Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.11.1082] Корона противоречия


[17.11.1082] Корона противоречия

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/IytHuRI.jpg
- Локация
Северные земли, г. Нерин, Дома Вечного Солнца
- Действующие лица
Гестин Ледарре
Сайлан Ледарре
- Описание

Перед поездкой дочери в столицу в качестве будущей императрицы Севера Гестин рассказывает дочери об истинных целях клана Лэно.

+1

2

Смерть Артура сыграла им на руку. Мальчишка больше не мешался под ногами, претендуя на руку принцессы Элениэль, так удачно-неудачно сбежавшую из столицы с братом-бастардом. Поначалу Ледарре увидел в этом угрозу трону. Не из беспокойства за династию Виззарионов. Он не хотел, чтобы во главе империи встала собственной персоной дикарка из Виан. Но в то же время не желал отдавать главенство дому Селениуса. Возвышение одного Дома над другими поставило бы остальных в неудобное положение, но теперь же… власть шла в его собственные руки. Дочь приносила пользу. Смерть императрицы стала для них подарком Селест, и вампир не желал упускать такой шанс.
Перед тем, как Сайлан отправится в Мирдан, Гестин хотел убедиться, что его дочь не потеряет голову при виде монарха и не забудет, что интересы клана – её собственной семьи – стоят превыше всего.
Ледарре считал, что союз с остальными кланами и помощь – не такая большая плата за силу в руках и положение в обществе. Они занимались этим и раньше, не получая ничего взамен, но теперь же мальчишка на троне считал, будто делает им одолжение и идёт на уступки ради своего народа. Он ещё не понимал, что приготовил для него клан.
Свадебный подарок императора – широкий браслет, украшенный драгоценным камнем – отдали дочери советника, когда Гестин сказал ей о новой роли. Он оставался в комнате девушки в напоминание ей о грядущем будущем. Никто не спрашивал желания Сайлан на обручение – платок от её имени выслали ещё до того, как глава Дома сообщил дочери о помолвке.
Он подбирал толковых слуг, чтобы отправить их в столицу вместе с дочерью – умных, хитрых, верных, талантливых. Разрешение императора впустить во дворец и в столицу вампиров клана Лэно практически развязывало Ледарре руки, и всё же он не торопился наглеть. Действовал осторожнее, посылая с дочерью защитников таким числом, чтобы император не подумал, будто ему не доверяют, но и в то же время, - суметь защитить свой пропуск к трону Севера. Гестин подозревал, что за трон пожелают побороться многие вампиры, и если одну императрицу уже лишили головы, то на спине его дочери кровью клана Лэно нарисована мишень ещё до её отправления в столицу.
Гестин позвал за дочерью, чтобы обсудить с ней важные детали её вхождения в семью императора. На открытой веранде, ведущей окнами в сад, ощущалось приближение зимы. В Нерине, где солнце баловало вампиров теплом и светом, зима была иной, а конец осени – не таким холодным, серым и дождливым. В этот день солнечные лучи заливали площадку, несмотря на то, что ещё утром, по землям Нерина прокатился дождь. Трава и деревья всё ещё хранили на себе капли дождя. Положив руки на перила, Ледарре смотрел на свои владения, думая, что они излишне скромные для будущего тестя династии.
[icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+2

3

Девушка почти влетела на веранду, быстрым шагом подойдя к вампиру.
- Отец, - такой же стремительный, но нежный поцелуй в щеку в качестве приветствия и пара шагов назад.
От Сайлан пахло осенним садом: теплой влагой и сладостью опавших листьев. Девушка гуляла в саду, когда слуги нашли её и передали желание Гестина. Вампирша тут же поспешила к отцу, даже не зайдя к себе в комнату, чтобы переодеться и отдышаться. Об этом свидетельствовал румянец на щеках, от долгой прогулки на улице, и сырой по низу подол. Шерсть платья легко собирала на себя капли прошедшего дождя, впитывая влагу. В руках девушка держала небольшой букет из белых и фиолетовых астр. Маленьких, но упрямых цветов, что до последнего сопротивлялись наступающей зиме, раскрываясь каждое утро. Одни из немногих цветов, которым не страшны холодные ночи и морозные утра поздней осени.
- Что-то случилось? – в голосе сквозило неподдельное беспокойство и забота. - Слуги сказали, что это срочно. Всё хорошо? С тобой? С мамой? Или…
Девушка чуть вздохнула, переводя дыхание. Да, она была очень эмоциональной и семья – это единственное место, где она могла не прятать свои эмоции. Правда последние года, а теперь и в новом статусе, она старалась ещё больше держать себя в руках, загоняя огонь под корку льда спокойствия. Но ведь огонь на то и огонь, чтобы этот лёд плавить в особо тонких местах.
- Или пришли какие-то новости из столицы?
Айли чуть сжала букет сильнее, пытаясь по серьезному лицу отца понять, зачем тот позвал её и к чему такая срочность. Самым худшим сейчас для них было бы то, что Виззарион решил разорвать помолвку. Как бы она не была не рада это свадьбе как женщина, как дочь главы Вечного Солнца она прекрасна понимала всю политичность и необходимость данного брака.
Северным Землям нужны поставки человеческой крови. Нерину нужно спокойствие и ресурсы для восстановления. Она стала тем хрупким, но важным мостом между Лэно и Камель.

+2

4

Гестин обернулся, услышав торопливые шаги дочери, и мягко улыбнулся ей.
- Со мной и твоей матерью всё хорошо, - заверил вампир; лишние волнения ни к чему.
Смотря на дочь, иногда он думал, что Сайлан ещё слишком юна для такого задания. Огонь в ней горел так же сильно, как в нём амбиции. Иногда сам Ледарре не мог сдержать свой порыв, и потому удивлялся, что из всех Домов клана Лэно взор Виззариона упал именно на них. На совете, отвернувшим императора от их клана – пусть и ненадолго – Гестин едва ли сдерживался в высказываниях. Уж не думал мальчишка на троне, что сможет контролировать его Дом, если самое ценное, что есть у Дома Вечного Солнца – его дочь – окажется у него в руках?
«Для таких интриг мальчишка слишком глуп… и благородный».
- Ты отправляешься в столицу… в сердце Северных земель. И я тревожусь о твоей судьбе, Сайлан, - вампир тщательно подбирал слове, не желая рисковать понапрасну. Он не знал, насколько обнаглеет Шейнир и не пустит ли псиоников в голову его дочери, поэтому решил действовать осторожно. Говорить о заговоре и влиянии на императора нужно аккуратно – так, чтобы у императора не было повода казнить его за клятвопреступничество, когда выгода от союза кончится. – Главы других Домов Лэно могут позавидовать нашему союзу с династией Виззарионов, и воспользоваться тем, что вдали от дома я не смогу тебя защитить, - он легко коснулся щеки дочери, заглядывая в её лицо, но быстро отнял руку и вновь перевёл взгляд на горизонт. – В наших интересах, чтобы империя процветала, и власть как можно дольше оставалась в руках императора.
Он надеялся, что дочь поймёт, что родить наследника – это одна из её основных задач.
- Император уже потерял одну жену, и ты должна стать для него чем-то большим, чем племенная кобыла, рожающая наследников, - вампир искоса глянул на дочь, чтобы отметить её реакцию на свои слова. – Он должен доверять тебе. Прислушиваться. Ты должна стать для него опорой. Не очередной женщиной, что вошла в его покои и преклонила голову.

[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+2

5

Гестин был задумчив и даже в какой-то степени мрачен. Это было его состояние последнее время. С того самого совета, с которого отец вернулся злым и поминающим всячески Виззарионов. Сайлан, как и её мать, не стали тогда лезть с расспросами к главе семьи, прекрасно зная, что в таком состоянии он точно ничего не расскажет. Более того, можно ещё и под горячую руку попасть. Взрывной и огненный характер Айли получила не только от своего дара, но и унаследовала от отца. С тем лишь различием, что в силу своего возраста Ледарре старший умел справляться с эмоциями куда как лучше своей дочери.
Злость вампира поутихла, когда Император обратил свой взор на них не просто как на один из двенадцати основных домов, но и когда назвал Сайлан своей невестой. Айли прекрасно помнила тот день. Злость отца ушла, освободив место ещё большей задумчивости и сосредоточенности.
Она прекрасно знала, что для отца она возможность. Единственная возможность, появившаяся так внезапно и так удачно. А ещё она знала, что за маской холодного политика скрывается отец, который отдавал свою единственную дочь в чужой дом, полный опасности и врагов.
Правда свои переживания он предпочитал хранить внутри себя, не давая им, как и многим другим эмоциям, вырваться наружу. Показывая своё волнение вот такими фразами и быстрыми теплыми прикосновениями, как в детстве. Но даже сейчас отец не стал долго задерживать взгляд на ней, будто боясь выдать свои истинные чувства.
- Потеряв обращенную, он женился. Потеряв Императрицу, он не долго горевал и нашел нас, - она усмехнулась, откладывая букет на столик и крепко сжимая ладонь отца в своих. – Неужели ты думаешь, что твоя дочь настолько глупа, что повторит судьбу этих женщин? Я – Лэно, отец. Я – твоя дочь. И я не собираюсь становиться удобрением для полей ближайшую пару сотен лет так точно.
С самого детства он же и внушал ей, что её судьба будет непроста, но за это они получат награду. Путь к титулу Императрицы тернист, он усеян осколками стекла и залит ядом. Она понимала и осознавала, что ей будет в сотню раз труднее, чем самой просто служанке из Камель.
- Я прекрасно понимаю, что на меня будут обращены взоры всех Северных Земель, но… Я – Ледарре. И ты сам учил меня, что вечность – это слишком мало для нас. А солнце – наше благословение. Благословение для нас станет проклятием для наших врагов. Скоро Хэллор… - на привычно алых губах заскользила не предвещающая ничего хорошего улыбка. – А разве кто-то, даже Владыка, захочет уйти от ярко пылающего огня в морозную темноту Мглы? Тьма накрыла Северные Земли уже давно… И в темные дни как никогда нужно солнце, даже для детей Бэлатора.
Она говорила все это спокойно и негромко, не сводя глаз с лица отца.

+2

6

- У нас много недоброжелателей в столице, - вампир говорил спокойно и всё так же смотрел на горизонт – туда, где, казалось, волны Нивалиса бились о скалы столицы. – С твоим приближением к династии Виззарионов их станет ещё больше. Не только среди других кланов, но и среди нашего, - он нисколько не стеснялся говорить о вероятном предательстве внутри клана. – Селениус пожелает отомстить Виззарионам за смерть сына, - высказал он смелое предположение. – И я не уверен, что побег принцессы обезопасит самого императора или его семью от отцовского гнева.
Гестин вновь посмотрел на дочь. Он знал, что в ней горит тот же сильный огонь, что и в нём, и нисколько не сомневался в том, что в стенах дворца Сайлан не даст себя в обиду. И всё же…
- Ты должна обрасти союзниками во дворце – это единственная возможность выжить в нём и не пополнить число покойниц, - вампир знал, что, возможно, его слова прозвучат болезненно и грубо, но хотел говорить прямолинейно и честно. Его дочь уже выросла, и не стоит беречь её, словно ребёнка. У самого прекрасного цветка его сада есть шипы и они ядовиты. – Покойная императрица посчитала, что место на троне обеспечит ей лучшее будущее, но, пойдя наперекор воле императора, лишь разозлила его… Будь покорной тогда, когда это надо. Не перечь императору – помни, что он ещё молод и вспыльчив, пусть и его стихия не огонь, - он усмехнулся, глядя на рыжину в волосах дочери. – Ветра топят в море корабли… Его море – это наложница. Мать его наследника. Пока император благосклонен к ней, будь с ней осторожна. Слухи говорят о мягкости характера этой женщины, но она выросла и воспитывалась во дворце. Яд змей у них в крови. Пусть уверует в свою власть… и ошибётся. Как ошиблась её предшественница.
Ледарре хотел власти и положения, но знал, что нужно действовать как можно аккуратнее и деликатнее. Сначала – пусть Виззарион поверит, что никто не желает использовать его будто марионетку. Пусть верит в их союз и общее благое намерение поднять Север с колен. Пусть жена станет для него союзницей, а не врагом, и тогда… тогда их Дом возвысится над остальными.
- Пусть весь Север увидит, как ярко пылает солнце Дома Вечного Солнца.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+1

7

Странно, но в данный момент она волновалась за отца больше, чем за себя. Таким сосредоточенным девушка не видела его уже давно. Присмотревшись, Айли даже заметила пару новых морщин в уголках глаз, то ли от того, что в последние дни тот мало спал, то ли вся ситуация, происходящая в Совете и с Императором, отражалась на самочувствие Ледарре. Сжав ладонь Гестина ещё сильнее, девушка ненадолго прижалась лбом к его плечу, слушая и не перебивая.
Она прекрасно понимала, что сейчас она стала дичью, мишенью. Она мешала, мешала большому количеству вампиров, которые теперь не могли поставить рядом с Императором нужную им фигуру. И более того, она должна была встать рядом с точно такой же неугодной фигурой. Минус на минус дает плюс? Не в их случае. Их союз не давал ничего хорошего тем, кто в нём на участвовал. Наоборот, только сильнее вызывал желание убрать обоих.
Так же хорошо она понимала и то, что одна просто не сможет выжить во дворце, какой бы сильной не была её огненная натура.
- Наш главный союзник – Шейнир, - наедине с отцом девушка могла не особо выбирать выражения и использовать подобающие титулы. – Я сделаю всё, чтобы мы стали не просто супругами, а семьей. Ведь лишь семье можно доверять.
Истина, которой её учили с самого детства. Правило, которое впитывали Ледарре с молоком матери. Тебя могут окружать десятки и сотни друзей, знакомых, соратников и даже родственников, но семьей могут стать лишь немногие. И тут степень кровного родства не имеет никакого значения.
- Ты ещё слишком молод для деда, - отклонившись спиной на парапет, девушка совсем по-девчачьи заглянула в лицо вампира, пытаясь разрядить обстановку шуткой. – Я буду молиться Селест о долгих летах жизни Императору. Как минимум пока, ты не научишь своих внуков паре огненных фокусов, которыми ты развлекал меня в детстве.
После чего она в миг посерьезнела и посмотрела на отца с едва уловимой и чуть надменной улыбкой, превращаясь из просто дочери в наследницу Дома Великого Солнца и будущую Императрицу Северных Земель.
- Солнце может и сжечь, - острые ногти с легким стуком прошлись по перилам. – К их великому сожалению, не все прочие дома помнят эту истину. И это их главная ошибка. Так же, как и ошибка Луны, считать себя единственной во всем.
Встав вновь ровно, Сайлан посмотрела туда, куда ранее смотрел мужчина.
- Я должна ещё что-то знать об этой… - легкая заминка, пытаясь вспомнить имя наложницы, - Ясемин? – И вновь никаких титулов или уважительного обращения. – Об окружении Виззариона? Его привычках? В каком колпаке он спит? Что любит на завтрак?
Любому неискушенному и не знающему девушку зрителю, окажись он сейчас на этой веранде, могла бы показаться, что Айли относится к происходящему совершенно не серьезно и даже поверхностно, но близкие люди прекрасно знали, что шутки и улыбки скрывают под собой куда как более глубокие вещи.

+1

8

Слушая слова дочери про семью, Гестин хотел предостеречь её. В душе он боялся, что однажды его дочь слишком прикипит к императору – чем Феюрэ не шутит? – и тогда, если все ополчатся против него и сам Ледарре пожелает насадить голову молодого монарха на пику, что сделает его дочь? Сможет ли она своими руками подсыпать мужу яд в пищу? Перережет ли ему горло во сне, пользуясь его доверием к себе? Или же встанет на его сторону и пойдёт против кровной семьи?
Вампир надеялся, что он никогда не узнает ответ на этот вопрос. Он не выказал своего опасения. Ничего не сказал. Его дочь достаточно умна, чтобы не угодить в смертельную ловушку. Пусть другие боятся сгореть в пламени их семьи. Уж он позаботится об этом.
- О любимице императора мне практически ничего неизвестно, как и о других наложницах в гареме, - Гестин задумчиво нахмурился. – Она из бедной семьи. Ребёнком её отдали в храм Луны, чтобы как-то исправить бедственное положение. Воспитанницы отправили её во дворец. Её семья по-прежнему живёт в Мирдане, и несколько раз император дозволял ей их навестить.
Но каким было нутро – истинный облик – наложницы он не знал. Лишь догадывался, что не бывает в мире живых тварей, в которых не ютились бы бок о бок свет и тьма. Но что из них преобладает – покажет лишь время.
- Покойная жена императора была эксцентричной особой… Ходил слух, что она сама себя отравила и едва не убила себя вместе с ребёнком. Но кто знает, с какой целью она это сделала. И было ли это её собственное желание, или же добросердечные нашептали…
Вампира тревожило, что он не знает всей ситуации во дворце изнутри. С тех пор как Виззарион выслал вампиров клана Лэно из столицы, у Ледарре практически не осталось верных ему вампиров. Даже за эти крохи сведений – слухи – пришлось щедро заплатить. Но теперь же, когда им вновь открыт путь во дворец, он продолжит собирать сведения обо всех.
- Вкусы императора? – Гестин усмехнулся, с хитростью лиса и лёгкой насмешливостью посмотрев на дочь. – Слабое место императора – его младшая сестра, принцесса Элениэль. Будь осторожна, упоминая её в его присутствии. Он ревностно относится к своей семье. Будь уважительной с ними. Включая старую каргу – она тот ещё фрукт, - он хмыкнул, вспоминая то время, что вдовствующая императрица провела в Нерине на правах гостьи в ссылке. Смерть, брата, сына, а затем и мужа пошатнули её. – А что до того, что нравится императору в женщинах… Это, моя милая, тебе придётся узнать самой, - он легко тронул нос Сайлан, словно перед ним была не уже взрослая дочь и будущая императрица, а маленькая девочка, которая всё ещё держалась за край его кафтана и нетвёрдо стояла на ногах. – Но ты можешь попытаться подружиться с его приближёнными… Гвардеец Ариго его правая рука, а с недавнего времени и младший Грейн зачастил во дворец.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+1

9

Когда пальцы отца коснулись её носа, девушка слегка поморщилась, но не от неудовольствия, а прямо как в детстве: смешливо и будто сейчас зафырчит. Услышав же о гвардейце и Грейне, Сайлан негромко рассмеялась, вновь откидываясь на парапете.
- Подружиться с мужчинами? Мне? – Она чуть изогнула аккуратную бровь, что была на пару тонов темнее волос. – Они, конечно, близкие к Императору фигуры, но не хочешь же ты, чтобы о твоей дочери тут же по всему дворцу, а особенно гарему разошлись слухи? Как Сайлан Ледарре, я могла бы завести с ними дружбу, полезную нам, но вот как Сайлан Виззарион… - Девушка покачала головой и сдула прядку, что порывами налетающий ветер успел закинуть на лицо. – Думаешь, Шейнир простит мне общение с ними? Ему может и всё равно на меня, но вот если доброхоты разнесут весть, что эти двое или кто-то из них один, видятся со мной без Императора…
Идея отца была по-своему прекрасна, и Айли это понимала. Союзничество или хотя бы добрые отношения с Ариго и Грейном были им только на руку. Эти двое могли как-то, пусть и не сильно, влиять на мнение Виззариона, наверняка, знали то, что не знаю другие. Вот только ещё она понимала, что любое её действие будет сопровождаться внимательным взглядом или пересудами, а давать лишнюю почву для сплетен хуже только для неё самой. Уж добрый змеи гарема быстро додумают всё за них, стоит Императрице каким-то образом уединиться с мужчиной, который не является её мужем или отцом.
- Что же касается наложницы, - во взгляде вновь появился недобрый огонек, а острые зубы закусили нижнюю губу, сдерживая подступающую усмешку. Правда, уголок губ всё-таки дернулся вверх. – Бедняжка, что поднялась до вершин джарие. Не удивительно, почему она так цепляется за этот статус… Ведь ничего другого у неё просто нет. Лишь наследник, место которого шатко, и который не прожил ещё и свой первый Хэлор да постель Шейнира, в которую ей просто повезло попасть. И лишь Бэлатор знает, как долго второе будет её.
Она совершенно не стеснялась отца и выражений. При матери Айли держалась более скромно и сдержанно, а вот с Гестином… Это он воспитал её такой. Благодаря ему и его учениям девушка стала той, кем стала. Это его дочери предстояло взойти на трон Северных Земель. И только Гестин Ледарре знал всю огненную натуру Сайлан до конца. Или скорее считал, что знает её полностью, хотя пара тлеющих углей были скрыты даже от него в самой глубине её души.

+1

10

- Не исключено, что этим воспользуются, - согласился вампир. – И всё же… с этими двумя лучше дружить. Видит Селест, я думаю, что именно дружба с одним из них спасла бастарда от меча палача.
«А лучше бы - нет», - подумал, но не сказал вслух Гестин.
- А если же тебя интересует женская компания, то у тебя и тут есть выбор: подружиться с фавориткой императора или… его советницей Анри. В последнее время она зачастила во дворец по каким-то важным и личным делам к императору.
Что именно Сарэлет обсуждала с Виззарионом, потеснив на важном посту своего – по слухам – любовника, – никто достоверно не знал. Но ходили даже слухи, что император мог жениться на родовитой аристократке, несмотря на её запятнанную репутацию подстилки бордельщика Бойера. У императора даже была причина выдать её замуж за своего брата-бастарда. Только побег Арратса не вошёл в его планы.
Он видел, как воинственно его дочь отзывалась о сражении с конкуренткой за место подле императора, и это вызвало у отца усмешку. Гестин не сомневался, что его дочь знает себе цену, и что не позволит наложнице из гарема мнить себя императрицей Севера лишь из-за того, что та родила ему сына-наследника и согревала по ночам. Всё меняется. Расположением императора в том числе.
Но настоящая угроза для его дочери – это не девчонка из гарема, и даже не недовольные советники из других кланов, а Элениэль и её союз с Иль Хресс. Ведьма из Хериана не отступится от своего. Поступок императора со смешением крови лишь подтолкнёт её сразиться за трон. Особенно сейчас, когда, как доносили шпионы, девчонка родила сына. Пусть его отец признанный бастард, о чём говорила Глациалис, а не император, но его тоже используют в борьбе за престол. В этом вампир не сомневался. И всё же он не стал сеять зёрна страха в душе дочери. Виззарион не должен увидеть в Сайлан угрозу своей семье. Пусть думает, что они заодно.
- Надеюсь, твоя мать за всеми украшениями и платьями не забыла, что Мирдан – холодный и серый город из камня, где нет ни нашего тёплого солнца, ни сочных садов? – в голосе советника появилась лёгкая весёлость. Забывая о делах, он мягко приобнял дочь за плечи. – Пойдём… покажу тебе твой свадебный подарок. Не отпущу же я тебя в столицу с одними напутствиями?
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+1

11

Сайлан слушала отца внимательно, запоминая каждое имя, каждую деталь. Любая крупица информации, которую получил Ледарре и которой он делился сейчас с дочерью, могла потом помочь ей. Гестин, как член Совета обладал гораздо большими знаниями о прошлом, но сейчас его влияние упало. Что и как происходит в Мирдане на сегодняшний день он почти не знал. Поэтому и давал своей наследнице максимально возможные данные. Она ехала мышкой в логово льва, и нельзя было туда вступать в полном неведении. Полное отсутствие информации означало бы для Сайлан проигрыш ещё до начала битвы.
Она была рада, что отец не настаивал о женских способах сближения с Арратсом и Грейном. Ледарре прекрасно понимал, что это не тот вариант, да и делать из своей дочери шлюху может только подонок, а Гестин им не был. Да, он с детства ждал момента, когда его дочь возвысит Дом Вечного Солнца, но это не означало, что он её не любил и был помешан только на своих амбициях и завоевании Севера. Нежность и забота отца прекрасно гармонировали с его уроками, воспитанием будущей императрицы, пусть даже тогда он и не знал, что Сайлан войдет в дом Виззарионов в статусе жены.
- Мама не дает даже близко приблизиться к сундукам и считает, что я точно что-нибудь да забуду, - улыбнулась девушка, обнимая отца в ответ. – Мне она доверила только общение со швеей. Даже со свадебным платьем были споры, но я её убедила. А подарок – это замечательно, - потянув мужчину за собой с веранды, девушка по ходу схватила со стола цветы. – Я тоже, кстати, тебе подарок собрала. В твой кабинет. – Помахав букетиком перед ними, она чуть вздохнула. Отец был прав. Мирдан – это не Нерин. И дело не только и не столько в том, что девушка останется в чужом городе одна. Нерин – город-сад, теплый, нежный и солнечный. Столица не могла похвастаться всеми этими так близкими сердцу вещами. Холодный и серый – звучало очень грустно и мрачно.
– Кстати, об Анри, - вампирша чуть понизила голос, когда они вошли в помещение. Не стоит слышать их разговоры даже снующим по дому слугам. – Насколько у неё важные и личные дела к Императору? – Красный взгляд посерьёзнел и на секунду вспыхнул не самым хорошим огнем. – Не может ли она быть, - голос упал почти до шепота, - любовницей Шейнира?
Любовница из благородных была куда как более опасным соперником, чем воспитанница Луны. Не ограниченная правилами гарема, имеющая в своих руках хоть какую-то власть…

Отредактировано Сайлан (07-02-2022 23:07:23)

+1

12

- Цветы? – наигранно удивился Гестин и усмехнулся. – Очень щедрый подарок с твоей стороны!
Дочь повеселила его, несмотря на серьёзные разговоры. Не выпуская её из своих полуобъятий, вампир входил вместе с ней в стены дома. Внутри было заметно теплее, и сырость не забиралась под одежду напоминанием о приближении зимы и холодов. Но вопреки ожиданиям вампирши, Ледарре вёл её не в свой кабинет, а во двор – ту часть, где слуги уже хлопотали по его распоряжению. Он не торопился рассказывать, что именно приготовил для своей дочери. Сайлан пока не расспрашивала его о подарке, зато не пропустила мимо ушей упоминание Анри.
- Одно время Виззарион доверял все свои важные дела Бойеру… - именно благодаря вмешательству и двойной игре этого вампира, молодой император смог обвести вокруг пальца предателей в совете и снести их головы, нисколько не страшась возмездия других Домов Севера. – Но с его отстранением на этом месте оказалась леди Анри, - события так тесно предшествовали друг другу, что какая-то связь в них всё же прослеживалась. – Леди Анри долгое время жила под защитой Бойера, и по многим слухам у его защиты была определённая цена. Так что… я не уверен, что императора заинтересовала бы женщина с бременем.
Гестин вновь задумался о роли Сарэлет в делах Севера.
- Но я не могу отрицать того, что она смогла войти в совет милостью императора. Уж не знаю, чем она и девчонка из Дома Серебряного Тумана удостоились такой чести, но в их руках власти больше, чем кажется на первый взгляд. Они занимаются поставками крови. Возможно, это единственный повод для их тесного общения.
Он посмотрел на дочь, не спеша её успокаивать и обнадёживать.
- Пока что в покоях императора побывало две женщины, и одна из них мертва.
Когда они оба вышли во двор, Гестин убрал руку от дочери и прошёл немного вперёд.
- Мой подарок, - он кивнул головой в сторону ворот, ведущих к поместью.
Конюх держал под узды красно-рыжую лошадь. Яркую, грациозную, с гордым нравом. Она беспокойно била копытом, не желая, чтобы её удерживали на привязи или касались недостойные руки. Её бока лоснились и будто бы переливались на свету, напоминая всполохи настоящего пламени. Огонь горел и в её глазах.
- Я слышал, что Виззарион любит конные прогулки, - пояснил вампир. – Не могу же я доверить свою дочь мирданским кобылам? – ухмыльнулся Гестин.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+1

13

- Милостью Селест я не повторю её путь, - почти прошептала девушка, вспоминая погибшую Императрицу. Отец был прав, статус и титул – это больше обязанность и проблема, чем защита. Она не знала, каким человеком была Мередит, но судя по тому, что сказал Гестин, бывшая супруга Шейнира имела очень тяжелый характер. Сайлан тоже была далеко не спокойной и тихой личностью, но умные люди (и вампиры тоже) учатся на чужих ошибках, чтобы не расшибать лоб своими. А значит, нужно быть в со раз аккуратнее предшественницы. И, главное, быть максимально учтивой с будущим мужем. Не перечить и не спорить.
- Подарок, - повторила тихо, поднимая глаза на отца, и тут же по двору разлетелся звонкий и радостный визг. – Папа!
Ещё один совсем девчачий визг и Айли почти повисла на шее отца, крепко обнимая того и прижимаясь к нему. В этот момент были позабыты все маски холодной Императрицы Севера, все установки и правила. Ей нравился подарок, безумно нравился, и она не собиралась этого скрывать. Более того, подарок был в самое сердце. Сайлан, которая еженедельно проводила время в седле с того самого момента, как научилась твердо стоять на ногах, прекрасно понимала ценность отцовского подарка. И речь не только о количестве золотых монет, что Гестин выложил на кобылу такой масти. Дело именно в самом подарке. Он мог подарить украшения или ещё что-то более материальное, но все же Ледарре подарил своей дочери подарок куда как более ценный. Он подарил ей частицу родного дома и её душу.
- Спасибо, - девушка просто светилась от счастья, всё ещё обнимая мужчину и несколько раз поцеловала в щеки. – Она невероятная!
Лишь после этого Айли отпустила вампира из своих объятий и резко развернулась в сторону лошади, сделав несколько стремительных шагов, но тут же затормозила, вспомнив, что такая поспешность может не понравиться животному. Начинать знакомство с конфликта была не самая лучшая идея, и так у подарка, судя по всему, нрав ничуть не лучше, чем у её хозяйки.
Несколько раз глубоко вздохнув, вампирша уже более спокойно пошла вперед, подходя так, чтобы лошадь её постоянно видела. Встав рядом, она осторожно протянула раскрытую ладонь вперед и аккуратно коснулась морды животного.
- Привет, - с нежностью и трепетом прошептала девушка и медленно погладила кончиками пальцев медную шерсть. Лошадь громко фыркнула от прикосновения и тихо заржала, но не проявила какого-либо недовольства или агрессии. – Ты прекрасна.
Тонкая ладонь, что на рыжем фоне казалась ещё белее, медленно прошлась вверх ко лбу кобылы, после чего девушка вновь посмотрела на отца.
- У неё есть имя? – Голос чуть дрожал от волнения и счастья. – И… Я могу прокатиться сейчас здесь?
Лошадь была не оседлана, что стоящие поодаль слуги держали в руках всё необходимой. Видимо. Гестин предугадал желание девушки, но всё же оставил выбор за ней.

Отредактировано Сайлан (07-02-2022 23:53:17)

+1

14

Гестин немного переживал, что его дочь уже выросла и, как будущая императрица Севера, пожелает в качестве подарка что-то, что подчеркнёт её статус в столице – дорогие шелка и меха, украшения или магические артефакты. Словом, то, что обычно хочет женщина, соблазнившись статусом и положением нового мужа. Он порадовался, что не ошибся с выбором. В конце концов, всем остальным издавна занималась его жена, и Гестин прекрасно понимал, что ему в этом не перещеголять супругу. Зато он отлично разбирался в живых подарках. Не менее полезных, чем меха и шелка.
- Твоя мать посчитает это бесполезной тратой, - усмехнулся вампир, обнимая дочь одной рукой и мягко поглаживая её по спине. – Но я рад, что подарок тебе нравится.
Даже если Виззарион не пожелает прокатиться вместе с его дочерью на конную прогулку, чтобы узнать супругу поближе и укрепить их брак, Сайлан сможет любоваться буйной красавицей и вспоминать о доме. Вампир не хотел, чтобы его дочь забывал о Нерине в холодном Мирдане в окружении такого количества вампиров из Камэль. Он хотел, чтобы все знали, кто теперь входит в династию.
- Я думаю, что её новой хозяйке виднее, как её зовут, - улыбнулся вампир. – И она подскажет тебе сама, когда вы обе почувствуете ветер.
Гестин одновременно давал добро и на имя для лошади, которое Сайлан могла бы сама выбрать для неё, и на прогулку верхом. В конце концов, как ещё запомнить Нерин, если не ощутить его всем своим телом и душой? Его дочь уезжала в столицу, и, как думал вампир, она вряд ли когда-либо снова вернётся в родные края. Власть – это слишком тяжёлое бремя, чтобы свободно путешествовать по архипелагу.
[nick]Гестин Ледарре[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/EJ0Ns8d.png[/icon][sign]Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.[/sign]

+1

15

Одобрение отца порадовало девушку, поэтому та сделала знак слугам, чтобы седлали подарок, а сама прижалась к мужчине, положив голову на плечо тому. Именно в такие минуты она понимала и чувствовала, что Гестин всё ещё ее отец. Не повернутый на политике и своих целях советник, а любящий и внимательный отец своей дочери.
- Мама никогда особо не любила лошадей, - взглянув снизу вверх на Ледарре, Сайлан вновь осторожно погладила кобылу по морде, наслаждаясь бархатистым прикосновением. – Иногда мне кажется, что она просто их боится.
Правда это была или нет, девушка не знала, но мать действительно всегда была более прохладна к занятиям верховой ездой дочери, нежели отец. Сама же Айли лошадей любила. Нет, она не была помешана на скачках и прогулках верхом, но еженедельные занятия с самого детства наложили свой отпечаток. Порой девушке было только в радость выехать куда-то на прогулку. И вот теперь, отец сделал ей такой чудесный и по-своему теплый подарок, позволяя увезти с собой в столицу живое напоминание о доме.
- Госпожа, всё готово, - молодой вампир в последний раз поправил подпругу и отошел на шаг.
Сайлан тут же перешла к боку лошади и аккуратно запрыгнула на неё, пусть и пришлось прибечь к помощи этого самого вампира. Прогулочное платье не особо подходило для верховой езды. Можно было бы, конечно, сходить в комнату и переодеться во что-то более удобное, но вампирша не хотела терять время, да и для пары кругов по двору подойдет и так. Тем более отец, будто зная наперед её решение, предупредительно дал слугам приказ принести дамское седло. Его красноволосая не особо любила, считала менее удобным нежели обычное, но вот в платье другого варианта и не было.
- Давай, девочка, - перехватив удобнее поводья, Айли чуть толкнула пяткой бок кобылы. Несмотря на внешне грозный и упрямый нрав, под рукой новой хозяйки лошадь повела себя очень послушно и внимательно. Чутко реагируя на каждое движение наездницы, животное прошло круг по двору шагом, давая обеим привыкнуть друг к другу. После чего, почувствовав себе увереннее, Айли пустила ту в легкую рысь. Ещё пара кругов вокруг отца и слуг и девушка вернулась на место, уже самостоятельно спешившись.
- Она и в правду прекрасна, - оказавшись рядом с Гестином, девушка ещё раз поцеловала того в щеку. – Надеюсь, в Мирдане она будет такой же послушной. Я назову её Алев, - легкая улыбка осветила лицо вампирши, а глаза хитро блеснули. Имя прекрасно подходило её новой любимице. – И, я надеюсь, ты прав, и мой будущий супруг любит конные прогулки. Бывать с ним наедине вне стен дворца – отличная возможность лучше узнать друг друга.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.11.1082] Корона противоречия