Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [04.07.1082] Как-то в полночь, в час угрюмый


[04.07.1082] Как-то в полночь, в час угрюмый

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.pinimg.com/564x/c1/be/59/c1be59691873a111836608874dee858f.jpg
...утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».

- игровая дата
04.07.1082
- локация
Игнис, обитель инквизиции
- действующие лица
Рэймонд, Астрид

+1

2

Многие боятся темноты. Немногие понимают, что в ней нет ничего, что уйдет, пролей на тьму свет. Если там есть что-то – оно там останется, а чаще всего это самое «что-то» - собственные мысли. Они не уйдут.
Глаза Астрид привыкли к темноте уже час назад.
Мысли Астрид не привыкли ни к чему.
Ни к Теллину, ни к Игнис, ни к бордовому цвету, ни к инквизиторам, и, уж тем более, ни к одному конкретному инквизитору. И бессонница, протяженностью с предрассветные часы, не давала уснуть.
Так уже было, совсем недавно, и сейчас Астрид вновь завидовала самой себе, когда она была способна вмиг уснуть: у людей, которые засыпают быстро, ночь – мгновение. А у тех, кто страдает бессонницей ночь становится частью их жизни, практически наравне со днем. И ведь «бессонная ночь» не означает веселый кутеж, ночь, проведенную в беседах, в объятиях любимого, в семейных разговорах. Бессонная ночь – одинокая ночь. В эти минуты остается последнее утешение - некое чувство особенности и превосходства над всеми, пребывающими в блаженном, дремлющем мире. В данном случае – в казарме инквизиции. 
Астрид посмотрела на спящего рядом Джейса: у мужчины пролегла напряженная морщина меж бровями. Но Триду успокаивало то, что ему хотя бы удается уснуть (а уж кому как не ей помнить, насколько напряженными были отношения у наемника со сном) и поэтому не посчитала себя в праве будить Шандара. Забавно, как страдая от одиночества бессонницы, любой жаждет тут же найти себе компанию и будит рядом спящего. Астрид же лишь едва коснулась лба Джейса, словно расправляла складки на текучем шелке, и поднялась с кровати.
Сон не придет, она это понимала. Также, она понимала почему его не будет – мысли о гибели в забытых теллинских норах не способствовали умиротворению. Но необходимо было гнать от себя эти идеи, гнать любым способом, и один такой она знала - их можно выкурить. Поэтому, чтоб бессонница имела под собой более существенное, так скажем, материальное оправдание, Астрид выудила из сумки наемника кисет с табаком и пергаментные листы.
И памятуя старого ворчливого лекаря, что запретил накануне курить в лазарете, Трида тихой тенью прошмыгнула через общую спальную залу. Ноги приспособились к бесшумному, крадущемуся скольжению по стертым серым гранитным плитам, пока последнее окно куском луны не режет уставшие глаза, и тут же сразу темная сырость коридора – по его шероховатой каменной поверхности подошвы стоят уже более уверенно, более твердо, более ввинчено.

Астрид привалилась к стене. Теперь можно.

Каменная кладка неприятно холодила сквозь тонкую ткань казенной сорочки. Слово это, «казенный» за последние сутки Астрид услышала больше, чем за всю жизнь. Казалось, что когда ей на руки выдавался комплект одежды и вслух зачитывалось наименование каждого предмета (и попутно на пергаменте велся строжайший учет выданной «амуниции»), то с каждым словом «казенный» по Триде словно проходился удар. Инвентарщик выражением лица и звучанием голоса придавал каждому фойрровому «казенный» значимость едва ли не пощечины по веснушчатым щекам.
«Штаны, казенные, - сплюнул, чтоб промочить перо, - ботинки, одна пара, казенные, рубаха, казенная, надлежит обязательному возврату».
Трида затянулась, и спасительная не казенная самокрутка отозвалась ярким огоньком на конце.
  За одной пошла вторая. Потом небольшой перерыв: проследить за движением ветра в кронп деревьев за окном, вслушаться в шорох ночи, посчитать сколько кубиков в стене напротив (двадцать два).
В какой-то момент в мыслях, наконец, сделалось пусто. По уютному пусто. Долгожданно пусто. Она даже забыла, сколько камней в стене. Она уже решила вернуться обратно в кровать, сжать рукой чужую.
В какой-то момент ее нашел Рэймонд, ее и верного спутника нервной бессонницы: ощенившегося окурками монстра на подоконнике.
- Добрый вечер, Р-р-рэймунд, - шутит, подначивает, голос звучит даже приветливо. Но отчего-то ей снова, в шестой раз, хочется пересчитать камни в стене.
Все двадцать два.

Отредактировано Астрид (13-02-2022 21:53:29)

+1

3

Веселый выдался день. Неполные сутки, если быть точным. Раненная нога всё ещё саднила и напоминала о себе нестерпимым зудом каждый раз, когда Рэй забывал о ней. А забывал ли на самом деле?.. Приключения в Теллине пошли не по плану почти с самого начала. Казалось бы, что сложного притащить одного мордоворота в допросную Игнис? Нет, это слишком легко и скучно. Скучнее, чем найти себе приключения на задницу.
Да лучше б на передницу!
Кстати о переднице… Инквизитор вспомнил девушку – ту самую, за которое нырнул в упырье логово. Он рискнул своей жизнью, чтобы спасти чужие две задницы, и хотя одна из них была крепкой и по молодости упругой, пусть и прожаренной смолью, то вторая накормила его ногу сталью. И, что обидно, эта задница не была ни упругой, ни сочной, и что-то подсказывало Рэю, что волосатой как у того вепря.
Впрочем, не ему оценивать мужские задницы. Задница она и есть задница. Хорошего в ней ничего нет.
После общей трапезы, когда братья разбрелись кто по койкам, кто по делам, Рэй не торопился отходить ко сну. Он списывал бессонницу на ногу, которая, докучая, не давала ему забыться сном, и на излишне бодрые приключения в подземельях Теллина, и самому себе не желал признаться, что тяготила его нечто иное. Что-то более личное. Более сокровенное.
Оглянувшись, чтобы поблизости в коридоре никого не было ни из братьев, ни старших по званию, Рэй достал из кармана самокрутку – ту самую, что ему не дали раскурить в лазарете, - сунул её в рот, зажёг и… подняв взгляд, так и не затянулся. Он тупо и немигающим взглядом уставился на девушку. Она сидела на подоконнике в дыму самокрутки, словно мара, что явилась по его душу. И эту девушку он принял за невинную и чистую?..
- Персик, - улыбнулся он, обнажив в улыбке зубы, и придержал пальцами самокрутку. Вот теперь можно и затянуться. Горьковатый дым приятно успокаивал и дарил какое-то специфическое наслаждение, разгонял из головы ненужные мысли и позволял ненадолго забыться. – Не боишься, что тебя украдут? – с лёгкой и беззлобной насмешливостью бросил инквизитор, и встал у окна, по другой его край, лицом к открытому небу и прохладному воздуху, к девушке – боком. Он намеренно оставил между ними расстояние, впрочем, больше не думая, что она пугливо вожмётся спиной в стену или станет звать на помощь своего друга. Рэй чувствовал в ней родную стихию, и знал, что маги огня отличаются пылким нравом.
[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+1

4

Астрид с особым вниманием рассматривала приближающегося мужчину. Так, как смотрела бы на дикого зверя: и у снежного барса есть очарование, когда тот урчит, только клыки с когтями никуда от этого не пропадают. Инквизитор мог быть сколько угодно учтивым, но он все еще инквизитор, все еще поклоняется Фойрру. И если маг очищения требовал вернуться в кровать, то маг огня кричал «жги!» и требовал парировать вопрос шуткой. Поэтому Астрид протянула вперед руки, словно ждала, что сейчас их закуют в кандалы, да уволокут девицу куда-то в глубь подземелий
- Вы поймали меня! Мне теперь негде спрятаться в этом огромном темном замке, где явно коридоров больше, чем инквизиторов! Я, хрупкая девушка, буду биться с вами, опытным воином и магом, из последних сил, чтоб показать, что дух мой не сломлен! Меня принесут в жертву, как.. как жертвенного ягненка! – Дешевая театральная игра закончилась, Астрид опустила руки и склонила голову то к одному, то к другому плечу, и продолжила говорить уже привычным, спокойным голосом, словно рассуждала о погоде, - я уже полгода как похищена, господин инквизитор. Когда-то же это должно стать правдой, м?
Мастерицы, общество которых Джейс в сравнение с Тридой, оценивал в десять серебряных, уж куда лучше апеллировали и играли с затянувшимися молчаливыми паузами в общении с противоположным полом. Они знали, чего хотели и как этого добиться: когда выждать, когда томно произнести имя мужчины, а когда взмахом ресниц, что крылья бабочки, остановить не только взгляд, но и само время вокруг.
Джейс же недаром оценивал Астрид, как женщину, в два серебряных: с ее прямолинейностью мог поспорить даже дорожный указатель. Иначе говоря, выжидать томные промежутки в беседах -  не ее сфера:
- Знаете, господин инквизитор, - Трида принялась болтать ногами в воздухе, - я даже где-то разочарована.. ну, как маг огня. Я ожидала, что не смогу уснуть от криков невинных, которых вы жарите на костре, да стонов ваших жен, что вы кладете под демонов, и плача новорожденных, что вы сжираете заживо, разрывая пополам, что куриную ножку.
  С каждым из примеров голос Астрид становился все громче, а на части про младенцев девушка не побрезговала показать на пальцах (буквально), как по ее мнению должен выглядеть сей процесс. И вновь волна эмоций сошла на ней, дойдя до берега, приняв характер тихой гавани, взамен бушующего океана:
- Но… как маг очищения – я приятно удивлена. Вам, вопреки тому что я слышала, не чуждо сострадание,и я вам обязана по меньшей мере жизнью, - теперь она, наконец, вновь посмотрела на мужчину, стараясь заглянуть тому в глаза. Рука девушки, словно у исповедницы, потянулась если не к щеке, то к руке инквизитора, но так и повисла в воздухе, - да, вот, я приятно удивлена если, конечно, не считать столовую.. Кхм.
  Трида поспешно спрыгнула с подоконника вниз и принялась прыгать по каменным плитам, стараясь не наступать на стыки, да соблюдая закономерность: сначала на одной, потом прыгает на двух, потом снова на одной ноге. Что-то подобное они играли в храме:
- Ну, как нога, господин-инквизитор? Что не присоединитесь даже поиграть? – Спросила Астрид, скорчив сочувствующую гримасу лишь затем, чтоб шутливо подмигнуть с высунутым языком.  - Или, быть может, покажите, что здесь есть интересного? Это же, чтоб вас Фойрр имел три недели, сосредоточение огня! Тут должно быть что-то интересное!
Маг очищения требовал вернуться в кровать, маг огня все так же кричал «жги!»

+1

5

Рэй усмехнулся. Девчонка не так проста, как казалась поначалу. Может, зря он окрестил её невинницей-скромницей при первом знакомстве?
- Зачем же сразу в жертву? – решил подыграть инквизитор, удивлённо вскинув брови, а потом усмехнулся, смотря на девушку хитро-хитро, словно мартовский кот при виде кошки. – Красивых девушек мы, по заветам Фойрра, приучаем к вседозволенности, показываем мир удовольствий разного сорта.
Слухи о «недостойной» и разгульной жизни членов Братства ходили и среди поклонников Триумвирата, и простого люда, и в некоторых вещах Рэй, не покривив душой, мог бы сказать, что дыма без огня не бывает. Инквизиторы действительно не запрещали многие вещи и мало что считали порочным и недостойным. Включая курево, выпивку, дурман и тягу к плотским утехам в любом доступном формате. Как ещё справиться с тяготами их работы, если время от времени не предаваться греху иного сорта? Да и кто в этом мире безгрешен?
- Похищена? – переспросил Рэй и, почесав ногтем переносицу, задумчиво выдохнул дым, смотря на небо. – И как же так вышло, что похититель для леди стал другом? Или друг он оттого, что похититель? – он посмотрел на Астрид внимательно и без осуждения. Что говорил её друг в допросной инквизитор прекрасно знал, и всё же хотел послушать девушку, впрочем особо не надеясь на честность и откровенность. С чужими проще делиться сокровенным и личным, когда знаешь, что с ними больше не встретишься, а Рэй же… он был тут, и Люциан знает сколько ещё пробудет поблизости.
Рэй слушал и не менялся в лице. За годы службы в Братстве он наслушался разного. И от простых жителей, и от жрецов. Удивить его было нечем. То, что пересказывала Астрид, - лишь часть самых обыденных баек про поклонников Фойрра.
Протянутую руку к себе, пусть и не прикоснувшуюся, он расценивал добрым знаком, а потому позволил себе немного вольности.
- Скажу по секрету… - Рэй наклонился ближе, заговорил тише, и словно делился сокровенной тайной, чтобы лишние уши не слышали. - Просто жён у нас нет.
Он так же легко отстранился и повернулся спиной к окну, чтобы лучше видеть прыгающую по плитам девушку. Локти устроил на подоконнике, вновь затянулся и выпустил дым в помещение – тот неохотно уходил в распахнутое окно и сильнее щекотал нёбо и язык инквизитора. На беззлобную шутку Рэй не обижался, а лишь неосознанно, будто вспомнив о ране, почесал перевязь.
- Я пока напрыгался по тоннелям, - усмехнулся он и, в последний раз затянувшись, потушил остаток самокрутки, ощутив её жар кончиками пальцев, и выбросил в окно. Закрывать его не стал, давая время дыму развеяться из коридора, а сам же подошёл ближе к девушке, едва ли не вплотную, чтобы, возвышаясь над ней, ответить на её вопрос. - Я повидал немало магов очищения, и должен признать, что такому пламени нашлось бы место среди моих братьев и сестёр, - он улыбнулся, говоря негромко, а после добавил уже бодро и с ухмылкой: - Что желает увидеть сестра? Пыточную? Темницу? Комнату для утех? – Рэй, конечно, шутил, но кто знает, что привлекает мага очищения, который не боится поминать Фойрра?

[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+1

6

Отчего-то эта ночная беседа под окнами отдавала Триде неприятным табачным послевкусием, щекоткой по телу и тугим узлом у низа живота: а там у нее новых шрамов нет, на ранение не скинуть. А достаточно фривольное общение с поклонником Фойрра хоть и было фойрровски увлекательным, но самой Тридой приравнивалось даже не в игру с огнем – огнем она, хоть как-то, но управлять может, - а в игру с ножом, когда нужно лезвием кинжала попасть в просветы раскрывшейся пятерни. Успел – молодец. На секунду отвлекся, моргнул – проиграл. И если с ножичком последствия ясны сразу, то тут все не так уж и очевидно.
Но пока Трида продолжала играть. В прыжки по полу. Тут даже если и на шов наступишь, то проиграешь безболезненно.
- Ну-у, господин инквизитор, друзья бывают разные. Кто-то, потому что похитил, - она развернулась в прыжке обратно к мужчине у окна, дойдя до видимой ей одной границы игрового поля, - кто-то, потому что спас. Главное, уметь находить их.. быть, так скажем, открытым ко всему.
А ведь говорил, можно сказать, профессионал своего дела – Астрид почти наладила дружбу с опиумным безумцем.
- Но выходит… Раз у вас нет жен, - волшебница продолжила перескакивать с одной плиты на другую, - то… вас некому обнять?
Астрид вдруг остановилась и с сочувствием посмотрела на мужчину у окна, словно в первый раз увидела его. Он может быть сколько угодно сильным, смелым, считать себя искоренителем нечисти (или нет, его мотивы – не ее забота), но даже самое яркое и великое приключение ничего не стоит, если его не с кем разделить. И речь не о тех, кто избрал те же цели и тот же путь, и идет рядом, а о ком-то, кто избрал тебя, твои цели и идет рядом. Маленькая деталь, и все меняет.
Астрид не стала дальше развивать эту тему,  - в конце концов, он прислужник Фойрра, возможно, эта жизнь как раз для него, и он не ищет благословения Люциана в браке- и поспешила повернуться к Рэймонду спиной, дабы тот не увидел, как волшебница поморщилась. Не от боли, а как обычно делаешь, когда совершил глупый поступок и теперь боишься, что о тебе могут подумать, как обычно делаешь, когда злишься на самого себя. Но, если продолжать аналогию с той глупой пьяной игрой из таверны, то лезвие кинжала наверняка лизнуло палец мага очищения.
Трида уже во второй раз дошла до границы игрового поля, и ей нужно было вернуться обратно. И в этот раз Рэймонд не оказался у окна. Он оказался перед Астрид.
Девушка отшатнулась. Вот теперь нож рубанул по фалангам со всей силы. 
- Пламя, господин инквизитор? Пламя это скорее вы, - сказала девушка без малейшего кокетства, - я его отсвет. Я предпочитаю светить, не сжигать.
Отсвет продолжал стоять рядом с пламенем. Где же ему еще быть, не так ли?   
- Хотите сказать, господин инквизитор, что у вас это всё разные комнаты? – Астрид улыбнулась и украдкой опустила взгляд вниз. Она стояла на шве. "Проиграла"
- А нет ли у вас животных тут? – и немного погодя, волшебница протянула, - или если уж это полноценная экскурсия, то может, запастись провиантом? Мы же не пошатнем пищевой фонд огненного братства, да?

+1

7

- Обнять… Какое занимательное слово.
Рэй усмехнулся. Что эта девушка вкладывала в слово «обнять»? Обычные объятия? Радость от того, что он вернулся с очередного задания живым и относительно целым? Поддержку? Напоминание, что он для кого-то важен? Что его всё ещё где-то ждут? Брак казался инквизитору чем-то обременительным, а не добрым и светлым. И он уж точно не чувствовал себя обделённым. Не женским вниманием, во всяком случае. Поддержки и радости хватало от братьев и сестёр, которые в Братстве заменили ему семью, а другой ему никогда не хотелось. Зачем? Что получит от него другая женщина кроме пуза и хлопот?
В Братстве хватало инквизиторов, которые связывали себя больше чем просто постелью, и далеко не все из них грели в руках уголёк обещания быть вместе всегда.
Так что же имела в виду эта девушка? Что-то простое, светлое, невинное? Или же те объятия, в которых теряется дыхание? В которых огонь горит так сильно, что сжигает двоих? Он уже видел огонь внутри Астрид, и понимал, что маг очищения перед ним не такой уж светлый и невинный цветочек, чтобы говорить о чём-то простом, по-девичьи возвышенном, романтичном и любовном, в том понимании, какое свойственно невинницам.
Рэй не сдвинулся с места. Он смотрел на девушку, которая смело – по его меркам – стояла напротив. Не отшатнулась. Подняла голову. И это она назвала себя всего лишь отсветом? У отсвета не хватило бы духа. Отсвет всегда казался инквизитору чем-то слабым, пусть даже в Огненном Братстве встречались маги очищения, чудом сохранившие свой дар к настолько светлой и чистой магии. Но раз эта девушка не была среди них, то, возможно, её взрастили клиры Триумвирата?
«Какая занятная дочь Всеотца».
- Я – пламя Фойрра… а чей отсвет ты? – он слегка наклонил голову на бок, присматриваясь к девушке; его взгляд скользит от её глаз к скулам, опускается к её шее и вновь возвращается к её глазам. – Ты удивишься… но это три разные комнаты, - Рэй улыбнулся, заговорил тише, напоминая кота, который играется с мышью. – Животных? – вопрос девушки его удивил, но что ещё он мог ждать от светлой дочери? Только чего-то невинного и лёгкого. – Неужели тебе не хватило нашего общества в общем зале? – отшутился инквизитор, зная, что их манеры для многих – варварство. Чего стоил один потолок в общей трапезной. – Хочешь посмотреть на лошадей или птиц?
Выбор с животными в инквизиции не так уж велик, чтобы чем-то особенным удивить девушку. Или же ей где-то наговорили, что среди коллекции Братства хватает тварей из разных уголков Рейлана?
- Голодная девушка – опасна, - усмехнулся он и легко обогнул Астрид, словно и не провоцировал её собой. – Идём, - он взмахнул рукой, призывая её следовать за собой.
Ночью коридоры обители казались пустыми, и каждый шаг в них отдавался эхом от стен, оповещая дозорных о любом нарушителе ночного спокойствия Братства. Рэй вёл девушку самым коротким путём, прямо на кухню, зная, что в такое время едва ли можно кого-то застать там кроме кухарок и трудящихся на общее благо серых сестёр.
Когда они с Астрид спустились по лестнице вниз, их обдало приятным жаром раздутой печи. Внутри было пусто. Никаких котелков. Только звук плеска воды и выглядывающая из-за стола задранная кверху задница девушки, тщательно отмывавшей пол.
- Огненной ночи, - поприветствовал Рэй, и девушка резко выпрямилась, едва не задев крышку стола головой.
- Рэй, - выдохнула она с лёгкой укоризной в голосе, но улыбнулась. – Если Энна увидит… - она запнулась, когда вдруг заметила, что инквизитор пришёл не один, а в компании Астрид. Лицо девушки сразу изменилось. Из приветливой и обеспокоенной она стала слегка раздражённой. – Ты зачем её сюда привёл? Знаешь же, что нельзя.
- Тише ты, - он широко улыбнулся, подходя к девушке ближе. Поравнялся с ней, встав так же близко, как до этого провоцировал Астрид. – Она проголодалась… Не оставлять же её грызть подушку, м?
Сестра неодобрительно нахмурилась, бросила взгляд на чужачку и с неохотой, излишне резко, сдёрнула на столе край платка – под ним, лёжа на деревянной доске, осталась половина хлеба. Уже не такого ароматного и хрустящего, каким он был утром, но явно прибережённого на такой случай.
[nick]Рэймонд Гельгунд[/nick][status]инквизитор Огненного Братства[/status][icon]https://i.imgur.com/9qWlAXg.png[/icon][sign]Есть и живая и мертвая вода, да не про нас.[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [04.07.1082] Как-то в полночь, в час угрюмый