Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [02.11.1082] Blood and Stone


[02.11.1082] Blood and Stone

Сообщений 31 страница 60 из 72

1

https://i.imgur.com/bswKvuc.jpg

Связанный эпизод
[02.08.1082] Сотня перьев по бумаге

Место действия
Остебен, округ Вильсбурга, графство Дорренгарай

Герои
Арх, Лелия, Изувер

До столицы через десятые руки дошёл слух, что часть вампиров из войска, посланного императором Севера, отсоединилась от братьев по крови и скрылась в округе графства Дорренгарай. От их нападений страдает прибрежная деревня. После наплыва нежити и потянувшегося за этим голода и болезней, у деревенских жителей нет сил отбиваться от ренегатов. Им на помощь отправляют алиферский отряд - на крыльях воины Поднебесной доберутся быстрее солдат и инквизиции Остебена, а времени медлить нет.

+3

31

Вариант бежать, не принимая бой с двумя противниками сразу, казался вампиру хорошим. Во всех смыслах. Но он так увлёкся, забив тревогу, что совершенно забыл о магическом щите, и это стоило ему жизни.
Смерть вампира оказалась не напрасной. Его крик всё же подействовал, эхом разносясь по коридору сначала предупредительным криком, а после – болезненным, который вскоре затих, едва жизнь покинула его тело, оборвавшись на острие чужого копья. О защите забыл не только вампир, но и алиферы, что вторглись в вампирье логово, и это стоило двум сторонам достаточно дорого.
На создание элементаля нужно время, и этого времени хватило вампиру, возникшему в коридоре, чтобы атаковать алифера – ледяное копьё, с запечатанной внутри кровью, понеслось прямо на него, забирая плату за смерть собратьев кровью. Этот вампир явился к ним не с голыми руками и телом – магический щит окутывал его заметной аурой крови, а в правой руке вампир держал изогнутый клинок, знававший вкус крови не хуже, чем его хозяин-вампир.
Вид возникающего в коридоре элементаля нисколько не страшил вампира, а лишь раззадоривал вмешаться в поединок.
На счастье двух алиферов, вампир был сильным магом, и хотя держался от них на расстоянии, не торопился сходиться в ближнем бою и всё же был один. Другие вампиры не показывались – то ли не услышали клича тревоги, то ли слишком увлеклись другими алиферами, что свалились на их головы среди белого дня.


Заклинание «Жало» направлено на Арха – откат за каст элементаля с тяжелыми ранениями.
Магический щит вампира – «Королева сердец»

Отредактировано Изувер (26-04-2022 15:56:49)

+2

32

Хладнокровие, выдержка и дисциплина - это важные качества на поле боя. Именно они позволяют не потерять головы и не начать совершать хаотически-истерические действия. Арх видел, откуда появился новый враг. Он появился из коридора, куда так спешил попасть убитый предшественник в проход, ведущий к лестнице. Да, он видел, как враг подготовил быстрое заклинание. Попытаться уйти из-под его атаки, безусловно, хотелось бы. Но алифер подавил в себе этот рефлекс - иначе бы он прервал сотворение своего заклинания, и по факту сразу проиграл бы по двум направлениям: не смог призвать элементаля, к тому же попал так или иначе под действие заклинания, которое обладало эффектом самонаводки. В этой ситуации ему оставалось лишь одно - выбрать ту часть тела, которую он подставит под удар и принять его. В последний момент он лишь сгруппировался и подставил свое левое плечо под удар, избежав тем самым более смертельно опасного попадания в грудь. Копье было магического происхождения, а потому пробило защитный наплечник Элоса и вошло в плечо, от силы удара покачнув Арха. Сделав по инерции пару шагов в сторону после удара, мужчина таки завершил начатое и отправил своего элементаля в бой коротким приказом: "В атаку!" Только после этого сам скрылся в комнате вместе с Лией.
Острая боль в плече разлилась по всей руке и левому боку, создавая ощущения, что там не только рваная рана, но в которую ещё щедро насыпали горящих углей. Лед лишь добавил к бешенной пляске нервных окончаний почти незаметной на этом фоне сводящей ломоты, из-за чего рука почти безвольно повисла плетью. Момент, когда нарастает боль, кажется, даже на какое-то время замедляет время, чтобы позволить прочувствовать весь букет и позволить раскрыться всем глубоким оттенкам её вкуса. Арх стискивает зубы, сведя скулы от напряжения, но он не позволит себе издать ни звука - на него внимательно смотрят как его напарница, так и его враг, который хочет крови, которому за счастье услышать и увидеть муки своего противника. И последнему он не подарит такого удовольствия - это дело принципа, это дело чести.
Увидев кинжал под грудью Лии, Арх легко кивнул головой, процедив. - Элос.
Ему сейчас было несколько не до разговоров и до некоторых нюансов ситуации, которые отмечались где-то на краю сознания, но сейчас абсолютно не перетягивали внимания на себя. Боль отрезвляла, снимая ту злость и ярость, которая всполыхнула в нём пару мгновений назад, однако говорить сейчас ему было больно. И мужчина не видел смысла в этом. Всё потом.
Позже.
Сейчас перед ними стояли другие более насущные вопросы, чем происхождение его напарницы и её артефакта. А именно их раны и противник. Который сейчас безусловно занят тем, что с ним сейчас разбиралась его маленькая помощница Вия (в какой-то момент он решил дать ей имя, хотя сам не представлял, почему и зачем). Она выиграет им время, которым они должны распорядиться правильно. К своей горечи Арх не был столь успешен в искусстве магических дуэлей, как хотелось бы, его арсенал в большей степени был ориентирован на поддержку, нежели атаку, но это означало, что он сейчас обязан распорядиться как можно вернее своими ресурсами. От выверенности и просчитанности их действий зависело всё.
- Там маг крови. - Это то, что он успел понять наверняка, не зная, что ещё скрыто у мага в загашнике. Он говорит это Лии, пока занимается её ранениями, чтобы она сейчас правильно представляла расклад ситуации. - Под долгими щитами.
Работать по сути приходилось одной рукой. И хоть Лия давала понять, что рана незначительная, а лезвие извлекаемого кинжала не обладало зазубренной заточкой, Арх понимал, что процедура будет болезненной. Шепнув заклинание, которое снимало боль, он извлекает кинжал резко и быстро, своими словами предварительно переключив внимание девушки с ран на противника.
- Линлэ - это хорошо, но наш враг будет тянуть кровь. - Магов, помимо собственной магии, обучают азам магии других школ, чтобы теоретически знать арсенал противостоящего тебе противника. И надо отметить, что арсенал кровавиков был крайне поганым. Поэтому он применяет заклинание регенерации для ран Лии в совокупности с её артефактом. Арх бы ещё хотел удостовериться в том, что клинок, который он вытащил, не отравлен. Вот только времени на эту процедуру не было совершенно. Полагаться на предположение, что желая иссушить всё, до чего дотянутся их когти, упыри не хотели портить кровь своим жертвам, не хотелось. Поэтому беглый краев раны и проверка самого извлеченного лезвия кинжала, не запятнанного кровью на наличие нехарактерного запаха, а затем вручает ей как заслуженный трофей.
- Есть какие-то симптомы отравления? Если почувствуешь что-то... - пауза от боли. - Не молчи, скажи немедленно.
Они поняли, с кем имеют дело, теперь осталось решить, как с ним сражаться, учитывая, что половину своего магического резерва алифер уже исчерпал, а ещё нужно заняться собой. Впрочем, была у него одна боевая наученность против таких пациентов, а потому она и сразу пришла на ум. Вакуум - заклинание удушающего действия. Конечно же оно не могло пробиться через  магический щит вампира, но в потенциале этого и не нужно. Чем дольше вампир не будет понимать, что оказался в безвоздушном пространстве, то когда в его щите кончится запас воздуха, который расходуется много в состоянии активности, то начнет задыхаться резко и стремительно. А вот отсутствие воздуха совершенно не мешает его Вие.
- Нужно перекрыть ему воздух. Когда он будет задыхаться, он станет максимально уязвимым.
Вот такой план пришёл ему в голову. Он казался Арху лучше, чем оголтело сейчас наваливаться толпой и надеяться, что его щит не выдержит раньше, чем кто-то из них умрет. Впрочем, подобный щит был и в арсенале мага на подобный случай, если не будет идей получше.

__________________________
Кровавик - маг крови.
Долгий щит - щит с долгим поддержанием за счет маны.
резерв маны на начало поста: 270. После лечения (-35-20) = 215
Броски дайсов - атака Вии на вампира. удача, с легкими ранениями.

Элементаль, внешний вид

[icon]https://i.imgur.com/HSsLzku.png[/icon]

Отредактировано Арх (28-04-2022 13:50:39)

+2

33

[icon]https://i.imgur.com/Cy279rS.jpg[/icon]
Что могло сделать их ситуацию ещё более поганой, чем она есть сейчас? Только ранение Арха… Лелия видела копье, словно оно зависло в воздухе на долгие доли секунды, а затем вонзилось в плечо алифера, рассекая доспех, словно тот был из ветхой ткани, а не из металла.
Наверное, в критичные моменты всё воспринимается именно так – будто происходит под водой, замедленно и оглушающе тихо, а затем время, что тянулось густой патокой, бьёт стрелой в самое сердце.
- Его магический резерв не бесконечен, - тихо сказала девушка, застыв крылатой статуей, пока целитель вытаскивал кинжал. Она ждала боли, но та миновала её, и Лелия с благодарностью посмотрела на своего напарника, понимая, что он тратит свои силы на то, чтобы облегчить её состояние. Благородно… хотя и может обойтись им дорого в грядущей схватке с магом крови.
- Симптомов отравления нет, - мотнула она головой, бросив короткий взгляд на клинок, который так неудачно словила, и нахмурила брови, слушая план Арха.
Да, он был действенным, но требовал времени, а его так мало, потому что за одним вампиром могли прийти ещё несколько и тогда их просто зажмут в этой комнате и вынудят отступить.
Что она могла сделать в такой ситуации? У неё не было ни лука, ни арбалета, да и не владела она навыками стрельбы, всегда предпочитая ближний бой. Единственное её оружие, которое могло поразить цель на расстоянии – метательный кинжал, подобный тому, что настиг и её, но кинжалом щит не пробить. Если только…
Лелия приняла решение мгновенно, ведь даже если зачарованный Гранью противоречия клинок не поразит вампира, он пробьёт или хотя бы ослабит его щит, а это поможет и Арху, и его элементалю.
Прекрасно сбалансированный кинжал лёг в ладонь девушки, а по его лезвию потекла обсидиановая чернота, наполняя металл магией. Алифер выглянула в коридор буквально на пару мгновений, чтобы вампир не успел среагировать, и метнула кинжал, почти не целясь и не пытаясь увидеть результат.
Через секунду раздалось тихое звяканье металла о камень – значит, щит кинжал не пробил… иначе звук был бы совсем другим… Обидно, но не фатально, ведь у Арха был план.
О том, что она владеет лишь одной школой магии, Лелия не жалела, ведь в принципе не так часто прибегала к заклинаниям Хаоса, предпочитая разить клинками, но сейчас была та ситуация, когда её навыки были почти бесполезны, ведь Жрица Хаоса или Жрица возмездия могли навредить не только вампиру, но и Арху.

Заклинание

Грань противоречия, потрачено 65 маны, осталось 294

Бросок дайсов

+2

34

Удар элементаля поглотил магический щит; часть маны вампира ушла на защиту, но он, казалось, и бровью не повёл. Лишь протянул перед собой руку, направляя пальцы в сторону павшего собрата, и потянул кровь из его тела, иссушая, подобно вампиру, и отнимая все оставшиеся чужие силы. Потоки крови послушно потекли к нему, подчиняясь и пополняя такой ценный магический резерв. Бой мог и не затянуться, но вампир и не думал упускать такую возможность – пополнить силы за чужой счёт. Мёртвому кровь ни к чему.
Биться против творения магии – воздушного элементаля – практически бесполезное занятие, пока не кончатся силы противника на поддержание заклинания. Вампир хотел достать разом и магическую тварь, что маячила у него перед самым носом, и её ушлого создателя. Вид и запах чужой крови лишь чесали эго вампира, и он не собирался останавливаться. То, что в коридоре не было других вампиров, способных ему помочь, его не пугало. Он чувствовал себя свободно и уверенно, когда вновь отдавал часть магических сил на сотворение заклинания.
И как же он удивился, когда заметил женщину! Она появилась всего на мгновение, послав в его сторону напитанный магией кинжал. И, как показалось вампиру, совершенно не смотрела, куда посылает оружие. Он ловко увернулся от него и тихо хмыкнул, когда бесполезная железка, потратив часть таких драгоценных магических сил, просто врезалась в стену и, отлетев от неё, упала на пол. От элементаля было намного больше проку, но и он не вечен.
Не давая противникам больше времени на защиту, вампир вновь использовал магию. Стая призрачных летучих мышей ринулась в бой, заполнив собой коридор. Они врезались в элементаля, не причиняя ему никакого вреда, и летели дальше, преследуя иную цель – живую. Ту, что пряталась от его взгляда и, как думалось вампиру, выжидало удачного момента для атаки, лелея раненную руку. Он знал, что может пропустить ещё один удар элементаля, так и не убив свою цель, но сможет заставить её помучиться от боли, забрав часть крови себе.


Паразит, вампир, убитый Архом, превратился в горку костей, обтянутую сухой, похожей на мумифицированную, кожей.
Мышиная армия, заклинание ослаблено. В случае попадания в магический щит – пробьёт его, но не причинит вреда алиферам. Без щита – заберёт часть крови, но не убьёт.

Броски дайсов

+2

35

"Ну это как сказать". Пронеслась легким отголоском мысль в голове на фразу о резерве, учитывая, что кровавики мастера манипуляцией не только над кровью, но и своими магическими резервами. Однако вслух он не озвучил. Часть моральных и физических ресурсов уходила на поддержание раны, точнее того, чтобы временно игнорировать свое ранение, что в свою очередь ослабляло концентрацию, но не желание противостояния. Оно как раз возрастало прямо пропорционально боли. И всё же это был не тот противник, с которым можно было позволить себе допустить ошибку.

Лия сделала свой шаг. К сожалению, такие шаги редко имели успех, и хороши были в плане отвлечения внимания, но попытка не пытка. Он решил воспользоваться этим шагом, чтобы сплести заклинание вакуума, но...
Это изначально выглядело слишком хорошо, чтобы быть похожим на правду. Плести заклинание одной рукой было довольно проблематично, а ранение вносило свои коррективы.

- Н-н-н, - пришлось отклониться обратно, а каждое движение буквально вворачивало этот штырь внутрь, заставляя белые искорки плясать в глазах. В любом случае то, что готовил их противник, Арх не мог понять, он мог только располагать информацией о том, что чтобы это не было, это будет иметь крайне неприятные последствия для них. Обстоятельства не позволяли даже думать о том, чтобы заняться собой. Медлить было нельзя. Алифер ставил воздушный щит, убрав крылья. - Я пойду впереди, держись за мной. Зажмём его втроем. Под удары не подставляйся.

Его голос звучал непривычно низко в тот момент, когда он отдавал этот приказ. Мужчина перехватил копье и коротко добавил, переходя в наступление. - За мной!
Кем бы ни была Лия, и для каких бы своих целей она не преследовала, решив присоединиться к их группе, мужчина не мог позволить себе подставлять её под удар. А ещё он не мог отступить. Единственное, что могло его задержать и заставить отступить от намеченной цели  - только приказ его командира Моранна.

- Вижу, оборонительный стиль боя - совершенно не твоё, - подытожил отец. - Ты из тех, кто предпочитает агрессивно наступать. Впрочем, возможно, это и к лучшему. 
- Почему? 
- Если оступишься ты, тем, кто следует за тобой, придется приложить намного больше усилий, чтобы исправить и твои ошибки, и изменить саму ситуацию. Если оступишься ты, им будет в разы тяжелее.

Впрочем, несмотря на то, что решение могло показаться не до конца продуманным, Нимрайс заметил, что их соперник всё же не получил подкрепления, а значит это был их шанс. К тому же, сблизившись, Лия получит возможность проявить себя в ближнем бою. Отвлекаться сразу на трех противников он просто физически не сможет. А уж Арх примет на себя весь удар. Да хранит их Ньёрай.

Тем временем Вия развлекалась во всю.

__________________________
Воздушный щит (20 маны).  215 - 20 = 195.
Срыв заклинания вакуум.
Атаки Вии - удача, с легкими ранениями.

[icon]https://i.imgur.com/HSsLzku.png[/icon]

Отредактировано Арх (18-05-2022 19:07:32)

+2

36

[icon]https://i.imgur.com/Cy279rS.jpg[/icon]
Ну почему же ей настолько не везёт?... А ведь если так продолжится и дальше, то эта банальная вылазка против вампиров обернётся очень большими проблемами, первая часть из которых отдавалась пульсацией крови в ране. Неужели в этих крылатых отрядах всегда так? Всегда столь большой риск?
Нет, Лелия не жалела, что присоединилась к алиферам, помогающим людям в Остебене, ведь человеческое племя она любила трепетной любовью не только за их достоинства, но и за слабости, которые наделяли их удивительной способностью радоваться жизни и брать от неё всё. Однако сейчас в её голове метались мысли о том, что все авантюры, куда она ввязывалась прежде, вряд ли были настолько опасны, как эта схватка с вампирами, которых она прежде не считала такими сильными противниками.
И это ещё хорошо, что Арх её оберегает, а не бросил на произвол судьбы с её-то ранами… нужно будет его потом отблагодарить за всё, что он для неё делает сейчас… потом, когда они выберутся из этой заварушки. Очень хотелось думать, что «когда», а не «если».
Алифер не стала тратить время и силы на разговоры, а лишь кивнула и направилась следом за Архом, прячась за его воздушным щитом, а когда им удалось приблизиться к вампиру, который сражался с элементалем, девушка вновь прибегла к своему излюбленному приёму – оглушить Ужасающим кличем и добить дезориентированного врага клинками.
То ли мысленные сетования Лелии привлекли удачу на её сторону, то ли сыграло роль сближение с противником, но на этот раз заклинание достигло своей цели, заставляя вампира зажать уши и выкраивая столь необходимые им с Архом мгновения.
Пользуясь тем преимуществом, которое она получила после успешной магической атаки, девушка сжала зубы, чтобы перетерпеть боль, и подскочила к недругу, чтобы нанести ему удар. Пусть лишь одним мечом, потому что вторая рука пока была нерабочей, но сталь с характерным звуком разрезаемой плоти вошла в тело вампира.

Заклинание

Ужасающий клич, минус 55 маны, осталось 244

Броски дайсов

+2

37

Вампир не выстоял сразу против трёх нападающих. Всё, что он успел сделать в ответ – это лишь смазано задеть лицо Лелии удлинёнными когтями, когда она пошла на сближение ради атаки, но и это нисколько не помешало женщине Поднебесной вонзить клинок глубоко в чужую плоть. Ладонь вампира интуитивно обхватила клинок скимитара, сжала его, не боясь ранить кожу до крови. Он то ли пытался выдернуть клинок из себя, то ли удержать его на месте, не давая глубже погрузиться в плоть.
Всё кончилось быстрее, чем он рассчитывал. И совсем не так, как хотел.
Новые шаги послышались в коридоре тихим эхом. Кто-то шёл медленно и осторожно, но будто бы куда-то спешил. Из-за поворота, оттуда, откуда не так давно появился последний вампир, показался сам капитан Моранн. На его доспехе и клинке оставались следы свежей крови. В напарниках алифера шёл другой воин, прикрывая ему спину.
- Неплохо, - бросил Моранн, оценивая урон. – Чего не могу сказать про вас двоих, - он нахмурился, смотря на раны собратьев. Победа явно далась им нелегко.
В отличие от Лелии и Арха алиферы выглядели потрёпанными, но целыми, если не считать нескольких порезов и ссадин.
- Остальные заперлись внизу, - сообщил Моранн, всё ещё присматриваясь к коридору. Второй алифер осторожно заглядывал в комнаты, проверяя, чтобы они никого не пропустили: ни вампиров, ни уцелевших людей, если кто-то вообще сумел выжить. – Их меньше десяти особей, - сообщил капитан. – Может, здесь спрятались не все, а остальные ушли куда-то. Нужно поймать одного и допросить. Не хотелось бы возвращаться сюда снова, потому что мы кого-то забыли.
Второй алифер подошёл к капитану и доложил, что в комнатах никого не нашёл, если не считать замученных до смерти слуг или убитых вампиров.
- Хорошо, - Моранн кивнул и снова посмотрел на Арха с Лелией. – Значит, осталось выкурить тех, что заперлись в столовой.
Вампиры намеренно выбрали комнату в отдалении от спален. Она располагалась внизу, на первом этаже замка, и добраться до неё можно было лишь по коридорам, ведущим вглубь замка. Изначально Моранн полагал, что вампиры не настолько идиоты, чтобы расхаживать наверху в дневное время, но, видимо, самые умные нашли ту часть замка, где им не страшно солнце.
- Залечивайте раны, и подумаем как выкуривать наших гостей.
Моранн развернулся и направился по коридору дальше – соединиться с другими алиферами из отряда, которые следили, чтобы вампиры не ушли из столовой, пользуясь замешательством алиферов.
[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

+2

38

- Красавица! - восхищенно прокомментировал Арх эту стремительную и технично проведенную атаку. Это всеобъемлющий во всех смыслах комплимент, который в данном случае отдавал в полной мере должное военным талантам Лии. Он не скрывал радости от их общей победы, но та была недолгой. По телу вновь прокатилась новая волна боли, богато разливавшаяся из своего эпицентра - плеча. Ледяное копье, торчавшее плотным куском, по смерти мага исчезло, не оставив даже крошки. Однако через открытую рваную рану щедро хлынула горячая кровь. Ему требовалась немедленная помощь, но вместо этого в коридоре вновь послышались шаги. На ум пришло сравнение с бельевыми клопами, которых проще сжечь вместе с халупой, чем последовательно истребить. Мужчина напрягся, понимая, что ситуация патовая: они с Лией не в том состоянии, чтобы сейчас иметь возможность успешно продолжить бой. Решительность и дерзновение не имели ничего общего с безрассудностью, которая могла привести к трагедии. Предпринимать действия будут по обстановке, но в голове алифера уже сложился возможный план отступления. Он не подставит их под напрасную смерть.

К счастью из-за поворота показался знакомый доспех - свои. Капитан Моранн. Слава Создателю, они соединились со своей группой. А судя по отсутствию в его словах информации о потерях, наконец-то заставило Арха облегченно выдохнуть. Слава Создателю! Меньше всего он хотел бы услышать слова о том, что кто-то погиб.
— Неплохо. Чего не могу сказать про вас двоих, - в сдержанной фразе Нимрайс прочитал похвалу. Но ему пришлось на это лишь поджать губы, чувствуя, как одежда под доспехом вымокает от крови. Мужчина лишь криво усмехнулся, кивнул легким наклоном головы и направился в сторону осмотренной комнаты, свободной от тел кровососов. На их мерзкие рожи он сегодня уже насмотрелся на неделю вперед, чтобы оставаться с ними даже мертвыми в одном пространстве. Если он сейчас же не приведет себя в порядок, то станет обузой. Теперь, когда можно было не беспокоиться о противниках, засевших внизу, маг убрал щит и элементаля.

Прикрыв за собой дверь так, чтобы оставить щель, дающую возможность слышать и видеть, что творится в коридоре, мужчина грузно опустился на ближайшую тахту, отложил побагровевшее от крови оружие и принялся расстегивать ремни наплечника и обнажать рану. Он не хотел, чтобы остальные видели его сейчас. Свою слабость и усталость он предпочитал переживать в одиночестве без свидетелей. Работать приходилось сноровисто и быстро, учитывая, что все манипуляции он проделывал только одной рукой. Увиденное ранение порадовало: оно пришлось в дельтовидную мышцу, глубину которой определил доспех. Без наплечника, который всё же погасил большую часть удара, дело было бы обстояло в разы хуже. Сперва обезболивание, а затем, даже не дожидаясь, пока обезболивающее полностью погасит все очаги - хватало уже того, что она стремительно отступала, принося облегчение, он принялся исцелять рану.

После всех манипуляций на плече остался белесый затянутый шрам рваной формы. Нимрайс пошевелил пальцами левой руки, поочередно сгибая и разгибая каждый, а потом осторожно повел плечом, пробуя согнуть и разогнуть руку. Немногим раньше любая такая попытка стоила жутких мучений, а теперь утраченная возможность двигаться была восстановлена.  — Слава Создателю...

Теперь, когда он снова был в строю, нужно было помочь Лии. Алифер распахнул дверь и кивнул в сторону спутницы: "Нужно обработать твою руку". Он так же отвел её в ту комнату, где на тахте лежала тряпка, пропитанная кровью - хозяева уже вряд ли обидятся, что Арх бесцеремонно воспользовался их вещами. Теперь им они уже вряд ли пригодятся.
Говорят, что укус вампира доставляет жертве неземную радость... — с добродушной ухмылкой и нескрываемой иронией прокомментировал он укус, пока вновь заставлял срастаться грубо разорванные мягкие ткани. Ему просто почему-то захотелось поднять им настроение. Просто так, без всякой задней мысли. Вообще Нимрайс любил временами пошутить. Улыбающийся и смеющийся боец идёт на поправку гораздо быстрее.

Безусловно он видел оставленные на её лице следы когтей. И безусловно он убрал бы эти следы, но сейчас он был серьезно истощен, чтобы творить волшбу, хоть и  чувствовал себя отчасти виноватым за это. Упрекнуть себя в бездумной растрате маны он не мог, однако всегда можно сработать лучше. А впереди их всё ещё поджидает враг. Ещё раз бросив взгляд на кровавые полосы, он качнул головой. — Извини...

__________________________
открытые раны средней тяжести - 70 (2х - Арх и Лелия) 140 маны.
обезболивание — 35 маны.
195 - 175 = 20 (читай ноль)

[icon]https://i.imgur.com/HSsLzku.png[/icon]

Отредактировано Арх (24-05-2022 14:59:53)

+2

39

[icon]https://i.imgur.com/Cy279rS.jpg[/icon]
Рефлекторно отпрянув от когтей вампира, которые всё же мазнули по щеке, оставляя красные полосы, тут же налившиеся кровью, Лелия подняла взгляд на появившихся алиферов и линия плеч девушки из напряжённо жёсткой стала расслабленной, ведь если бы на них вышли вампиры, то, наверное, они с Архом уже не выстояли бы.
- Десяток – не так и много, - хрипловатым голосом сказала она, слушая Моранна и стирая кровь с щеки, а после, кивнув капитану, повернулась к Арху, чтобы убедиться в том, что он цел, пусть и ранен. И ранен серьёзно, судя по количеству крови… Но что могла она сделать? Отдать Линлэ? Возможно, позже, когда затянутся её собственные раны, ведь у неё не было возможности исцелить их магией.
Увидев, что напарник скрылся за дверью, Лелия машинально сделала шаг следом за ним и положила пальцы на дверную ручку, чтобы зайти в комнату, но застыла, нахмурив брови и задав себе вопрос – а хотела бы она сама на месте Арха, чтобы кто-то видел её раны и процесс их залечивания? Конечно, она не была горделивой воительницей, которая считает любую неудачу результатом совершенной ошибки или проявлением слабости, но кто знает, как принято в войске алиферов? И она опустила руку, оставив дверь закрытой, лишь прислонилась спиной к стене рядом с ней.

Стоило Арху появиться в дверном проёме - и девушка быстрым, но внимательным взглядом окинула его, чтобы убедиться – цел, стоит на ногах, падать не собирается и даже вроде готов помогать.
- Уверен? Сил хватит на меня? – Осторожно спросила Лелия, протягивая мужчине покусанную руку, а складочка между её бровей стала ещё глубже, хотя на губах и появилась слабая улыбка, - Удовольствия я не почувствовала и повторять этот опыт желания у меня нет… Наверное, я оказалась не слишком вкусной, раз вампир не соизволил выпустить свой яд.
Она с интересом наблюдала за работой целителя, магия которого останавливала кровь и соединяла повреждённые ткани, а когда Арх обронил слово «извини», улыбка на губах девушки стала ободряющей: - Это всего лишь царапины, от них не останется и следа, поэтому не нужно извиняться… это мне впору просить прощения, что схлопотала раны в первой же стычке, но я раньше не сражалась с вампирами. – Последнюю фразу Лелия произнесла тише, словно сама извинялась за свою неопытность, а когда её серо-синие глаза встретили взгляд мужчины, с губ девушки сорвалось, - Спасибо.

+2

40

Мэв терпеливо ждал их под дверью, и показал нос в комнате, когда, как ему показалось, прошло достаточно времени. Окинув взглядом собратьев, оценивая их состояние, он кивнул своим мыслям и, не обронив ни слова, словно оправдывал прозвище Молчуна, пошёл в ту часть замка, о которой говорил капитан.
Дела алиферов складывались лучше, чем могло бы, учитывая то, что она почти вслепую сунулись в вампирье гнездо. Но всё же не идеально. Среди них были раненные. Не только Лелии и Арху досталось в первую стычку с вампирами. Пострадало ещё двое парней, которыми занимался второй целитель из отряда. Их раны были разной степени серьёзности, но всё же не смертельными. Нэссу сильно повезло, что он остался слепым на один глаз – если бы копьё вампира вошло глубже, то он бы лежал ещё одним бездыханным телом рядом с наспех завёрнутым в саванн крылатым. Один погибший во время штурма – это хороший расклад, если больше они не потеряют ни одной души в отряде.
Моранн осматривал алиферов, справлялся о самочувствии каждого и сверял, у кого сколько осталось сил. Бросать вампиров в замке, заплатив такую цену, они уже не могли из уважения к погибшему товарищу, а ждать ночи – опасно, если за пределами замка прячутся другие вампиры.
- В комнату ведёт всего одна дверь. Там столовая господ, - пояснял Моранн, чтобы слышали все. – Возможно, что кто-то из вампиров поставил по ту сторону двери ловушки и – я не сомневаюсь – нас там ждут и будут биться насмерть, потому что другого выхода у них нет. Нам же… надо обойтись малой кровью и сделать всё как можно быстрее, до захода солнца.
Столкновение с другими вампирами они уже не выдержат без должного отдыха.
- Можем вынести дверь и ослепить их магией, - предложил один из алиферов.
- Или поджечь, - предложил второй.
- Похоронить за каменной плитой, раз там выход один.
- Тогда останемся без языка…
[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

+2

41

Вот, она уже улыбалась! И виновато извинялась за то, что доставила столько проблем. На что мужчина просто положил ладонь ей на плечо и отрицательно качнул головой. Как бы то не было, он не мог поступить иначе и бросить свою сестру, пусть и не по крови, но Создателю. В его случае это не просто красивые слова, он не считал свои действия чем-то таким, за что алифер мог бы себя похвалить. Это то, что просто нужно делать как должное. И всё же ему было приятно получить эти слова. В свою очередь он решил поддержать и приободрить Лию: "Они тоже солдаты".
Их могли слышать, поэтому, чтобы не выдать секреты своей напарницы, Арху приходилось немного изменить риторику, вкладывая в простые слова более глубокие подтексты. Их враги-вампиры - солдаты, обученные сражаться и убивать. Для себя Нимрайс считал, что как только солдат перестает сражаться с достойным соперником и переходит к дезертирству, мародерству, убийству слабых, тем самым он сам себя лишает воинского духа. Но даже лишенный воинского духа солдат остается солдатом, прошедшим хорошо ли, плохо ли, но подготовку, которую ни в коем мере нельзя игнорировать. И Лия хорошо реагировала в, возможно, новых для себя условиях: быстро ориентировалась, не тушевалась, не терялась, слушала и выполняла его приказы, комбинируя это всё со своими талантами и навыками. В остальном уже всё зависит от силы воли, грамотного тактического и стратегического планирования и, конечно же, удачи.   

Поэтому слова о тех девяти, запертых внизу, алифера не порадовали ещё тогда. Да, за ними теперь был существенный численный перевес, но его товарищи - не боевое мясо, которое можно просто списывать как расходники. Это живые алиферы со своими чувствами, мыслями, планами на жизнь. Безусловно, каждый из крылатого воинства - воин, не раз доказавший свое мастерство. Но спесь самолюбования быстро улетучивается на первой же серьезной вылазке. И вот здесь местоимение "я" начинает уступать место "мы". Не у всех, конечно... Но в большинстве своём это сглаживалось, и на поле боя они забывали все личные разногласия и трения. А загнанные в ловушку солдаты будут защищаться более отчаянно. И это будет совершенно не то, что сейчас они видели здесь: праздно шатающихся и до одури пьяных от крови и вина.   

Нужно было перегруппироваться. Они снова собрались воедино, и мужчина сообщил капитану, что он по нулям. На этот раз Арх, скрепя сердцем, взирал на раны своих братьев и павшего товарища. Его лицо застыло словно маска, лишь предательски дернулись желваки. Что же, он с честью прошёл свой путь... Но это никак не умоляло горечь и боль от его гибели, сдавливающих сердце будто в тисках. Он снял шлем и склонил голову и отдавая последние почести, но сейчас не время для скорби. Как раз наоборот. У них будет время отправить его, хотелось надеяться, что только его, в последний путь. А сейчас...

Мужчина слушал капитана и остальных членов отряда. Безусловно там будут ловушки. Узкое горлышко единственного прохода - идеальная зона для атаки, это даже к гадалке не ходи. Любой опытный воин выстроит свою оборону таким образом, чтобы как можно больше поймать на копьё тех, кто попытается прорваться. Все предложения были дельными, и Арх не имел того, что к этому можно было бы добавить. Но предложил свой вариант.
- Предложим им сдаться, - выдержал он паузу. - Предлагаю морально прессануть их. Сдаваться они вряд ли станут, но и похоронить мы их всегда успеем.
Грамотный моральный прессинг имел свои шансы расшатать их моральный дух, а так же внести сумятицу. В одной цепи всегда найдется то самое слабое звено, которое не выдержит и дрогнет. Если алиферы сейчас обрушат на них атаку, это заставит вампиров монолитно сплотиться, защищая себя. Стратегия отделения слабых от стаи, возможно, поможет взять языка. Хоть Нимрайс и не горел желанием брать этого самого языка, как и вообще брать пленных этого племени - одному из них он уже предлагал сдачу, но если есть такой приказ, его нужно исполнить. То, что алиферы не отступят, это было ясно как день. 

[icon]https://i.imgur.com/HSsLzku.png[/icon]

Отредактировано Арх (01-06-2022 12:37:21)

+2

42

[icon]https://i.imgur.com/Cy279rS.jpg[/icon]
Глядя на потерявшего глаз алифера, Лелия машинально коснулась царапин на своей щеке, подумав о том, что если бы она машинально не отпрянула или вампир оказался бы более удачливым, то и ей суждено было остаться без одного глаза или же с глубокими отметинами на физиономии. В памяти мелькнул образ седоволосого и синеглазого наёмника, лицо которого было исчерчено шрамами, и девушка мотнула головой, отгоняя воспоминания.
На тело погибшего воина она посмотрела лишь мельком и мысленно пересчитала членов отряда, убеждаясь в том, что они обошлись малой кровью. По крайней мере пока…
Негромким шелестом раздались предложения алиферов – поджечь, ослепить, похоронить под плитами или предложить сдаться, чтобы у них был «язык»… У каждого из этих вариантов были и плюсы, и минусы…
Лелия не была ни стратегом, ни тактиком, ни даже опытным членом отряда, а потому её голос мог затеряться и вообще не иметь значения, но своё мнение она всё же озвучила, посмотрев на Арха: - Те вампиры, которых мы здесь уже встретили, ни мгновения не думали о том, чтобы сдаться или даже взять нас в заложники, они нападали сразу, ведомые жаждой крови, а потому мне кажется, что и те, запертые в столовой, скорее будут вести себя, как загнанные в угол звери, сражаясь насмерть. Или же притворятся, что сдаются, а потом попытаются найти возможность напасть.
Она нахмурилась, убрав за ушко прядку волос, на которой остались следы подсохшей крови, и задумалась о самой возможности деморализовать вампиров, поймав себя на том, что совершенно не знает, чем их можно запугать. Вряд ли тот же обсидиан будет хорошим вариантом.
- Они ведь понимают, что мы сюда пришли не переговоры вести и не распивать с ними вино, - добавила Лелия, переводя взгляд на капитана Моранна, - Я не знаю, конечно, насколько они умны и предусмотрительны, потому что пока устроенное ими гнездовье говорило не в пользу этих качеств, но я сомневаюсь, что вампиры поверят, что мы… после того, как уже уменьшили их число, вдруг проявим милосердие.

+2

43

Моранн задумчиво поскрёб подбородок и окинул взглядом отряд. Он не думал, что вампиры, столь горячо встретившие их в замке, вдруг решат сдаться на милость алиферов. Этот бой для них проигран, как не посмотри. Но хватит ли у них духа напоследок забрать жизни крылатых, сколько получится, или же они согласятся на другие условия? Поверят ли, если им пообещают спасение? Сомнительно. Но почему бы не попробовать?
Капитан подошёл к двери. Два алифера следовали за ним, готовясь защищать его, если вдруг вампиры встретят нежеланных гостей заклинаниями и внезапной атакой. Моранн держался на расстоянии, но достаточно близко к двери, чтобы его могли услышать. Он говорил нарочно громко, не зная, насколько плотно смыкаются двери столовой. Вампирский слух явно лучше человеческого.
- Сдавайтесь, и мы пощадим вас, - предложение капитана звучало удивительно щедро. – Согласно законам вашего императора, мы можем отправить вас на родину, как преступников, где вашу судьбу решат другие вампиры. Или же вы повторите участь ваших собратьев, которые уже мертвы.
Моранн никогда не отличался способностями к ораторству и дипломатии. Он больше был воином, чем переговорщиком, и какого же было его удивление, когда с той стороны двери сначала послышался шум, а потом кто-то разобрал баррикады, старательно сложенные под дверью. Дверь медленно открылась и из неё показалась трясущаяся рука с зажатой в бледных пальцах тряпкой, которая когда-то была дорогой скатертью.
- Пощадите! – пискляво попросил хозяин руки и несмело показался из-за двери, когда капитан отошёл в сторону, прикрывая себя и воинов магическим щитом. – Мы сдаёмся на милость нашего императора!
Моранн мысленно хмыкнул. Или этот вампир дурак или это хорошая уловка, чтобы отвлечь алиферов и ударить по ним, едва те потеряют бдительность. Вампир, вопреки ожиданиям, выпустил тряпку, рухнул на пол и закрыл голову руками, скукожившись, словно рак отшельник при виде угрозы. Дверь в столовую открылась, и алиферы увидели одно тело, лежащее на полу, в луже собственной крови. Судя по дорогой одежде – сам граф Дорренгарай, а рядом с ним – обнимая стул, сидела его жена, графиня. Бледная, в истрёпанном синем платье, она едва дышала, положив голову на мягкое сидение. Смольные пряди вьющихся волос открыли удивительно тонкую шею с молочно-белой кожей. На ней отчётливо виднелись следы от вампирских укусов. Некоторые из них – свежие. Гостей она не видела и, казалось, была без сознания. Слуга, которым не так давно пировали, лежал на столе, раскинув чресла, совершенно голый и изуродованный до неузнаваемости.
Пятая душа, которую видело заклинание, в комнате не нашлось. Пока вампир трясся на полу, поминая то Бэлатора, то императора, Моранн вошёл в столовую, оглядываясь в поисках ещё одного вампира. Беглец нашелся, когда в горящий камин щедро посыпалась сажа из трубохода. Он пытался выбраться, карабкаясь наверх, но времени, чтобы сделать это незаметно, ему не хватило.

Броски дайсов
[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

Отредактировано Изувер (06-06-2022 22:19:44)

+2

44

Они смотрели на него с определенным недоверием. Рационализм и трезвый подход говорили даже ему самому, что вряд ли. Но Арх, будучи врачевателем, знал одно наверняка: никогда не стоит скидывать со счётов желание жить. Все хотят жить, а кто уверяет в обратном - нагло лжёт или окружающим, или, что хуже, самому себе. Каждый хочет жить, какой бы великим или бесславным было его существование. Ради этого Арх и пошёл на службу в качестве полевого доктора, чтобы спасать. И если это предложение вопреки всему спасёт жизни и его братьев, и людей, он предпочтёт его тысячам других с героическими, но смертельными исходами.

А ещё всё становилось на свои места. Если изначально алифер списывал странности Лии на то, что для неё отряд Моранна - незнакомый коллектив, в котором ей ещё только предстояло зарекомендовать и поставить себя, то теперь видел причину в другом - её собственного ощущения чужеродности. Хотя Арх - тот ещё "знаток" чужих душ. Но в таком объяснении ситуация выглядела более понятной.

Мужчина напряженно молчал, не готовый отстаивать правильность своего предложения. Сказывалась ещё и слабость после кровопотери. А сейчас он должен был собрать новые резервы для нового рывка, если соглашение о сдаче провалится. Какого же было его удивление, когда вампиры выбросили белый "флаг". Нимрайс отнёсся к этому с ещё большим подозрением. Есть вариант, что таким образом они попытаются прорваться по принципу "если не все, так хоть кто-то". Однако вскоре стало понятно, почему они сдались. Их осталось всего только двое - остальные были лишь жертвами кровавого пиршества. Это не огорчило, просто обескуражило. Алифер мысленно вернулся к той ситуации, где Моранн говорил о том, что их меньше десяти... Неопределенное число, которое Арх по-привычке округлил в большую сторону - девять. Что-что, а отец приучил его к тому, что не никогда не стоит недооценивать противника. Лучше накинуть ему баллов сверху и быть готовым к большому, чем допустить столь фатальную ошибку и расплатиться за это в лучшем только своей жизнью.

"Они сдались..." Теперь, когда было понятно, что на сопротивление и прорыв сил у противной стороны не осталось, Нимрайс мог облегченно выдохнуть. Весьма, весьма смешанные чувства, но радостные. Просто сейчас рано было торжествовать победу, нужно было проверить обеденную. Зрелище, открывшееся им, было так же не для слабонервных. Мужчина пошёл вперед, оставив Лию чуть позади на случай, если всё же начнется какая-то заварушка, или же...

Арх бесцеремонно сорвал со стены гобелен, чтобы укрыть то, что осталось от человека на столе... Во-первых, с ними Лия, которую алифер решил поберечь от подобного зрелища, во-вторых, после всех пережитых мучений бедняга заслуживал бережного отношения и захоронения в отличие от своих изуверов...  Если какую участь они и заслуживали - то чтобы их останки глодали псы и шакалы среди городского мусора и помоев. Вид смертей и жестокости для него как и солдата и врача был не удивительным, но сейчас ему стоило заняться женщиной. Мужчина присел рядом с ней на корточки, отклоняя смоляные волосы в сторону, чтобы осмотреть повреждения. В этот момент послышался странный шум, заставивший Нимрайса вскочить и посмотреть в сторону его источника.
Какой-то вампир застрял в дымоходе... Герой, ничего скажешь. Алифер скривился и, предоставляя этим заняться всем остальным, вновь занимаясь осмотром женщины. Снова сняв перчатку, целитель прощупывал пульс жертвы. При такой кровопотере такой редкий пульс и горячая кожа, нехарактерная для такого состояния. 

Арх проделал с ней ровно тоже, что уже проделывал с Веной. Оттянул верхнее веко, проверяя реакцию глаза. Зрачки вяло реагировали на свет, сами глазные яблоки были неподвижны, а вот радужка глаз уже окрасилась в характерный бордовый. Следующая реакция - сразу проверить зубы. Что и требовалось доказать! Клыки слегка удлинились и заострились.
- У нас обращенная! - громко предупредил он остальных.

[icon]https://i.imgur.com/HSsLzku.png[/icon]

Отредактировано Арх (08-06-2022 08:38:37)

+2

45

[icon]https://i.imgur.com/Cy279rS.jpg[/icon]
Сдаются? Это правда? Не ловушка и не обман? Неужели вампиры настолько напуганы, что уцепились за призрачный шанс выжить? И выполнит ли капитан Моранн своё обещание?
Девушка посмотрела на их командира с тенью сомнения во взгляде, ведь его предложение было столь щедрым, что сама она на месте вампиров вряд ли поверила бы в пощаду. Конечно, алиферы известны своей принципиальностью и особым отношением к чести и честности, но ведь не все из их крылатого народа таковы.
Она неожиданно задала себе вопрос – а она была бы верна своему слову в такой ситуации? Конечно, она очень неохотно и неумело лгала, когда возникала необходимость, но делала это ради сохранения тайны своего происхождения, когда скиталась по Остебену. И она никогда не стала бы обманывать с умыслом вызвать доверие, а после предать и убить того, кому обещала поддержку.
И поэтому Лелия не стала бы предлагать вампирам жизнь, ведь желала их смерти. Вовсе не потому, что она была ранена и не истекла кровью во многом благодаря помощи Арха, и даже не потому, что не остыла от схватки. Нет-нет, недавний бой не вызвал у неё ни гнева, ни злости, ни ненависти или стремления истребить всё вампирское племя… Просто она считала, что вот этих конкретных вампиров нужно уничтожить – так будет справедливо, ведь платой за преступления должен быть не суд по законам императора, а возмездие, пока кровь убитых ещё не остыла. Но не в её власти и не в её интересах идти против приказов капитана…

Девушка держалась рядом с Архом, а когда он вышел вперёд, сначала сделала машинальный шаг следом, чтобы поравняться с ним, но тут же замерла, увидев истерзанное тело, и отвела взгляд. Смерть не пугала её, она видела убитых… и убивала сама… однако всё это было не то, ведь лишить жизни противника, чтобы он не забрал твою – это неписаный закон войны и вражды, а пытать, мучить, истязать и жрать свою жертву не от голода, а забавы ради – это противоестественная жестокость, за которой должна была последовать кара.
Губы Лелии сжались в тонкую линию, а хмурый взгляд прошёлся по телу предположительного хозяина замка, по его обращённой, как выяснил Арх, супруге, по гобелену, что прикрывал тело… алифер посмотрела на сдавшегося, мазнула взглядом по капитану, а затем перевела взгляд на камин и произнесла отстранённым голосом: - Пытающийся сбежать считается сдавшимся или?...
Девушка не договорила «или его можно убить», но её ладонь, упавшая на рукоять скимитара, была красноречивее слов.

+2

46

Из дымохода, вопреки желанию убегающего, показались ноги. Алиферы, стоявшие ближе всего к камину, быстро схватили их и, не церемонясь, сдёрнули неудачливого беглеца вниз. Он упал грузно, словно мешок с перегноем, поднял столп пепла, вынудив алиферов отвернуть лица и прикрыть глаза и носы, чтобы не надышаться. Челюсть беглеца клацнула с такой силой, что, кажется, он не досчитается зуба или даже двух. О целостности беглеца никто не заботился. Не после того, что увидели в замке. Боль от потери одного из товарищей саднила так сильно, что не только Лелия потянулась за оружием и спросила дозволения командира убить вампира.
- Не убивать, - Моранн вскинул руку, призывая товарищей остановиться.
Да, этот вампир не сдался, как ему предлагали, а попытался сбежать, но раз уж им повезло поймать его живым, то капитан хотел вытрясти из него всё, что возможно, прежде чем отправить вампира к его павшим товарищам.
- Сначала узнаем, что он знает.
Алифер, доставший нож из-за пояса, чтобы убить вампира, с неохотой вернул его на место и помог товарищам перевернуть вампира на спину. У горла беглеца, залитого кровью из разбитого нога и повреждённой губы, оказалось острое лезвие.
- Говори всё, что знаешь о набеге на деревню. В замке все вампиры, которые напали на неё или нет? – Моранн говорил спокойно, но решительно. Он остановился перед вампиром, смотря на него сверху вниз, чтобы у того не оставалось сомнения, кто в этой ситуации главный. Но судя уже по тому, что вампир пытался сбежать через дымоход, даже помня о солнце за пределами замка, он был слишком трусоватым, чтобы драться как затравленный зверь. И он не дрался. Он с испугом смотрел на крылатых воинов, скользя взглядом от их оружия к их лицам.
Знал он не так много, как хотелось бы Моранну. В набег на деревню он не участвовал, но знал, что вампиры в ней знатно попировали, когда в замке закончилась еда. То, что нашли алиферы, - лишь жалкие остатки настоящего пира, устроенного здесь в день захвата замка. По его словам вампиров было больше, но некоторые из них ушли в поисках пищи, потому как не видели смысла оставаться внутри замка. Другие вампиры, уйдя на охоту, должны были привести ещё людей, сюда, в замок, но вот уже взошло солнце, а они не вернулись.
Большего он не сказал, и Моранн жестом отдал приказ убить вампира. Без сожалений.
От вампира, что сдался, вскинув белый флаг, они узнали едва ли больше. Тот маг крови, что напал на Лелию и Арха, был у них главным. Раньше они слушались приказов одного из капитанов своего отряда, что не так далеко от замка зачищал территорию от нежити, выполняя приказ императора, но тот погиб от рук мага крови, и все они, радостно избавившись от бремени службы, отправились пировать в замок графа, воспользовавшись его верой и гостеприимством.
Едва живую графиню лихорадило. Обращение, начатое тем самым лидером вампиров, могло стать её вечным проклятием или же закончиться смертью, если её человеческое тело не справится с вампирским ядом в крови. Моранн не знал, что с ней делать. По законам, вампира, обратившего человека против воли, приговаривали к смерти. Обращение – это прямое нарушение соглашения между вампирами и людьми. Вряд ли вампир, что решил позабавиться со смертной, сделал это намеренно, чтобы подставить императора. Но что с этим делать решать ему – капитану, - и сейчас он всё больше думал, что эту тайну стоит похоронить среди камней разорённого замка.
Вампира, которому он обещал суд императора, Моранн не пощадил. Он сам обезглавил его, едва вампир что-то заговорил про мир и невиновность.
- А что с графиней? – спросил один из алиферов.
- Похороним людей во дворе, - коротко ответил капитан, высказав то, что, возможно, некоторые не желали бы слышать.
[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

+2

47

Взаимоотношения в коллективах не бывают простыми. Лия, которая до этого держала себя тише воды, ниже травы, подала голос. И он был похож на рык львицы, требующей своей доли по праву. По праву стража. Своей доли не на простую, материальную добычу, а право на торжество справедливости. Это не могло не радовать, но радость от момента была очень недолгой.   

Арх чувствовал, как душу наполняет пустота и горечь разочарования. Слишком, уж слишком знакомое ему чувство. Впервые он испытал его, когда разорвал помолвку с будущей невестой. Тогда же у него раз и навсегда выработался иммунитет к этому чувству.

Арх смотрел на Моранна и молчал, с каждой секундой становясь всё более непроницаемым, словно выставил вокруг себя ментальные щиты. Он не мог и никогда не умел врать. Но он умел молчать и отстраняться. Два последних приказа...

Алифер лишь прикрыл глаза и шагнул к Лии, отвернувшись в полоборота от зрелища, которое им сейчас предстояло увидеть.
Арх уважал и любил капитана. До этого часа он, не кривя душой, мог сказать, что у него самый лучший командир, на которого он равнялся, и на которого сам хотел быть похожим. Ради которого бы отдал свою жизнь.

Никогда не прикасайтесь к идолам - позолота останется на пальцах.
Быть может, он слишком многого хотел от других... Но это была его и только его проблема.

Привкус горького разочарования осел где-то в груди на легких. Сейчас он жалел лишь об одном - что вообще предложил этот вариант со сдачей. Жалко ли ему было кого-то из этих двоих вампиров? Абсолютно нет. Если первый отказался сдаваться и заслуженно получил свою смерть, то убийство второго, которому уже дали слово о пощаде...
Арх бы сдержал своё слово и сохранил вампиру жизнь, как бы ему это не было неприятно. Его так воспитали, что давши слово - держись. Мужчина, чьё слово ничего не стоит, не мужчина.

Сейчас Нимрайс опасался лишь одного: по натуре будучи богобоязненным, он боялся лишь справедливого воздаяния от богов Люциана и Ньёрая. Сдача противника в плен - не их заслуга, а лишь милость Всеотца. Что будет с теми, кто употребил его волю на хитрость, а не на честный и справедливый вердикт? Носитель благословенного дара очищения опасался, что тем самым Моранн обрекает свой отряд на неудачи и трудности - в лучшем случае. О худшем случае не хотелось думать. Грехи начальников являются причиной поражения.

Но солдат, не исполняющий приказ своего командира, также совершает страшный грех. Это его долг и обязанность. Да и есть ли право у меча на чувства? К счастью, убить графиню нашлось трое добровольцев. Вот и хорошо. Он не будет марать свои руки кровью несчастной. Если капитан хотел, чтобы Арх казнил её лично, то отдал бы ему такой приказ. Всё остальное теперь не имело значения.

Отредактировано Арх (14-06-2022 11:08:43)

+2

48

Пока пленные вампиры выкладывали то, что знают, Лелия пыталась вспомнить карту Остебена, чтобы прикинуть, куда могли отправиться другие кровопийцы в поисках пищи. Сейчас, когда гнездо было зачищено, капитану Моранну, видимо, нужно было решить, что делать дальше – искать оставшихся вампиров или же с чувством выполненного долга возвращаться на отдых. И решить судьбу пленных и новообращённой…
Зрачки девушки удивлённо расширились, когда она увидела казнь второго вампира, который так желал жить, что поверил в милосердие алиферов, но Лелия была согласна с решением капитана, причём не только потому, что убийцы заслуживали вовсе не правосудия, а справедливого возмездия. Нет, она понимала, пленный вампир ограничит их передвижения, ведь с ним либо возвращаться в место расположения войск, либо разделять отряд, что было чревато неприятными, а то и фатальными последствиями, учитывая, что их число уже было меньше, чем в начале этой вылазки.
- Это война, Арх, а не честный поединок, - тихо, одними лишь губами шепнула девушка, заметив, как алифер отвернулся, и коснулась его ладони, пытаясь… поддержать? Или отвлечь? Или это был машинальный жест дружеской симпатии и стремление показать, что все они здесь ради одной цели, а потому жестокость оправдана.
Оправдана ли она на самом деле, Лелия старалась не думать, потому что её разум, склонный к рефлексии, нашел бы сейчас с десяток причин и обоснований как для того, чтобы пощадить пленного, так и для его смерти. В душе девушки боролась рациональность, выпестованная десятилетием среди людей, и вбитые воспитанием принципы алиферов – честь, доблесть, благородство, справедливость…
Именно за последнее она и ухватилась – казнь вампира (а для Лии это была именно казнь, а не убийство) была справедливой. Убийство графини – нет, хотя и здесь она не видела другого пути, ведь вряд ли у них было время и силы, чтобы помочь ей выжить, а после отправить в земли вампиров под опеку императорской власти. Но это была война, а на войне редко есть место милосердию, ведь даже самые сияющие доспехи оказываются заляпаны кровью.
- Капитан, мы будем пытаться найти тех вампиров, о которых узнали? – Девушка обращалась к Моранну, оставаясь подчёркнуто спокойной, даже отстранённой, но её потемневший взгляд то и дело цеплялся за багровые пятна, оставшиеся после разыгравшейся здесь трагедии, и морщинка между бровей становилась глубже, а складки у губ – горше.

+2

49

Моранн не объяснял свой выбор. Не оправдывался перед отрядом, несмотря на то, что отчётливо видел, что не всем из их группы пришлось убийство двоих по душе. Именно для таких решений – иногда сложных и тяжёлых – в их отрядах нередко бывали хаоситы. Некоторые считали, что им проще, закрыв глаза на совесть, сделать то, что нужно, не думая о том, что это неправильно. И, может быть, хорошо, что сам он не относился ни к тем, ни к другим.
Они дорого заплатили за эту победу. Победу, которой и «победой» называть сложно.
- Солнце скоро зайдёт, - ответил капитан на вопрос Лелии, - наш отряд слишком слаб, чтобы отправляться на поиски с тем, что мы имеем. Мы похороним людей и вернёмся вместе с раненными в Вильсбург. Расскажем, что видели, и отправим другую группу на поиски сбежавших вампиров, - он перевёл взгляд на раненных товарищей. – Нам нужно восстановить силы и похоронить мёртвых.
Он не стал говорить, что некоторые раны – те, что находятся глубоко в душе, - не залечит ни одно исцеляющее заклинание или зелье. Даже времени иногда не под силу с ними справиться.
- Свой долг мы выполнили.
Но могло показаться, что это не так, ведь какие-то вампиры всё ещё оставались на свободе и разгуливали по окрестностям графства.
- Ардан, Феран, - он окликнул двух воинов, обернувшись к ним, - вы вдвоём разведаете окрестности. Если найдёте вампиров – дайте нам знать. В бой с ними не вступать. Следите за их передвижением. Если вас заметят – возвращайтесь в столицу.
Моранн выбрал из всех алиферов тех, кто не был ранен и у кого оставался запас сил. Оставлять вампиров совсем без присмотра алифер не хотел, но понапрасну рисковать вверенными ему воинами – тоже.
[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

+2

50

Касание Лии словно вывело мужчину из его оцепенения. Арх посмотрел в её лицо и, пусть и не расслышал всё сказанное, ощутил, как его отпускает. Его холодный и тяжелый взгляд потеплел, и вот он уже улыбнулся, пусть и несколько вымученно - лицо алифера становилось всё более бескровным. Иммунитет не защищал его от эмоциональной боли, он лишь стремительно сокращал время от стадии отрицания до стадии принятия данности как таковой.

Он лишь услышал слово "война".
Увы, нет. Тьма не изгоняется тьмой. Нельзя играть по правилам противника уже хотя бы потому, что он на своей территории. В мире, где есть свои духовные законы и свои прописанные правила, где действовали свои бонусы и штрафы, нельзя играть по правилам противной стороны, особенно если ты их не знаешь, и какими бы успешными и хитрыми не казались её приемы. Он так не мог. Для него это означало бы предать самого себя.

Но в одном она была права. И это было ровно тем, ради чего он пришёл на службу - по мере своих сил познать всю грязь и боль, и испить эту горькую чашу до дна. Как воину - прожить изнутри и принять всю боль войны с её ужасами не только для своего народа, но всех жителей Рейлана, как врачевателю - познать боль чужих ран, как светлому магу - пропустить через себя душевную боль, которая оставляла пусть и незримые, но не менее тяжелые раны в душе. Для него было это важно, чтобы обрести не просто знания, но мудрость. Если он и хотел кем-то стать в будущем, поднявшись по карьерной лестнице, то клиром. Но как бы он мог направлять, помогать и судить других, не сносив их сапоги и не пройдя и части их пути? Иначе всё это было бы фарсом и лицемерием, не имеющим никакого отношения к действительности.
Именно поэтому его отпустило. Их командир действительно принял сложное решение. И, кажется, Арх уже смутно догадался о всех причинах, не лежавших на поверхности.

Что ж. Если так, то страж выполнил свой долг. А он исполнит свой.

Мужчина был благодарен Лии за этот жест, за то, что она даровала ему просветление и поддержку. 

Алифер ссутулился и уперся в копье как в опору, чтобы его просто не свезло вниз. Исчерпание магического резерва почти до нуля плохо сказывается на организме. И до тех пор, пока он был в напряжении, пока ситуация требовала от него борьбы, он ещё как-то мог отсрочить этот момент. Но обратный отсчёт уже был запущен. С каждым мгновением Нимрайс всё больше отрывался от реальности, теряя с ней связь. Он уже не видел и не слышал, о чем говорила Лия, какие приказы отдавал капитан. Всё, что он успел понять на тот момент - всё кончилось.

Тело резко бросило в жар, будто он оказался в нагретой до ста двадцати градусов бане, а потом сразу же в холод. К горлу подкатил тошнотворный комок. В глазах словно зажгли огни, а собственный доспех стал неподъемно тяжел. Арха качнуло и повело в сторону. Краски смазались в падении, а свет резко померк. Откат стремительным ударом неумолимо отправил его в нокаут.

Отредактировано Арх (16-06-2022 10:08:45)

+2

51

Значит, в Вильсбург… Лелия машинально кивнула, выражая своё согласие с решением капитана, пусть ему и не нужно было её одобрение, однако стоять с каменным отстранённым лицом она не могла, эмоции всё равно прорывались – в нахмуренных бровях, грустной усталой улыбке и задумчивом взгляде.
Капитан Моранн прав – долг они выполнили, расплатившись своей кровью и перьями, а остальное пусть решают те, у кого есть власть и право принимать решения.
Лелия вдруг задумалась о том, что именно в этой ситуации и гипотетических последующих схватках будет важнее для капитана или иных алиферов, которые командовали крылатыми отрядами? Сохранить своих подопечных или постараться помочь людям, не щадя себя? Сложный вопрос… пока она видела, что Моранн пытается балансировать между двумя вариантами действий, одновременно следуя своему долгу и стремясь не рисковать своими воинами.
Арх, который стоял рядом, молчал… и это тревожило девушку, как и его вымотанный донельзя вид, а когда мужчина качнулся вбок, падая наземь, Лелия подхватила его, стараясь если не удержать на ногах, то хотя бы смягчить падение.
Конечно, свои силы она переоценила… мужчина был массивнее и тяжелее неё, а доспех добавил еще пару десятков килограммов, поэтому Лия смогла лишь немного его придержать и уложить, устраивая голову на своих коленях и убирая со лба мужчины светлые пряди.
- Арху нужна помощь, - девушка подняла взгляд на стоящих алиферов в поисках поддержки, - Он был ранен и потратил много магии и в бою, и на исцеление…
В её серо-синих глазах пойманной в силки птицей металась тревога, ведь она не имела ни малейшего понятия, как помочь мужчине. Да и с чем связано его состояние? Магическое истощение? Или он не долечил свои раны, растрачивая свои силы на неё? И смогут ли ему помочь другие целители? Хватит ли у них магического резерва?
Как же жаль, что она, хаосит, не способна залечивать раны…

+3

52

Моранн знал, что без сложного выбора им в этом мире просто не выжить. Они должны играть по общим правилам, если хотят исполнить свой долг, и сделал максимум из возможного.
Когда Арх упал, лишившись последних сил, рядом нашлись братья, которые помогли поднять целителя с девушки и уложили его на пол. Второй целитель в их отряде осмотрел раны алифера, проверил его состояние и заключил, что у последнего сильное магическое истощение, что не удивительно. Но истощение Арха – не критично. Его магический запас восстановится со временем, когда же силы других алиферов нужны были для долгого перелёта в столицу. Всё ещё существовал шанс, что другие вампиры вернутся в замок графа с наступлением темноты. Силы им ещё понадобятся. В том числе магия.
Они оставили алифера в замке, восстанавливаться и набираться сил. Дать ему поспать – это всё, что они могли сделать, пока все, у кого хватало сил, переносили тела мёртвых людей во двор, где и предали их земле. Как только последнее тело скрылось под скромной насыпью, а братья соорудили носилки для Арха и тела их павшего собрата, они выдвинулись в путь скромным отрядом. В компании единственной выжившей девушки – той, что нашли в деревне. Они совсем не ожидали, что вместе с ними полетит ещё один спасённый – девочка, шести лет от роду, дочь графа. Испуганный и измученный ребёнок не смог ничего рассказать и всё время молчал, но Моранн предположил, что мать успела её спрятать, когда нагрянули вампиры, и отчасти чувствовал себя виноватым, что оставил ребёнка сиротой.
Столица не встречала их как героев. На небесных воинов по-прежнему смотрели с опасением. Они так долго избегали общества людей, не показывая себя, что теперь, даже открыто ступая по их землям, больше пугали их, чем внушали доверие. Король с большей радостью встречал внезапных помощников из Поднебесной, и хотя не обещал им золотых гор, но выделил лекарей, чтобы позаботились о раненных, накормил гостей и выделил им комнаты для отдыха.
На поиски вампиров отправлялся уже другой отряд крылатых.

[nick]Моранн[/nick][status]капитан-капитан, улыбнитесь![/status][icon]https://i.imgur.com/57oEU86.png[/icon]

+2

53

Мужчина открывает глаза. Он в какой-то комнате. Еще пару минут осоловело обводит глазами помещение. Архитектура постройки людская. Комнатка маленькая, но отдельная и уютная. На нём новая одежда: льняная рубашка и просторные штаны. "Переодели." Самая логичная мысль, пришедшая ему в тот момент. По свету из окна походило, что сейчас день.
Это надо же так спать. Обычно Арх всегда сам просыпался к утреннему подъёму до самого подъёма - организм вработался в режим, и мужчина уже не представлял свою жизнь иначе.
"Хорошо же меня приложило". Он ещё не знал на тот момент, что проспал беспробудно почти двое суток. Истощенный ранением, кровопотерей и исчерпанным магическим резервом организм пусть и восстанавливался, но делал это явно с большой неохотой. Хотя по факту ему всего лишь нужно было хорошенько проспаться. Алифер перевел взгляд на тумбочку, на которой лежало чистое полотенце и кувшин с питьевой водой и кружка.
"Лазарет", - подумал Арх.
То, что рядом стояла вода, это хорошо. Нестерпимо хотелось пить. Арх сел на кровати, пытаясь осознать себя в пространстве и времени, налил себе воды и жадно осушил сначала первую кружку, потом вторую, а затем и третью. Пил он громко, жадно, вовсе не беспокоясь о том, что кто-то сочтёт это бескультурным, или что что-то прольётся на рубашку. Он был здесь один. Напившись вдоволь как вол на водопое, весь помятый и сонный алифер вернулся обратно на постель.

Быть в роли пациента самому ему доводилось не часто, впрочем, это тоже было ожидаемым. Оставалось лишь вспомнить, что было "до" этого пробуждения. Потому что в какой-то момент явь смешалась с фантасмагорией снов, которая на тот момент казалась настолько реальной, что и...
Как же было хорошо осознать, что это просто сон... Ещё не хватало, чтобы он реально сцепился в командиром: ему приснилось, что он реально высказал ему всё, что думал в тот момент обо всей ситуации. А наговорил он ему такого...
- Приснится же... - усмехнулся он. Но если та сцена с капитаном при пробуждении лишь повеселила, то были там и более жуткие вещи, о которых лучше забыть побыстрее. Сцена с графиней, которая до сих пор стояла в глазах. Арх тогда высказался, что если потребуется кровь, он готов напоить её своей. Сцена, как он потерял своего скворца, и как смог найти его мертвым лишь среди тел павших товарищей. Этот бред с натяжкой можно было назвать чередой действительно кошмаров, скорее омерзительным шлейфом тошнотворного запаха гниющих на жаре тел, преследовавшим сознание. К снам он относился "никак", не видя в них никаких пророческих знаков и предостережений. "Дурак спит, дураку снится," - так говорил он себе, так и говорил своим пациентам, чтобы они не думали придавать им какого-то значения и накручивать себя ерундой. 

Тем более, что на деле всё обстояло совершенно иначе. И Чейса он забрал - он успел свистнуть свою птицу, когда его вытащили из замка. А его маленький комочек перьев сам прилетел на голос хозяина. Нет, чего он точно не забывал, даже балансируя на грани сознания - это тех, кто был ему дорог. И пусть пичуга скорее его просто радовала своим видом и пеньем, чем реально исполняла какую-то задачу (хотя он прекрасно мог поднять тревогу при приближении чужака), он был для него другом. Забыть и бросить его там, как и бросить кого-то из своих товарищей, он не мог. Вену они тоже забрали. Ещё он вроде бы слышал чей-то детский голос. Ему показалось, или там ещё был ребенок?.. Как бы то ни было, Моранн действительно взвалил на себя большую отвественность - попытался сохранить баланс, который видел в нерушимости дипломатических отношения между вампирами и людьми. Чтобы эта ситуация не спровоцировала напряженность или даже военный конфликт из-за кучки дезертиров, не побоявшихся ни императора, ни богов. Но у каждого решения свои последствия, ложащиеся тяжким бременем на того, кто его принимает вольно или нет. Самые верные решения никогда не бывают простыми, требуя жертв: сомнений, бессонных ночей, пота и крови. Нет, он не осудил его за этот выбор, вместо этого осудил себя, что посмел на мгновение усомниться в принятом решении. Не ошибается тот, кто ничего не делает, а самыми благими намерениями мостится дорога только в один конец. Мысль о павшем брате и погибших наполнила сердце горечью. Его слабость была вызвана тем, что он расходовал слишком много резервов, что могло привести к выжиганию дара. Но думал ли об этом мужчина в тот момент? Нет, он думал о том, что рядом с ним Лия, и о том, что чем больше он сумеет уничтожить силы противника, тем меньше риска будет для его братьев. Слава Ньёраю, что ситуация разрешилась так. В перспективе всё могло закончиться гораздо хуже.

Не время для хандры. Нужно было умыться и привести себя в порядок и поесть. Жрать хотелось так, что Арх был способен умять за раз утреннюю, дневную и вечернюю порцию. Хороший аппетит - свидетельство того, что гвардеец идёт на поправку семимильными шагами. Мужчина понялся, подошел к кадушке с водой и зачерпнул её в ладони, чтобы умыться. Вода в кадке если и была когда-то теплой, то за это время пока он спал, успела давно остыть. Но как говорил его отец: "Теплой водой только бабы умываются". Это насмешливое "бабы" он произносил лишь в шутку, нисколько не умоляя заслуг крылатых стражниц, одна из которых, Камино, порой в гневе заставляла их с отцом от неё по потолку уползать. Ах, эти милые семейные моменты!

А после сражения так хочется жить...

+2

54

Когда отряд вернулся в город, Лелия привычно спрятала крылья, даже не задумываясь о том, что одним этим жестом выдаёт свой опыт жизни среди людей и привычку утаивать крылатую сущность. Однако сейчас она меньше всего думала о том, что кто-то из алиферов или людей задумается о не слишком типичной для крылатого создания привычке, ведь все они устали, вымотаны и ранены…
Её порезы на лице зажили, не оставив и следов – Линлэ работал исправно, а остальные раны были исцелены Архом, пусть и столь высокой ценой. Мысль о том, что алифер мог и не выкладываться так сильно, заботясь о своих, не оставляла светлую голову, и девушка спрашивала себя – а стала бы и она вот так рисковать и жертвовать собой ради, в общем-то, почти незнакомки? Они ведь даже не друзья, а всего лишь сослуживцы и случайные напарники в одной из вылазок, которых, наверное, будет ещё немало.
Эти дни, что Арх провалялся в лазарете, девушка приходила к нему несколько раз – сидела рядом минут по десять-пятнадцать, слушая дыхание и биение сердца, рассматривала профиль и линию бровей, убирала со лба серебристые пряди волос, а затем уходила, так и не дождавшись, когда мужчина придёт в себя.
Она не смогла бы объяснить, зачем это делает, ведь знала, что Арх просто исполнял свой долг. Но, быть может, чувствовала себя благодарной? Или виноватой за то, что подставилась под удар и вынудила мужчину потратить так много сил? Возможно, всё это было неважным.

Лелия уже начинала тревожиться, ведь алифер проспал почти двое суток и беспробудный долгий сон, вызванный магическим истощением, заставлял её пристальнее вглядываться в сомкнутые веки мужчины. Она думала об Архе и когда проводила время с остальными воинами, пытаясь аккуратно расспрашивать их о прежних вылазках и подвигах, чтобы выяснить, кто из них три года назад мог хотя бы мельком пересекаться с её братом. Думала и на третий день, когда, самостоятельно вызвавшись помочь раненым, принесла в лазарет кувшин с чистой водой. С ним в руках она и застыла на пороге, увидев очнувшегося алифера рядом с кадушкой воды.
- Слава Ньераю, очнулся! – Выдохнула Лия, даже не скрывая радость и нотки облегчения, что зазвенели в её голосе.

+1

55

Вода приятными уколами холодила тело, прогоняя любые остатки уныния и лени. Снявший рубаху Арх едва успел надеть её обратно, когда в дверях его комнаты появилась гостья. Редко, когда его вообще можно было застать с голым торсом напоказ. И дело вовсе не в напускной скромности - в бурной молодости он на "слабо" легко мог пройтись вообще голышом с невозмутимой рожей, просто с возрастом пришло другое понимание подобных вещей.

- Лия! Рад тебя видеть! - не менее радостно подхватил мужчина, наскоро утирая мокрое лицо и шею полотенцем. Алифер поднял взгляд вверх, словно что-то прикидывая в уме, а потом хитро сузил глаза и с нескрываемой улыбкой скорее констатировал факт, нежели действительно спросил, - выходит, я тут уже залежался и почти протух?
Хотелось ещё было добавить, что улыбка ей к лицу, но сочтя, что комплимент может быть воспринят неоднозначно, алифер его проглотил, просто отшутившись. Реакция на его пробуждение лишь через пару часов была бы наверняка иной. По-привычке он хозяйским видом оценил внешний вид и состояние своей напарницы, словно не он здесь стоял с босыми ногами и больничной рубахе в качестве выздоравливающего. Раны на лице затянулись, не оставив и намека на шрам.
Чудесно. Многие по-разному относились к шрамам на своём теле. И если для мужчин это было терпимо, хотя, если говорить начистоту, даже среди представителей сильного пола далеко не каждый станет ими бравировать, по возможности предпочитая скрыть от ненужных глаз, то что говорить о прекрасной половине, тем более, если речь шла о шрамах на лице? На отсутствие крыльев он не обратил внимание: во-первых, с тех пор, как он их тогда в замке убрал, то больше и не расправлял, во-вторых, он объяснял это гораздо более прозаичнее в своем сознании - человеческая постройка в принципе не подходила на то, чтобы проживающий в них носил такой шлейф даже просто в качестве знака своей принадлежности к Поднебесной. С этим временным неудобством он столкнулся в первые дни пребывания в гарнизоне. Достав и развернув к ней единственный в этой комнате стул, жестом предлагая присесть, Арх решил коротко спросить о рабочих делах: "Спасибо, что навестила. Сколько я спал? И что было после того, как я отъехал?"

+1

56

Она ответила таким же пытливым внимательным взглядом, которым скользнула по обнажённому торсу, убеждаясь в том, что раны Арха затянулись, а его состояние теперь можно оценить как удовлетворительное, а то и хорошее, раз он шутит.
- Пока только залежался, но не протух, - широко улыбнулась Лелия, жмуря глаза, в которых сейчас было больше синевы, чем серой хмари, - Но вот если бы провалялся ещё пару дней, то точно отлежал бы себе бока! Или спину! Или пониже… кхм…
Да, пожалуй, именно такой шутливый тон сейчас был лучше всего, чтобы сгладить тягостные воспоминания после событий в замке… Девушка подошла к постели Арха и поставила на тумбочку принесённый кувшин, не оглядываясь на мужчину и давая ему возможность одеться. Не то чтобы она была смущена неофициальным видом алифера, но общаться с полуобнаженным мужчиной на серьёзные темы было бы неуютно, и так кончики ушей заалели.
- Ты спал почти двое суток, - ответила она, устраиваясь на жёстком стуле рядом с койкой, - И, в общем-то, изрядно меня напугал, когда свалился, да и эти дни я проверяла твоё состояние и тревожилась, что никак не придёшь в себя. – Лелия бросила короткий взгляд на Арха и вздохнула, - Никогда не видела последствия магического истощения, а у тебя было именно оно, как мне сказали… Что произошло за то время, что ты спал… – Перед потемневшими глазами девушки снова встала картина похорон павших, а затем маленькая фигурка испуганного ребёнка, единственного выжившего в мясорубке в замке, - Удалось найти выжившую девочку.
Лия вздохнула и постаралась улыбнуться, не выдавая тягостные эмоции и воспоминания, которыми она не хотела делиться: - Вроде бы это дочь графа, совсем маленькая, лет шести-семи… И та девушка, которую мы спасли в деревне, тоже жива. Ими занимаются люди, мы свой долг исполнили… на поиски тех вампиров, о которых упоминали в замке, отправился другой отряд.

+1

57

Виктор Цой -  Красно-жёлтые дни

- Хе-хе-хе. - Негромко отсмеялся Арх на подхваченную шутку, но развивать её дальше не стал. Иначе был риск зайти куда-то не туда, а в его планы не входило смущать или как-то компрометировать девушку, тем более учитывая их положение. Но то, что она начала говорить, заставило его уже помрачнеть. Причём он сам пока неясно осознавал, что стало причиной подобного рода эмоций. Что-что, а с пониманием своих и чужих эмоций у него всегда были большие сложности. Всё это время он стоял рядом с ней немного со спины, не спеша садиться на кровать, внимательно наблюдая за тем, как менялось выражения её лица. С одной стороны его дико смутило и почти обожгло откровение о том, что всё это время она была рядом с ним, от которого он сам покраснел до кончиков ушей. Ведь он сам не привык к заботе и уклонялся от внимания к себе, не считая свою персону чем-то значимым. С другой... "Чай не первое в моей жизни истощение, и не последнее". Мысленно прокомментировал он слова о причинах своего состояния. Первое истощение его накрыло на одном из турниров, второе - уже непосредственно на работе в качестве лекаря. Но ей он с улыбкой весело ответил: "Вот! Поэтому сама такое никогда не повторяй!" "Это экстремальное развлечение для меня". Что-что, а алифер терпеть не мог нагнетать ситуации, стараясь их наоборот, по возможности, разрядить. Ряд личностей, которые постоянно сводили разговор на тему о том, как "всё плохо" иногда выводили его из себя настолько, на что он уже без церемоний высказывал им нечто в духе "долго ещё сопли будешь жевать". А ещё Арх терпеть не мог подобные состояния утраченного контроля над ситуацией. Когда от него ничего не зависело, когда его жизнь зависела от обстоятельств над ним. Подобные состояния его пугали... Невозможность предвидеть, предугадать, не иметь возможности на что-то повлиять. Слава Ньёраю, что в этот раз ситуация сложилась с наилучшим исходом. И всё же не своя собственная персона занимала центральную часть его мыслей.

Алифер перешел и сел на кровать, на этот раз более внимательно смотря в лицо Лии, пытаясь словно что-то прочитать в её глазах. Он сравнялся с ней по уровню, чтобы не "стоять над душой" и не назидать. Хватало и того, что он слишком категорично заявлял некоторые вещи. Теперь он понял, что именно его смущало всё это время.
- Отпускай. - Ей тяжело. И как бы это "тяжело" не привело к выгоранию. И как бы она не пыталась скрыть это под будничным тоном и простым перечислением фактов, то, что она так за него тревожилась, как и переживала за убитых, и то, как сложно ей было смотреть на те сцены... Ему было сложно на них смотреть, хотя Нимрайс в принципе не считал себя впечатлительным: он видел много разного, и понимал, сколько ему ещё только предстояло увидеть. - Иначе просто выгоришь.

Арху приходилось учиться понимать чужие эмоции. Это давалось ему крайне сложно, он часто, постоянно ошибался. Даже за примером далеко ходить не нужно было - он неправильно понял Моранна. Но сейчас в груди поселилось какое-то тревожное непреходящее чувство, что он озвучил вслух своё опасение. Он уже видел, как те, кто не смогли справиться со своим горем, заканчивали самоубийством ровно в тот момент, когда в конце беспросветного туннеля черноты блеснул луч света. Они уже как будто не могли вырваться из этого состояния и делали шаг за черту. Поэтому врачи и солдаты выставляли эмоциональный барьер, становились циничней, тем самым защищая сознание. Арх пока не стал циничным, но он прекрасно понимал, что подобного рода информацию надо фильтровать: пропускать через себя дозировано, по мере сил, а потом выводить её из себя. Иначе можно сойти с ума. Горе и боль надо прожить. Запрещать себе испытывать боль и чувства, постоянно глушить - нельзя. Обезболивающие нужны, но это надо пережить и принять. Нельзя расковыривать эту рану, заставляя себя снова и снова проживать это состояние. Надо дать ей зарасти. На это нужно время. Порой много времени: ни год, ни два, а десятилетия. И всё же, будучи не до конца уверенным в том, что понял всё правильно, Арх сразу извинился: "Прости, если сказал что-то не то. Я могу ошибаться".

Отредактировано Арх (20-06-2022 16:26:58)

+1

58

Лелия откинула со лба непослушную прядь волос, убрала её за острое ушко привычным движением, отточенным до автоматизма, и улыбнулась, качнув головой: - Я не слишком часто пользуюсь магией, мне больше по душе клинки, которые я лишь иногда усиливаю с помощью заклятья. Так что, наверное, магическое истощение мне не очень грозит, я ведь больше воин.
Девушка говорила спокойно, как о чём-то совершенно естественном, не скрывая того, что помянутое ею заклинание из школы Хаоса. Сама она давно привыкла к тому, что отличается от братьев, родителей, да и от деда, которые хаоситами не были. Возможно, это была одна из причин оставить Алир десять лет назад, хотя ей никто и никогда не тыкал её даром, а семья любила её так же сильно, как и братьев. Возможно, это было что-то совсем эфемерное, о чём не говорят вслух, но оно всё равно витает в воздухе, оседая пеплом на мыслях.
- Я отпустила, - Лелия вновь ответила улыбкой, пусть в ней и сквозила лёгкая грусть, ведь убийство, пусть оно и было оправданным и необходимым, всё равно оставалось убийством, - Я ведь не нежная птаха, которая не знает, с какой стороны хвататься за меч, да и это… как бы печально ни звучало, далеко не первая кровь, которая осталась на моём клинке. Вряд ли мне грозит выгорание, ведь оно опасно тем, у кого нет ни цели, ни стремлений, а у меня они есть.
Она почти добавила в этот перечень «мечты», но мысленно одёрнула себя, неожиданно осознав, что мечтаний у неё больше нет, она растеряла их минувшей весной, когда вернулась в родовое гнездо и не нашла там того, о встрече с кем так мечтала, мысленно с ним разговаривая и рассказывая о своих путешествиях.
Правда, эту боль от осознания утраты, обиды и разочарования в семье Лелия тоже отпустила. Не забыла, конечно, и до сих пор не желала видеть ни родителей, ни деда, ни старшего брата. Потому-то и не назвалась своим настоящим именем, когда вступала в отряд… и сейчас её мысли и сердце тревожило не только здоровье Арха, который, слава Ньераю, очнулся, но и судьба младшего брата.
Правда, осторожно наводя справки, называть его братом она не рисковала, а говорила о некоем друге детства, который когда-то тоже служил в крылатом воинстве, а потом куда-то пропал. Маленькая ложь, чтобы скрыть большую правду.

+1

59

Осознавали ли женщины, какой магией очарования они владели, и как эта магия не хуже псионических чар возбуждала в мужчинах желания и эмоции? Случайные, неосознанные или полуосознанные движения: наклоны головы, игра голосом, брошенные случайные взгляды, даже дыхание, вздымающее грудь? Арху стоило некоторых усилий, чтобы не выдать ни жестом, ни взглядом того, что он заметил этот невинный, обыденный жест, скользнул взглядом по линии скул, переходя на ушко с серебряным завитком, отмечая игру дневного света на коже, очерчивающего и словно подчеркивающего контуры лица. Эта невинная будничность и естественность распаляла внутри сильное желание и охотничий азарт гораздо больше, чем вульгарность и пошлость, играющая на самых низменных инстинктах. Безусловно, она также имела свой эффект, но Арху напоминала безмерно приторно-сладкий напиток, не оставляющий после себя никакого тонкого послевкусия и вызывающий лишь желание выпить обычной воды. Интерес к подобным краткосрочным развлечениям проходил сразу же, не вызывая повторного желания пробовать ещё. Ведь впечатления новизны эта женщина уже вряд ли могла подарить.

Медленный, долгий и глубокий вдох, чтобы подавить в голове и сердце то, что начинало пробуждаться. Он даже не пошевелился, продолжая смотреть на неё тем же самым внимательным взглядом, отогнав подступающие мысли о том, что она всё это время сидела рядом с ним. Он пытался уловить и понять ход её мыслей за этими обтекаемыми формулировками. Но самое главное, что он услышал важное. У неё есть цель. По сути она в точности повторила его мысли, предупредив возможный монолог. Арх не любил кого-то учить и назидать, хотя многие отмечали его подобную манеру говорить. Но такой она была не от желания кого-то повоспитывать, всё было гораздо проще - подобным образом он излагал свои мысли, избегая пространных тем "ни о чём". И, конечно же, он не был благосклонен к всякого рода ересям и бреду, иногда выслушивая подобное только из вежливости. Скучной утомительной беседе он предпочтет общество в приятном и понимающем молчании. Редкое и приятное гармоничное сочетание в женщине: сила, красота и ум. 

- Ты тогда спасла нас. - Беседа приобрела другое настроение, избавив Нимрайса от необходимости проговаривания прописных истин. Некоторые воспринимали его слова как неумелую грубую лесть. Видимо, они были более привычны к лести изощренной. Но Арх никогда не кривил душой и никогда не хвалил за то, что не считал достойным похвалы. Но он всегда отмечал реальные заслуги других. А ведь если не таланты Лии с тем магом, ситуация могла закончиться гораздо хуже. Но только ли этот смысл вложил в свои слова мужчина?..

+1

60

Лелия мотнула головой в ответ на слова Арха, ведь полагала, что вовсе не она спасла их тогда, а выжили они лишь благодаря его магии, как боевой, как и целительной. Себя она вообще считала в большей степени обузой, нежели помощницей и боевым товарищем, но разговор, который зашёл, можно было подвести к тому, что её действительно волновало.
- Я считаю, что мы выжили благодаря тебе, - негромко сказала девушка, поймав взгляд Арха и сжав губы в твёрдую линию, - У меня ведь совершенно нет опыта работы в команде… Конечно, я и раньше сражалась в паре, но не было того, кто бы отдавал приказы и брал на себя ответственность за принятые решения.
Она постаралась улыбнуться, но получилось не слишком уверенно, да и во взгляде Лелии, что бы она ни говорила о целях и стремлениях, сквозила печаль, словно тень от крыла парящей в небесах птицы.
- Скажи… - девушка замялась, ведь собиралась задать важный вопрос, хоть и шла к нему издалека, - А при тебе бывало так, чтобы алиферы нарушали отданные приказы? Я слышала, что за это жестоко наказывают…
Она непроизвольно закрыла ладонью ключицы, ведь под тканью рубахи именно там покоился Сосуд души вместе с Кристэном. И она знала, каково это – лишиться своего самого главного сокровища, ведь всего пару месяцев назад попала в историю, которая до сих пор будила противоречивые эмоции и рождала сосущую тяжесть внизу живота.
Но что она вообще знала о судьбе своего брата? Только то, что Кайлен нарушил приказ командира, был лишён крыльев и сгинул, затерявшись сначала на Краю Света, а после, вероятнее всего, в Остебене. О том, что это был за приказ, ни дед, ни родители, ни старший брат, Эйран, ей не говорили. Да они вообще ничего не хотели рассказывать! Именно это возмущало Лелию больше всего…
Она не понимала, как можно было утаивать случившееся целых три года, пока она путешествовала по землям людей. Не понимала, почему нельзя было рассказать и тогда, и несколько месяцев назад, когда она вернулась в Алир. Не могла принять такое поведение семьи… и именно поэтому сейчас она сидела в лазарете напротив алифера, который вполне мог встречать её брата или слышать о его судьбе пару-тройку лет назад.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [02.11.1082] Blood and Stone