Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [10.06.1082] Сердце в тисках молитв.


[10.06.1082] Сердце в тисках молитв.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/TfiRF2V.jpg


- Локация
Остебен

- Действующие лица
Алькор Эштред,
наставник и жрец Люциана- Эдельбер,
Талита Азеллус и её муж Рето

- Описание

Слухи, шёпотом передаваемые некоторыми беженцами смущают умы. Может это наговоры, зависть, или старые обиды - но какая в сущности разница, если это может нанести урон почтенному семейству Эштред, которое столько поколений предано королевской семье и своему вассальному долгу? Разобраться в тёмной молве, пока она не вспенилась, и не запятнала родовое гнездо, отправляется глава семейства. И кажется сам Люциан поддерживает графа Алькора в этом намерении и посылает своего служителя в помощь. 

Сердцу, уверенному в собственной честности, трудно понять чужое коварство.

+3

2

Прошло уже почти два месяца после возвращения графа Эштреда из столицы. За это время весна успела сменить летом, а достаток самого графа заметно "просесть". Алькор успел неоднократно убедиться в ошибочности своих суждений о нашествии нечисти на Остебен, об относительной безопасности южных земель.
Нет, нежить едва ли сможет достигнуть территорий южнее Вильсбурга, не говоря уже об окрестностях Берселя. В этом граф был убежден также твердо, как и перед своим визитом на королевский совет. Проблема, как оказалось, имела весьма приземленный характер и предстала перед южной аристократией в облике полчищ не мертвых, а живых.
Сотни беженцев с северной части Остебена каждый день заполняли Берсель и близлежащие земли, ища крова, пропитания, работы и просто безопасности. Все чаще Алькор вспоминал слова королевского секретаря об экономическом казусе южных городов, но теперь уже глядя на слова эти под другим углом. Тогда он не воспринял их всерьез, но теперь видит, что Риаган Скалладар просто опередил события.
Приказ Его Величества об обеспечении беженцев всем необходимым был ревностно отправлен в исполнение графом Эштредом сразу по приезду. Как, собственно, и любой другой приказ монарха. Он начал подготваливать графство к наплыву северян, но в те первые недели даже помыслить не мог, с какой силой хлынет этот самый поток. И вот нынче уже были под завязку заселены все фермы и винодельни в его владениях, обустроенно несколько палаточных лагерей в окрестностях Вармервинда, а провиант если и не был на исходе, то едва ли сохранял уверенность в завтрашнем дне. Разумеется, собственные потребности и потребности графства оставались не первом месте для Алькора, и ему не грозил голод ни сейчас, ни грядущей зимой, однако сколько еще графство Эштред сможет кормить переселенцев, оставалось загадкой. Во многом потому, что даже сейчас, спустя два месяца, поток этот стал лишь немногим тише.
И вот, будто бы не хватало Алькору забот за свои земли, как новая напасть свалилась на его седую голову оттуда, откуда он этого совсем не ожидал. Первое письмо Талиты пришло две недели назад, а доставили его очередные беженцы из северных земель. В письме говорилось о том, что зять Алькора, граф Азеллус, уже не может принять большее количество переселенцев и обеспечить их необходимым, посему просит Эштреда принять небольшую группу женщин, детей и стариков, которых они не могут выставить за дверь, не позаботившись о их будущем. Разумеется сестра писала за своего безвольного мужа, но тогда Алькор не заметил в этом письме подвоха. Что ж, он действительно обладает куда большими возможностями, чем родичи, а потому выполнил их просьбу.
А на протяжении следующих двух недель просьба эта повторялась еще трижды, прежде чем сомнения и подозрения окутали разум графа. Дело в том, что это всегда были только женщины, дети и старики. Всегда без мужей, отцов и сыновей, которые могли оказывать хоть какую-то помощь на фермах. Посему граф, раздраженный пуще прежнего, ибо сестра с мужем переложили на него свои проблемы как раз тогда, когда его финансовое положение пошатнулось как никогда ранее, решил самолично разобраться в вопросе. И вот вчера выяснилось, что все мужья, отцы и сыновья оставались в поместье Азеллусов, тогда как неработоспособные северяне были посланы в Вармервинд.
Трудно описать словами, в какую ярость пришел Алькор Эштред, узнав правду. Он был готов в ту же минуту натравить на зятя всех, включая Его Величество, ибо такое непослушание приказу короля было в глазах графа еще более кощунственно, нежели отношение к своему единокровному брату со стороны Талиты. Весь Вармервинд, включая Элоизу и даже Мирру, приложил немало усилий, чтобы удержать главу дома от поспешных решений, но более остальных преуспел новопоставленный в Берселе жрец Люциана по имени Эдельбер, так вовремя пожаловавший в поместье с визитом. Более того, он вызвался, а точнее согласился с просьбой Алькора составить ему компанию в наспех предпринятом путешествии в окрестности Теллина, где и находилось поместье Азеллусов. Таким образом, граф решил лично убедиться в своих подозрениях, прежде чем предпринимать какие-либо меры.
И вот Алькор вместе с Эдельбером сидели в дорожной карете графа, которая двигалась в сторону Теллина. По настоянию Элоизы он отказался от верховой поездки, ибо как она заявила здоровье графа за последние недели слишком сдало даже для такого незначительного путешествия. А спорить с женой у него не было ни сил, ни желания, да и в некоторой мере он был с ней согласен.
Должен предупредить Вас, что Талита Азеллус имеет прискверный характер и острый язык. — Обратился Алькор к своему спутнику. Они проговорили почти всю дорогу, обсудив множество различных насущных тем, однако обходя стороной причину самой поездки. И все же граф считал себя обязаным предупредить жреца о том, что его может ждать в поместье Азеллусов. — Да прости меня Люциан, ибо он знает, что я искренне люблю свою сестру, но порой она позорит доброе имя Эштредов своими поступками и словами. И мужа отец подобрал ей под стать, отчего не стоило и ждать, что с годами характер сестры исправится. Вовсе наоборот, старость лишь подчеркнула в ней жуткий нрав.
Слегка устыдившись своих слов, но все-таки ничуть не жалея о том, что произнес их, граф начал переминаться на мягкой лавке.
Право, лучше бы я не послушал Элоизу и мы отправились верхом. Уже давно покончили бы с этим делом. — Устроившись поудобнее граф снова скользнул взглядом по непроницаемому лицу жреца. За вчерашний и сегодняшний день Алькор поведал этому человеку едва ли не всю свою жизнь, но только сейчас осознал, что не знает о нем ровным счетом ничего. — Вы уж простите за излишнее любопытство, Эдельбер, но я так нагрузил вас своими проблемами, что даже не удосужился поинтересоваться вашей историей. Понимаете ли, ваш предшественник был не просто жрецом Люциана, он был членом каждой семьи в Берселе. Его смерть стала ударом для всех нас, а вы прибыли в Берсель, чтобы занять его место. И глядя на то, как вы в первый день нашего знакомства вызвались оказать мне услугу, я нахожу в вас достойного преемника церкви. Так расскажите же о себе? Что привело вас на юг, ведь насколько я могу судить, вы не из здешних мест.

Отредактировано Алькор Эштред (21-09-2022 21:17:12)

+3

3

- Каждый из нас имеет свои слабости, - добродушно отозвался жрец, - А люди, владеющие колючими языками, не редко умны, хотя и не всегда приятны. Благодарю за предупреждение, но смею надеяться, что вы слишком строги к своей сестре.

    Всю дорогу Эдельбер просидел практически неподвижно, с участием слушая графа, и хотя его спутнику и казалось, что у них велась обоюдная беседа, на самом деле новоиспечённый духовный наставник Берселя,  умело вворачивая вопросы, и подходящие фразы, успел вызнать очень много о семье Эштредов, и взглядах пожилого аристократа на происходящее в городе.

    - Вам нечего каяться в любопытстве – оно вполне естественно, - жрец провёл рукой, заправляя за ухо  прядь тёмно русых волос,  густая волнистая грива которых была собрана у него на затылке в хвост. Зелёные глаза под тёмными бровями скользили то к лицу Алькора, то устремлялись в небольшое оконце экипажа, за которым, среди густой летней хвои, по деревьям сочился вечер.

    - Я родился и вырос в самом сердце веры, жрецы Андерила были и моими учителями, и семьёй. Набираясь знаний, и участвуя, с детства, в духовной жизни этого святого места, я не мыслил для себя иного существования, кроме служения Всеотцу.  Прилежный в учёбе, я всегда стремился приносить людям помощь и поддержку. Моей долго работой для Храма было наставничество – занимаясь сначала с младшими учениками, я постепенно поднялся к более старшим, и преподавал им траволечение и основы веры. Далеко не у всех есть талант исцелять волшбой, а в природе нашим создателем заложено всё что нам нужно, в том числе и для здоровья тела, и пользоваться растениями в лечебных целях, несомненно, богоугодно.  К этой стезе мне добавили наставничество в северной окраине города,  заселённой, по больше части, скромного достатка горожанами – здесь я преуспел в практическом применении своих  навыках травника, не прекращая посещать духовные лекции и библиотеки.  Тут же мне пришлось  разбирать уже не юношеские шалости учеников,  а ссоры, иногда и преступные деяния оступающихся и слабых духом людей. Много было всякого… лицо Эдельбера стало задумчивым, - Человеческие сердца – удивительное вместилище и святого, и греховного, моё терпение не раз подвергалось испытанию. Иногда мне приходилось уходить к священным плитам, и в их благой ауре черпать духовные силы. Постепенно мне удалось подобрать ключи к самым несчастным и обездоленным сердцам, и я искренне привязался к ним. Получив назначение в Берсель, о котором я был, разумеется, много наслышан, я был рад возможности более активного служения, но грустил, расставаясь с людьми, - лиричные ноты скользнули в голосе жреца.

   Сам голос был у него низковато глубокий, богатый на модуляции, умело используемый и вроде бы негромкий, но подсказывающий, что его обладатель умел его и повышать, очень внушительно.

    - Кончина наставника Хальварда, хоть он и был в преклонных годах,  влетела в Храм нежданной вестью, и Великие очень серьёзно обсуждали немало кандидатур, в итоге, посчитав меня достойным, и полным сил, что бы занять этот почётный пост в Берселе. Надеюсь, с помощью Всеотца, что оправдаю все их надежды.

   Эдельбер опёрся локтём о проём окона, подперев голову. Несмотря на неясное происхождение, и участь воспитанного при Храме сироты, он, скорее всего, имел в своих жилах какую то часть благородной крови- черты лица его были хорошо слеплены, пропорциональны, осанка гордая и все движения сухопарого, но не хилого тела, уверенные, и неспешные.

    - Что же до услуги, дорогой граф, то я изъявил готовность поддержать вашу поездку не только потому, что ваши хозяйственные ресурсы близки к истощению таким наплывом обездоленных, но и по духовной причине. Ваше собственное сердце обеспокоенно,  это естественно, но сердца этих женщин, прибывших с детьми и стариками на руках – изранены в кровь. Мало того, что они, под ужасом богомерзкого Скелетного Древа, и покинувших свои могилы мертвяков, были вынуждены бросить свои дома, так их ещё заставили разлучиться мужьями и братьями. И если их семьи разбиты людьми, то … Ооооо ! Мы должны с этим разобраться с вами, нельзя закрывать глаза на подобное и потворствовать, - решительно произнёс Эдельбер, - Ведь именно семья, скреплённая узами брака и родства, освящённая верой -самое ценное что может быть у людей.
[nick]Оплот веры[/nick][status]Триумвират[/status][icon]https://i.imgur.com/bLEHanJ.jpg[/icon][sign]
С верой всё становится возможно.
[/sign]

Отредактировано Изверг (Вчера 01:24:47)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [10.06.1082] Сердце в тисках молитв.