Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [хх.12.1079] Хотите, я пребуду Вашим сном


[хх.12.1079] Хотите, я пребуду Вашим сном

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/v8KOttQ.jpg
- игровая дата
хх.12.1079
- локация
Остебен, г. Вильсбург
- действующие лица
Мирра Ларсен (Эштред), Риаган Скалладар

Лирическим или сплошным кошмаром?

В темноте зимней ночи и тишине библиотеки может привидеться всякое. А может быть это лишь сон, которого не было? Или встреча, способная изменить минимум одну жизнь?

Отредактировано Индиль (06-09-2022 17:51:50)

+1

2

Она никогда не понимала особо правильных людей. Тех, кто следует каждой прописанной строчке устава, правил или порядков. Да, для стражи следовать указам – это нормально. Для них – это смысл жизни и то, без чего не было бы дисциплины.  Но когда такое особое рвение проявляют книжные черви типа тех старцев, что работали в Вильсбургской библиотеке…
Мирра прекрасно знала, что нужные данные есть в одном определенном фолианте. И этот фолиант точно хранится в храме бумаги и знаний. Она была в этот уверена так же, как уверена в том, что завтра солнце взойдет на востоке. Однако,  пару дней назад библиотекарь стоял на своем и уверял, что запрашиваемой книги у них нет и никогда не было. Никакие увещевания и просьбы на него не действовали. Ни милая улыбка, ни намек на звонкие монеты не смогли растопить сердце старика. Зато они смогли подействовать на одного из стражей, который согласился пустить после заката прекрасную леди в здание. Правда, помимо улыбок и мешочка с золотом Ларсен пришлось еще сделать вид, что она не прочь и поужинать в компании военного, но этого девушка надеялась избежать. Он же, «честный и неподкупный» страж, обещал, что ближе к ночи в библиотеке не окажется никого, кто мог бы увидеть даму.
Именно поэтому Мирра с чистой совестью и при свете небольшой лампы споро просматривала стеллажи с книгами, в поисках нужной. С одной стороны спешить особо было и некуда, а с другой… Посмотреть десяток полок занятие не на один час, а задерживаться тут до самого рассвета очень не хотелось.
Подняв лампу повыше над головой, чтобы увидеть корешки книг наверху, девушка собиралась уже перейти к следующему шкафу, как услышала шорох. Замерев на месте, Индиль прислушалась. Нет, не показалось, это точно были шаги… Тьма побери этого стражника. Оставалась хрупкая надежда, что это сам бравый воин решил зайти проверить, как у неё дела, а не кто-то из местных работников.
Резко развернувшись в сторону, откуда доносился звук, девушка нацепила на лицо самую обворожительную из возможных улыбку и поправила прядку волос. Даже если это не страж – всегда есть возможность сыграть на очаровании и женском обаянии, изобразив припозднившуюся посетительницу. Тем более, что сегодня на девушке было платье и плащ с мехом, а отмычки прятались в небольшой сумке через плечо. Вряд ли воры полезут в настолько неудобном виде… Ведь так?

Отредактировано Индиль (06-09-2022 17:54:11)

+2

3

Шпионов не любят нигде.

Ни в блистательных дворцах, ни в неухоженных дворах, ни среди селян, ни среди знати. Даже наниматели — и те относятся к своим шпионам как к разменным монетам, и хорошо еще, что не как к навозу. Никто не может гордиться этим званием, как, например, королевский музыкант или придворный распорядитель. Нет такой должности — эспиониймейстер, и никогда не было.

Он так и не смог заснуть — тревога подходила к постели и молча смотрела в лицо, как жуткая женщина — нелюбимая и ледяная. Если страх крепко держит за горло, то тревога обнимает со спины, стискивая до побелевших костяшек, не давая вырваться — из-за нее приходится буквально заставлять себя дышать. Какой уж здесь сон, когда все мысли у ровных рядов эшафотов и таких же ровных голосов, зачитывающих приговоры.

Шпионов не любят нигде — и довольно часто тешат толпу их казнью.

Не стоило на нее ходить, но иногда обязанности придворного не спрашивают тебя, хочешь ты чего-то или нет — в любом случае обязан сопровождать королевскую семью и являться на светские мероприятия. Даже если они... такие.

Тени на стенах коридора выплясывают, покорные движению крохотного огонька свечи. Кажется, в это время сменяется караул — едва-едва драконий слух различает где-то лязг и негромкие глухие голоса, но о чем они беседуют, не разберет даже лучший на свете псионик.
Риаган приостанавливается на полпути, но заставляет себя идти — теперь не уснет же, пока в точности не вспомнит закон, касающийся шпионажа и обмана короны. Точно ли он еще не переступил моральную черту, отделяющую самозащиту от откровенного преступления?

Одна из теней вдруг вспучилась и метнулась вбок — и вроде бы понятно, что это просто сквозняк, но испуг сильнее.
«Люциановы потроха!» — ругнулся он и тут же застыл на месте. На самом деле, как-то неуютно поминать Всеотца, — тем более в грязном ругательстве, — вот так вот просто. Как будто его жрецы могут услышать нелестные слова в сторону своего покровителя и потом очень нехорошо, очень некрасиво припомнить.

Неожиданно, но дверь в библиотечное крыло оказалась не заперта. Неужели Эрнальд снова забыл запереть замок, когда отправлялся в свои покои? Нужно будет с утра сказать пажу, чтобы напомнил ему. Не то чтобы стража не справлялась с обязанностями... просто когда дело касается охраны знаний, они становятся теми еще ротозеями.

Он входит, плотно прикрывая за собой дверь; медленно, словно смакуя, идет мимо до жути знакомых книг, по привычке небрежно поправляет некоторые парой пальцев. Переходит из одного зала в другой, затем вдруг выныривает из-за одного из шкафов и едва не сталкивается с... кто это?

М-миледи? — голос все-таки осекается от так и не сошедшего волнения. — Ищете что-то почитать вместо сна?

Тени на корешках вздрагивают, будто подчинившись единому порыву.

Приветствовать девушку как полагается настроения нет — да и она, кажется, не расположена обмениваться любезностями. Риаган спрашивает ее почти не задумываясь, из привычки подхватывать и поддерживать разговор о пустых вещах. Затем все-таки вдыхает увереннее и отвлекается от своих мыслей, чтобы оглядеть ее повнимательнее.
Чуть вьющиеся локоны волос, почти янтарные глаза и улыбка, явно предназначенная не ему. Он готов поклясться чешуйкой, что не помнит ее при дворе раньше. Да и одета не по-здешнему, скорее по-дорожному, словно забрела во дворец случайно, просто перепутав входные двери.

Поймав себя на том, что смотрит на леди дольше положенного, королевский секретарь отводит взгляд к книжным полкам, обращая внимание на секцию, в которой они столкнулись.

+2

4

Большинство мужчин любят глупых дурочек. А если не любят, то хотя бы относятся с нисхождением или покровительством. Глупые восторженные девушки, что хлопают ресницами и беспомощно ждут, вызывают у них желание помочь, тем самым чувствуя себя рыцарем в сияющих доспехах. Сама Мирра терпеть не могла таких эфемерных созданий, но отлично умела использовать этот образ, когда это необходимо. Что может потешить эго мужчины, как не девушка, которая без него не может справиться с самой простой и несложной задачей? Добавить вздохов, приподнятых бровей, нервных пожиманий рук и вот блюдо под названием «Девушка в беде» готово к употреблению. Главное – не переборщить со специями.
- Ох, - Мирра опустила лампу пониже, чтобы лучше видеть лицо собеседника, а второй рукой нервно взмахнула, прижимая ту к груди, спрятанной за тяжелыми складками плаща. – Как хорошо, что Вы тут! Это просто невероятное везение.
Голос балансировал на грани истерики и испуга, то затихая, то вновь взлетая над ними. При этом Ларсен старалась не говорить слишком громко, чтобы их не услышала стража за дверьми. Хоть один из находящихся там и был её ключом, что помог проникнуть в библиотеку, но всё же лишние глаза и уши ей были не нужны.
- Это просто ужасно, - свободная рука вновь пришла в движение, в этот раз поправляя выбившийся локон. – Как можно вообще что-то найти в этом ужасно непонятном месте. Нет, чтобы ориентироваться здесь, точно нужно быть почти гением. Все эти полки, шифры… - Девушка покачала головой и сделала небольшой шаг к мужчине. – Это просто клинопись какая-то. Ужасно неудобно и непонятно. Я тут уже столько времени пытаюсь что-то найти, а этот служитель…
Мирра замолчала на середине предложения, будто подбирая слова и чуть испуганно огляделась. Со стороны могло показаться, что она только сейчас осознала, что за окном почти ночь, а кроме нее да её случайного собеседника никого нет.
- Он просто куда-то подевался, оставив меня одну, - эмоционально взмахнув руками, от чего пламя лампы покачнулось и закоптило, Ларсен громко вздохнула. – Я тут точно сама ничего никогда не найду.
Янтарно-карий взгляд метнулся по лицу мужчины и остановился на его глазах, а девушка чуть закусила нижнюю губу.
- Пожалуйста, скажите мне, что Вы тут всё-всё-всё знаете и сможете помочь даме? – Глаза чуть влажно заблестели. Заплакать по желанию у Мирры получалось не всегда и не сразу, но сейчас в полумраке тихого зала хватило бы и лишь намека на слезы. – Вы похожи на человека, который прекратит мои страдания и бессмысленные поиски и подскажет, что «Когти и перья в быту и магии» Авицеды Джердони.

Отредактировано Индиль (07-09-2022 17:00:14)

+2

5

Не то чтобы Риаган был против того, чтобы помогать леди. Напротив — он совсем не понимал людей, которые относятся к женщинам как к вещам, которые можно игнорировать, когда хочется, и вспоминать о них, когда нужно. И уж тем более он не понимал тех, кто позволял себе бить их, словно домашнюю скотину. Был однажды такой случай прямо в саду — благо, обошлось без кровопролития.

«Клинопись? Ужасно непонятное место?» — королевский секретарь чуть хмурится на этих словах, даже слегка задетый таким неприглядным описанием любимейшего во дворце места. Неужели кто-то действительно видит библиотеку как запутаннейший книжный лабиринт и жуткую какофонию беспорядка? А ведь столько умов трудились над тем, чтобы сделать ее понятнее, структурированнее, легче... Неужели все впустую?
В который раз он бросает взгляд на девушку и ловит себя на мысли, что не узнаёт, кто она такая — даже приблизительно. Придворные не стали бы так разговаривать — они знают его, а он знает их... нет, она явно нездешняя. Дочь или жена богатого человека из столицы? — взгляд скользит по ее плащу, — очень похоже, но для Вильсбурга слишком неброско.

Риаган гадает над этим долгие несколько мгновений, даже не предполагая, кто перед ним на самом деле — опыт еще не сводил его с воровками.

Миледи, уже давно ночь, и служитель королевской библиотеки не мог оставить Вас одну, — подчеркнуто вежливо. — Разумеется, если Вы его не отослали.

Подозрения все больше и больше отражаются на его лице, но лишь полунамеками: даже в плохом настроении он вполне умеет скрывать недовольство, и только задумчиво щурит глаза, когда она говорит точное название и даже автора.
Что-то смутно знакомое. Вроде бы. Стоит поискать в магическом секторе, если это про использование компонентов... птиц?..

Про что эта книга? — он спрашивает напрямую, поддаваясь вдруг мелькнувшей мысли. — Не сочтите меня невеждой, но магические составляющие весьма далеки от моих занятий, а Ваша подсказка может ускорить процесс поиска.

Писарь смотрит в ее глаза снова и... это что, слезы? Несколько мгновений Риаган растерянно моргает, не в силах понять, что же такого в этой книге, что стоит быть настолько эмоциональной. Почти как придворные дамы, которые притворяются, что падают в обморок на пиру, попросив служанок затянуть потуже корсет.

Миледи, не стоит так волноваться из-за какой-то книги. Мы найдем ее, а если ее нет в королевской библиотеке, что маловероятно, то вышлем прошение в библиотеки Андерила, Берселя и Весвольда... завтра.

+2

6

С одной стороны, она могла быть спокойна. Заподозрить в ней классическую воровку или даже настаивать на этом было практически невозможно. Внешний вид самой обычной небедной городской жительницы, да и главного её и любимого орудия труда с собой нет. В этот раз Индиль изменила себе и отставила отмычки дома, решив, что замки ей откроют монеты и внешность. Со стражниками, точнее с одним конкретным – не прогадала. Оставалось использовать эти же приёмы и на припозднившемся местном работнике.
С другой же, к поздней посетительнице возникало слишком много вопросов, и вопросов далеко не беспочвенных. А значит, нужно было придерживаться той линии и плана, что она придумала в первый момент встречи.
- Служитель… - нужно было придумать срочно что-то правдоподобное и немного глупое, чтобы точно не отдавало привкусом лжи. – Он был рядом, да. – Мирра быстро покивала, от чего прядь неплотно закрученных на затылке волос упала на щеку. – Мы искали книгу вместе. Потом его позвали, он отвлекся, отошел помочь, а я…я решила, что смогу продолжить свои поиски самостоятельно и…вот. Самоуверенно заплутала. Иногда я слишком увлекаюсь и не замечаю ничего вокруг.
Губы дрогнули в легкой и чуть виноватой улыбке, будто девушке было стыдно за такую свою невнимательность. Разве можно винить юную чуть глупую девицу в такой мелочи? Нет-нет, ни в коем разе. Стоит только посмотреть на влажно блестящие карие глаза, которые молят о помощи. На эти тонкие руки, что нервно сжимают фонарь. Наивное создание нуждающиеся в благородной мужской помощи.
- Книга, - стоило сразу переходить к делу, пока мужчина не передумал и не погнал её прочь из библиотеки с ненавистным «Приходите завтра». Тем более это «завтра» уже прозвучало и маячило не самыми радужными перспективами. Ей нужно было сейчас. Время – деньги, как говорится. А в её случае – деньги не маленькие и, возможно, весьма прибыльный заказ, который даст информацию ещё более ценную, чем монеты. – Она про всех, кто имеет когти и перья. Птицы и животные. Вроде даже про тварей там есть...
Если бы она знала хотя бы немного больше сама, то не плутала бы в этом лабиринте шкафов. Главное, чтобы мужчина не спросил, зачем так срочно ей эта книга. Конечно, пару вариантов ответов у неё уже были. Один из которых бы подошёл ей совершенно идеально – перья используют для красоты и в притирках. Молодая и симпатичная девица, конечно же, должна беспокоиться о своем внешнем виде. А зачем ей так срочно? Так смотрины скоро, буквально через пару дней, и вот никак нельзя предстать перед возможным мужем в неподобающем виде.

+1

7

Эрнальд забывчив, это правда, и совершенно в его духе оставить девушку без помощи и не закрыть дверь. Риаган иногда совсем забывает, что у людей есть такое понятие, как старость. Что они быстро ветшают и становятся рассеянными, медленными и даже немного злыми. Обычно со старого человека требуют меньше, чем с юного — может быть, именно поэтому?
Секретарь бросает быстрый взгляд на все еще слезливо блестящие глаза незнакомки. Вероятно, он и правда слишком поторопился не верить ей. Пока что ее ситуация — странная, но не из рук вон невозможная. В конце концов, кем он будет, если не поможет, последним мерзавцем королевства?

Если там есть и про тварей, то, полагаю, я Вас понял, — взгляд снова скользит по чужим рукам, волосам и одежде, словно что-то ища и не находя. — Вы смотрели не там... Идемте.

В темноте идти по библиотеке — занятие то еще, но секретарь движется вполне уверенно, огибая препятствия, как будто не в первый раз является сюда ночью. Он оглядывается, чтобы не потерять неожиданную гостью.
И делает именно то, чего она опасается.

Но зачем она Вам в такой час? — пальцы бездумно и очень привычно пробегаются по книжным корешкам. — Неужели для черных магических ритуалов, которые просто необходимо проводить только ночью?

Улыбка совсем мимолетно змеится по его лицу, как будто секретарь хочет разбавить шуткой напряженность момента, а не действительно хорошо сострить. Он очень надеется, что собеседница понимает шутки и не собирается обвинять его в грязной клевете. Эта ночь и без того слишком нервная, чтобы навлекать на себя еще большие беды.

Переплетение шкафов и стеллажей скрадывает звуки, разбивает их, мнет, как бумагу — шаги и голоса как будто тонут в мягкой книжной мгле.
Секция — вернее даже зал, — Животных, Тварей и Бестий оказывается совсем немногим меньше Главного зала — и каждый шкаф практически зеркально повторяет положение своих соседей в других секциях. Именно это всегда так нравилось Риагану, потому что стоит запомнить лишь схему одного зала — и ты уже знаешь каждый. Как можно называть это «ужасно неудобным и непонятным»?

Так, когти и перья... — бормочет он, отстранив руку с лампой подальше от шероховатых дощечек, обнимающих книги. — Вы уверены, что она называлась именно так?

Пламя подпрыгнуло сильнее, поймав тонкий порыв воздуха откуда-то снизу. В углу зашуршала чем-то библиотечная кошка, способная, как и другие, найти ход куда угодно, даже туда, куда не ведут ни одни двери. Тишина прервалась коротким визгливым скрипом где-то в другом зале — и снова воцарилась.
Писарь прислушивается, продолжая пробегаться глазами по знакомым полкам. Вряд ли человеческий слух уловил бы такое — петли на библиотечных дверях смазывали вовремя, — однако, драконий вполне различил. Неужели кто-то вошел? Или это просто ветер?

+1

8

Воровка была уверена, что смотрела на нужных стеллажах, но, как оказалось, потеряла время зря. С другой стороны, хорошо, что служитель так легко согласился ей помочь, пусть и явно в её словах его смущало многое. И всё же, стражников звать не стал и даже охрану не окликнул, выпроваживая позднюю гостью прочь. Нечего делать тут в столь поздний час, приходите, миледи, завтра. Надеяться на то, что это красота и молодость девушки так обворожила библиотекаря не приходилось. Более вероятно, что он, как многие мужчины, просто не мог терпеть женских слез, поэтому решил скорее избавиться от их причины, чем наблюдать за тем, как капли в уголках глаз превращаются в неконтролируемые потоки.
Покраснеть по своему желанию, в отличие от слез, невозможно. По крайней мере, Мирра этого точно не умела, поэтому смущение выразила иным способом. Закусив губу, она отвела глаза от мужчины сначала в сторону, а потом уставилась на мыски его сапог, нервно сжав пальца. Что вы, сударь, зачем задавать такие вопросы юной деве? Неужели в ней видите злобную и страшную ведьму, что якшается с фойрровыми отродьями или ест новорожденных при полной луне?
- Что вы… - Робкая улыбка вышла еще легче. Да и в скромном свете ламп отблески огня можно принят за тот самый румянец стеснения. – Я… Я просто… - Она не собиралась выдавать истинную причину поиска книги, но и выпалить легенду с ходу не могла. И дело не в том, что Индиль не знала, что сказать. Нет, ложь, а точнее полуправда, была подготовлена весьма достоверно и давно. Просто девица на выданье, коею сейчас изображала Ларсен, до последнего будет скрывать, что пользуется всякими притирками да отварами, дабы щеки были белее, а губы алее, чтобы охмурить сваху и жениха. – Мне…Мне очень она нужна до завтрашнего обеда. – Пальца на юбке совсем смяли ткань, так что аж костяшки побелели.
Ну, зачем же вы выпытываете такие интимные подробности? Неужто жизнь во дворце не научила тому, что красота женщин таит в себе множество секретов? Да и сами женщины, хоть юные прелестницы, хоть статные матроны, не всегда готовы отвечать даже на самые простые вопросы.
- Там просто есть один рецепт… - Голос стал ещё тише, приобретя дрожащие нотки. - Это решит вопрос всей моей жизни!
Выпалив на одном выдохе это, Мирра подняла взгляд на мужчину, задержав его на карих глазах лишь мгновение, и вновь уставилась на пол. Волнуется потенциальная невеста, поймите же её.
- Да, нянюшка сказала именно это название.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [хх.12.1079] Хотите, я пребуду Вашим сном