Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Август 1063] В смысле — прекратить дебош?


[Август 1063] В смысле — прекратить дебош?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/3wm9bPS.jpg

- игровая дата
Август 1063
- локация
Гвиндерил, Деворел
- действующие лица
Морнемир д'Энхард, Мириэль д'Энхард, Каэрос эд'Раумо

https://i.imgur.com/1KADCdc.jpg

Отредактировано Каэрос (18-09-2022 22:09:16)

+4

2

[nick]Морнемир д'Энхард[/nick][status]Всеобщий любимец[/status][icon]https://i.imgur.com/La4nnWZ.png[/icon]

Больше двадцати лет он провёл в стенах не безызвестной академии. Из него лепили доблестного воина, защитника королевства, пример для подражания последующих поколений и бла-бла-бла... жаль вот только, стоило Морнемиру вернуться домой, он внезапно осознал, что слишком сильно истосковался по светской жизни, чтобы отправиться в столицу и проситься служить королевской семейке. К тому же, какой смысл тратить время в рядах армии, когда благодаря стараниям главы академии окружающие стали тянуться к тебе, как цветы к солнцу? Мор никак не мог нарадоваться своему преображению: проведя двадцать лет в извечных тренировках, он превратился из тощего мальчишки в плечистого юношу, который смотрелся теперь ничуть не хуже старшего брата. Да и его манерность, отталкивавшая многих, практически сошла на нет, и на публике он выглядел галантным молодым эльфом с умными глазами. Жаль, что только выглядел.

К великому счастью, мучительная учёба принесла голубоглазому не только внешнее преображение, фантастические по его меркам навыки и отвращение к королевскому гербу, но и весьма полезные знакомства. Их он уважал даже больше, чем папенькины денежки: звон монет открывал практически любые дороги, а с тем, что было не под силу деньгам, справлялась (пока что) хорошая репутация и давнишняя дружба. Например, как сегодня.

Ещё будучи студентом, Морнемиру приглянулся один из его сокурсников; тихий и до нелепости честный парнишка напоминал эльфу женишка его сестры, который покорно ждал возвращение своего любовника из академии. А эта его замкнутость и неумение дать старшекурсникам отпор казалась настолько забавной и очаровательной одновременно, что Мор просто не сумел отказать себе в желании прибрать паренька к рукам. Юноша благородно принял мальца под своё крыло, пару раз даже вступился за него перед товарищами, но желаемого так и не добился. Его «забота» была принята за искреннее желание подружиться, так что этот болван принял его с распростёртыми руками, протащившись с раздосадованным «другом» до самого выпуска. Даже после представил его своей невесте, которая по доброте душевной уже пару раз доставала приглашения на всякие мероприятия для «лучшего друга» своего благоверного. В этот раз Мор обнаглел достаточно, чтобы выпросить пригласительное заодно и для своей дражайшей сестрицы, давя на то, что бедняжка очень опечалена гибелью своего жениха — того самого, которого Мор искренне считал чуть ли не свой собственностью. А развеяться девушке не помешало бы: порой ему казалось, что Мириэль в какой-то степени действительно была опечалена гибелью своего жениха, год назад решившего утопиться, только бы не играть с ней свадьбу. И как бы он ни старался, понять её чувства никак не получалось. Банально не хватало эмпатии, даже учитывая то, что с её рыжегривым красавцем его связывало куда больше, чем её саму. Казалось бы, после всего, что они вдвоём друг другу наобещали под покровом ночи за столько лет, это ему следовало бы слёзы лить и убиваться, вот только смерть Кайдена — так ещё и такая нелепая! — скорее раздражала Морнемира. Лишаться такой удобной и верной подстилки явно не входило в его планы. Но всё же какой-то степени паренька было даже жаль, несмотря на катастрофическое неумение его любовника проявлять эмпатию. К таким — беспомощным и полностью в его власти — ему было банально проще быть добрым. Настолько, насколько это вообще возможно для эгоиста вроде него.

Праздник устраивался в честь дня рождения кузена той самой девицы, с чьим женихом Мор безуспешно пытался сблизиться в своё время. К выбору подарка для именинника юноша отнёсся спустя рукава, попросту выбрав один из тех клинков, изготовленных братом, что должны были пойти на продажу. Зато вот к своему внешнему виду подошёл основательно. Собирался Мор долго, как баба на блядки, под скучающий взор сестры расхаживая по поместью с тканями и украшениями в руках. Ему до скрипа в зубах хотелось выделиться на фоне остальных, но как бы ни старался, он ещё долго не мог придумать, как именно. Сначала появилось желание устроить что-то этакое на голове, вот только после его выходки в академии волосы отрасли ещё недостаточно, чтобы «выехать» за счёт украшений в них. А выбрать одеяние поярче стало той ещё задачей, учитывая, что на празднике один будет ярче другого. Осенило его чуть ли не перед самым выходом из дома, когда он окинул взглядом уже давно собранную близняшку: если все вокруг будут как попугаи, то почему бы ему не одеться в чёрное? Тут и повод есть вполне себе весомый. В конце концов, всего год назад он потерял потенциального зятя. Горем вот упивается, не видите что ли? Ещё немного и расплачется, честное слово!

Надо будет сказать маме, чтоб купила лошадей порасторопнее. Чуть не опоздали, — чуть слышно сквозь зубы прошипел эльф, следуя с сестрой за прислугой, что встречала гостей и вела их к торжественному залу.

+2

3

Покои Мириэль представляли собой квинтессэнцию роскоши и удобства. Комнаты вмещали в себя гардероб, уборную с огромной ванной (вычерпывать которую, конечно, то еще удовольствие), спальню с монструозной постелью под балдахином, музыкальную комнату, где Мири практиковала игру и рукодельничала. От коридора все это отделяла гостиная: здесь Мириэль могла принимать посетителей, не спускаясь в общую зону. При желании можно не выходить наружу годами.

Дни благовоспитанной эльфийской барышни так и проходили: она равнодушно листала страницы манускриптов, сидя на прохладном полу, ее пальцы часто порхали по струнам золоченой арфы. Порой она выезжала на охоту или стрельбище. Становилось много веселее, стоило заявиться Фэартанис: тогда подруга усаживалась на софу, Мири садилась в ногах и откидывала голову на колени эльфийке. Ловкие прохладные пальцы отделяли прядку за прядкой, сплетали, слегка ласкали кожу головы. С момента, когда умер Кайден, только Фэартанис осталась вхожа в дом.

Дурак.

При упоминании знакомого имени взгляд Мири похолодел, сверкнул льдистыми искорками. Она и раньше не видела особого проблеска интеллекта в глазах встрепанного рыжика, но покончить с собой?.. При самом худшем раскладе, это не он будет принимать в себя нелюбимого эльфа, и не он в дальнейшем пыхтел бы, выталкивая из себя другого нелюбимого эльфа. Неужели утопление лучше? Порой Мири пыталась представить, что чувствует тонущий человек: легкие горят, судорожно сжимаются-разжимаются, вместо желанного воздуха внутрь хлещет морская вода. Соленая до боли. А потом тебя вылавливают - разбухшего до неприличия, и твоя мать при виде тела падает в глубокий обморок - настолько оно безобразно.

А потом ты приходишь во снах к постылой невесте, смотришь своим оленьим взглядом, и никак не желаешь упокоиться с миром, мать тебя дери.

Мириэль бросила раздраженный взгляд на зеркальное отражение, однако горничная сосредоточенно работала пуховой кисточкой. Если что-то и выводило из себя, то исключительно собственное отражение: с такой кислой физиономией только на похороны и идти.

Наконец, девушка поднялась, указала на ларец с заколками, и прошествовала в общую комнату, где не находил себе места Морик. У самой Мири, слава Богине, не стояло дилеммы, в каких цветах явиться народу. Под чутким руководством портниха пошила черное платье с длинными рукавами и серебристыми кружевами по всей высоте: сверху вниз. Подол также был оторочен серебром, а из-под длинных рукавов выплескивались пенные кружева на черном же фоне. Еще одни рукава, только уже по тонкой руке. На талии платье сужалось, а, если Мири поднимала руки и сгибала их в локтях, то выглядела куколкой из музыкальной шкатулки.

Горничная споро расчесывала угольный шелк волос своей госпожи, больше успокаивая, нежели реально расчесывая. Судя по степени собранности близнеца, бегать он будет еще очень долго. Мириэль с усмешкой поднесла к губам чашку дымящегося травяного отвара.

Несчастная горничная сопела над ухом. Девица явно призвала все свое мастерство, чтобы соорудить на голове госпожи приемлемую прическу, но в то же время не выйти за рамки приличий. К счастью, у Мири миловидное личико, которое можно обрамить длинными свисающими прядями, а остальное убрать в пучок. И сверху заколоть серебристым гребнем. Кисейная вуаль аккуратно опустилась сверху, и Мири тихо, но угрожающе произнесла:

- Не на лицо.

В конце концов, Кайден умер не вчера. Она бы презрела и эту тряпку, но нельзя дать девочкам рассмотреть ее вдовий пучок. Обычно Мири укладывалась по-другому, создавая эффект легкой небрежности, и рассыпая по голове множество серебряных цветов-заколок, но для траура слишком эпатажно. Еще рано.

Мириэль лениво рассматривала брата, который все еще не собрался. Горничная отходила то в угол, то на середину комнаты, смотрела на госпожу, возвращалась, поправляла. Да все одно: Мири будет ходить, садиться, вставать, ткань сместится, пудра слегка сотрется.

Наконец, Мор определился, и... тоже впрыгнул в черное. Справедливости ради, близнецам до неприличия шел этот элегантный цвет, другое дело, что Мириэль терпеть не могла ни прикидываться скорбной невинностью, ни играть леди-смерть. А ленивый лукавый взгляд выглядел форменным кощунством над трауром.

Забавно: Кайден наверняка хотел, чтобы и брат, и сестра сожалели о нем. Прошло около года, для эльфов - миг, а этим двоим смерть мальчишки что кость в горле или баул без лямки. И мешает, и не сбросишь так просто. И чего добился, а?

Сегодня наверняка на нее будут глазеть, шептаться. Похихикивать. Сравнивать: не подурнела ли? Мири раздраженно натянула темные кружева перчаток, и подала брату руку. Конечно, можно было отказаться, но Мириэль Д'Энхард в жизни не бежала и не пряталась от сплетен и пересудов. Она всегда была в числе первых девушек общества, на нее равнялись, смотрели с восхищением. Мири, впрочем, плевать на соперничество с другими дамами, но третировать себя она не позволит.

В карете Мириэль сбросила туфли, и поджала под себя ноги, и скучающе провожала взглядом уплывающие деревья, кусты. Лошади храпели, периодически слышалось пощелкивание кнута. Наконец, она неохотно обулась, ухватила подол, и вложила ручку в ладонь лакея, сходя с кареты. Интересно, дружок братца - один из его любовников? Кажется, у него есть невеста, но кого это останавливало?

По чувственным губам скользнула саркастичная усмешка, и девушка промурлыкала:
- Разве? Мне просто показалось, что дом твоего друга оказался расположен несколько дальше, чем ожидалось. Я не против новых лошадей, но прежде хотела купить лошадь для себя. Мне о-очень нужен конь для верховой езды.

Конечно же, Мор ни в чем не виноват. Мири могла бы взять вину на себя, но брат не идиот: он прекрасно видел, что близняшка собралась сильно раньше него. Если на каждое опоздание Морика они будут резать лошадей, то полученной колбасы хватит, чтобы прокормить весь остров, честное слово. А так - брат не виноват, это просто дом оказался очень далеко, только и всего.

К тому же, Мириэль давно поглядывала на угольно-черных красавцев с континента. Особая порода, мощные, красивые, но явно чуткого, доброго нрава. Папочка позволит привезти в загородное имение еще одного коня, особенно в свете последних событий. А может, и двух.

На ходу Мири подхватила бокал, не глядя прижалась к нему губами, поморщилась, и тут же поставила обратно:

- Мерзость какая, это алкоголь? Милейший, удивите-ка меня. Принесите что-то не спиртное, и желательно не гадкое на вкус, - не глядя скомандовала девушка. Она уже и отвыкла, что почти все напитки, с которыми курсируют официанты - алкогольные.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Август 1063] В смысле — прекратить дебош?