Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.11.1082] Огонь, вода и медные трубы


[20.11.1082] Огонь, вода и медные трубы

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

https://i.imgur.com/9EUUVEK.jpg
Игровая дата
20.11.1082
Локация
Северные земли, г. Нерин, Дом Вечного Солнца, комната Сайлан
Действующие лица
Сайлан Ледарре
Айрис Лерман Селециум

Всего за несколько дней до отъезда в Мирдан Сайлан Ледарре была представлена её будущая служанка Айрис: девушка, что должна стать для Императрицы руками и глазами, но как довериться той, что видишь первый раз в жизни?

0

2

Была ли рада Сайлан помолвке с Императором? Нет. Как можно радоваться тому факту, что тебя почти продали, использовали в качестве пешки: мелкой фигуры, которой можно пожертвовать, ради выигрыша. Спрашивал ли вообще кто-то мнение своих дочерей и сестер в этом вопросе? Может быть где-то и да, но только не в Северных землях. Здесь, в до мозга костей патриархальном обществе желание женщины в выборе супруга было на последнем месте.
Вот только любая пешка может стать ферзем, и именно этого и планировала достичь Айли. Нет, она не будет лезть вперед, не будет привлекать к себе внимание выходками и высказываниями, хватит с неё и того, что её внешность уже сильно выделяется на фоне белых Камэль. Наоборот, она притушить свой внутренний огонь. Ласковое солнце и домашний очаг, что согреют Виззариона и его детей, а кто захочет уходить от тепла камина в морозную ночь? Главное, не забывайте, что и от одного случайно упавшего уголька может сгореть весь дом.
Отец последнюю неделю то и дело возвращался к теме того, что от неё ждет Дом Вечного Солнца, да и весь клан. Постоянно напоминал, что это её шанс, их шанс, исправить всё: своё положение, мнение о себе, а, главное, свою весомость. Всё это Айли прекрасно понимала и даже разделяла мировоззрение Гестина. Смущало её только одно, отец во всех хлопотах с предстоящей свадьбой будто и забыл, что его единственная дочь покидает отчий дом на всегда. Никто не знает, что её ждет в Мирдане, какова будет её жизнь там, что принесет замужество самой невесте. Она с детства слышала, что придет день, когда всё изменится. И вот, этот день пришёл, только от этого не было легче.
Покинуть горячо любимый Нерин с его нежным солнцем и теплыми водами моря, уехать в город, где она никогда не была. Уехать одной, без семьи и друзей, лишь со свитой, которая должна сопровождать невесту по законам, пока та не станет Императрицей, да личной служанкой, которую выбрали за неё и даже не из их Дома.
Кто она такая, какая она, зачем ей это всё, Сайлан не знала. Она вообще знала лишь имя своей будущей помощницы да то, что та была из малого Дома ветки Дома Белой Луны. Чего ждать от этой Айрис Лерман Селециум? Чего она хочет и на что готова ради своих желаний? Не является ли служба ей лишь ширмой, возможностью подняться вверх?
Стук в дверь отвлек Сайлан от созерцания моря, что было прекрасно видно в окно её спальни, и мыслей. За всеми рассуждениями и переживаниями она и забыла, что её будущая служанка должна посетить её.
- Войди, - негромко окликнула девушка того, кто находился по ту сторону двери, и отошла от окна к креслам у небольшого чайного столика.

Отредактировано Сайлан (30-01-2022 15:00:13)

+1

3

Жизнь Айрис вряд ли можно назвать яркой. Казалось бы, родилась она у богатого лорда, имела доступ к обучению, а на званых ужинах, которые так часто устраивал её отец, могла видеть так много интересных лиц, чьи истории увлекали больше, чем любая, даже самая сказочная книга. Вот только весь этот, казалось, увлекательный путь она проходила одна. Родная мать хоть и могла изредка выслушать нытьё маленькой вампирши, предпочла ей роскошную жизнь и благосклонность мужа. Отец был раздражён её появлению на свет и хоть и дал ей всё необходимое, но никогда не был с ней близок. У Айрис были служанки, но ни одна из них не знала о девушке больше, чем то, что она любит голубику, боится охотничьих собак и мечтает, что отец подарит ей одного из своих орлов. Были у неё и хозяйки, вот только это она обладала всеми их секретами, а не наоборот. Некоторые наивно называли её своей подругой, веря в искренность её улыбки и медовые речи. Но для самой Айрис они были всего лишь очередной благородной дамой, которую нужно везде сопровождать и не давать упасть лицом в грязь. Её научили, что если построить вокруг себя стены и никому не открывать свои истинные мысли, так будет проще и безопаснее. А она поверила. Построила стены столь высокие и прочные, что уже сама не могла выбраться и разделить с кем-то своё одиночество.

А потом появился он.

Красивый, благородный, безупречный... Но неё её. Айрис даже не смела допускать мысли, что Артур когда-нибудь посмотрит на неё не как на очередную придворную даму, развлекающую его кузин и тётушек, а как на девушку. Пускай не самую прекрасную и талантливую, но готовую подарить ему всю себя. О, нет. Маленькая вампирша построила стену и от него, потому что не могла представить себя достойной такого юноши, как он. Но расцветшие в её сердце чувства больше не давали ей быть одинокой. Впервые даже оставаясь наедине, где она могла быть собой, она не сидела с задумчивым лицом, заглушая свои тревожные мысли перечислением предстоящих дел, а с трепетом вспоминала каждый его жест. И улыбалась. Впервые делала это с такой искренностью. Холодная и неприступная, она чувствовала, как её влюблённость согревает её изнутри и не даёт больше мыслить столь пессимистично. Подумай только, даже не подозревая об этом, наследник дома Белой Луны сделал её жизнь такой яркой и насыщенной. Но её маленькое тихое счастье продлилось совсем недолго.

Жизнь после смерти Артура потеряла всякие краски. Казалось, вместе с ним погибла и сама Айрис. Она и раньше была молчаливой тенью, но сейчас это достигло своего апогея. Её задумчивый взгляд, когда она оставалась одна, тоже изменился: теперь её глаза были холоднее стужи Хэлора. Будучи окружённой тысячью лиц, она чувствовала себя самой одинокой из детей ночи. Хуже того, теперь одиночество было ей в тягость. Продолжая улыбаться всем вокруг, радовать окружающих комплиментами и поддержкой, она потеряла всякий интерес к жизни. Совсем зачахнуть ей не давали лишь нарастающие в душе обида и ненависть, из которых она черпала силы, чтобы банально вставать по утрам. Проклятый род Виззарионов. Из-за их бестии не стало того, кто мог помочь Айрис разрушить стены, которые она сама же и построила и в которых, возможно, вот-вот погибнет. Из-за их глупого мальчишки на улицах голодные бунты, а у отца ухудшились дела с торговлей. Из-за действий их предков была допущена война и был разрушен некогда ещё более великолепный Нерин. Они, это всё они!

И какова ирония: когда император решает назначить новой императрицей вампиршу из Лэно, Айрис пожелала во что бы то ни стало оказаться во дворце. Не чтобы перебить весь этот проклятый род, но чтобы защитить члена своего клана. Пусть её господин не мог позволить себе дать слабину у всех на виду, она знала, какую ужасную боль ему причинила гибель сына. Она не могла допустить, чтобы такое случилось снова. Артур ушёл по собственному желанию, а вот новую правительницу Северных земель могли погубить козни тех, кто желал видеть на её посту иную девушку. Защитить императрицу — это стало новой целью Айрис. Тем, что вдохнуло в неё жизнь.

Её господин дал на то согласие и уверил, что обо всём позаботится. Более того, перед её отъездом отец передал подарок — шпильку с изображением бабочки. Довольно скромную на вид, но очень ценную для Айрис. Потому что он впервые решил защитить её, пусть даже только потому что сам не хотел оказаться вместе с ней на плахе. В письме указал, что это подарок на предстоящий день рождения, на котором он вряд ли сможет появиться, передал слова поддержки от Эдны и пожелал ей удачи. Айрис определённо возьмёт это письмо с собой. Чтобы если у неё снова опустятся руки и запас ненависти иссякнет, черпать силы хотя бы из этого клочка бумаги.

Настало время познакомиться с той, ради которой Айрис решилась рискнуть своим будущим. О личности её новой госпожи она знала не больше, чем о любой другой родственнице какого-нибудь родовитого вампира. Имя, возраст, титул и кратко личную историю. Биография Сайлан Ледарре показалась ей совсем скудной; как и всякая благородная дама, наследница дома Вечного Солнца много училась, была хороша в музыке и на неё возлагали большие надежды. Похоже, Айрис придётся приложить немало усилий, чтобы узнать девушку поближе. И сейчас, прибыв ко двору Ледарре, прекрасная для того возможность.

Стук в дверь. Ожидание. Разрешение войти.

Айрис вплывает в комнату своей новой госпожи, приветствуя её мягкой улыбкой на устах и почтительным поклоном. Она, как и всегда, особо не выделялась, а уж на фоне своей роскошной госпожи так и вовсе казалась блёклым мотыльком. Тёмно-сливовое платье из бархата в тени казалось почти чёрным, под стать волосам девушки. Локоны были собраны в высокую причёску, в которой заметить шпильку с бабочкой можно было не сразу. Разве что глаза — цвета морской волны и такие яркие в свете огней — могли хоть как-то украсить этот скромный образ. Вот только Айрис по привычке смотрела в пол или в сторону, не смея смотреть в глаза незнакомке дольше нескольких секунд.

Позвольте поприветствовать Вас, Сайлан-даре. Безмерно рада, наконец, с Вами познакомиться. Моё имя Айрис Лерман Селециум и я — ваша новая служанка. Могу ли я что-нибудь сделать для Вас сейчас, моя госпожа?

+1

4

Вошедшая остановилась в нескольких шагах от Сайлан, не осмеливаясь встать слишком близко, но и не настолько далеко, чтобы пришлось им обеим напрягать голос и слух, разговаривая. На удивление, но Айрис была её ровесницей или что-то близко к этому, у вампиров сложно с первого взгляда понять возраст. Айли была уверена, что разница у них не более десяти-пятнадцати лет. Что ж, хотя бы в этом отец учел её чувства, и за это вампирша была ему благодарна. Да, умудренная годами и опытом женщина больше подошла бы в качестве сопровождения юной девушки (всего-то четырнадцать лет назад стала совершеннолетней), но что она может дать невесте императора кроме опыта? Всё, чего ждать будущей супруге от свадьбы, первой брачной ночи и совместной жизни Айли объяснили уже несколько десятилетий назад. Не только объяснили, но и подробно рассказали, а кое-что и показали, чтобы молодая жена не упала в обморок, увидев мужа первый раз без штанов.
Молодая же служанка наверняка имела куда больше общего с Сайлан-даре, а значит могла поговорить не только о погоде и вкусе щербета, поданного на обед. Правда раскрывать свои секреты, вот так сразу, точно ни одна из них другой не станет. Они видели друг друга первый раз в жизни и им предстояли ещё долгие дни и месяцы, чтобы привыкнуть к обществу второй. Тем более, что юная служанка может оказаться не просто помощницей для неё, но и глазами и ушами Гестина Ледарре. То, что отец не отпустит просто так её в Мирдан, девушка даже не сомневалась. Да и в чем сомневаться, когда тот сам давал наставления, как себя вести, что говорить, что слушать и запоминать. Маленькая Айли – марионетка в руках главы дома Вечного Солнца. Только действительно ли веревочки ведут в руки кукловода?
Опустившись в кресло, госпожа, как назвала ей Айрис, расправила алый шелк платья, что в лучах послеполуденного солнца из окна вспыхивал золотыми искрами вышитых перьев. Тихо, но звонко звякнули браслеты на запястье, когда левая рука легла на темный деревянный подлокотник. Она выдержала паузу, после приветствия вошедшей. Ровно столько, сколько позволял этикет и положение, внимательно смотря на девушку. Та же, в свою очередь, стояла смиренно склонив голову, в ожидании пожеланий Айли.
Молодая, хорошо образованная, даже в какой-то степени вышколенная. Насколько помнила Сайлан, Айрис из Дома Белоголового Орла ранее служила у Терион Селениус. Стоило бы, конечно, расспросить о служанке у кого-нибудь из Дома Белой Луны, вот только вряд ли теперь, до самого дня их отъезда из Нерина в Мирдан, кто-то отпустит невесту из дома одну. С той самой минуты, как её кандидатура была выбрана в качестве будущей супруги Шейнира дель Виззариона, она стала врагом для многих, как остальных домов Лэно, так и других кланов. Каждый хочет отломить самый лакомый кусочек от жирного пирога. А если рот, откусивший этот самый кусок, не твой, то другому и подавиться пожелают. Оставшиеся пару недель до поездки она стала пленницей в собственном доме.
- Айрис, - произнесла наконец вампирша негромко, будто пробуя имя на вкус. Лёд, что немного тает от прикосновения, но остается холодным кусочком, который раскусить сразу и не сможешь. – Можешь, - небольшой кивок, что вряд ли заметила девушка напротив из-за своей склоненной головы. – Для начала я хочу, чтобы ты встала, а лучше – присядь.
Чуть ленивое движение руки на свободное кресло с противоположной стороны столика, на котором слуги незадолго до этого уже сервировали легкий перекус из засахаренных фруктов, сладостей и разбавленного вина. Набор больше подходящий для летнего вечера, чем холодного, по меркам Нерина, грудня.
И вновь тишина, в ожидании того, как Айрис выполнить просьбу хозяйки.

Отредактировано Сайлан (17-01-2022 16:44:06)

+1

5

Взгляд Сайлан — оценивающий и внимательный к деталям — ощущался почти физически. Её новую служанку, однако, такое совсем не удивило, а потому она продолжала смиренно стоять, нисколько не смутившись. У неё не будет второго шанса, чтобы произвести первое впечатление. Блёклая, терпеливая, молчаливая и при этом услужливая — такой она хотела показаться будущей жене императора, с которой ей предстоит столько всего пройти. Айрис казалось, что императрица среди многочисленных женщин Владыки должна сиять ярче всех, а потому она считала неуместным, что её служанка будет выбирать замысловатые наряды кричащих цветов, обильно увесив себя золотом и драгоценными камнями. Она должна быть невидимой тенью, готовой при этом вовремя выпустить когти, чтобы защитить свою владелицу. Дворцовая жизнь никогда не казалась вампирше лёгкой, хоть в романах зачастую и писали об обратном, поэтому и демонстрировала Ледарре, что может простоять вот так ещё хоть сутки, пока ей что-нибудь не прикажут. А неверное слово при дворе, кишащим капризными аристократами, может стоить тебе жизни, так что Айрис лишний раз старалась рта не раскрывать даже сейчас, когда она всё ещё в родном Нерине. И стоило наследнице дома Вечного Солнца отдать приказ — её служанка тут же принялась его выполнять. Всё с той же лёгкой улыбкой, светлым взором и непринуждённостью, будто любая работа на благо её госпожи ей только в радость.

Ваша доброта не знает границ, моя Госпожа, — снова едва поклонившись в знак почтения и благодарности, произнесла девушка, прежде чем расправить плечи и неслышной походкой пройти к предложенному ей креслу. Даже несмотря на то, какая пропасть в должности их разъединяла (особенно сейчас, когда из придворной дамы она превратилась в обычную служанку, пусть теперь и при императорском дворе), вампирша вела себя удивительно хладнокровно. Одно лишь то, как она сидела, выдавали в ней её аристократичность. Да, пускай с происхождением Сайлан она не стояла и близко, но всё же от обычной прислуги, толпами работающей в каждом особняке, Айрис отличалась разительно. Хотя бы тем, как спокойно держалась, словно сейчас наслаждается беседой со своей давней знакомой, а не той, кому теперь принадлежит, словно диковинная вещица.

Разрешите налить Вам вина, моя Госпожа? — заприметив графин с алой жидкостью и лёгкий аромат, витающий в воздухе, предложила Лерман. Только сейчас она осмелилась заглянуть в глаза новой хозяйке и мельком осмотреть её лицо. Красно-карие глаза, смотревшие на неё, кажется, даже без презрения (отлично, стена между ними чуть ниже, чем могло оказаться в худшем исходе); волосы, похожие на пламя — отличительная черта членов дома Вечного Солнца; в целом очень приятное лицо, не отторгающее ни одной своей чертой. Она была прекрасна. В прочем, кто знает, какие самоцветы прячет от чужих глаз в своём гареме император?

«Рядом с таким сияющим рубином и алмазы покажутся обычной стекляшкой. Мне несказанно повезло, если у неё есть что-то помимо милого личика и громкого происхождения. Мне меньше работы», — продолжая улыбаться одними уголками губ, про себя анализировала вампирша. Действительно, стоять рядом с такой пламенной красавицей было настоящим подарком судьбы. В случае Айрис — потому что тогда она сама будет для окружающих ещё более незаметной. Но если окажется, что Сайлан-даре способна не только держать спинку ровно и всем мило улыбаться (с этим Айрис и сама прекрасно справлялась), но ещё и может сначала думать, а потом говорить, то у её новой служанки работы станет вдвое меньше. Куда приятнее работать на вампира, который не будет создавать проблемы из воздуха. Особенно с тем учётом, что эти проблемы придётся разгребать её поданной.

+1

6

Сладкие, хуже патоки слова, что явно привычно лились от служанки в стороны господ: рада, добрый, прекрасны. Неужели кто-то настолько глуп, что ведется на это всё? Или это способ потешить своё эго, когда что-то другое потешить не удается? И тогда текущие речи служанки воспринимаются как мазь на больное колено: согревает и лечит.
Сайлан не собиралась ни останавливать Айрис, ни верить её словам. Напротив, она слышала ложь в каждой букве. Может, ей это только кажется, и девушка действительно рада своему назначению. Может, Мирдан и дворец Императора – её давняя девичья места, а тут подвернулся такой шанс. В этом случае с девицей стоило быть втройне внимательнее и осторожнее. Порода некоторых таких услужливых дам вполне понятна. Подмазаться, стать незаменимой, а в нужный момент оказаться в нужной постели. Стать наложницей Шейнира? Тут происхождение не важно. В конце концов, полюбил ж юный Император девчонку из народа. И даже не обычную простолюдинку, а обращенного человека. Не Сайлан судить о любви, но сам поступок Виззариона она считала глупым. И если один раз в его сердце уже смогла попасть девица из простых смертных, то что мешает этому повториться? Только вот сама Айли не собиралась двигаться. Титул Императрицы – прекрасен и важен, но он лишь титул, фикция, слова на бумаге, практически ничего не стоящие. Умом мужчины и его поступками зачастую управляет не официальная жена, а та, что по велению души, а не плоти, делит с ним постель. И значит её задача совместить в себе оба этих статуса.
Пока Айрис садилась, вампирша откинулась на спинку кресла и уперлась локтем в край стола, прижав длинные острые ногти к подведенным красным губам.
- Налей, - короткая и четкая просьба, точнее даже приказ. Сухой, холодный и чуть насмешливый. Молчать Айли не собиралась, поэтому всё также внимательно рассматривая служанку, пока та наливала вино, она продолжила.
- Ты рада быть здесь? Почему ты покинула Дом Белой Луны? Почему назначили именно тебя? Чья это была идея?
Это было похоже на допрос, и Айли было плевать. Если девушка соглядатай отца, то стоит сразу поставить ту на место. Если же Сайлан ошиблась, то какая, в принципе, разница? Это не первая слуга в её доме и не последняя. Да, шанса произвести первое впечатление больше не будет, но она и не обязана как-то сразу понравиться своей служанке. Айрис – не компаньонка, а именно служанка, а значит априори должна выполнять её слова, несмотря на свои собственные желания. Должна слушаться и слушать. Не сказать, что Сайлан была злобной и диктатурной хозяйкой, скорее, она считала, что хорошее отношение нужно заслужить. Поступками ли или просто долгими годами безупречной работы – не так важно. Главное, что изначально никто с прислугой сюсюкаться не станет и улыбаться им она тоже не обязана. Да, девушка вряд ли скажет что-то против, скорее всего просто мысленно пошлет хозяйку к фойрру. И Айрис, возможно, уже сейчас сидит напротив и поминает Ледарре по фойрровой матери, но вампирша извиняться не будет.  Какой бы вышколенной не была прислуга – она когда-нибудь да проявит свои истинные эмоции. Жаль лишь, что частый среди вампиров дар псионика обошел невесту Императора стороной. Сейчас бы он пригодился. И сейчас, и тем более в Мирдане, где нужно держать востро не только уши, но и прочие органы чувств.

+2

7

Получив разрешение, Айрис покорно снова поднялась с нагретого места и протянула руку к графину, чтобы налить своей новой госпоже вина. И хотя слуги на всякий случай оставили на столе ещё один бокал, наливать и себе тоже себе вампирша посчитала попросту неуместным. Во-первых, Айрис прекрасно понимала, что хотя они пока что не в Мирдане, она уже назвалась служанкой Сайлан. А какая прислуга в здравом уме сядет вот так просто распивать со своим хозяином, не получив на то прямого приглашения? Девушка хотела показать себя максимально услужливой и почтительной, дабы Ледарре знала, что во дворце ей можно будет попросить свою спутницу буквально обо всём, и та выполнит её приказ с таким видом, будто служение своей госпоже — предел её мечтаний. К тому же, Айрис банально не любила выпивку. Знала, как сильно она меняла вампиров и как лишний бокал мог превратить даже самого уважаемого господина в животное. Уж слишком яркими были воспоминания о том, как менял алкоголь отца, отчего его вспыльчивость достигала своего апогея, а в голову приходили безумные идеи. Например, как насчёт того, чтобы внезапно атаковать свою дочь, проверяя, не зря ли он столько отдаёт за её обучение магии? И плевать, что после этого ребёнок будет нервным и недоверчивым, ему ведь весело.

Айрис ожидала, что наследница дома Вечного Солнца будет хитро и осторожно выпытывать у своей новой служанки всё, что теоретически могло бы ей пригодиться в стенах дворца. Её навыки, образование, связи и мотивы — вообще всё. И Сайлан-даре правда начала свой допрос. Но совсем не так, как ожидала её новая спутница.

«Как много вопросов, так ещё и вот так в лоб... Надеюсь, при дворе она будет потише и изворотливей. Не хотелось бы вылететь из дворца в первые же дни, так ещё и отдельно от тела», — слушая свою хозяйку с присущей ей улыбкой и вниманием, думала про себя девушка. В речи огненной леди холодок не то что чувствовался — приём в доме Вечного Солнца оказался холоднее ночей в хэлор. Сайлан явно ей не доверяет, и её, честно говоря, можно понять. Ей предстоит попасть в императорский дворец, где каждый плетёт интриги для продвижения по лестнице могущества и власти — себя и своего клана — и где даже тот, кто улыбается тебе сегодня, может уже завтра всадить кинжал в спину. А тут ей в спутницы подсылают совершенно незнакомую вампиршу, так ещё и служившую в другом доме. Если бы наследница так просто ей доверилась, Айрис, честно говоря, даже разочаровалась.

Находиться здесь, рядом с Вами — большая честь для меня, Сайлан-даре. Я покинула стены поместья Терион-даре, потому что таково было моё собственное желание. За эти почти сорок лет, что я провела в доме Белой Луны, я зарекомендовала себя, полагаю, как хорошая компаньонка, поэтому Господин замолвил за меня словечко перед Вашим отцом, моя Госпожа. Такой ответ утоляет Ваше любопытство? — абсолютно спокойно, словно это и вправду была обыкновенная светская беседа, принялась отвечать голубоглазая. Она, разумеется, была готова к расспросу, но всё же некоторые темы ей давались с трудом, а потому она старалась пока что их избегать. Как минимум — гибель молодого господина, что покинул их так рано, оставив маленькую вампиршу с растерзанным от неразделённых чувств сердцем. Ведь если бы он остался жив, она и дальше бы прислуживала в доме его отца, не думая ни о дворце, ни об опасности, которые таят его стены.

+2

8

Второй бокал остался нетронутым, Айрис даже движения не сделала в его сторону. Уголок накрашенных губ дернулся, выдавая легкую усмешку, но тонкие пальцы, что Айли до сих пор держала у рта, скрыли её. Служанка была не так глупа, как можно подумать. Нет, бокал не был проверкой или какой-то ловушкой, но поведение девушки было весьма показательно. Пусть Айрис и села напротив, но вся её поза выдавала готовность услужить, стоит только Сайлан повести бровью. Это было и забавно, и раздражающе одновременно. Она не понимала такой готовности служить здесь и сейчас. Из придворной в обычные служанки. Разве это то, чего хочет наследница, пусть и мелкого, но Дома? Нет, тут было что-то ещё, что-то, чего вампирша пока не могла уловить. Не может аристократка пойти в услужение к другой, просто потому что ей вдруг этого захотелось. Тем более, что в Доме Белой Луны девица пробыла сорок лет, судя по её же словам. Нет, всё не так просто, как хотела показать сама Лерман Селециум. И загадку эту стоило разгадать как можно скорее. Не хватало ей в Мирдане девицы, что играет в свои игры. Об этом стоило подумать на досуге, после разговора, а сейчас: насладиться вином и сладостями.
В отличие от компаньонки Сайлан вино любила, тем более такое: рубиновый напиток с терпкими нотами. Взяв свой бокал, девушка принюхалась к аромату, наблюдая игру света на хрустальных гранях.  Аромат был также прекрасен, как и вкус. Сделав небольшой глоток, Ледарре перевела взгляд со служанки на столик с девичьими принадлежностями, что позволяют дамам блистать и благоухать.
Удовлетворили ли слова её любопытство? О, нет. Вопросов стало только больше, только задавать она их не будет все сразу. Тем более, она никуда не торопиться, до ужина еще есть время, и не мало. А если Айрис куда-то спешить, то…это проблемы самой Айрис. Ведь как она там сказала? Рада служить Госпоже. Ну, раз рада, то пора забывать о своих «хочу», растворяясь в «хочу» Сайлан-даре. Нет, невеста Императора не собиралась быть самодуром и истеричной хозяйкой, но и девице стоило быть чуть аккуратнее в своих словах.
- Скажем так, пока твой ответ вполне меня устраивает, - девушка выделила голосом это самое «пока» и сделала глоток вина, отломив после этого кусочек щербета. – И как тебе мой отец?
Очередной резкий вопрос и скучающий взгляд куда-то в сторону, будто ответ её совсем не интересовал. Ей пока не особо было интересно выражение лица девушки, хоть, говорят, глаза и зеркало души.
- Почему тебя так легко отпустили из твоего прошлого Дома? Чем ты так заслужила благосклонность Селениусов? Или может быть просто кто-то больше не хотел тебя там видеть? А может… - Сайлан впилась взглядом в лицо служанки и медленно улыбнулась, хотя улыбка была совершенно холодной и даже ехидной. – Ты пользовалась особой благосклонностью господина, и госпожа больше не могла этого терпеть?

+2

9

Ого, Её будущее Императорское Величество умеет подходить к теме издалека?

«Да такой же, как и все остальные. Ходит с важным видом, потирает ручки от того, как выгодно продал дочь и мнит себя самым умным вампиром в Северных землях», — честно ответила вампирша. Вот только снова была честна и бесстрашна лишь в своей голове, а на деле продолжала строить из себя миленькую безобидную овечку, которая всех любит и никому не желает зла.

Милорд проявил невероятную доброту и щедрость, исполнив мою нескромную просьбу и дав позволение находиться рядом с Вами. Я, разумеется, безмерно благодарна ему за проявленное великодушие, — в знак почтения, словно в подтверждение своим словам, Айрис снова чуть склонила голову, приложив правую ладонь к груди — к сердцу. И пусть такие приторные слова шли явно не оттуда, ей надо было продолжать этот маскарад. Потому что этого требовали негласные правила, где она — всего лишь маленькая и никчёмная букашка, а хозяева дома, возомнившие себя пупом земли, и впрямь им являются.

И снова вопросы, вопросы, вопросы... Причём вновь без единой без попытки хоть как-то сгладить их, усладив длинными речами или более простыми и приятными вопросами. Если честно, Айрис сама пока не понимала, чего Сайлан таким поведением добивается: хочет в очередной раз подчеркнуть, что она теперь настолько важная персона в серой жизни Лерман, что та и шага без её ведома не сможет ступить или же банально не хочет тратить время на такие приёмы. Вампирша, впрочем, хоть и была удивлена такой прямоте, но нисколько не возражала. Хозяин — барин.

«Красивые девушки все поголовно считают, что чего-то можно добиться только через постель?» — чувствуя неприятный осадок, который после себя оставила последняя фраза красноволосой, подумалось её новой служанке. Айрис правда было неприятно от мысли, что кто-то мог подумать, будто все эти сорок лет она не упорно трудилась, а просто вовремя состроила глазки главе Дома. Терион Селениус старший отнёсся к Айрис лучше, чем её собственный отец, так ещё и все эти годы она невольно видела отцовскую фигуру именно в нём. Как и в ситуации с Артуром, голубоглазка и не смела рассчитывать, что он видит в ней кого-то кроме верной приспешницы, но всё же старалась трудиться для него усерднее любой жительницы поместья и просто быть полезной ему. А теперь какая-то папенькина дочка подозревает её в том, что она просто легла под отца Артура?

«Боитесь, что то же самое я проверну с Вашим будущим мужем? — предположила вампирша, — о, не волнуйтесь. Если верить слухам, у него итак предостаточно девиц в гареме, так что какая-то служанка вряд ли когда-нибудь получит возможность хотя бы поговорить с ним. Уж тем более остаться наедине в его покоях и подвинуть первую красавицу Нерина».

У меня нет привычки уводить чужих мужей, моя Госпожа. Все эти годы я лишь покорно выполняла обязанности придворной дамы. Сопровождая благородных дам на учёбе, во время прогулок и обедов, остаётся не так уж свободного времени, чтобы тратить его на подобные попытки улучшить своё положение при дворе. Особенно учитывая то, что благородным дамам всегда интересно знать обо всём, что происходит в поместье и в городе.

«А благородному лорду интересно, чем таким непристойным могли заниматься его родственницы. Что поделать, работа у меня такая», — про себя добавила Лерман, решив не выдавать их маленькую с Селениусом тайну. Честно? Ей не было жалко девушек, которых наказывали за её донос. Ни капельки. Возможно, сказалась детская обида на собственных слуг, которые охотно рассказывали хозяину дома обо всех промахах его дочурки. Айрис оправдывала себя тем, что в своём наказании девушки были сами виноваты. Живёте при богатом родственнике — так ведите себя достойно и не порочьте фамилию.

Вы можете не волноваться, моя Госпожа. Ваша служанка знает, где её место, — всё с той же улыбкой услужливым тоном попыталась развеять сомнения Ледарре девушка.

«У Ваших ног. Пока Вы несёте пользу нашему клану, по крайней мере».

+2

10

И вновь слова, слова, слова. Льстивые, мягкие, осторожные. Даже такая явная провокация, как намек на постельные достижения Айрис не возымели действия. Тут выходило только два варианта: или девушка по характеру своему такая мягкая, неконфликтная и даже чуть боязливая; или годы учебы и службы научили её держать свои мысли при себе, а язык за зубами, и обходить острые углы.
В первом случае лучшим исходом было бы выгнать служанку из дома прямо сейчас. Трусливая и мягкая во дворце Императора она может принести только больше проблем. А вот второй же вариант наоборот подходил Сайлан. С таким человеком можно выстроить, если не дружеские, то уж точно приятельские отношения. Правда пока было не очень понятно, к какому типу людей относится Айрис. Поэтому вампирша решила не рубить с плеча и понаблюдать за новенькой подольше.
- Где твоё место, - задумчиво протянула Айли, вновь переводя всё своё внимание на игры света с рубиновым вином и прозрачными стенками бокала. – Да, ты права. Ты сама выбрала это самое место, если судить по твоим словам. Как интересно получается, у служанки был выбор, а у госпожи нет… - ехидные ноты, за которыми глубоко, очень глубоко пряталось разочарование и грусть. Ведь получалось действительно именно так. Айрис сама предложила себя на это место, сделала свой выбор. В то время, как Сайлан никто не спросил о её желаниях и служанку просто приставили к ней. Медленный глоток и взгляд темных глаз ловит голубой. – Но разве я говорила, что мне нужен верный пёс?
Нет, верный пёс ей точно был не нужен. Точнее, верность – это качество, которое она хотела видеть одним из первых в списке достоинств своей служанки. Вот только это должна была быть не раболепная служба, исполняющая любой каприз и самодурство. В Мирдане ей нужна была правая рука. Та, кому она смогла бы доверить не только свои секреты, переживания и мысли, но и жизнь, если потребуется.
- Расскажи о себе, - и вновь резкая смена темы. Голос стал чуть мягче, но до теплоты в нем было ещё далеко. – Только не надо опять про счастье служить мне и тому подобное. Я хочу услышать твою историю. И да, - небрежный взмах кистью, указывая на яства между ними. – Как видишь, сервировано на двоих. Или ты не голодна?
Чуть вздернутая бровь явно дала понять, что она не поверить ни единому слову, если Айрис начнет говорить, про отсутствие аппетита и сытный обед.

+2

11

Что может быть прекраснее для главы Дома, чем рождение сына? Это ведь его будущий наследник, крепкое плечо рядом, тот, кто через года продолжит дело своего отца. Дни рождения сыновей всегда отмечали с размахом. Дочерей, впрочем, тоже, вот только имея при этом чёткую цель — присмотреться к гостям и выбрать, кому в будущем её выгоднее продать. И Ледарре сумел продать свою дочь крайне успешно и выгодно, обогнав в этом мастерстве каждого вампира Нерина. Пока остальные выбирали женихов из своего круга, Гестин перепрыгнул всех, породнившись с самим императором. Это ещё больше подчеркнуло его значимость, уж в Нерине так точно.  Что-то подсказывало Лерман, что если бы у её Господина Териона тоже была дочь — даже такая посредственная, как Айрис — он бы также не отказался от возможности принять участие в таких торгах. Всем хотелось ухватить кусок побольше, даже если был риск подавиться им.

Но что думали об этом сами невесты? Ах, точно. Мы ведь в Северных землях, где женское слово стоит не многим больше желаний прислуги.

«Не нужен верный пёс? А как тогда во дворце выживать удумали, Вашество?» — искренне удивившись словам огненной леди и даже выразив это чуть изогнувшейся бровью, подумалось Айрис. Она, если честно, ожидала, что Ледарре устроит ей тут шоу, постоянно напоминая о своей собственной важности и никчёмности служанки. Ну, чтобы не забывалась. Но Сайлан и здесь её приятно удивила. Неужели хочет подружиться со своей будущей спутницей, чтобы та была ей верна искренне, а не из-за каких-то правил?

«Умный ход, миледи».

Для меня будет честью отобедать с Вами, моя Госпожа.

Благодарно улыбнувшись, Айрис протянула руку к ближайшей сладости. Её мнение мало кого интересовало. История — тем более. Всем было интересно, как хорошо она будет служить, а о том, чего бы ей хотелось, есть ли что-то, что могло её беспокоить и прочие мелочи интересовали лишь Териона. И то, скорее из вежливости. Но даже этого было достаточно, чтобы у Айрис появилось искреннее желание быть на его стороне в любой ситуации. И этого, вероятно, добивалась и сидящая напротив леди.

Лерман решила, что сейчас самое время побыть честной. Нужно дать Сайлан шанс, и тогда и она, возможно, откроется ей. Так им проще будет друг другу доверять, а ведь им предстоит провести в Мирдане не один год жизни. Если рано не потеряют головы, конечно же. Но говорить о себе оказалось на удивление трудно с непривычки. Прожёвывая сладость, Айрис собиралась с мыслями и готовилась открыться впервые за столько лет перед какой-то незнакомкой.

История Вашей служанки вполне обычна и заурядна, — наконец, начала девушка. Отец хотел наследника, а получил — то, что получил. Дешево продавать не хотел, а за дорого не брали. Чтобы сэкономить на обучении, отправил к своему дальнему родственнику, чтобы взамен за хорошую службу Ваша служанка получила возможность обучаться вместе с обитательницами дома и, возможно, была замечена каким-нибудь женихом побогаче. Терион-даре службой был доволен настолько, что даже оплатил обучение в «Стихии Жизни». Смею предположить, что это одна из причин, почему Ваш отец согласился взять меня: маг рядом с будущей императрицей лишним не будет.

+1

12

Она слушала Айрис, не перебивая. Заданные вопросы не были праздным любопытством. Ей действительно было интересно узнать ту, что теперь стала её тенью. Тихой, незаметной в темноте, неуловимой в ярком свете. Отец выбрал не просто ту, что знает, как держать иголку и умеет выносить ночные горшки. Девушка была магом воды. Будто Гестин специально усиливал контраст между ними. Словно Ледарре старшему было мало того, что дочь и так будет слишком выделяться во дворце. Чего стоять только её волосы. Пламя локонов, горящих внутренним огнем и так привычных и обыденных здесь в Нерине, и совершенно чуждых там, с Мирдане. И тем более во дворце Виззарионов. Казалось, что отец не просто так утвердил на роль её компаньонки и служанки именно Айрис Лерман Селециум. Более тихая, более естественная, если этот сливовый оттенок волос можно было назвать естественным для кого-то кроме Лэно, предпочитающая (насколько поняла по первой встрече вампирша) скромные платья. Любому рубину нужна оправа, дабы он ещё ярче заиграл своими гранями. Она понимала и в тоже время нет, такой выбор отца.
Древняя как мир история про двух подруг, разных внешностью? Это глупо и неуместно. Чем всё-таки руководствовался Гестин Ледарре, выбирая ни кого-то из своего Дома, а именно Айрис?  Чем она была лучше всех нянек и служанок, воспитавших детей Вечного Солнца, в том числе и её? Она не понимала отца, но очень хотела понять свою новую служанку. Поэтому, когда та сделала перерыв в своём монологе, чуть кивнула, соглашаясь со всем, что сказала Айрис.
- А зачем тебе это назначение? Почему ты решила поменять Дом Териона на Мирдан?
Похожий вопрос она задавала уже ранее, но сейчас он прозвучал с другой интонацией. Не участливой, нет, скорее чуть более заинтересованной.
Сайлан прекрасно понимала Айрис в вопросах наследования. Ведь она была ровно такой же «неудачной» дочерью, с одним лишь отличием, что Гестин с самого её рождения, если и горевал об отсутствии сына, то не показывал этого. Наоборот, все свои силы он бросил на то, чтобы его Айли стала самым ценным товаром. И вот нашелся купец. Покупатель, о котором Ледарре еще лет сто назад и мечтать не смел.
Была ли у неё обида на отца? Отчасти. Когда тебе с самого детства внушают, что ты тот самый дорогой рубин, который ждёт своего настоящего ценителя и знатока, начинаешь верить в это сама. Видеть в своём будущем лишь одно предназначение – жены и матери. С одним лишь отличием от всех этих клуш, что мечтают о выводке детишек и ежедневных семейный ужинах. Гестин Ледарре растил дочь не просто как безмолвный и бездумный товар. Одновременно с обучением девочки и внушением, что у неё только один путь, проницательный мужчина вкладывал в неё безоговорочную любовь и преданность Дому и клану, но в первую очередь всё-таки Дому. Когда даже замужество должно принести только плюсы их семье, а Сайлан во всем должна этому способствовать.
И она в это верила. Верила и соглашалась, пока лет десять назад не поняла, что так теряет себя, своё «я». Становится просто куклой в руках отца, его послушной марионеткой, управляя которой, он будет управлять её мужем. И где тогда во всем этом сама Айли? Кто она? Нет, она не могла открыто взбунтоваться против Гестина и Дома, но помолвка с Шейниром лишь утвердила её мнение.
Она – Сайлан Леддаре, дочь Дома Вечного Солнца и будущая Императрица Северных Земель. Она сама может решать, что ей делать и каков будет её брак.

Отредактировано Сайлан (21-01-2022 21:40:03)

+1

13

Вопрос Сайлан был вполне логичен и закономерен. Действительно, какой смысл было покидать так полюбившийся ей особняк и ехать в холодную неприветливую столицу, так ещё и по своему желанию? Было бы логичнее, если бы это Терион выбрал её, как своё доверенное лицо, но Лерман вызвалась самостоятельно. Своими ногами пришла в его кабинет и своими руками подписала этот смертный приговор. Не стоит думать, что Айрис наивно полагала, будто во дворце её ждёт сладкая жизнь без забот, и её единственной обязанностью будет забота о чистоте покоев своей Госпожи. О, нет, Лерман выпорхнула из тёплого гнезда, прекрасно понимая, что хотя жизнь придворной дамы это не просто развлечения и сплетни, а тяжёлый труд, с работой в качестве служанки это всё равно не сравнится. Но внезапно вспыхнувшее чувство несправедливости слишком давило на раны, не давая даже дышать безболезненно.

Со смерти Артура прошло уже полгода. Даже его отец, похоже, стал спокойнее относиться к теме гибели своего сына, хоть и не мог отпустить это так просто. Лерман же была всего лишь придворной дамой, и видела наследника Дома нечасто, потому что он, как и она, предпочитал тишину и одиночество. По идее, она должна была первой забыть юного ювелира, потому что была ему никем. Так почему же от вопроса Сайлан ей стало так горько? Так горько и больно, что даже взор её изменился. Голубые глаза, в спокойном состоянии напоминавшие безмятежный пруд, словно покрылись ледяной корочкой.

Вы знаете, на что сейчас похоже поместье Селениусов, моя Госпожа? — спокойным тоном поинтересовалась вампирша, рассматривая кусочек какой-то диковиной сладости у себя в руке. Айрис выдержала небольшую паузу, хотя в ответе вампирши нисколько не нуждалась. Ей просто нужно было собрать мысли в кучу и хотя бы попытаться не выдать, как тяжело ей давалась эта тема. — Оно всё такое же красивое, я бы даже сказала, роскошное. Сад прекрасен настолько, что, наверное, Мирданские покажутся мне жалкой рассадой в огороде бедняков.

Девушка усмехнулась, но смешок её вышел каким-то горьким, неестественным. Зря она решила открыться Сайлан. Она ведь сейчас буквально открывает своё слабое место, куда в будущем вампирша может вонзить кинжал. Но, наверное, так поступают соратники? Доверяют товарищу всё, надеясь, что он сможет прикрыть в нужный момент. Айрис, конечно, не питала надежд, что Ледарре хоть пальцем ради неё шевельнёт, но надеялась, что той будет проще ей доверять и поделиться своими тайнами, если она будет знать свою служанку вдоль и поперёк.

Вот только всё в этом месте напоминает вампирам, что служат там, о нашей ошибке. О том, что мы не уберегли наследника.

Добровольная капитуляция. Айрис вздохнула и отвела взгляд, пряча за улыбкой и частым морганием своё желание расплакаться. Она даже сама не ожидала, что так ярко отреагирует на воспоминания об Артуре. О том, как она тоже виновна в его гибели.

Моё желание прозвучит, вероятно, глупо и наивно для вас. Но я правда не хочу, чтобы Ваш дом познал такое горе.

+1

14

Айрис изменилась. Слова, взгляд, даже то, как она сидит. Неуловимо, но в момент они покрылись налетом грусти и боли.
Дом Белой Луны потерял наследника. Потерял глупо и недостойно. Молодой вампир сам ушел из жизни, не объяснив ничего и никому. И лишь сплетни, что приносили служанки с походов на рынок, говорили о том, что причина тому поступку – благородная дама. Кто – вопрос большой, да и действительно ли во всем виновата неразделенная любовь. Вампиры – невпечатлительные барышни, что решаются отправиться к праотцам лишь потому, что их суженный пригласил на танец другую.
И всё-таки было в словах голубоглазой что-то не то. Да, Дом потерял наследника, но слуги и придворные, что бегут оттуда, потому что не смогли уберечь? Это глупо и странно. Да, глава дома мог выгнать всех по этой причине, но он не выгонял. Это Айли знала точно. Не выгонял, и даже замолвил слово перед Ледарре. Нет, он мог, конечно, выгнать, но зачем тогда отдавать неугодную девицу в Дом Вечного Солнца? У Териона Селениуса не было выгоды, если с Сайлан что-о случиться в Мирдане. Поэтому вариант с тем, что Айрис ушла сама оставался самым правдоподобным. Не понятны были только мотивы.
В стыд перед отцом семьи Айли не верила. Как не верила и в то, что вина могла сподвигнуть на выбор такой незавидной участи. Из придворных дам в служанки. Здесь должно быть что-то кроме стыда и вины перед Терионом.
Если только не… Сайлан вдруг поразила неожиданная догадка, которая прекрасно ложилась на всё происходящее. И на поведение девушки сейчас, и на её выбор служить Ледарре.
Вина. Вина и боль. Только не перед Селениусом, а перед самой собой. Желание сбежать и наказать себя. Неужели милая, маленькая вампирша была влюблена в Артура? И теперь таким образом она пытается забыть его? Сбежав из дома, где все напоминало о нём, выбрав участь, что не особо подобает аристократке. Наказание самой себя за то, что не уберегла свою любовь?
Этот вариант тогда объяснял многое. Как и давал пищи для размышлений.
- Мы все бежим от того, что доставляет нам боль. Это наш выбор. – Негромко и будто задумчиво произнесла Айли, смотря прямо на девушку. Нет, она не будет говорить прямо о своих догадках. Более того, она не будет больше выпытывать у Айрис ничего по этому поводу. Пока не будет. – Ты умеешь играть на музыкальных инструментах?
Резка смена темы разговора должна была выдернуть Айрис из её грустных воспоминаний, а самой Айли действительно было интересно послушать музыку. Разве это не прекрасное дополнение к легкой трапезе? Если конечно, девушка умеет играть и взяла с собой на новую службу инструменты. Если да, то она сможет сбегать за ними к себе и чуть развлечь свою госпожу и развлечься сама.

+1

15

Она не знала, поверила ли Сайлан её словам или пропустила всё мимо ушей. Конечно, будущая императрица имела право сейчас хоть вообще расхохотаться над искренностью своей спутницы, и никто не посмел бы её в чём-то упрекнуть. Она — хозяйка этого места, а если от неё не избавятся в первые пару недель пребывания во дворце, то станет ещё и хозяйкой Северных земель. Формально, конечно: вряд ли Шейнир так просто разделит с кем-то свою империю и позволит какой-то женщине влиять на его решения. Но это не отменяло того факта, что Айрис рядом с ней была всего лишь ничтожной служанкой, и не имела права обвинить свою Госпожу в жестокости и отсутствию чувства такта. Вот только от её реакции напрямую зависело то, как Лерман будет в дальнейшем к ней относиться: сможет ли служанка открыться ей вновь или, как и с прошлыми своими хозяйками, спрячется за масками. А от этого, соответственно, зависело то, как искренне Айрис захочется ей служить.

Но Сайлан не рассмеялась. Она сидела молча, не перебивая и даже не торопя свою собеседницу, когда та выдерживала небольшие паузы, чтобы не позволить себе расплакаться. Наследница Дома Вечного Солнца с уважением отнеслась  искренности маленькой вампирши, и это правда дорогого стоило. Девушка так долго никому не открывалась, что сейчас чувствовала себя совсем уязвимой и беззащитной. То, что Ледарре не уколола её в такой удобный момент, служанка запомнит надолго. Может, им и впрямь удастся ужиться вдвоём и перенести Мирданские холода рука об руку?

Перемена темы была неожиданна — Айрис даже удивлённо подняла глаза на собеседницу — но в ней Лерман действительно нуждалась. Она даже была благодарна, что будущая императрица решила не продолжать ковырять её раны, причиняя этим боль. Пока что, по крайней мере. Расспрос мог продолжиться в будущем, но Айрис предпочитала получать яд порционно, чем хлебнуть его залпом и помереть на месте. В нашем случае, скорее разрыдаться, как маленькая девочка.

Да, моя Госпожа. В Орлином Гнезде и поместье дома Белой Луны меня обучили игре на арфе, кеманче и кануне, — чуть склонившись, с почтительной улыбкой отчиталась девушка. Кажется, она догадалась, к чему ведёт её новая хозяйка: — Арфа — слишком большой инструмент, чтобы была возможность взять его с собой, но последние два инструмента со мной. Сыграть для Вас что-нибудь, Сайлан-даре?

+1

16

Перечисленные музыкальные инструменты заставила чуть удивленно вскинуть брови и легко покачать головой.
- Арфа, кеманча и канун, - повторила девушка и вновь покачала головой. – Необычный выбор. Очень необычный. Тебе говорили об этом? У нас в доме тоже, к сожалению, нет арфы, но я бы с удовольствие её послушала бы потом как-нибудь. А сейчас, - Айли задумалась, прикидывая, что именно она хочет услышать. Инструменты были не самым распространенными и она не могла понять, хочет ли она слушать игру смычка или тонких пальцев служанки, – да, сейчас лучше кеманча. Сходи за ней.
Служанка тут же подскочила со своего места и отвесила поклон.
— Будет исполнено, моя Госпожа
Ещё один поклон с легкой улыбкой. И пятясь спиной, скрылась за дверьми в коридор, оставив Айли одну.
Мысли сами собой вернулись к предстоящему замужеству. Только теперь Сайлан думала не о будущем супруге и Мирдане, а о годах, проведенных здесь, в этом доме.
В этой комнате она жила с самого своего рождения. Менялся только цвет стен и мебель. И то, когда ещё подростком Айли поняла, что её самый любимый цвет – красный, как её волосы, интерьер спальни стал практически неизменным. Разве что пара новых подушек раз в год появится или портьеры заменят раз в десять лет на новые. Слишком уж яркое солнце, которое была нещадно не только к коже северных «настоящих» вампиров, но и к ярким тканям. Высветляя их за несколько лет до нежных оттенков.
Здесь она засиживалась допоздна, читая в свете свечей книги. На этой постели под балдахином она фантазировала ночами о своем будущем. Под этим же одеялом она с трепетом вспоминала первый поцелуй, кусая и трогая губы, представляя как тот юноша вновь её поцелует.
В это окно она любила смотреть по утрам, раздвигая шторы и разрешая неринскому солнцу проникнуть в комнату в сопровождении теплого и соленого ветра с моря.
Это пятно на паркете она оставила, когда училась управлять своими силами и первый раз без присмотра учителя попыталась создать огненный шар. Заклинание вышло слабеньким и не нанесло большого урона комнате, когда Айли с ним просто не справилась, но его силы хватило, чтобы подпалить дерево на полу. Отец тогда специально не стал заменять доски паркета, оставив этот след в назидание. Как напоминание дочери о том, что сила требует большой концентрации и внимания.
Она знала каждый угол в этой комнате, каждую пылинку, и теперь она должна будет всё это покинуть…
Звук вновь открывшейся двери не дал девушке совсем скатиться в уныние. Поплакать она сможет и ночью в подушку.
- Можешь даже не спрашивать, что я хочу услышать, - предупреждая все вопросы, окликнула она вошедшую. – Сыграй то, что хочешь сейчас ты.

+1

17

Знала ли Айрис о странности выбора своих инструментов? О, конечно. Обычно своим дочерям лорды выбирали что-то более классическое и привычное, потому как найти учителей было проще. Но и тут Арлан сумел отличиться от них, словно назло всему свету выбрав дочери то, чем мало какая благородная дама могла похвастать.

Путешествуя за море, отец посещал немало дворов. Если ему нравилось звучание — он хотел привезти его в свой дом. Однажды, вернувшись с Края Света, он привёз гучжэн, так его впечатлила игра на нём. И хотя похож он на канун, найти учителя мы так и не смогли. Струн очень много, — мягко пояснила такой необычный выбор инструментов вампирша. Её отец любил всего три вещи: золото, красивых женщин и хорошую музыку. Поэтому так усердно работал, обогащаясь даже в столь непростое время. Из-за этого женился на небогатой, но поистине красивой вампирше. И, наконец, для этого заставлял свою дочь посвятить себя учёбе — в том числе открыть своё сердце музыке. Каким бы тяжёлым ни было плавание, по возвращению Арлана всегда ждала красавица-жена с кубком его любимого вина, и маленькая дочь, уже готовая порадовать уставшего с дороги отца новым произведением.

Будет исполнено, моя Госпожа, — с мягкой улыбкой поклонившись будущей императрице, её новая служанка послушно попятилась к двери, не смея светить своей спиной — как знак глубочайшего уважения.

Вернулась она совсем скоро, прихватив инструмент. Он оказался не слишком большим — для маленьких ручек Айрис специально заказали изготовить такой. Зато вот смычок, напоминающий деревянную трость, к которой привязали прядь конских волос, в её ладони казался неестественно длинным. Айрис устроилась прямо на полу, в центре комнаты. Уперев шарообразный корпус о колено, девушка села в так называемую «позу лотоса» — спасибо танцам, которые наделили вампиршу удивительной гибкостью. Лерман могла бы, конечно, вернуться в кресло, но привычнее играть было на ковре.

Пара мгновений, и пальцы загуляли по грифу инструмента, а смычок заскользил по струнам. Комната наполнилась спокойной, несколько таинственной музыкой. Айрис могла бы начать играть нечто весёлое, отчего бы ноги сами пустились в пляс — обычно именно такое и просили сыграть благородные дамы. Но Сайлан ведь сама сказала играть то, чего хочет сердце её служанки. А сердце её болело. Она тосковала по прошлому, волновалась за будущее, слишком много думала и так мало могла сказать — это всё она и вложила в мелодию. В основном она смотрела на струны, чтобы не ошибиться, но то и дело прикрывала глаза, а лицо её в эти секунды становилось столь искренним и чистым, что, казалось, её можно было прочесть, как открытую книгу. Добавь к этой мелодии какой-нибудь малый барабан, и она заиграла бы новыми красками, но у Айрис не было помощника. Была лишь Госпожа, перед которой она рискнула открыться.

Лишь под самый конец звуки внезапно стали резвыми, яркими, словно под них самое время было выйти какой-нибудь танцовщице и, отбивая ритм ногами, закружиться в танце. В эти последние секунды Айрис вложила все свои надежды, своё стремление выжить и стать сильнее. Каким бы печальным и трудным ни было её прошлое, она хотела сделать свою жизнь хотя бы чуточку ярче. И, кто знает, возможно работая в паре с Сайлан, им это удастся.

Желаете что-нибудь ещё, моя Госпожа? — наконец, закончив своё выступление, подняла глаза девушка. Игра помогла ей отвлечься от тяжёлых мыслей об Артуре и той пустоте, что он оставил, а потому сейчас Айрис была куда более расположена на диалог.

+1

18

Музыка завораживала. Этим тонким и маленьким рукам удавалось всего из трех струн извлекать такое разнообразие звуков. Тонких и низких, мелодичных, будто щебечущих; переливающихся, как свежий поток ручья.
Мелодия, что выбрала Айрис, как нельзя лучше подходила к нынешнему моменту. Было ли это заученное произведение или импровизация, Сайлан не знала. Да и не важно это было. Главное, что служанка, что неожиданно расположилась на ковре посреди комнаты, а не села в кресло, играла умело и, в какой-то степени, трепетно.
Айли слышалась в мелодии боль. Осторожная, будто нерешительная. Чья это была боль? Её, несчастной невесты, что оплакивает беззвучно и без слез своё прошлое на пороге замужества? Или это была боль самой Айрис. Боль потери, которую она могла выразить только так? Через музыку. Искусство, будь то сочинительство или рисование, помогает выплеснуть всё то, что прячется глубоко в нашей душе. Порой так глубоко, что мы сами не догадываемся об этом, пока оно не выйдет наружу.
Откинувшись в кресле, Айли слушала, следя за руками служанки и вновь погружаясь в свои мысли. Ей было страшно. С каждой минутой она понимала это всё сильнее. И это не был страх будущей жены, что боится брака и своего супруга. Семейной жизни она не боялась. Тем более, брак с Императором существенно отличался от брака с любым другим, «простым» вампиром. Государственные дела, голодные бунты, побег Элениэль, покушение, Старейшины и Совет – всё это куда более важно и занимает гораздо больше времени и сил, чем новообретенная жена. Тем более, когда она не любима и существует лишь для «образа».
Сайлан пугало другое. Жизнь в Мирдане. Вдалеке от родного дома, от привычного уклада и от…безопасности. Она не была наивной юной девицей, которая восторженно считала, что в столице её ждут лишь щербет и сладости. Отец не мог приставить к ней охрану, а на гвардейцев императора надежды мало. Оставалось надеяться лишь на свои силы и на…Айрис. Если ей, конечно, можно доверять. Пока вампирша этого не поняла до конца. Но, тем не менее, два стихийных мага лучше, чем один. Хотя и обсидиановый нож под подушкой не такая уж и плохая идея.
— Желаете что-нибудь ещё, моя Госпожа?
Голос служанки выдернул из размышлений. Надо же, она настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как музыка стихла.
Желает ли она ещё что-то? Девушка посмотрела в стороны софы, где была навалена куча отрезов ткани. Оставалось не так много времени, чтобы решить ещё пару важных вопросов.
- Ты разбираешься в тканях и платьях?
Сделав большой глотов вина, задумчиво протянула вампирша.

Отредактировано Сайлан (25-01-2022 01:09:39)

+1

19

Заметив, что пока служанка была увлечена игрой, её Госпожа не особо её замечала и словно вообще забыла о её существовании, Лерман догадалась: Сайлан о чём-то глубоко задумалась. Это было неудивительно. В конце концов, ей предстоит покинуть родной дом, город, семью. Придётся жить в холодной столице, где медленно подбирающийся Хэлор ещё опаснее, заново выстраивать отношения и быть окружённой тысячей незнакомцев. Для Айрис уже не впервой было покидать место, к которому она успела привязаться, да и ей не предстояло делить ложе с незнакомым мужчиной. И всё же даже она волновалась из-за предстоящего прибытия во дворец. Будь она на месте Сайлан, так и вовсе могла бы расплакаться. Она никогда не была сильной женщиной. Всегда скорее ощущала себя беспомощным мотыльком в окружении голодных хищников.

Вопрос будущей императрицы был... странным. Хочет, чтобы закупкой её нарядов занималась новая служанка? Или же боялась, что та начнёт щеголять в роскошных платьях и крутить пятой точкой перед императором?

«Не понимаю. Она заранее ревнует императора к каждой девке или ей плевать? Потому что если ей не всё равно... даже жаль как-то мальчика», — подавив желание улыбнуться, вампирша подняла глаза на Госпожу.

Вот уж странность: Айрис была дочерью чуть ли не первой модницы Нерина, но в платьях она не разбиралась. Вообще не разбиралась. Мода не интересовала её, а после смерти Артура она так вовсе бросила попытки одеваться хотя бы немного поярче. Во всём она предпочитала комфорт, вот только по велению окружения её одевали, как куклу. Матери нравилось всё яркое, диковинное — и рядом с ней её дочь сияла. Бабушка предпочитала лёгкие, струящиеся ткани, поэтому проводя время с ней, Айрис напоминала древнюю статую Жрицы Луны. В доме Селениусов менялась госпожа, и у придворной дамы менялся стиль.

Когда приходилось покупать новые платья для себя, Айрис сама не понимала, чего хочет. Разве что ей неоднократно говорили, что ей идут лиловые и голубые оттенки, а рукава она любила длинные. Жаль, что больше не могла себе их позволить.

Служанка может отличить пару видов и оценить ценность, в зависимости от того, откуда привезена ткань. Боюсь, на этом скромные познания служанки заканчиваются, — не поднимаясь с пола, так как не получила на то разрешения, честно ответила девушка, — Разве что в танцевальных костюмах немного разбирается. Но служанка обязательно исправит это, моя Госпожа. Если Вам так будет угодно.

+1

20

Сайлан начинала раздражать привычка девушки говорить не «я», а «служанка». Она не понимала этого обращение к себе со стороны. Да, Айрис была служанкой, но это постоянное упоминание. Будто сама себя уговаривала и напоминала, что теперь она в этом статусе. Однако, пока Айли не исправляла вампиршу. Пусть пока говорит так, если самой этого хочется. Хочет лишний раз принизить себя – её право. Пока Ледарре не разобралась, чего и как ждать от этой девушки, пусть остается в таком положении и на таком расстоянии.
- Нет, ты не поняла меня, - браслеты звякнули от резкого и раздраженного движения рукой. – И встань уже! В конце концов на полу холодно. Не хватало мне ещё, чтобы ты заболела перед поездкой.  Кеманчу можешь поставить около своего кресла.
Оставшись в кресле, Айли махнула рукой в сторону софы, на которой лежали разные ткани.
- Сегодня должна прийти швея. Я не могу решить, какое платье и из какой ткани я хочу на свадьбу, а решить надо уже срочно. Остается не так много времени. Я хочу, чтобы ты посмотрела их. – Кивок короткий на ткани, сопровожденный легким движением бокала, что вновь оказался у неё в руке. – И сказала, что по-твоему лучше подходит для моего свадебного платья.
Здесь Сайлан лукавила. Она уже решила, какое платье она хотела. И его оттенок (и пусть кто-то посмеет поспорить с ней, что черные их не имеет), и какой фасон, даже корсет уже делался под него. Украшения и вышивку для платья она тоже уже придумала. Из-за этого и ткань была выбрана. Точнее под её задумку подходило два варианта.
Ей же было важно сейчас другое. Ей хотелось посмотреть, как и что выберет служанка. Судя по платью оной, девушка пыталась одеваться скромно. Сайлан же нужна была ежедневная помощь с корсетами да и совет с утра, когда не можешь выбрать наряд, полезен. Все навыки служанки она сейчас проверить не могла, но и упускать такую возможность не хотелось.
- Ткани можно трогать, раскрывать. Я не тороплю тебя с ответом.
И, вновь откинувшись в кресле, она закинула нога на ногу, позволяя алому шелку заскользить чуть вверх, являя свету коричневые туфли на невысоком каблучке и неприкрытые чулками голени.

+1

21

Госпожа позаботилась о здоровье своей служанки — это заставило губы вампирши тронуться в лёгкой улыбке, которую она, впрочем, быстро подавила, чтобы не смутить хозяйку комнаты. Если власть не затмевала огненной леди взор, позволяя замечать даже таких мелких букашек, как Айрис — значит, был шанс, что императрица из неё может выйти чуть более любимая народом, чем прошлая. Лерман не помнила, делала ли Мередит хоть какие-то жесты благотворительности, хотя о выходке Элениэль знали даже в её доме. Девушка не понимала, искренне эта бестия раздала милостыню беднякам или же просто хотела поднять свой статус в народе, но и не особо хотела задумываться над этим. Ещё не хватало ей признать, что эта гарпия не так уж плоха.

«Ткани, ткани, ткани... можно было бы литературу обсудить или историю. Я что, на женщину похожа?» — мысленно подшутив над собой, служанка покорно поднялась с пола, оставив инструмент подле кресла, и направилась к рулонам ткани. Скорее всего, для Сайлан все они отличались разительно. Айрис не сразу, но всё же уловила два жалких отличия: тон и блеск. Всё. В остальном все они были для неё одинаковые, как танцовщицы на праздниках. Безусловно красивые, дорогие, но почти как две капли воды. И как из этого вообще можно было что-то выбрать?

«Так, она сейчас в шёлке. Не любит матовые ткани? Значит, это мы убираем, это тоже...»

Вампиры из Камэль боятся солнечного света. Значит, свадьба будет проходить ночью. Слишком тёмные ткани, мне кажется, будут теряться в ночи. Зато атласные будут блестеть в свете огней, ещё больше выделяя Вас среди всех прочих, — задумчиво пояснила свой ход мыслей вампирша, несмело взяв в руки рулон атласной ткани; самой светлой, что была здесь. Забавным было то, что держа в руках идеально гладкую ткань, сама Айрис стояла в бархате, казавшимся почти чёрным. — Служанке кажется, что если добавить на лиф или подол платья вышивку, красота Госпожи заиграет ярче прежнего. Мех на плечах с такой тканью, вероятно, тоже будет смотреться. Простите, Госпожа, я плохо в этом разбираюсь.

+1

22

Выбор служанки её, нет не разочаровал, ткань она подобрала прекрасную. И до отъезда Сайлан даже была готова заказать у швеи еще пару-тройку нарядов. Как минимум потому, что в Мирдане, в отличии от Нерина, было холоднее. А у девушки было не так много теплых платьев. Это дома и топят хорошо, и погода привычнее. А там, во дворце, кто ж знает, к чему эти камэль привыкли. Вряд ли в шелке да шифоне долго походишь по морозным анфиладам. И даже пусть девушка могла согреть себя, тратить силы на такие мелочи не особо хотелось. Не известно, на что они действительно могут понадобиться.
- Мех для зимы – это хорошо, - согласилась, пусть и частично, с Айрис вампирша. – Но не для свадьбы. Как и эта ткань.
Ледаре прекрасно видела, что в руках служанка держит шелковый сатин красивого серого цвета с жемчужным отливом.
- Ты забыла, что вампиры женятся в черном? – усмешка, не злая, скорее покровительственная легла тенью на красных губах. – Твоё бы платье почти подошло бы для церемонии. Так что ткань прекрасная, но пойдет на другой наряд.
Забавно было то, что из всех вариантов тканей, что лежали на софе, Айрис даже не прикоснулась к черному бархату. Будто считая, что ткань из которой сшито её собственное платье не подходит для такого важного наряда её госпожи. Или же действительно, Лерман не лукавила и совсем не разбиралась в этом вопросе.
- Почему ты не выбрала его? – правая рука в указующим жесте ткнула в сторону того самого черного бархата. И прежде чем девушка ответила, Айли пояснила. – Бархат. Это будет черный бархат. И корсет с вышивкой.
После чего, потянувшись словно сытая кошка, встала и медленно подошла к служанке, поясняя своё решение. Да, она была не обязана объяснять что-то девушке, но решила всё-таки восполнить пробелы в знаниях той.
- Зимы Мирдана не такие, как тут. Камэль не переносят солнце. По крайней мере, оно для них болезненно, в отличие от нас. Церемония будет, скорее всего, ночью. Придется придумать что-то более теплое, чем вот это.
Пальцы с нежностью коснулись полотна в руках служанки. Ткань ей действительно нравилась. Пусть Айрис и не угадала с вариантом, но вкус у той был. Возможно, не всё потеряно и не будет так ужасно, как показалось сначала.
- А твоё платье? - Айли оглядела девушку рядом с собой сверху вниз. – Ты всегда так ходишь? Твои платья не особо похожи на платья служанок или компаньонок. От кого ты прячешься? От себя самой?
В голосе прорезалось ехидство. Вопросы были слишком личные, в какой-то степени. Да и само поведение вампирши походило на качели. То улыбка и понимание, то острота и насмешка.

+1

23

Не угадала.

Айрис порадовало по крайней мере то, что Сайлан, явно разбирающаяся в платьях куда лучше неё, не высмеяла выбор своей служанки. Приятно, что из всех дам, которым прислуживала Лерман, новая Госпожа пока казалась не самой жестокой и высокомерной.

«Посмотрим, как её преобразит дворец, — пронеслось в голове девушки, — от нервов некоторые вампирши сходят с ума и начинают кидаться подсвечниками».

Вампиры и впрямь венчались в чёрном, но Лерман, честно говоря, слабо представляла, как такое платье будет выделяться глубокой ночью. Ладно, главное, чтобы Сайлан сияла в храме, где будет проводиться церемония — а там свечей должно хватать. К тому же, как минимум огненная копна волос не даст ей потеряться на фоне одинаковых Камэль. Попробуй не заметить такую девушку - она тебе глаза за это выжжет.

Замечание о том, что платье Айрис смахивало на свадебное, её немного смутило, отчего она неловко улыбнулась. Ох, как бы она хотела и впрямь однажды оказаться в свадебном наряде, а не просто со стороны наблюдать, как сверстницы одна за другой выходят замуж. Вот только тот, с кем Лерман так хотела оказаться под венцом, уже давно покоился в земле. И хотя на невестах смольные платья смотрелись дорого и элегантно, чёрный цвет на себе Айрис воспринимала скорее как попытку потеряться среди вороха девиц в ярких платьях. Наверное, сказывалось неумение здраво оценивать себя.

«Она и в мешке из-под картошки будет выделяться», — мысленно заметила девушка, слушая размышления Сайлан. Уж действительно наследница Вечного Солнца на скромную замарашку не походила ни капли, но на мгновение представив её в самом своём скучном платье, Айрис оставалось признать, что огненная леди даже в этом выделялась бы из толпы. Интересно, всё дело просто в красоте или уверенность в каждом её движении придавала столько шарма?

Не знаю, — честно призналась Лерман, пожав плечами. Ну не пришло ей это в голову, вот и всё. Было даже как-то странно думать, что Госпоже может понравиться то, что предпочла её служанка.

Последние слова огненной вампирши попали прямо в цель — в сердце. «Прячешься». Как точно сказано. Айрис действительно хотела спрятаться ото всех — и от нежелательного внимания лордов, и от благородных дам с их сплетнями, и от самой себя — тоже. Сердце её отчаянно искало покой, и не сумев найти его в ком-то конкретном, она просто пыталась закрыться в себе. Потому что так проще.

Я... — немного растерянно начала вампирша, но быстро собралась, кашлянув, — кхм, служанка не должна выделяться рядом со своей Госпожой. Она сама — всего лишь незаметный фон. Многие благородные дамы обычно сильно обижаются, когда их собеседник замечает их компаньонок хотя бы из вежливости.

0

24

Ответ Айрис мало что пояснил, но при этом дам ещё немного пищи для размышления. Айли оказалась права. Девушка пряталась в своих нарядах, пытаясь казаться тенью той, к кому она приставлена. Это было странно. Служанкой Лерман стала лишь для Ледарре, до этого она была полноправной компаньонкой, не менее благородного происхождения. Почему вдруг собеседница решила, что она не имеет права быть красивой и носить одеяния, подобающего вида, Сайлан не понимала.
- Те, кто так думает, просто не уверены в себе или сами чего-то боятся, - хмыкнула вампирша, вновь окидывая служанку взглядом. Та была весьма мила и прелестна, даже по-своему красива. Той нежной и невинно-хрупкой красотой, которую можно заметить в тонких лепестках цветов. И, по мнения её новой госпожи, только портила себя этими бабушкиными нарядами. Тем более, насколько она помнила из рассказов, во дворце принято одеваться немного откровеннее. Да и сама Айли предпочитала подчеркивать свои достоинства. Ей хотелось изменить гардероб девушки, но и давить на служанку она не хотела. Могла, но не хотела. Да, та примет и исполнить любой приказ госпожи, вот только будет ли лучше обеим, если от этого Айрис будет некомфортно?
Лучше сначала узнать девушку поближе, понять причины и лишь потом принимать решения и как-то что-то изменять. Правда, ткань в руках служанки натолкнула Ледарре на одну идею, которую захотелось выполнить. В конце концов, один раз, но она имеет право настоять на своём.
- В нарядах ты не сильна, я поняла, - усмешка, но не злая ненадолго задержалась на губах. – Да положи ты уже эту ткань. - практически выдернув полотно из рук Айрис, вампирша скинула его обратно на софу. – А как насчет умения управляться с ними? Уж это ты же должна уметь. Не само же по себе платье на тебе оказывается по утрам.
Бросив взгляд за окно, Сайлан прикинула время. По всему выходило, что до ужина, что сегодня назначили раньше обычного, оставалось не так и много времени, чтобы заняться чем-то увлекательным, как, например, прогулка по саду или городу (тем более, кто её вот так просто сейчас отпустит), но достаточно для того, чтобы привести себя в порядок. Кажется, отец говорил, что сегодня с ними будут ужинать ещё какие-то гости. И это, конечно же связано с предстоящей свадьбой и делами с Виззарионами.
- Мне нужно переодеться к ужину и собраться, - пояснила девушка свои мысли. – Надеюсь, прически делать и корсет зашнуровывать ты умеешь?
И не дожидаясь ответа пошла в ту часть комнаты, где располагалась святая святых всякой уважающей себя девицы. Столик с зеркалом, на котором расположились духи и косметика, а ящики скрывали в себе коробочки с украшениями. Там же рядом стояла ширма и большой шкаф, прячущий в своем нутре платья на все случаи жизни.

Отредактировано Сайлан (30-01-2022 14:57:31)

+1

25

Уверенность в себе... забавно выходило: Айрис была дочерью, наверное, самого самоуверенного вампира из Лэно, считавшего, что покорит все моря и наладит торговлю со всяким, у кого есть деньги, но не переняла от отца и капли этой уверенности в себе. В конце концов, разве было у неё хоть что-то, чем она могла гордиться? Всю свою жизнь она только и делала, что пряталась за спинами других и убегала, не смогла стать лучшей ученицей своей школы магии, не могла переплюнуть отца в остроумии, а мать — в красоте. Слабая. Глупая. Неумелая. Блёклая. Такая, какую её и хотел видеть Арлан, боявшийся, что дочь когда-нибудь оскалится на него и попытается отобрать свою долю наследства, которую он отдавать не планировал.

Не беспокойтесь, моя Госпожа, с этим никогда проблем не возникало, — вежливо улыбнувшись, ответила вампирша. Обычно платья благородных дам надеть самостоятельно было просто невозможным. Большое количество нижних юбок для пышности одеяния, обилие украшений, возможность зашнуровать корсет только сзади — все эти неудобства только подчёркивали, что девушка может позволить себе служанок, которые сделают всю работу за свою госпожу. Прямо как сейчас.

Айрис по примеру наследницы Вечного Солнца проследовала к «девичьему алтарю», где принялась собирать девушку к предстоящему ужину. Совершенно безмолвно, с умиротворённым выражением лица помогла одеться, затянула корсет, который, кажется, прилагался к каждому платью Сайлан, расчесала волосы, двигаясь от кончиков к корням, чтобы исключить возможность причинения боли. Когда имеешь дело с огненным магом, стоит перестраховываться даже в таких мелочах. Не хотелось бы познать боль от пламени, при этом ещё и не имея права причинить боль в ответ.

«Нетерпеливая. За словом в карман не полезет. Прямолинейная, в этом может посоревноваться даже с моей бабулей. Но не садистка. Неплохой набор», — мысленно анализировала будущую императрицу её новая служанка, при этом не проронив ни слова. Сайлан каждой своей чертой словно шла наперекор характеру её спутницы. Там, где госпожа скалила зубы и взрывалась, Айрис молча улыбалась и терпела. Там, где Сайлан смягчалась, сглаживая углы, её служанка могла бы всё с той же прелестной улыбкой уколоть ещё больнее. Две абсолютные противоположности. Противоположности, которые или будут дополнять друг друга и наведут свой порядок во дворце, или схлестнутся, как две чуждые друг другу стихии.

И удача при таком скверном исходе явно не на стороне трусливой и маленькой бабочки.

+1

26

Служанка весьма споро помогла разобраться с корсетом и расшнуровать его. Было видно, что для неё это не впервой. Без каких-либо проблем она помогла и одеться Сайлан, застегнув кучу мелких крючков на спине и затянув черный корсет на темно-вишневом плотном шелковом платье.
Пока Айрис расчесывала ей волосы Сайлан застегнула на шее колье с черными кристаллами, что легло ровно в вырез платья, не дойдя до края лифа всего пары сантиметров. И сейчас выбирала серьги под него. Одни небольшие и аккуратные, почти лежащие на мочке уха, вторые же крупные и длинные, с такими же кристаллами, что и колье. Первые были более дневные, ко вторым лучше подошла бы высокая прическа. Айли любила носить распущенные волосы, но отец ещё утром намекнул, что ужин будет далеко не семейным и что девушке лучше быть во всеоружии. А значит никакой повседневности и обыденности.
- Волосы лучше убрать, - первой нарушила тишину госпожа, доставая из правого небольшого ящичка стола коробочку с маленькими шпильками и две крупные одиночные длинные шпильки с россыпью мелких рубинов на навершиях.
Если уж отец хочет хвалиться ею как дорогой вещью, она будет соответствовать отведенной роли. И предстанет перед сегодняшними гостями с образы и хорошей дочери, и радостной невесты, и огненной женщины, которую можно хотеть, можно желать, можно ненавидеть или бояться, но нельзя оставаться к ней равнодушной.
Пока Айрис принялась за прическу, Ледарре надела серьги и вернулась к своим размышлениям, рассматривая девушку в отражении.
Молчание служанки не напрягало, хуже было бы, если бы та болтала без умолку. Разнося сплетни или рассказывая о себе. Наоборот, немногословность Лерман только добавляла ей плюсом. Молчалива, услужлива и внимательна. Разве не о такой служанке или компаньонке мечтают? Сделает всё, что скажут. Не станет спорить. Кроткое милое создание. Вот только с другой стороны эта кротость и невинность рождала ряд сомнений.
Не только гарем Императора, который находился сейчас за сотни миль от неё, были соперницами. Не малая часть девиц из домов Лэно была не в восторге от того, что выбрали именно Сайлан. Почему её, почему не их? Чем дочь Гестина Ледарре лучше девушек из Дома Белой Луны или Дома Багровой Крови? За что Селест так милостива именно к Вечному Солнцу?
Вот и эта маленькая милая Айрис могла прятать кучу сюрпризов в рукавах. Это сейчас она так услужлива и вежлива, но не изменится ли её поведение, когда они приедут во дворец? Не скрывается ли под маской невинности змея, что даст фору всем наложницам, поставив себе цель не только оказаться в постели Императора, но и задержаться там надолго, подвинув законную жену.
- Что ты думаешь об Императоре? – острые ногти несколько раз стукнули по столешнице, а алый взгляд почти впился в лицо в зеркале.

+1

27

Хозяин - барин. Можем хоть налысо побрить, честное слово. Вы только прикажите.

Айрис ничего не ответила на желание огненной леди, лишь кратко кивнула ей. Мол, услышала, сейчас всё сделаем. А то кто её знает, вдруг сейчас строит воздушные замки и мысленно сворачивает шеи будущим соперницам, а щебет служанки под ухом только собьёт её с мысли. Так что не теряя времени на болтовню, вампирша потянулась к шпилькам, особенно порадовавшись выбору украшений. Приятно создавать красоту, когда есть для этого все необходимое. Подчёркнутая корсетом талия, не прикрытые волосами шея и плечи, да отблескивающие от огня драгоценные камни — и образ самой желанной невесты Нерина готов.

«Интересно, как быстро сможет утащить мальчишку в постель? Внешностью Селест не обделила, Виззарион молод и, как и все мужчины в его возрасте, падок на женщин... как бы не пришлось готовить детские пелёнки уже через неделю после приезда», — мысленно усмехнувшись, Айрис глянула в зеркало, чтобы оценить проделанную работу, и неожиданно столкнулась с глазами Сайлан. Они словно пронизывали Лерман насквозь, и та даже поначалу испугалась, что сделала что-то не так. Но, к счастью, госпожа просто решила, что самое время поболтать о её будущем супруге.

«Нашла кого расспрашивать», — про себя простонала Лерман, не зная, как и ответить. Что-то ей подсказывало, что Сайлан не ждала, что её служанка сейчас кинется расхваливать Владыку вампиров и пророчить им с Ледарре долгий и счастливый брак. Вот только и грязью поливать открыто было не лучшим решением — вдруг эта девица всё-таки успела себе придумать идеальный образ жениха, и только разгневается, если служанка во всех красках начнёт описывать, с какой колокольни она плевать хотела на род Виззарионов.

«Мальчишка. Ничего не знает, а возомнил себя пупом земли. Ничего для империи путного не сделал, а живёт в своё удовольствие в огромном дворце с кучей слуг и наложниц. И как к нему, по-Вашему, можно относиться?» — возмутилась девушка, хотя внешне оставалась непоколебимой.

Его Величество очень молод. Из-за этого ему не хватает опыта, а нетерпеливый характер толкает на необдуманные решения. Однако то, что он, наконец, вспомнил о Лэно и осознал свою ошибку — хороший знак, — спокойно, как-то даже буднично ответила голубоглазая, поправляя причёску Ледарре. — Вы начинаете беспокоиться из-за предстоящей свадьбы, моя Госпожа?

+1

28

Осторожность. Она сквозила во всем. В словах Айрис, в её взгляде, в том, как девушка подбирала, что и как сказать. Отец был прав. Сейчас нельзя было верить никому. Даже вампирам своего клана. Никому, кроме семьи, да и то, все ли Ледарре, кроме близких родственников, то есть отца и матери, искренне радовались происходящему. Даже Лерман, с виду такая тихая и невинная в словах и поступках, была их гнезда Силениуса. Чего ждать от неё во дворце? Помощи и поддержки? Или ножа в сердце, и вполне возможно что не в её, сайланово?
Гестин выбрал за ней. Могла ли дочь слепо доверять выбору отца? Доверять своей новой служанке, что сейчас так услужливо смотрела ей в ответ? Стоит ли забыть главное правило семьи и сделать Айрис своим первым союзником? Не прячется ли за этими нежными голубыми глазками ненависть к своей госпоже и желание занять её место? Можно ли верить ей, а главное – доверять?
- Беспокоюсь ли я? – приподняв руку, девушка коснулась прически в паре мест, будто убирая невидимые волоски, и придирчиво осмотрела результат. Отражение её порадовало. Лерман отлично справлялась не только с платьями, но и с прическами. – Разве стоит беспокоиться невесте лучшего жениха Северных Земель? – легкая усмешка, быстро ставшая улыбкой. – К свадьбе почти всё готово. Всё идет своим чередом. Ответственные люди занимаются всей подготовкой, отец – моим переездом, матушка готовит приданное, я – привыкаю к новой роли. Разве что-то должно меня в этом беспокоить? Мне казалось, мечта каждой девушки выйти замуж за принца. Я же выхожу замуж за Императора. Это ли не благословение Селест?
Сладкие речи, которые она так привыкла плести и которые ей придется плести еще много и много, со змеями, что в любой мёд прячут яд. Даже если служанка решит и поймет, что все её слова – ложь, Сайлан внешне оставалась спокойна. Лгала всё с той же алой улыбкой, с которой ранее говорила о музыке и нарядах.
Будто в довершение своих слов, девушка потянулась и открыла небольшую коробочку, что стояла у зеркала прямо по центру столика. Последнее украшение, которое должно было закончить её образ Императорской невесты. С тихим щелчком на левом запястье застегнулся широкий браслет, украшенный камнем. Подарок из Мирдана, подтверждающий её нынешний статус.
- Ты можешь идти. На сегодня пока всё.
Ей действительно больше не о чем было говорить с новой служанкой. Первую встречу не стоило затягивать. Тем более, что основные свои навыки девушка продемонстрировала.

+1

29

Поверила ли Айрис тираде будущей императрицы? Едва ли. По крайней мере, она всем сердцем надеялась, что её госпожа действительно просто врёт и даже не краснеет. Уж кто-кто, а Сайлан не выглядела дурой, которая смотрит на мир через розовые очки и видит в предстоящем браке только роскошь, счастье и самого желанного мужчину Северных земель в придачу. Да, конечно, встретит он её с распростёртыми объятиями, сразу же забудет весь свой гарем, а в свои покои будет вносить исключительно на руках. Вы только лепестки роз на простынь насыпать не забудьте! И хотя завладеть сердцем мужчины и толкнуть его на подобные глупости было возможным, Айрис слабо верилось, что это будет так просто. Даже если ты вся такая распрекрасная дочь самого влиятельного вампира Нерина.

Трудно было сказать, для кого этот брак был более выгоден. Для Лэно, которые, наконец, начали возвращать своё влияние и укрепили своё положение, породнившись с императорской четой, или же для Виззариона, который заключил эту сделку ради голодающих у своих стен. Одно Айрис знала наверняка: даже если императору и нужен этот брак, «дневных вампиров» во дворе не особо ждут. С ними не будут сюсюкаться и целовать в пятки, уж не из собственного желания так точно. Одному Бэлатору известно, как наложницы воспримут пополнение в их змеином семействе, и как служанке будущей императрицы придётся отдуваться за свою госпожу. Наложницы под страхом смерти не посмеют тронуть жену Шейнира, как бы им не хотелось повыкалывать ей глазёнки. Но её служанка — другой разговор.

Вы правы, моя Госпожа, — чуть поклонившись, вампирша одарила красноволосую мягкой улыбкой, поддерживая этот спектакль. Оставалось лелеять надежду, что Ледарре действительно просто начала играть на публику и Айрис не ошиблась в ней. От сохранности шеи её госпожи зависела и её жизнь, в то время как Лерман могли прихлопнуть на углу, а этого никто и не заметит. Ей слишком много предстояло сделать, чтобы так легко расставаться с жизнью из-за наивности какой-то девицы. Засидевшись под крылом Селениусов, во дворце Айрис планировала поднять голову и окрепнуть, а не разбиться с высоты.

Буду ждать Ваших указаний, Госпожа, — девушка снова склонила голову, присев в реверансе в знак прощания. Ей ещё предстояло многое узнать о той, кого ей предстояло сопровождать и оберегать, но после первой встречи осталось приятное послевкусие. В будущей императрице она не увидела ни полоумную садистку, ни наивную дурочку, а значит, был шанс, что они не вылетят из дворца, стоит им только к нему привыкнуть.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [20.11.1082] Огонь, вода и медные трубы