Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [14.06.1082] Как змеи, волны гнутся


[14.06.1082] Как змеи, волны гнутся

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/woDUI9f.jpg

Предыдущий эпизод
[24.05.1082] Эльфийская вежливость
[01.05.1082] Морская романтика

Место действия
Корабль "Золотая жемчужина", недалеко от г. Анейрот

Герои
Нувиэль ди'Кель
Айрэн ди`Кель

Две недели плаванья прошли почти идеально - и с погодой везло, и с навигацией, и с береговыми течениями. Благословение Аллилель не могло длится вечно, и в одну ночь на море установился полный штиль. Каррака встала недалеко от берегов Альянса. Нувиэль поначалу было плохо из-за морской болезни, но за полторы недели она отступила и позволила спокойно выходить на палубу. К Хэлю принцессу очевидно не пускали, но она была намерена склонить кронпринца на свою сторону.

+1

2

Путешествия на корабле не так романтичны и грациозны, как представляется не привыкшим к качке обывателям. Принцу в каюте были организованные все удобства, но и они не спасали от легкого дискомфорта. Принцессе же, как было ему известно, приходилось ещё тяжелее.
Дверь в каюту Айрэна была закрыта, принц приказал не беспокоить его. Однако стражник вошел и заявил, что Нувиэль хочет поговорить с ним. Глаза эльфа зажмурились, а рука сжалась в кулаке, что немедленно ударил по столу. Не сложно было догадаться, чего хотела сестра и о чем планировала заговорить. У кронпринца было сильное желание просто не пустить её, избежать этого разговора. Он прекрасно понимал, что его сестре предстоит пройти непростые испытания, понести ответственность за свою беспечность, но удовольствия от страданий сестры он не получал. Пусть королева с этим разбирается, у Айрэна в любом случае нет пока полной власти, чтобы вершить суд… Если только этот бедолага-телохранитель не доживет до приговора! – ужасная мысль на мгновение парализовала принца, но уже через мгновения он открыл глаза, и внешне расслабился, приготовившись встречать сестру мягкой улыбкой.
- Впускай. – сухо повел принц, выпрямившись и устроившись поудобнее и поэлегантнее на своем кресле. Когда же дверь распахнулась, то Нувиэль встретила улыбка и достаточно холодные глаза брата, не сулившие ничего приятного. Не плохое настроение Айрэна сказывалась как затянувшееся плавание, так и явное разочарование в своей сестре.
- Твоё высочество Нуви хотела что-то обсудить? – с легкой издевкой в голосе спросил Айрэн, не предлагая сестре места, чтобы присесть. Пусть у неё не будет повода истолковать неправильно его спокойствие и улыбчивость. Она – его сестра, но он страшно в ней разочарован. Не давая принцессе расслабиться, он заговорил прежде неё, сразу отвечая на все предполагаемые вопросы, какие она только могла его спросить.
- То, что совершил этот… «телохранитель» - это предательство. Вывести принцессу из безопасного замка и увезти богам не ведомо куда – это измена! И здесь не может быть никаких оправданий. Мне кажется, что наша королева-мать всё-таки считает это похищением и нам лишь только предстоит разбить ей сердце. – холодный взгляд устремился прямо в глаза Нувиэль. – Ты ведь была совсем не против, верно? Выходит и ты предательница? Если не короны, то я то думал у нас с тобой доверительные отношения и я могу рассчитывать на тебя. Разве когда-то я был к тебе несправедлив? Так за что же такая выходка, такая тайна, что принесла нам не нужную проблему?
По виду Айрэна было сложно сказать какие эмоции он испытывал, лицо его излучало слабую непроницаемую улыбку. Такое бывало часто, так он закрывался от внешнего мира, чтобы не давать понять собеседникам о чем он думает и как считает на самом деле, пока сам обдумывает следующий ход. На самом деле, не смотря на серьезный разговор, сам Айрэн отвлекся и почти сразу потерял к нему интерес. Он рассматривал свою сестру, понимая что совершенно не заметил как она преображается с возрастом. Да, исходя из поступков она оставалась ещё ребенком, но по мнению принца детство у сестры слишком затянулось и жаль, что придется прерывать его таким жестким методом. Но это, разумеется, провал его матери, в его ведь обязанности это никак не входило…
- Я полагаю, что на вопросы уже ответил? – прервал Айрэн собственное молчание.

+3

3

Дни превратились в одно сплошное мучение, сопровождающееся постоянным стуком воды в доски корабля и скрежетание дерева. Нувиэль мучилась то от морской болезни, вцепившейся мёртвой хваткой в её измученное тело, то от мыслей про своё путешествие и все последствия, которые её ждут.

  А мысли те полнили её рыжую головушку и не хотели отпускать, что не сказать про проклятие моря для всех, кто впервые ступает на палубу корабля и отправляется в путешествие по волнам. Но вскоре её отпустило, стало легче. Качка больше не хотела вынуть душу, а качающийся горизонт перестал вселять ужас. В отличие от морской болезни мысли никуда не ушли. лишь сильнее вгрызлись и теперь терзали, да так, что спалось Нувиэль тяжело. Во снах к думам о будущем присоединялись кошмары, ей даже пришлось искать судового лекаря и просить макового молочка, иначе всё шло к тому, что можно было прекращать спать вовсе. Кошмар был и наяву, и в царстве сновидений. Мак дарил покой и темноту хотя бы во втором случае.

  Принцесса не выходила из своей каюты. Ей было всё равно, уступил кто-то из команды или изначально планировалось, что она в ней будет путешествовать, но всё сделали так, что неудобств для Нувиэль её затворничество почти не доставляло. Айрэн, верно, и вовсе был счастлив, что сестрицу не пришлось запирать - она сделала это в добровольном порядке.
 
  Этой ночью всё изменилось. Внезапно стало тише, сильно тише. Сначала принцесса подумала, что маковое молочко погрузило её в мир грёз и одарило снами, но вода, мерно капающая с потолка, этого делать не перестала. Да и своё волшебное средство от всех недугов (особенно, если переборщить и вместо капли выпить пузырёк) дева нынче не принимала. Выйдя на палубу, она узнала, что наступил штиль.

  Тишина (если в море она вообще существует) давила тяжёлым камнем. Раньше его шум немного заглушал все тревоги, но нынче они лишь усилились. Заснуть не получалось, и принцесса отправилась гулять по кораблю. Точнее, бесцельно и бездумно слоняться под чутким присмотром матросов. Итогом её прогулок стала уверенность, что с братом нужно поговорить. По утру - да и то утро уж наступало, вон небо расцвело зарницей.

  Айрэн встретил её также, как море - мерзко. Нет, меж ними давно лежала неясная тень. Они почти не общались, да и виделись редко. Но даже сквозь такую разлуку меж братом и сестрой не расцвело родственной любви и тоски. Готовая было открыть своё сердце брату, Нувиэль столкнулась с ледяным взглядом и надменностью. Принцесса искренне хотела любить своего брата, но ей иногда казалось, что все чувства он лично выкорчевывает из её сердца своими поступками.

  - Коль Его наследное Высочество не желает видеть, что ж не бросило в Пантедоре? - обиженно бросила Нуви. В её груди после всей речи Айрэна вскипали чувства, до этого не сильно знакомые юной эльфийке. И в первую очередь то была злость. Она, бывало, часто обижалась на брата за отсутствие внимания, порой грубое и надменное отношение, но то обида была детской. Она видела в нём отсутствующего в жизни отца и тянулась к кронпринцу не смотря ни на что. Хотела и видела в нём опору и защиту.

  Но сейчас... Сейчас его идеальный, порой холодный образ, оправданный вечной занятостью в делах государственных, начинал рассыпаться. Она не думала, что увидит его столь холодным и жестоким по отношению к себе. И слова эльфа глубоко ранили.

  - То, что совершил этот телохранитель, как ты выразился, называется исполнением долга. Побег - моя идея, как бы не разбивались сердца - твои и матушки. И будь моя воля - я бы спланировала его от и до, но вы постарались, чтобы я ничего не знала про внешний мир. И Хэлмаарэ меня защищал, как и клялся, ценой своей жизни. До самой последней минуты, Айрэн. Вопреки здравому смыслу, зная, что его ждёт виселица. - Нувиэль внезапно нашла в своей злости силу и опору, и не стала, как прежде, стыдливо опускать глаза. Они привыкли видеть шкодливого котёнка, но не сейчас. - И тебе, и королеве-матери удобно считать всё произошедшее похищением, потому что вам плевать на меня и мои чувства. Мне пришлось взять свою судьбу в свои руки, раз вы оказались глухи, а Хэль лишь исполнил приказ и долг. И было бы милостиво и справедливо не лишать его жизни за это.
Доверительные отношения? Айрэн, очнись! Когда в последний раз мы разговаривали дольше приветственных фраз? Ты видимо забыл, что этого мало для доверия. Вы с матушкой часто говорили, что было бы недурно, если бы я стала твоей советницей. И не сговариваясь заперли меня в Эденвеле, во дворце, как певчую птичку на потеху детям. Да, ты был несправедлив. Даже сейчас - две недели, две недели на одном корабле, но пока я к тебе не пришла, ты предпочитал делать вид, что меня здесь нет! И теперь ты называешь меня предательницей!

  В словах принцессы были и невысказанные обиды, копившееся годами, и усталость, и боль и отчаяние, и злость. Там смешалось всё, и даже сама Нуви не смогла бы разделись все чувства, захлестнувшие её. Но чего впервые не было - это слёз. Лишь сжатые кулачки.

Отредактировано Нувиэль ди'Кель (21-07-2022 22:13:35)

+2

4

В ответ на шторм эмоций принцессы её брат отвечал спокойнейшим штилем. Его выдавленная насилу улыбка стала более естественной и слегка превратилась в надменную ухмылку. Очевидно, что его забавляло неожиданное поведение его сестры. С одной стороны ему нравилось, что она наконец-то решила постоять за себя, а с другой Нуви казалась ему сейчас столь незрелой и неподготовленной, что едва ли она вообще имела право высказать своё мнение.  Тем не менее сестру Айрэн внимательно выслушал. Промолчав всё время, он дождался, пока Нувиэль выскажется, а после принялся отвечать на все её слова.
- То есть, моя дорогая сестра, ты не понимаешь разницу? Можно быть преданным разным господам и я даже рад слышать, что тебе попался столь самоотверженный телохранитель, но тем лишь тяжелее вина. – он поднял руку и начал указывать Нуви, как будто поучая её – Задача любого правителя, его заветная мечта – чтобы все его поданные помнили о том, что преданность их монарху или хотя бы государству, должна стоять выше всех других. Те, кто считают себя честными людьми и не понимают этого, чаще всего и становятся предателями. И получается что именно ты, Нуви! Ты подтолкнула своего преданного пса к предательству короны!
Кронпринц выдержал паузу, но опять же жестом дал понять, что ещё не закончил. С одной стороны и добродушно ухмылялся, а с другой всё сильнее начинал давить на сестру.
- Ты сказала что тебе всё равно на наши с матушкой разбитые сердца? Грустно это слышать, но если я ещё и переживу подобное, то вот мама такого не заслужила, тебе не кажется? Ну же Нуви, ты не можешь быть настолько избалованным ребенком, чтобы не ценить свою мать. Похищением это было названо действительно, потому что нам было так легче. Потому что сейчас, когда положено столько сил на то, чтобы защитить корону, твои детские и ребяческие выходки грозятся омрачить нашу репутацию. Тебе конечно же кажется, что это всё пустяки, думаю ты даже не подумала об этом… И с таким отношением в тебе ещё не умерли амбиции стать советницей? – последние фраза позвучала уже грозно, а не снисходительно как все предыдущие речи кронпринца. Как и всегда истинные мотивы его поведения было достаточно сложно распознать. Имел ли он ввиду именно то, что говорил или же таким способом провоцировал принцессу, пытаясь понять на что она ещё способна? А может быть он решил подавить этот подростковый бунт в зародыше, не доплывая до столицы, чтобы Нуви не повторила эту ошибку уже перед королевой? В подтверждение худших опасений, глаза Айрэна начали блестеть гневным огоньком и казалось, что он сдерживается лишь из-за того, что перед ним его сестра.
С королевской грациозностью он поднялся со своего места и плавно подошел к сестре, возвышаясь над ней из-за своего роста. Улыбка уже исчезла с его лица, когда он рукой мягко прижал к себе голову Нуви, чтобы иметь возможность говорить с ней тихо.
- Ты всю жизнь жила беспечно и ни думала ни о чем серьезном, скажи мне стала бы ты выпускать такую дочь в мир? Когда даже кронпринц не выходит когда ему заблагорассудится? Набравшись решимости, ты решила подставить под удар меня, мать и своего телохранителя. Нуви, какие советы ты будешь давать? Мир власти жесток и ты скоро в этом убедишься. Ведь если твой пособник не доплывает до столицы живым, возможно проблем будет меньше. По душе ли тебе такой мир или лучше всё-таки детский? 
Айрэн отошел от Нувиэль также неожиданно, как и сблизился с ней, после чего вновь уселся за свой стол, попутно приговаривая.
- Ведь даже понимая всю серьезность ты набрасываешься на того, в чьих руках сейчас жизнь этого мерзавца, вместо того чтобы на коленях молить о прощении и милосердии. Зачем тебе быть мне врагом? С таким советником корона долго не протянет, сестрица.

+3

5

Основной принцип боевых искусств состоит в том, чтобы нападать, не думая о жизни и смерти. Если противник поступает так же, он и ты друг друга стоите. В этом случае исход поединка решает сила духа и судьба. "Хагакурэ", Ямамото Цунэтомо

  Если за бортом властвовал штиль, разглаживая морскую гладь, то здесь бушевал шторм. Нувиэль не знала, что чувства и мысли обуревали брата - если ей и было интересно разгадать, что кроется за всеми его усмешками да улыбками, то оно давно уж утекло, исчезло под прахом времени. Он не стремился идти ей навстречу, лишь отходил, шаг за шагом, в темноту лабиринта придворных интриг. А она - юная принцесса - всё мялась, всё топталась на месте и не решалась войти в тот страшный мир. А её родственникам то оказалось как раз на руку.

  Нувиэль раскрыла рот, чтобы резкостью ответить Айрэну, но не нашла правильных слов. Лишь с удивлением, очень неприятным, тяжёлым, сумрачным, воззрилась на него. Где её солнцеликий защитник? Где тот идеал, к которому она тянулась? Свет и благословение эльфийского народа исчезли из её мыслей. Сейчас она видела иного эльфа, и это открытие больно ранило девичье сердце. Но более всего по сердцу осколками звучали слова, что она подвела Хэля на край пропасти. Самое ужасное - принцесса то осознала ещё до разговора с кронпринцем. Но сейчас он лишь глубже втаптывал эти слова в её память, лишь сильнее давил словами, словно гранитной плитой.

- Что ж, - гнев исчез, оказался смыт внезапным горем, затопившем нутро эльфийки. Её голос всё ещё дрожал, но взгляд был уверенным, в нём появилась неведомая раньше сталь. Нувиэль расправила плечи, хотя груз всего пережитого, груз ответственности за всё свершенное ею и Хэлем давил вниз, требовал хлопнуть дверью да убежать к себе. - Не думала я, Айрэн, что мы знаем друг друга столь ничтожно. Очень много нового я ныне увидела в тебе и услышала от тебя. Если тебе думается, что я не вижу последствий своих действий - ты ошибаешься, но продолжая плясать на моих же чувствах - лучше не делаешь. Но ответь - от чего я хочу быть тебе верным другом и соратницей, а ты отталкиваешь?

Она говорила спокойно, лишь с лёгкой дрожью звучали слова, срывающиеся с губ принцессы. Она не выглядела испуганным зверьком - прямая спина, спокойные руки, твёрдый взгляд. Лишь губы, превратившиеся в тонкую полоску, говорили, что внутри девы плескались, кипели чувства, и немало времени ей понадобиться, дабы разобраться в них всех. Но не сейчас - только самообладание смогло бы провести Нувиэль сквозь этот разговор. Да, Хэльмаарэ ей не спасти от смерти, по крайней мере Нуви видела ясно - Айрэн не даст ей этой возможности, не через него. У неё ещё будет шанс, будет разговор с матерью, но в этом вопросе Нувиэль проиграла заочно и слишком давно. Её брат никогда не проявлял симпатии к Хэлю, а сейчас, дай только волю...

- Рано или поздно этот мир меня настиг бы. Или ты, как и наша королева-мать, видел меня лишь монетой, лишь возможностью удачного брака? И знаешь, я рада, что всё это случилось, что мне хватило храбрости бросить вызов вашему укладу жизни. Да, я совершила слишком много ошибок, слишком многое упустила из виду. И с некоторыми из них мне... - Она запнулась. Прикрыла глаза, всего лишь на миг, на краткий миг, чтобы вернуть себе силы говорить спокойно. - Мне придётся жить. Мне - не тебе, не матери, а мне. И да, мне по душе именно такой мир, сколь жестоким и отвратительным он не оказался.

Нуви смотрела на Айрэна и поверить не могла, что она сейчас от него слышала. Где её чудесная семья, полная любви и взаимопонимания? От неё скрывали за высоким забором не только мир, но и свои истинные лица?

- Не знала, что в тебе столько ненависти и жестокости, Айрэн. Я не хочу быть твоим врагом, но взаимно ли это?

+2

6

От первых же слов Нувиэль принца как будто хватил удар. Он с отчаянным видом развалилась в кресле, начав массировать двумя пальцами переносицу. Тяжело выдохнув, он посмотрел на сестру с выражением лица полным отчаяния и какого-то легкого снисхождения. Он так и не мог понять зачем же она попыталась выдраться из своего мирка, чтобы так и не принять мир внешний. На самом деле Айрэн и сам жил по особым правилам, которые ему очень настойчиво прививали с детства.
- Дурачков в соратники не берут. Помогаешь дураку и сам дураком становишься. С телохранителем твоим всё ясно, но ты-то… Советница, тоже мне. Вот как тебе ещё прозрачнее намекнуть? – эльф вздохнул с безразличием, вновь поднимаясь с места и подходя к сестре. Он искренне не понимал, почему она не могла прочесть его намеков, которые ему казались прозрачными.
- Я указываю тебе на ошибки и пытаюсь подсказать, как их исправлять, раз уж ты решила идти по этому пути. Но ты вообще не слышишь меня из-за своей упертости. Уже королевское самомнение надулось? Это неизбежно, но не с того ты начинаешь! – чем больше Айрэн вздыхал, утирал лицо руками и раздумывал как бы изложить действительность своей сестре, тем больше казалось что с него спадает та самая хвалёная маска.  – Либо ты сдаешься в своих попытках спасти своего похитителя, любовника или кто там он тебе? Либо стараешься бороться за него до конца. Одно из самых эффективных женских орудий – слезы, они оказывают большое влияние на близких тебе людей. Но только нужно, чтобы всё было спланировано и не совсем искренне, потому что настоящие эмоции трудно контролировать. Мне честно всё равно, я не получу радости от смерти этого изменника, но и его спасение меня не расстроит. Но вместо того, чтобы строить тут из себя черт знает кого, могла бы попытаться задеть за живое. - обойдя сестру, он с усмешкой провел рукой по её спине. – Да расслабься ты. Да, я буду настаивать на казни, потому что важен сам принцип. Но если ты перестанешь вести себя как ребенок, а по-настоящему подготовишься, то можешь даже спасти своего предателя.
Одна мысль всё ещё продолжала беспокоить принца. Что есть решить вопрос до прибытия во дворец? Разумеется с летальным исходом! Стоит ли вообще тратить на Нуви время, раз она не хочет видеть этот мир так, как он? Таким как Айрэн всегда тяжело доверять людям. Хоть и не хотелось ему признавать это, он нуждался в своей сестре больше, чем мог бы предположить. Высокую личную цену приходилось отдаваться за успешное правление, иногда Айрэн даже задумывался стоит ли оно того? Порой казалось, что его судьба и предназначение просто не удержаться на плечах молодого эльфа.
- Я не знаю как сложиться моя судьба, тебе нужно научиться выживать самостоятельно. То, что тебя держали в золотой клетке – матушкина вина и ответственность. Однако сейчас тебе важно предстать перед ней молодой и заблудшей принцессой, которая не осознавала, что творит. – он положил ладони на щеки принцессы, слегка поглаживая сестру по лицу. – В глаза ей лучше смотреть редко, чаще вниз. Постоянно всхлипывать и просить её как мать, но вслух лучше такого не говорить, пока не появится уверенность, что она растаяла.

+3

7

А он продолжал маскарад лицедейства - уже не было строгой, холодной маски, идеальным фарфором выточенного лица. Лицедейства и странных слов, оскорблений и дурацких фраз, которые выбивали Нувиэль из колеи. Она готова была ко всему - к суровому и надменному молчанию, к грозным раскатам голоса и нотациям, но не к этому!

Принц, уже больше походивший на реального брата, ожил. Из статуи превратился в зримого, осязаемого и явно теплокровного эльфа. С чувствами, нескладными фразами да жестами, столь забытыми, что Нуви даже дёрнулась, когда Айрэн провёл рукой по спине девы. А у той лишь непонимание в глазах было. И вопрос - а что это вообще такое? Так легко вести беседы, не чураясь остальных, не сплетая слова в реку и не пытаясь достать смысл от туда, где его и не существовало, она могла только с Хэлем. Но именно так сейчас вёл себя Айрэн! И это на столько контрастировало с привычным образом, что она забыла и про дурочку, и про любовника, что было явной ложью!

  - И ты предлагаешь мне выживать в этом мире через... Слёзы? Серьёзно? Великий наследник благословенного Гвиндерила рекомендует быть своей сестре плаксой! - в возмущении плеснула руками Нувиэль. - Это... Это последнее, что я ожидала от тебя услышать! Впрочем, нет. Этого я вообще не ожидала от тебя! Нравоучения - пожалуйста, выговоры, недовольство... Но это?! И ты думаешь, что если я буду стоять перед матушкой, потупив глазки - она поверит? К твоему сведенью, с ней-то я встречалась чаще в последние годы, чем с тобой. Мы с ней не настолько чужие эльфы.

  Богиня, Айрэн! Ты хотел, чтобы я валялась у тебя в ногах и рыдала за Хэльмаарэ? Позволь напомнить, что мы одной крови, ди'Кёлей! И мне не хотелось бы опускаться до такой низости, как манипулирование чувствами матери! Даже если для тебя это привычная тактика.

+2

8

Восклицания принцессы были встречены лишь снисходительной ухмылкой, будто Айрэн и ожидал непонимания сестры. Если она не осознала это до сего момента, от чего ожидать что она мгновенно всё поймет?
–  Можешь пытаться выжить через жестокость. Сможешь убить это отродье, чтобы спасти репутацию? Пускай даже не лично… Нет! Ты просто не способна на такое. Я же для тебя стараюсь, советую тебе лучшую в твоей ситуации стратегию. Говорю тебе как следует поступить. Но если это кажется тебе недостойным, то… Возможно ты права и его жизнь не стоит таких жертв, верно? Но тогда ты своим бездействием прикладываешь руку к его казни и… - Айрэн глубоко вздохнул, утирая лицо, прежде чем посмотреть на Нуви влажным глазами. Он плакал. Так натурально и убедительно, что его даже хотелось пожалеть. Будто в отчаянии он обнял свою сестру, явно ища поддержки и утешения.
–  Видишь? Ничего сложного. Совсем. – он вытер свои крокодильи слезы платьем принцессы и весело отпрыгнул от неё, пританцовывая и кланяясь будто артист уличного театра. – Когда попадешь в западню, ничего твое имя стоить не будет. Оставь простолюдинам сказки про королевскую кровь. Мы должны делать всё для выживания, а нам сейчас угрожает гораздо больше проблем, чем простому человеку. Отца они убили без колебаний, мать вечно ищет мирные решения, а после неё останемся только мы с тобой.
Кронпринц отмахнулся. Будто было мало перемен в его поведении, он резко потерял интерес к разговору и в очередной раз уселся за стол.
–  Да что я тебе рассказываю, ты же в лоб не хочешь видеть этого мира, ради которого погубила верного пса, ведь так? Что, не ожидала отсутствия радуги и врагов под каждым камнем? Да и бездна с тобой, Нуви! Иди расскажи матушке о своей крови, а я посмотрю как она отправит этого негодяя на смерть. И тебя заставлю смотреть, может так хотя бы поймешь, «советница»…

+2

9

Он играл с её чувствами. Безжалостно, жестоко. Нувиэль сначала повелась на манипуляцию брата, но когда он показал, что всего лишь притворялся - опешила, а потом разозлилась. Ей было не ясно, за что он поступает так с ней - своей родной сестрой. Говорит сначала одно, а потом изменяет смысл всех слов на противоположный.

Это ли королевское воспитание? Или на него отложил отпечаток двор и аристократы, все сплетни и интриги, что тугим клубком свиты в тронном зале? Но его слова глубоко ранили девичье сердце. Ей нужна была поддержка, поддержка того, кто родной ей по крови, кто говорил, что любит её... Но она слышала жестокость, безжалостность, лицедейство.

  - Айрэн... - она серьёзно посмотрела на него, чтобы впредь тот не допускал подобной ошибки. Хотя могла утаить и ничего не сказать, - имя Амдира эд'Раумо для меня значит намного меньше, чем для тебя. Для меня мужчиной, на которого нужно равняться, стал не он - а ты. Он лишь строчка в книге родов, эльф, которого я никогда не знала, и во мне не живёт ненависти ко всем тем, кто когда-то поднял руку на него. - Она подошла к брату и взяла его руку в свои ладони. Как он не понимал, что значит для неё намного больше, чем думает?

  - Именно поэтому я не хочу с тобой ссоры. Мне не нужны уроки лицедейства, мне нужен ты. Ты и твоя искренняя поддержка, а не этот цирк. Да, мир за королевским порогом оказался совершенно иным, чем я предполагала. И даже если я не могу спасти Хэльмаарэ от казни, это не значит, что я должна отвернуться от мира. Иначе мы оба заплатим слишком высокую цену за то, что свершили и не смогли удержать.

  Она прикрыла глаза, собираясь с чувствами.

- И если ты выбираешь сторону смерти, то я хочу знать - почему.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [14.06.1082] Как змеи, волны гнутся