, куда именно она утекает и как попадает к другим вампирам. Он не мог просто нанести магический знак на амфоры с кровью – это вызовет подозрение у любого опытного мага, но были и другие способы оставить след.

+3

16

Выбор и просьба Шейнира скорее не удивили, нежели наоборот. Вот только сама девушка почему-то была уверена, что вампир попросит псионика. Опытный маг, что способен заглянуть в разум другого –на вес золота, но и практик мистицизма – зверь редкий и ценный.
Лэно славились своими магами, будто с защитой от лучей дневного светила, Солнце благословила своих детей и на магию. И всё же выбрать кого-то одного было делом нелегким. У наследницы Ледарре было множество знакомых не только из Дома Вечного Солнца. Более того, она знала вампиров многих, озвученных её школ. И все они были хороши в своём. Вот только был ли каждый из них хорош для службы при дворце и выполнения заданий от её супруга? Можно ли было им доверять настолько, чтобы вложить в их руки столько власти? И одобрит ли отец выбор, что она сделает? То, что Гестин захочет таким образом укрепить своё положение, Сайлан даже не сомневалась. Не каждый день выпадает подобная возможность данный шанс упускать нельзя, поэтому… поэтому вампирша поняла, что не хочет говорить отцу об этом разговоре. Как и не хочет говорить потом о своем выборе и объяснять его. Более того, ей не хотелось бы, чтобы родитель узнал, что это она назвала имя. Айли бы устроило, чтобы Ледарре считал, что это решение и выбор Виззариона и только его.
- Мистик, - повторила девушка негромко, неожиданно спешиваясь с лошади и проваливаясь в рыхлый снег почти по щиколотку. Подхватив Алев под узды, она осторожно подошла к самой кромке льда. Тонкой полоске, где почти незаметно было различие между застывшей водой и холодным берегом.
Мистик. Первое имя, что приходило ей на ум, - Невлин. Кузен был не только хорош собой и страстен, как любой маг огня, но и показывал себя как прекрасный мистик, с огромными задатками. Такой самородок далеко пойдет, главное направить его силу и эмоции в нужную сторону. И выбор её основывался не на прошлом. Глупо и совсем по-детски пытаться таким образом вновь встретить за множество миль от дома свою первую любовь. Всё это в прошлом, и сейчас нужно было думать о Шейнире и благе Северных земель. Нев мог бы подойти…
Сайлан сама не заметила, как углубившись в раздумья, она чуть приподняла свободную руку, машинально запаляя на кончиках пальцев лепесток огня - привычка, с которой так долго боролись учителя и которую ей почти удалось победить. Почти. В минуты глубоких раздумий это помогало сосредоточиться, и вампирша ничего не могла с собой поделать. Чуть поведя пальцами, будто пригладив хрупкий цветок, девушка резко сжала ладонь, гася пламя.
Нет, Невлин – чудесный мистик, но всё же слишком молод. Всего на несколько лет старше неё самой. А зная характер кузена… Нет, младший Кармоди не подходит.
Огонек вновь затрепетал поверх кожи перчаток, подчиняясь легкому, почти неуловимому танцу пальцев.
Если не подходит младший, то может подойдет старший? Опыта мужчины должно хватить и на то, чтобы противостоять сумасбродству её мужа, и чтобы быть верным Виззарионами и империи, и не прогибаться под зятя у него тоже всегда выходило.
Будто опомнившись, что играется с огнем, в прямом смысле этого слова, девушка вновь резко сжала ладонь и обернулась на Шейнира, к которому всё это время стояла спиной.
- Гейрт Кармоди, глава Дома Кармоди. – Она знала, что не изменит своего решения, в котором была уверена. – Младшая ветвь Дома Вечного Солнца.
Уточнение, возможно было и излишним, но вряд ли Шейнир помнил все младшие ветви домов, тем более Нерина. Про родственные связи с этим домом, а именно происхождение матери из него, девушка пока промолчала, не считая эту информацию особо важной.

Использовано: Малый огонь - 250-(2*10)=230

Отредактировано Сайлан (24-01-2023 00:18:00)

+2

17

Шейн ждал ответа, не подгоняя супругу. Он вспомнил день их свадьбы – вечер, уже после неё, когда за закрытыми дверями, сбросив вуаль скромной и молчаливой девушки, огненная дочь выпалила ему всё, что думала, как на духу, и не смолкала долгое время. Это воспоминание вызвало у вампира усмешку. Оказывается, Сайлан умела молчать, не затыкая его длинными и эмоциональными монологами. Но почему она медлила? Искала подвох в его словах, ничего не знала о других вампирах своего клана или же думала, как сыграть на руку своему отцу?
Когда вампирша решила пройтись к озеру, император не присоединился к ней. Он наблюдал за девушкой, придерживая Авроса на одном месте, разве что развернул коня мордой к воде, чтобы видеть императрицу.
Услышав её ответ, Шейн не изменился в лице и задал всего один вопрос:
- Объяснишь, почему его выбрала?
Имя ничего не значит, если за ним ничего не скрывается. Он хотел услышать, почему Сайлан посчитала, что именно этот вампир подходит им больше всего. Конечно, она могла солгать или ответить ему уже заготовленным ранее именем. Наверняка Гестин Ледарре, отправляя дочь в столицу, позаботился о том, чтобы она знала, как и что сказать венценосному мужу, чтобы возвысить их Дом ещё выше.

+2

18

Почему её выбрали в жены Императора? Почему супруг сделал Советницами Анри и Деррант? Каждый выбор ценной на доске фигуры обусловлен множеством факторов, цель и важность которых лишь в одном – принести пользу. Ненужные пешки первыми летят с поля, давая больше места для ходов тяжелых фигур. Почему она выбрала Гейрта? Для самой вампирши ответ был очевиден и банален.
- Он лучший мистик, которого я знаю, - девушка даже чуть пожала плечами и развела руками. – И один из тех немногих, кому я готова доверить свою жизнь.
Скрывать что-то или юлить не имело смысла. Ложь рано или поздно всё равно выплывет наружу, и уже тогда повернуть её себе во благо не получится никак. Более того, здесь и скрывать ничего не нужно было. Кармоди действительно были близки Сайлан и она доверяла им. Разве не это качество нужно рассматривать в первую очередь в таких важных вопросах?
- Ещё он далек от политики. Она его никогда особо не интересовала, насколько мне известно. – Сложно было вот так расхваливать вампира. И дело было не в том, что она не могла сказать хороших слов о мужчине. Наоборот, как племянница Сайлан могла рассказать Шейниру много всего, но сейчас родственные связи лишь мешали.
Почесав Алев по шее, вампирша достала из кармана лакомство и протянула лошади, на несколько секунд отдавая своё внимание любимице. Лишь когда бархатные губы осторожно сняли с ладони второй кусочек, она вновь посмотрела на Шейнира и усмехнулась.
– И не особо близок с моим отцом, если тебя это вдруг волнует. – Всё с тем же спокойствием, девушка достала новый сухарик, оценивающе смотря на Авроса. – Он будет?

+2

19

Вампир выслушал мнение Сайлан, никак не выказывая, что думает по этому поводу. Он хотел услышать её мнение – он его услышал. Всё, что нужно, он узнает о мистике уже после – из уст Харуки, когда гвардеец узнает всё, что потребуется, и снова выслушает донесение от Грейна, чтобы точно ничего не упустить. Когда дело касалось крови и голода, Шейн осторожничал, стараясь предусмотреть всё, что может. Виктор достаточно спутал ему планы и насолил за эти полгода. Так просто всё не исправить, но император не терял надежды, что когда-нибудь наберётся достаточно опыта и силы, чтобы избавиться от своих давних врагов и принести на Север мир.
Страна, какой она была до смерти его отца, казалась Шейну процветающей и богатой, но была ли она такой на самом деле? Об этом он мог узнать только от самого народа Севера. От простого люда, который жил здесь и сейчас, и именно его нуждами интересовался вампир. Основная их проблема сейчас – это фойрров голод.
- Мне всё равно из какой он семьи, если не она решает за него, - спокойно ответил вампир, не видя в этом ничего дурного.
Семья может стать силой, а может – проклятьем. Чем она обернётся – решает каждый сам для себя.
- Будет, - ответил Шейн, легко спрыгивая с седла, не выпуская поводья из руки. Аврос никуда от него не денется, даже если их отпустить, но Виззарион с детство хорошо заучил урок наставника. Потерял поводья – потерял лошадь.
Вампир сделал шаг, и его сапоги мягко потонули в рыхлом снегу. Встав лицом к боку лошади, Шейнир мягко погладил коня по крепкой шее и смахнул с его холки нападавший снег. Аврос стоял смирно, насколько смирно может стоять конь с норовом, слишком застоявшийся в стойле. От его ноздрей поднимались клубы пара, хвост хлёстко бил по крупу каждый раз, словно его окружали надоедливые насекомые. Император решил, что сказалось общество кобылы и мало знакомой ему женщины. Даже конюх, которого Авроса знал не один год, нередко получал копытом под зад, стоило немного зазеваться и неудачно повернуться к нему спиной.
- Но может укусить, - предупредил Виззарион, протягивая руку. – Можешь попробовать угостить его вместе со мной. Знакомый запах его успокаивает.

Отредактировано Шейн Виззарион (30-01-2023 21:44:27)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [26.12.1082] Конвергенция