Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.12.1082] Клетка с тигром


[20.12.1082] Клетка с тигром

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/G9NwfIG.png
- Локация
Северные земли, г. Мирдан, покои императора
- Действующие лица
Шейнир дель Виззарион
Сайлан Ледарре
- Описание
предыдущий эпизод - [20.12.1082] Скованный трон
Когда гости покинули дворец, у императора с императрицей хватает тем для разговора за закрытыми дверями.

+1

2

Отгремел праздник, ознаменовавший вхождение на Северный престол дочери Вечного Солнца. Хотя, как сказать, отгремел… Этот дворец знавал праздники куда как ярче, радостнее и масштабнее, чем скромная, по меркам императорской семьи, свадьба Виззариона.  Вторая по счету и это всего за один год.
Находить замену второй половине уже через месяц после упокоение предыдущей Шейниру было не в первой. Всего через месяц после смерти обращенной Виззарион женился на Мередит. Стоило Императрице отправиться к праотцам, побыв в статусе правительницы чуть больше, чем полгода,– место подле Императора заняла женщина Лэно. Сайлан надеялась, что на ней эта «традиция» всё-таки закончится. И она, и её отец планировали и хотели, чтобы урожденная Ледарре оставалась супругой Владыки Севера многие-многие лета. Повторить судьбу Арники и Мередит девушка точно не хотела. Любая другая уже задумалась бы, а не проклято ли место подле Шейнира? Вот только Айли не была суеверной, считая, что каждый сам кует свою судьбу. Тем более, глупо верить в то, что мужчина – этакий «черный вдовец». Смертям её предшественниц имели место быть совершенно земные и прозаичные причины. И вампирша прекрасно понимала, что причины эти никуда не делись. Более того, красноволосая дочь Советника – ещё большее бельмо на глазу многих. Самое главное, чтобы это до конца понимал и осознавал Шейнир, не запирая её во дворце, будто птицу в клетке, а найдя в ней союзника. Союзника, что может помочь распутать весь тот ком проблем, что закрутились за это время. Даже если сама Сайлан не сможет что-то сделать напрямую – она всегда была готова помочь мужу советом или взглядом со стороны. Она не враг ему. Играть в намеки и недоговоренности порой приятно, но не в их случае. Да, сразу всё выкладывать девушка не собиралась, но и расставить первичные точки над «и» было просто необходимо.
С самого её приезда они не виделись, а сегодня перекинулись лишь несколькими фразами. Да, болтать на виду у гостей было глупо, серьезные вопросы в праздничном зале не обсудишь. Поэтому девушка уверенно шла по коридору в сторону покоев Императора.
После того, как гости покинули дворец, у неё было время, чтобы привести себя в порядок и переодеться.
Смыв с кожи краску рун и освежившись, девушка с огромным удовольствием сменила тяжелый бархат на легкий алый шелк струящегося платья, что больше подходил летнему вечеру Нерина, чем зимней ночи Мирдана: полуоткрытая спина, водопад тонких рукавов, расшитый мелкими кристаллами в цвет платья вырез и неизменный корсет, что был надет поверх и так же сверкал рубиновыми искрами вышивки в дрожащих огнях ламп. Прическа осталась пока не тронутой, собранность и аккуратность её вида при вхождении в спальню мужа были просчитанным ходом. Если тот доверится ей сегодня, позволив исполнить задуманное, им же обоим будет чуть проще. По крайней мере, она надеялась, что её придуманный спектакль докажет Шейниру её же лояльность. Главное, чтобы не заартачился и доверил дочери Гестина убедить всех во дворце в том, чего кто-то нетерпеливо ждет, а кто-то – не верит.
Ей хватило лишь чуть затормозить шаг, чтобы гвардейцы успели открыть нужную дверь и оповестить хозяина покоев о гостье. Стоило двери так же бесшумно закрыться, оставляя супругов наедине, девушка чуть улыбнулась, в этот раз даже не думая поклониться.
- Темной ночи вам, Ваше Величество, - в улыбки не было и доли смирения, а вот хитрости задумавшего шалость ребенка – хоть отбавляй.

+1

3

Предстоящая ночь с новоявленной женой не вызывала у Шейна ровным счётом никаких чувств. Он со скучающим видом бросал взгляд на приготовленное для них место трапезы. Вернее сказать – знакомства, - ведь разговоры за закрытыми дверями не подразумевали полноценного ужина наедине. Сладости и вино – то, что нужно, чтобы разогнать тревожные мысли, сбросить некоторые заслоны и позволить себе чуть больше, чем обычно, найдя оправдание в пьянящем вкусе вина на языке.
Все во дворце прекрасно знали, что покои императора – обитель джарие, и в них до недавнего времени вхожа была только она. Даже при жизни покойно императрицы. Его выходка – танец с наложницей на глазах у гостей – лишь напоминала об этом. И Виззарион догадывался, что ни советнику Ледарре, ни его дочери такой жест не понравится. Но насколько умна его жена? Не станет ли она за закрытыми дверями плеваться ядом, ставить ему условия или язвить? Знает ли она о своём положении во дворце или ещё слишком молода и горяча, чтобы держать язык за зубами и вымерять каждое слово?
Когда слуги оповестили о приходе Сайлан, Шейнир смотрел на пламя в камине. Праздничные одежды жениха сменила простого покроя рубашка с небрежно наброшенным поверх неё шелковым кафтаном без пуговиц и пояса.
Император окинул взглядом молодую жену с ног до головы. Он не привык к привычкам уроженцев солнечного Нерина одеваться ярко и вызывающе. Цвета, что носила на себе дочь советника, вызывали у него смешанные чувства, и вопросы. Этот цвет ей просто нравился и она надела его, чтобы намеренно выделяться на фоне белоснежных шелков его клана, или же с подтекстом?
- Траур по свободной жизни? – усмехнулся Виззарион и отвёл взгляд. В отличие от неё, он вновь вернулся к привычному для себя цвету – белому. Красный пояс, в память об умершей жене, он оставил у изголовья постели, посчитав его неуместным на себе в день свадьбы.
Он не торопился увлекать молодую жену в объятия. Не собирался выгонять её прочь. Слухи о первой ночи с покойной императрицей свободно гуляли по дворцу и, в чём Шейн не сомневался, дошли до Сайлан и её отца. Он не пожелал видеть Мередит ни в день их свадьбы, ни после, пока она сама не пришла к нему, нагло требуя его внимания, чтобы закрепиться на троне и подле него. Этот брак изначально был неправильным по многим законам, и закончился смертью. Кровь окропила их в день свадьбы, и пролилась в день, когда императрица Севера отправилась к праотцам.
Какая судьба ждёт эту женщину? Насколько он разгневал богов выбором дочери Солнца?
Шейнир прошёл к камину и сел на одну из подушек, расшитых узором луны и белоснежных роз. Жестом пригласил Сайлан сесть напротив, за низкий столик, который приготовили им слуги. Ясемин постаралась сделать всё, чтобы угодить советникам клана, и со стороны эта ночь казалась самой обычной для императорской четы – со сладкими лакомствами и вином.

+1

4

Она не ждала, что Шейнир встретит её с распростёртыми объятиями или более того утянет на брачное ложе. Наоборот, примерно так она и представляла эту их встречу. В меру холодной, настороженной. Мужчина язвил, скрывая за этим то ли свою усталость, то ли отношение ко всей этой ситуации, а, возможно, язвительность была одной из его черт характера. Сайлан знала ещё слишком мало личной информации о супруге, чтобы понять его с первого слова. Она знала его политику; знала, кому принадлежит его сердце; знала проблемы Северных земель, но чего точно не могли сказать ни отец, ни его осведомители, так это то, каким был настоящий Шейнир дель Виззарион. Наедине с теми, кому он доверяет и в присутствии кого может по-настоящему расслабиться.
Она могла бы пропустить его вопрос мимо ушей или отшутиться, могла играть роль серой мыши, что не смеет поднять глаза на Императора и боится сказать что-то против, выразив своё мнение. Могла бы, но всё это была бы ложь, начинать брак с которой лишь себе дороже. Со временем правда и истинное лицо открывается, смывая всё напускное и неестественное, особенно в моменты эмоций. Он взял в жены не простушку, не загнанную наложницу, которой с детства прививали трепет перед мужчинами. Он обменялся клятвами с дочерью одного из Двенадцати Домов. И она ничем не хуже Деррант или Анри, к словам которых он прислушивается.
- Этот дворец знал уже слишком много траура. Это всего лишь платье, не вкладывайте в его цвет иной смысл, кроме прекрасного алого оттенка. Если вам неприятен он, Вам стоит лишь приказать, и я, как послушная жена, сменю часть своего гардероба. Перестану быть собой и стану лишь одной из многих обитательниц дворца. Вы - Император, и вправе решать судьбу каждого из нас, в том числе мою. Одно лишь Ваше слово. Да, изменить себя будет болезненно для меня, но ведь боль закаляет. Не так ли? Вы можете приказать, а можете просто сказать, что привычки меня, как дочери Нерина, Вам неприятны или каким-то иным образом доставляют вам дискомфорт. И я постараюсь измениться, чтобы соответствовать Вам, наиболее безболезненным для нас обоих способом.
Да, девушек учат больше молчать и слушать, но сейчас, когда они, наконец, остались наедине, ей было важно сказать ему так много, донести до него всё, что она обдумала за эти ночи до свадьбы.
Сайлан прошла вперед, присаживаясь на предложенное место. Вино и фрукты – классический набор для молодой пары, что должна разделить эту ночь. Захмелить разум, придать уверенность, скрадывая робость юной жены, что впервые познает мужа.
Вампирша коротко вздохнула, собираясь с силами, будто перед прыжком в ледяную воду.
— Поздравляю Вас, Ваше Величество. Вы рады? — голос девушки чуть дрогнул, но не в слезы, а в какую-то грустную и нервную усмешку. — Вы вновь женаты. Вот она я перед Вами, Ваша жена. Если Вы сейчас скажете, что рады или что видеть меня своей женой честь для Вас, я Вам не поверю. Не надо, пожалуйста. Не врите. Не мне, не себе. Это не честь. Это лишь обязанность, для нас обоих. На моем месте хотели бы оказаться десятки девушек. Половина гарема, я уверена, готовы мне перегрызть глотку за это. Вторая половина видит на моем месте другую, ту, что и так является негласной императрицей.  Этот день был бы для них в сотню раз счастливее, окажись сегодня там, в храме, джарие. Этот брак раздражает Вашу семью, Совет, Ваших подданных. Проклятая неринская девчонка, любящая солнце и кровь животных, стала Императрицей. Позор для Дома Голубой Крови. Даже Вы, Ваше Величество. Поспорьте со мной, если я не права. Я безразлична Вам как личность. Я лишь условия и головная боль. В день моего приезда в Мирдан вы позвали к себе мою служанку, Айрис. Зачем? Позвольте угадать… Вам было так важно узнать хоть что-то о своей будущей жене, как о женщине, человеке? Нет, Вам было важно лишь то, что в Ваш дом приехали Лэно. И Вы не знаете, что теперь ждать от меня? Ведь так? Для Вас я лишь фигура, образ целого клана сконцентрированный в одной женщине. Вашей Императрице. Вы были заняты, отдав на откуп джарие и вдовствующей Императрице такую незначительную и неважную для Вас проблему, как знакомство со мной. Вы не пришли на праздник, дав всему гарему повод для сплетен и пересудов. Вы посчитали, что это неважная мелочь. Вы — Шейнир дель Виззарион. Вы решились на этот брак. Я стала подарком для Вас. Жестом доброй воли и залогом примирения между Камэль и Лэно. Никто не спросил нас, действительно ли мы хотим этого. Никому нет дела до того, что мы с Вами чувствуем. Вот она я перед Вами. Сайлан Ледарре, единственная дочь главы Дома Вечного Солнца. Ваша жена. Я должна быть на две головы выше любой камэль из гарема, чтобы меня считали равной им. Мы заложники своих обязательств. Я Ваша жена. Я не прошу у Вас вечной любви и не буду клясться в ней. Я прошу у Вас только одного — не лгите мне, и я отвечу Вам тем же. Я никогда не стану той, что родила Вам первенца, Вашу дочь. Я никогда не сравнюсь с той, что подарила Вам наследника. И, тем более, я никогда не займу в Вашем сердце место той, кого Вы, как мне кажется, до сих пор не отпустили. Я лишь смею надеяться, Ваше Величество, что я стану Вашим другом, Вашей опорой и Вашем очагом. Огонь не всегда обжигает, даже когда он пылает на много миль вокруг. Я не враг тебе…
Под конец голос почти затих, а с плеч будто упал огромный камень. Она сказала ему это, сказала всё, что терзало сердце все эти дни. Проще говоря, протянула руку, в надежде, что он примет этот жест доверия и не оттолкнет.

+1

5

Шейн не поднял головы, выслушивая монолог жены. Когда Сайлан заговорила, он уже понял, что она не поторопится сесть за стол и разделить с ним эту скромную трапезу. Не угостит его вином, чтобы расположить к себе. Не изобразит услужливую женщину, которая пытается его задобрить. Он сам взял графин и налил вино в пиалу, заглушая голос вампирши размеренным шумом медленно наполняемой чаши.
Он не повёл бровью, когда Сайлан всё же села напротив, и не сказал ни слова, когда вампирша вновь выплеснула на него долгий монолог. Со стороны казалось, словно он вообще не слушает то, что говорит женщина. Когда девушка замолчала, Шейнир выдержал короткую пазу, чтобы точно убедиться, что Сайлан больше ничего не желает сказать и даёт ему возможность вставить слово, и, поставив кувшин на край стола, сказал:
- Какая ты болтливая.
Он уже говорил об этом, ещё во время празднества, но теперь Сайлан дала ему больше поводов убедиться в своём суждении.
- Мне всё равно, в чём ты ходишь, - Шейн говорил спокойно, ровно, создавая впечатление вампира, который вообще не заинтересован в женщине, что стала его женой по соглашению с кланом Лэно. Он смотрел на смутное отражение в пиале с вином, продолжая отвечать на первую часть слов императрицы. – Я бы сказал, что до этого есть дело другим советникам и старейшинам, которые ставят традиции клана превыше всего, но для них женщина из клана Лэно на троне Севера – это уже несмываемое оскорбление. То, что эта женщина предпочитает алый - белому, уже ничего существенно не изменит.
Вампир взял пиалу, поднял её, но не торопился делать первый глоток. Сначала он должен ответить на вторую часть речей Сайлан.
- Я похож на вампира, который счастлив и рад? Или на того, кто делает вид, что счастлив и рад? Мне казалось, что мой поступок с Ясемин явно дал понять, как я отношусь к этому браку, если у кого-то ещё остались сомнения на мой счёт.
Шейн никогда не говорил, что есть всего две женщины, которые его интересовали. Одна из них сбежала на Север вместе с его единокровным братом, а вторая – та, которую он по-настоящему любил, - давно мертва. То, что он испытывал к Ясемин – это не любовь и не влюблённость. Он сам это прекрасно понимал. Чувства к ней – это привычка, удобство, благодарность. Он не видел Ясемин императрицей. Никогда. В ней не хватало нужного стержня, чтобы удержаться на троне. Добрая и мягкая женщина, которую сломают смерти и страх. В браке с ней не было никакой выгоды для него, как императора.
Он опустошил пиалу, чувствуя, как терпкий вкус вина щекочет язык, как его жар медленно растекается по телу, согревая. Шейн поставил пиалу на стол и вновь взялся за кувшин, словно в эту ночь собирался напиться, а не уделить внимание разговорам и знакомству с женой. Он наполнил пиалу вином, но не свою, а ту, что предлагалась Сайлан.
На фоне Сайлан он казался тихим, спокойным, равнодушным. Она пылала пламенем, напоминая вулкан – опасный, жаркий, палящий. Он – ветер. Лёгкий бриз, что дует в лица морякам поутру, но этот бриз легко превращается в настоящий шторм, который топит корабли. Сейчас он не был штормом. Сейчас он не пытался тушить огонь, что пылал напротив него и не пытался показать свою силу.
- Я бы не женился на тебе, если бы твой клан не обещал мне верность и поддержку, - эти слова он сказал, впервые подняв взгляд на супругу. Он был честным с ней не потому что она этого хотела и просила, а потому что не собирался лгать и играть с самого начала. Зачем создавать вид, если они оба знают, что этот брак – династический? – Как и не женился бы на другой женщине, потому что нет женщины, в которой я видел бы императрицу.

+1

6

Первым желанием было вспылить. Кинуть что-то, разбить, накричать на этого самовлюбленного мальчишку. Ещё никогда её не называли болтливой. Сайлан всегда была внимательная в выборе слов и старалась ничего лишнего не говорить. И вот когда она решила, что разговор с мужем стоит сделать более откровенным – получила в ответ лишь раздраженное «болтлива».
Девушка смотрела на вампира с всё больше возрастающим раздражением. Она не ждала нежности, ласки или страсти в эту ночь, но и такое открытое пренебрежение и отсутствие хоть каких-то человеческих чувств и, как минимум, уважения и приличествующих ситуации слов – было для неё очень неприятным сюрпризом.
Они оба знали, что этот брак – политика, но при этом она надеялась, что хотя бы не станет мужу врагом с порога. Говорил бы он с ней по-другому, не будь она его супругой? Если бы они встретились на балу или случайно в коридорах дворца? Был бы он так же холоден и высокомерен с девушкой из Лэно, что не связана с ними узами?
Сайлан была очень неприятно удивлена всем происходящим, но поделать ничего пока не могла. Начинать семейную жизнь со скандала, истерики и битья посуды точно не хотелось. И лишь Селест известно, чего стоило ей проглотить всё сказанное Виззарионом и сделать вид, что её это никак не тронуло. Легко улыбнуться и всё-таки сесть напротив него за низким столиком, подавляя в себе желание влепить ему пощечину или, ещё лучше, поджечь на нём этот кафтан.
Были ли его слова попыткой вывести её на эмоции или он просто говорил, что думал, не пытаясь хоть немного смягчить смысл? Первое было бы глупо, ведь провоцировать мага огня чревато жаркими последствиями. Второе же – заставляло задуматься о умственных способностях Императора, как дипломата.
- Как и меня не было бы здесь, если бы мой клан не хотел так рьяно вернуть твое расположение, — она чуть усмехнулась, беря свою пиалу и теперь второй рукой наливая вино в опустевший сосуд мужа. — Но это наш брак. И только нам решать, каким он будет и что он принесет Северу. Нам, а не советникам и старейшинам.
А после, когда вино было налито обоим чуть подняла свою чашу, молча приглашая супруга, в этот раз разделить это вино с ней.
- Какой, по твоему мнению, должна быть Императрица?

+1

7

Для Шейна не новость, что многие его поступки и слова – это откровенная провокация собеседника, и зачастую она вызывает лишь вспышку гнева с той стороны. Иногда казалось, что вампир делает это специально, подставляясь под грязь и удар, чтобы заглушить проблему, которую упорно пытался не замечать. Что каждый этот удар по-своему заслуженный.
Чувства новоиспечённой жены его едва ли волновали. От его отношения к ней положение дочери советника вряд ли изменится. Он мог вручить в её руки больше власти или ограничить, но что касается мечей, направленных в спину, - достаточно того, что она ступила на землю дворца и остаётся в нём на должности императрицы. Всё, что он мог сделать, - это влиять на страну и на тех, кто влияет на неё. Только так их отношения, в понимании Виззариона, могли как-то измениться. На искренние и взаимные чувства или полноценное партнёрство он не рассчитывал, но отметил, что в своих словах Сайлан слишком уж часто упоминает слово «мы».
Неужели думает, что новый статус позволит ей управлять империей вровень с ним? Что он это позволит?
Он не отказался ни от предложенного вина, ни от желания Сайлан разделить этот глоток вместе с ней. И отметил про себя её старание держать эмоции в узде, но по длинному монологу, в котором ему не позволялось вставить ни одного слова, он уже понял, что новоиспечённая жена крайне эмоциональна и… эгоцентрична? Два эгоцентричных монарха на одну империю – как-то слишком много.
- Женщина, в которой я почувствую равную себе, и которая не будет говорить об этом равенстве сама. Прямо или косвенно через красивые формулировки о дружбе и соратничестве, - он вновь отпил из пиалы и продолжил: - Наш брак – это договор между кланами, и сделать вид, что он на нас не влияет и не определяет наши роли – это утопия, - вампир поднял взгляд на жену, зная, что следующие слова ей не понравятся. – Всё, что может дать мне клан Лэно, они дают взамен на привилегии. Это торговля. Одного твоего слова недостаточно, чтобы повлиять на всех советников и вынудить их сделать то, что мне нужно за просто так. Благополучие Севера не интересует никого из них. За редким исключением... – лёгкая усмешка проскользнула в его голосе. - Я бы мог назвать тебя своей пленницей, через которую я мог бы влиять на решения твоего отца, если ты ему, конечно, дорога, - на уточнении он вновь поднял взгляд на жену, чуть более долгий, чем до этого, словно пытался убедиться, что Сайлан действительно в таких отношениях с отцом, а его взгляд – с сомнением – лишь подтверждал его намерения сунуть нос в чужие отношения и слегка ими уколоть. - Но одного Дома мне мало, чтобы влиять на весь клан через женщину… Я женился на твоём клане… твоём Доме… если тебе так угодно, - Шейн легко  махнул пальцами, в которых зажимал пиалу с вином, но не пролил ни капли. – Так что ты можешь мне предложить, чтобы сделать Север лучше?

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.12.1082] Клетка с тигром