Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Весна 1079] Дальше вы не пройдете, пока не получите бумаги


[Весна 1079] Дальше вы не пройдете, пока не получите бумаги

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://i.imgur.com/nBUYu19.png
- игровая дата
Весна 1079
- локация
Остебен, Вильсбург
- действующие лица
Лелия, Риаган
https://i.imgur.com/P9vZhi7.png

+1

2

Иногда ему становилось интересно, как работают настоящие ищейки и шпионы. То есть, нормальные, те, кто выбрали эту стезю по своему разумению, а не по жестокой указке жизненных обстоятельств.

Он следил и слушал не затем, чтобы нападать — лишь для того, чтобы самому быть защищенным, чтобы успокоить засевшие глубоко тревогу и страх.
Это даже непохоже на рыцарскую дуэль, как иногда сравнивают какие-нибудь романтики. Да даже если и похоже, то на весьма странную — ни блеска лат, ни фырканья скучающих коней, только тишина и страх, колотящийся в горле.
На этой дуэли ты сам должен достать себе оружие и не потрясать им, как охмельный селянин, а скрывать до последнего мига. Странная, на самом деле, вещь — иногда даже, если сидеть совсем тихо, информация придет сама.

Как, например, случилось с этой девушкой.
Слухов о ней ходит мало — лишь несколько не заслуживающих доверия баек и обыденных деталей, подсмотренных какими-нибудь заказчиками. Что, в сущности, подтверждает несколько других догадок, но стоит посмотреть на ситуацию своими глазами. Даже если «покровители», чтоб им сгинуть в Кабале, уже дали несколько наводок. К примеру, о приблизительном местоположении, если писарь, конечно, не опоздал.

Раннее утро над одной из городских площадей обещает быть прохладным — пронизывающий сырой ветер носит старую пыль междувременья, когда прошлые листья уже в земле, а новые еще не проклюнулись. Непривычное, странное время, магический фон тоже странный, как будто дрожащий. Хорошо, что оно быстро проходит, и скоро все зацветет.

Господин, не желаете?.. Прекрасные отрезы ткани!

Не самое хорошее время, чтобы с кем-то разговаривать; Риаган коротко кивает, одновременно приветствуя и отказываясь. Лучше отойти подальше от торговых лавочек, меньше глаз и болтливых языков — лучше зрение.

Этот оттенок очень подойдет вашей подвеске, посмотрите, почти как сапфир!

Он наконец смотрит, кто к нему обращается — маленькая девчушка, наверняка оставленная матерью или отцом для того, чтобы следить за лавкой. Веснушчатая и слишком худая, но вида весьма бойкого.

Здравствуйте, барышня, — скорее уменьшительно-ласковое, чем официальное. — Не сочтите за грубость, но ткани мне не нужны.

И, прежде чем упорство в ее глазах могло бы потухнуть или, что хуже, разгореться с еще большей силой:

Но может пригодиться кое-что другое. Как долго Вы здесь торгуете?

То ли от неожиданности вопроса, то ли от того, что явно хорошо одетый человек вдруг обращается к ней на Вы, девочка рдеет и растерянно бормочет:

Так вот... с утра еще, до восхода...

У Вас очень хорошее зрение, раз Вы смогли разглядеть мое небольшое украшение. Вы точно не пропустите девушку невысокого роста с волосами цвета серебра. Возможно, она будет в чем-то дорожном... В любом случае, я сомневаюсь, что здесь будут две такие особы.

Торговка таращит глаза, но быстро схватывает, о чем он говорит — судя по всему, это далеко не первое предложение о слежке, которое она получает. Маленькая грязноватая ладошка тянется к королевскому секретарю, и он осторожно кладет в нее серебряный. Вслед за этим девочка протягивает ему какой-то кусок ткани.

Вернешь потом... — едва слышно шепчет она и отворачивается.

Риаган смотрит на нее еще какое-то время. Может быть, такая жизнь учит детей быстро понимать, быстро ориентироваться и быстро взрослеть...
В любом случае, остается лишь надеяться, что его новая помощница честно выполнит свою часть уговора, а не пойдет на попятную и станет все отрицать.

Он устраивается неподалеку рядом с небольшим фонтаном. Пока ничего не происходит, можно подсчитать убытки от засевания пригородных полей — убытки, которые впоследствии должен примерно втрое покрыть доход от урожая. Должен, да не всегда покрывает...

Отредактировано Риаган (16-06-2022 14:46:03)

+3

3

Сколько раз она бывала в Вильсбурге? Не перечесть, да и нет смысла, ведь и сама Лелия вряд ли смогла бы вспомнить все те долгие и краткие авантюры, которые приводили её в столицу Остебена. В общем-то, даже её первое посещение города обернулось неожиданным приключением с бывшим придворным магом и крылатым собратом, которого алифер ну никак не ожидала встретить.
И всё же девушка любила большие города, в которых так легко затеряться тому, кто что-то скрывает или же не хочет говорить о прошлом. Конечно, ей больше нравился Берсель, особенно летом, когда нередко в море бушевали шторма и грозы с тёплым дождём, но до них ещё было далеко, а потому Лелия не спешила возвращаться в портовый город, зная, как тяжело будет снова выбираться из уютного дома Ксандора де Альседо, который, понимая её беспокойную натуру, раз за разом отпускал беспечную птаху на волю.
Именно поэтому она была сейчас в Вильсбурге… в поисках новых заказов или интересных книг, которые могли появиться в столичной библиотеке. А может, девушка неосознанно стремилась именно в этот город вместе с солнцем, плавящим снег, потому что когда-то её путь в большой мир, населённый людьми, начался именно весной.

Этим утром она бродила по городу, подставляя лицо робким тёплым лучам, и улыбалась своим мыслям, мечтам, небу, облакам, прохожим, сытым неуклюжим голубям и нахохлившимся воронам – всем сразу и никому конкретному. Серебристые волосы под порывами ветра лезли в глаза, щекотали ноздри, заставляли то и дело заправлять их за острые уши, так похожие на эльфийские, но синий взгляд цепко следил и за местными обывателями, и за очевидными гостями столицы, и за бойкими торговцами, да и… Да за кого только не цеплялся внимательный взгляд алифер, которая прекрасно знала, что любой из праздно гуляющих может оказаться не просто скучающим аристократом, а бойкие торговцы вполне могут скрывать какие-то тайны.
Впрочем, Лелия не искала сейчас ни загадок, ни тайн, ни великих свершений или сражений с ужасающими созданиями, что появились на человеческих землях по ошибке богов, а может, и были задуманы именно такими свирепыми и кровожадными. Нет, девушке хватило бы какого-нибудь простенького задания, чтобы пополнить изрядно отощавший за зиму кошель, а потом она бы вернулась в Берсель под тёплое крыло дракона.

Таверна, на которую пал выбор Лелии, была самой что ни на есть рядовой – банальное название «Копченый окорок», два этажа, большой зал с жарким и ярким камином, сытная еда и хмельное пиво. Именно такие таверны – недорогие, но добротные, с горячим мясом и свежим элем – девушка и любила, ведь здесь можно было не просто найти кров и пропитание, но и вечером взять в руки лютню, чтобы потешить своё самолюбие и уши слушателей. Вот и сейчас она сидела, склонившись над недорогим музыкальным инструментов, позаимствованным у трактирщика, и подтягивала струны колками.

+4

4

Две пятых казны — если учесть трагические случаи, статистические усреднения и прочие эксцессы. Впрочем, даже в этом случае убытки в большинстве своем лягут на плечи феодалов, а большая часть доходов отойдет в казну. Не слишком справедливое разделение, но земля Остебена — это не собственность, а пожалование, и все королевство в любом случае принадлежит королевскому роду.
Риаган откладывает перо и напряженно вглядывается во все растущую толпу — он никогда не занимался такими вещами и теперь боялся сделать что-то не так. Искомой особы среди спешащих, смеющихся, галдящих и глазеющих все не было. Впрочем, утро только начинается, и впереди еще есть время...
Писарь устало трет пальцами переносицу.
Лучше бы он это время проспал.

Поначалу совмещение деятельностей не было таким уж сложным — в любом случае оставались часы для того, чтобы навестить мать, почитать или праздно прогуляться по городу. Но в последнее время все становится хуже, начиная давлением двора и Инквизиции на Триумвират и заканчивая постоянным голодом, который не ослабляет хватки. Насколько Риаган мог судить, сейчас поголовье шпионов веры несколько сократилось — некоторых сократили даже публично. Примерно на одну голову с погрешностью в длину шеи.

Не то чтобы он не боялся, что с ним случится то же самое... скорее, просто предпочитал об этом не думать. Пытаться игнорировать, вроде детского «если не видишь проблемы, значит, ее нет». Страх раскрытия карт постоянно маячил с обеих сторон — гнева короля Риаган боялся в той же степени, что и разоблачения от Триумвирата, и собственная ложь опутывала его чем дальше, тем плотнее.
Страх парализует, берет когтистой лапой за горло, заставляет задыхаться, и в конце концов становится чем-то неприятным, но привычным, почти родным.

От мыслей его отвлекает небольшая девичья фигурка в неброском платье, не отличавшимся от такового у любых других дочерей торговцев. Она маячит среди толпы, медленно пробираясь в его сторону, а затем быстро перебегает мостовую, оказываясь рядом.

Папенька меня отпустил, — запыхавшимся полушепотом произносит девочка и принимается умело складывать беспорядочно лежавшую рядом с Риаганом ткань. — Твоя знакомая проходила мимо в сторону бронной улицы, оружейников, то бишь. Почему ты не сказал, что она эльфийка? — если первые две фразы прозвучали по-деловому, то последняя вышла чуть ли не возмущенной.

Ах да... эльфийка, — писарь кивает с таким видом, будто это-то все и объясняет, а затем молча начинает складывать бумаги и убирать их в книгу подсчетов. Нужно успеть ее догнать, пока не пришлось обращаться к кому-нибудь еще и на другой улице.

Спасибо за помощь, — он улыбается коротко и всовывает уже приготовившейся было что-то сказать девочке в руки еще пару медных — за молчание — и быстрым шагом удаляется прочь.


Она уже долгое время не выходит из таверны, в окнах которой все жарче разгорается свет. Чем быстрее темнеет снаружи — тем сильнее работники внутри разводят огонь. Пылающий, теплый, манящий...
Ранняя весна не способствует долгим прогулкам, особенно вечером, поэтому войти сейчас хочется как никогда — в конце концов, может быть, это и не проигрышный шаг, она-то его не знает совсем... по крайней мере, не должна.

Чего-то изволите? Мяса? Эля? — не слишком радушно, но и не грубо обращается хозяин к возникшему на пороге очередному гостю.

Горячего, и добавьте пряностей, — согреться будет совершенно не лишним.

Вынимая деньги, королевский секретарь украдкой оглядывает уже порядком полное помещение; скользит взглядом по хмельным, веселым, уставшим, ничего не выражающим лицам, не сразу, но глазами все-таки находит искомую девушку, склонившуюся над лютней с изогнутым грифом.
Так, хорошо. Это есть.
А дальше что?

Нужно понаблюдать, а после уже пообщаться... но зачем ждать, если искомое уже здесь, прямо под носом? Выжидать дольше было бы попросту глупо — даже он, имея весьма скромный опыт шпионажа, это понимал. Может быть, дальнейшее наблюдение и могло сказать что-то о ее привычках и пристрастиях, но ему было нужно не это.
Фойрр, еще столько дел...

Риаган мягким шагом подходит к беловолосой и останавливается так, чтобы его можно было заметить и расслышать, но не счесть угрозой.

Доброго вечера, миледи, — он улыбается ничего не значащей улыбкой и по неискоренимой привычке склоняет голову, чуть намечая придворный поклон. — Вы не будете против разговора?

Отредактировано Риаган (17-07-2022 00:15:37)

+4

5

Настраивая лютню и с заботливой нежностью касаясь струн, Лелия не обращала внимания ни на хмельную загулявшую публику, ни на приходящих и уходящих посетителей – их всегда много, даже не нужно запоминать лица, ведь вряд ли с кем-то ей доведётся встретиться снова.
Таверны, трактиры, постоялые дворы, а то и просто выставленные полукругом торговые повозки – за эти годы их было немало, а потому череда лиц, мужских и женских, молодых и старых, бородатых и чисто выбритых, уже почти не оседала в памяти алифер. Да и не смотрела она на слушателей, перебирая незнакомые струны, потому что с собой лютню не возила, а перебивалась случайными и далеко не всегда хорошими инструментами, что нередко можно было найти у трактирщиков.
Сегодня она не пела. По крайней мере, пока, потому что мысли были рассеянными, слова не ложились на мелодию, что струилась из-под тонких пальцев, да и внезапный вопрос совсем сбил девушку с поэтического настроения.
- Доброго и вам, - Лелия подняла на незнакомого ей мужчину озадаченный взгляд и её брови едва заметно сдвинулись к переносице, выдавая удивление. Она определённо его не знала и сейчас беззастенчиво рассматривала, всё ещё пытаясь вспомнить возможные обстоятельства знакомства.
Невысокий… вряд ли выше её самой, хотя пока она сидит, а он стоит, оценивать было сложно. Самая обычная внешность, даже заурядная, пожалуй… и уж точно не из тех бравых авантюристов, которые нередко подсаживались к ней в поисках весёлой компании на вечер, а то и на ночь. И которым она неизменно отказывала.
Тогда кто же он? Тот, кто обращается к ней, как к «миледи», хотя годы странствий должны были стереть с её лица и из манер аристократический след… Быть может заказчик, который ищет наёмника для какого-то дельца? Но имеет ли смысл гадать, если мужчина и сам просит разговора?
- Не против, - Лелия мотнула головой и указала взглядом на лавку, приглашая сесть напротив. Лютню из рук она так и не выпустила, хотя и накрыла струны ладонью, обрывая едва начатую мелодию.

+4

6

После того, как девушка соглашается, он явно чувствует себя увереннее, куда более «в своей тарелке», чем раньше. Выслеживать кого-то Риагану в новинку, а вот осторожно подвести разговор к нужной теме так, чтобы собеседник не почувствовал опасности и не сошел раньше времени — такого сомнительного опыта хоть черпай ложкой.

Я Риаган... — он хочет было привычно представить себя секретарем двора, но вовремя останавливается, поняв, что это может быть подозрительно и вредно не только для нынешнего дела, но и для будущего. Нужно быстро что-то придумать, а уставшая голова как назло варит очень неохотно... Взгляд его скользнул по музыкальному инструменту и пальцам, лежащим на струнах. — Как давно Вы играете? У Вас дивно получается.

На самом деле он понятия не имеет, каков уровень ее игры и как их в принципе следует оценивать; но то, что мелодия замысловата, отрицать действительно сложно.
Бродячие музыканты, развлекавшие короля и придворную знать за торжественными обедами, в большинстве своем не отличались чем-то уникальным и имели репертуар весьма ограниченный, но сравнить можно было хотя бы с чем-то. Можно, конечно, вспомнить тягучие и низкие переливы музыки, которую играл отец, но вспоминать Асгрима смертельно не хочется. Не сейчас и не при таких обстоятельствах.

Всегда мечтал тоже научиться играть на чем-то подобном, — он кивает на инструмент в тонких пальцах и тут же как будто спохватывается с долей досады, направленной на самого себя: — Что же это я... Может быть, хотите немного эля?

Девушка красива; не такой красотой, какую носят придворные дамы, не подчеркнутой, где нужно, и затененной, где нет, а естественной, как будто подобное изящество — продолжение ее мыслей, то, с чем можно родиться. Но глаза...
Риагану не нравится ее взгляд, с таким смотрят разве что самые молчаливые рыцари в самых изрезанных и измятых доспехах. Что-то есть такое, от чего смотреть прямо дольше мгновения не хочется.

+3

7

Взгляд Лелии стал ещё более настороженным, а морщинка между бровей залегла заметнее, придавая лицу выражение недоверчивое, хоть и без испуга или агрессии.
Знавала она «ценителей музыки», которые начинали разговор издалека – о песнях, мелодиях, красивом голосе и столь необычном тембре, что редко встретишь в простом трактире, а потом следовало приглашение исполнить пару баллад в приватной обстановке со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Правда, представившийся Риаганом не производил впечатление прожигателя жизни, что ищет развлечений со смазливой эльфиечкой, а потому девушка вежливо улыбнулась уголками губ, хотя глаза её оставались серьёзными: - Сколько себя помню. Но я не профессиональный менестрель и не пою на заказ.
Важное уточнение, после которого Лелия снова тронула струны лютни, склонившись над музыкальным инструментом с той лаской и трепетом, с которым мать держит новорожденное дитя, однако мужчина, как она заметила краем глаза, не только не отошёл, но и продолжил разговор, заставив алифер беззвучно вздохнуть.
- У вас пальцы, не привычные к грубой работе, так что вполне могло бы получиться, - заметила девушка, скользнув внимательным взглядом по рукам Риагана. Она часто смотрела на ладони и мужчин, и женщин, что ей встречались на пути, ведь они были если не зеркалом души, как глаза, то отражением рода занятий.
Сложно было спутать нежные пальчики аристократки, что даже вышивала с напёрстком, и покрасневшие загрубевшие запястья прачки, ухоженные ногти юного повесы и изрезанные верёвками руки грузчика или твёрдые мозолистые ладони воина. Не каждый обращает на это внимание, но Лелия была внимательной, любопытной и видела немало рук.
- Эль у меня есть, - она указала взглядом на полупустую кружку на краю стола, - И я не ищу того, кто угостит меня ужином, уж простите за откровенность и не сочтите невежливой…
Ох уж это проклятое воспитание… она никогда не умела быть грубой! Даже если её слова сочились ядом, то отрава эта была сладкой… правда, сейчас она действительно была вежливой, хоть и не слишком доверчивой.

+3

8

Отметив про себя, что девушка не представилась в ответ, секретарь не меняется в лице, лишь ослабляет застежку плаща, чтобы не давил на горло.

Все в порядке, это Вы меня извините за такую навязчивость... — извинения не то чтобы могли показаться неискренними, но могло создаться отчетливое впечатление, что этот человек извиняется очень часто и без энтузиазма, слишком уж легко слово сорвалось с губ.

А она не слишком настроена на разговор. Что ж, ничего легкого от этого дельца и не ожидалось.
В левом углу трактира раздается громкий мужицкий смех вперемешку с ругательствами — писарь почти вздрагивает, но удерживает себя в руках. Не слишком приятное место, особенно вечером, особенно без окружения надувшейся младшей знати, которая хотя и далека от высших родов и представляет из себя всего лишь кучку зажравшихся разгильдяев, но все равно держит простолюдинов на расстоянии.

Голос и взгляд Риагана неожиданно приобретает нотки безобидного лукавства:

Но на разговор Вы все-таки согласились.

Он усаживается напротив, согревая руки о собственную кружку эля. Как же найти подход к такой личности, как эта эльфийка... это будет интересно. Главное, быть осторожнее и все-таки не отвернуть ее совсем — иначе с него снова спросят за невыполненную работу.
Можно подумать, он эту работу хоть немного хотел...

Видите ли, я здесь не из праздного любопытства, коего в мире, несомненно, достаточно, и считаю, что леди сама в состоянии обеспечить себя отличным пиршеством, — «а если короче: мое дело предложить, ваше — отказаться». — Но простая вежливость должна присутствовать, даже если и формально.

Стараясь создать впечатление мелкого аристократишки, которому впервой разговаривать с наемником, он ерзает на лавке и бросает быстрый взгляд за плечо.

Буду честен, услышал, что Вы занимаетесь заданиями по найму, и мне стало любопытно, сможете ли Вы выполнить одно непростое дельце. Не волнуйтесь, за платой мы не постоим. Вы же сейчас принимаете подобные заказы?

+3

9

Струны лютни издали короткий жалобный звук, словно вторя вздоху «эльфийки», когда она услышала про задание по найму. Не то чтобы она сейчас не брала заказы, совсем наоборот… просто по весне, как правило, наёмников искали, чтобы покарать какую-нибудь оголодавшую после зимы погань или припугнуть тощих разбойников, да и плату за такой риск предлагали не слишком солидную. То ли дело осенью, когда природа щедро одаривает людей и нелюдей, а задания просты, приятны и оплачиваются звонкой монетой. Однако об осеннем изобилии оставалось только мечтать…
Тем не менее, Лелия, в силу своего неуёмного любопытства, всегда выслушивала тех, кто искал помощи наёмников, ведь порою за самым банальным заказом могла скрываться нетривиальная история.
- Зависит от того, какое дельце вы имеете в виду, - негромко отозвалась девушка в ответ на последнюю фразу Риагана, глядя в его глаза внимательно, пытливо и серьёзно, совсем не так, как смотрела бы хмельная наёмница на потенциального заказчика, с которого нужно стрясти побольше деньжат, - Я бываю разборчива порою, ведь если понимаю, что не справлюсь, то предпочту отказаться вместо того, чтобы подводить и разочаровывать.
Она могла бы добавить, что не берётся за дела сомнительные, связанные с убийствами, например, или с выслеживанием неверных супругов, потому что первое ей претило, а второе она считала делом личным, в которое лучше не лезть.
Лелия на самом деле, несмотря на долгое пребывание среди людей, оставалась тем же принципиальным алифером, который если и не за добро, то за справедливость точно, а потому заказы, от которых дурно пахло, предпочитала обходить стороной.
Не всегда это, конечно, получалось, ведь её, как не слишком хорошо умеющую обманывать, можно было обвести вокруг пальца, как это случилось года полтора назад в деле с поставками дурмана в Теллин, однако с той поры девушка стала ещё более осторожной и даже настороженной.
- Меня зовут Лелия и я вас слушаю, - представилась она наконец, не назвав фамилию, которой в Остебене практически не пользовалась, да и среди наёмников её знали лишь по имени.

+3

10

Нужно быстро придумать какое-нибудь задание, чтобы не вызвать подозрений. Если она эльфийка, то наверняка может захотеть искоренить что-то, угрожающее природе... Но Риаган сомневается, что так хорошо знает здешние леса и поля — дальше сухих цифр и статистики он с ними не знакомился, — поэтому такое можно отмести. Поручение должно существовать в реальности или хотя бы быть достаточно правдоподобным.
Убить кого-то? Но зачем и кого?
На секунду у него мелькает ядовитая идея попробовать заказать своего распрекрасного набожного «работодателя», но нет, нет, это будет уж слишком! К тому же, жрец наверняка не один — в посланиях почти всегда разные почерки и разные условные знаки, явно принадлежащие разным людям, даже если и некоторые пытаются их подделывать. Уж в чем-в чем, а в почерках писарь разбирается.

Потом вдруг мысль приходит сама собой — можно убить двух зайцев одной стрелой. Найти причину ускользнувшей в никуда поставки и одновременно навести справки об этой девушке. Использовать одно задание, чтобы выполнить другое.
Кажется, это называется «делегирование обязанностей»...

У нас кое-что украли. — «у нас» — это у Триумвирата, разумеется. «Заслуженный тяжким трудом» барыш. — И очень хорошо запутали следы.

Риаган медленно отпивает горячего эля, чувствуя, как согревается и понемногу начинает чувствовать озябшими пальцами шероховатую поверхность кружки с неровно вырезанными узорами.

Я не имею права просить Вас найти вора и вернуть пропажу, могу лишь попросить помощи в поиске информации. С возвращением мы сможем справиться своими силами, а вот найти этого... кхм. Извините.

На самом деле, найти верткую ниточку, ведущую к виновнику торжества, наверное, не так уж и сложно. Но, Фойрр, так смертельно хочется прийти домой и хорошенько отоспаться! А вместо этого, если Лелия не согласится, придется в ночи ходить по сомнительным заведениям и разговаривать с премерзкими личностями, параллельно внося правки в последние вычисления и документы. Жизнь — жестокая штука, особенно когда приходится работать.

Согласитесь ли Вы на такое?

+3

11

Всего лишь найти… этот мужчина, что пытался согреться кружкой горячего эля, либо ничего о ней не знал, либо знал слишком много, потому что для обычного «работодателя» Лелия была одной из многочисленных наёмниц, готовых сопроводить груз из города в город, приструнить раззадорившихся разбойников или иную пакость, не всегда разумную, что обитала в лесах Остебена. Для иных же, кто знал её с другой стороны, девушка являлась книгочеем и специалистом по легендам, песням, древним картам и всем, что связано с забытым и утраченным. И лишь совсем малая часть людей знала её как следопыта и исследователя, а то и расследователя, ведь за такие заказы Лелия бралась с очень большой неохотой, так как пахли они обычно дурно.
- Мне нужна информация о том, что, кто, где и как было украдено, - негромко, вполголоса, чтобы слышал лишь Риаган, отозвалась наёмница, глядя в глаза мужчины и выискивая в них неуверенность или фальшь, - Я не берусь за поиски кого угодно или непонятно чего, потому что… вдруг, у вас там дригло украли или химеру? Или сам предполагаемый похититель опасен настолько, что к нему лучше не приближаться и на пару сотен метров? Видите ли, я предпочитаю не связываться с сомнительными делами…
Она бы ещё добавила, что не связывается с делами, дурно пахнущими, но насколько сложным, а то и противозаконным может оказаться нынешнее задание, Лелия бы не взялась предугадать. Да и любопытство… извечное любопытство подталкивало её к новой авантюре.
- Я готова согласиться, если у меня будет достаточно фактов и сведений, чтобы принять решение и, что важнее, чтобы от них оттолкнуться в поисках, - её голос снова шелестел только для Риагана, а для остальных посетителей таверны они, наверное, виделись как менестрель с застывшими на струнах пальцами и юноша, который ищет расположения девицы.

+3

12

Документы. Картулярий на поставку крупной партии железа и алхимических материалов, а также редких тканей, — Риаган на мгновение медлит, но продолжает, приглушая голос еще сильнее, тоном максимально безразличным. — С королевской печатью.

О том, что бумаги поддельные, а в графе конечного пункта не значится ничего — по крайней мере, так было на момент пропажи, — он не упоминает — история слишком запутанна, чтобы вдаваться в нее вот так вот, сходу. Да и вряд ли Лелия разбирается, как проверять подлинность документов, а если и да... тогда он будет об этом знать и дополнит этим ее «портфолио».

Не волнуйтесь, дело не государственной важности и не сомнительного содержания. Нужно просто вернуть документы, пока вор ими не воспользовался, а у нас не хватает рук на поиск.

Наемница могла бы спросить, почем ей верить, что загадочные «они» — не бандиты, которые услышали о существовании очень удобного документа и захотели загрести жар чужими руками. Что ж, для того, кто ни разу не видел упомянутого картулярия, Риаган слишком хорошо знает, как он выглядит и кто его писал. У брата Вигмара очень характерный почерк и особенности буквовыведения — даже слепому в темноте перепутать будет сложно.

Что насчет сведений... Мне известно, что Вимарк Рингер из Рингеров Берсельских в Андериле подписывал бумаги последним, после этого они... — писарь бросает короткий взгляд в сторону, высматривая возможные лишние уши. — ...и «исчезли».

Вообще-то у него есть подозрения насчет дальнейшего продвижения бумаг... но он не делится ими. Пока что.

Отредактировано Риаган (27-07-2022 18:00:18)

+3

13

Выражение лица Лелии почти не изменилось – лишь брови едва заметно поползли вверх, а в глазах появилось любопытство, вызванное вовсе не информацией о том, что придётся искать документы, а наличием королевской печати.
Возможно, если бы она разбиралась в картуляриях так же хорошо, как в легендах и сказках, то задумалась бы о том, почему для поиска бумаг с королевской печатью, пусть и не государственной важности, ищут простого наёмника в таверне. Ладно, не совсем простого, но всё же наёмника, хотя по уму подобные дела лучше бы не выносить за пределы канцелярии.
Больше её привлекло загадочное «нас», которое упомянул Риаган, ведь во множественном числе о себе говорили лишь те, кто представлял некое сообщество, часто наделенное властью. И этот момент следовало прояснить.
- У вас не хватает рук на поиск… то есть меня нанимает некая организация, а не лично вы? – Осторожно спросила девушка, машинально водя пальцами вдоль немых струн и глядя в глаза своего неожиданного нанимателя, - А учитывая, что вы сказали о королевской печати, то предположу, что организация самая что ни на есть законная и официальная?
Конечно, она могла ошибаться в своих предположениях… конечно, Риаган мог лгать и насчет печати, и насчет содержания бумаг, и даже о том, что на поиск не хватает рук… точнее, ног. 
- И, судя по вашим словам, вы вполне представляете, кто мог быть виновен в исчезновении вашего картулярия, - во взгляде девушки появилась лёгкая насмешка, ведь по её мнению, дело, о котором говорил Риаган, было не таким и сложным – найти этого самого Вимарка Рингера и хорошенько его расспросить. Другое дело, если агрессивные методы расспрашивания применять нельзя по каким-то причинам… вот в этом случае, видимо, и требуется помощь наёмника.
- Вы хотите, чтобы я вас сопроводила и помогла либо разговорить вашего Вимарка, либо проследить за ним? – Лелия наклонила голову набок, рассматривая нанимателя, чтобы принять окончательное решение о том, браться за это задание или нет, - И какова будет плата за эту прогулку?   

+3

14

Он улавливает ее взгляд, ее выражение лица. Любопытство. А где любопытство — там и интерес.
Можно надавить еще немного.

Можно сказать и так... Вы вряд ли слышали о нас в кругах наемников, — Риаган едва заметно улыбается. Конечно, вряд ли о шпионах Церкви слышало много посторонних ушей. Многие знают, что они есть, но мало кто угадает участников. — Королевская канцелярия, — он снова старается говорить тише и безразличнее. — которая будет очень благодарна за помощь умелой наемнице.

А вот этого доказать он уже не может — как назло, не подумал взять с собой хоть что-то, указавшее бы на его принадлежность к такой высокой организации. Ни печатку, ни доверенность, ни даже завалящую расписную*...

Ах, проблема чуть глубже, чем просто выйти на Вимарка. Насколько мне известно, это поставщик, и от заимения картулярия ему ничего не приложится. Необходимо узнать, куда бумаги могли пойти дальше. Скорее всего, он будет расположен к сотрудничеству, иначе может поставить себя под удар.

Писарь прикрывает глаза и отпивает остывающего эля, чтобы успокоиться. Импровизация может завести в очень интересные дебри, но всегда важно знать, когда лучше остановиться. Лелия может не поверить ему, просто рассмеяться в ответ и попросить... как же это у них... «не заливать». В конце концов, не каждый день человек из королевской канцелярии обращается к наемнице, хоть и, судя по всему, тщательно изученной.
Тщательно, да не до конца.

И какова будет плата за эту прогулку?

В зависимости от результатов, — он почти идеально копирует стратегию, применявшуюся жрецами к нему самому. — Если Вы сумеете найти человека, к которому канули документы — получите втрое больше, чем здесь стоит комната на двое суток. Если сумеете вернуть... вдвое больше, чем за прошлое предложение.

Специально так витиевато — любым наемным лицам важно уметь считать, и даже в уме, а вот портовым рабочим, стражникам, ремесленникам удобнее вести дела на бумаге, поэтому быстро понять, про какие деньги здесь говорится, у них не выйдет. И правильно. Не нужно лишнего шума.

* здесь он называет «расписной» пробу пера перед чистовым письмом. Особенность такой пробы в том, что существует определение канцелярского почерка или «канцелярской руки», появившееся в 13 веке, при котором для скорости перо держится под углом в 45°, и выглядит это как курсив или каллиграфия. Без специального обучения повторить такой почерк достаточно сложно, и он присущ в подавляющем большинстве случаев только канцеляриям.

Отредактировано Риаган (02-08-2022 16:26:15)

+3

15

Она мысленно прикинула денежный эквивалент названной цены и хмыкнула. Комната на неделю или на две в зависимости от успеха предприятия – не такая и малая цена, хоть и не слишком большая для того, кто порою держал в руках драгоценности или раритетные книги на суммы, многократно превышающие ту, на которую намекнул Риаган.
Лелия не слишком нуждалась в деньгах в данный момент, хотя монеты никогда не бывают лишними, но в этом дельце её скорее интересовало то, какую организацию представляет её собеседник.
Королевская канцелярия… да, пожалуй, мужчина действительно был похож на того, кто больше работает с бумагами, а не машет клинком, если он вообще умеет это делать. Однако никаких доказательств, подтверждающих слова нанимателя, не было, да и сама девушка, если бы работала на корону, не стала бы размахивать документами в простом трактире, ведь небогатый люд, да ещё и в подпитии… по весне, когда припасы закономерно подходят к концу… мог выместить на одиноком и безобидном представителе власти свои обиды на жизнь и правящий режим, который для не слишком рассудительных обывателей мог представляться виновником всех их бед. Интересное дельце… и может обернуться полезным знакомством…
- Что ж… если вы предоставите мне информацию о том, где можно найти этого вашего Вимарка, - пальцы девушки прошлись по струнам, словно подтверждая её согласие мягким аккордом, - Я готова взяться за ваше дело. Вы пойдёте со мной или отправитесь по своим важным канцелярским делам?
В её интонации ощущалась лёгкая, едва ощутимая насмешка над собеседником, который, как считала Лелия, просто решил переложить грязную работу на чужие плечи. Она не осуждала, нет… алифер вообще считала, что именно благодаря разумному распределению сил и перепоручению опасных или сомнительных заданий другим людям как раз и существовали организации, подобные Королевской канцелярии. Это была работающая схема, тем она и была хороша.

+3

16

Королевский секретарь снова прячет улыбку в кружке эля, нарочито довольно неумело. Интересная авантюра, и закончиться может очень интересно.

Буду честен, у меня еще столько дел, что хватит до самого Живеня, так что отправиться с Вами я не смогу, — он вздыхает, возможно, даже несколько наигранно. — Но прежде чем мы договоримся окончательно, мне, — уже не «нам», — хотелось бы знать о Вас чуть больше. Сумеете ли Вы не раскрыть, от кого пришли, за кого спрашиваете и что именно Вам известно?

Он отставляет ополовиненную кружку в сторону, глядя на собеседницу уже прямо и внимательно, но без давления. В общем-то, ему нет резона расспрашивать, где Лелия жила, что делала, что умеет — подобные вопросы насторожат любого, даже самого нерасторопного собеседника; а наемница выглядит как личность осторожная и недоверчивая. Только то, что относится к делу, а там... посмотрим, как она поведет оказию — порой поступки могут рассказать куда больше слов, и этого может оказаться достаточно для картинки, написанной Триумвирату.

Благодаря эльфийке у него освободилось время — которое наконец-то можно потратить на сведение подсчетов и чуть больше часов сна, чем обычно. Уже это заставляет Риагана никак не реагировать на очевидную насмешку в тоне девушки. Если она считает, что дельце легкое — это чудно! Уже можно судить об ее опыте, а если сопоставить ее реакцию после выполнения — получим среднее исчисленное и, возможно, еще какой-нибудь остаток...
Впрочем, он уже забегает вперед и просчитывает то, чего не случилось. Дурацкая привычка.

+2

17

Вопрос Риагана не был уж очень неожиданным, но всё равно заставил девушку улыбнуться, а потом и рассмеяться, ведь спрашивать у наёмника, будет ли он хранить тайну – то же самое, что у писаря уточнять, умеет ли он писать буквы ровно и красиво.
Конечно, Лелия знала, что не все свободные наймиты принципиально относятся к секретам своих нанимателей, а были и те, кто ценил лишь звонкую монету и совесть свою продавал тому, кто дороже заплатит, но сама она честь ценила дороже, чем серебро или даже золото.
И всё же вопрос Риагана так и побуждал чуточку поиронизировать, чтобы, во-первых, развлечься, а во-вторых, проверить наличие чувства юмора у собеседника.
- А если я приду и сразу скажу, что прислана Королевской канцелярией, разве это не ускорит разговор с вашим Вимарком Рингером? – Промурлыкала девушка не без лукавства, жмуря синие глаза, в которых плясали искры смеха, - Или же не должно прозвучать лишь ваше имя, Риаган? Или же я вообще должна выдать себя за ту, что действует сама по себе или же работает на некое загадочное третье лицо? А по поводу того, что мне известно… так ведь почти ничего и не известно, не так ли?
Лелия сначала осознанно проигнорировала слова о том, что Риаган хотел бы узнать побольше о ней, ведь открыто врать о себе желания не было, а урезанная правда, конечно, сгодилась бы, но есть ли в ней смысл? Да и что именно хотел узнать мужчина? Не нужна ведь ему её биография от самого рождения? А потом подумала… а почему бы и не засыпать его лишней и не слишком важной информацией?
- А если говорить обо мне… то я родилась в середине осени в чудесной семье с любящими родителями. У меня два замечательных брата, старший и младший, и мудрый дед, - Лелия говорила совершенно искренне, глядя в глаза Риагана и улыбаясь своим воспоминаниям, - Но я люблю путешествовать и узнавать новое, поэтому я здесь.

+2

18

Смех в ответ на вопрос — не слишком стандартная реакция, и взгляд Риагана с внимательного сменяется на любопытный. Что же могло так сильно развеселить девушку? Будь его воля и не его бумага — предложил бы и вовсе подписать несколько копий документов со всеми обязательствами обеих сторон, что наверняка заняло бы весь вечер и остаток ночи...

Ну почему, Вы можете так и сказать. Только Рангер ответит «тогда я — циркачка Звездного театра, причем самая лучшая», — он говорит практически в тон, словно парируя. — Он недоверчивый человек, как и все, кто так или иначе связан с поставками. Любой, кто услышит о королевской канцелярии из Ваших уст, посчитает это либо отличной шуткой, либо отличным поводом для срыва переговоров.

А кто-нибудь может решиться и на попытку устранить наемницу. Где угодно могут найтись такие отчаянные, либо слишком алчные, либо слишком глупые, чтобы попытаться убрать представителя короны. Убить-то, может быть, и убьют, но проблемы, которые они после этого обязательно наживут на свои бедовые головы...
Испортить жизнь можно не только раной или уничтожением близких. Испортить жизнь можно тысячей самых разнообразных и не всегда тривиальных способов.

Вам известно больше, чем очень многим, Лелия. Много кто любит облизываться на чужое, а где одна информация — там и другая. Именно поэтому хочется, чтобы все прошло обоюдно безопасно.

Дополнительная информация настолько неожиданна, что заставляет писаря наклониться чуть ближе, а в глазах поселяет заинтересованный блеск — у всех бывают промахи, и не всегда мы безупречно держим себя в руках... Небольшая семья для людей, но вполне нормальная для эльфов. Любящая? Замечательные братья... Такая идиллия мало где встречается, особенно во времена голода, боли и нашествий нежити.

Вы родились в Гвиндериле? Всегда мечтал там побывать, — наконец-то совсем не ложь. — Много красивых легенд и сказок рассказывают про эльфов.

+1

19

Насмешливо изогнув брови над сияющими лукавством глазами, будто эти переговоры её забавляли, Лелия склонила голову набок и с улыбкой спросила: - Тогда какую легенду лучше придумать для Вимарка Рингера, чтобы он поверил?
Она специально не сказала «ложь», хотя по сути именно осознанным обманом и должна была стать эта игра в кошки-мышки с человеком, который был последним, что держал бумаги в руках. Правда, моральные принципы Лелии порою оказывались очень гибкими, если она считала, что действует во благо. Да, она не стала бы врать, если бы посчитала, что ложь навредит, но немного переиначить правду или поиграть словами ради достижения праведной цели – это она могла и умела, хотя и понимала, что ступает по очень зыбкой тропе.
- Быть может, сказать, что высокопоставленное лицо интересуется этими документами? И это самое «лицо» будет щедрым и благодарным, если получит необходимую информацию? – Лелия откинулась назад и с прищуром посмотрела на собеседника уже без насмешки, - Насколько он жадный? Его можно подкупить?
Её мозг работал рационально, подбирая разные варианты добывания информации, из которых самыми действенными и надёжными всегда было два – прямой подкуп и такая же прямая и открытая угроза, потому что мотивы и решения большей части как людей, так и не людей часто оказывались весьма прозаичны – деньги, безопасность, власть, слава… Редко в этот перечень добавлялись стремление к знаниям или погоня за любовью, да и то они нередко пересекались с жаждой денег, на которые можно было купить почти всё.
- Нет, я родилась не в Гвиндериле, - покачала головой Лелия в ответ на последний вопрос Риагана, причём ответила совершенно честно, хоть и не стала уточнять, откуда она родом, и сразу сменила тему, - Немало красивых легенд и сказок рассказывают и про людей, и про драконов, и даже про вампиров и демонов, хотя не все они, конечно, со счастливым концом… но на то ведь и легенды, чтобы терзать сердца читающих и слушающих, не так ли?

+2

20

Хм... Легенду? — он улыбается одними уголками губ, как-то смазанно и устало. — Подумайте. Я не силен в придумывании легенд и могу только все испортить своими советами. В крайнем случае, можно просто не говорить, от кого Вы — ему вряд ли будет это интересно.

Самые жуткие обманщики — те, кто говорят, что не умеют врать. Это тоже ложь, одна из многих, которые не преподнесут на золотом блюде, но скажут вскользь, как будто это нечто обыденное и совершенно не стоящее внимания.
Но обман — тот же инструмент, что и меч; он зол и плох настолько, насколько зол и плох его хозяин.

О, он жаден, не сомневайтесь... Насколько вообще может быть жаден человек, который занимается поставками. — он подавляет сонный зевок, глядя на вдруг посерьезневшую девушку. — Знаете... можно надавить на то, что некоторые его клиенты могут обнаружить, что он перекупает материалы, а не производит их сам. Это может его осадить, если... ну, Вы понимаете, если он совсем упрется.

Глаза щиплет, как будто в них бросили пригоршню пыли; полутьма и теплый эль совершенно одуряюще усыпляют, и только шум голосов, смех и грохот кружек о столы не дают задремать окончательно. Где уже солнце? Наверное, давным-давно ушло за горизонт, и придется возвращаться во дворец совсем уж поздно ночью. Хранитель ключей не обрадуется...

Нет, я родилась не в Гвиндериле.

Хм? Не в Гвиндериле? Тогда где же?
Риагану всегда казалось, что эльфы появляются только на острове Силва, приходят оттуда и уходят туда же. Чтобы остроухий народ оседал на других землях — это такая редкость...
Фойрр, нужно быть внимательнее, ты же не на чаепитии. Нужно запоминать детали — каждая из них может что-то значить. Нельзя недооценивать значимость незначительного.

Он кивает.

Легенды — вымысел, основанный на правде. Они рождаются не только для красоты и волнения сердец. — писарь чуть временит, разглядывая белые пальцы на дрожащих струнах. — А Вимарк Рингер — официально неоседлое лицо. Обычно он находится в Андериле, но ныне перебрался в столицу по интересному стечению обстоятельств. Попробуйте поискать сего господина в купеческом квартале.

...если он еще оттуда не сбежал, как актер из горящего театра. Немногие знают о том, что он был последним видевшим бумаги, но те, кто знают — наверняка уже отправили не одного человека по его душу. Хотя... все может статься, не зря же жрецы прибегли к такой плохой кандидатуре на охотника за информацией, как Риаган. Видимо, с людьми у них большие проблемы.

Миледи, было приятно провести время, — Риаган снова склоняется в очень четком поклоне, что со стороны все еще может восприниматься как изыскание благосклонности, и поднимается, чтобы уйти.

+2

21

Да, пожалуй, Риаган был прав. Чем меньше она будет говорить о себе этому Вимарку, тем проще. Особенно, если он жаден…
Лелия знала, что жадность бывает различной и играть на ней тоже можно по-разному. Самый очевидный способ – предложить нечто ценное и соблазнительное, но есть и другой – заставить человека поверить, что он может лишиться того, что уже имеет. И вот этот второй способ, как считала девушка, нередко оказывался гораздо более действенным, чем первый.
- Думаю, если всё сложится, то завтра или послезавтра в это же время вы сможете найти меня здесь же, - улыбнулась девушка, пока не вставая из-за стола, - И хорошего вам вечера и ночи.
Срок, который она обозначила, на самом деле был очень примерным, ведь сейчас, вечером, она рисковала уже никого не застать в купеческом квартале, да и не факт, что случайные обыватели, задержавшиеся под вечереющим небом, сразу ей расскажут, где живёт упомянутый Вимарк Рингер.
Как и не факт, что мужчина откроет ей дверь, ведь он, наверное, должен побаиваться поздних посетителей, раз ведёт не самый законный образ жизни? Или, наоборот, безбоязненно готов принимать у себя ночных гостей в надежде на лёгкие деньги?
Много вопросов, не меньше вариантов и предположений, а фактов пока, как говорят люди, кот наплакал. И всё же Лелия всегда пыталась предусмотреть несколько возможных исходов своих поступков, хотя порою бережно выстроенный ею карточный домик причин, следствий и последствий рассыпался разрисованными листами плотной бумаги.

Дождавшись, когда Риаган покинет таверну, девушка вернула лютню хозяину, пообещав, что придёт в следующие дни, чтобы развлечь невзыскательную публику перебором серебряных струн, а затем вышла под потемневшее небо, по которому чья-то всесильная рука рассыпала горсть звёзд.
Идти до квартала купцов было недалеко и Лелия быстрым шагом направилась к своей цели в надежде, что ещё не все торговцы закрыли лавки, а потому она найдёт тех, кого расспросить о Вимарке из рода Рингеров.

+2

22

Думаю, если все сложится, то завтра или послезавтра в это же время вы сможете найти меня здесь же. И хорошего вам вечера и ночи.

Риаган улыбается чуть устало, не поворачиваясь и ничего не отвечая. Очень редкий случай, когда собеседник начинает за упокой, а заканчивает за здравие. Лелия — довольно сложная личность, просто так к ней не подступишься, но предложение работы все же сделало свое дело.
Сделало — да и хорошо. С человеком, с которым у тебя уже есть дела, обычно общаются чуть более открыто, чем с прочими. А ему теперь нужно решить, где же взять обещанную за дело сумму... Но только после сна. Хорошего, крепкого, неомраченного тревогой.

Холодно. По улице метет ветер, раздувая пыль и унося слова — срывая их прямо с губ случайных стражей порядка, припозднившихся ремесленников, рабочих огнежогов. Не на все улицы столицы хватает придворных и городских магов — большую часть осветительных чаш зажигают вручную, тратя на это огромное количество времени.
Риаган устремляет взгляд вдаль, на королевский дворец, огромный и величественный отсюда, пронзающий громадой небесные выси...
К Фойрру. Сейчас он найдет извозчика.


Квартал купцов по сравнению с ремесленным — менее грязный и менее просторный. Если каждый работник хотел себе хорошие условия, то купцам не требуется столько места и устройства — им подойдет и маленькая лавочка чуть ли не на голове у соседа. Конечно, есть и огромные павильоны, принадлежащие одному человеку, но это редкость — монополия и отсутствие конкуренции никогда не были чем-то хорошим.

В некоторых лавках еще горит огонь — сложно сказать, живут там хозяева или еще работают. Несколько человек находятся на улице — городскую стражу можно узнать сразу же, остальные уже не так просты: кто праздношатается, скрывая под полами плаща бутылку, кто спешит домой к женушке, а кто по дороге беспечно считает накопленный за сегодня барыш.

+2

23

Весна в городе – совсем не такая, как в полях, степях, лесах или на берегу моря… Здесь и снег тает быстрее, превращаясь в грязное месиво, и тёмные стены домов давят, так что… осень, весна, зимняя оттепель – всё это сливается в одну беспросветную и безрадостную серость, от которой хочется поёжиться и спрятаться в шумном и сияющем свечами зале трактира.
Но дело есть дело, пусть оно и почти навязанное, да и вообще мутноватое, как и Риаган, что при первой возможности ускакал по своим делам. Лелия, конечно, надеялась, что мужчина пойдёт вместе с ней, чтобы хоть показать ей своего Вимарка, но на нет, как говорится, и суда нет.
Так что девушка, изображая бодрость духа, а на самом деле думая о горячем вине со специями, отправилась в торговый квартал, чтобы поспрашивать местных о своей цели. Не очень она любила такие задания, в которых зависишь не от своих силы и ловкости, а от случайности или желания обывателей общаться со смазливой эльфийкой, но теперь уже и не вернуться в тёплую таверну, своё слово Лелия не нарушала.
Местные припозднившиеся гуляки, к которым алифер направилась в первую очередь, делая вид, что интересуется товарами в лавках и хотела бы узнать про самую выгодную, посмотрели на неё с подозрением – не похожа на простую покупательницу, да и на дамочку полусвета, что ищет клиента на ночь, тоже не слишком тянет. А вот на ту, что заманит в подворотню, а там мечи к горлу приставит – это даже очень может быть, вон рукояти-то из-за спины торчат, да кинжал на поясе мелькает. Так что посоветовали ей самой по лавкам пройтись и глянуть, а лучше приходить с утреца пораньше.
Посыл, а это был именно он, Лелия восприняла с ироничной усмешкой и направилась к стражам порядка, что топтались у одной из лавочек, однако и те на девицу воззрились скептически, ведь по такой поздней поре об уважаемых жителях города кто будет расспрашивать? На татя или убийцу, конечно, девчонка была непохожа, да и к страже бы не подошла, если бы хотела почтенного Вимарка из рода Рингеров на тот свет отправить, но ведь они, бравые солдаты, тут стоят не для того, чтобы адреса говорить.
И лишь после взаимных шуточек, прибауточек, а также монеток, перекочевавших из тонкой ладошки Лелии в карман командира, девушка наконец-то получила информацию о том, где же живёт недобрым словом помянутый Вимарк.
Тук-тук-тук… раздался аккуратный и негромкий стук в дверь, которую ей указали стражники, и алифер приняла строгий и серьёзный вид, будто по важному делу явилась. Да так оно и было.

+2

24

Стук, хотя и негромкий, отзывается гулким эхом за пространством двери — как будто в доме нет никого и ничего, даже самой прохудившейся мебели. Это может навести на невеселые мысли о том, что Вимарк — расторопный человек, и его уже давно здесь нет... но вот в глубине дома слышатся нетвердые шаги и хриплое дыхание.

Когда дверь открывается внутрь, перед Лелией оказывается невысокий мужчина — выше, чем ее наниматель, но все равно какой-то аляповатый, — с неаккуратно стриженными непонятного цвета волосами, лет сорока на вид. Он прищуривает левый глаз, осматривает стоящую перед ним девушку и вздыхает так сипло, будто сейчас скончается.
На алифер накатывает волна запаха не очень качественного спиртного.

Если ты хочешь чего-то сказать, говори прям щас, — в его тоне сквозит... вальяжность? — Долги отдавать не буду, спроси там у Генри...

Вимарк из Рингеров Берсельских оказался в доску пьян.

Он продолжает что-то неразборчиво бормотать себе под нос, не слишком обращая внимания на наемницу, шарит руками по своей одежде, будто пытается что-то отыскать в рукавах и у пояса, затем вдруг резко поднимает на нее светло-серые глаза. Очень чистого цвета.

О, — Вимарк моргает несколько раз, как будто в первый раз разглядел, с кем разговаривает. — О-о-хо-хо-хо!

Он раскрывает дверь пошире, и становится видно, что в доме действительно крайне мало мебели — настолько, что эхо гуляет под потолком.

Чем могу быть... полезен?

[nick]Вимарк Рингер[/nick][icon]https://i.ibb.co/9qPCyJX/image.png[/icon][status]Золотая монетка в руках дурака[/status][sign]   [/sign]

+2

25

Лелия была готова почти ко всему – и что нужный ей человек просто не откроет дверь по целому ряду причин, и к тому, что пошлёт её по матушке, выглянув в окно, и даже к тому, что выскочит без штанов, потому что был занят крайне приятным занятием в компании прелестной дамы. Если, конечно, найдётся дама, падкая на помятого мужика среднего возраста. Мда… то, что Вимарк будет пьян, Лелия тоже не исключала, но сие состояние мужчины могло как помочь ей, так и помешать.
- Вечера доброго и ночи тихой, уважаемый, - вежливо поприветствовала девушка хозяина дома, быстрым взглядом окинув обстановку в комнате за его спиной. Похоже, Вимарк то ли собирался переезжать, то ли был настолько на мели, что продал часть мебели. Второе предположение даже объяснило бы, почему ему так понадобились деньги…
- Не уделите ли вы мне немного вашего внимания по поводу одного дельца, что сулит немалые барыши? – Лелия сделала полшага вперёд, на мгновение задержав дыхание, чтобы не ощущать запах дешевого пойла так, словно откупоренную бутылку с ним ткнули ей в лицо, - Это касается кое-каких документов, которые, как я слышала, у вас имеются. – Она понизила голос и с заговорщицким видом промурлыкала, - Картулярий на поставку крупной партии железа и алхимических материалов, а также редких тканей…
Она рисковала… и понимала, что Вимарк может расхохотаться ей в лицо, а то и просто захлопнуть дверь перед носом, но у неё был один очень действенный и звонкий аргумент. Лелия тронула кошель, что висел на её поясе, и пытливо прищурилась, вглядываясь в лицо мужчины, чтобы определить, не притупил ли алкоголь его жадность, о которой говорил Риаган.
Конечно, она не собиралась выбрасывать монеты на ветер, но вполне могла сыграть на алчности Вимарка, заставив его говорить, чтобы набить цену. Правда, нужно было сначала еще чуть подсластить их разговор.
- Я слышала от друзей, имена которых называть будет излишним, - всё тем же доверительным шепотом продолжила алифер, - Что вы можете достать что угодно за определённую плату… Быть может, обсудим этот вопрос там, где нет случайных ушей?

+2

26

На первых же словах девушки Рингер хмурится, трет лоб, словно, потеряв что-то, искал это сначала у себя на поясе, а теперь ищет в своем сознании. Так и не натерев нужную мысль, он снова сипло вздыхает, дыша алкогольными парами.
Однако, на «немалых барышах» мужчина моргает несколько осознаннее, будто даже трезвея. Складывается ощущение, что он способен торговаться даже в состоянии полуобморочного хряка.

Картулярий? — сперва Вимарк хмурится, будто не понимая, о чем речь, затем вдруг натурально усмехается: — Бумажки, что ли? Так нет уже тех бумажек.

Из-за двери сквозит, как будто в помещении открыто по меньшей мере одно окно, и налетевший порыв воздуха, рванув дверь, заставляет перекупщика пошатнуться и почти навалиться на нее. Он продолжает криво ухмыляться, как будто до Лелии не дошла какая-то популярная шутка и он ждет, когда же она поймет.

Я подписал бумаги, заполнил фойрровы графы так дотошно, что даже те книжники не прие... подкопались. Чего еще надо-то?

Первые несколько мгновений после этих слов кажется, будто он сейчас буркнет что-нибудь и захлопнет дверь, но при виде руки Лелии, скользнувшей к мешочку с монетами, Вимарк отчетливо сглатывает, будто заволновавшись. Он некоторое время молчит, слушая ее располагающий голос, косясь то на дверь, то на спрятанные в ткани деньги. Затем все же недоверчиво щурит свои чистого цвета глаза.

И все-таки погоди... кто ты такая? И откуда знаешь о бумажках? Это дело этих, — он поднимает указательный палец, словно указывая на небо. — Не помню, чтоб у них эльфиечки в рядах ходили...

Его не слишком сфокусированный взгляд скользнул по одежде Лелии, теперь уже не прикованный только к поясу.

Я б запомнил, — Рингер снова усмехается, но на сей раз уже более нагло.

[nick]Вимарк Рингер[/nick][status]Золотая монетка в руках дурака[/status][icon]https://i.ibb.co/9qPCyJX/image.png[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Риаган (21-11-2022 16:48:31)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Весна 1079] Дальше вы не пройдете, пока не получите бумаги