Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [29.12.1082] Pia desideria


[29.12.1082] Pia desideria

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/tA79cd7.jpg
— игровая дата
29.12.1082
— локация
Северные земли, г. Мирдан
— действующие лица
Сайлан Ледарре
Эдриан Грейн

Руша одни традиции, стоит восстанавливать другие.
Поэтому Сайлан решает посетить вдовий дом, как когда-то делала мать Шейнира.

Отредактировано Сайлан (28-03-2022 23:58:02)

+1

2

Сайлан Ледарре не была добры в привычном смысле этого слова, ведь доброта должна идти от сердца, но она была умна. И её доброта шла именно от ума. Любое действие, слово или решение новоявленная императрица выверяла теперь в десять раз тщательнее, чем до восхождения на престол. Нет, и во время своего проживания в Нерине она не слыла глупой и недалекой девицей, но теперь, став женой Шейнира, она была словно букашка под увеличительным стеклом любопытного мальчишки. Когда пытливый ум хочет рассмотреть каждое движение, каждый шаг; посмотреть, что будет, если оторвать лапку, и как долго проживет, если вместо лапки тело лишится головы. Пока боги берегли молодую императрицу и ни одного опасного момента для неё, за почти месяц пребывания во дворце, не было. И всё же расслабляться было нельзя. При этом новый статус накладывал и новые обязательства.
Одной из таких обязанностей было участие в жизни несчастных и обездоленных жителей Мирдана. Особенно тех самых слабых её составляющих – женщин и детей. Традиции, что была одно время ежегодной при правлении Мирры Виззарион, в последствии почти забылась, но сейчас Айли решила возродить её. И дело было не только и не столько в душевных порывах девушки, сколько в четко продуманном ходе: показать клану, что женщина Лэно – не зло для них, а наоборот.
Навестить вдовий дом, привезти туда небольшие подарки перед Хэлором и узнавать, какие есть проблемы, которые можно решить, у вдов и детей тех, кто погиб на службе Императора – что может быть более теплым и душевным?
Пришлось поуговаривать Шейнира, тот не был особо рад отпускать куда-то новую жену. И это было понятно. Если даже в стенах дворца может ожидать обсидиановый порошок в еде или нож ночью в постели, чего ждать на улицах города? Но Сайлан Ледарре не была бы дочерью своего отца, если бы не могла находить подход.  Император всё-таки согласился возродить старую традицию, но просто так позволить вампирше уехать из дворца лишь в сопровождении гвардейцев не мог.
Именно поэтому сейчас, в последний день студеня, красноволосая стояла в саду, ожидая своего провожатого и телохранителя на сегодняшний день – Эдриана Грейна. Лично с этим вампиром она была знакома лишь поверхностно, но раз Виззарион доверял тому жизнь жены, то Советник явно не был лишь бумагомарателем.

+1

3

Эдриан был не в духе.
В последнее время это случалось с ним регулярно и в большинстве случаев - не без помощи Его императорского величества. Всё, чем до сих пор был славен официально представленный наследник, было не к лицу императору, но привычки ломались тяжело. Шейнир скрипел зубами, гневно сверкал глазами, слал все традиции к демонам, а они с Харукой продолжали повторять бесконечные "так надо", старательно убеждая не действовать поспешно.
Пока за юным Виззарионом была слава реформатора - добрая слава, но стоит только чуть перегнуть палку... Эдриан не хотел бы, чтобы им довелось узнать, каково жить во времена, когда нового императора считают еретиком, поправшим заветы предков и осквернившим семейную честь. Как будто в хитросплетении придворных интриг и настоящих тайных баталий, скрытых от глаз и оттого вдвойне опасных, эта самая честь рода не была запятнана задолго до рождения Шейна.
Кроме того, самому Эдриану пришлось слишком спешно оставить службу в Ордене Шейдов сразу вскоре после того досадного случая с леди Анри. Наследник Дома Черных Клинков, у которого подрастали близнецы брат и сестра, мог себе позволить рисковать, неся почетную службу на благо империи... в отличие от новоявленного главы Дома Королей Белого Сияния. Потеря двух глав одного и того же Дома за год - непозволительная слабость, которая подорвет авторитет (а вместе с ним - и уверенность в здравомыслии) Шейнира Виззариона, а этого империя не может себе позволить.
"Равно как и потери второй императрицы подряд," - Грейн едва заметно нахмурился, но его лицо тут же вернуло себе обычную невозмутимость.
По сути это был приказ, но Шейнир сумел даже его облечь в дружескую просьбу. Было видно, что он не горит желанием отпускать свою супругу дальше дверей спальни, и такой подход Эдриану в чем-то даже нравился, однако такой шаг многие бы расценили как признак слабости со стороны правителя, который не способен обеспечить безопасность собственной жене. Её императорское величество, очевидно, старалась уравновесить реформаторские наклонности мужа, решив возродить одну из древних традиций и взять на себя роль Леди-заступницы, которую обычно принимала на себя каждая имепратрица.
И это импонировало Эдриану. Шейниру стоило бы задуматься о том, насколько важно поддерживать хорошие отношения с женой. Его теплые отношения с Ясмин, конечно, принесли некоторые хорошие плоды (один конкретный плод), но Ясмин при всех её несомненных прелестях и достоинствах, таких как мягкий покладистый нрав, была и останется не больше, чем наложницей. А юному Виззариону сейчас как никогда требовался надежный союзник, способный разобраться в тех интригах, которые рождаются у него под самым носом, вхожий в те места, в которые мужчинам традиционно вход заказан, не уступающий силой характера многим членам совета.
Пожалуй, ради императрицы из клана Лэно, обладающей ценным магическим потенциалом и не менее ценным даром не бояться лучей дневного светила, стоило нарушить пару древних традиций.
- Ваше величество, экипаж подан, - приветствовал ожидающую в саду Сайлан Эдриан и с поклоном подал ей руку. - Прошу Вас проследовать к главному входу.

Отредактировано Эдриан (07-04-2022 21:37:28)

+1

4

В идеале было совершить эту поездку с Шейниром. Что может быть лучше, чем визит Императорской четы перед самым холодным временем года? Да, Виззарион в качестве спутника был бы лучше, чем его Советник, но Император четко высказал свою позицию. Благо хоть, что отпустил её в эту поездку, а не запер во дворце. Поэтому Сайлан не стала настаивать, сделав лишь пробный шаг и считая даже это уже пусть небольшой, но победой. В конце концов, со свадьбы прошло всего ничего и супруг особо и не горел желаниям общения и нахождения рядом, а дочь Дома Вечного Солнца и не настаивала.
Она не собиралась изображать влюбленную семью как на картинке, народ чует фальшь, какой бы вычищенной не была внешняя оболочка. Тем более глупо изображать счастливых супругов, когда их клятвам нет и месяца. Да, для обычной пары это самое сладкое, самое нежное, самое возвышенное время. Вот только они были не простой парой, что сочеталась узами брака по любви. Сайлан считала, что их отношения должны стать сродни вину, что зреет долго и со временем становится только лучше. Надо лишь запастись терпением и не торопить события, ведь спешка и неаккуратность могут погубить сырьё и вместо прекрасного напитка, имеющего свой неповторимый вкус и аромат, получится кислое и испорченное нечто, место которому лишь в выгребной яме.
Брак и отношения с Шейниром – это очень важная часть её жизни, но без любви подданных трудно идти вперед. Восставая против супруги, народ может взбунтоваться и против Императора, что эту женщину выбрал. Тем более, когда Императрица – чужда трем четвертям населения в своих основных потребностях.  В первую очередь она хотела, чтобы вампиры перестали видеть в ней дочь Солнца, проклятую Лэно. Айли должна была стать для них Матерью и Защитницей. Да, Ледарре ещё не была настоящей матерью и даже не носила ребенка под сердцем, но женские руки - это то, что у любого ассоциируется с заботой и нежностью.
Мужской голос не позволил ей сильно уйти в мысли о предстоящем визите. Поправив лисий воротник, чтобы черный мех лучше закрывал от холодного ветра шею, девушка обернулась.
- Эдриан, - короткий кивок приветствия и чуть дрогнувшие в улыбке губы, когда она увидела поданную руку. За садом следили и ухаживали, тропинки ежедневное очищали от снега, не позволяя тому стоптаться и превратиться в лед, поэтому было совершенно не скользко, и в руке помощи девушка не видела никакой потребности. – Благодарю, - осторожно оперевшись пальцами, затянутыми с кожу перчаток, на запястье вампира, Сайлан пошла к упомянутому экипажу. Она не стала класть свою руку в его ладонь, считая это не совсем приличным сейчас, но и обидеть мужчину не могла.

+1

5

Эдриан спрятал усмешку в уголке рта, несколько позабавленный разницей в воспитании. Он знал, что клан Лэно отличается от прочих не меньше, чем клан Виан, но не ожидал узнать об этом таким образом.
У Её величества были весьма любопытные понятия о приличиях: обратиться сразу по имени, опуская титулы и звания, хоть они и были представлены друг другу лишь формально – вполне допустимо, но опереться на чужую руку непозволительно. А ведь это самый обычный жест вежливости, и считается скорее невежливым не предложить леди руку, особенно зимой, когда камни мостовых покрываются наледью, и каблучки женских сапожек порой подводят своих обладательниц.
Визит во вдовий дом пугал Грейна, хоть он скорее умер бы, чем признался в этом. Право слово, даже звучит смешно: бояться встречи с женщинами и детьми, но именно это пристанище взятых под опеку императора, потому как больше их опекать было некому, вызывало в нем смутную тревогу.
Эдриан лишь однажды бывал здесь, но запомнил этот визит на всю жизнь – ещё один из милых сюрпризов отрядного целителя Кайрэ, на которые тот оказался на удивление богат. Кто бы мог подумать, что меланхоличный и отстраненный целитель каждую неделю приходит во вдовий дом, чтобы лечить многочисленные детские хвори и прописывать вдовам зелья, которые без рецепта не продаст ни один аптекарь? Однако Кайрэ не пропустил ни одного дня, посвященного этому неожиданному акту благотворительности.
Это было… странно, но и только. Пожалуй, более странным было то, что детвора души не чаяла в Кайрэ, облепляя его сплошным многоголосым и многоруким комом, в центре которого высился спокойный и незыблемый, как мраморный истукан, целитель. Вот только его спокойствие сыграло с самим Эдрианом дурную шутку, и хотя тот сразу же понял, почему целитель не в форме, что-либо предпринимать было уже поздно.
- Папа! – завопил один из малышей и врезался в его колени, плотно обхватив своими крохотными ручонками. Молодая женщина обернулась на этот крик, и Эдриан с ужасом наблюдал, как угасает на измученном горем лице безумная, неистовая надежда, как она сменяется болью, тоской и почти ненавистью.
Ее выдержки хватило на то, чтобы увести ребенка, извиняясь за его ошибку, но растерянное извинение самого Эдриана её подкосило. Как оказалось, её муж умер всего неделю назад, заработать хоть какое-то содержание для своей семьи он не успел, а малыш, который до сих пор с трудом отличал своих от чужих, ещё не успел понять, что папа уже не вернется.
А теперь Эдриан Грейн сопровождает Императрицу в место, которое на протяжение нескольких лет напоминало ему о том, какой будет цена ошибки командира, если он отдаст неверный приказ.
И что он должен сказать Её величеству в связи с этим? И должен ли вообще?
Вдовий дом встретил их предпраздничной суетой, снежками, один из которых едва не угодил в лицо императрице, и радостным визгом детворы. Кажется, Шейн несколько иное имел в виду, настаивая на том, чтобы Эдриан защищал Её величество, но даже комок снега способен пагубно отразиться на авторитете августейшей особы, поэтому его пришлось перехватить в воздухе.
И пусть леди Ледарре способна была увернуться от десятка таких снежков, суета и поспешность не подобают первой леди империи… до тех пор, пока она сама не согласится на подобное времяпрепровождение.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [29.12.1082] Pia desideria