Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.12.1082] Охота на лисицу


[03.12.1082] Охота на лисицу

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.imgur.com/0JUqBHi.png
- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дворец, женская половина дворца
- Действующие лица
Ширайя дель Виззарион, вдовствующая императрица
Ясемин, фаворитка императора и мать наследника
Сайлан Ледарре, невеста императора
- Описание

Как и подобает традициям, новую невесту императора встречают старшие в гареме - вдовствующая императрица, недавно сама вернувшаяся из Нерина, и мать наследника - фаворитка императора.

+1

2

Покои, что выделили новоприбывшей невесте скромными можно было назвать разве что с натяжкой. Вот только отдохнуть ей дали всего ничего, не более чем полдня. Даже не отдохнуть, а лишь привести себя с дороги в порядок. Правила требовали, чтобы новая невеста познакомилась с обитательницами гарема, частью которого она стала.
К этой встречи она готовилась тщательно, пусть и не затягивала время специально. Принять ванну она смогла и сама, а вот чтобы одеться и сделать прическу, пришлось прибегнуть к помощи Айрис. Юная служанка была рядом почти каждую минуту с той самой первой встречи в спальне Сайлан. Комнате, что навсегда осталась в прошлом, заперев за своими дверьми беззаботное детство и юность. Дом попрощался с ней, отпустив в логово «врага» свою единственную дочь. Дитя Лэно в семье Камэль, первая за сотни лет.
Украшения же пришлось уже выбирать и надевать самой. Служанку позвал к себе Император. Зачем, девушки могли лишь только догадываться. Отпустив Айрис, вампирша закончила все сборы и критически оглядела себя в зеркало.
Соблюдая приличия и традицию, она оставалась самой собой. Яркие всполохи костра среди белоснежной пустоши. Металлический обруч с кристаллами цвета свежей крови сдерживал волосы, дабы те не лезли в лицо. Россыпь кристаллов и мелких бусин по лифу и корсету платья были ненамного темнее. Да и само платье: темно-красный шифон, воздушный на рукавах и подоле и плотно облегающий грудь девушки. Красный – цвет самой Сайлан, сейчас во дворце был повсюду: в одежде, деталях, украшениях. Траур по её предшественнице: Мередит – Жрица Луны, ставшая Императрицей. Это вызывало у Айли грустную усмешку. Будто давнюю легенду какой-то шутник решил рассказать на новый лад, поменяв местами действующих лиц. На место луны пришло солнце. Вот только в божественной легенде всё вышло очень грустно.
Последний быстрый взгляд на отражение, дабы поправить прядку, и кивок за спину, подтверждая, что она готова идти.
Сопровожденная местной служанкой, она впервые встретилась с главными, на данный момент, женщинами императора.
- Ваше Величество, Ясемин-даре, - глубокий поклон первой и лишь вежливый кивок второй. Айли намеренно упустила титул «джарие», воспользовавшись нейтральным обращением. Да, Ясемин была матерью наследника, но она была и будет лишь наложницей, тогда как Сайлан – будущая законная жена.
Смотря лишь на Ширайю, вампирша позволила себе отвлечься от настоящего, задумавшись о происходящем в целом. Как много женщин других кланов побывали здесь? Камэли, эти высокомерные корольки, помешанные на чистоте крови. Что для них сейчас этот династический брак? Когда место рядом с Шейниром будет занято не его сестрой и не женой-камэль, выбранной Старейшинами, а красноволосой недостойной Лэно, дочерью солнечного Нерина.

Отредактировано Сайлан (19-01-2022 23:08:37)

+2

3

Ясемин никогда не надеялась стать супругой императора. Не надеялась и стать его любовницей и фавориткой, когда уже однажды проиграла покойной императрице во время отбора. Но Бэлатор был милостив к ней. Он подарил ей любовь, положение, силу и сына. Она вошла в семью императора, как его любимая женщина, мать его наследника-сына, и даже при жизни императрицы правила гаремом как главная женщина в нём.
С приездом Ширайи практически ничего не изменилось. Всеми делами гарема по-прежнему занималась Ясемин, относясь к старшей в династии с почтительным уважением и сдержанностью. Она помнила предупреждения Шейна – не доверять старой вампирше и не давать ей в руки больше власти, чем может себе позволить выжившая из ума изгнанница. Она следила за ней, с особой тщательностью заботясь о том, чтобы в гареме было спокойно и тихо. Со смертью Мередит её сила лишь возросла, и некоторые даже шептались, будто она станет следующей женой императора.
Слухи прекратились, когда Совет решил женить императора на вампирше из благородной семьи, чужого им клана. Ясемин не противилась воле императора, и знала, что на то есть причина. Однажды он уже предпочёл её императрице. Что помешает предпочесть её и в этот раз?
И всё же она не забывалась. Слухи и перешептывания, которые время от времени вновь звучали в стенах гарема, Ясемин словно бы не замечала. Обратить на них внимание – значит, согласиться, что она теряет власть, подаренную ей императором. Пусть они не делили с ним ложе со смерти императрицы и рождения их общего сына – это ничего не меняло. Траур кончится, а она ещё достаточно молода, чтобы понести снова.
К приезду невесты императора она готовилась тщательно. Все хлопоты ложились на её плечи, а потому Ясемин позаботилась, чтобы в гареме было чисто, им подали сладкий шербет и яства – без пышного празднества, ведь во дворце всё ещё скорбели по покойной императрице. Пока невеста императора приводила себя в порядок с дороги – в покоях матери наследника уже всё готовили к встрече. Её покои – ближе всего к покоям императора, если не считать комнаты покойной императрицы – их не трогали с дня её смерти. Простойные, не скромные. Виззарион одарил её вниманием и словно бы в очередной раз пытался подчеркнуть её положение в гареме.
Ясемин вместе с Ширайей сидели на тахте, повернувшись друг к другу. На узорчатом деревянном столике слуги оставили угощение, накрыв на три персоны. Никто не поднялся, когда в комнату вошла невеста императора.
- Добро пожаловать в Мирдан, дитя, - Ширайя приветливо улыбнулась и указала на тахту рядом с ними. – Присядь и отобедай вместе с нами. И расскажи нам о Нерине! Я так давно там не была! В здравии ли твой отец? Оправился ли Терион-даре после смерти сына?
Ясемин не задело обращение невесты; она всё ещё мать первенца императора, его наследника-сына, и её это вполне устраивало. Она улыбнулась и почтительно склонила голову в знак приветствия.
- Приветствую невесту Его Величества, - в свою очередь сказала джарие. – Надеюсь, вам понравились ваши покои? – она взяла кубок с шербетом вслед за вдовствующей императрицей и сделала глоток.
[icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][status]негласная императрица[/status][nick]Ясемин[/nick][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2

4

Вдовствующая Императрица была куда как более приветлива с вошедшей. Возможно, её радость была вызвана не тем, что у внука появилась новая невеста, а лишь потому, что было теперь с кем обсудить Нерин, это было не так важно для самой Сайлан. Да, за улыбками может скрывать нож, да и про чистоту разума Ширайи ходили слухи, но ссориться с ней не входило ни в какие планы Лэно. Наоборот, сейчас, да вообще на ближайшее время, Айли постаралась притушить свой взрывной характер, памятуя о ей самой же выбранной роли теплого и нежного очага. Да, его тепло в первую очередь предназначалось Императору, дабы приласкать, пригреть, разморить, но и про других членов семьи забывать не стоит.
За протокольной вежливостью Ясемин же чувствовалась холодность и…неуверенность? Вряд ли. Титул джарие уже давал ей множество преимуществ, даже перед молодой невестой. Да, Сайлан – будущая Императрица, но вот только, если боги благословят их брак с Шейниром, дети от Ледарре будут наследниками второй очереди, если не третьей (не стоит забывать и о своенравной сестре Императора). Поэтому в соревновании «кто лучшая мать для ребенка Императора» не было смысла. Если только Ясемин не видела в Айли просто соперницу. Не возможную мать наследника, не жену любовника, а просто женщину, что может быть интересна её мужчине. И тут уже становиться всё равно на титулы и статусы. Просто мужчина и женщина. Она бы, на месте наложницы, волновалась и психовала. И не потому, что излишне ревнива или не уверена в себе. Нет, просто мужчины в большинстве своем личности не постоянные, да и консумацию брака никто не отменял. А какой женщине будет приятно понимать, что её любовник в данный момент делит постель с другой и занят далеко не подсчитыванием розочек на покрывале.
Присев на предложенное место, Сайлан осторожно взяла бокал, кивнув с благодарностью. Почти одновременные вопросы от двух женщин заставляли её выбирать, кому ответить первой. Не колеблясь, девушка начала отвечать на вопросы Ширайи. И не потому, что опять хотела как-то задеть наложницу. Просто статус старшей женщины был выше. И правила требовали чуть больше уважения к ней, даже в таких мелочах.
- Благодарю вас, Ваше Величество. В Нерине всё хорошо. Он так же прекрасен и солнечен. Заботой и милостью Селест отец в добром здравии, - красноволосая на мгновение прикрыла глаза, будто вознося в этот момент хвалу упомянутой богине. – Безмерно рад и благодарен, что Его Императорское Величество обратил внимание на наш Дом. О самочувствии Терион-даре Вам будет лучше узнать у моей служанки Айрис. Она долгое время прожила в Доме Белой Луны и лучше знает его обитателей. Я, к сожалению, не смогу Вам ответить на эти вопросы. Знаю лишь, что родители были глубоко опечалены смертью сына. Всегда тяжело и больно терять своих детей. Я буду молиться Саур, чтобы эта беда обошла стороной Его Императорское Величество.
Взяв пару кусочков сладостей и отпив, Айли наконец перевела взгляд на Ясемин, легко улыбнувшись и кивнув ей.
- Да, покои прекрасны, Ясемин-даре. Я благодарна Вам за заботу и теплоту, с которой приняли меня. Надеюсь, мой приезд не вызвал для Вас больших хлопот? Вам сейчас важнее заботиться об Их Высочествах. Надеюсь, Морин и Адлэй в здравии и не доставляют хлопот? Говорят, маленькие дети очень большое испытание для родителей.
Привычно алые губы тронула легкая улыбка, осторожная и даже чуть заботливая. Сама Сайлан никогда не общалась близко с настолько маленькими, как наследники Шейнира, детьми, но могла представить, сколько забот и хлопот они доставляют.

+2

5

Ясемин стала матерью ещё до того, как появился на свет её кровный сын. Дочь императрицы, рождённая раньше срока, нашла заботу и любовь в чужих руках – любовницы своего отца. Слабое.. отравленное ядом дитя было беспомощным и незаслуженно обиженным ещё до рождения собственной матерью. Женщиной, что, подарив ей жизнь, едва её не отняла. Только за это Ясемин с неохотой вспоминала покойную. Она понимала, что дети – возможные наследники императора – это великая ценность и власть в руках женщины, и всё же не понимала этой гонки Мередит. Корона уже в руках её господина, так к чему эти риски?
Она улыбнулась, когда Сайлан заговорила о наследниках императора.
- В добром здравии, хвала Луне. Морин достаточно окрепла за этот месяц, и больше ничего не угрожает её здоровью. Лекари говорят, что её хранил Бэлатор…
- …как теперь хранит душу её матери, - вставила слово Ширайя, нисколько не смущаясь того, что упоминает покойную императрицу не в лучшем свете. Поступок Мередит до сих пор считался позором во дворце, несмотря на все старания императора пресечь слухи в адрес жены.
- Да хранит, - Ясемин не желала вновь вспоминать поступок императрицы и как-то его обсуждать с невестой императора. Это дело давно минувших дней. Теперь это в прошлом. – Принц Адлэй немного капризен, - о детях Ясемин говорила в равной степени тепло, не делая между ними различий. – Но так же крепок, как и его сестра.
- Капризные принцы в нашем роду – это наказание Бэлатора, не меньше, - усмехнулась Ширайя. – Мой сын ещё с малого изводил нянек криками. И посмотри, что с ним стало? Умер ещё до восхождения своего брата на престол, - вампирша хмыкнула и отпила из кубка. – Зато девочки тихие, спокойные, покорные…
«Кроме принцессы Элениэль», - подумала про себя Ясемин, но не стала говорить этого вслух, а только сделала глоток шербета.
Словно о чём-то вспомнив, Ширайя вдруг удивлённо и одновременно внимательно посмотрела на Сайлан, повернувшись к ней.
- Дитя! А как у тебя со здоровьем? Лекарь уже осмотрел тебя? Одного наследного принца мало, чтобы этот дворец снова ожил, - она усмехнулась, нисколько не смущаясь того, что подарить ещё одного наследника-сына вполне могла наложница императора, а её слова – про наследника – она могла расценить как угрозу жизни своему сыну.
Ясемин же выглядела вполне спокойной. Она прекрасно понимала, что рано или поздно император возляжет с этой женщиной, и, если Луна будет благосклонна к ним, то она понесёт.
- Пошлите за лекарем! – тут же отдала приказ вдовствующая императрица служанкам. – Надеюсь, ты ещё не познала мужчину? – вдруг опомнившись, Ширайя посмотрела на Сайлан, и Ясемин мысленно возрадовалась, что не её допрашивают с таким пристрастием.
[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+1

6

Слова о здоровье детей нисколько не тронули сердце невесты Императора. Она задала вопросы чисто из вежливости и как того требовали правила, так же вежливо и выслушала ответы. Оставаясь внешне внимательной и участной, внутри Сайлан совершенно ничего не чувствовала к этим детям. И дело было даже не в том, что И Морин, и Адлэй были детьми её будущего мужа от других женщин. Тут любая бы должна была почувствовать хоть что-то, например, неприятие или даже ненависть. Айли же дети были безразличны. Она не знала их, не видела. Максимум, что она испытывала – это любопытство. И опять-таки просто потому, что никогда в жизни не видела таких маленьких детей. Лишь слышала про них. Всех родственников дальних и не очень, а так же наследников друзей и знакомых семьи она видела уже стоящих, пусть и не твердо, на ногах.
Кто-то мог бы сказать, что Айли, как женщина, должна испытывать к ним материнские чувства, но с чего этот кто-то взял, что они просыпаются сразу с рождения у всех женщин? Нет, она хотела бы увидеть их, но на этом все её мысли о них пока заканчивались.
Вдовствующая Императрица была весьма остра на язык, это в ней Ледарре даже понравилось. Было видно, как пожилая (если можно использовать это слово по отношению к вампирам) женщина не особо тщательно подбирает слова и особо не заботится, как они могут задеть окружающих, особенно Ясемин. Так легко говорить о Мередит, будущих детях и своем сыне могла лишь сильная женщина. Да, пусть она, как говорят, была не совсем в своем уме, но тем не менее совсем безумной не казалась. Сайлан наоборот понравился такой её подход к ситуации. Ширайю можно было попытаться сделать своей союзницей в этой необъявленной войне.
Правда радоваться Айли пришлось не долго. Бабушка Шейнира переключила всё своё внимание и прямоту на саму невесту. Первый удар вампирша выдержала легко, лишь чуть улыбнувшись и почтенно склонив голову.
- Лекарь у нас в Доме говорила, что с моим здоровьем всё хорошо. Лунные циклы постоянны и не приносят никаких проблем. Я смею надеяться, что милостью Бэлатора и Селест на нас с Императором сойдет их благословение, и я смогу подарить моего супругу наследников.
Поддержав начатую Ширайей игру, Сайлан намеренно указала, что не будет останавливаться на одном ребенке, если сможет понести. В конце концов, неужели эти женщины верят, что муж придет к жене всего один раз для закрепления брака?
Второй же выпад был более неожидан и в какой-то степени неприятен. Даже более того, он был унизителен, но и его Айли приняла с достоинством, всё также спокойно держа в руках кубок с напитком. Прямая спина, уверенный взгляд и полное спокойствие на лице. Такими «процедурами» её на запугать, пусть даже это и неожиданно и не к месту.
- Любая дочь Лэно знает, что её чистота и невинность самый большой дар, что она может подарить своему супругу. Дороже этого только сыновья. Воспитанная дочь никогда не будет дарить себя кому-то кроме мужа. Я не знала мужчин, Ваше Величество. И познаю только одного. Никто из мужчин кроме Его Императорского Величества не в праве прикоснуться ко мне. А тем более видеть меня обнаженной. Позвольте просить Вас, чтобы позвали повитуху, а не лекаря, если Вам угодно убедиться в чистоте моих мыслей и тела. В противном случае я вынуждена буду отказать Вам в Вашей просьбе. Лекарь остается мужчиной даже будучи лекарем.
Голос тихий, но твердый. Если старуха решила провести ей таким образом проверку, то и Айли умеет кусаться. Не стоит без дела раздувать тихо тлеющие угли.

Отредактировано Сайлан (22-01-2022 00:38:25)

+2

7

Шейн предупреждал её, что нрав его бабки и в годы молодости был крутой. Что уж говорить про сейчас, когда она столько лет провела в Нерине и вдруг вернулась на родину? Все её дети погибли, но едва ли вдовствующая императрица выглядела разбитой или огорчённой их смертью – эти дети сослали её прочь из столицы, так что лить слёзы по ним? За всё время, что Ширайя пробыла в столице по возвращению, Ясемин ни разу не слышала, чтобы та вспоминала про дочь.
«Но зато не забывала о сыне», - даже сегодня она помянула младшего сына. О нём практически не говорили во дворце до её приезда, словно пытались стереть его имя из истории рода.
- Лекарь, - Ширайя пренебрежительно фыркнула, поморщилась и взмахнула рукой, словно прогоняла назойливую муху. – Ваши неринские лекари скажут что угодно, только бы угодить императору, но что из этого правда? – она внимательно посмотрела на будущую невесту внука. В отличие от Шейнира, она не следила за языком – и позволяла себе подобные подозрения на грани обвинений. – Золото любому закроет глаза на правду и развяжет язык.
Вампирша и не думала отступать от своего. Как старшая рода, она могла требовать соблюдения традиций – и проверить будущую императрицу, словно племенную кобылу. Уж больно дорого им обходился этот союз.
- Женщина-женщина, - отмахнулась она. – Призови я мужчину осмотреть тебя – был бы отличный повод выгнать тебя из дворца, а? – вампира хохотнула.
Ясемин не разделила её веселья. Зато Ширайя, пользуясь ролью главной женщины в разговоре, продолжила говорить:
- Скажи кто старейшинам в мой расцвет, что в этот дворец невестой войдёт женщина - не кровная сестра, да ещё и иного клана – ему бы вырвали язык… - она вновь посмотрела на Сайлан; её глаза как-то странно блеснули – не безумно, нет. Что-то иное притаилось внутри них. - Среди Старейшин вампиры, что всё ещё живут теми временами, помни об этом, дитя, и не давай им повода усомниться в себе. Глядишь, и тебя как неугодную сошлют… к Сеонес или Хериан, подальше от твоей Жрицы.
- Император меняет мир, - вмешалась Ясемин. – Его волей многое в традициях Севера переменилось с его восхождением на трон. Вспомните: как много женщин входило в совет в ваше правление? И сколько их входит теперь. То, что раньше казалось невозможным даже в мыслях, становится реальностью.
- Только голодные рты как были – так и остаются просящими, ха! – Ширайя хмыкнула. – И кто заплатит за все эти перемены? И чем? Кровью, дитя. Кровью уже умылся этот дворец. И умоется снова.

[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+1

8

Пренебрежение, с которым старшая вампирша отозвалась о её родном городе и людях, взметнулось в душе раздражением и желанием тут же, не дожидаясь местного хваленного лекаря, снять с себя платье, позволяя и бабке Императора, и его любовнице осмотреть Сайлан. А то вдруг она прячет обсидиановый нож под корсетом, а зубы между ног. Такой поступок, скинуть платье и белье прямо здесь, был вполне в её взрывном характере. В конце концов мужчин тут не было, а женщины…чего в её голом теле есть такого, что нет у них? Если уж Императрица так хочет унизить или принизить её, то лучше Айли сделает предупредительный шаг. Пусть осматривают с головы до ног, каждый сантиметр светлой кожи. Ведь к Императору должен попасть товар без изъянов.
И Сайлан действительно была близка к тому, чтобы вскочить и начать расшнуровывать корсет, но в последний момент лишь сильнее сжала пальцы на кубке, в опасной близости от того, чтобы расколоть его.
Нет, нельзя. Нельзя показывать свои эмоции и истинные чувства. Нужно успокоиться. Успокоиться и позволить лекарю обыденно осмотреть её. Не она первая и не она последняя невеста, которая подвергается такому унизительному, по факту, процессу. Выжившая из ума бабка может говорить что угодно в её адрес и в сторону её родины. Это может быть лишь злость и раздражение от упущенных лет и возможностей. Или просто проверка её, Сайлан. А вот если она вспылит или выкинет какой-то фортель, это могут наоборот повернуть против неё. И тогда точно Сеонес или Хериан. В лучшем случае.
- Император и сам в скором времени сможет убедиться в моей верности нашему союзу и благонравности моего воспитания.
Молчи. Не перечь. Ничего не говори против. Соглашайся и улыбайся. Всё это никак не сочеталось с характером Сайлан. Огонь требовал выхода в эмоциях и страсти, но за столько лет она научилась сдерживать свой характер тогда, когда иное могло навредить ей.
Разговор же с лекарей резко перепрыгнул на семейные распри и положение дел в Северных землях. Она молча слушала препирания женщин. Ничего сказать она пока не могла, а вот сделать выводы или заметки – легко.
Слова вдовы не было похожи на угрозу. И заботой они не были. В этой фразе и взгляде Айли уловила... предупреждение? Такой вариант был наиболее похожим на правду. Ненормальная старуха решила предостеречь её? Только от чего? От Старейшин? Сайлан была не глупа, и прекрасно понимала, что ее главный враг здесь не Шейнир, и даже не Ясемин. Ее врагами было поборники традиций. Старейшины, против которых уже не в первый раз шел Император. И если его отказ от брака с Элениэль они смогли сгладить браком с Мередит, то Лэно, как супруга Шейна, стала для них ударом ниже пояса – болезненным и подлым.
Неужели ей теперь придется постоянно оглядываться, не прячется ли за занавеской рука с обсидиановым ножом, а всю еду и напитки внимательно осматривать и нюхать? Так можно и с ума сойти за короткое время, став параноиком.
Наконец, Айли всё-таки подала голос, вклиниваясь в диалог двух дам.
- Я верю, что рукой Императора и его решениями руководит Бэлатор. И если крови нужно было пролиться, значит она пролилась во имя лучшего будущего для Северных земель.
Где же эта фойррова лекарь?

+2

9

- Уверенности тебе не занимать, дитя, - улыбнулась вдовствующая императрица. – Да только я не припомню, чтобы мой внук и с первой женой сильно торопился консумировать брак.
Это правда. Никто не знал точной причины, почему Шейн, который сам обратил внимание на Мередит, уделил ей внимание, лишь когда она сама впорхнула ему в руки, а не пошёл на поводу у молодости и горячей крови. Болтали, что он сожалел о смерти матери, гибели его любовницы-обращенной и о том, как обошёлся с сестрой. Но после слухи о молодом императоре стали грязными и низкими – император не возлёг с женой, потому что… не мог. Лишь его связь с другой наложницей разбила эти слухи. Вот только теперь, кроме самой Ясемин, ещё ни одна женщина не возлегла с ним с тех пор, как они впервые разделили ложе. И даже её после смерти Мередит император не баловал вниманием. Что уж говорить про чужеземку из другого клана?
- Молись, дитя, чтобы в эпоху перемен не пролилась твоя собственная кровь, - Ширайя посмотрела на Сайлан – внимательно и в глаза, словно пыталась заглянуть внутрь неё
Ясемин невольно сжала кубок пальцами. Она на собственной шкуре – не единожды – убедилась, что жизнь во дворце и подле императора – это не сказка, о которой матери рассказывают детям перед сном. Сохранить жизнь и не потерять себя в борьбе за неё – это практически недостижимая мечта. Север разрывали на части, и в этой войне гибли все. Вампирша боялась, что когда-нибудь убийцы вновь придут по жизни её детей, и на этот раз – стража не успеет вовремя.
Воспоминания нападения на дворец и вынужденного бегства были всё ещё свежи. Уроков с Тадейном недостаточно, чтобы полностью поверить в свои силы. Она многому должна научиться, чтобы защитить своих детей, и обязательно научится.
Лекарь – вампирша средних лет – вошла в покои с дозволения старшей женщины в гареме. Она учтиво поклонилась всем женщинам в комнате, не выделяя никого из них по отдельности. В руках она держала небольшой сундучок на нехитром замке. Как и на всех лекарях во дворце – на ней был простого покроя кафтан голубо-белого цвета. Вместе с ней в покои вошла её помощница – девушка помладше и ещё ученица.
- Осмотри невесту императора, - приказала Ширайя. – Мы хотим знать: чиста ли она и насколько плодовито её чрево.
- Да, госпожа, - лекарка поклонилась и, исполняя приказание вампирши, подозвала к себе помощницу, а следом подошла к самой Сайлан. – Позвольте мне осмотреть вас, госпожа. Это не займёт много времени.
Вдовствующая императрица и не думала уходить или отворачиваться, а продолжала вкушать сладости и пить шербет. Ясемин же, в отличие от неё, отвернулась.
[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2

10

Консумация брака – традиция, которую Император не сможет избежать. Она это прекрасно понимала, но не принимала. Она не будет вешаться на мужа или принуждать его к тому, чтобы они разделили ложе. Да, Шейнир, помятуя о прошлых неудачах, может прийти к ней просто потому что это надо. Айли же хотела другого. И планировала приложить все свои силы для этого. Ей нужно было, чтобы Император хотел её не телом, а разумом. Да, даже не сердцем. Ведь оно зачастую подводит и дает неверные советы. А вот разум… Разум не дает совершить ошибок.
Взгляд старшей вампирши Сайлан выдержала, смотря в ответ всё также уверенно и даже чуть дерзко. Пролить кровь она не боялась, ни свою, ни Императора. Пусть она будет выглядеть слишком самоуверенно, но не для этого она приехала в Мирдан, чтобы здесь бесцельно лишиться жизни. Слова, что она произнесла про перемены, не были просто пустой фразой. Айли действительно верила, что её брак с Шейниром, как и всё, что произошло ранее – начало эпохи перемен. Перемен болезненных для тех, кто их не хочет. И это закостенелое болото давно требовало что-то поменять. Попранные традиции? Но ведь она вампир, да из другого клана, но такая же дочь Бэлатора, что и Император. Как Камэль могут знать и управлять Северными землями, если никого не пускают в семью кроме соклановцев? Это глупо. Глупо и недальновидно. А Старейшинам и Совету придется просто смириться, что Шейнир дель Виззарион уже не игрушка в их руках. Более того, он не один. И если кто-то считает, что молодая вампирша ничего не смыслит в государственных делах… Отчасти они правы, но и считать её дурой им не следует. Забывшись в играх с огнем, можно сильно обжечься.
Вошедшим Сайлан лишь чуть кивнула, отставляя бокал. Вдовствующая Императрица даже не подумала приказать принести ширму или отвести невесту в соседнюю комнату. Ей не просто нужен был осмотр девушки, но она хотела, чтобы тот проводился прямо у неё на глазах. Не думая о чувствах ни Сайлан, ни Ясемин, которая явно была не очень рада происходящему. Что ж, раз старая дама хочет так – будет так. Очередная ли это проверка или просто каприз затуманенного разума - не так важно. Ледарре принимала эти правила игры. И более того, была готова внести свои условия. Они брали в семью не просто деву с характером. Виззарионы позвали в свой дом мага огня, а они, как известно, личности очень…неспокойные.
- Пожалуйста, - встав, Сайлан задрала до пояса тонкий многослойный шифоновый подол платья и стянула с себя белье. Всё это девушка делала молча. Так же тихо поверх белья на полу легла окровавленная тряпка, а сама вампирша улеглась на спину обратно на тахту, придерживая подол, чтобы тот не струился вниз и не мешал лекарю в её работе.
Она умышленно не стала отговаривать женщин от их затеи и рассказывать о некоторых моментах. Они же хотели осмотр – пусть получат осмотр. Вряд ли лекаря испугает женская кровь. Ну, а Императрица и наложница – сами виноваты. Пусть наслаждаются зрелищем.

+2

11

Ясемин не понимала: за какие заслуги вдовствующая императрица так измывается над будущей женой своего внука. Из-за того, что она из другого клана? Или что-то произошло там – в Нерине – во время её ссылки, что она настолько озлобилась на Ледарре и остальных советников клана, что не упускала возможности отыграться на дочери одного из них? Она ещё помнила реакцию Ширайи на смерть Артура – ах, какая досада! Ни сожалений, ни тревог, словно этот мальчик, так отчаянно любивший её внучку, заслужил эту смерть.
«Нет, у императрицы нет власти во дворце, - напомнила себе Ясемин. – Она вернулась в Мирдан по воле Шейна, и может вернуться в Нерин снова, если он того пожелает».
Ясемин почувствовала запах крови и оглянулась, предположив худшее – что Сайлан проявила характер и как-то навредила лекарю, но ошиблась. Заметив кусок грязной ткани, она поняла, что ничего ужасного не произошло. Кроме того, что вдовствующую императрицу такое положение дел нисколько не смутило.
- Ваше Величество, не стоило ли осмотреть Сайлан-сине в её личных покоях, вдали от чужих глаз? – запоздалое предложение не вызвало у императрицы ровным счётом никаких сомнений в правильности своего решения.
- Зачем время терять, - махнула рукой Ширайя. – Смотри, как споро оно распрощалась с одеждой и самоуважением.
С этим Ясемин не могла поспорить, но и сама не знала, на что пошла бы, окажись на месте невесты императора. У неё таких проверок не было. И, несмотря на крутой нрав бабки Шейнира, над ней так не издевались, а слова… что значили слова, если не принимать их на своё счёт? Совершенно ничего.
В отличие от Ширайи, Ясемин не собиралась наблюдать за осмотром Сайлан, и его исход её совершенно не волновал. И что-то подсказывало вампирше, что старой императрице тоже нет дела до здоровья невестки.
Лекарь же, получив приказ, его исполняла. По поручению старшей ученица принесла воды и полотенец – омыть руки наставницы перед осмотром и после него. Всё это время Ширайя молчала, попивая шербет, а, лишь когда по её мнению прошло много времени, вновь подала голос:
- Ну?
- Дева чиста, - подтвердила лекарь, и Ясемин подумала, как иронично это звучит в сложившейся деликатной ситуации Сайлан. – Да будет благосклонная Луна – подарит императору ещё одного наследника.
Ширайя пристально посмотрела на лекаря, словно ждала, что та под её взглядом изменит решение и расскажет о какой-то скрытой болезни материнского чрева, а слабости тела, неспособного выносить плод, но, так и не получив ничего, кивнула, отпуская лекаря вместе с помощницей.
- Возможно, неринские лекари что-то смыслят, - и снова как специально уколола вампирша.
Когда двери из покоев отворились, то вампирши смогли услышать торопливые шаги слуг. Это насторожило Ясемин.
- Что там за шум? – спросила она у служанки.
- Лекаря позвали в покои императора.
Ясемин, забыв о приличии, резко поднялась. Во дворец снова пришла беда?
[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+1

12

Сайлан не хотела ссориться ни с Императрицей, ни с Ясемин. Особенно она не хотела начинать своё общения с конфликта с Ширайей, но бабка будто специально вновь и вновь провоцировала ей. И если первые слова Лэно проглатывала, пытаясь тушить в себе раздражение, но последняя вспышка не успела ещё достаточно погаснуть, когда прозвучали слова про одежду и самоуважение.
Сев, когда лекарь закончила осмотр, и поправив юбку Айли тихо хмыкнула, смотря прямо на старшую женщину.
- Я не вижу потери самоуважения в том, чтобы доставить удовольствие Вам, Ваше Величество. Я рада, что Вы убедились в моей чистоте. А что же касается одежды, - белье вернулось на место со всеми дополнительными слоями ткани, а Айли села вновь ровно, чуть приподняв подбородок. – Вам стоит только попросить, и я разденусь перед Вами, чтобы Вы лично осмотрели и убедились, что это платье не скрывает ни одного изъяна тела, к которому рано или поздно прикоснется Ваш внук. Поверьте, женщины Лэно имеют те же формы, что и Камэль.
Её начинало заносить, и Айли это понимала. Стоило притормозить, чтобы не наговорить ещё больших резкостей, о которых потом можно сильно пожалеть. Сказать же и сделать – это разные вещи. И если сама Сайлан была готова прекратить эту словесную войну, что Ширайя не успокоилась, кинув вдогонку шпильку о лекарях.
Потянувшись за своим кубком, она легко усмехнулась и бросила будто бы даже в сторону:
- Сожалею, что за годы, проведенные в Нерине, Вы не смогли оценить по достоинству его жителей. Возможно, Вам просто не хватило времени и стоило побыть…
Договорить она не смогла, потому что всех присутствующих отвлек шум. Айли посмотрела на подскочившую Ясемин, а потом на дверь.
Лекарь в покоях Императора? Насколько она знала, сейчас в покоях Шейнира должна была находиться Айрис. Вампирша напряглась, сжимая кубок. Что там происходит? Или произошло. Что натворила эта девчонка? И главное, какие у этого будут последствия.
- Ясемин-даре, - негромко позвала невеста наложницу, отвлекая ту на себя.

+2

13

Не так давно одна из служанок, в день рождения Морин, напала на императора прямо во время визита леди Анри. Рана, которую она нанесла Виззариону, стала причиной, освободившей Ширайю из заточения в Нерине. Мысли о том, что эти два события как-то связаны, проскальзывали в разговорах с Шейниром. Он до последнего не желала возвращать родственницу в столицу, и если бы не скверна, созданная обсидианом, то чахла бы вдовствующая императрица под боком у Лэно.
Теперь, когда ко двору вновь пожаловали гости из Нерина, в покои императора вновь торопится лекарь. Совпадение или же снова что-то случилось?
Он бросила короткий взгляд на Сайлан, когда та её окликнула, но поспешно обратилась к служанке, отдавая приказ:
- Узнай, что там произошло, и доложи нам.
Служанка поклонилась и поспешно вышла из покоев. Ясемин волновалась и переживала – это было видно по ней. За то время, что они провели с императором, она успела к нему привязаться и проникнуться чувствами. Но она не могла поддаться эмоциям и побежать в его покои прямо сейчас. Силой воли она заставила себя сесть обратно, чувствуя, как от волнения слабо дрожат ноги.
Ширайя, несмотря на новости, выглядела спокойной и слегка недовольной.
- Надеюсь, моя кровь снова не понадобится, - она взяла с подноса сладость и отправила её в рот. Судьба внука её не волновала, а упоминание прошлой тяжёлой раны, которая едва не стоила ему жизни, волновала только Ясемин, больно ударив по её спокойствию.
- Да убережёт его Бэлатор от беды, - тихо произнесла джарие; настроения развлекать невесту императора у неё не было, хотя она понимала, что приём только начался, о чём напомнила вдовствующая императрица:
- В гареме всё готово к празднеству?
- Да, скромно, как и пожелал того Его Величество, - чуть отрешенно ответила Ясемин, стараясь смотреть больше на собеседниц и поменьше – на дверь. Она всё прислушалась, надеясь услышать торопливые шаги служанки и как можно скорее узнать, что же там произошло. – Угощения для наложниц, музыка и танцы. Император… Император может присоединиться к нам, если его не обременят государственные дела в такое неспокойное время.
Ясемин показалось, что служанка ходила слишком долго, но та, запыхавшись, прибежала с новостями так быстро, как только смогла.
- С Его Величеством всё в порядке, - отчиталась она, и Ясемин про себя вздохнула с облегчением.
- Кот с девятью жизнями, - хмыкнула Шарийя.
[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2

14

С Императором было всё хорошо, судя по словам служанки, а значит или лекарь не понадобился и звали его зря, или…он нужен был не Императору. Айли чуть более нервно, чем того требовала ситуация, поставила бокал на столик и потянулась за сладостями.
Знали ли женщины, кто сейчас находился в покоях Императора? Вряд ли. Сайлан сомневалась, что Шейнир доложил бабке и любовнице, что собирается допросить её служанку. То, что Виззарион позвал Айрис для допроса, вампирша даже не сомневалась. Даже если он обзовет его иначе, суть не менялась. Девушка была самым приближенными и доверенным лицом Ледарре во дворце. Император не захотел, да и не мог, пообщаться с невестой лично, а вот юную помощницу позвать к себе имел полное право. Вот и позвал. Только что там такого случилось, что потребовался лекарь? Сайлан надеялась, что ничего такого, за что им придется поплатиться головой или свободой. Может Айрис просто переволновалась и упала в обморок? Девушка она была очень хрупкая, это хозяйка уже успела заметить. В любом случае, она не узнает подробностей, пока они со служанкой не останутся наедине в покоях, выделенных будущей Императрице.
А сейчас необходимо было улыбаться и радоваться празднику, устроенному в её честь. Хотя она сейчас с куда большим удовольствием бы оказалась у себя в комнате, в тишине и покое, осмысливая эту встречу с «родственницами». Но традиции есть традиции и никто её никуда не отпустить с её праздника. Кроме того, возможно их посетит Император. Первая встреча будущих супругов под внимательным взглядом пары десятков глаз, половина из которых повыдергала бы эти ненавистные им красные волосы. Ну, чудесно же. Разве нет? А как романтично. Аж дух захватывает.
Ясемин волновалась, это было видно. Да и праздник ей явно был не особо нужен, но она, как и Айли, не имела права уйти. Хотя вампирша могла поспорить на что угодно, что сейчас джарие хочет оказаться именно в покоях Императора, чтобы самолично, не веря словам служанки, убедиться, что с Шейниром всё в порядке.
Неожиданно и не к месту пришел в голову вопрос, а как давно наложница была с Императором? Айли понимала, что гарем для Виззариона – это норма и традиция, но одно дело понимать, а другое принимать. Да, она не испытывала никаких любовных чувств к Шейниру, но она должна была стать его женой. И ей было сложно смириться с тем, что её будущий муж может даже и не взглянуть на неё, больше одного раза, нужного для закрепления брака, или же приходить к ней раз в месяц, по совету повитухи, что скажет Императору благословенный луною дни.
Правда и до первой брачной ночи, и до супружеской жизни ещё нужно было дожить. А в реалиях дворца это была не самой простой задачей.
- Благодарю за устроенный праздник, Ясемин-даре, - легко улыбнулась девушка сопернице. – Надеюсь, Император тоже сможет оценить то, что Вы для меня сделали.
Теплый мёд голоса и скромная улыбка. Она почти не врала в этот момент.

+2

15

- Если государственные дела его отпустят, то, уверена, он почтит нас своим вниманием, - мягко улыбнулась Ясемин. Но догадывалась, что Шейн использует любой предлог не явиться на праздник. В лучшем случае – он придёт ненадолго, выкажет уважение и вновь оставит гостью в компании будущей родственности и матери его сына. Траур по покойной жене всё ещё давил на него чувством вины, и наложница в том не винила вампира.
Служанка пришла известить о том, что все приготовления в гареме закончились, и госпожи могут пожаловать в общую комнату для увеселений. Там Сайлан воочию могла полюбоваться девушками из гарема императора – почти все они выглядели похожими друг на друга, словно капли воды, и только праздничные одеяния, расшитые дорогими нитями, позволяли отличить одну от другой. Пока одни девушки играли на музыкальных инструментах, другие – танцевали для господ, развлекая их своими талантами. Каждая девушка в гареме была достойной находиться в нём, и специально обучалась искусству, чтобы составить партию императору и не дать ему заскучать.
Ясемин привыкла к роли молодой госпожи и любимицы императора. За уготовленным им столом он сидела подле вдовствующей императрицы с тех самых пор, как Виззарион передал ей власть Мередит. Стол с угощениями и напитками приготовили специально к приходу Сайлан, чтобы ничего не успело остыть или испортиться внешне.
- А вас в Нерине чему-то учили? – вдруг вновь оживилась вдовствующая императрица и внимательно посмотрела на будущую невестку, отправляя в рот орехи в меду. – Танцы? Пение? Игра на музыкальном инструменте? Или только как ретиво юбку задирать перед императорской четой? – она усмехнулась, вновь нарочно уколов гостью.
Ясемин всё думала: когда же Ширайе надоест цепляться к невестке, но подозревала, что показная вредность всё же не от скуки. Может, так она пыталась прощупать, где у вампирши кончается терпение и на что она готова пойти ради трона? Знакомство с покойной императрицей явно вышло запоминающимся.
- Если Вашему Величеству хочется особенных танцев, то я могла бы для вас станцевать, - предложила Ясемин, улыбнувшись, но такой расклад не устраивал вдовствующую императрицу.
- А супружеский долг тоже за неё исполнишь, а? – ухмыльнулась Ширайя. – Уверена, что охотнее, чем танцы!
- Не могу не согласиться, - шире улыбнулась Ясемин.
Вдовствующая императрица никак не ожидала такого от наложницы и даже расхохоталась.
- А? – с намёком она кивнула на наложницу, обращаясь к Сайлан. – Что на это ответишь?

[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2

16

От количества белого вокруг закружилась голова. Да, и ярких цветов хватало – в одежде и убранстве, но эти волосы. Светлые, нет не просто светлые, а именно белые, как первый снег. Со своей огненной шевелюрой Сайлан могла спрятаться среди них, если только повяжет платок, как носили некоторые наложницы и служанки. Она не привыкла к такому…однообразию. Нерин, как сосредоточие Лэно, радовал разнообразными внешностями. А здесь… Бледные, пусть и изящные и благородные моли, похожие одна на другую. Только одеждой и украшениями и можно выделиться из толпы. Ожидая, что Император обратит на тебя внимание, не потеряв среди точно таких же.
Заняв своё место, Айли устроилась поудобнее.
- Рада, что Вам понравилась моя юбка, Ваше Величество, и то, что под ней. – Девушка ехидно усмехнулась, принимая из рук служанки бокал с щербетом. – Если Вы захотите, я каждый месяц буду рассказывать Вам, как у меня дела, в порядке ли лунный цикл и доволен ли Император.
Ей стоило больших трудов сдерживаться, но с каждой минутой это было всё сложнее. Бабка будто специально каждой фразой провоцировала её. Только вот на что? Вывести на эмоции? Испытать её спокойствие и равновесие? Проверить, как быстро Сайлан вспыхнет?
- Да, меня учили музицированию, но это было не так интересно. Я была не самой прилежной ученицей. Поэтому не смогу порадовать Вас ни танцем, ни песней. Но если Ясемин-даре сама хочет станцевать для Вас, я уступлю ей это право. Хотя бы посмотрю, что я упустила и чем могла очаровать моего будущего мужа. Видимо, нужно было чуть меньше уделять времени учебе и практики магии, а также чтению и беседам с учителями. Хотя, меня всегда убеждали, что важны не только красивое личико и способность красиво и откровенно двигаться.
Не отводя взгляда от Императрицы, Айли чуть повела пальцами той же руки, что держала кубок. Повинуясь её желанию и силе свечи на ближайшем к женщинам подсвечнике вспыхнули ярче и сильнее. Пламя будто увеличилось на несколько секунд раза в два, в том время как девушка даже не смотрела на них и как ни в чем не бывало продолжала дальше.
- С детства меня приучили, что мой дар и моё образование более полезны для меня и моей семьи, нежели то, что может сделать любая обученная служанка. - Всего несколько секунд детской шалости и язычки огня вернулись в первоначальное состояние - Что же касается супружеского долга – в долгу я не останусь. А если Император захочет возлечь с кем-то из гарема помимо законной жены. – И вновь улыбка ехидная и многообещающая, особенно на моменте законности её статуса. – Это его право. Кто мы такие, чтобы осуждать и обсуждать его желания?
В какой-то степени её начинала забавлять бабка Шейнира. Она всё пыталась уколоть побольнее. При этом всеми своими действиями будто забывая о джарие, либо же будучи с ней не на много ласковее. Эта женщина была твердым орешком. И мнение о ней, как и желание общаться, в течение вечера менялось уже несколько раз.

Использован "Малый огонь" 350-(3*10)=320

+1

17

- Понадеемся, что император будет доволен хотя бы раз в месяц, - парировала с ироничной ухмылкой Ширайя, не уступая молодой вампирше в игре. Раз уж она начала отвечать ей тем же, что почти никогда не позволяла себе Ясемин, предпочитая обходить острые углы и игнорировать откровенные провокации, то вдовствующая императрица и не думала сдерживаться. Когда ещё выпадет такая возможность?
Ясемин заметила, как легко невеста императора подчеркнула свою особенность и статусность, но увидела в этом скорее минус, чем плюс, ведь по факту они друг от друга отличались лишь тем, что родились и выросли в разных местах.
Пламя, ярче вспыхнувшее в свечах, привлекло внимание наложниц и слуг – они насторожились, ненадолго забыв о празднике, и прислушались и присмотрелись к происходящему вокруг, словно пламя послужило для них предвестником бури и перемен.
- Наложниц в гареме учат, как и благородных дев, не только танцам и музыке, - мягко улыбнулась Ясемин. – Это большое заблуждение в обществе, что императора интересует только красота тела. С пустой головой в его покоях делать нечего… - она продолжала говорить также мягко и спокойно, зная, что вступается за своих сестёр и они это прекрасно слышат. - Воспитанием и образованием наложниц занимаются лучшие учителя, которых может себе позволить династия, ведь все знают, что большая часть из девушек, отобранных в гарем, так и не попадёт в покои императора, но им уготовано иное будущее – другая пара из вампиров Младших и Великих домов. В своё время. Расположить императора к себе одной лишь внешностью и танцами в окружении десятков других таких же красавиц и умелиц – невозможно…
Она улыбнулась, и, не поведя рукой, пустила по кубку в руках невесты иней, обращая напиток в нём в лёд.
- Или в Нерине считают, что император юн и оттого падок на красивые тела?
Наблюдая за этим, Ширайя повеселела и снова расхохоталась. Вот уж встретились две стихии!
- Да, дитя… Магией одарена не ты одна, - улыбнулась вдовствующая императрица, а затем обратилась к наложницам и слугам: - Ну? Что затихли? Играйте! Дворец ещё не горит… или вы оледенели?


Заклинание "Морозное дыхание"

[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2

18

Бабка не унималась, но взаимные шпильки, похоже, доставляли удовольствие им обеим. Поэтому Сайлан послала Императрице самую обаятельную из своих улыбок и кивнула, подтверждая слова той.
- Я постараюсь не разочаровать Его Величество.
Разговоры разговорами, но не думала вампирша, что вопросы постели будут настолько волновать окружение и родственницу Императора. То ли женщина волновалась о силах внука, то ли просто любила перебрать чужое грязное белье. Ледарре была не в курсе, как обстояли точно дела в прошлом браке Шейнира, но по фразам, что уже звучали в этот вечер, получалось, что не особо он и хотел видеть предыдущую жену в своих покоях. И дело был не в Ясемин. В этом Айли была уверена почти на все сто. Что-то ей подсказывало, что Виззарион не мог никак отпустить ту первую – обращенную. Девчонку, что он сделал одной из них и что погибла. Слухи утверждали, что она носила истинного первенца Императора. Тогда было понятна такая «нелюбовь» мужчины к своим следующим женщинам. Тяжело отпускать то, что погибло по твоей вине.
Ясемин, конечно же, не могла промолчать в ответ. Айли своими словами задевала весь гарем, и джарие ринулась тут же защищать своих «сестер». Или же просто убедить себя и окружающих, что она тоже чего-то стоит. Ведь она джарие – мать наследника, а не просто одна из официальных любовниц Императора. При этом девушка не только высказала всё, что она думает вслух, но и точно так же, совсем по-детски, как и Айли, продемонстрировала свою силу. Только если выходка лэно не касалась никого конкретно, то Ясемин позволила использовать свою силу практически против Сайлан. Всё-таки кубок был у неё в руках.
Девушка чуть прищурилась. Устроить скандал прямо сейчас и обвинить наложницу в попытке нападения? Можно было бы попробовать, но Ледарре этого делать не стала.
Иней неприятно обжигал тонкую кожу пальцев, но Айли не подала виду.
- Спасибо за заботу, Ясемин-даре, но Вы слегка перестарались с охлаждением моего напитка, да и погода не располагает к питью со льдом.
Щербет в бокале вернулся в жидкое состояние и даже чуть нагрелся.
Вопрос же про Нерин заставил чуть расслабившуюся Айли собраться. Это был очень опасный и неприятный вопрос. Он уже задевал не её честь и происхождение, а её родной город и клан. Откровенно в политику Сайлан лезть не собиралась, но и пропускать мимо ушей эти слова не могла. Постаравшись в этот раз чуть более плавно обойти острые углы, девушка всё же не могла спустить «сопернице» всё с рук.
- В Нерине считают, что Его Величество - разумный правитель. Если бы Император им не был и велся бы только на красивую мордашку, то и этой бы свадьбы не было. А Императрицей бы стала очередная отличившаяся наложница, какими бы достоинствами кроме танцев и красоты она бы не обладала. Не принеся этим браком Северным земля ровным счетом ничего. К сожалению, не ко всем детям Бэлатора Саур была добра, и они могут обходиться без людей… Вряд ли голодным жителям есть дело до дел сердечных Владыки. Так Вы станцуете для нас, Ясемин-даре?
Действительно ли Ясемин хотела замуж за Император или её устраивал и негласный статус, но в одном Айли была уверена точно. Брак по любви Шейниру был не нужен. И Виззарону были нужны Лэно. Поэтому всему гарему придется смириться с тем, что главной, если не в сердце, то хотя бы по статусу, станет именно красноволосая Ледарре.

Использовано: "Малый огонь" - 320-5=315

+2

19

- Женщины приносят императору наследников, - мягко заметила Ясемин. – Но у каждого своя ценность.
Она прекрасно знала, ради чего император заключил союз с кланом Лэно и как он относился к нему на самом деле после их откровенных притязаний на трон Севера. Зала также, что клан – включая отца Сайлан – нелестно отзывается о династии. В том числе – о молодом императоре, который лишь сейчас соизволил пойти им на уступки и дать чуть больше, чем дозволено. Оскорблять императора в его дворце, при его любовнице и бабке, при других наложницах и слугах, делясь последними – и не очень – грязными слухами или правдивым мнением – так же глупо как человеку явиться в земли Хериана и рассчитывать на тёплый и радушный приём. Каждый из них всего лишь играл свою роль, и пока что со стремлениями Шейнира менять старые устои, всё могло круто перемениться.
Ясемин не рассчитывала на роль супруги императора, но и не думала, что с появлением новой жены её лишат положения и прав. Она всё ещё главная женщина во дворце. Главная женщина в покоях и жизни императора. Даже если когда-нибудь пыл Виззариона к ней охладеет, то она всё ещё остаётся матерью старшего сына Шейнира и его единственного наследника.
- Почему бы и нет? – джарие не видела ничего зазорного в том, чтобы лично развлечь гостей на празднике. Она умела и любила танцевать, но танцы для императора – манящие и завлекающие – совершенно не то же самое, что танцы для гостей. Ясемин знала это отлично.
Встав из-за стола, она легко прошелестела юбками платья мимо невесты императора, выходя в зал к другим наложницам. Девушки уступили ей место, отходя в сторону. Всех наложниц учили одним танцам, но время от времени каждая привносила в них что-то своё. Может, из желания выделиться среди других и удивить своим искусством императора, а, может, просто из любви к танцам. Одежда Ясемин была плотной и в меру тяжёлой. Ничего открытого, как повелось в суждениях о наложницах императора – ни голого живота, ни непозволительно глубоких вырезов. Зато длинные рукава, расшитые серебряными розами герба Дома Виззарионов, повторяли каждое движение их госпожи.
Наложницы легко подхватили нужный ритм, едва заметили, как Ясемин обернулась спиной к гостям, закрыв свой лик длинным рукавом платья, а второй руках словно бы нарочно демонстрировала, показывая рисунок на нём – пусть видят, что ей дозволено носить знак династии на себе.
С лёгким поворотом, едва заиграла музыка, Ясемин потянулась ввысь – к небосводу – там, где лик Жрицы Луны встречался с Бэлатором в ночи. Распахнув объятия, она покружилась; и вихрем вокруг неё завертелись длинные рукава платья.. приподнялась юбка, золотым подолом замелькав над полом, подобно искрам.
Каждый её шаг – лёгкий и будто невинный. Каждый поворот и изгиб – невесомый. Даже при весе одежд Ясемин удавалось выглядеть удивительно лёгкой и будто бы парящей над полом.
Вслед за ней в центр зала одна за другой выходили наложницы, присоединяясь к танцу сестры и кружась вместе с ней. Длинные рукава их одеяний то взметались вверх снопами искр, то плавно парили в общей круговерти, напоминая облака или волны. В танце с сёстрами она чувствовала себя единым целым с ними, и нисколько не страшилось того, что кто-то сочтёт их одинаковыми.
Они сменяли друг друга, сходились то в круге, то в парах. Одна вторила другой, подчёркивая воздушность и изящество. То быстрее, то медленнее, пока пение и барабаны не стихли, позволив наложницам замереть в одночасье, в последний раз вскинув к потолку рукава, и поклониться гостям.

Вдохновение на танец


[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+3

20

— Женщины приносят императору наследников
Вот так легко и просто джарие в очередной раз говорила и соглашалась с главной, а для некоторых и единственной, ролью в жизни. Рожать и быть матерью наследников Императора. Не думая о том, что их ждет потом, какие братские войны это может вызвать. Главное здесь и сейчас нарожать Императору побольше сыновей и, так уж и быть, дочек. Потешить мужское эго. И своё женское, заодно. Что Виззарион обратил на неё внимание, что Селест (ну, или для камэль важнее Луна) была милостлива к тебе и ты смогла понести. Складывалось ощущение, что всё тут крутится вокруг сердца и другого органа Шейнира дель Виззариона
А то, с какой легкостью Ясемин рассуждала о том, что женщина гарема потом отдадут замуж за благородных и богатых? Как какой-то племенной скот. Хотя, по факту, они и были для своих отцом и братьев, а гарем ещё и для Императора, тем самым скотом с родословной, которой можно подороже и успешнее продать. Да и сама Сайлан ведь была таким же товаром, с тем лишь отличием, что позволяла себе иногда поднять голову и выразить мнение. Правда, аккуратно и не напрямую. За откровенность и пострадать можно, это она знала точно.
Наблюдая за танцем Ясемин, Айли неспешно попивала щербет и уничтожала то, что явно было тушеным мясом в приятных, чуть острых специях. Но ни еда, ни напиток не мешали ей не только наблюдать, но и размышлять о той, кто была ей в своем роде соперницей.
Порицающая Ледарре за указание своего статуса, сама джарие не стеснялась этот самый статус демонстрировать. Чего стоят одна только вышивка на платье. Айли прекрасно расмотрела розы и отлично знала, что это не просто рисунок цветов. Розы были вышиты именно как герб Виззарионов. Не вошедшая в династию официально, но имеющая статус матери наследника (пока единственного) и любимой женщины Шейнира, наложница открыто это показывала.
Были ли её действия направлены на то, чтобы позлить невесту или она просто по привычке и не думая делала это, было не важно. Легкая женская ревность уже поселилась в огненном сердце. Вампирша прекрасно понимала, что соблазнить можно любого мужчину, но вот занять в его голове место и потеснить там беловолосую – это будет сложнее. Она не собиралась полностью убирать любовницу из жизни будущего мужа (не сейчас точно). А вот сделать так, чтобы он ходил советоваться не к наложнице, а к законной жене, как и делиться с ней своими мыслями – вот это была первоочередная задача.
- Ваше Величество, - вновь обратила своё внимание на притихшую бабку. Не к добру это было. Или просто уснула? – Вам нравится танец?
Не сказать, что Сайлан волновало мнение бабки, но и не хотелось казаться невежливой

+3

21

Наложницы в одночасье выпрямились, сложили руки на животе, пряча ладони в широких рукавах, и стукнули каблуками об пол. От их толчка по полу разошёлся лёд в сторону гостей – тонким слоем он, постепенно нарастая, подбирался всё ближе и ближе. За полтора метра от гостьи, ледяная волна поднялась и застыла, приняв форму раскинувшего крылья феникса. Ледяная скульптура закончила танец наложниц, и тогда вдовствующая императрица ответила Сайлан:
- Неплохо, - Ширайя подняла руку, направляя магию на скульптуру.
Ледяной феникс обратился в воду. Капли воды, не пролившись на пол и гостей, поднялись в воздух, под потолок, а там, обратившись в хлопья снега, медленно посыпались вниз, завершая представление наложниц. Водной стихией обладали многие женщины в их роду – и Ширайя не была исключением. За годы жизни она научилась управлять водой, придавая ей разные формы.
Ясемин не торопилась садиться за стол и вновь делить трапезу с Ширайей и Сайлан. Её сёстры, ахнув от удивления, словно дети кружились под магическим снегопадом, ловили на ладони снежинки, радуясь тому, что даже, не побывав под открытым небом в садах императора, увидели красоту зимы.
- Гарем императора – опасное место, - заметила Ширайя, смотря на девушек, и обращаясь к невесте императора. – Любое неосторожное слово, сказанное в присутствии других, используют против тебя, дитя… Они уже познали, что император, раньше никогда не обращавший взор на наложниц, уже сделал это однажды… И может сделать ещё… Дворец пожирает слабых и глупых. Здесь выживают иные.
Вдовствующая императрица поднялась; все вампиры в гареме, бросив свои дела, учтиво поклонились ей, включая Ясемин. Ширайя, несмотря на флёр безумства прожитых лет, всё ещё оставалась самой старшей женщиной династии, и к ней обязаны относиться с уважением. Мать наследника – не исключение.
Своим уходом Ширайя объявила, что праздник окончен.


Скульптор
[nick]Ясемин[/nick][status]негласная императрица[/status][icon]https://i.imgur.com/BgloDLv.png[/icon][sign]Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности.[/sign]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.12.1082] Охота на лисицу