Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [29.07.1072] Золото рабов


[29.07.1072] Золото рабов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/564x/db/e5/b6/dbe5b6635536c09a3e55e0b191861b58.jpg

Эрдан | Фалмарил

29.07.1072

Индех | Олаф

[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

+1

2

Лето было теплым и влажным. Ветер, дующий со стороны моря пах рыбой и соль. На Сильве, даже летом темнело очень рано, и ясное небо было усыпано южными звездами, однако город все еще гудел, даже в кромешной тьме умудряясь создавать оживленную атмосферу. На то она и столица.
Из окон небольшой корчмы на севере города этим вечером было слышно счастливое улюлюканье, смешивающееся с недовольным гулом.
– Ха!  Двенадцать! – громогласно выкрикнул ламар с рыжими как пламя усами, в ярком наряде, делавшем его похожим на птицу с ярким оперением. Он провел победно костяшкой указательного пальца по усам и довольно откинулся на стул, так что тот опасно покачнулся. Несколько местных завсегдатаем за ним взвыли разочарованно.
На столе и правда лежала пара костяных кубиков, с красующимися на них двумя шестерками, которые выглядели так же вызывающе, как и сам модник, на морщинистом лице которого растягивалась самодовольная улыбка.
Его соперник - косматый эльф, был мрачен, как туча перед штормом. Он ведь почти выиграл, но этот сын скумбрии в последний момент отыгрался.
– Еще раз! - буркнул эльф, и толпа развлекающая себя просмотром игры загудела.
– Нет-нет, дружище – Олаф усмехнулся и покачал головой – нужно быть нежнее со своей удачей. Я больше ничего тебе не должен, как и договаривались!
– Тогда не приходи в следующий раз ко мне! Я твою жопу спасать больше не буду! – Эльф был недоволен отказом, так же как и болельщики были недовольны тем, что игра подходит к концу. Было видно как некоторые передают друг другу монеты, видимо поспорив о результатах азартного поединка.
Олаф поднял руки в примирительном жесте.
Понял, как скажешь! – он хитро но добродушно улыбнулся – Но ты отлично играл..
– Да пошел ты.. - проворчал эльф и собрался уходить.

Олаф был доволен. Сегодняшний день заканчивался восхитительно - ему повезло, что этот эльф был азартным малым, и уже второй раз удавалось не возвращать долги, обыгрывая его в кости. А значит можно будет заработанное отвезти на сохранение тетушке Тор - он опять вернется домой не с пустыми руками, и это радовало. В целом можно было бы сразу поехать в Артес. Видимо то, что удача ему все еще благоволит, подняло настроение - захотелось даже навестить дом. Хэймэ так радуется, каждый раз когда он возвращается..
Олаф собрал размашистым движением кости со стола и потряс в ладонях, перед тем как убрать к себе. Хотелось еще пива, перед уходом.
[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

+1

3

Среди болельщиков, уже успевших сделать ставки, а некоторые и не одну, за поединком игроков наблюдала фигура мало заинтересованная в исходе поединка. Не слишком примечательная, хорошо одетая, пусть и без кричащей роскоши. Разве что верх наряда был не ламарской моды - темно-изумрудный дублет из тонко выделанного сукна, до середины бедер, со стоячим воротником. Посеребренные пуговицы коего были небрежно расстегнуты до груди, обнажая шелк исподней рубахи. Впрочем, в столичном городе можно было увидеть редкое смешание одежд и говоров, так что навряд ли это бы кого-либо смутило. Равно как и покоящаяся в ножнах светловолосого мужчины сабля. Как минимум из статуса, многие носили при себе оружие, особенно, если то было хорошо украшено.
Внимание фигуры было уделено рыжеволосому франту. Впрочем, проиграй оный, наблюдавший за ним не был бы огорчен ни капли. Напротив, так даже было лучше. Многие игроки оказывали в долгах, а подобные люди, как правило, были весьма сговорчивы. Впрочем, пока что фигуре оставалось лишь ожидать завершения партии, которая, к слову, была явно не на стороне цветастого ламара.

Индех не слишком жаловал столицу. И дело было вовсе не в ее шуме или невообразимой помпезности. Эрдан был завораживающе красив, но, вместе с тем, он концентрировал в себе наиболее количество лиц, раздражающего всякого, в ком текла кровь Домну. Древние высокомерные рода, относящиеся к его семейству едва ли не как к прокаженным. В любом случае, те из них, кто не успел промотать своё состояние.
Впрочем, в этот раз встретиться с кем-либо из них светлокудрому ламару не грозило. Его путь лежал в куда менее чистые районы с намного более простыми обитателями. И деньги здесь ценили куда выше длины родословной.

Верно ли я понимаю, что единственное, что Вы смогли мне предложить, это имя ламара, коему известно интересующее меня место? — в голосе мага, всем своим видом излучавшего дружелюбие, мелькнули холодные нотки. Торговец слухами, до этого державшийся крайне расслабленно, чуть подобрался. Вовсе не испуганно, скорее по-деловому, — Вы горько разочаровываете нас.
— Я приложу рекомендательное письмо... — делец немного наклонился вперед, — но более мне предложить Вам нечего.
Разговор не заладился с самого начала и спрятавший раздражение за улыбкой Индех, лишь отсчитал причитающуюся сумму и, забрав клочок бумаги, отправился вон. С Барнэби, откровенно скользким типом, он работал уже не первый раз и, если бы тот смог дать что-то больше, он бы это сделал, выторговав надбавку, но сделал. Малый, хоть и был редкостным мерзавцем, вел дела честно. Как минимум, относительно своих коллег. Шанс найти второго такого в этой братии был схож с вероятностью найти алмаз в отхожем месте. Получится навряд ли, но вымазаться придется без сомнений.

— Ха!  Двенадцать! — громогласный крик ламара развеял сомнения в удачливости рыжеволосого. Ему удалось отыграться под самый конец партии. И, к большому неудовольствию публику, игра закончилась. Все те, кто успел поставить не на ту метафорическую лошадь остались без возможности отыграться, подобно тому недовольному эльфу, что собирался уходить. Еще немного помедлив, покуда расходились зрители, Индех вышел вперед, подсаживаясь к удачливому игроку, — господин Олаф, смею полагать?
Молодой Домну знал не так много о том, с кем ему предстояло поговорить. Кроме внешнего описания, ему было известно лишь имя и прозвище. Тогда оно еще удивило мужчину, но сейчас он находил его весьма точным. Пожалуй, даже излишне точным.

+1

4

Олаф обменялся парочкой веселых враз и рукопожатиями с теми, кто поддерживал его, и уже собирался встать и пойти к хозяину, попросить пива напоследок, чтобы немного поддержать хорошее настроение, но с этим пришлось повременить - рядом с ним стоял незнакомый ламар, и очевидно, что-то от него хотел. Рыжий сначала нахмурился от чего его черты лица сразу стали более жесткими - Олаф никогда не был добрым или вежливым, более того, когда с его подвижного лица сходила улыбка, становилось понятно - он типичный бандит, с которым не стоит водиться. Да и шрам тянущийся от щеки до черепа он явно не цветы собирая заработал. Впрочем, именно в этой корчме ламар был такой не один. Безобидные ребята предпочитали обходить это заведение стороной.
Во многом именно поэтому сначала он даже удивился - незнакомец в зеленом дублете был одет даже слишком хорошо. У старого пирата, который заведовал этой корчмой было непринято грабить посетителей прямо в заведении, но вот в корчме по соседству за такие пуговицы можно было получить по голове не успев сделать заказ. Особенно учитывая, в каком плачевном состоянии была страна, после узурпации власти. Хотя сабля на поясе, которая бросилась в глаза мгновением позже, отвечала на многие вопросы. Если конечно, она не для красоты. К тому же многие пираты, предпочитали кич и роскошь - какой смысл жить в серости, если завтра, с большой вероятностью можешь пойти ко дну или получить нож в спину.
Вообще спрашивающий не выглядел чьим-то головорезом, но вид имел все-таки бывалый. Отставной вояка, капитан без корабля или обедневший аристократ? Сложно было прикинуть.
- В точку - кивнул рыжий, перестав хмуриться, но внутренне слегка напрягшись - когда его кто-то искал, редко когда это бывало хорошо. - Я  -Олаф. Что тебе? - тон не был грубым, скорее деловым. Ламар надеялся, что прямо сейчас проблем не возникнет, но на всякий случай прикинул как быстро сможет схватить саблю, прислоненную рядом к столу. В городе было не так и мало людей, которые были бы счастливы подложить ему ерша под зад.
[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

+1

5

Индех откровенно недолюбливал те редкие моменты, когда ему приходилось общаться с пиратами. Моряки в целом представляли из себя ту еще гремучую смесь, вроде той, что запечатывали в бутыли алхимики, но, к тому моменты, когда они пересекали черту, разделявшую честных тружеников моря от разбойников, все становилось в дюжину раз хуже. Особенно, когда все эти морские волки сходили на сушу. Жесточайшая дисциплина, требуемая на маленьком деревянном островке условной безопасности посреди невообразимой силы стихии ненадолго отступала, высвобождая все то, что приходилось подавлять.
И его собеседник выглядел именно так, как и подобалось опытному моряку: с потрепанной шкурой, неприветливым тоном и не слишком жалующим незнакомцев.  Догадываясь о сфере деятельности, последнее было даже не удивительным. Впрочем, нечто, способное хоть сколь-либо заинтересовать Олафа не завершать разговор преждевременно у молодого Домну было. И, сколь бы ему не хотелось поговорить вне стен подобного заведения, разговор начинать предстояло именно тут.
«Для начала, совсем немного Вашего времени», — молодой маг выложил на стол и пододвинул к пирату сложенный лист, полученный от Барнэби, поверх которого лежала пара серебряных монет. Уж если Олаф был кем-то повыше матроса, то с грамотой он должен был справиться, — «мне требуется проводник к одному весьма любопытному месту, господин Олаф. Если это Вас заинтересует, смею пригласить Вас на небольшую прогулку. Если же нет», — губы Индеха тронула легкая полуулыбка, — «приношу свои извинения за беспокойство.»

Ламар, на прощание кивнув рыжеволосому, уверенно вышел из корчмы, однако оставаясь неподалеку от входа. Ему предстояло тщательно обдумать что именно предстояло сделать, если рыжий пират откажется. Конечно же, в первую очередь напрашивался самый простой способ - воспользоваться услугами умельцев, заставляющих человека поведать даже самые сокровенные тайны. Впрочем, «Неблагой дом» не был разбойниками и предпочитал пользоваться «язычником» или магией вместо примитивного причинения боли. Иным путем было попытаться слегка подтолкнуть пирата при помощи псионики, но молодой Домну опасался что, если Олаф защищен артефактом, это может лишь все испортить. И тогда уж точно уж точно придется заниматься чем-либо не слишком одобряемым семьей. Домну не любили мараться подобным, особенно, когда предстояло это делать самим. Быть может они и падший дом, но все же не свора бандитов, чтобы хотя бы не попытаться все решить цивилизованным путем. Например, используя шантаж и подкуп.

+2

6

Прогулку значит? Олаф усмехнулся - вежливый какой. “Вас”, “прегласить”, “господин”.. Стало быть парень с манерами. Это подтверждало теорию с аристократом или богатым купцом. Головорезы городские слово “господин” без раболебствующего тона и произнести-то не могут. Этот был совсем другой, и держался не как бандит. Хотя в этом окружении такое поведение казалось даже вызывающим - быть вежливым среди пиратов, это выделяет из толпы, как будто магический светильник над темечком.
Может он что-то знает о нем? Очень маловероятно, ибо свое прошлое Олаф скрывал лучше, чем даже свое золото. Сослуживцы, встреть они его сейчас, если кто-то еще остался в живых, наверняка не узнали бы в этом грубом щеголе, того молодого дружинника..
Олаф глубоко вздохнул. Ему не очень нравилось облако таинственности, что создает вокруг себя незнакомец, но делать было нечего, но и торопиться ламар не собирался, в конце концов, это к нему пришли с просьбой, а не наоборот. 
Рыжий взял со стола письмо и развернул. Интересно, подумал ли патлатый о том, что будь Птичка обычным пиратом, то такое письмо пошло бы максимум для розжига печи, учитывая как обстоят дела с грамотностью у бандитов…
Впрочем, почти сразу все прояснилось. Барнэби. Действительно, кто еще, как не он? Старый карась отлично продавал информацию, но зачастую продавал кому попало и кто больше заплатит.
Как и все здесь.
Ладно, это многое объясняло, а главное настраивало на хороший лад. Только вот, была одна проблема, о которой Олаф не успел ему сообщить…
Ламар подхватил саблю, и не спеша повесил ее на бок. Проверил нож под воротником.. На случай, если снаружи его ждет неожиданность, достал трубку, набил ее табаком и затянулся.

Дверь открылась и Олаф вышел, небрежно оглядываясь, в поисках нового знакомого, но успев пробежаться глазами по округе, в поисках возможной засады.
Нет, все спокойно и тихо.
Хорошо.
Огонек от зажженной трубки блеснул в темноте, и направился в Индеху. Вскоре слабый желтый свет из окна корчмы осветил лицо пирата, подчеркивая угловатость контрастными черными тенями.
– Так значит Барнэби продал тебе мое имя? – сразу начал ламар, подойдя к незнакомцу – И сколько он содрал с тебя? – Олаф улыбнулся, давая понять, что не собирается никого оскорблять –Ладно-ладно, не отвечай, не хочу знать, что старикан продешевил.. –взмах рукой, словно хотел отогнать муху – Да, я знаю одно место на острове, от которого за версту несет магией
Олаф магической наукой в полной мере так и не овладел, не смотря на то, что имел магический дар - его не самая богатая семья не смогла позволить себе больше, чем учителя обычной бытовой магии, к тому же, сам мужчина всегда предпочитал саблю. Однако чувствовать Особые места он мог. – Но перед тем как мы договоримся, мне важно знать.. - он снова затянулся трубкой и выдохнул облачко дыма – Зачем оно тебе? Не похоже, чтобы ты был просто богатеньким сынком, которому захотелось приключений.
Олаф пропустил всю вежливую часть разговора и приветствий, не только потому что ему было наплевать, но и надеясь получить пару очков в беседе, благодаря напору.
[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [29.07.1072] Золото рабов