Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [08.01.1083] Чай со вкусом крови


[08.01.1083] Чай со вкусом крови

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/8RzAEEW.png
— Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец, покои Императрицы
— Действующие лица
Сайлан дель Виззарион
Старейшина Наиселл
— Описание
предыдущий эпизод — [07.01.1083] Dandelion, [08.01.1083] Lívstræðrir
После совета о Сайлан вспомнил не только супруг, но и Старейшина Лэно.

+2

2

Несмотря на царившее напряжение во дворце после Большого Совета, старейшине откровенно скучно было в нем находиться. Своим положением гостя он не обольщался, прекрасно понимая, что находиться в заложниках, но при этом требовал себе все самое роскошное, свежее и изысканное: кровь, вино, кушанья, женщин, свежую постель. Он развлекал себя тем, что гонял слуг, однако при этом умудрялся получить крупицы информации от соглядатаев, которые были среди них. Этого было мало. Прекрасно зная, что за ним сейчас подглядывают и подслушивают - будь то иначе, Наиселл сильно бы разочаровался, - он тем не менее позволял себе встречи и разговоры с другими запертыми гостями императора, открыто обсуждая с ними те вопросы, которые были подняты на Совете. Вот только при этом он не говорил ничего большего, чем уже сказал в присутствии Шейнира. На взгляд старейшины, если мальчишка желал поквитаться с неугоднями, то это стоило сделать прямо на Совете, не начинать его без козырей на руках, теперь же время шло, и чем больше советники мариновались в неведении тем меньше в них становилось доверия. Наиселл же выжидал.
   И чтобы немного скрасить свою скуку, он так же попросил аудиенции у императрицы, выслав к ней слугу - открыто и просто, а получив ответ, явился к указанному времени и месту. Оделся Старейшина неизменно роскошно, и полы его расшитых одежд волочились за ним по полу, когда он входил в открытые двери покоев Сайлан.
   Дочь дома Лэно, занимала себя чтением к этому моменту, и улыбнувшись ей, Наиселл небрежно махнул рукой слуге.
   - Приниси нам вина и закусок, а еще курильницу с лавандой.
   В следующий момент все внимание старейшины устремилось к хозяйке покоев.
   - Благодарю, что вы согласились принять меня, прекраснейшая Сайлан! Нынешние дни полны холодов и тревог, но ничто не разгоняет их лучше чем добрая беседа. А лично для меня светочем в этом мраке стал и ваш прекрасный вид. Императору несказанно повезло, заполучить такой рубин в свою сокровищницу. Позволите присесть?   
   [icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]________[/sign][nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status]

+5

3

Слуга помедлил с исполнением приказа ровно на столько, чтобы получить от хозяйки покоев чуть заметный кивок. И лишь после этого скрылся за дверью, оставляя их одних. То, с какой небрежностью и свободой Наиселл распоряжался слугами в её присутствии, не осталось не замеченным, но всё же указывать на это Сайлан не стала. Пока. Обратила внимание девушка и на то, что мужчина абсолютно проигнорировал правила, обращаясь к ней по имени, а не по титулу. На это молодая Виззарион лишь слегка приподняла бровь, внимательно смотря на вошедшего. Стоило ли ему показать на эту явную и специальную оговорку, исправляя на тихое, но уверенное «Ваше Величество»? Возможно, но всё же роль неопытной Лэно ей сейчас была нужнее. Тем более сладкая патока его слов с первого же мгновения заставила мысленно поморщиться.
Слегка махнув на пустующее с противоположной стороны стола кресло, Императрица выучено мягко улыбнулась мужчине. А после чуть вскинула бровь, надевая маску взволнованной хозяйки.
- Старейшина? Что-то случилось? Что-то не так с Вашими покоями?
Книгу, что она читала до прихода Наиселла девушка прикрыла, оставляя между страницами пальцы левой руки.
Вряд ли его мучала бессонница, но и что так скоро после прихода Шейнира кто-то ещё посетит её, вампирша не ожидала. Зачем пришел Лэно и что он хочет ей сказать, Сайлан не знала, но предупрежденная мужем решила, что по началу тактика несведущей дурочки будет не лишней.
- Слуги что-то натворили?
Она смотрела на мужчину спокойно и лишь с малой толикой беспокойства, так может смотреть госпожа, когда боится, что гостю плохо в её доме.
Готовность Наиселла прийти в столь поздний или точнее ранний час мог означать лишь то, что он не хотел, чтобы его видели лишние глаза. Это вампиры Нерина лояльны к дневному светилу и отличаются привычками, жители же Мирдана предпочитали засыпать с первыми лучами солнца.
Вампирша и сама пыталась переучиться, привыкнуть к распорядку дворца, но пока получалось сложно, а события последних пары дней и вовсе не способствовали крепкому сну. Поэтому девушка отпустила служанок, а сама решила почитать в тишине, надеясь на то, что сон всё-таки придет. Вместо сна пришел слуга с просьбой Старейшины принять его. Она даже порадовалась, что не переоделась. Не самый удачный и лучший вариант встретить этого мужчину в ночной сорочке и халате, пусть последний и был плотным и теплым, из-за бушующего за стенами Хэлора. А вот платье алого бархата с белыми розами Виззарионов по корсажной части; платье, в котором она была на церемонии погребения Ясемин и которое соответствовало всем правилам и традициям траура, не могло вызвать никаких нареканий.
Знал ли Старейшина уже, что всего пару часов назад в этой комнате был Император? Или выбор времени был случаен?

+5

4

- Слуги всегда что-то творят, - с долей презрительной небрежности ответил Наиселл. - Слоняются сонные: ни расторопности в них, ни понимания, у собак в глазах и то больше разума и должного почтения. Пороть здесь каждого второго следует.
  Он неторопливо прошел к креслу и совершенно по-хозяйски уселся в него, удивительным образом заняв все его пространство. Поджарая, жилистая фигура старейшины сама по себе походила на спицу, однако богатство его широких одежд, тяжелых от мехового подбоя, добавляло Наиселлу монументальности и внушительности.
   - Но не думайте, прекрасная Сайлан, не жалобы я принес, и обременять вас ничем не желаю. Скорее меня снедает обычная скука, как обладателя души общительной. А еще беспокойство. И тревоги - масса тревог о настоящем и будущем.
   Старейшина чуть улыбался, взгляд его был отрешенно безмятежен в противовес тому, как он глядел на каждого в час совета. Однако за этой ленностью скрывалась работа ума. Наиселл изучал юную императрицу, прощупывал словом точно так же, как делал бы это руками, в желании узнать пределы дозволенного, приятного и неприятного.
   Кружевной комплимент его она словно бы не заметила, ни разгорелось в ее глазах ничего, не отразилось на щеках, и Старейшина тут же отбросил этот инструмент, подбирая что-то более тонкое. Меж тем императрица легко приняла навязанную близкую дистанцию общения, а словом выдала образ своих мыслей - дело - вот на каком языке стоило поговорить с ней.
   - Все хорошо в моих покоях - Вы гостеприимная хозяйка. Должно быть не просто поддерживать императорский дом, особенно в столь мрачный час? Не боязно ли вам одной оставаться в комнатах, когда в тенях таятся недруги, и стража не способна оградить от них? Мне, признаться, - да, особенно после всех заявлений Его Величества о том, что он в каждом из нас видит врага… 
[icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]________[/sign][nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status]

+5

5

Книгу всё же пришлось отложить, почитать ей вряд ли в ближайшее время удастся. Поэтому захлопнув томик, девушка положила его на край стола и чуть усмехнулась, окидывая мужчину взглядом.
- Если пороть слуг слишком часто и сильно, можно сделать хуже только себе. Раненные и болеющие они будут выполнять свои обязанности медленнее и хуже. Если слуги не нравятся – их проще и лучше заменить.
Легкая улыбка на алых губах была невинна, а взгляд так чист, что и не поймешь, действительно ли она говорит о нерасторопности слуг или вдруг вспомнила слова мужа, что прозвучали на Совете.
И вновь мужчина опустил все правила, игнорирую и титул сидящей напротив него, и требуемые формы обращения. Будто говорил он не с Императрицей, а с простой дочерью одного из Домов его клана. И вновь она молча приняла это, будто не считала свой титул чем-то важным или ценным в разговоре со Старейшиной. Юная вампирша, что не так давно отметила совершеннолетие и ещё плохо разбирающаяся в этой жизни.
- Любой дом переживает и минуты радости, и минуты великой скорби. Дом Голубой Крови не отличается ничем. Как и не отличается скорбь семьи потерявшей свой алмаз. – Мягкая улыбка на последнем слове означала, что комплимент, прозвучавший ранее, она приняла, но прекрасно знала, что сокровищница полна и других драгоценных камней. - Я не вижу в моих обязанностях и заботах чего-то большего и сложного, чем то, что пристало истиной супруге в моменты боли мужа.
И это не были просто слова. В трауре по Ясемин Сайлан действительно не чувствовала ничего кроме долга Императрицы, она не ревновала Шейнира к убитой наложнице так, как могла бы ревновать влюбленная женщина. Айли понимала, что избранник по любви в нынешних реалиях - идеал, гнаться за которым опасно. Если супруги полюбят друг друга - прекрасно. Если нет - венец слишком остер и легко ранит сердце, но со временем раны затягиваются и от них не останется даже намёка
- Боязно ли мне? - Взгляд вишневых глаз внимательно прошелся по фигуре вампира и стал чуть холоднее. - А я должна чего-то бояться в собственных покоях или коридорах моего дома? Старейшина Наиселл, - она целенаправленно продолжала обращаться к мужчине по всем правилам этикета, - Ваши слова могут быть расценены чужими ушами не как забота...

+4

6

- Согласен, но отчасти. Слуг нужно воспитывать, - авторитетно заметил Наиселл, не отказывая себе в прямом взгляде на юную императрицу. - С самых малых лет они должны знать, кто их хозяин, чье слово для них подобно божьему, и чья рука будет их ласкать и наказывать. Нельзя просто найти новых. Как вы будете уверены, что они верны вам? Что они не подосланы к вам? Нет, только держа их в руках поколениями, можно добиться их верности. Ведь все их дети и родители, будут всецело в ваших руках. Из этого рождается преданность.
   Старейшина улыбнулся.
   - Хороший хозяин это понимает.
   Наиселл вздохнул и томно поглядел на входную дверь.
   - Где же пропадает ваш подопечный? Вопиющая нерасторопность. Хотите подарю вам юную служанку? Вы сможете воспитать ее как будет угодно вам. Мягкая податливая глина, еще не обожженная жизнью.
   Старейшина переменил ноги, снова закинув одну поверх другой, и вернул взгляд Сайлан. Ни один мускул не дернулся на его лице, пока он слушал осторожные подозрения императрицы.
   - Увы, я не способен влиять на остроту чужого слуха. Но вы не можете оспорить, что в покоях, ввиду недавних скорбных обстоятельств, все же не безопасно, и императорская гвардия дурно исполняет свои обязанности и долг. Да осудят меня чужие уши, но мне совершенно не хочется доверять им свою жизнь. Я едва ли в этих обстоятельствах ужасный злопыхатель, скорее заложник вашего супруга, как и весь Большой Совет - если смотреть трезво. Скажите, Прекраснейшая Сайлан, я пугаю вас? 
[icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]________[/sign][nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status]

+4

7

- Не сочтите за дерзость, но я вынуждена отказать вам и поблагодарить за столь щедрый дар. Меня устраивать служанка, что я привезла из Нерина. Местные же слуги… События последних дней повлияли и на них. Джарие была любима многими, в том числе и слугами, и весь дворец скорбит об этой потере. Разве мы имеем право осуждать их за их боль?
Она старалась держать зрительный контакт как можно дольше, но при этом чуть опустив ресницы, будто стеснялась или была не совсем уверена в разговоре с таким мужчиной. Уверенность той, что являлось его Императрицей, и в тоже время смущение юной дочери Дома Вечного Солнца перед мудрым вампиром, мужчиной и Старейшиной.
Её дальнейшую речь прервал стук в дверь. Юный вампир, что был послан Наиселлом на кухню, наконец вернулся, в компании столько же юной вампирши, что часто прислуживала Сайлан. Быстро расставив на столе принесенные блюда, кубки и кувшин с вином, они, поклонившись, молчаливо исчезли за дверью, оставив хозяйку и её гостя вновь наедине.
Айли вдруг подумалось о том, что посещение Наиселлом её покоев точно не останется незамеченным. Вот только что именно будут говорить в коридорах и комнатах дворца об этой встречи?
Первым желанием было налить мужчине вине, как это подобает гостеприимной хозяйке, но девушка вовремя вспомнила, что с ним она себе этого позволить не может, поэтому руки так и остались лежать на подлокотнике кресла. Слуги настолько спешили оставить их, что совершенно забыли наполнить кубки, прежде чем уйти. Не сказать, что девушке так уж хотелось вина в столь ранний час и при таком разговоре, но это помогло бы слегка разбавить атмосферу.
- Наши жизни в руках моего супруга и нашего Императора, а его руку ведут Селест и Бэлатор… - Тихо и с легкой, даже благоговейной улыбкой поправила вампира красноволосая. – И если богам будет угодно… - Она не договорила, а улыбка неожиданно стала теплее. – Нет, Старейшина, я не боюсь Вас. Почему Вы так решили?

+4

8

- Нет - так нет.
   Занятно, что императрица не сказала, что скорбит сама, прикрывшись “многими”. И Наиселл лишь снисходительно улыбался.
   - Боль и слезы не оправдывают дурного исполнения своих обязанностей, - возразил он, когда слуги вышли. - Я осуждаю это, а не чужую скорбь. Уж вы должны понимать, лучезарная Сайлан, что долг лежит превыше любых чувств, и пренебрежение им ведет империю в Бездну.
   Старейшина выразительно взглянул на императрицу. Понимала ли она, что император в в каждом своем решении руководствуется пресловутыми чувствами к собственным женщинам? Сестра, наложницы… Приходили ли в его голову хоть какие-то мысли о благополучии подвластной ему страны? Наиселлу виделось, что нет. Все заботы императора сводились к возможности или невозможности ткнуться носом в женскую грудь, и в этом он мало чем отличался от капризного младенца.
   Наиселл подался из кресла к столу и досадливо цыкнул, окинув его взглядом.
   - Мою курильницу так и не принесли. Списать ли мне это на скорбь?
   Придирчиво он взял в руки один из кубков, заглянув ему внутрь, провел по дну и краям пальцем, будто хотел проверить не пыльный ли он. Затем налил в оба кубка меру вина, и подхватил свой, чуть взболтав рубиновый напиток по кругу.
    - Мудрые слова для женщины, - подметил он, когда Сайлан заговорила о богах и фатуме.
   Наивность и внешняя глуповатость во взгляде, причудливо переплетались в чужой жене с осторожностью и дипломатичностью. Каждая фраза Сайлан несла нейтралитет, и была вычищена от налета личности. Гестин хорошо подготовил дочь к жизни при Дворе. Хорошо, но недостаточно, и теперь Наиселл искал трещины в ее выдержанности.
   - Обо мне много ходит слухов. Мне просто не хотелось, чтобы они, мой опыт, или еще что-либо довлели над вами, и нашей беседой.
   Старейшина задумчиво заглянул в кубок, и без стеснения обмакнул в него мизинец по самый золотой перстень. Подержав палец в вине какое-то время, он отправил его в рот и облизнул. Если бы внутри был обсидиан, то он уже дал бы о себе знать.
   - Я бы выбрал другое, - объявил он. - Но это тоже не дурно. Знаете, огневолосая Сайлан, мне кажется, что боги давно отвернулись от нас и нет им никакого дела, до происходящего в этом мире. Ибо если все происходящее их замысел, то я разочарован их мудростью. Не хотите предаться вместе со мной фантазиям, унестись на время из этой золотой темницы, и представить, что смертные могли бы творить свою волю. Что вы хотели бы сделать для своей империи, семьи и императора?[nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status][icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]__________[/sign]

+4

9

Слова о мудрости, как о чем-то редком, разве что не вызвали глубокий вздох. Вампир был в этом похож на сотню других мужчин, на других Старейшин и Советников. Тех, что считают, будто разум женщин не способен на что-то больше, кроме семейного очага, воспитания детей и раздумий, что приготовить на ужин: дичь или рыбу? Даже её отец, воспитывая Айли как свой главный козырь, давая ей знания в политике, дипломатии и подковёрных играх, всё же в первую очередь делал ставку на красивое личико и возможность родить наследника. Жены, дочери, любовницы были для большинства из них лишь премиленьким орудием и оружием в их руках, марионеткой для услады и отвлечения внимания других таких же воинов. И даже если женщина умна – редко какой мужчину признал бы её равной себе. И Старейшина не был исключением из этих правил.
Сайлан была уверена, что вампир видит перед собой именно это – невинную и неопытную Лэно, попавшую в злой и недружественный дворец. А он – если не рыцарь в сияющих доспехах, так мудрый ментор, что может обучить юную красноволосую дочь Нерина и направить на путь истинный.
Наиселл не стеснялся показать, что не доверяет никому и ничему в этом дворце. Такая открытая проба вина совершенно не позабавила, наоборот, давала понять, что мужчина самоуверен, и не как пылкий юнец, а как имеющий на это полное право проживший не один десяток лет мужчина.
- Если Вам не нравится вино, что подают мне к ужину, я могу послать за другим, угодным Вам. Только назовите, какую бутылку принести, - тонкая рука застыла над колокольчиком, что стоял с самого края стола. От плавного движения рукав чуть сполз, оголяя изящное и бледное запястье с браслетом на нём, что сейчас ловил пламя свечей красными всполохами рубинов и черными бликами шерлов. Всё тот же мягкий и услужливый голос, теплый взгляд, вот только ни в словах, ни в действиях не было ни грана желания услужить. Это был вызов, невесомый, почти незаметный, но тому, кто привык плутать среди интриг и этикета, он должен быть легко уловим. Старейшина высказал своё мнение, будто всё больше забываясь в мелочах и забывая, чьей аудиенции он просил. Она спускала ему попрания правил, сладкие и вязкие как мёд обращения, но всё же стоило напомнить, что острые клыки есть у обоих. Сайлан не собиралась открыто конфликтовать с мужчиной, это было не нужно и лишь помешало бы, но слишком спокойная Императрица вызовет лишь больше вопросов. Никто не поверит в её покладистость, как минимум по двум причинам: первая – помятуя, кто её отец и вторая – стихия молодой жены Императора не была секретом для Совета.
Вопрос про фантазии и богов она проигнорировала. Пока. Прежде чем ответить на его провокацию, нужно было подкинуть немного щеп в разгорающийся костер.
Заведенная тема про империю и Императора, как и о её участии в этом, не удивила, Шейнир предупреждал, не об этом именно, но происходящее было логичным, а значит спешить им не куда. В их распоряжении весь Хэлор или хотя бы это утро, поэтому можно не торопиться.

+4

10

Вот оно, пламя Ледарре!
Наиселл улыбался глядя в глаза императрице. Она все еще была обходительна, но напряжение над столом начинало возрастать, и иллюзия покладистой особы тлела, как неосторожно поднесенное к пламени кружево. Сайлан не стала отвечать на его вопросы, задетая как хозяйка, чей привитый с детства вкус был поставлен под сомнение, однако и Старейшина не посчитал это оскорблением - он пришел сюда увидеть дочь Гестина нагой как есть, во всем естественном ее виде, и получал что хотел. Фраза за фразой, императрица скидывала с себя напускное, как излишние одежды, и когда упадет с нее все статусное золото и шелка, останется лишь живая натура - суть, замысленная богами, открытый огонь, который можно будет или приручить, или отдать ему на пожирание все, до чего он только будет способен дотянуться.
   - Бутылка? Нет. Ни в коем случае, прелестная Сайлан, - помотал головой Наиселл, задумчиво покачивая полным кубком. - Стекло - пустой, холодный, бездушный материал. Хорошее вино храниться только в бочонке и впитывает из него свой неповторимый привкус - то, что останется на вашем языке, когда вы сделаете глоток. Это сродни тому, как вкус крови зависит от того, чем питалось животное на протяжении жизни и особенно накануне вашей трапезы. Кому-то это совершенно не важно, и едва ли он заметит разницу, но когда живешь достаточно продолжительное время, то очень многие вещи приобретают свои неповторимые оттенки. Однажды и вы начнете их замечать.
   Старейшина подался вперед к столу и поставил на него кубок, однако вместо того, чтобы выпрямиться обратно, он занес ладонь над рукой императрицы готовой взяться за колокольчик. Властным жестом он сжал ее пальцы на ручке этого колокольчика, и приподняв брякнул.
   - Подойдет любое эденвельское вино, не моложе пятидесяти лет, из каштановой бочки.
   Удерживать руку императрицы более этого Наиселл не стал, вновь откинувшись на спинку кресла. Непринужденность и хищное спокойствие сопровождали его движения, а с лица не сходила легкая улыбка.     
[nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status][icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]__________[/sign]

+4

11

Ей стоило большого труда не отдернуть руку, будто от раскалённых углей. Как и сдержаться, хотя на языке уже вертелось отрезвляющее «Вы забываетесь, Старейшина». Вместо этого она неспешно поставила колокольчик обратно на стол, будто ничего не произошло.
Наиселл, не стесняясь, вел себя как хозяин и дело было даже не в возрасте или статусе, хотя и они имели огромный вес. Бесспорно, Старейшина был гораздо старше неё, и даже её отца, и это накладывало свой отпечаток на его отношение к Сайлан. Для этого Лэно сейчас он сидел не в покоях Императрицы, не с ней он разговаривал, он изучал юную Ледарре – дочь своего соратника. Или врага? Ему было плевать на правила, и от этого самой Сайлан было сложнее маневрировать в потоке ласки и скрытой угрозы. Ширайе тоже на многое было плевать, и с ней девушка куда как хуже сдерживала себя, и всё же роль безумной бабки пусть и несла свои опасности, но была более понятна. Наиселл же оставался темной лошадкой, сильной фигурой на доске – тура или даже ферзь. И во всем этом очень не хотелось быть разменной пешкой.
- Держа вино в плену бочки слишком долго, можно потерять его душу. Испортить ценность и богатство вкуса, и вместо прекрасного напитка в вашем бокале окажется уксус. Грань порой слишком тонка. И умение её чувствовать не зависит от возраста. – Последняя фраза была произнесена с легкой улыбкой, даже скорее усмешкой, и относилась не только к вину, но пояснения это точно не требовало.
В этот раз слуга явился сразу, стоило лишь звону колокольчика смолкнуть на столе. Пожелания мужчины были четки, но не совсем конкретны. Поэтому вампирша, вновь взяв на себя обязанности предупредительной хозяйки, коротко произнесла застывшему у порога вампиру:
- Кувшин «Суинарского черного» 1029… Нет, 1028 года. И Старейшина просил курильницу с лавандой.
Тон, которым она говорила со слугой, разительно отличался о того, что еще минута назад звучал по отношении к Наиселлу: строгий, жесткий и даже в какой-то степени холодный.
Юноша, осознав какую оплошность он допустил ранее, рвано дернулся и спешно поклонился, выскальзывая в коридор.
- Надеюсь, этот мой выбор Вас не разочарует? – Внимание вновь вернулось вампиру за столом, а сама красноволосая сделала глоток вина. – Что же касается Вашего вопроса…
Она на пару мгновений задумчиво прижалась губами к краю кубка, будто размышляя, что сказать. Хотя ответ был готов давно.
- Я - жена, что представлена рядом с мужем перед Луной и Солнцем. Я могу и должна быть опорой Императору, его поддержкой, его тихой гаванью и очагом. И если наш брак благословят боги - матерью его ребенка. Матерью всех его наследников и наследниц, любящей наставницей и воспитателем, Истинной Матерью, независимо от того ребенок это жены или наложницы. Смертные могут творить всё, что угодно и всё это будет воля богов. Ведь кто мы, чтобы точно знать, что то, что сегодня мы считаем злом, не станет великим добром завтра.

+4

12

Следовало отдать Гестину должное - удерживать внутренний огонь он обучил дочь не хуже, чем владел им сам, но тем было только интереснее. А вот попытка императрицы вернуть глубокомысленность откровенно позабавила Наиселла. Он плавно повел кистью руки, точно отмахивался от чего-то незначительного.
   - Именно поэтому, шелковолосая Сайлан, каждый должен заниматься своим делом. Возможно из меня бы вышел дурной винодел - признаюсь, я к этому никогда не стремился. Однако, от того, кто зовется виноделом, и более того, происходит из династии славных виноделов, я вправе требовать лучшего, и понимания всех границ процесса. Не так ли? Ведь не является ли трагедией для прославленной винокурни, когда вино производимое ей, становится настолько дрянным, что эту разницу способен ощутить даже тот, кто не пил вина вовсе…
   Взгляд Старейшины стал чуть рассеянным, черты лица разгладились, придав ему особенно задумчивый вид. С этим видом он и встретил появление слуги, на которого даже не взглянул, но внимательно слушал, как распоряжается императрица. Что бы Наиселл ни говорил, выбор вина сегодня не имел для него ровным счетом никакого значения: оно было предлогом, оно было поводом, оно было способом повеселиться и привнести назидание. Умение различать эти оттенки вина Сайлан еще только предстояло постичь.
   - Надеюсь, что не разочарует, да, - тягуче отозвался Старейшина, облокачиваясь на подлокотник и подпирая подбородок  большим пальцем.
   С уходом слуги, и продолжением разговора взгляд его вновь оживился - императрица все же решилась дать свой ответ.
   - Славно, очень славно, - заулыбался он. - Как же вы очаровательны, огнеокая Сайлан! Не подумайте, я не смеюсь над вашим пониманием долга - в этом он звучит величественно и превосходно.
   Наиселл вновь взмахнул рукой и царственно выпрямился, скользя взглядом по фигуре императрицы.
   - Но разве вам не кажется смешным брак благословленный Луной и Солнцем? Не мне вам рассказывать, что сотворил со своей законной супругой Бэлатор. Однако в сознании многих молодых вампиров именно она зло, мешающее двум прекрасным влюбленным. Идя на компромиссы, клан Лено рискует не только не приобрести благословение Луны, но и потерять милость Солнца. Смертные не могут творить все, что угодно. Даже боги не могут творить все, что угодно - и Бэлатор тому прямое свидетельство. Как ни прискорбно, сиятельная Сайлан, но придет время и вам придется выбирать между одним долгом и другим, между одной клятвой и второй. Хотелось бы мне сказать, что будет это нескоро, но увы.
   Старейшина замолчал, когда в дверь раздался очередной стук и слуга внес поднос с требуемым ранее. Выставив кувшин и курильницу на стол, он хотел было обслужить господ, но замер, тупо глядя на наполненные кубки Старейнины и императрицы.
   - Ну? - произнес Наиселл поднимая на слугу взгляд. - Теперь беги мне за новым кубком.
[nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status][icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]__________[/sign]

+4

13

Ей стоило уже начать записывать все те эпитеты, что рассыпал мужчина. Это даже начинало веселить, потому что мало того, что каждый раз в её адрес слышался новый комплимент, так и делал он это настолько легко и непринужденно, что иная бы заслушалась и размякла. За все недели брака она слышала от мужа меньше слов, чем сейчас за этот разговор. Да и какая девушка откажется от восхваления её красоты и иных качеств? Кто-то мог бы даже и повестить на эту лесть, Сайлан же скорее начинала её воспринимать как особое развлечение. Становилось интересно, что же ещё он придумает.
- Иногда винодельню, что испортилась, может спасти талантливый управляющий. Ошибки, что передаются от отца к сыну, перестают видеться ошибками и лишь убивают вино. Опыт поколений винокуров дорог, но порой лишь новое дыхание может спасти её. Иногда винодельню можно спасти только почти разрушив её, поменяв всё от работников до бочек. И, к сожалению, часто сами винокуры этого не понимают.
Как же было сложно держать разговор в этой плоскости, осторожно вплетая в свои слова иной смысл. Каждый неверный шаг, неосторожная фраза могла лишь всё испортить. Наиселл был политиком на первое десятилетие и даже столетие. Соревноваться с ним в изяществе речи и ораторском искусстве было глупо, да она и не стремилась к этому. Важно было другое, и этому правилу Гестин учил её чуть ли не в первую очередь, - настоящие дворцовые игры никогда не идут открыто. Иносказания, недомолвки и витиеватые фразы – это основное оружие при дворе. Никто не хочет быть уличенным в измене или предательстве из-за одно й не верно сказанной фразы. Как никто и никогда не раскроет все свои карты. Уметь читать между строк и понимать намеки – вот одно из главных качеств разумного политика.
От очередного почти оценивающего взгляда Сайлан чуть хмыкнула про себя, осторожно водя пальцами по ножке кубка. Она прекрасно помнила, как рассматривала её бабка Императора, но вот какой именно интерес к её персоне со стороны мужчины – уловить никак не могла. С одной стороны, она знала, что Селест не обделила её женским очарованием и внешностью; с другой же, от таких взглядов порой становилось неуютно. Наиселл, как вампир её же клана, был привычен к ярким детям Солнца, и вряд ли этот интерес вызывали алые пряди волос или яркость одежды. Тем более что одежда-то сегодня вполне соответствовала традициям и трауру.
Внимательно выслушав слова о богах и людях, девушка лишь пожала плечами, вновь делая глоток.
- Для кого-то это выбор и компромиссы, а для кого-то… Я живое подтверждение тому, что вековые традиции меняются. Разве не так? Традиции. Сорта винограда… - Она сделала новый очень медленный глоток и посмотрела прямо в глаза мужчины. – Некоторые винодельни разрушает сам хозяин…
Продолжить фразу ей не удалось. Появившийся слуга точно не был теми ушами, которым стоит слышать их разговор. Слова Старейшины подействовали на него как кнут на лошадь, парень чуть ли не бегом бросился прочь, только бы принести посуду.
Сайлан глубоко вздохнула, произнося негромкое:
- Вы правы, Старейшина. Сегодня они слишком рассеяны.

+4

14

Старейшине нравился ход мыслей Сайлан - он соответствовал тому, что он желал бы от нее услышать, и он улыбался ей с покровительственной милостью. Наконец-то императрица перестала прикрываться бесцветными фразами и заговорила о том, что росло и цвело в ее хорошенькой голове. А вместе с этим стало проглядывать и то, какую роль она хотела бы исполнять во всем происходящем - подняло голову ее горделивое Я.
   - Я все еще настаиваю на том, что слуг должно пороть, - ответил Наиселл.
   Он склонился к столу и, приподняв ажурную крышку курильницы, ее же краем поворошил угли, отчего в воздух поднялся едкий, приторный аромат благовония, от которого защипало в носу. Старейшина, однако, остался этим явно доволен.
   - Традиции меняются, - согласился он, - но не вы, персик моей души, стоите в центре этого. Новый указ о двоеженстве переломает наши устои и довольно скоро. Традиции меняются, но в лучшую ли сторону?
   У Сайлан было время подумать так как в дверь вновь постучали и служка внес еще одну пару кубков, на тот случай если и его госпоже захочется сменить посуду. Наиселл все так же придирчиво взял кубок, проверив его нутро пальцем, и только после этого налил вина.
   - Иди, - холодно дозволил он чужому слуге, и тот, обернувшись на императрицу и молчаливо спросив ее согласия, попятился и вышел.
   - Божественное колесо подняло вас, солнцеподобная, и в ваших руках и в руках вашего отца сейчас находится то, что может помочь вам или озарить всю империю светом, или же тускло пройти по кромке горизонта и сгинуть в длинной ночи.
   Старейшина снова поболтал пальцем в вине и беззастенчиво облизал его.
[nick]Наиселл[/nick][status]Старейшина Лено[/status][icon]https://images2.imgbox.com/30/5b/JqwZdyZy_o.jpg[/icon][sign]__________[/sign]

+4

15

Упоминание нового приказа Виззариона отразилось в побелевших костяшках, сжимавших кубок пальцев.  Девушке пришлось приложить усилия над собой, чтобы чуть разжать руку. Она уже повредила кресло в зале Совета, портить посуду ей не хотелось. Да, сейчас это не произвело такого же эффекта, как в первый раз, но всё же принять решение Шейнира полностью она не могла. И вряд ли когда-то сможет. Сможет сдерживать свой гнев, свою боль и обиду, свои мысли об этом, сможет легко улыбаться при упоминании двоеженства, но никогда до конца не простит. Это не было ревностью, это было осознание того, что власть хрупка, а приказ, как бы не считал иначе Император, слишком большая слабость, а в не тех руках – прямая угроза династии.
Она понимала, что от Старейшины не укроется её резкая реакция на его слова. У мышки есть зубы, но она всё еще перед хитрой змеей. И здесь всё играло не в пользу вампирши – возраст, опыт, прожитые ситуации. Отец был прав в том, что эмоции – это то, что в первую очередь выдает с головой. Огонь же в душе слишком непокорен и своеволен, чтобы ей хватило  прожитой сотни лет с лишним для его усмирения. Она могла оставаться холодна и надменна, пока собеседник не касался нужных струн. Легкое дыхание ветра на угли.
Тем более она была рада пришедшему слуге. Это давало драгоценные минуты на то, чтобы прикрыть глаза и успокоиться. Пара вдохов, напоминание себе о том, кто сидит перед ней, вся сила воли, только бы на губах вновь застыла легкая улыбка, а кубок легко покачивался в ладони.
- Или всё сжечь, - дополнила она с легким безразличием в голосе. – Как сжигает кожу юных вампиров проклятье Саур.
Ей было до сих пор не понятно, что именно хочет Наиселл и какова истинная причина визита, но разговор всё больше приобретал четкие очертания. И всё же, выяснить что-то у этого старого плута было не так просто. Выяснить так, чтобы не скомпрометировать себя.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [08.01.1083] Чай со вкусом крови