Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Сентябрь 1082] Без протеза как без руки


[Сентябрь 1082] Без протеза как без руки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/Qupaa2R.png

- игровая дата
Сентябрь 1082
- локация
Остебен
- действующие лица
Сванвейг, Риаган, многообразие НПС

https://i.imgur.com/7Awcqpn.png

Отредактировано Риаган (21-08-2022 03:06:18)

+1

2

Погода была прескверной. С помрачневших небес лило уже почти неделю, и лишь изредка дождь прерывался на передышку, без какого-либо, впрочем, результата — город и все окрестности не успевали просохнуть, оставаясь по самые крыши в осенней грязи и небесной воде. Травы уже начинали чахнуть, а деревья — наполняться золотом. Птицы деловито готовились к зимовке и молчали — слишком много дел, не до беспечных песен! — и, казалось бы, не найти времени для порывов души хуже, чем это, но... Риаган нашел. Сам не зная, как и почему, но не прикажешь же самому себе сидеть взаперти за бумагами, когда хочется лететь за тридевять земель?

Странное время, когда создание жара может радовать слякоть. И дождь. И вон тот глупо выглядящий нахохлившийся кот. И усталые злые взгляды ремесленников, и даже насмешливые — от людей повыше.
Подходя к можжевеловой изгороди, он глубоко вздыхает, чтобы успокоиться — воздух свеж, сыр и изумительно прохладен.

Кованые ворота отворяются легко, без скрипа — маменька знает толк в уходе за металлом, — и здесь вместо скользкой грязи — примятая трава, исхлестанная ливневыми потоками.
Как же спросить так, чтобы она не заподозрила?
В том, чтобы обдурить незнакомца, хитрости нет. Но скрыть правду от той, кто знает тебя всю жизнь, кто искусна в дипломатическом деле и тем более — от той, кто твоя мать... О, задачка не из простых, но он справится, иначе какой из него фойрров шпион?

Матушка, — он с порога проваливается, даже не замечая этого: улыбка слишком широкая, а глаза слишком блестят. — Погода сегодня просто ужасная!

Прежде чем зайти в дом, Риаган проводит руками по насквозь промокшему плащу; волны жара дрожащим воздухом проносятся по ткани, оставляя ее полностью сухой, а пар крупными клубами уносится прочь.

Во дворце затопило подземные помещения. Хорошо, что архив этажом выше, иначе работать бы нам до следующего года. — писарь беззастенчиво скидывает плащ, не целясь, швыряет в сторону крючков, и даже попадает. — Я принес тебе кое-что интересное!

Он надеется, что «кое-что» действительно ее заинтересует, а не заставит отфыркнуться, как от какой-то дряни. Классическая тактика — сначала отвлечь на что-то, а затем уже просить. Работает со многими, но Сванвейг — не многие, ждать от нее такого легкого переключения внимания все равно что надеяться отвлечь хищника конфетой.

Использовано: Малый огонь. -20 маны. Остаток: 180 маны.

+2

3

– Иди грейся, да сохни, - чуточку насмешливо фыркнула драконица, на миг задержав на своём пусть и высушившимся магией, но всё равно чуть подмокшем отпрыске, поначалу беглый взгляд. Безусловно, в изящном, умащённом золотом и запахом тлеющих листьев осеннем разложении, имелась своя прелесть. В долгих же, не прекращающихся чуть ли не днями дождях… Б-р-р-р. Нет уж, слишком холодно, слишком серо. Мерзко. Но, в любом случае – уж слишком бодро блестят глаза. Что же он там откопал – или кого?
   – А как обсохнешь – топай сюда, покажешь.
«…и расскажешь.»
   – …и травяного отвара налей.

   Дверь захлопывается за спиной Риагана, а Сванвейг уже вернулась к прерванному занятию: на столе, перед ней – чернильница с пером и широкий лист бумаги, на котором рождалась новая идея, новое изобретение драконицы для её драгоценной кузни. Роды были, впрочем, мучительными. Затяжными, если угодно. Один эскиз, набросанный беглыми, уверенными линиями, выглядел вполне разумно и доступно: кузнечные меха, в количестве двух штук, рядышком друг от друга; в сторону, за пределы рисунка, тянутся рычаги движущих тяг – вот только два меха находятся в противофазе: один сжимается, нагнетая воздух, другой же, наоборот, совершает богатырский вздох. Дальше же…
   Рядом, не очень уверенно – эскиз водяных колёс. В нескольких вариациях – соосные, следующие друг за другом, с небольшим смещением друг относительно друга. Далее – невообразимое, почти хтоническое нечто из деревянных шестерней и валов. Затем попытки эту конструкцию оптимизировать, упростить: что-то выглядело попросту невозможным, иное же, наверное, могло родиться лишь в мозгу умирающего от белой горячки осадного инженера, забывшего напрочь сами азы своего мастерства. Впрочем, Сванвейг осадным инженером не была и пребывала в блаженном неведении касательно своих набросков.
   Венчала лист весьма эмоциональная клякса, из которой торчал обломок пера.

  – Порой мне кажется, чтобы понимать инженерное дело, нужно быть Фойрром в макушку поцелованным, - пробурчала драконица, затылком ощущая взгляд сына, - А потом как-то вдруг вижу в нём логику. Весело, а?
Ещё немного посверлив взглядом пока не рождённое дитя своего разума, Сванвейг таки отложила перо и окончательно повернулась к своему потомку очень даже материальному и рождённому лет сорок уж как, умудряясь демонстрировать на своём лице одновременно любопытство и скепсис.

   «Если он подарит мне трактат по механике, я его придушу. Слегка.»

Отредактировано Сванвейг (01-09-2022 01:10:40)

+2

4

Травяной отвар? Он бросает взгляд на пузатый котелок у камина и небрежно подцепляет его магией — едва не роняет, правда, не ожидая, что тот окажется даже не ополовиненным, — но все равно доносит до стола, изображая из себя чуть ли не распорядителя театра на выступлении.
Котелок наклоняется, поводя едва заметным угловым носиком, плещет отвара в кружку — так, что даже проливается через край.

Даже не ойкнув на такую оплошность, Риаган смахивает жидкость со стола какой-то тряпицей и дирижирует кружкой прямо к Сванвейг, теперь уже осторожнее, так, чтобы не расплескалось на ее чертежи и не стукнуло по руке.

Возможно, это Фойрр приходит, выкроив наконец время среди многочисленных упоминаний его имени, к тебе и целует в темечко, — он бесцеремонно сует нос в бумаги, выглядывая из-за плеча. — Новые грандиозные планы на перестройку?

Маменька в своем репертуаре — какие-то сложные чертежи, в которых демон обе ноги сломает. Как она разбирается во всех этих линиях и засечках? Он уже давным-давно перестал понимать, что происходит на ее бумаге — но всегда поддержит, даже если не понимает.
Наверное, так заведено во многих драконьих семьях. Хотя, если посмотреть на Асгрима, то явно не во всех. Риаган невольно морщится, запрещая себе думать о мерзком в такой прекрасный осенний день.

Перед самым уходом чей-то слуга передал мне это... Возможно, это подарок или случайность, мне так и не довелось понять всего умысла сего действия.

Он вынимает на свет божий и протягивает Сванвейг блестящий и изящный предмет, при ближайшем рассмотрении оказавшийся тонкой пряжкой. И если глазам писаря она видится как тонкой работы вещь, то глаза кузнеца сразу же могут найти множество оплошностей и недоделок. Однако — прямо на металле вырезан воздушный, как будто струящийся узор, легкий, звонкий, чистый... изображающий летящих драконов.
Скорее всего, рисунок был сделан другой рукой, не той, которая ковала саму вещь, и скорее всего — значительно позже.

Использовано: Пальцы колдуна. -10 и -5 маны. Остаток: 165 маны.

Отредактировано Риаган (02-09-2022 21:17:17)

+2

5

Свежий, бодрящий аромат мелиссы доносится до ноздрей драконицы ещё издали, когда Риаган со всей щедростью заботливого сына наполняет и переполняет кружку – но теперь, когда животворная жидкость оказывается на расстоянии вытянутой руки, все нотки душистого травяного сбора раскрываются в полной мере. Всё та же мелисса, земляничные листья… И Рейлан знает что ещё – Сванвейг никогда не была травницей. Бабка её, со слов матери, питала страсть к травничеству и зельеварению, и имела немалый в том талант, но сии чудесные склонности во внучке так и не проклюнулись.

   Она подхватывает парящую чашку и чуть зажмуривается, ощущая, как свежий, чистый травяной дух вымывает из головы накопившуюся усталость, возвращает живость и остроту уму – ну или по крайней мере, создаёт очень хорошую иллюзию того. Прихлёбывает: настой обжигающе горяч, но драконья кровь ещё горячее. По легендам, древние предки её рода могли без вреда для себя купаться в лаве, как люди в воде. В детстве Сванвейг часто себе представляла такое: найти какую-нибудь уютную пещеру близ действующего вулкана и нежиться в потоках расплавленного, вязкого камня, что вмиг сжигал бы любую приставшую к чешуе грязь.
   Впрочем, то были лишь легенды. Легенды и глупые детские мечты.

   - Он может меня кое-куда ещё поцеловать! – бубнит она, едва отрывая губы от животворящего настоя. Следит за взглядом Риагана – и морщится, впервые за долгие часы взирая на творение своих рук более-менее свежим, незамутнённым взглядом. В какие дебри её понесло…

   - Пытаюсь представить, как можно подвесить и привести в движение вторые меха. Чтобы работали от одного колеса, но вразнобой. Так воздух будет идти не рывками, а постепенно, всё время.
На особое понимание Сванвейг не рассчитывала: её отпрыск никогда не питал ни особого интереса к кузнечному делу, ни таланта к инженерному делу – справедливости ради, как и она в своё время. Впрочем, и отторжения особого дело матери у него не вызывало. А раз так, то всегда можно было надеяться на чудо, на внезапное озарение...

   - Хм…?

   Одного взгляда на предмет в руках у Ри хватило, чтобы все заботы и сложности этого вечера улетучились прочь. С лёгкой досадой она косится на покрытый каракулями и грубыми набросками пергамент – и тот стыдливо сворачивается, обнажая дерево столешницы. Впрочем, свято место долго не пустовало: чашка опустилась на доски, и драконица смогла уже посвятить всё внимание изучению внезапного подарка.

   Для начала, сталь. По-видимому, мягкая, не закалённая – впрочем, кто в здравом уме стал бы закалять сталь для обычной пряжки!?
«Совсем кукухой поехала на ковке оружия и доспехов, старая.»
   М-да. Впрочем, назад, к делу. Сталь мягкая, кована весьма аккуратно, с осторожностью и заботой. Ржавчины – ни пятнышка, ни намёка. Сплав? Сложно сказать наверняка: пряжку однозначно шлифовали позже, заодно сглаживая лёгкие небрежности, оставленные кузнецом. Иначе бы не уадлось высечь на поверхности этот тонкий, воздушный – казалось, дунь, и они воспарят в небо, чтобы продолжить там свой танец – узор в виде двух летящих ящеров.

Свободные и счастливые, вольные лететь куда только захотят. Пляшущие меж облаков, над туманами, под звёздным небом…

   Ресницы драконицы чуть дрогнули, и пальцы продолжили скользить по металлу, как ни в чём не бывало. Пряжка – пустяк, неплохая, но и не мастерская работа. Но резьба… Что делало силуэты такими живыми, такими правдоподобными…? Ну да, конечно! Силуэты не уходили вглубь металла, не врезались в материал, но выступали из него округлостями тел и зубцами крыльев. Фойрровски сложная и кропотливая работа.

   - Подарок. Но не случайность. Скорее всего – сообщение; само по себе или его часть, - она косится на сына, гадая, изображает ли тот непонимание, или же действительно мог поверить в то, что подобный дар может быть делом случая, - Впрочем, не думаю, чтобы это было угрозой. Носи спокойно.

   Она возвращает пряжку – чуть неохотно, не желая расставаться с делом рук неведомого мастера. Что-то казалось в нём знакомым, а также вызывало весьма ощутимую зависть и ревность. Она смогла бы так же! Будь у неё рука…

Использовано: Пальцы колдуна. -5 маны. Остаток: 195 маны.

Отредактировано Сванвейг (15-09-2022 19:37:04)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Сентябрь 1082] Без протеза как без руки