Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [ХХ.09.1076] Чем дальше в лес...


[ХХ.09.1076] Чем дальше в лес...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/x3tA5VE.jpg

— Игровая дата
Начало осени 1076

— Локация
Остебен (деревушка Лесосеки южнее Весвольда у подножия Фархейдских гор)

— Действующие лица
Лелия Ваэль, Торстейн Олафссон

Описание
В деревеньке уже не первый год пропадали люди, но жители не придавали этому большого значения, ведь край глухой, может и зверь задрать, а то и заблудится кто... однако подросток, который вот так же пропал на день, а потом вернулся покусанный и истерзанный, рассказал, что это вовсе не зверь лесной, а страшное чудище со здоровенными клыками - то ли вампир, то ли иная нежить. Но парнишка в этом не разбирается, да и напуган - могло и привидеться. Однако староста деревни, обеспокоенный ситуацией, отправил в ближайший город послание - мол, ищем убивца чудищ, чтобы извёл клыкастую тварину…

+1

2

К небу вздымаются высокие горы, острыми вершинами пронзая синее небо и цепляя рваные клочья облаков, а у подножия Фархейдских гор раскинулся густой многовековой лес, кое-где превращающийся в непролазную чащобу, где и зверь не пройдёт, а птица запутается в ветвях, как в прочных сетях. Правда, в последние десятилетия лес поредел, подтачиваемый лесорубами, но по-прежнему сумрачным и густым оставалось его сердце, мерно бьющееся в колыбели гор.
Деревня Лесосеки, раскинувшаяся на опушке, жила небедно, дома стояли добротные, с крепкими стенами, обмазанными глиной, надёжными черепичными крышами, а в окнах даже встречалось стекло, а не только мутная слюда. И народ здесь обитал такой же добротный и надёжный – немногословные крепкие мужики, способные день напролёт махать топорами, справные женщины с длинными косами, весёлая детвора и деловитые подростки.
Хорошая древесина-то всегда в ходу, так что подводы с ровными брёвнышками регулярно отправлялись в сторону Весвольда, до которого было рукой подать – всего-то пара-тройка дней пути верхом. Промышляли и охотой на пушного зверя, но меньше, ведь лесорубы они, а не охотники, да и лес, чем дальше в него заходить, тем страшнее и непрогляднее, там и люди пропадают порою.
О том, что иногда кто-то из леса не возвращается, деревенские говорили редко, а если и поминали, то с усмешками – мол, нечего звериными тропами бродить, лучше с краешку топорами орудовать, тогда и не задерет никто, а то ведь мало ли, кто может ближе к горам-то гнездо свить или нору вырыть? Почти не было среди мужиков приключенцев и авантюристов, они крепко стояли на ногах и столь же крепко держали в руках свои топоры, редко задумываясь о том, что может таиться в тёмной чаще в десятке километров от опушки.
И всё же в один совсем не чудесный день по Лесосекам прошёл слух, что пропал внук старосты, мальчишка двенадцати лет, паренёк разумный и толковый, весь в отца и деда, который и к седьмому десятку был крепок и мог лес рубить от рассвета и до обеда, а потом и до заката брёвна таскать.
Так вот, парнишка этот вроде как на спор в лес отправился… была такая забава у молодёжи – мол, смелость свою доказать, принести что-нибудь спрятанное из покосившейся брошенной хижины в нескольких часах хода в сторону гор. Старшие-то об этом знали, но не препятствовали, ведь все знали, куда уходят подростки и откуда возвращаются через полдня. А вот старостин внучок не вернулся…
Конечно, собрались мужики на поиски, похватали топоры и факелы, пошли лес прочёсывать, ведь вдруг ногу подвернул и лежит под корягой, несчастный? Никто и не думал, что найдут они младшего Мартина искусанным и истерзанным, словно его зверь какой драл… да и какие ж звери так близко к Лесосекам?
А уж когда мальчонка, придя в себя, начал рассказывать, что вовсе не волк и не медведь то был, а чудище человекообразное, но с кожей тёмной и клыками длинными – вот тут деревенские-то и всполошились. И ведь непонятно, со страху малец лопочет о твари мерзостной или же на самом деле кто в лесу поселился? А если в чаще какая-то гадость гнездо свила, то это ж опасность не только для одного парнишки, а для всей деревни!
Так что покумекал староста, повздыхал, посчитал монеты, полученные с продажи последней партии дров, да и написал письмецо в Весвольд, трактирщику знакомому. Пускай он вывесит у себя, да в других тавернах послание о том, что деревне Лесосеки требуется смельчак, способный одолеть неизвестную свирепую тварь, поселившуюся в лесу и жрущую людей. И цену назначил немалую – как за мантикору какую-нибудь или паучье племя, ведь не знал староста, кто угрожает его деревне.

+1

3

Свежий горный воздух был всегда слабостью Торстейна. Еще бы - вырос и родился он в здешних краях, да похождения свои начал именно отсюда. Сама деревня некоторое время служила ему главным поставщиком заказов, да вот монстры - не густой лес, имеют свойство рано или поздно кончаться. Так или иначе охотник на монстров успел уже тут побывать достаточно, чтобы неплохо ориентироваться, а густота и дремучесть леса постепенно стали ему как родные. По велению не самой легкой судьбы в городе, куда староста клич послал, великан и услышал про заказ. Брать его или нет - мужчина не раздумывал, а сразу же вызвался.
Уже идя в сторону деревни под почти знакомыми ветвистыми деревьями, ревенант пытался вспомнить кого из деревни и когда он застал. Помнил давнего главу деревни, пару дровосеков, с которыми опрокидывал не одну кружку, да лица пары ребятишек запомнил. Но, к его сожалению подобные воспоминания так или иначе не имели ценности сейчас - человеческий век короток и едва ли его кто вспомнит из ныне живущих. А потому такого теплого приема как раньше едва ли стоит ожидать.
Мысли, пусть и не самые приятные постепенно сменились простым созерцанием природы на подходе к деревне. Огромные стволы деревьев, выглядящие еще более внушительно в свете почти заходившего солнца, приятный ветер, гуляющий меж ветвей. Все же нет лучшего средства от дурных мыслей. Уже видя издали крыши зданий, мужчина так же услышал говор местного населения. Годы шли, а промысел только процветал - мужики носили бревна, детишки бегали вокруг них и пытались помочь, сопровождая работу громким гоготом. Быть может, сам Торстейн когда-нибудь отойдет от дел и найдет себе такой же спокойный уголок в мире и повесит топор на стену. Но не сейчас. Сейчас очередной заказ.
Закинув секиру на плечо, чтобы особо не смущать никого оружием на изготовке, великан степенно вышел из тени, направляясь в ворота деревни. Пропустили сразу. Еще бы, как-никак по заказу пришел, человек серьезный, да и не выглядит как бандит. Поймав на себе пару напряженных взглядов мужиков, которые что-то обсуждали между друг-другом, великан вышел уже на знакомую улицу, ведущую к дому старосты. Почти ничего не изменилось, по крайней мере так казалось. Вот тут кузня, тут лавка со всякой всячиной и травами, а дальше знакомая корчма.
Тут его окликнули. Повернувшись на незнакомый голос, мужчина увидел женщину крепкого телосложения, да с косой до пояса. Настоящая гордость местного населения - сразу видно. Волосы цвета пшеницы, широкая талия и плечи. Но лицо совершенно незнакомое. Приподняв вопросительно бровь, великан опустил секиру на землю, опершись на древко оружия. Взгляд скользнул по платью незнакомки и заметил жмущегося к подолу мальчонку, который смущенно и с небольшой опаской смотрел на чужака.
- Мам, а это он? Ну, деда говорил...- мальчик не успел договорить, как его мать погладила его по голове, прервав.
- Вы насчет монстра пришли, что в лесах завелся? Мы... Вы когда-то отцу моему помогли... Я думала это всего лишь его россказни, пока не увидела сама...- женщина не знала как подобрать слова, потому как едва ли могла представить что тот, про кого рассказывал еще ее отец до сих пор жив.
- Да, насчет монстра. Отца Вашего, к сожалению, не помню, но помню что давно бывал в ваших краях, как по ремеслу, да и просто так. Староста сейчас у себя? - Торстейн говорил спокойно, стараясь не особо заострять внимания на своем долгожительстве. Далеко не все смогли бы понять и принять этот факт, а потому лучше для общего блага, если он о таком лишний раз не обмолвится.
- Да, у себя. Вас дожидается... и... спасибо, заранее, что согласились - женщина помяла немного подол и не найдя что бы еще сказать, просто кивнула.
- Благодарить будете, когда разберусь что происходит. А пока и правда не за что- Торстейн улыбнулся, стараясь особо не скалить слегка увеличенные клыки, и закинул оружие на плечо.
Теперь осталось поговорить со старостой, в чей дом он отправился теперь уже более спешным шагом.

Отредактировано Торстейн Олафссон (12-05-2022 15:17:15)

+1

4

За прошедшие с нападения на внука дни староста сильно сдал, постарел и осунулся, будто разом прибавил лет десять к своим уже немалым годам. И дело было не только в том, что Мартин лежал у местного целителя, практически не приходя в себя, а если и выныривал из беспамятства, то кричал и бредил. Седины прибавляли и тягостные мысли о том, что пока чудище лесное не изловлено и не наказано, в опасности находился каждый из жителей деревни.
Конечно, взрослый мужик – не чета двенадцатилетнему подростку, он и отбиться топором может, но кто ж знает, что за напасть клыкастая завелась тут? Пусть и с человеком сходна, если верить младшенькому, но ведь нелюдь? Про вампиров, гулей, демонов и иже с ними старый Лорренс только слышал, ведь что им делать в деревеньке-то? У них тут отродясь подобной пакости и не водилось, ну разве что когда-то в давние времена мантикора возле гор жила, да и то, может, байки? Сам-то староста чудищ не видал ни живыми, ни мёртвыми, мирные у них Лесосеки, спокойные…
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
О том, что в одной из местных деревенек завелась жрущая людей тварь, Лелия узнала случайно – услышала разговор в таверне в Весвольде, а потом и с трактирщиком пообщалась, чтобы узнать, где эти самые Лесосеки находятся. И ведь деньги-то ей были не особо нужны, всегда можно вернуться в берсельский дом к Ксайрасу для безбедной жизни, но неистребимое любопытство подгоняло её в путь навстречу опасностям.
Да и не только любопытство, ведь девушка за эти годы научилась любить и ценить людей, столь хрупких и катастрофически смертных по сравнению с долгоживущими народами, а потому, если выпадала ей возможность, старалась людям помогать.
Конечно, алифер понимала, что если чудовище – не плод воображения покусанного парнишки, то она рискует… и если бы о её намерениях узнал Ксай, то как минимум осуждающе бы покачал головой, а как максимум – сгрёб бы в охапку и всё, никуда бы пташка не отправилась. Хотя второе, конечно, вряд ли, ведь дракон уважал её свободу и не судил за совершённые ошибки. Но Ксайрас де Альседо далеко, у него много заказов и дел, а она вот здесь, в Весвольде… точнее, уже на дороге в сторону Фархейдских гор.

Ранняя осень – прекрасное время для путешествий. Ночами пусть и холодно, но зато дни, наполненные солнцем, ещё согревают сердце и заставляют жмурить синие глаза, подставляя лицо ветру, несущему запах опавшей листвы и перезревших зёрен.
Эти два дня, что девушка ехала в сторону деревни, были лениво спокойными, томно сонными, размеренными и тихими, ведь лишь раз навстречу ей попалась подвода с брёвнами, а в остальном – золотые поля, выкошенные луга, редкие деревья с рыже-золотой листвой и ровная наезженная дорога на юг.
О том, что кто-то ещё соблазнился этим делом, Лелия не знала, да и в деревне она оказалась немного позже, чем Торстейн Олафссон, однако с местными алифер не общалась, а потому к дому старосты подошла аккурат через несколько минут после мужчины, широкую спину которого заприметила ещё с улицы.

+1

5

Мыслей, что кто-то еще решился браться за такое дело у Торстейна не было вовсе. Хотя бы потому что он просто привык, что как чуть что он оказывается один, кто не боится на такое отправится. Хотя была пара случаев, когда вместе с ним снаряжали чуть ли не вооруженный конвой, но что может толпа стражников без капли знаний и практики? Уже привычным жестом мужчина схватился за верхний край дверного проема, чтобы не удариться головой и, нагнувшись, зашел в дом старосте.
Изнутри все же все кардинально поменялось. Еще бы. Столько поколений тут, наверно, сменилось за минувшие года. Хотя печка стоит в том же месте, даже вроде как с похожим ковром сверху... отвлекаясь от разглядывания внутреннего убранства, великан пересекся взглядами с сидевшим за столом старостой. Торстейн сразу приметил, что выглядит мужчина куда старше, чем ему на самом деле - лицо осунулось, мешки под глазами, волосы, будто из белого шелка и местами начали прореживаться. Видимо, такая напасть стала скорее исключением из правил, чем обыденностью в местных краях. Охотник на монстров кивнул в ответ на взгляд старосте.
- Вечер добрый, хозяин. Я по поводу заказа. Зовут меня Торстейн Олафссон. Слышал, тварь Вас какая тут мучает - пришел разбираться как только мог быстро - исполин пробасил спокойным тоном, чтобы сразу обозначить, что он не злодей какой.
В глазах старосты на секунду загорелся явный огонек надежды и он улыбнулся, казалось, впервые за долгое время. Видимо, он и правда все это время ждал, что кто-то откликнется на такое дело. Так или иначе мужчина показал Торстейну рукой на скамью, находящуюся с другой стороны стола и жестом предложил сесть, явно собирая мысли для связанного рассказа. Торстейн в ответ на такой жест коротко кивнул в знак уважения, прислонил свою тяжелую секиру к столешнице и скинул походное снаряжение у входа на небольшую лавку, дабы оно не мешало. Желания скидывать с себя черный меховой плащ не было, да и, вполне вероятно, пришлось бы сразу собираться в дорогу, так что лишние телодвижения делать не хотелось от слова совсем. Усевшись на скамью напротив старосты, Торстейн снял с головы капюшон и, скрестив руки на груди чуть откинулся назад, готовясь слушать подробности и периодически ловя на себе пытливый взгляд старика, который будто пытался углядеть в нем что-то знакомое.

+1

6

Лорренс прожил долгую жизнь и половину из своих шести десятков лет занимал пост старосты, а потому знал не только всех жителей деревни по именам, характерам и роду занятий, но ведал и немало наёмников да странников, некоторые из которых искали заработок, другие заглядывали за припасами, а кто-то и оставался навсегда, как старый лекарь, что уж сорок лет пользовал деревенских, а то и приезжих.
Вот и имя Торстейна Олафссона было старосте знакомо, как и его массивная фигура, которую забыть было непросто. Правда, в последние лет двадцать в Лесосеках и не случалось работы для наёмников, но слухами-то земля полнится, так что надежда в глазах Лорренса вспыхнула не просто так.
- Добрый, добрый, - мужчина поднял на гостя серо-зеленый взгляд и даже расправил плечи, чтобы не казаться согбенным стариком, - Тварь клыкастая и неизвестная внука моего подрала. По описанию Мартина была похожа на человека, только тёмная, аки дно чугунного котла, и с клыками длиной в палец. Парнишка у местного целителя сейчас, никак в себя не придёт, но, может, позволит Джокрэн его осмотреть – вдруг, по виду укусов распознаете ту погань, что его подрала?
На девицу, что зашла следом, староста и не посмотрел сначала – мало ли, по какому делу явилась – может, из странников каких или торговок, что ткани и нитки меняют на резные деревянные поделки, на которые были мастера в Лесосеках.
- Здравствуйте, уважаемые, - голос девушки зазвучал неожиданно мягко, с переливами, будто серебряные колокольчики тронул ветер, - И я тоже по душу этой твари клыкастой, если, конечно, у неё есть душа… Моё имя Лелия.
Староста с сомнением посмотрел на невысокую девушку, которая рядом с Торстейном казалась совсем хрупкой – такую кормить пирогами нужно, чтобы вширь раздалась и мягкости набрала, а то дунешь – и переломится! Да и косы… почто косы обрезаны? Ведь в них девичья краса и сила, без такой косы, что на кулак два раза намотать, никто и замуж не возьмёт!
Однако мысли эти Лорренс оставил при себе, ведь был научен жизнью верному правилу – сначала выслушать нужно и присмотреться, а затем уже самому говорить и судить. Не для красоты ведь за спиной светловолосой девицы торчат рукояти мечей?

+1

7

Торстейн сидел и слушал, внимательно, но без особого огонька. Зайти к заказчику и переговорить - это скорее прелюдия, или же просто дань уважения, нежели важная часть заказа. Информации, как правило, получаешь от такого мало, а лишний раз что-то обещать  никогда не хочется. Но что поделать - работа такая. Выделив из речи старосты только важные для себя куски информации, мужчина повернул голову на вошедшую девушку и уже привычно коротко кивнул, начав сразу же внимательно осматривать незнакомку.
"Одета так себе для такой вылазки... скимитары... добротно сделаны, но мелковаты, видимо привыкла драться против тех, у кого оружие в руках... маленькая, ловкая... коротко стриженная, видимо, чтобы волосы не мешали в случае чего... Чую какой-то подвох, не может же она на одни свои зубочистки полагаться... Ладно, выясним" - пронеслось сразу в голове мужчины.
Возможно, со стороны это выглядело бы как неприличное разглядывание, но человек опытный сразу отличит простое "дайте посмотреть" от "хочу понять кто ты такая и что можешь". Так или иначе долго разглядывать девушку мужчина не стал, да и не прилично это. Но мысль про пироги пронеслась в голове, скорее всего, почти синхронно с мыслями старосты. Староста же рассказал все, что мог, по ощущениям Торстейна, потому как сам не был там во время нападения. А это значит надо сначала переговорить со своей новой попутчицей, а затем и осмотреть мальчонку. Следы на теле явно скажут больше, чем свидетель со стороны. Переведя взгляд на сидевшего напротив старика, охотник встал из-за стола.
- Направлюсь сразу к мальчику, чтобы осмотреть его. Обещать ничего не буду, сударь, но постараюсь сделать все, что в моих силах, - Торстейн попрощался со старостой прислоненным к груди кулаком, - За вещами зайду чуть позже, как что узнаю. Негоже все равно будет народ пугать с оружием в руках, времена и без того тяжелые.
Торстейн поправил стальные наручи, потому как от долгой дороги ремешки порядком расхлябались и, ненадолго поймав взгляд пока что недостаточно знакомой девушки, вышел на улицу без лишних слов. Отойдя от дома главы поселения с десяток саженей, исполин прислонился к дорожной вывеске, дабы дождаться Лелию на случай, если вдруг она решит расспросить старосту получше. Общение - не его конёк, а потому себя он таким утруждать не стал, но и идти без возможного союзника все разнюхивать ему показалось плохой идеей. Судя по решительному взгляду девушки, дело она так не оставит, а потому и отношения портить лишний раз незачем. Они здесь для общего дела, несмотря на любовь Торстейна к работе в одиночку.

+1

8

Девушка вышла из дома старосты спустя несколько минут после Торстейна и, поискав его взглядом, сразу направилась к мужчине походкой лёгкой, больше подобающей танцовщице, а не наёмнице.
- Видимо, цель у нас одна? – Лелия остановилась в нескольких шагах и наклонила голову набок, спокойно рассматривая здоровяка и делая мысленные пометки о его силе и, вероятно, опыте, раз уж дожил до солидного возраста.
На самом деле алифер была немного удивлена, отметив, что выглядит Торстейн лет на пятьдесят, ведь обычно наёмники к тому времени стремятся обзавестись таверной, моложавой женой и парой-тройкой наследников, а не мотаются по миру в поисках опасностей, ибо с годами уходит и сила, и ловкость, а потому каждое новое задание может оказаться фатальным.
- Возможно, стоит сначала обговорить условия, на которых мы будем работать вместе? Если будем… - синий взгляд девушки оставался спокойно внимательным, а манера говорить выдавала ту, что привыкла общаться с людьми самых разных мастей, а то и не только с людьми, - Меня, в общем-то, в первую очередь не деньги интересуют, но безопасность местных, потому что тварь, если кровь человеческую попробовала, вряд ли остановится, кем бы ни была. Я понимаю, что на фоне мужчины могу выглядеть обузой, но опыт в подобных делах у меня имеется, да и по густому лесу я перемещаться умею, так что не заплутаю и не застряну в буреломе.
Она не хвасталась, а выкладывала факты, потому что не любила хитрить и плести интриги, а назвавшийся Торстейном Олафссоном производил впечатление мужчины серьёзного и сурового, который может и в лес послать совсем не по грибы, если посчитает, что напарник ему не нужен. Точнее, напарница.
Сталкивалась Лелия уже с тем, что вот такие опытные наёмники девчонок всерьёз не воспринимают, даже если они при оружии или владеют магией, но свой дар хаосита девушка точно не собиралась раскрывать вот так сразу. Она ведь выглядит как эльфийка или полуэльфийка, а светлому народу не свойственна магия хаоса, а потому каждый раз, когда приходилось использовать разрушительные заклинания, алифер рисковала выдать себя. Пока, к счастью, знатоков школ магии на её пути не было, да и Торстейн не производил впечатление человека, что сможет отличить хаосита от стихийного мага, например.   

Деревня тем временем жила своей жизнью – мелкая детвора играла в догонялки, даже не обращая внимания на гостей деревни. Разве что один пацанёнок издал сначала испуганный, а потом восхищённый возглас, когда увидел Торстейна, из-за чего был пойман догоняющим и продолжил игру с весёлым гиканьем.
Казалось, деревенские, в отличие от старосты, совсем не озабочены произошедшим с Мартином – они занимались обыденными делами, которых в деревне всегда немало, и не задумывались о том, что чудовище может прийти и за их детьми.
Правда, возле домика лекаря, жившего на окраине деревеньки, детворы не было, да и сам дом стоял немного на отшибе, словно не хотел старый Джокрэн, чтобы его беспокоили и отвлекали детский смех, праздная болтовня и мычание коров.

+1

9

Торстейн внимательно осмотрел повторно девушку, подошедшую к нему после дома старосты и спокойно выслушал все, что она хотела сказать. Взгляд в очередной раз скользнул по экипировке миниатюрной, относительно Торстейна, комплекции и в целом сомнительному подбору экипировке. Да и рассказ девушки наводил на странные мысли.
"Говорит, что опыт в таких делах есть, но вот пока что шрамов никаких не вижу, взгляд... не такой смурной, либо толком с тварями не дралась, либо успела уже привыкнуть... экипировка тоже интересная... У нее явно есть что-то в рукаве. Раз выживала, значит нашла способы, или что-то ей помогает..." - мысли сменялись одна другой, иногда прерывая и наслаиваясь на прошлые. Так или иначе одним взглядом ничего не добиться, а лукавить и юлить мужчина не любил, потому как попросту особо-то и не умел.
Вздохнув, охотник повернул голову на восторженный вскрик мальчика, чтобы просто посмотреть что произошло, но, убедившись в безопасности ребенка, вернулся взглядом к Лелии. Почесав бороду и что-то хмыкнув себе в нее, охотник снова скрестил руки на груди.
- Работать будем вместе. Цель у меня такая же как и у тебя - деньги мне не особо интересны, - взгляд перешел ненадолго на стоявший на отшибе лазарет, - У них есть на что их потратить, а оставлять ребенка без лекаря поступок не самый разумный, - мужчина перевел взгляд со здания на стоявшую перед ним девушку, - Условие одно - никакой самодеятельности. План придумаем вместе, а значит следовать ему должны мы оба. Пока не знаю какая это тварь, выводы делать рано, но по поведению кто-то физически не слишком сильный, раз только на ребенка напал и то не смог убить на месте. Но это не так интересно. Интересно вот что - тебе есть что про себя рассказать? Судя по твоему снаряжению, походке и поведению, ты хороший дуэлянт. С людьми драться, скорее всего, привыкла, но для охоты  на монстра...- Торстейн сделал небольшую паузу, чтобы правильно сложить мысли в голове,- Не пойми, что я тебя недооцениваю. Мне все равно женщина передо мной, или мужчина. Вопрос в том, что бОльшая часть людей, с таким снаряжением как у тебя, едва ли пережила бы встречу хотя бы с одной сильной тварью. Но ты стоишь передо мной, вполне себе живая и явно знаешь цену себе и своим навыкам. Есть что-то, о чем мне стоит знать?
Это был не допрос, а скорее попытка узнать с кем работаешь. Было бы неловко в случае сближения с монстром оказаться зацепленным каким-то заклинанием, или просто заблокировать непроизвольно обзор для чего другого. По крайней мере такова была логика Торстейна. Мужчина понимал, что девушка может начать юлить, уйти от вопроса или вовсе воспылать к нему недоверием, но пытаться идти в обход разговора не было ни сил ни времени - тварь все еще на свободе и надо как можно скорее закончить ее и без того паршивую жизнь.

+1

10

Экие неудобные вопросы задавал Торстейн… и ведь самая-то сложность в том, что лгать Лелия не любила и не очень умела, а потому приходилось идти по тонкой грани, открывая лишь часть правды и позволяя додумывать остальное самостоятельно.
- Я не человек, - она сказала абсолютную правду и убрала короткие пряди волос за уши, демонстрируя их заостренные кончики, что могло навести лишь на одну мысль – она эльфийка или полуэльфийка. А то, что алиферов, когда они бродят по твёрдой земле, принимают за эльфов – это уже вторая часть правды, которую раскрывать она не собиралась, как и показывать серебристые перья за спиной.
Эльфийская «маскировка» вообще была очень удобна, ведь кто ж знает, сколько лет может быть «эльфийке», которая выглядит максимум лет на тридцать? Может, сто тридцать, а может, и триста. Потому и опыта в изничтожении всякой погани у остроухой могло быть немало. Конечно, это всё осталось бы на уровне домыслов гипотетического напарника, который вряд ли стал бы спрашивать даму о возрасте, ведь это не слишком прилично. Тем более, что возраст у Лелии был совсем несолидным что по эльфийским меркам, что по алиферским.
- И немного владею магией, - добавила девушка, не уточняя вид своей магии и заклинания, которые использовала чаще всего, - И я согласна, что если противник опасен, то никакой самодеятельности, решения принимать будем вместе и действовать заодно. Не в моих интересах мешать тебе или любой ценой пытаться снискать славу и почести.
Последние слова она произнесла с явной иронией и наигранной патетикой, ведь встречала тех, кто кидался в бой ради того, чтобы прославиться, а вовсе не потому, что желал изничтожить «зло». Правда, сама она относилась к категориям зла и добра не так, как большая часть людей, ведь тех существ, что, несмотря на длинные когти и острые зубы, на людей не нападали, Лелия не считала воплощением зла, хотя их вид и мог быть ужасен и отвратителен.
- А ты, Торстейн, давно охотишься? – Девушка махнула рукой в сторону небольшого добротного домика, стоящего на окраине деревни, - Нам туда, староста сказал, что Мартин у лекаря, но посетовал, что мальчик почти не приходит в себя. Быть может, целитель… как его там… Джокрэн… расскажет больше.

+1

11

Торстейн услышал фразу "я не человек" и довольно хмыкнул себе в бороду. Еще бы. Его самого тяжело назвать человеком, если вообще так можно сказать. Самому Торстейну было еще удобнее - не надо маскироваться, ведь он никак не отличается от людей внешне. Знай себе охоться ночью, днем отсыпайся или занимайся другими делами. Но чувство недосказанности явно не покидало мужчину на протяжении всей беседы. Выпытывать ничего сверх того, что Лелия согласилась сказать, он не собирался. Нынче искренних людей мало, а полностью открытых и честных и того меньше. А потому придется довольствоваться тем, что есть. Отойдя наконец от столба, охотник степенно, чтобы девушка успевала за ним, направился в сторону лазарета, попутно осматриваясь по сторонам на наличие каких-то подсказок. Но как и следовало ожидать - ничего интересного в самой деревне не было, кроме тут и там мелькавших косых или восторженных взглядов.
- Сколько я охочусь, говоришь? - исполин запустил уже по привычке руку в бороду, почесывая ее и прикидывая как можно ответить правдоподобней, - Сколько себя помню, барышня. Иногда думаю, что я в принципе в мире появился именно для этой цели, потому как ничем другим не занимаюсь, - Торстейн засунул руку под свой меховой плащ и выудил оттуда увесистую книгу в стальном переплете со множеством разных знаков на нём. Обложку украшал узор в виде ревущего медведя, - Вот тут все знания, которые я успел собрать за свою жизнь про разных монстров и других тварей. Как узнаем что конкретно тут завелось в лесах - пробегись, если читать умеешь, а то я паршиво умею учить кого-то.
Мужчина осмотрелся по сторонам, когда они уже подошли к лазарету и дернул за ручку двери. Закрыто. Видимо, лекарь отошел куда-то по делам, а пускать кого попало к пациентам и правда такая себе идея. Придется ждать, а в ногах правды нет, потому охотник присел на лавку на крыльце лазарета, оставив место и для своей попутчицы и уже по привычке скрестил руки на груди.
- Как убьем ту погань, что людям жить мешает, с меня хороший обед и выпивка. В честь знакомства и боевого крещения, - мужчина протянул руку девушке чтобы пожать ее.

+1

12

Тонкая ладонь утонула в руке Торстейна, словно то были слабые пальцы ребёнка, но рукопожатие Лелии оказалось неожиданно крепким, а твёрдые мозоли лучше слов говорили о том, что девушка привыкла к рукояти меча, а не к игле или прялке.
Она не стала смеяться в ответ на слова мужчины о боевом крещении, ведь это звучало бы как бахвальство, пока не доказала, что умеет сражаться, да и сама Лелия предпочитала измерять людей делами, но не словами, а совместное задание у них ещё впереди.
- С удовольствием почитаю, если не жалко, - при виде книги в глазах алифер загорелся искренний интерес, ведь трактаты, легенды и песни были той слабостью, которую она так и не изжила в себе, да и вряд ли смогла бы перекроить свою любопытную натуру, что тянулась к неизведанному и неизученному, - Но потом, как выдастся время, ведь пока у нас другая задача.
Ох как непросто было для Лелии не сцапать увесистую книгу прямо сейчас, чтобы пройтись подушечками пальцев по узору и пролистать страницы, бережно касаясь тёмных строк, ведь кто знает, будет ли время потом? Но нет… нет, нет и ещё раз нет… она здесь не книгочей, не знаток сказаний и баллад, а наёмник, который явился за кровожадной тварью!
Когда они дошли до домика лекаря, Лелия поднялась на крыльцо в несколько ступеней и уверенно постучала в створку двери, чтобы привлечь внимание целителя, что жил в деревне, по словам старосты, уже лет тридцать-сорок.
Через несколько минут на пороге действительно появился седовласый и благообразный старец, которому на вид можно было бы дать и семь десятков лет, и восемь, но взгляд его, серо-голубой, пронзительный и пытливый был в пору человеку вдвое младше. Не было в нём ни старческой рассеянности, ни туманной блеклости, лишь острый ум и внимательность.
- Вечера доброго, с чем пожаловали? – Джокрэн сначала осмотрел Торстейна, пробежавшись по его массивной фигуре и выискивая возможные ранения и увечья, а затем уже перевёл взгляд на Лелию и задержал взгляд на её животе, ведь женщины к нему ходили обычно лишь с одной заботой, - Ежели снадобья какие хотите приобрести, то нет сейчас в запасе, всё потрачено на болящих.   

+1

13

Торстейн видел как девушка борется с собой касательно прочтения книги, но приняла решение ознакомиться позже. Мудро. Так или иначе, лекарь оказался внутри лазарета и потому дело снова сдвинулось с места. Встретив старика таким же размеренным взглядом как он его, охотник коротко кивнул и встал со скамьи, чтобы показать свое уважение человеку столь не легкой профессии.
- Доброго вечера. Вы, должно быть, Джокрэн? Нас послал староста для охоты на монстра, хотели бы осмотреть мальчика, который недавно стал его последней жертвой,- великан не был особо деликатным в вопросах разговора.
Дождавшись когда лекарь пропустит их внутрь, мужчина широкими шагами сразу пошёл в сторону лежащего мальчика, на которого указал Джокрэн. Подойдя к бедолаге, охотник начал внимательно осматривать со всех сторон паренька, заостряя особое внимание на ранах. Делал он это неспешно, что явно выдавало рутинность подобных действий для исполина. Пару раз аккуратно приподняв паренька, чтобы убедиться, что нет ничего внезапного на закрытых частях тела, охотник направил взгляд своих ореховых глаз на свою попутчицу, хмыкнув в бороду.
- Укусы глубокие, местами рваные раны на местах, где чудище хватало мальчика зубами, - Торстейн еще раз посмотрел на искусанную шею и руки, - Грязь под ногтями, значит паренек оказался боевой и хотя бы немного, но сопротивлялся, за что ему отплатили парой особенно глубоких укусов на руках. По тому, насколько глубокие раневые каналы можно предположить, что монстр - вампир, но количество ран говорит о том, что клыков у него в пасти больше, чем у человека. Итого, - Торстейн призадумался на пару секунд, - Много глубоких следов от зубов, рваные раны, ребенок смог выжить и если не отбиться, то показать, что не настолько легкая добыча, как того хотел монстр. Это точно церат. Скорее всего один, раз мальчик выжил, - охотник замолчал на секунду, пристально глядя в глаза Лелии, будто пытаясь найти там ответ, - И не особо старый, раз не умеет маскироваться. По описанию очевидцев, тварь была черной и только походила на человека. Опытные цераты могут почти 1 в 1 подражать людям, разве что прокалываясь на мелочах. Но нам повезло, если так можно выразиться. С опытной и взрослой тварью было бы куда больше проблем
Мужчина замолчал, еще раз осмотрев мальчика, в этот раз без особых прикосновений и не так внимательно. Скорее всего это был взгляд простого сочувствия, что невинная душа оказалась в ненужном месте в ненужное время. Так или иначе полученная информация дала возможность разработать план поимки и убийства твари. А потому теперь придется думать куда усерднее. Охотник раньше дрался с цератами и не раз, но в силу подвижности твари ему приходилось нелегко, когда дело доходило до погони за убегающим трусливым монстром. Но задерживать лекаря больше не хотелось, у него и без двух охотников проблем достаточно, а потому Торстейн отошел от мальчика, давая возможность девушке осмотреть его при необходимости.
- Думаю план обсудим уже по дороге в лес. Так что как будешь готова-скажи, зайдем за моими вещами и пойдем на охоту. Эта тварь днем явно не вылезет из своей норы, а потому ждать рассвета нельзя

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [ХХ.09.1076] Чем дальше в лес...