Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Лето 1072 - ...] Эра безмолвия


[Лето 1072 - ...] Эра безмолвия

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

https://i.pinimg.com/564x/fb/21/e3/fb21e35f4aadc34193e671b643eed254.jpg


Скриб | Хиллари

Начало лета 1072

Северные земли, Мирдан

Связанные эпизоды:
[Конец зимы 1072 -...] В основном почти мертвы, но не совсем

Вереска волны, печальны холмы…
Что впереди… Лишь дорога, дорога…
Скоро пройдем через двери зимы —
Вдруг и совсем не заметив порога.
Ждать уж недолго — безжалостный снег,
Что позади я оставил, укроет.
И не сомкнуть тяжелеющих век,
И вспоминать очевидно не стоит.

[sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][status]Дитя человеческое[/status][nick]Хиллари[/nick]

Отредактировано Клир (31-12-2021 16:59:29)

+2

2

Объяснение пророчества будет болью. Это как смотреть прямо на солнце. У вас же болят глаза, если смотреть прямо на солнце? Хоть ты и не можешь нормально посмотреть прямо на него, ты все равно знаешь, где оно за счет его света вокруг. Будущее - это солнце. Пророчества - это солнечный свет вокруг тебя.
— Обеты данные во тьме, желания родившиеся в искрах неведомого…- голос Клир звучал в голове Скриба, - ...захлебнутся в крови детей Бэлатора, станет пылью на его сапогах. Кровь свяжет. Кровь будет гореть. Кровь сожжет. Кровь будет говорить, там где бастард сына Люциана, братоубийца не сможет более кричать от боли.

Холодно.
Первая оформившаяся в голове мысль принесла дискомфорт. Мужчина одновременно осознавал себя и нет. Сомкнутые веки жгло огнем, мужчина застонал. Он лежал на полу, прямо под лопатками мешал обломок доски. Мужчина заерзал, повернул голову налево, повернул направо. Согнул ногу в колене, будто надеясь опереться на нее. Взмахнул руками в неопределенном жесте.
Больно.
Мужчина открыл глаза и полностью осознал себя.
Через хриплый стон Скриб нашел в себе силы сесть. Тело болело. Тупая тянущая боль от макушки до пяток. Скриб осмотрелся мутным взглядом: кругом творился хаос. Скриб лежал на улице, в сотне метров от пожарища склада, но и тут пахло горелым деревом и маслом, горячим камнем и жареным мясом. Даже в этой сотне метров валялись какие-то обломки, какие-то осколки и тряпки.
"- ...захлебнутся в крови детей Бэлатора…"
Скриб посмотрел на свои побледневшие трясущиеся руки: чужая кровь присохла к коже.
"- ...кровь будет гореть. Кровь сожжет…"
Кончиками пальцев ревенант медленно и осторожно ощупал свои щеки, скулы, подбородок, губы - то, что от них осталось. Кожа явно лопнула, покрылась бугристыми неровностями. Касаться долго и сильно больно, пока это все, что Скриб смог ощутить. Одноглазый вампир использовал на нем заклинание крови и выжег половину лица.
"...Кровь будет говорить, там где бастард сына Люциана, братоубийца не сможет более кричать от боли…"
Руки слушались плохо. Но Скриб кое-как смог открыть рот - кожа в уголках губ мерзко натянулась, - и засунуть туда два пальца. Нет. Языка нет. Ему не привиделось это в пыточном бреду. Тот одноглазый бэлаторов сукин сын действительно выжег ему язык.
Шок. Рука Скриба безжизненно повисла. Мужчина уставился в пустоту перед собой, пытаясь справиться с шоком.
А где…
Клир? Скриб подобрался и нервно заозирался по сторонам. Интуитивно он позвал женщину, громко, требовательно и нервно, но вместо звука имени изо рта донеслось бессвязное мычание. Еще попытка - тот же результат. Скриб обхватил голову руками и сжал зубы.
Кроме осознания себя начала возвращаться память. Он вспомнил, как они с Клир добили врагов. Тех, на кого демон охидилась не один десяток лет. Он вспомнил, как одно неосторожное действие начало уничтожать все вокруг, пожирая огнем. Он вспомнил, как они с Клир пытались пробиться друг к другу через огонь из самой Бездны. Как предостерегали друг друга, звали, тянулись - и это все за жалкие секунды до взрыва. Скриба шарахнуло на ярус ниже, в сточные каналы. Где смердело гнилью, а крысы пировали на трупах сливаемых туда неудачных экспериментов. Ему удалось выбраться, даже попасть туда, где он последний раз видел Клир. В зале, полном копоти и гари, он не обнаружил тела, что походило бы на ее. И дальше, и дальше. Скриб рыл, искал эту женщину, до изнеможения. Несколько раз его вырвало желчью из-за забитых дымом легких. Благо для ревенанта, в вампирских трупах тут не было дефицита. Как только Скриб начинал чувствовать измождение, он просто как псина бросался на еще теплое тело, высасывая жалкие остатки жизни. Именно они помогли ревенанту обойти тоь максимум помещений лаборатории в поисках Клир. Ровно до момента, пока ноги не начали отказывать. Он подволакивал их, сгибая руки и прижимая их к торсу, когда выходил на улицу. Скриб еще не пришел в себя после пыток, он наглотался дыма и почти не соображал. Но точно уверен, что так и не нашел тела Клир.
Жива. Возможно, она еще жива - это были последние мысли ревенанта перед тем, как мир погрузился во мрак.
Сейчас Скриб сидел, держась за голову, тяжело прерывисто дыша и глядя в пространство округлившимися от ужаса глазами. Он не знал, сколько провел без сознания: серое северное небо не давало порять, рассвет сейчас или наоборот, вечер. Скриб уцепился мыслью, что Клир не осталась в катакомбах, что она где-то снаружи. Надо найти. Надо рыть. Он еще раз посмотрел на свои руки: тот одноглазый уничтожил его одежду. Нужно найти новую. И оружие. Да, вампиры тоже могли уцелеть. И тряпку. Или бинты. Холодный воздух неприятно раздражал изуродованное лицо. Надо все это найти и продолжить поиски Клир.
[nick]Скриб[/nick][status]все равны, когда мертвы[/status][icon]https://d.radikal.ru/d35/1911/f3/b3ad46a65b8d.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

Отредактировано Джейсон (11-12-2021 04:03:45)

+1

3

Поиски.. Демон будто растворилась, не оставив следов.. Или же эти следы были уничтожены, в поднявшейся панике. Однако именно благодаря этой панике никто не обратил внимание на ревенанта - просто еще одно тело. К тому же лежащее где-то в обломках - едва ли кто-то вообще его заметил.
Склизкий свет на горизонте, все же оказался рассветом. Впервые за многие годы, он спас ревенанта, разгоняя врагов, которые могли наткнуться на него и добить. Будто Смерть платила за использование его тела, возвращая из мертвых, давая новую жизнь, позволяя прожить еще на день дольше.
Зачем-то.


В следующий раз сознание покинуло Скриба уже в лесу. Но это забытье уже не было таким безвозвратным и пустым. Охотнику снились.. Нет не сны, лишь обрывки видений. Опять пожар, опять размеренный голос одноглазого вампира, опять истерический, разрывающий барабанные перепонки демонический крик.
Но перед тем как сны исчезли, ему привиделось лицо замотанное в тряпье. Два больших голубых глаза, испуганно уставившиеся на него. Они будто выбивались из общего ряда липких снов. Может быть он видел себя?


- С пробуждением - поприветствовал его откуда-то напряженный низкий мужской голос - Только спокойно, парень, мы не враги..
На Скриба смотрел черноволосый мужчина средних лет с короткой седеющей бородой. Незнакомец был внимателен и натянут как струна, видимо он ожидал, что лежащий перед ним выкинет что-нибудь как только осознает происходящее.
Каким-то образом охотник перенесся в пещеру. Больше не было вокруг летнего северного леса и издевательски приветствующих рассвет птиц. Только приятный полумрак и люди..
Кроме сидящего перед ним на корточках мужчины, одетого скорее как воин или охотник, чуть поодаль было еще несколько человек, точнее детей - двое мальчишек в старых, штопанных, но тщательно выстиранных рубахах, штанах и даже какой-никакой обуви, и судя по чуть более длинным, почти по плечи, густым волосам, голубоглазая девочка постарше, в таких же лохмотьях, как и другие. Они все уставились на Скриба широко распахнув глаза, хотя было видно, что при малейшей опасности они готовы бросится прочь.
- ..Ты в лагере. Здесь нет вампиров. Здесь только люди - продолжал мужчина, явно стараясь проговаривать слова отчетливо и ясно, пытаясь четко и по возможности быстро донести информацию выходящему из бреда ревенанту.
Пещера была явно обжитой. Повсюду лежали какие то вещи, было чисто и немного прохладно. Скриб лежал на не очень удобном, но все-таки набитом сухой травой тюке, укрытый чем то вроде старого одеяла.
Он был переодет в какие то простые вещи, а половина головы была забинтована на месте ожога, так, что глаз был полностью закрыт. Другие незатянувшиеся раны тоже явно были обработаны и промыты.

[sign]Кто говорит, что ловить Вампиров сложно - тот никогда не охотился на кабана.
Вы вообще видели их клыки?
[/sign][icon]https://i.imgur.com/48Ktq2n.jpg[/icon][status]Ревенант-охотник[/status][nick]Демиан[/nick]

+1

4

У людей нет инстинктов - этот научный факт пока не известен в Рейлане. Но действия Скриба, когда тот открыл глаза, нельзя назвать иначе, чем инстинктивные. Мужской голос дал понять, что ревенант тут не один. "Опасность!" - завопило еще не очнувшееся сознание. Скриб дернулся рукой к поясу, пытаясь схватить меч или кинжал, чтобы отбиваться, но оружия не оказалось. Наемник рывком сел и быстро подобрал ноги, отползая назад и оглядываясь, как зверь в клетке. Он не был напуган - откуда Скриб вообще знает, что не напуган? Откуда ему известно, как ощущается эта эмоция? - он был сбит с толка. События до этого момента стали смазанным цветным пятном. Он… он точно мог сказать, что убивал вампиров. И это не удивительно. Но как Скриб здесь оказался?
Детишки поодаль едва ли выглядели уверенными и вряд ли чувствовали себя защищенными. Три пары глаз пялились на него, словно ждали, что наемник вскочит и вцепится зубами им в глотки. А вот мужчина рядом… Скриб не знал этого… человека… но было в нем что-то неуловимо знакомое.
Скриб отдышался, глядя мужчине напротив прямо в глаза. Отдышался, убедился, что его не собираются атаковать. И усталость с новой силой накатила на ревенанта. Он тяжело выдохнул и тихо простонал, закрыв рукой незамотанный бинтами глаз. Устал. Очень.
Наемник по имени Скриб продолжал осматривать пещеру, людей в ней… стоп. Скриб прищурился. Потянул пальцем бинт в сторону, чтобы посмотреть на мужчину напротив двумя глазами. Он не человек. И не вампир. И даже не гуль. Глаза Скриба расширились. Он… он удивился? Сколько десятков лет назад Скриб последний раз встречал подобного себе? Он не помнил. Да это и не важно. Наемник обернулся на детей. Они такие же. Фойрр, дети-ревенанты. Захотелось сплюнуть, но понимание, что рот перемотан бинтом, остановил.
Скриб снова уставился на мужчину. Скриб мог бы поклясться, что этот мужчина похож на его отца… если бы Скриб помнил четко его лицо. Но этот ревенант не был отцом Скриба. Еще когда он был Ивейном, Скриб своими глазами видел, как убили его отца.
"- Как тебя зовут?" - попытался спросить он, но на первом же слове голос утонул в мычании. Ах да. Ему же отняли язык. Скриб силился вспомнить, как это случилось, но не мог. Просто почему-то отсутствие языка принялось им как факт. Придется привыкать.
Скриб ткнул указательным пальцем в мужчину и слегка кивнул, будто спрашивая имя. А следом, поняв, что все еще истощен, двумя пальцами у рта изобразил характерный жест, будто опрокидывает в себя рюмку пойла. Мужчина напротив должен понять, что Скриб попросил о крови.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

5

- Спокойно-спокойно! - охотник поднял примирительно левую руку ладонью вверх. Но было видно, как его корпус чуть повернулся, чтобы в случае чего было удобно выхватить кинжал из-за пояса.
Однако, когда Скриб чуть успокоился, сидя вжавшись в стену, бородатый мужчина расслабился немного и даже улыбнулся, давая ему время рассмотреть, где он и кто с ним.
Дети шарахнулись в сторону, но не сбежали. Девочка вдруг даже нахмурилась, будто бы разочарованно.
- Мы перевязали раны, тебе очень сильно досталось. Как смогли мы отпоили тебя кровью, но..- продолжил отчетливо проговаривать незнакомец, в ответ на движения рук, но уже более спокойно. Видимо, он надеялся, что его слова сами по себе тоже помогут Скрибу очнуться
Когда из рта охотника на вампиров вылетело невнятное мычание, мужчина сочувственно покачал головой.
- Не пытайся разговаривать, это только будет причинять боль.. - поняв что нападать ревенант не собирается охотник поднялся, опершись руками и колени.
Голубоглазая девчонка вдруг резко развернулась и вышла куда то прочь, будто бы картина ее не устроила. Мальчикам, очевидно, все еще было смертельно любопытно, но одного она потащила за руку, а второй с неохотой поплелся за ними.
– Нил, - окликнул вдруг ребенка охотник, делая шаг в его сторону - Передай маме, пожалуйста, чтобы она выделила пол пайка прямо сейчас. Скажи, что я попросил.
Мальчишка кивнул и зашагал быстрее, периодически оглядываясь и цепляясь интересующимся взглядом за перебинтованного пленника.
– Я - Демиан. - разобравшись с делами ответил охотник, подходя к столу из необработанных деревяшек, явно самодельному, на котором лежала тряпичная сумка - Да, понимаю, ты голоден - он вздохнул и достал из сумки крохотную флягу, затем откопав где-то в мешке под столом небольшую деревянную глубокую миску - Честно говоря, тебе вообще повезло, что мы нашли тебя, с такими ранами обычно не выживают. Даже такие как мы - он говорил об этом так, будто ревенанты были обычным явлением, всем очевидным. Демиан, стараясь не пролить ни капли, налил в миску содержимое фляги. Пещера наполнилась запахом крови. Он подошел к Скрибу и передал проклятое Бэлатором пойло - кровь была слишком не свежая, но это была кровь вампира, вне всякого сомнения.
- Прости, больше дать не могу. - он пожал плечами, затем снова вернулся к сумке, ища что-то - Мы не можем позволить себе тратить много на чужаков, которые, к тому же, выглядят так, будто их выплюнула Бездна - он грустно усмехнулся. Затем достал из сумки две полоски вяленого мяса и тоже принес Скрибу. Полоски слабо, но различимо пахли вампирской кровью. - Но если будет совсем невмоготу, вот, возьми. - Он улыбнулся - голод не утоляет, но может притупить его на время. - Демиан снова вернулся к столу, продолжая общаться с охотником, прекрасно понимая, что тот едва ли может ответить.
– Пока ты еще очень слаб, но даже на нашем пайке восстановишься со временем. Пока что спи - здесь тебе ничего не угрожает – Это моя пещера, тебя побоялись положить с ранеными, поэтому никто тебя не потревожит
Тут снова появился мальчишка, он осторожно, чтобы не пролить нес миску полную крови, нес аккуратно, будто выполнял самое важное поручение на свете.
- Спасибо, Нил - Демиан принял амброзию и поставил на стол, накрыв деревянной дощечкой
- Демиан, можно я останусь? - стал канючить пацан
- Проваливай, - мягко велел охотник, подталкивая его к выходу.
Разочарованный Нил ушел, а Демиан повернулся к Скрибу и серьезно взглянул на него.
- Та миска что принес Нил это тебе до завтра, не выпивай все сразу - сказал он - Можешь оставаться, пока не придешь в себя. Очень надеюсь, что ты не доставишь нам проблем. - в последнем была внезапная и едва уловимая нотка.. Не угрозы, но предупреждения.

[sign]Кто говорит, что ловить Вампиров сложно - тот никогда не охотился на кабана.
Вы вообще видели их клыки?
[/sign][icon]https://i.imgur.com/48Ktq2n.jpg[/icon][status]Ревенант-охотник[/status][nick]Демиан[/nick]

Отредактировано Клир (12-12-2021 11:30:06)

+1

6

Истощен физически, магически и морально. Скриб не помнил событий, из-за которых оказался… где он оказался? Он не знал. Не знал не просто место, а материк или остров. Судя по количеству ревенантов разом в одном помещении… кхм, пещере, это или Остебен, или Северные земли. Кажется, Скриб был в Остебене. Информатор должен был свести его с заказчиком… а что дальше? Обрывки воспоминаний, кровавая жатва Безымянному, море огня и женский голос, произносящий что-то похожее на пророчество и навзрыд кричащая его имя.
Скриб дернулся, когда девчушка резко встала, будто все еще ждал атаки. Но расслабился, как только дети покинули пещеру. Он вытянул ноги и снова уставился на мужчину. Пузырек с капелькой жизни Скриб принял с благодарностью, чуть кивнув. Медленно, очень медленно, ослабил бинты, шипя и скалясь от любого легкого касания к обгоревшей коже. Едва ли сейчас можно угадать, как ревенант выглядел до этого.
Зачем Демиан делает это? О каких раненых, с которыми Скриба побоялись положить, он говорит? Пустой пузырек оказался на полу, а бинты снова закрыли половину лица.
У него много вопросов, а произнести их он не в состоянии. Скриб сложил большой, указательный и средний пальцы вместе, будто держа что-то, и витиевато повел кистью, будто имитируя росчерк пера или угольного карандаша. "Писать?" - спрашивал он.
- Ты умеешь писать? - Демиан явно был удивлен. Мужчина нахмурился, размышляя, потом снова подошел к мешку под столом и вскоре вытащил оттуда деревянную ложку, затем вернулся к тюфяку и протянул Скрибу. Ручка вполне была способно выводить буквы на земляном полу - Хорошо, что я смогу прочесть - хмыкнул бородач.
Скриб ухмыльнулся в ответ. Это простое действие отозвалось болью. Он проводил взглядом мальчишку, что принес еще пайка, - пайка? - и снова посмотрел на Демиана. Скриб кивнул в сторону выхода и указал пальцем на мужчину. "Твои?". Скрибу нужно было знать, действительно ли еще существуют где-то такие же семьи, как была когда-то у него.
Охотник не понимающе посмотрел на чужака и кивнул на пол
- Пиши раз умеешь.
Скриб закатил глаза и с трудом удержался, что не цыкнуть недовольно. Он крутанул ложку в руках, прикидывая, как лучше взяться, чтобы использовать ее вместо карандаша.
"Дети твои?" - криво медленно выписал он на земляном полу.
Охотник с высоты своего роста, отрываясь он бытовых дел заглянул в написанное
- Нет, Люциан отвел - рассмеялся Демиан. - Здесь живет несколько семей и те, кто вовсе остался один. Одному ведь в горах не выжить - от отвернулся, послышалась беззлобная усмешка - ты то вон, не выжил, что говорить о детях.
Значит, и правда комунна. С ума сойти, такие и правда все еще существуют. Скриб пару раз моргнул удивленно и выдохнул с облегчением, будто получил весть о здоровье дорого друга.
А вот что значит "ты не выжил"? Скриб прищурился с недоверием. Как не выжил, когда вот он сидит, вполне осознающий себя, теплый и даже в состоянии шевелиться и рассуждать?
Писать длинными предложениями на полу ложкой неудобно. А от того Скриб снова нацарапал короткое: "Где мы? Какие горы?" - это предложение заняло чуть больше времени, рука пару раз соскользнула.
Мужчина покосился на написанное.
- Ты все еще в Северных землях, если ты об этом - он помедлил, задумчиво складывая в сумку охотничье снаряжение - простые селки, какую то пахучую приманку. Демиан будто думал доверять чужаку информацию о точном местоположении лагеря или нет. Они еще могли выправить его обратно с мешком на голове так, чтобы этот немой и не узнал где он был - Ты охотник на вампиров? - вдруг спросил он - Прости мое любопытство - он нахмурился задумчиво - Ты был весь в вампирской крови, когда тебя нашли. Да и воина я отличить могу. К какому клану ты принадлежишь? Вокруг столицы их немного осталось.
Глаза Скриба удивленно распахнулись. Он не помнил, как попал в Северные земли. Совершенно точно последнее его четкое воспоминание: он в Остебене, в трактире, договаривается с информатором о встрече с заказчиком. А дальше все очень и очень нечетко, будто кто-то вымочил страницы с воспоминаниями в воде и скомкал их. Он помедлил, глядя на свои руки. Затем нестолько раз шкрябнул стопой по полу, стирая написанное.
"Мой клан мертв," - новая фраза. Скриб махнул рукой, будто дополняя, что мертв давно. Ему не доверяли здесь, это логично. А от того информация от Демиана заведомо неполная. Да и сам Скриб, чего уж, не доверял этому мужчине. Что забавно, в этом взаимном недоверии было что-то приятное и напротив, дающее… дающее какую-то уверенность?
Демиан кивнул и какое то время задумчиво молчал.
- Но ты все еще охотишься, я полагаю?
Наемник медленно кивнул. Он не станет называть родовое имя. Ограничился коротким "Скриб" на земле и указанием себе на грудь.
Ревенант не сразу понял написанное, но потом догадался
- Это твое имя?  - не дожидаясь ответа - Как тебя угораздило так вляпаться. - он пристегнул себе за спину длинный охотничий лук - Пойми правильно, если вокруг рыщут вампиры, или кто-то пытается найти именно тебя - я хотел бы об этом знать. Вокруг и так последние дни откуда то вылезло полчище гулей. Пока мы с Хиллари тащили тебя сюда, один такой чуть ее не сожрал.
Слово "гуль" немного распрямило одну из смятых страниц в памяти, но не достаточно, чтобы четко увидеть написанное. Скриб пожал плечами и мотнул головой: "Не знаю". Он положил ладонь себе на затылок и зажмурился. Еще раз мотнул головой, показывая, что не может вспомнить. И Скриб отлично понимал, что такое его поведение доверия к нему не добавит. И ревенант не знал, радоваться или наоборот, расстраиваться, что собрат не слышал его имени.
Демиан не пристально, но внимательно смотрел, как Скриб хватается за голову. Ревенант нахмурился
- То есть - он опять начал говорить вкрадчиво и напряженно - ты хочешь сказать, что не знаешь, кто вырвал тебе язык и избил до полусмерти? Я не очень разбираюсь в магии, но готов поспорить ожог на твоем лице не от огня, он совершенно не похож.
Как выглядит его лицо теперь Скриб не знал. Он пожал плечами с удивительно безразличным видом. Он устал. В голове раз за разом прокручивался женский голос, слова про кровь и огонь, но четкого представления, что значат слова у Скриба нет. Как и нет желания выкорябывать всю ту длинную речь на полу, чтобы дать Демиану понять хоть что-то. Скриб развел руками в стороны и замотал головой, одновременно говоря, что не помнит и извинялся за это. Просто так, с историей, которая ни о чем не говорит, его здесь не оставят. Да, Скриб устал и изможден, вряд ли он сейчас представляет угрозу. Тем не менее. Наемник выставил руки вперед со скрещенными запястьями, будто соглашаясь, чтобы его связали - ведь Демиан явно куда-то собирался, а со Скрибом, с которым еще не понятно, свой он или чужой, не оставишь присматривать тех детей. Всем им, сколько бы ревенантов тут не было, будет спокойнее, если чужака свяжут. Этот жест заставил манжеты рукавов задраться и обнажить следы от кандалов. И не просто от кандалов, совсем свежие. А по тому, как повреждена кожа, видно, что Скриб вырывался. Он и сам удивился такому зрелищу.
Охотник вздохнул
- Фойрр побери, не могу понять врешь ты или нет, а поверить в такое достаточно трудно, но в любом случае - он улыбнулся - отделали тебя взаправду, тут даже спорить не буду, а у нас не принято выгонять раненых, тем более своих, поэтому пока что выбора, похоже, нет.
Демиан с интересом смотрел, как Скриб разглядывает следы на запястьях, потом вздохнул еще раз и мотнул головой. Мужчина опять задумчиво замолчал, заматывая полосками чистого тряпья себе лицо и руки
- Нет, связывать я тебя не буду. Будет достаточно того, чтобы ты не выходил отсюда - еду и питье тебе принесут, я попросил об этом, утолить Голод ты тоже сможешь - он кивнул на миску на столе 
Он еще раз проверил снаряжение и закинул сумку на плечо.
- Сейчас уже рассвет, поэтому ложись отдыхать. Мы здесь соблюдаем строгий режим - он улыбнулся - Постарайся что-нибудь вспомнить.
Вспомнить не выходило. Разлитой на водной глади краской расплывались воспоминания. Туманные обрывки моря, запаха крови и серы, неясных слов и фигур, ощущения, которых Скриб не знал, но был уверен, что знает.
Восстановление проходило… ну, как обычно. Скриб много спал, просыпаясь четко когда кто-то заходил в пещеру. Ел, пил, сам менял повязки. К началу второго дня он перестал отлеживаться, начал ходить, разрабатывать уставшие затекшие мышцы. Каждый раз при смене бинтов он оглядывал тело, изучая следы, которые оставил неизвестный противник. Из пещеры Скриб не выходил, как и велел Демиан. Вопросы, желание перестать чувствовать себя пленником, интерес - всё толкало ревенанта выйти. Но тот еще слишком слаб. Если местные и правда посчитают его опасным - Скрибу не сдобровать. Магический резерв и тот восполнялся очень медленно.

Сколько точно дней прошло с тех пор, как Скриб очнулся в пещере, сказать сложно. Спал он вне зависимости от светового дня, да и не видел смену суток. Но постепенно Скриб начинал чувствовать себя лучше. Тело больше не жгло болью, лишь усталостью. Скриб привык к сложностям с пищей, а главное к тому, что у нее теперь практически нет вкуса. К этому моменту ревенант успел снова сменить повязки, только там, где еще не зажили раны, а главное найти удобное положение бинтов на лице. Принесенный девчонкой - … как ее там… Хелен? - паек уже съеден. Скриб, привалившись к стене, полудремал и ждал Демиана.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

7

За то время пока Скриб был на этом своеобразном “карантине”, Демиан приходил чаще всех, но в основном - чтобы поесть и выспаться - его матрац был в соседнем углу. Он не всегда уходил днем, видимо был какой то график дежурств. Значит ли это что кроме него были другие охотники?
Ну как охотники.. Очень скоро стало понятно, что Демиан не охотится именно на вампиров - он сам рассказал Скрибу об этом. - мужчина был просто охотником. Он всего лишь добывал пищу и патрулировал окрестности, как и все в лагере, кто мог держать оружие. Вампиров он тоже ловил, но про это почти не рассказывал, хотя в общем с удовольствием беседовал - не докучая излишне, но понимая, как сложно чужаку отвечать, не давал диалогу угаснуть, будто хотел таким образом поддержать ревенанта, включая его в общение.
Впрочем, дефицит крови чувствовался - ее хватало, что называется, впритык - все, кого видел Скриб чувствовали себя хорошо, без видимых признаков запущенного Голода, однако если они ели так же как сам ревенант - этого было недостаточно, для комфортного существования.
Кроме Демиана приходили и другие, в основном женщины. Сколько всего в лагере было ревенантов (а все кто приходил к нему были ими), было неясно - сидя в этой “комнате”, можно было насчитать десять, но наверняка были еще.
Спустя день, похоже, детям разрешили тоже включиться, хотя очевидно, что они приходили посмотреть на раненого. Только голубоглазая девочка, не проявляла видимого интереса и даже не пыталась с ним заговорить. Она ставила перед ним провизию и уходила, иногда только сурово разглядывая Скриба, а если тот пытался как-то привлечь ее внимание - фыркала и уходила.
Демиан рассказал, что девочку звали Хиллари - именно она нашла ревенанта в лесу, когда вместе с охотником прочесывали округу - голубоглазая была уже достаточно взрослой, чтобы постепенно включаться в работу на общее выживание, и Демиан учил ее. Часто прямо в поле - на другое времени не было.

- Ты выглядишь гораздо лучше - улыбнулся Демиан,  вошедший в пещеру - Я поговорил со Гвеном - Скриб уже знал, что это староста лагеря - Он разрешил тебе сегодня прогуляться, если ты готов и будешь под присмотром.. - охотник не стеснялся и не извинялся за то, что они не доверяли ревенанту в полной мере. Это была вынужденная и справедливая осторожность, учитывая, что в остальном к нему относились как к равному - И кстати.. - он скинул сумку на стол, покопался в ней и достал небольшую плоскую деревяшку из гладкого черного дерева и кусок угля. С краю было выбито отверстие, в которое вставлен кусок бечевки - для удобного крепления.
- Это тебе от Хиллари. Сказала, “Чтобы не мычал, как умственно отсталый” - Демиан виновато улыбнулся - Все в лагере знают, что ты немой, поэтому недоразумений не будет. - он вздохнул - Правда не многие из нас умеют читать.

[sign]Кто говорит, что ловить Вампиров сложно - тот никогда не охотился на кабана.
Вы вообще видели их клыки?
[/sign][icon]https://i.imgur.com/48Ktq2n.jpg[/icon][status]Ревенант-охотник[/status][nick]Демиан[/nick]

+1

8

Наконец-то. Скриб ждал, когда уже местные позволят ему выйти без угрозы скорой расправы. Вступать в конфликт сразу не хотелось. Пока Скриб только понял, что эти ревенанты не из тех, кто служит вампирам, а значит, они не враги. И пока у еще не восстановившегося Скриба есть какая-никакая крыша, подстилка и еда - можно и потерпеть. Смиренное ожидание дало плоды, пусть и под присмотром, но ему разрешили выйти. Может, это хоть как-то поможет ревенанту сориентироваться.
Скриб кивал на все слова Демиана, соглашаясь и на конвой, и на тихое поведение. Наемник прекрасно понимал, для чего это делается. Он сам поступил бы так же.
А вот подарок - иначе это назвать нельзя, - удивил. Скриб принял дощечку с угольком и повертел ее в руках. Ах, да, это та самая девчонка, которую он видел, когда только очнулся, и которая несколько раз приносила ему еду. Скриб кивнул в благодарность. Это и правда облегчит им всем жизнь. Скрибу так точно.

Уютом пещера Демиана не отличалась. Не то, чтобы Скрибу это доставляло неудобства. Тем не менее, будучи раненым и изможденным, хотелось бы спать на нормальной койке. Прогулка же по общине с самого начала дала понять, что Скриб еще роскошно устроился. Коридоры пещер, где обосновалась община, были теплыми, сухими, обжитыми. Но все еще оставались пещерами. Тут пахло жизнью и огнем. Не всепожирающим пламенем, который то и дело виделся ему во снах, когда измученное сознание проваливалось в дрему, а теплым домашним очагом. Первый же встреченный ревенант, мужчина, внешне моложе Скриба и одетый, как Демиан, только еще скромнее, остановился, чтобы попялиться на чужака. Скриб тому лишь сдержанно кивнул, не зная, как интерпретировать взгляд нового поселенца.
Еще несколько мужчин и женщин смотрели на Скриба тем же взглядом. Не выдержав, Скриб достал дощечку Хиллари.
"- Не часто у вас пополнение происходит?" - показал он написанное Демьяну.
Если бы не каменные своды и магические и не очень факелы, то место и правда напоминало бы крохотную деревеньку. Мужчины и женщины, подростки и дети, все занимались каждый своим делом. Их явно не много, но у каждого своя роль. Это… радовало?
На очередном широком пространстве пещеры, откуда расходились с пяток коридоров, и где скопилось почти десяток ревенантов, Скриб приметил ту девушку, что передала ему дощечку. Она тащила какой-то бочонок, что высотой доходил ей едва ли до середины бедра, но явно был тяжёл. Скриб подумал пару секунд и остановил Демиана. Жестом он попросил мужчину подождать, а сам развернулся и зашагал к Хиллари.
На очередном ее "уух!", когда пришлось поставить бочонок на землю, чтобы передохнуть, Скриб перехватил ее. Он привлек внимание девочки, слегка помахал ей рукой, будто не смело. Показал на дощечку у себя запазухой и медленно кивнул, говоря "спасибо". А следом хлопнул по бочонку ладонью и мотнул головой, спрашивая, куда эту тяжесть отнести. Ему стоит показать благодарность.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

Отредактировано Джейсон (12-12-2021 19:11:08)

+1

9

Не сказать, что прогулка выглядела как канвой, хотя фактически им являлась. Демиан устроил Скрибу экскурсию, показывая где кто живет в пещерах, кто чем занимается. От работы отвлекать никого не хотелось, поэтому знакомить ни с кем пока не стал - о Скрибе и так все знали, а он со временем разберется кто есть кто.
Хотя конечно любопытные лица то там то тут высовывались, как бы “случайно” натыкались на гуляющих.
- Не очень - в ответ на написанное сказал охотник - У нас бывают новенькие, различные беглые ревенанты, но нас сложно отыскать, к тому же.. - он взъерошил волосы на затылке - не часто битые жизнью наемники встречаются. Мы не лагерь спасения, мы просто пытаемся жить по человечески и не бояться, что мы умрем от голода или нас убьют вампиры или кто-то еще.

Хиллари работала. В общем ничего нового, но обычно ублюдок Бран не скидывал на нее таких тяжелых, в прямом и переносном смысле, задач. “Не нужно было подкладывать ему дохлую мышь в ботинок“ - скажете вы. Не нужно было в очередной раз стучать дежурной, что она отлучилась после отбоя - ответит Хиллари.
Но в любом случае - теперь она тащит эту вонючую бочку с маринованными грибами. А значит завтра Бран найдет под подушкой уже здоровую дохлую крысу.
От мыслей о том, где в пещерах живут самые здоровые крысы, Лиру отвлекло шевеление в поле ее зрения. Полная праведного гнева на всех и вся, она резко обернулась, готовая уже отправить  желающего поиздеваться в самые далекие из знакомых ей мест, но увидела перед собой того человека, которого пару дней назад открыла в куче медвежьего навоза в лесу. Он пытался поблагодарить ее, но в гробу она видала благодарности от слабака, который дал так сильно себя искалечить.
К Фойрру, пусть Бран сам таскает эти гребаные бочки! Она охотник, а не тягловой осел!
Девочка нахмурилась, природные веснушки, кажется, только добавили ей свирепости, взъерошила от раздражения рукой густую черную копну на голове и развернувшись к ревенанту спиной зашагала прочь, оставив Скриба вместе с бочкой прямо посреди прохода наедине

- Хиллари, кто дотаскивать будет? - крикнул ей вслед Демиан, но его менторский тон не произвел на девочку впечатления - она громко фыркнула и зашагала быстрее.
Тут ей на встречу выскочил маленький Нил, которого охотник видел в первый день своего пробуждения. Мальчик замер, увидев Скриба, а затем, достаточно громко произнес, обращаясь к подруге.
- Смотри, тот мычащий! - девочка что-то проворчав, отвесила Нилу подзатыльник, и схватив его за руку, под недовольные плаксивые протесты, потащила прочь,
Демиан страдальчески вздохнул.
- Не принимай на свой счет, парень - он похлопал Скриба по плечу - Ей сейчас сложно. - он запнулся, не став уточнять в чем заключается сложность - Но раз уж ты вызвался - он рассмеялся - дотащи вон туда - он указал на небольшую пещерку - поставь у входа. Это наверняка для кухни.
[sign]Кто говорит, что ловить Вампиров сложно - тот никогда не охотился на кабана.
Вы вообще видели их клыки?
[/sign][icon]https://i.imgur.com/48Ktq2n.jpg[/icon][status]Ревенант-охотник[/status][nick]Демиан[/nick]

Отредактировано Клир (12-12-2021 19:32:41)

+1

10

А он и не принимал на свой счет. Лишь пожал плечами и махнул рукой: ему все равно. Но на словах "ей сейчас сложно" нахмурился и мотнул головой в просто читающимся жесте: "Что сложно?"
А еще бросать вот так предложенную помощь тоже не дело. Скриб поступил, как и велел Демиан: взял бочонок и отнес, куда сказано. Неподъемный для девочки вес для Скриба оказался обычным. То есть, фактически, он вообще не почувствовал тяжести. Это радовало ревенанта. Он восстанавливался.

Следующие несколько дней Скриб старался приходить в себя. Он меньше спал, начинал двигаться. Когда Демиан возвращался с охоты или патруля, Скриб неизменно усаживался рядом с охотником и начинал расспрашивать того простыми короткими фразами об устройстве их общины. Не сказать, что Скриба это так уж сильно интересовало, но знать, в каких условиях ты находишься - полезная информация.
Еще через день под присмотром-конвоем другого ревенанта Скриб вызвался помочь с бытовыми делами. Здесь тоже прятался меркантильный интерес. Во-первых, Скриб так и не знал, в какой конкретно части Северных земель он находится и как отсюда возвращаться в Остебен. А во-вторых, наемнику нужна физическая нагрузка, чтоб проверить, как успешно идет восстановление.
Двое, или трое, Скриб все еще путался в днях, суток он активно помогал комунне, пытался общаться новым непривычным способом. С теми, кто умел читать, - письменно, а кто не умел - жестами. К нему все еще относились как к чужаку, но уже не сторонились, а тот мелкий мальчишка, Нил, перестал показывать на Скриба пальцем при встрече и называть наемника "тот мычащий".

И было почти хорошо и спокойно. Почти. Во снах он продолжал видеть пламя, кровь, перерезанные глотки и отрубленные головы. Женщина кричала, звала его. И весь этот простой мирный быт пусть смотрелся привлекательно, но все же каким-то неправильным.
На четвертые сутки Скриб проснулся отдохнувшим. В этот раз он снова привычно спал неглубоким чутким сном, поверхностным и прерывистым, каким всегда спал, чтобы быть начеку. Но при этом он отдохнул. Кости перестали болеть, шевелить губами Скриб мог почти без проблем.
"- Возьми с собой на охоту," - Скриб протянул Демиану, что собирался на очередную вылазку, дощечку с надписью.
Старик сначала недоверчиво щурился на Скриба, но каким-то чудом дал добро. Наемник получил не только одежду по-лучше и крепче, но Демиан даже дал ему какое-никакое оружие. "Лучше бы никакое…"- думалось тогда ревенанту. Нет, за оружием ухаживали, это видно. Но качество его… кхм.
Скриб как раз заканчивал наматывать свежие бинты на лицо, когда в отведенную Демиану и, пока еще, Скрибу пещеру заглянула Хиллари. Скрибу было все равно, но от чего-то ему хотелось прятать изуродованное лицо от детей.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

11

Демиан вдруг внимательно посмотрел на ревенанта. На мгновение в его глазах промелькнула какое-то беспокойное осознание, и тут же исчезло.
- Ее брат погиб. Буквально за пару дней до того как ты появился. Его загрыз гуль.


Демиан с удовольствием украдкой наблюдал, как Скриб втягивается в жизнь общины. Ему даже хотелось, чтобы ревенант остался - им бы не помешали крепкие руки, к тому же едва ли в лагере нашелся бы кто-то с таким опытом убийства вампиров. Нет, доверять чужаку все еще было рискованно. Если бы не вампирская кровь на его руках, он бы и не доверял.
Вообще мужчина и сам хотел рано или поздно взять Скриба с собой, но сегодня, был не лучший момент - Хиллари должна была быть с ним в дозоре, и если все-таки где-то ловушка, то..
Нет, вряд ли. Демиан неплохо разбирался в людях, как он полагал, и чем дальше тем больше он уверялся, что его новый сосед не хочет им зла, хотя то, что он появился в такое необычное время было не с проста, он чувствовал это, как охотник чувствует добычу. Скрывал ли Скриб что-то или действительно не помнил, это беспокоило Демиана. Сначала гули, которые неожиданной волной появились в окресностях. Потом вампиры, которых стало больше чем обычно. Затем этот ревенант.
Он не верил в совпадения.
Зато может Хиллари чуть успокоится. Девочка часто упоминала Скриба, однако так и не заговорила с ним, шарахаясь как дикий зверь, разве что не кусаясь. Она всегда была сложным ребенком, а после смерти брата на нее не жаловался разве что только сам Демиан. Да и то потому, что жаловаться все ходили к нему.
Но Гвен конечно будет в ярости.. Ой, да Люциан с ним.


Они опять выдвигались под утро. Хиллари, которая каждый раз с нетерпением ждала, когда Демиан возьмет ее с собой и избавит от возни с  назойливыми малышами, которые ходили за ней по пятам, еще до утренних сумерек была готова. Охотничий нож, лук (даже взрослый! Но руки после него каждый раз болели..), сумка с силками и стрелами и чистые обмотки - все было при ней. Она даже успела подкрепиться перед дорогой, хотя последнее время ей нужно было все больше крови - без нее очень болела голова, портилось настроение и ей казалось, иногда она слышит шорохи которых нет. А может быть просто мыши.
Когда она заглянула, чтобы поторопить старика, она как обычно проигнорировала сначала Скриба, как будто тот был мебелью, однако осеклась, когда заметила, что эта отбивная тоже заматывается, будто собирается идти с ними.
- Он что тоже идет?! - с пол оборота взьярилась девочка, выставляя Демиану претензии
- Да, Скриб тоже идет - игнорируя ее настрой спокойно ответил охотник, сделав акцент на имени. Говорить в третьем лице о присутствующим было неприлично и она это знала.
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

+1

12

Естественно, ему не рады. Скриб не помнил себя в этом возрасте, но в какой-то, довольно малой, степени понимал ее. Вот она должна была отправиться на настоящую взрослую охоту с наставником, явно умудреным опытом и знаниями. А тут хер с горы скатившийся портит все веселье. Тем не менее Скриб улыбнулся, - и это даже видно под бинтами, - и помахал девочке. В ответ получил презрительное фырканье, долгие уговоры Демиана оставить болезного здесь, ведь прока от него никакого. В перепалке Скриб не участвовал, продолжал методично собираться. Он не лез в спор даже когда девчонка открыто оскорбила его, насмехаясь над неопытностью охотника на вампиров. Что тот, кто должен убивать их естественных врагов, не имеет права так глупо и жестоко раниться. Скрибу плевать. Ему нужно проверить свое состояние.
Хиллари перестала возмущаться, только когда ревенанты вышли в лес. Она шла молча, надувшись, как ребенок, у которого отобрали любимую игрушку. Скрибу плевать. Девица хоть и оказалась с характером, но в силу возраста пока еще не такая невыносимая, как… как кто? На этой мысли Скриб остановился и уставился себе под ноги, пытаясь вспомнить. Пусто. За эту задержку Лир подначила Скриба, что тот испугался, но мужчина пропустил укол мимо себя. Надо вернуться мыслями сюда, в этот лес. Потом будет вспоминать.
Демиан был отличным охотником, Скриб это видел. Едва ли их со Скрибом имел смысл сравнивать, но двигался старик четко, без единого лишнего вздоха, как настоящий хищник. Скриб не отставал, пусть и был вымотан. Нужно успеть проверить силки, поставить новые и, глядишь, свежую дичь можно выследить.
Скриб шел совсем неслышимо, как и всегда. Он искал следы, отметины присутствия, шерудил руками по траве, заглядывал под кустарники...
- Там справа капкан стоит! Не суй туда лапы, а то у тебя станет на одну культю больше... - ворчливо, почти себе под нос.
Скриб замер на пару секунд, согнувшись над кустом. Медленно повернулся к девочке и пристально на нее посмотрел. А следом вздохнул с видом усталого родителя и закатил глаза. Хиллари нахмурилась и с почти искренней злобой в глазах показала ему язык.
Дитя, что с нее взять. Скриб не понимал, почему этот ребенок так на него реагирует и ему было плевать. Он не искал дружбы с малявкой. Ему нужно было доверие Демиана и старосты, чтобы те объяснили, что вообще происходит и где они. И, было бы неплохо, если помогли бы выбраться.
И вот уже несколько силков проверено, поставлены новые, когда Демиан и Скриб практически одновременно обнаружили следы животного. Копытного, травоядного - судя по общипанной буквально только что траве, - не слишком крупного. Луки наизготовку. Мужчины не сговариваясь притаились, слушая лес. А девчонка тем временем не то от небольшого ума, не то от перевозбуждения, вдруг закричала:
— Вот он! Вот он!
И тут же получила подзатыльник от стоявшего рядом Скриба. Не сильный, но ощутимый и неприятный. Орать на охоте нельзя. Это подтверждает молодая олениха, что показалась чуть поодаль на шум. Она картинно дожевала пучок травы и поскакала прочь от источников крика.
На охоте Демиан не настолько мягок, как дома, поэтому Хиллари привыкла получать подзатыльники, за критические ошибки.. Но то, что это сделал Скриб взорвало ее, как будто бы кто-то отпустил пружину
- Да как ты..! Да ты!  – она кинулась на него и начала колотить изрыгая проклятия – Ты - бесполезный кусок мяса! – шипела она – Я выцарапаю тебе глаза, чтобы ты еще и ослеп!
Удары девочки для Скриба были сродни шлепка младенца по попе, сразу после рождения, чтобы тот закричал. Он легко отодвинул от себя злую девицу, быстро занял позицию и отправил стрелу вдогонку убегащей добыче.
Когда Скриб отодвинул ее с видимой легкостью, Лира разозлилась еще больше, попытавшись ударить его по голени.
Демиану пришлось оттаскивать девочку от ревенанта. Он хорошенько тряхнул ее за шкирку
- Ты что, совсем забыла где мы, Лира! - зашипел он на нее.
Скриб смотрел на двоих так удивленно, будто только что заметил их присутствие. Откашлялся в кулак и показал большим пальцем за спину: "- Добыча". Судя по звукам, далеко убежать она не смогла.
Хиллари вывернулась из захвата Демиана, униженная но непобежденная и посмотрела на Скриба так, словно он под ее взглядом должен был взорваться на кусочки.
- Хиллари.. - угрожающе одернул ее охотник.
- Просто скажи ему, чтобы не прикасался ко мне.. - тихо себе под нос проворчала девочка успокоившись.
Демиан сочувственно посмотрел на Скриба, во взгляде читалась “это безнадежно, просто не обращай внимания”
Скриб снова пожал плечами и развел руками, мол, он и не собирался, она первая начала. Ему вообще плевать, что о нем думает эта девчонка. Главное - еда. Скриб в этот раз более настойчивым жестом позвал двоих за добычей. Надо добраться до нее, убить и отнести в лагерь.
Демиан вздохнул и прошептал
- Я знаю эту тропу.. Посторожите здесь, если побежит обратно. Я сейчас вернусь.
Перед тем как скрыться в зарослях он грозно глянул на ученицу. При таком взгляде как то даже вспоминалось, что перед ними  бывалый суровый охотник, а не добрый дядюшка.
- Хил..
- Иди Дем.. - она махнула и отвернулась - Если этот неудачник не будет распускать руки, я тихо посижу.
Охотник почти слышимо страдальчески простонал и исчез.
Скриб проводил Демиана взглядом, а девчонку даже не удостоил им. Скриб потянулся, расправил плечи и уселся под ближайшей сосной ждать. Раз шишка, два шишка, три. Скриб выбрал три крупных шишки, россыпью валяющихся под ногами, и начал подкидывать их, будто жонглируя. Хиллари, усевшаяся тут же под деревом, на демонстративном расстоянии от ревенанта, надувшись смотрела на него какое то время исподлобья. Затем все же не выдержала и спокойно, но явно стараясь поддеть, почти неловко спросила:
- Ты что, в цирке выступал?
Скриб пожал плечами в ответ, продолжая подбрасывать шишки. Пока одна из них из его руки вместо траектории вверх не полетела в сторону - целенаправленно - в сторону Хиллари. Почему-то именно сейчас именно эта ситуация показалась ему забавной.
Девочка ойкнула, прикрываясь руками от шишки. Та отскочила и упала рядом. Черноволосая так удивилась, что даже не разозлилась а обиженно воскликнула
– Эй! Ты чего кидаешься! - затем подхватила “снаряд” с земли и злобно кинула его обратно, безжалостно промазав.
Скриб даже не попытался закрыться. Он ехидно захихикал, продолжая подкидывать оставшиеся в руках две шишки.
Девочка велась на очевидную провокацию с истинно детской легкостью. Насупившись и фырча как недовольная лисица, она швыряла шишки обратно, а потом уже нащупала и собственное “оружие” и тоже пуляла в ревенанта. Несколько раз даже попала.
- Хватит! Возвращайся в свой цирк! Да прекрати, слышишь ты! - она пыталась выглядеть суровой, но было видно что улыбка пытается пробиться сквозь серьезность, пускай она и усиленно сводит губы и хмурит брови, пытаясь не улыбаться.
В этой баталии не могло быть победителя. Это было откровенное дурачество и Скриб не понимал, почему оно его веселит. Но понимал ревенант кое в чем другом.
Он их заметил. Он заметил, что они заметили их. Веселость моментально исчезла. Скриб рывком подтянул к себе девчонку, оказываясь у нее за спиной и плотно прижал ладонь к ее рту, чтоб перестала громко выражать эмоции. Хиллари трепыхалась, царапала руку Скриба, пыталась укусить его пальцы. Но тот будто не замечал. Он слушал лес. И тех, кто притаился в нем.
По ощущениям охотника, совсем рядом не меньше трех вампиров. Было бы просто, будь Скриб в лучшей физической форме, с лучшим снаряжением и без малявки под ногами. Слишком много "но".
"Бежать," - оформилась мысль. Не к Демиану, нельзя его подставлять под удар. И не в лагерь - туда еще опаснее. Эта девчонка… Фойрр, что ж ты так не во время здесь. Он коснулся земли пальцами, ставя "Печать". И сорвался бежать прочь, в противоположную от Демиана сторону, предусмотрительно буквально ухватив девочку подмышку, словно та кукла, а не живое существо.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

13

Она не ожидала, поэтому, когда ревенант рванул к ней, даже не поняла сначала что произошло. Мерзкий вонючий ублюдок! Девочка была уверена, что теперь он похитит ее или того хуже - убьет. Конечно, все это время он притворялся добреньким и тихим… К горлу подступил ком, и какое-то слишком яркое разочарование пронзило сердце, от чего она начала особенно яростно сражаться за свою жизнь - царапаться, кусать, кажется даже до крови.. На глаза навернулись слезы.
Почему она вообще решила, что он на их стороне?
Тут Скриб сорвался, убегая прочь, поднимая ее, будто она ничего не весила, он все еще не позволял ей кричать, поэтому даже позвать Демиана не выходило. Страх становился все сильнее, но тут она почуяла, когда они зашли с подветренной стороны.
Вампиры.
Запах кровососов ударил ей в нос и тут же отрезвил. Она поняла, что Скриб пытается бежать, оставаясь на уровне кустарника, шаги были тихими и мягкими. Ей на мгновение стало еще страшнее, потому что видимый враг куда понятнее чем тот, кто скрыт от глаз. Девочка обмякла и перестала вырываться. Скриб быстро нашел место где можно укрыться от глаз противников, а понял, что она больше не сопротивляется - отпустил голубоглазую, та испуганно посмотрела в сторону, где были хищники и затихла, как зверек. Что-что, а красться и скрываться она умела.

Вампиры что-то услышали или почуяли - патруль кровососов разделился, расходясь в противоположные стороны. Враги втягивали носом теплый дневной воздух, пытаясь вычислить прячущихся.
Хиллари быстро прокручивала в голове варианты. Они могли сбежать, наверное могли, но Демиан..Он вернется и начнет их искать. Фойрр побери, она ни за что его не бросит. Если еще и он погибнет.. Нет, нет, не вариант.
Можно было увести их в другую сторону, в конце концов их было двое - один мог предупредить старика, другой запутать вампиров в лесу и сбежать.
Только вот была одна проблема.
- Ты должен предупредить Демиана - быстро зашептала она - Я хорошо знаю этот лес - ты нет. Я уведу их, заведу в болото. Я быстрее их - честно говоря, в ее голосе не было уверенности, но вот решимости - хоть отбавляй. - Пожалуйста. Иначе они убьют его - она с мольбой посмотрела на Скриба. Этот вариант был самый правильный. Даже если ее поймают, пускай от мысли об этом по спине и бежали холодные мурашки, а руки холодели от ужаса, но тогда семья не потеряет двух взрослых охотников, в лагерь не проберуться вампиры. Лира - самая малая жертва, которую можно принести. К тому же - шанс сбежать у нее все-таки был.
Было страшно, но Эвар учил ее преодолевать страх. Не важно боишься ты или нет, важно насколько страх влияет на тебя.
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

+1

14

Им удалось оторваться от погони, которая так и не началась толком. Скриб бежал не очень быстро, когда Хиллари в его руках брыкалась и пыталась выбраться. Своими действиями она мешала, а Скриб не мог даже пояснить, в чем причина резкой смены настроения. Но вот девчонка и сама смогла учуять причину скорого побега. Причину, которую Скриб чувствовал даже сквозь бинты. Запах вампиров.
Почему-то принято считать, что вампиры наряду с ульвами - лучшие охотники. Подобно волкам, они могут чуять свою добычу на много километров. У ревенантов обоняние было не столь острым, но многим из них хватало. Хватало даже больше, чем вампирам. Потому, что вампиры существуют, чтобы убивать. А ревенанты - чтобы убивать убийц.
Девчонка в руках Скриба обмякла и даже будто прижалась к нему, пытаясь из неудобной позы обхватить наемника руками для лучшего сцепления. Видимо, поняла. Молодец, девочка. Теперь побег дался на много проще.
Скриб вывел их на глухие заросли, где Лира могла схорониться среди густой растительности и переждать атаку. Наемник усадил девчонку и жестом приказал быть тише воды, ниже травы. Но Хиллари вдруг его остановила. Она заговорила.
Она лепетала что-то о спасении и помощи. Она пыталась храбриться, но видно, что она напугана и не уверена в своих силах. "Я смогу. Сделай так, как я прошу. И все будет хорошо". Скриб моргнул, откладывая начинающую оформляться мысль из своей памяти. Он резко снова дал девчонке не больной, но обидный подзатыльник, приводя ее в чувство. Сейчас ему плевать на девку, но Скриб еще в состоянии, когда пытается заслужить доверие общины. Нельзя потерять ее на первой же охоте.
Мужчина нахмурился, грозно и угрожающе. Он повернул руку раскрытой ладонью вверх: на кончиках пальцев заплясало пламя. Первый раз за время, что Скриб провел в их комунне, он показал кому-то свой магический дар.
Скриб сделал шаг назад и пяткой на земле прочертил линию и скрестил руки: "Дальше тебе нельзя". Он показал пальцем на Хиллари, а следом на землю под ногами и топнул: "Ты здесь". Сделал шаг за линию, глядя девочке в глаза и характерным жестом большого пальца у горла показал опасность. Все так же не отрывая взгляда своих голубых глаз от голубых глаз Лиры, он отсчитал пять шагов от схрона. Присел на корточки, коснулся пальцами земли, ставя "Печать", и рванул в ту сторону, откуда они с девочкой пришли.

Он еще не восстановился полностью, Скриб это чувствовал. Хотя бы в том, что кончики пальцев немели, когда он сжимал рукоять непривычного охотничьего ножа привычным образом. Проклятье, Скрибу нельзя сейчас сплоховать. По границе сознания шла мысль, что сейчас у него есть отличный шанс сбежать, но… от чего бежать? Его собратья не казались враждебными, просто осторожными. Вампиры - это просто вампиры, коих Скриб убил за свою жизнь не одну сотню. Ему нельзя сейчас бежать, нет смысла. Надо двигаться вперед.
Он делает все правильно. Шаг за шагом он подбирается к клыкастым с той стороны, где они его не учуят и не услышат. Скриб сильнее перехватил рукоять ножа прежде, чем рвануть на противника, что пробирался через лес чуть поодаль от остальных. К сожалению, измотанность Скриба сыграла роль. Прежде, чем нож ревенанта вспорол глотку врага, тот успел позвать соратников. Теперь вампиры устремились на точечную охоту.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

15

Он пытался спрятать ее, она понимала. Понимала и это ужасно бесило, и на самом деле злила в большей степени собственная беспомощность, однако выливалась злость во вне. Хотя сейчас ,в большей степени, это была бессильная ярость - что она могла сделать, если даже умереть ей не разрешали? А ведь она уже не маленький ребенок, вроде младшего Нила - она охотница.
Лира бы, наверное, и начала бы упираться, если бы не огоньки. Девочка уставилась на них завороженная.
Она видела магию до этого, Бран и Гвен - были единственными кто обладал магией крови в лагере, однако никогда кроме как на охоте те ей не пользовались, Хиллари всегда казалось, что они даже стесняются своей магии, как еще одной детали, напоминающей о том, что ревенанты - не люди, и теперь за их молитвы отвечает ненавистный Бэлатор. Но заклинания все еще завораживали ее, будто это были фокусы для детей, что показывал Демиан.
В любом случае она поняла - здесь она в безопасности и выходить - нельзя. Конечно, ей велено сидеть здесь и ждать, когда всех убьют.. Но противопоставить пока что было нечего. Пока что.. Когда Скриб рванул прочь, она тихо пробралась к кустарнику, так, чтобы видеть врагов сквозь листву. Просто ждать.. Нет, на это она никогда не согласиться.

Вампиров было пятеро - многовато на одного. Точнее уже четверо - не вовремя отставший враг виновато булькал, захлебываясь собственной болью и кровью.
Но кровососы все еще чувствовали свое численное преимущество - всего лишь один враг. Нет, вокруг могут быть еще, но он и бы почуяли гулей. Ведь именно их они и пришли искать. Вообще, хорошо бы было взять всех найденных живыми, но.. Этот вонючий ревенант начал первым.
Разведчики бросились на Скриба - один ударил его щитом наотмашь, сбивая с ног. Остальные были вооружены лишь мечами, и попытались окружить охотника и навалиться на него всей гурьбой.

Хиллари не стала ждать, когда враги кинуться на ревенанта - ей хотелось помочь хотя бы чем то… нет, она должна была! Девочка высунулась из кустарников, подобрав заранее в траве большой камень и прицельно запустила в голову одному из вампиров-мечников, что стоял к ней спиной. В отличие от шишки - камень попал точно в цель.
- Куски медвежьего дерьма! - закричала она, привлекая к себе внимание. Вампиры переглянулись - один из них кивнул и бегом бросился туда, где пряталась Лир. Он осторожно полез через кустарник, но, видимо, увидев по сути ребенка, потерял бдительность. Хиллари успела лишь отскочить назад, когда раздался взрыв, которым девочку откинуло в заросли. Ветки царапали кожу, рвали бинты на теле, но она даже не почувствовала, в нос ударил яркий, мощный, всепоглощающий запах вампирской крови, которая обагрило ее лицо. Сердце заколотилось, рот наполнился слюной.
Густой красный туман окутал сознание.
Голод.
Она хотела есть. Сейчас. Немедленно. Все.
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

+1

16

Кровь врага потекла по рукояти ножа, по пальцам Скриба. Нехорошо получилось. Он-то надеялся разобраться с ублюдками по-быстрому, но, видно, еще не до конца восстановился и оплошал. На зов соратника довольно быстро прибыли остальные вампиры, бросившиеся мстить. Или не мстить, Скрибу плевать. Важно тут, что получить щитом по морде - больно и неприятно. Скриб отлетел в сторону точно и не весил ничего, прямо как несколькими минутами ранее он сам отодвинул от себя Хиллари.
От удара щитом в грудину и следующего удара спиной в землю дыхание выбило из легких. Скриб потерял несколько секунд, которых противникам как раз хватило, чтобы навалиться на ревенанта в попытке скрутить его. И им это даже в какой-то степени удалось: один из вампиров сел на Скриба сверху и больно ухватил его запястья, выворачивая руки, что ревенант выронил нож.
Так и случилось, острая железяка выскользнула, тяжело ухнув рядом на землю. Это, скорее всего, кончилось бы плохо для гулевых отродий, но заклинание-ловушка, оставленная Скрибом, сработала. Пока он боролся с противником, голос Лиры донесся до его слуха, зародя в охотнике панику. Но зря. Голос девчонки привлек врага, прямо в западню, стирая само существование вампира из бытия, оставив в напоминание ошметки тела и брызги крови на юном девичьем лице.
Это хорошо, это отлично. Взрыв привлек внимание оставшихся трех упырей. Что позволило Скрибу быстро и незаметно сотворить заклинание, от которого рассредоточенный противник не имел шанса уклониться. Войдя почти в центре груди, прямо в сердце, ледяное копье с полной крови веной внутри вышло из спины вампира, что крутил Сриба. Противник не издал не звука. Лишь свежая кровь потекла на одежду наемника из открывшейся раны, а глаза вампира быстро остекленели, знаменуя отход в Бездну.
— Ах ты мелкая сука! - один из оставшихся в живых пары вампиров принял Хиллари за мага. Пока суета да паника, он было бросился расправиться с девчонкой, но не успел добежать даже до трупа соратника: его догнало ледяное копье, брошенное Скрибом.
Остался один. И он нужен Скрибу живым. Раз Демиан говорил, что Скриба нашли с кровью вампиров на теле, то этот из патруля может что-то знать.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

17

Последний вампир не очень хотел геройствовать, увидев быструю смерть своих товарищей, он не раздумывая бросился прочь, желая пожить подольше и заодно - привести подмогу.
Только вот убежать от Скриба - задача даже более сложная, чем победа в бою, ревенант настиг его быстро и точно.
Как раз в этот момент позади Скриба вдруг послышалось шевеление и из кустарника появился Демиан. Он был взьерошен, нахмурен, пускай во взгляде и гуляло беспокойство, в руке он сжимал лук со стрелой наготове.
- О, Люциан! Что произошло, Фойрр побери.. Где Хиллари?
Вот только в зарослях где пряталась Хиллари было очень тихо - когда все закончилась девочка не вышла и не подала голоса, оттуда раздавалось лишь едва слышимое шуршание.

Ревенанты в первом поколении - это уже не гули, нет, совсем не гули. Их разум во много раз стабильнее и крепче, однако.. Иногда психике все еще тяжело справляться с тем напором, который оказывает зависимость от крови вампиров.
Никогда раньше девочка не испытывала чего-то подобного. Ей был знаком острый Голод, но прежде она не теряла голову от вида крови. Послужили тому переживания последних дней, или дело было в чем то другом.. Но Лира на помнила ничего, после взрыва ловушки - вся реальность схлопнулась до едкого, прожигающего нос и горло запаха вампирской крови.
Будто голодный зверь, наконец добравшийся до куска свежего мяса, она кинулась на первые подвернувшиеся под руку останки вампира и вцепилась в них зубами. Чавкая, хлюпая, она грызла свежее мясо, измазываясь в крови и от того еще больше впадая в безумие.
В тот момент для нее не существовало ничего, кроме еды. Нужно было насытиться, выжить, получить свое.. Но голод не утихал. С каждой каплей крови казалось он становился только больше, ярче.
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

Отредактировано Клир (14-12-2021 11:16:18)

+1

18

Не очень быстро, но четко. Четыре трупа за пару минут и один выживший для допроса. Скриб посмотрел на свою ладонь: да, он успешно идет на поправку. Скриб связывал руки и ноги вампира силками, когда из-за кустов вынырнул ошарашенный Демиан. На его вопрос "Что произошло?" Скриб закатил глаза: а что не видно? Привал устроить решили, перекусить. Очевидно, что или засада, или наткнулись на патруль. В любом случае, сейчас ревенантам ничего не угрожает.
— Где Хиллари?
Скриб мотнул головой в сторону кустов, где была девчонка. Завязав последний узел на запястьях вампира, Скриб убедился, что упырь сможет освободиться только оторвав себе кисти рук. Теперь можно заняться текущими проблемами. Наемник зашел за кустарник вместе с Демианом. Пожирающая плоть разумного существа Хиллари выглядела полностью безумной и дикой тварью, едва ли отличающаяся от предков-гулей. И если Демиан пребывал в небольшом, но шоке, то Скриб совершенно не изменился в лице. Он подошел к Лире совершенно спокойно. И когда девчонка бросилась на него с визгом, наемник лишь подставил руку на блок. А когда Хиллари повисла на ней, Скриб одним точным ударом в сонную артерию вырубил ее. Демиан было дернулся в беспокойстве за девочку, но быстро успокоился: он понимал, что ее необходимо привести в чувство.
А вот с пленным вампиром Скриб не был так осторожен и нежен. Заранее убедив Демиана, что тот нужен Скрибу в помощи с допросом - пусть старик и бухтел, что ничего в этом не понимает, -  наемник разбудил бедолагу простым, но действенным способом: с размаха раздавил бедняге коленную чашечку. Вампир заорал так, что удивительно, что Хиллари не очнулась.
Допрос проходил немного непривычным сценарием: Скриб писал вопросы на дощечке и через Демиана транслировал их пленнику, ведь последний оказался неграмотным и читать не умел. На любой взбрык и нежелание отвечать, скриб ломал по фаланге пальца вампиру. Затем в ход пошли уши. Вырванные ногти. Лезвие охотничьего ножа, методично вырезать мелкие куски из плоти дитя Бэлатора. Он рассказал все, что знал. Не то, чтобы много знал. Но Скриб повидал таких пешек и уверен, на каком моменте они окончательно ломаются и выкладывают вообще все, что у них в памяти.
Их отряд - обычные патрульные. Таких отрядов не очень много. Они идут из ближайшего поместья высокородного вампира и его семьи. Прочесывают регулярно местность. Ведь совсем недавно склад, что находился в паре-тройке лиг отсюда, кто-то уничтожил, сжег до тла. За последнее Скриб зацепился как за спасительную ветку. Во сне он по прежнему видел бушующее пламя. Значит ли это, что пламя Скриба и сожженый склад связаны? Он не знал. И вампир тоже. Упыль бесполезен. В конце Скриб просто свернул ему шею.
Чтобы трупы не обнаружили, а кровь не пропала даром, Скриб предложил Демиану донести их до лагеря. Предварительно, конечно, прижигая раны магией, чтобы не кровоточили и не оставили следы. И Хиллари. Хиллари нужно отнести в лагерь в первую очередь. Ей нужен отдых.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

19

Охотник почувствовал, как по спине побежали холодные мурашки. Вамприры. Здесь. Это были крайне плохие новости, о которых нужно как можно скорее доложить в лагерь. Он посмотрел на Скриба долго и внимательно.
К нему появлялись новые вопросы.
Впрочем, сначала Лира.
Демиан не удивился такому поведению девочки - она и так была не очень стабильна последние недели, часто невнимательна. Он помнил, как она жаловалась на шорохи, что мешают ей спать.
Но так резко.. Именно внезапность и сила срыва заставили его замереть на мгновение, которого вполне хватило чужаку, чтобы хладнокровно и четко успокоить Хиллари. Решение было верным - такие психозы нужно обрывать, иначе сознание может заклинить.. Если уже не заклинило. В груди неприятно защемило.
Но переживать было некогда
Они осторожно уложили девочку в стороне, подложив под голову сумку с вещами, и вернулись к полю боя.
Демиан впервые видел Скриба.. Можно было бы сказать “в деле”, но в реальности это были скорее результаты. Видимо, ревенант, был даже более умелым воином, чем мужчина предполагал - уложить пятерых. Демиану такое и не снилось.
Охотник не любил пытки. Он никогда не был палачом, и растягивать чужие страдания не имел никакого желания, но Скриб был прав - что-то выяснить было бы неплохо. К тому же, ему и самому было интересно, что скажет пленник, ведь чужак оставался темной лошадкой, и охотник все больше верил в то, что и для него самого тоже. А значит разговор мог приоткрыть завесу этой тайны, скрытой в глубине памяти ревенанта.
Но не приоткрыл. Скрибу полученная информация едва ли что-то дала, но вот Демиану, напротив - кое-что стало ясно, относительно вещей, касающихся поселения. Сгоревший склад, поиск гулей и ревенантов.. Откуда-то из столицы поднималась волна проблем, которая легко могла докатиться до лагеря.
Какое то время потратили на то, чтобы убрать место - патруль придет еще, будет искать, и хорошо бы, чтобы их следы не нашли. Итак слишком близко к дому. А трупы.. Не часто им попадались взрослые сильные вампиры, с которых к тому же можно было снять амуницию. Мечи, щит.. Скриб оказал им услугу. Главное, чтобы эта услуга не вышла боком.
Тела связали и положили на самодельные салазки, чтобы тащить было проще и кровь не терялась по пути, оставляя след, к тому же, нужно было забрать подвешенную на дереве тушу оленихи - оставлять ее там было никак нельзя. Девочку Демиан вручил Скрибу. Охотник очень надеялся, что она очнется такой же как и была.
- Ты уверен, что  на этом складе ты не работал на вампиров? - вопрос разрушил напряженную тишину.
Скриб утвердительно кивнул, не задумавшись даже на секунду. Даже под страхом смерти он не станет работать на кровососов. Разве что... псионика?


– Вампиры никогда не подходили к лагерю так близко! - голос Гвена был полон беспокойства. Он углубился в тяжелые раздумья.
Лидер селения был лишь немного старше Демиана, но последний был на его фоне младшим товарищем, настолько старила Гвена ответственность. Русые, убранные в короткий хвост волосы были покрыты сединой, а лицо покрывали усталые морщины. Усталость казалась для него нормой, никто уже много лет не видел его хотя бы довольным, не говоря уже о чем то еще. Но дело свое он знал хорошо.
После рассказа патрульных сразу же было устроено собрание. Присутствовали почти все взрослые охотники - мужчины и женщины, которые могли защищаться в случае чего, всего человек десять-тринадцать. Радость от хорошего “улова”, который Демиан предусмотрительно не стал тащить через все селение, а накрыл покрывалом и телом оленихи, быстро сменилась тревогой. Впервые за много лет их лагерь был под угрозой.
Как не странно здесь почти все доверяли Скрибу, то ли из уважения к Демиану, то ли из ревенантской солидарности, то ли от некоторой наивности.
Они доверяли ему, но не его памяти и прошлому.
- Я озвучу очевидное - голос взял Бран - молодой, дерзкий и крепкий черноволосый охотник с пронзительным взглядом карих глаз - но мы так и будем делать вид, будто это не подозрительно, что вампиры, гули и Скриб появились здесь фактически одновременно? - он глянул на чужака и покачал головой - не злись, ты и сам это понимаешь - ты либо являешься вестником наших нынешних проблем, либо их непосредственной причиной...
Начал подниматься гул.
Скриб молчал. Ему нечего было ответить на обвинения. Он и правда ничего не помнил и не мог утверждать, что еще в Остебене его не взяли под псионический контроль.
"- Я помню огонь. Много огня. И крики. Это всё", - показал он записанное на дощечке Демиану и Гвену. Охотник подумал про себя, что там, в лесу, его ответ был более однозначным.
– Это только подтверждает то, что мы и так уже выяснили.. – вздохнул устало Гвен.
– И возможно, само его присутствие опасно! – перебил его Бран, отчего лидер недовольно нахмурился. Здесь было так не принято.
– Позволю заметить - Голос Демиана прозвучал очень звонко - Уже не важно стал ли Скриб причиной, или следствием. Важно, что сейчас он с нами. Пятеро взрослых вампиров. - он многозначительно обвел взглядом собравшихся - Ты ведь сам расправился с ними? – спросил он ревенанта. Ему было важно чтобы он повторил это официально при всех.
Скиб кивнул:
"- Это моя работа," - новая надпись на табличке.
- Кто-то еще из вас способен на такое? К тому же, он защитил Хиллари. Хотя мог сбежать - это была отличная возможность. Если вампиры и правда бродят в окрестностях, такой охотник как Скриб - сейчас залог нашего выживания. - Даже Брану пришлось согласиться, пускай и с опаской. Лишь в глазах Гвена появился странный огонек, когда Демиан говорил. Он хорошо знал бородоча, и уже понимал, куда тот клонит.
- Но он не часть нашего лагеря… пока что - одна из охотниц немного стушевалась, делая это замечание, боясь, что оно прозвучит грубо.
Демиан пристально глянул на немого, будто пытался что то прочесть в его обожженном лице.
– Как долго ты планируешь оставаться с нами? – спросил он
Скриб пожал плечами с безразличным видом. Ему все равно, сколько оставаться.
"- Я из Фалленстагов, если вас это успокоит," - написал он, чтобы было еще хоть какое-то подтверждение того, что Скриб точно не враг. Фалленстаги еще со времен задолго до Северной войны занимались убийством детей Бэлатора. И Скриб был верен этому принципу. Хотя, что местные знали эту фамилию, были сомнения.
Почти никто не понял о чем он. Только Демиан вдруг резко взглянул ему в глаза с удивлением. Проклятье, с этого надо было начинать!
От внимания Грега это не укрылось, но он лишь сказал.
– Мы не можем заставить тебя остаться, когда ты захочешь уйти, Скриб – он посмотрел на Демиана, давая знак, что понял его маневр – Но ответь: возможно ли, по-твоему мнению, что ты связан с тем, что происходит? С тем, что заставило вампиров рыскать по окрестностям даже днем?
"Я не знаю", - Скриб начал раздражаться. Это было видео по тому, каким жестом он стер предыдущую надпись с дощечки, - "Но я знаю, что нынешние ублюдки меня не признали. Значит, я не с ними".
Никто не перечил Гвену и не перебивал Скриба, давая ему дописать.
– Если ты хотя бы на секунду допускаешь подобную мысль – глава лагеря зацепился взглядом на глаза ревенанта – Я прошу тебя остаться с нами. – он поднял ладонь – хотя бы пока мы не окажемся снова в безопасности. Думаю, что могу это заявить от лица всех прочих.
Демиан напряженно посмотрел на Скриба. Он хотел, чтобы тот согласился. Он считал, что абсолютно не важно что произошло. Нужно было задержать его в лагере как можно дольше.
Скриб снова не раздумывал. Он кивнул, соглашаясь остаться. В его памяти был огонь, а тот вампир говорил о пожарище. Там погибли вампиры, а на руках Скриба, когда его нашли, была вампирская кровь. Это шанс узнать, что же с ним произошло.
Демиан заметно выдохнул. То, что этот ревенант - из Фаллестангов, стало решающей точкой в его отношении к Скрибу. Он был им нужен как воздух.
– В таком случае - так же кивнул Грег – ты больше не наш пленник, теперь ты…
Тут у входа в пещеру раздался топот и голоса. Все затихли и повернулись на шум. В комнату, влетела Хиллари. Казалось она еще не до конца пришла в себя - лицо было встревожено, она тяжело дышала. За ней, с громким хохотом вкатился малыш Нил и еще несколько детей, будто это были салки, а не наглое нарушение дисциплины. За ними с причитаниями вбежала женщина, пытающаяся остановить безобразия, но дети были быстрее.
– Нет! Нет! - закричала Лира, пытаясь отдышаться – Он не сделал ничего плохого! Он спас меня! Я все расскажу, пожалуйста послушайте! Он не виноват! Не выгоняйте его! - она раскраснелась настолько, что даже веснушек было не видно, девочка переводила взгляд с Денимана, который уже пытался скрыть улыбку в негустой бороде, на Грега, грозно смотрящего на разбушевавшуюся ребятню. Женщина, уже поймавшая остальных детей, хотела схватить Хиллари за руку, но юная охотница злобно вывернулась
Скриб спокойно относился к нарушениям дисциплины, за исключением пары воспросов, которые сейчас никак произойти не могли. Тем не менее, он удивленно уставился на девочку. Кажется, свежая кровь придала ей сил. Наемник перевел недоуменный взгляд на Демина, затем на Грега, а следом пожал плечами, показывая, что не понимает, о чем лепечет эта девочка.
Несколько охотников в зале рассмеялись. Лира стреляла в них грозным взглядом, но на ее лице все больше прослеживалось непонимание. Она уставилась на Скриба широко распахнутыми голубыми глазами.
– Тебя ни в чем не обвиняют?... – осознание происходящего, кажется постепенно приходило к ней
Скриб широко, как мог, улыбнулся Лире, что во внешних уголках глаз проступили морщинки, и отрицательно помотал головой. Его не обвиняют... пока. Скрибу показалась такая забота от Хиллари очень милой.
Смех становился громче, и только Грег устало хмурился. Демиан старался не смеяться, чтобы не обидеть юную охотницу.
Лира же напротив, налилась краской еще больше, понимая вдруг, что фойрровски опозорилась, выставив себя идиоткой перед всеми. Обижено зарычав, она одарила Скриба взглядом полным искренней обжигающей ненависти, но тут не выдержал глава лагеря.
- Никто никого не выгоняет - раздраженно начал он - Хиллари, успокойся и возвращайся. Демиан уже рассказал нам все самое важное…
Девочка посмотрела на него, открыто злиться на Грега она не решалась, поэтому бросив на прощание еще один грозный взгляд на причину своего позора, девочка уворачиваясь от пытающийся ее перехватить женщины, быстро зашагала прочь.
- Я думаю хватит на сегодня - вздохнул Грег - Кто-то еще хочет высказаться? - все отрицательно помотали головой, некоторые все еще подхихикивали - Тогда возвращайтесь к своим задачам.. Демиан - окликнул он ревенанта - тебе два внеочередных патруля, за то что потащил девочку в патруль с непроверенным человеком. – Демиан кивнул. Он и не думал, что Грег спустит ему это с рук. Легко отделался еще - И Хиллари с собой возьмешь.. - глава посмотрел на выход где только что скрылась Лира - Раз твоя ученица считает себя достаточно взрослой, чтобы врываться на собрания, отвечать тоже будет как взрослая.
Затем он улыбнулся Скрибу.
– Добро пожаловать в лагерь, охотник.


Демиан был особенно рад, что девочка в порядке, а судя по тому как она бесилась, все было именно так.
Они со Скрибом вернулись к себе. Они устали, но ему еще нужно было кое что сделать, хотя минутка на отдых все же была.
– Не принимай ее злость близко к сердцу - сказал охотник - На самом деле ты ей нравишься. - он вздохнул - Мне кажется, она просто злится что ты - не ее брат, хотя ей очень хочется, чтобы ты им был - Демиан протянул Скрибу флягу с кровью, которую успел захватить по дороге с кухни - В любом случае спасибо, что спас мою ученицу сегодня.
[sign]Кто говорит, что ловить Вампиров сложно - тот никогда не охотился на кабана.
Вы вообще видели их клыки?
[/sign][icon]https://i.imgur.com/48Ktq2n.jpg[/icon][status]Ревенант-охотник[/status][nick]Демиан[/nick]

+1

20

— Не принимай ее злость близко к сердцу.
Скриб махнул рукой с безразличным видом.
— На самом деле ты ей нравишься.
А здесь чуть притормозил и удивленно недоверчиво посмотрел на Демиана. Не часто Скриб слышит похвалу в свою сторону. А на слова о возможных сожалениях Хиллари, что Скриб не ее брат, он с легкой ироничной улыбкой, спрятанной под бинтами, написал:
"Ей повезло, что она не моя сестра. Все мои братья и сестры были убиты вампирами или гулями" - наверное, не стоит для Демиана описывать в красках, как мучительно умирали родственники Скриба.
И, хотелось бы сказать, что благодарность охотника Скрибу не нужна и ему снова плевать, но нет. Скрибу понравилось, что его благодарят. Он кивнул Демиану, все так же сдержанно, как обычно. Но в этот раз спокойствие далось ему труднее

Скриба и правда начали принимать если не как своего, то как не чужого. Он наконец смог свободно передвигаться по лагерю, взялся за работу. Кроме патруля и охоты начал разгребать склады с найденным и сделаным вручную оружием: оно требовало основательной починки и чистки, а местные никто толком не умел держать в порядке боевое оружие. Если охотничьи снасти еще пригодны для работы и местами даже хороши, то с боевым… хммммм… Скриб бы предпочел идти на вампиров с голыми руками, чем с этим. Чуть больше, чем за неделю, Скриб перебрал снаряжение, укрепил его и улучшил. Показал местным, как быстрее дубить кожу в отличие от привычных способов. Местные не были глупцами. Промто давно изолированными, со старыми устоями и бытом. И выпивка. Категорически не хватало выпивки. Зато с едой все в порядке. Скриб как-то не заметил, что одна из женщин с кухни, рыжеволосая Ирен, стала интересоваться Скрибом, сама приносить ему пайку, часто сверху докладывая то лишней лепешки, то больше мяса. Скриб даже не задумывался, что она обделяет кого из лагеря, и скорее всего саму себя. Он просто принимал ее внимание как обыденность и в упор не понимал его причины, хотя и был благодарен.
В один из дней Скриб принялся за работу, как только начало светать. Ему нужен был открытый огонь, чтобы обработать мечи и ножи, почистить их и наточить. А костер в ночное время слишком заметен и прислекает внимание. По прикидкам Скриба, у него уйдет на это почти целый день. Поэтому от разведки и охоты пришлось откреститься на сегодня. Наемник устроил кострище с болбшим количеством угля, подкатил к нему бревно вместо стула и принялся за работу.
На втором часу работы Ирен осторожно подошла к Скрибу со спины, положив миниатюрную ладонь ему на плечо, обозначая свое присутствие. 
- Привет - она мягко улыбнулась. В сером предрассветном сумраке ее лицо обычно приятно румяное было немного сероватым, отчего светлые карие глаза выделялись даже сильнее.
Пусть Скриб был занят, натачивая оружие, и выглядел очень сосредоточенным, когда сбивал еле заметную ржавчину с лезвий у самой гарды плохонького меча, приближение Ирен он почувствовал сразу, даже не оборачиваясь к ней. Но когда девушка коснулась его, Скриб все же повернулся и легко помахал ей, приветствуя. И было вернулся к своему делу, как передумал и жестом попросил принести пить.
Она и не ожидала, что он сильно ей обрадуется, Скриб вообще всегда был слишком молчаливым. Это впрочем, только прибавляло ему загадочности в глазах рыжеволосой. По началу это вызывало в ней очевидную неловкость, однако изучив его чуть лучше, Ирен стала его понимать. В некоторых пределах.
По крайней мере сейчас она поняла.
– Тебе воды? – Поинтересовалась она и получив подтверждение снова ушла в пещеры, вернувшись минут через семь с кожаной флягой. Она протянула ее Скрибу, осторожно присаживаясь рядом – Можно мне посмотреть? – вежливо поинтересовалась девушка
Долгая работа рядом с огнем выматывает, пить хочется почти постоянно. И сколько не бери с собой - всегда будет мало. Так что Ирен сильно помогла Скрибу, принеся воды и позволяя не отвлекаться.
Многие местные пусть и привыкли к Скрибу, но не привыкли к его внешнему виду. Контактировать становилось сложнее, если Скрибу приходилось снимать бинты с лица. Но его это мало волновало. Что занятно, Ирен почти сразу стала смотреть на наемника без неприязни или отвращения. Вот как сейчас, когда он стянул бинты, чтобы попить.
А на вопрос, может ли она посмотреть, Скриб пожал плечами. Ему как всегда все равно. Главное, чтоб не мешали.
Ирен внимательно наблюдала за ним, разглядывая украдкой его лицо, будто вопрос касался не того, чтобы посмотреть на его работу, а посмотреть на него самого. Ревенанты регенерируют быстро, поэтому охотник уже не выглядел так ужасно как в первые дни - весь в сукровице и гное. Раны затягивались, и ожег приобретал гладкость, покрывая лицо бугристым розоватым узором. Ей и раньше не нравились красавчики, вроде самодовольного Брана, а такие раны на лице мужчины делали чужака даже мужественнее. Ну или по крайней мере они точно Ирен не смущали.
Чтобы не выглядеть совсем уж наглой она отвела глаза и взяла с куска тряпицы нож, который Скриб уже обработал, и принялась разглядывать.
- Ты много делаешь для нас, последние дни, хоть и не из нашей семьи.. - задумчиво произнесла она разглядывая огонь отражающийся в отполированном лезвии - Как давно ты путешествуешь? - вдруг спросила она отрываясь от клинка и заглядывая Скрибу в глаза
Очередной шкряб камня о металл. Слабые искры выбивались от каждого движения, нагревая лезвие и руку Скриба. Он уставился на Ирен немного непонимающим взглядом. Сколько же он путешествует? Да Фойрр его знает. Скриб не уверен, что помнит, сколько ему лет. Он отложил камень и посмотрел на свою ладонь. Загибая поочередно пальцы, он что-то вспоминал. А следом пожал плечами и написал на лежащей рядом дощечке:
"Примерно 200-250 лет. Я не помню точно".
Ей потребовалось время, чтобы прочесть. Она завидовала Демиану, который может быстро общаться с охотником, потому что обучен грамоте с детства. Она начала учиться только в лагере, да и то не регулярно, буквы давались ей с трудом.
Но читать было проще чем писать.
Девушка кивнула
- И все время один? - она чуть наклонила голову, так что несколько густых прядей упало ей на лицо - или у тебя была такая же семья как наша?
Он пару раз моргнул, совершенно в упор не замечая намеков от Ирен.
"Семья была. Они все давно мертвы".
Скриб задумался на несколько секунд. А затем добавил:
"Как давно стоит ваш лагерь?"
Она читала как ребенок - шевеля губами, стараясь не проговаривать написанное вслух по слогам. В ее глазах промелькнули невысказанная грусть и сочувствие.
- Я здесь уже пять лет. Но в этих горах лагерь стоит уже больше двадцати лет - ответила девушка и улыбнулась. Когда она улыбалась ее глаза ехидно жмурились, а на щеках появлялись небольшие ямочки. - так что, в каком то смысле я тут тоже не так уж и давно
Что пять лет, что двадцать для Скриба - пшик. Вроде и время прошло, а вроде на фоне уже прожитого - как чихнуть. Скриб слегка ухмыльнулся, когда Ирен сравнила его несколько недкль со своими пятью годами.
"Я считал, ревенантов на севере не осталось".
Длинное предложение. Потребовалось время.
Ирен кивнула.
- Мы ни разу не видели других. За все время к нам присоединились только я, одна охотница, Хиллари с братом и еще несколько беспризорников. – в ее голосе слышалось, что ей жалко детей, которые остались одни - Ну и.. – Она улыбнулась и как то незаметно почти села ближе, пытаясь поудобнее устроиться на поваленном бревне  - .. Недавно вот ты. Поэтому особенно хорошо, когда к нам присоединяется кто-то из охотников. Нам нужны сильные руки.
Скрибу нравилось, что местные из осторожной осмотрительности перешли к признанию. Нарциссизма в Скрибе было едва ли, сколько положено нормальному человеку, чтобы быть цельной личностью. Но Скриб внезапно обнаружил, что чувствует себя чуточку лучше, когда его хвалят. Такого не было очень давно. Наверное, с детства, где он из кожи вон лез, чтобы получить похвалы родителей и наставников.
Скриб моргнул, когда Ирен прижалась своим бедром к его бедру, и посмотрел на место касания немного... недоуменно. А затем на саму девушку с видом "Женщина, что ты от меня хочешь?" Но на дощечке написал:
"Тебе сложно читать, зачем ты продолжаешь это делать?"
Она проследила за его взглядом, затем тоже посмотрела внимательно на него “Что-то не так?” - робкий будто бы вопрос. Она пожала плечами, чуть опуская глаза, словно она была нашкодившая кошка, которую поймали на месте преступления.
– Не знаю.. - протянула девушка - Мне интересно. - она замолчала, смущенно заправляя за ухо выбившуюся прядь - Ты наверное много можешь рассказать, раз ходишь по свету уже двести лет. - она сново улыбнулась, затем внезапно подняла озорной взгляд - Вообще мне же нужна практика. А то я совсем забуду как это делается. - Ирен вдруг наклонилась к нему, просительно прикасаясь к руке, что держала табличку и уголек – Можно?
Когда она наклонилась, в нос охотнику ударил легкий, приятный еловый аромат. Многие девушки подкладывали себе в сундуки с одеждой что-то, чтобы постоянно не пахнуть пещерами и сыростью. Рыжеволосая складывала туда небольшие кусочки наломанных еловых прутиков. Подруги говорили этот запах ей очень идет.
Скриб смотрел на девушку немного удивленно, с чуть приподнятыми бровями. Смотрел за ее движениями, будто пытаясь в них уловить что-то знакомое, но никак не мог вспомнить. Ее пальцы были теплыми и светлая кожа Ирен сильно контрастировала со смугловатой, - то ли самой по себе, то ли от копоти работы, - кожей Скриба. Он позволил взять девушке дощечку и начал чуть исподлобья наблюдать, как она старательно пытается выписывать какие-то буквы, хмурясь от усердия. Она довольно... милая. Приятная. Пахнет лесом... С того момента, как он очнулся в этом лагере, Скриб первый раз вспомнил, что он мужчина. Ирен часто пыталась с ним общаться, но как-то погодя, будто держась на расстоянии и присматриваясь. Сейчас она сидела очень близко. Это приятно.
Скриб не дал девушке дописать. Он положил ей на плечо ладонь, привлекая внимание, и заглядывая ей в глаза, будто пытаясь что-то спросить.
Писала Ирен еще хуже и медленнее чем читала. Ее пальцы совершенно были не приспособлены для того, чтобы выводить буквы - они получались кривыми, неровными.. В целом, она не стеснялась этого только потому, что в лагере была одна из немногих кто умел хотя бы это, если не считать Грега и Демиана.. А теперь еще и Скриба.
Она пыталась вывести свое имя - первое чему учил ее Демиан, и то что она писала лучше всего.
Возможно именно увлекшись делом, требующим от нее такого внимания, она не сразу заметила движение мужчины и когда на ее плечо легла ладонь - Ирен вздрогнула от неожиданности и повернула голову к охотнику. Прошло буквально пару секунд, прежде чем она мягко улыбнулась, пожалуй чуть нежнее чем раньше. На щеках выступил легкий румянец.
– Вернуть? - она протянула дощечку обратно быстрым движением – хочешь что-то написать?
Скриб не понимал, что хочет от него эта женщина, зачем она постоянно ходит у него по пятам и пытается привлечь внимание, пусть и на расстоянии. Но Скрибу это нравилось.
Он отрицательно помотал головой в ответ на вопрос. Чуть отстранился, буквально сантиметров на пять, словно пытаясь разглядеть Ирен по-лучше. Поправил очередную прядь волос и задержал ладонь у нее на щеке. Скриб не знал, как лучше поступить, ведь важная часть его лица стала менее функциональной. И на ощупь кожа на щеках и губах ему не нравилась. Поэтому лишь одарил девушку еще одним вопросительным, но будто настойчивым взглядом.
Она лишь покраснела чуть сильнее, когда пальцы охотника коснулись ее щеки, но не отстранилась. Руки с дощечкой легли расслаблено на колени, а улыбка стала еще мягче, как и взгляд. В нем будто бы засверкало что-то.. Или просто отблеск костра?
Девушка не стушевалась, даже наоборот, потянулась к мужчине и осторожно, даже слегка нерешительно, коснулась бинтов на его лице.
- Ты можешь их снять - голос стал тише - мне нравиться как ты выглядишь. Как настоящий охотник.. - вот тут она вдруг немного застеснялась, отдернув руку, будто сказала что-то совсем неприличное.
Скриб и не думал стесняться. После заживления бинты он носил чисто чтобы не пугать местных и ребятню, для которой он все еще был одним из главных развлечений. Так что и стянуть их, бинты, он не стеснялся, что и сделал.
Ирен внимательно и как то даже с замиранием смотрела, как Скриб снимает бинты с лица. Рана и правда была ужасной - удивительно, что он выжил, когда получил ее. Девушка снова протянула руку, теперь даже более неуверенно, боясь сделать ему больно, или обидеть таким вниманием. Она коснулась пальчиками гладких розовых бугорков, провела от обожженного виска до губ. В какое то мгновение на ее лице появилось даже сострадание к тому, что ему пришлось пережить.
- Ты мне нравишься - произнесла она и приблизившись поцеловала его в краешек губы с обожженной стороны, затем еще раз, уже с другой.
Скриб нахмурился, когда Ирен коснулась пальцами его лица. Но не от неудовольства, а от удивления. Видимо, Скриб совершенно ничего не понимает в эмоциональных взаимодействиях между людьми. Ему казалось, что обезображенные травмами лица и тела наоборот отпугивают других, вызывают отвращение. А эта девушка выдала реакцию точно противоположную, которую ожидал Скриб. Даже замешкался на мгновение, сидя совсем неподвижно, пока она касалась его губ своими. Но, видит Фойрр, Скриб совсем не против. Он не дал Ирен отстраниться после невинных касаний. Тем, что осталось от его губ, он попробовал поцеловать девушку, так, как целуют, когда хотят чего-то большего.
Она тихо охнула, когда он привлек ее к себе. В животе появилась тяжесть, голова закружилась, а сердце забилось так сильно, что наверное даже ревенант мог это почувствовать. Охотник оказался даже смелее и напористее, чем Ирен предполагала.
Это ей тоже понравилось.
Она смогла очнуться лишь спустя несколько секунд настойчивого и требовательного поцелуя, пускай по ощущениям совсем необычного. Но этот мужчина вообще был не такой как остальные.
Ирен мягко, но настойчиво ладошкой отстранила Скриба от себя.
- Меня скоро на кухне будут искать.. - она улыбнулась, и из за того, как горел на ее рыжих волосах отблеск костра, стала похожа на маленькую лису, которая затеяла какую-то игру. Она вывернулась из его объятий, вскочила, но перед тем как уйти поцеловала на прощание его в здоровую щеку.
- Еще увидимся, Скриб - хихикнула девушка и побежала в сторону пещеры, перед тем как исчезнув помахав ему рукой.
Скриб не сразу понял, что девушка вдруг передумала. Точнее, не передумала, а отложила. Скриб чуть качнулся вперед, когда она осторожно отстранилась, отгораживаясь ладонями и снова вставая на дистанцию. Ну пусть. Скрибу все равно приятно и… тепло? Он будто чувствовал что-то такое, но никак не мог вспомнить, когда и где. Возможно, во сне.
Мужчина кивнул, проводил Ирен взглядом. Но за дальнейшую работу не взялся: он перевел взгляд на густой кустарник чуть поодаль. Оттуда не слышалось шума, там никого не видно. Но Скриб точно знал, что кто-то оттуда наблюдает за ним, и наблюдал еще до того, как пришла Ирен. Он не видел и не мог разобрать точного запаха, кто же там прячется, но сейчас смотрел практически в лицо того, кто смотрит на него самого из-за листвы. Но да Фойрр с ним, нужно продолжать работать.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

21

Весь следующий день и ночь Ирен почти не попадалась Скрибу на глаза, даже наоборот, будто бы избегала ревенанта, к тому же и он сам был занят работой с оружием и патрулями - теперь он мог ходить в лес и один и с другими охотниками. Гвен даже предпочитал ставить его с кем-то кроме Демиана, чтобы новичок быстро влился в коллектив.
Хиллари с того совета тоже почти с ним не разговаривала всю неделю, и при виде Скриба важно задирала нос и уходила. Будто бы именно охотник опозорил ее, а не сама девочка поторопилась с выводами. Последние сутки ее и вовсе не было видно. Будто всех женщин вокруг Скриба поглотила Бездна.
С того происшествия вампиры не объявлялись - точнее не подходили ближе. Патруль нашел следы еще одного боя, видимо кровососы отыскали таки в округе еще гулей и решили, что именно те стали причиной пропажи пятерых Бэлаторовых отпрысков.


Демиан ушел на дневное дежурство, Ирен это знала. Слухи в лагере разносятся почти мгновенно, поэтому по правде говоря все уже обратили внимание на то, как часто рыжеволосая мелькала рядом с новеньким охотником.
Одна из девушек на кухне даже поддела Ирен вчера утром. Впрочем, едва ли кто-то считал такое ее поведение предрассудительным. Ее больше беспокоило, что она была не единственной одинокой женщиной в лагере, и хоть Скриб не был смазливым красавчиком, само ее внимание могло сделать его симпатичнее в чужих глазах. Хотя здесь было и не принято отбивать чужих возлюбленных, тем более таких, не пользующихся популярностью.
Но причиной по которой она вдруг начала так прятаться от Скриба, было не только, и не столько смущение или желание о чем-то подумать. Ей почему-то казалось, что раз он ее заметил, понял, что между ними может что-то быть, то время, чтобы подумать о ней будет для него не лишним.
Но она и сама была взбудоражена. Ей хотелось увидеть ревенанта.
Поэтому долго Ирен не продержалась.
А тут еще так удачно Демиана отправили в дозор, а значит Скриб остался один.

– Привет.. – немного неуверенный девичий голос раздался из-за занавеса, прикрывающего вход в пещеру – Можно мне войти? – она надеялась он узнает ее по голосу, все равно не дожидаясь ответа, медленно отодвинула тряпку, так, чтобы у охотника если что было время на протесты.
Секундная заминка у имитации двери показалась Скрибу неуместной. Стала бы Ирен там стоять и по интонации мычания угадывать, против он или нет?
Скриба она застала сидящем на лежанке и занятым правкой баланса особо приглянувшегося ножа. Он жестом подозвал ее к себе, но почти сразу вернул внимание лезвию. Лицо его уже привычно обмотано бинтами.
Ирен даже немного удивилась, когда он сразу подозвал ее.
– Я просто зашла спросить.. – быстро заговорила она, подходя к наемнику – Нашли ли вы сегодня что-то – она придумала какой-то предлог, пока шла сюда, но теперь он казался ей немного нелепым – женщины беспокоятся, что вампиров в округе может стать больше.. – она замолчала думая про себя, насколько очевиден ее маневр.
Скриб пожал плечами и махнул рукой с настолько беззаботным видом, на какой вообще был способен. И словно она спросила не о вампирах, а о том, как удачно неслись сегодня курицы. Скриб вдруг развернулся и с горящими глазами продемонстрировал Ирен нож. Его они отобрали у одного из убитых вампиров, что недавно напали на него с Хиллари. С очень удобной рукоятью, но отвратительным балансом в ней. Скрибу удалось это исправить, чем поспешил похвастаться, даже не подумав, поймет ли девушка его радость.
Рыжая едва заметно выдохнула.. Ей почему то показалось, что охотник не заметил этой неловкой отговорки. Ну или по крайней мере сделал вид, что не заметил.. Оба варианта ее устраивали. Ирен не дожидаясь приглашения села с ним рядом, подогнув под себя ноги и взяла нож.
Она хоть и работала на кухне, но кое что понимала в оружии. В лесу иначе никак.
– Очень качественный.. Я давно такого у нас не видела. – она повертела его в руках. Задумчиво морща нос – вон, смотри, тут даже символ какой то под гардой– может знак бывшего владельца?... Ты сам добыл его?  - поинтересовалась девушка
Скриб кивнул головой в сторону, мол, вот тогда. Да и все равно. Но ему польстило, что Ирен отметила детали. Он было сначала закивал, а потом замер, глядя на девушку вопросительно.
"Ты что-то хотела?" - показал он ей свежую запись на дощечке.
Она так заволновалась, что даже простое предложение читала слишком долго. Но дочитав как то даже заикаясь начала
Н-ну, вот про вампиров спросить хотела.. Про безопасность… Я вспомнила, что ты ходил недавно в патруль… Вот и решила у тебя спросить - она широко улыбнулась, неловко почесывая затылок.
Скриб сидел, чуть сгорбившись. От того очередное пожимание плечами выглядело более рассеянно, чем должно было быть. Скриб был уверен, что держит все под контролем и его ловушки сработают, как надо.
"Новых следов замечено не было," - написал он.
- Хорошо.. - медленно кивнула она, прочитав. Повисла немного неловкая, по крайней мере для нее, тишина. Нужно было придумать предлог получше.. Ирен выдохнула – Кстати – ага, “кстати”, ты дорогуша импровизируешь на ходу – Я хотела тебя попросить кое о чем..
Скрибу приятно молчать. Хотя бы потому, что с некоторых пор говорить он не может вовсе. И никакой неловкости он не чувствовал. Скриб кивнул, ожидая вопроса. Он уверен, что Ирен не могла попросить его о чем-то, что Скриб не в состоянии сделать. И даже пододвинулся чуть ближе - Скрибу показалось, что она заговорила тише
Когда он пододвинулся, она чуть покраснела. Хотя в свете единственного факела, это, вероятно, было незаметно.
– Я бы хотела лучше читать… – начала она немного неловко – Раньше меня учил Демиан, но сейчас он постоянно занят.. Может ты бы мог? – она заглянула ему в лицо, вопросительно склонив голову на бок
Скриб смотрел на Ирен долгие пять секунд. А потом рассмеялся.
"Как я буду тебе объяснять, как правильно читаются слова?" - он продолжил похихикивать, - "Но мы можем попробовать".
Она неловко улыбнулась, когда наконец закончила читать, затем тоже рассмеялась, отзываясь эхом. В голове правда мелькнула мысль, что он действительно, видимо, не совсем быстро соображает, касаемо женщин, если думает, что ему долго придется ей что-то объяснять про буквы. Ирен рассчитывала, что они им не надолго понадобятся.
– Прости, я не не хотела напоминать.. Я просто даже забыла совсем. – она заправила непослушную прядь за ухо – Я думаю, если мы будем много общаться, я очень быстро начну читать быстрее. Так что можешь что-нибудь рассказать о себе.. Ну, написать - девушка опять улыбнулась
Скриб отмахнулся, когда девушка извинилась. Единственное, что его по-настоящему беспокоит в этом, что он больше не сможет одному устраивать допрос и что не чувствует вкуса пищи. А в остальном.
"Это не то, что ты бы хотела узнать сейчас," - показал он ей надпись.
Ирен чутка нахмурилась отчего ее нос пошел морщинками
– Тут у каждого есть грустные истории, Скриб. И веселые. И всякие еще другие. - она коснулась рукой его плеча, чуть подаваясь вперед – Я бы вот очень хотела.. узнать.
Он медленно помотал головой из стороны в сторону. Не хочешь. По крайней мере не сейчас. Может быть, ему сложно было улавливать намеки, но утром Ирен дала вполне очевидную подсказку к дальнейшим действиям. Демиан должен вернуться еще не скоро, время у них есть. Скриб стянул бинты на шею и повторил утреннюю попытку приблизиться к девушке в надежде, что в это  раз она не сбежит на самом интересном.
Девушка хотела что-то ответить ему, но замерла, так и не высказав своих возражений. Она коротко вдохнула, когда Скриб приблизился, как будто испугалась, но это был не испуг. Ирен чувствовала совсем другое. Здесь они уже были не в лесу, на глазах у всех,  а совсем одни, на мягком набитом соломой матрасе, укрытым теплым покрывалом.
Поэтому теперь она не убежала.
И буквы им почти не понадобились.
Сделав паузу разве только для приличия, чтобы все эти мелочи не родили в мыслях мужчины идею, что она слишком ветреная, Ирен приблизилась в ответ.
Он опять не стушевался, опять действовал так прямо и решительно.. В животе затрепетало. Рыжеволосая сначала робко поцеловала его. Потом еще раз. И еще. Все быстрее, все жарче. Руки легли ему на плечи, обхватили за шею, прижали к себе.
Ирен была меньше Скриба, казалось обними он ее покрепче, и она полностью скроется в его объятьях, только непослушные рыжие волосы останутся на виду.
Он был такой теплый, но даже сквозь рубаху она почувствовала, какое твердое у него тело и от этой мысли раскраснелась, краска залила щеки и шею и грудь.
Настоящий охотник и, кажется, теперь ее охотник.
[sign]Мужик должен быть чуть красивее крокодила (с)[/sign][icon]https://i.imgur.com/19XqDRd.jpg[/icon][nick]Ирен[/nick][status]Эй, охотник![/status]

Отредактировано Клир (16-12-2021 11:05:56)

+1

22

Привязанности и чувства имеют очень сложную структуру, которую Скрибу часто сложно не просто прочесть в других, ему сложно испытывать их и правильно понимать. Более того, Скриб четко уверен, что всё то, что обычно называют "чувствами" - он в принципе не способен это испытывать. Они ему не знакомы. А если и были когда-то давно знакомы, то Скриб уже забыл их.
Не смотря на эмоциональную глухость, которая за время пребывания в лагере начала трескаться, как земля при засухе или как его новое лицо от шрамов, тело Скриба было самым обычным. У него билось сердце, его кровь красного цвета и она будет течь, если он поранится. Ему нужно есть, пить и спать. А еще ему иногда нужно тепло тела другого. Скриб был убийцей, вором, мародером, но не был насильником. Ему нравились объятия женщин. И он, при всей своей деревянности, прекрасно понимал и понимает, что к женщинам нужен особый подход. И сейчас, будучи изуродованным, он понимал, что даже за деньги вряд ли женщина ляжет с ним. Ну... как. Рассуждать можно долго. Что в том же Теллине или Кабале наверняка найдутся шлюхи, которым все равно, лишь бы заплатил. Но там чаще такие женщины, что самому ничего не захочется. Либо от больших чувств, которых у Скриба никогда не было, или он совсем позабыл об этом, как давно оно было, и которых он не может дать. И вот эта простая потребность тела в тепле другого человека стала для него чем-то нереальным.
Но.
Скриб вообще не пропускал через себя ситуацию с Ирен. Он в упор не замечал ее. Да, ему было приятно ее внимание и то, что она в какой-то степени ухаживала за ним. Но мужчина не видел главной подковырки, причины такого ее поведения. Да и по прежнему не замечал подоплеки. Главное, что он заметил: в этот раз Ирен не отстранилась и не убежала.
Он пытался целовать ее, как всегда до этого целовал женщин, но не получалось совершенно, а главное самому очень некомфортно. Но это не главное. Скриб чувствовал желание к этой женщине и пытался показать это, как мог, а она отвечала ему. Сомкнутые на его шее руки стали красноречивее чёткого "да". И Скриб больше не считал нужным действовать аккуратно в попытке уследить, будет ли Ирен против его близости.
Скриб никогда не был особо нежным, внимательным, чувственным и вот это все, что обычно любят женщины. В быту он прямолинеен. Почему в постели он должен быть другим? Скриб ухватился за край рубахи Ирен и потянул ее вверх, быстро освобождая девушку от одежды. И себя попутно, стянув рубаху через голову и бросив ее в сторону. Скриб ласкал Ирен слишком настойчиво, даже в какой-то степени грубо. Он хотел эту женщину прямо здесь и сейчас. Он сжал ладонью ее грудь, притянул к себе на талию, почти захлебываясь поцелуем, который в силу некоторых... особенностей чувствовался как неуклюжий поцелуй жадного юнца. Скриб резко поддался к Ирен, поваливая ее на спину и нависая над ней, шершавыми губами впиваясь в ее шею.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

23

Он целовал ее не так, как обычно целуют мужчины в такие моменты. Будто грозная внешность ревенанта скрывала неловкость, но Ирен прекрасно все понимала. Надеялась, что понимала. Что он чувствует из-за своей раны? Она не знала. Девушка не могла проникнуть в его сознание и понять Скриба на самом деле, но могла попытаться. В меру своего опыта, в меру своего характера.
И сейчас, некоторое мягкое сочувствие, только смягчило ее сердце - она была даже рада, если сможет подарить ему уверенность сегодня. Было в этом что-то эгоцентричное и глупое, но она не могла этого осознать.
Ирен водила руками по его волосам, шее, тянулась к нему, жалась, наслаждаясь присутствием чего-то по-настоящему сильного.
Здесь, в лагере, многие через что-то прошли, Скриб однажды поймет это, Ирен была уверена. Она и сама.. Впрочем, его опыт был совсем другим, его тело кричало об этом. Будто бы, в отличие от остальных он не стремился просто выжить. Это даже будоражило.
Одежда слетела с них обоих даже чуть более неожиданно, чем ревенант предполагала, поэтому в первое мгновение она даже сжалась под таким напором, но быстро расслабилась - улыбнувшись ему и прильнула, прижимаясь мягким телом к Скрибу. Коснувшись открытой кожи, Ирен почувствовала головокружение - когда она последний раз была с мужчиной? Сколько лет прошло? Нет, она не боялась того, что произойдет между ними, в конце концов, именно за этим она и пришла, глупо было бы отнекиваться. Но это самое мгновение потребовалось, чтобы привыкнуть.
Едва ли можно было назвать рыжеволосую очень опытной - те двое мужчин, которые у нее были до нынешнего момента, позволяли ей чувствовать себя комфортно сейчас, не бояться, позволить Скрибу вести ее, но не более.
Впрочем нужно ли было охотнику что-то еще?
В каком-то плане они были на равных - очень хотели друг друга, хотели тепла, которого давно не имели.. Но будто немного забыли как это.
Рыжеволосая подумала на мгновение, что едва ли они оба продержаться долго.
Ирен охнула тихо, когда ладонь легла ей на грудь, но тут же замолчала, лишь шумно выдыхая. Было бы не очень вежливо с по отношению к остальным громко шуметь.
Но ревенант не дал ей возможности размышлять над этим.
Девушка ойкнула, когда он повалил ее на спину и впился губами в шею, когда почувствовала, как длинная юбка случайно поползла вверх по ногам, так, что она смогла почувствовать тепло охотника. Скриб подмял Ирен под себя, почти полностью накрывая своим телом, а ее руки как-то сами собой начали скользить по его телу, будто пересчитывая шрамы и отметины, прошлись по груди, немного задержавшись там - где-то на подсознании Ирен помнила, что не только женщины могут получать от этого удовольствие - затем вверх, к шее, волосам, лицу. Она почувствовала бугрящийся ожог под пальцами.
- Ты очень мне нравишься - зачем то тихо на выдохе повторила она.
[sign]Мужик должен быть чуть красивее крокодила (с)[/sign][icon]https://i.imgur.com/19XqDRd.jpg[/icon][nick]Ирен[/nick][status]Эй, охотник![/status]

+1

24

Отсутствие языка сильно все усложняло. Банальный поцелуй оказался неудобным мероприятием, даже в какой-то степени бессмысленной. Это раздражало, немного бесило. Но возбуждение и желание аккуратно сглаживали дискомфорт, переводя только-только зарождающуюся нервозную агрессию в агрессию иного рода. В сбивчивость, неаккуратность, жадность, резкие рваные движения, ту торопливую агрессию, которая обычно заставляет мужчину быть более грубым к женщине, но при этом она и не против.
Ирен поддавалась любому действию Скриба. Она смело сказала, что Скриб нравится ей, но движения ее сейчас были менее уверенными. Хотелось бы сказать, что Скриб приметил это. Что подумал о том, что Ирен могла смущаться опыта с малознакомым мужчиной, что она в принципе была стеснительной или вовсе неопытной совершенно. Но нет. Скриб не задумался. Да, вот эта некоторая скованность ощущалась. Скриб не понимал причину этого, но ему... как бы это сказать... плевать. Ирен не была очевидно против, даже не отстранялась от неуклюжих поцелуев и наоборот подзывала к себе лаской. Этого достаточно, чтобы Скриб не останавливался.
Он не отстранял рук Ирен от себя, давая ей привыкнуть к себе, пусть делал это неосознанно, интуитивно. Хотя свободная рука уже во всю освобождала от отвратительной сейчас ткани, задирая ей юбку и фактически лапая ее за бедро, сжимая кожу, поглаживая, прижимая к себе.
На внезапные слова Ирен, разбавившие тихие стоны и шуршание одежд и сена под ее спиной, Скриб не мог. Но прямо сейчас она очень, о-очень нравилась охотнику. Что будет на утро - загадка. Но есть какая-то уверенность, что и после этих объятий, на следующий день, она тоже будет ему нравиться. Скриб нависал над ней, шершавыми губами царапая девичью кожу, на шее, груди, целуя ладонь, что только что касалась его щеки. Скриб торопливо ослабил завязки штанов, приспуская их. Голова в таком тумане, что раздеваться полностью казалось глупой тратой времени. Он хотел эту женщину прямо сейчас. И, судя по легкости их воссоединения, она хотела его не меньше.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

25

Жадно, агрессивно, но при этом желая не только тепла, но и именно ее тепла. Ирен нравилось, она уже почти потеряла способность двигаться осмысленно, пытаясь доставить ему какое-то удовольствие - не понимая может полностью что именно Скриб чувствует. Но чем дальше, тем больше она и сама переставала осознавать свои мысли - остались лишь ощущения тела: настойчивый, требовательный зов внизу живота, взрывающиеся в голове прикосновения.
Рука заскользила по мягкому бедру, только усиливая желание. Ирен мгновение любовалась тем, как губы наемника целуют ее ладонь, которая даже не могла полностью закрыть его лицо, неизбежно оставляя на виду шрамы.
Но все меньше хоть кому-то из них вообще было до этого какое то дело.
Она не сразу заметила, ощутила как горячая кожа его бедер коснулась ее, поэтому с ее губ все-таки сорвался то ли стон, то ли вскрик от такого неожиданного, быстрого, но интенсивного удовольствия. Ирен сама испугалась своего голоса, но даже прикрыть рот рукой не смогла - так сильно ладони впились в плечи ревенанта в этот момент, оставляя светлые вмятины.
- Скриб.. - тихо прошептала ревенант, пытаясь вернуть себя в реальность, из которой он выбивал ее с такой, почти что жестокостью.
Рыжие волосы, мерцающие в полумраке уже окончательно перепутались, рассыпавшись по матрасу, лезли в глаза, и на грудь покрытую розовым румянцем возбуждения.
Ирен и сама не заметила, как стала впиваться пальцами в Скриба, хвататься за него, притягивать к себе, словно он был ей нужен, здесь, ближе, еще ближе. И еще. Губы коснулись его груди - единственного места, до которого она могла дотянуться.
Очень хотелось, особенно сейчас, чтобы он остался с ней. Она явно ему нравилась, но ревенанты знают друг друга совсем недолго - быть может для него это ничего не значит? Нет, Ирен не верила в это, надеялась, что если бы он мог говорить, он бы сказал, что он будет ее охотником. Что она больше не будет здесь одна, пускай и в окружении этой радушной семьи. Что будет нечто еще. Не сейчас, не сразу. Но постепенно.
Девушка шептала что-то нечленораздельное, в перерывах между поцелуями, с каждым движением крепче прижимаясь к нему, иногда сбивая этим, но не в силах сопротивляться желанию быть еще ближе.
Вдруг перехватило дыхание и непонятная нарастающая радость начала подкатывать к сердцу. Ей нравилось быть такой маленькой в его объятьях, даже более маленькой, чем она была на самом деле. Наверное именно этого она и хотела, именно это и нашла в нем с самого первого момента, когда подумала о нем, как о ком то, кто мог бы поддержать ее в этом холодном лесу.
- Скриб.. - снова послышалось типо его имя.
[sign]Мужик должен быть чуть красивее крокодила (с)[/sign][icon]https://i.imgur.com/19XqDRd.jpg[/icon][nick]Ирен[/nick][status]Эй, охотник![/status]

+1

26

Было очень хорошо, но что-то не так. Его возбуждала Ирен, он хотел ее и сейчас наслаждался. Скрибу было хорошо, но чего-то словно не хватало.
Они грелись в объятиях друг друга, привыкали к новым ощущениям и запахам. Ирен явно держалась, старалась быть тише в проявлениях себя. Скриб не старался, он сам по себе был таким. Никакой феерии эмоций, лишь сдавленные стоны, обусловленные физиологией, да шуршание сена под их телами. И только одно короткое имя, которое срывалось в шорохе несвязных звуков с губ девушки, выдергивало и напоминало, что происходящее - не механическое удовлетворение потребностей, в которой для эмоциональной отдачи не хватало чего-то важного.
Скриб еле заметно вздрогнул, когда Ирен первый раз позвала его по имени. Не так. Все не так. Сейчас он не хотел слышать это имя. Это не его настоящее имя. Но настоящее Ирен не знала, и Скриб не хотел ей доверять его. Оно все еще казалось заржавевшим, покрытым пылью, но более легким, словно им недавно пользовались, но Скриб не мог этого вспомнить.
И снова она позвала его. В этот раз оно не так резануло по слуху и памяти. В этот раз прикосновения Ирен не дали даже на секунду уплыть в мысли. Чем дольше они были вместе, тем менее скованно она села себя, смелее обнимала его, оставляя следы на коже. И Скрибу это нравилось, этот ответ, какая-то отдача… Все верно, долго выдержать он не смог.
Одеваться полностью не хотелось. Скриб завалился на спину и притянул Ирен к себе в объятия, чтобы они продолжали греть друг друга, а тонкое одеяло, небрежно наброшенное сверху, должно было сохранить их тепло. Надо скорее заснуть, чтобы больше не думать, что неправильного ощущалось сейчас...
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

27

Даже если Ирен и забыла за эти более чем пять лет, как ощущается чужое тело, то достаточно быстро эмоции сами напомнили ей обо всем потеряном. Возможно симпатия, которая росла постепенно в ней к охотнику все это время не дала в полной мере почувствовать ей подвоха. Он был с ней, он не собирался делать ей больно или плохо, даже наоборот, можно сказать, что у ревенанта был определенный подход, который вполне считывался как внимание.
А этого Ирен было достаточно. Прямота его чувств ей даже нравилось. В представлении рыжеволосой это виделось чертой, присущий лишь сильному, к тому же, он ведь и не прогнал ее после, хотя мог бы. Значит это точно может стать чем-то большим, просто им обоим нужно время.
В отличие от Скриба Ирен все-таки одела обратно рубаху, и юркнув под шерстяное одеяло, прижалась к его боку, обняв и положив голову на грудь. Так было теплее, а она Фойрровски не любила холод. Сначала хотелось что-то ему сказать, но потом Ирен передумала. Да, ее тоже очень клонило в сон.
Почти уже засыпая, она подумала, что если как говорит Демиан, Скриб и правда из Остебена, может как нибудь потом была было бы хорошо, чтобы он увез ее туда, где теплее.


Хиллари и Демиан вернулись почти что к вечеру. Все время патрулирования, девочка почему-то не могла перестать думать о том, как ловко тогда Скриб расправился с вампирами. Мало того, что он фактически спас и ее и Демиана, так еще и убил их лишь немного поцарапавшись. И это трое на одного!
Почему она вообще так сильно разозлилась на него? Возможно Дем и прав - стоило быть помягче, в конце концов, этот обожженный мог ее многому научить. Лира фыркнула себе под нос, чтобы предательская улыбка не поползла по лицу. Ой, да барсуку под хвост этого зазнайку, но он и правда может быть полезен. Да, нужно пойти поговорить.
Закинув лук в пещеру с оружием, почти не переодевшись, Хиллари решила зайти к Скрибу сразу же. Ей не очень было по душе то, как эта мысль ее радует, но сегодня даже как-то не хотелось сильно чем-то в него запустить. В конце концов, Грег же сказал, что Скриб остается. Она немного еще злилась, больше даже на себя, наверное, что так необдуманно рванула тогда его выгораживать.. Но ведь Хил и правда хотела, чтобы ревенант остался.
Просто на семье бы очень сильно отразилась потеря очередного охотника. Да.
А так, хоть обучит ее.

Скриб всегда, когда не занимался с оружием сидел у Демиана, не сильно интересуясь остальной жизнью, поэтому Лира направилась искать его в первую очередь там.
– Эй ты, я тут подумала, решила - тебе пора полезное что-то сделать… – с порога громко начала голубоглазая, откидывая занавес пещеры, но тут же осеклась.
Скриб был здесь, как она и надеялась, только вот он был не совсем один.
Ирен сидела рядом с охотником, натягивая одеяло себе почти на нос, как будто все в лагере не знали как она выглядит и могли не узнать случайно эту рыжую копну.
Хил замерла на пару секунд, потом нахмурилась и злобно зыркнула на девушку ревенанта.
- Ладно, потом. - буркнула она, и игнорируя то, что та окликнула черноволосую по имени резко повернулась в вышла прочь.

Ирен коснулась плеча Скриба, когда Хиллари скрылась в коридоре, не отвечая на ее попытки позвать ее назад и поговорить. Все в лагере знали что Хиллари постоянно болтает о новом охотнике, еще с тех пор как нашла его, и просится с ним в патрули пускай и ужасно стесняется. А уж после случившегося на собрании все окончательно уяснили, что Хил в нем души не чает. Однако, голубоглазая с самого начала была диковата, и лишь недавно вообще начала как-то привыкать. Если бы, конечно, Эвар не погиб. Ирен было ее жалко.
– Ты бы пошел поговорил с ней – мягким голосом сказала она – Она кажется хотела что-то тебе сказать. А мне все равно надо идти..


Ну да, как же она забыла, что эта рыжая дура крутится вокруг Скриба уже неделю. Будто ему нечем заняться, кроме как с ней возиться. Ирен даже нормально с десяти шагов не сможет попасть оленю в жопу..
Хиллари в общем-то любила Ирен, как и остальных - она была очень доброй, пускай и глуповатой. Но сейчас испытала ужасное раздражение.
Почему-то в какой то момент в горле даже встал ком. Ой, да катится к Фойрру и Скриб и Ирен и все вообще. Все равно он наверняка бросит их и недели не пройдет.

Разговаривать ни с кем не хотелось, поэтому Хиллари, игнорируя встречающихся и пытаясь не попасться на глаза детям или Демиану, юркнула у коридоры пещер.
У нее было одно место, где она пряталась порой - не очень секретное, по правде говоря, но самое безлюдное.
Одна из причин, как рассказывал Грег, почему они осели именно в этих пещерах - здесь было все необходимое - еда и вода. Целая подземная река текла у них под ногами, и в одном месте небольшим озером выходила на поверхность - холодным и чистым. Ну как озеро. Хиллари скорее называла это лужицей, из которой ревенанты черпали воду, приходя сюда раз в пару дней. За чистотой родника, - а фактически это был он - очень следили, к тому же именно он определял границу их пещер. Вообще-то коридоры уходили глубоко в гору, и более того, были сквозными, чтобы в случае нападения вампиров, можно было бы вывести семью через гору, на другую сторону - чтобы не заблудиться, на пути были специальные отметки.
Однако ходы были заколочены сейчас, на случай если кто-то, например из детей, захочет убежать туда.
Это фактически был самый край их дома, куда редко кто приходил. Но здесь было спокойно, красиво и пахло свежей водой. Если прислушаться было слышно, как она течет под землей. Когда умер Эвар, Лира много времени провела здесь, не желая ни с кем разговаривать. Она была очень зла, что он просто бросил ее, позволив так легко убить себя каким то гулям.
Каким-то.. Таким как ее мать, например. А ведь она была хорошей - Хиллари почти не помнила маму, но помнила, что мама ее любила. По-началу. А ведь она тоже была гулем - совсем не похожим на этих безумных людей в лесу, которые накинулись на Эвара, разорвав его в клочья.
Лира уселась на небольшом камне, уставившись в застывшую водную гладь. Накатила черная тоска. Брат был единственным кто действительно любил ее и заботился. Нет, Демиан учит ее, воспитывает.. Но это же Демиан. Он добр ко всем одинаково. Это не тоже самое.
Почему то, когда она нашла в лесу умирающего Скриба, ей показалось..
А вообще, пошел этот кусок горелого медвежьего дерьма, пусть катится туда откуда вылез. Не нужен ей никто. Она и так прекрасный охотник
Девочка нахмурилась, уткнувшись носом в поджатые колени и раздраженным движением взъерошила волосы. Не будет она огорчаться из-за этого всего. Ей то какое дело..
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

Отредактировано Клир (22-12-2021 21:33:25)

+1

28

Дремота мягкая, почти нежная, обволакивающая и ласкающая, ушла мгновенно, когда еле слышимое эхо шагов, приближающихся к пещере, донеслось до слуха Скриба. Он открыл глаза и повернулся лицом к выходу, но позы не поменял, продолжая обнимать спящую Ирен одной рукой, а вторую запустив под матрас, где припрятан нож.
Нож не понадобился. Еще на подходах Скриб разобрал, что шаги явно не взрослого, а голос Хиллари явно дал понять, кто приближается. И даже так наемник не сменил позы, не сменил положения, только Ирен на его гружи заерзала, просыпаясь. А когда голос девочки зазвучал у самого порога, Ирен вдруг решила, что самое время спрятаться. Скриб повернулся к ней, демонстрируя несколько недоуменный взгляд. А затем то же удивление он показал Хиллари, что осталась у порога, тупо уставившись на двоих на лежанке.
"Что?" - читалось во взгляде Скриба, когда девчонка обиженно удалилась.
"Что?" - немой вопрос он обратил к Ирен. Он правда не понял, что сейчас произошло. Вот совершенно. Ни капельки. Он, взрослый мужчина, рядом с ним взрослая женщина, а случайно проходящая мимо девочка, совсем кроха по меркам прожитых Скрибом лет, демонстрирует обиду. Хрень какая-то.
От того настойчивая просьба Ирен пойти поговорить с Хиллари сейчас была встречена возмущением. В смысле иди и поговори?! Вставать с нагретой лежанки, из теплых объятий, одеваться, искать кого-то… Но Ирен была убедительна в этой просьбе. Скриб недовольно цыкнул и закатил глаза, прежде чем подтянуть к себе рубаху и бинты, чтобы скрыть шрамы на лице.

Не сказать, что Скриб прям искал Хиллари. Задайся он целью сделать это быстро, имей более четкую цель нежели "так надо", то пришел бы за ней через пять минут после того, как девочка остановилась. Но Скриб тянул время, пытался осознать, чем так важен этот "разговор". Более того, он не понимал, о чем вообще должен говорить с юной ревенанткой. От того его пожизненно вечное молчание сейчас сыграет ему на руку.
В очередной гулкой галерее, где так приятно пахнет чистой влажностью, Скриб по прежнему ступал тихо. Едва ли он делал это специально, просто так получалось, он так привык. От того его появление за спиной Хиллари могло стать неожиданностью. Он потрепал девочку по волосам и, игнорируя протесты, сел почти рядом, разделив их двоих расстоянием вытянутой руки и дощечки с закрепленным на ней угольком. Скриб уперся ладонями в камень, поморщившись, как неприятно они своим холодом отличались от объятий Ирен. Но, не за этим мужчина здесь. Он тихо выдохнул и обратил немигающий вопросительный взгляд к Лир. Трактовать его можно по-разному, но вдруг это тянущееся молчание сподвигнет ее саму начать разговор и избавить наемника от наводящих вопросов.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1

29

Когда вошел Скриб девочка сначала от неожиданности оглянулась на него большими глазами, но потом насупилась и как-то тупо уставилась на водную гладь. Этого ей только не хватало. Хиллари не хотела теперь ни о чем его просить. Просто так не хотела. Хотела и вот расхотела.
Ревенант дернула головой, когда охотник коснулся ее волос
- Говорила же, не трогай меня - прорычала она, но Скриб не отреагировал, просто сев рядом, глядя на нее такими же яркими голубыми глазами как у самой Хиллари.
Прошло пару напряженных минут, которые сопровождало лишь злобное сопение Лиры, после чего она повернулась, перехватив с вызовом его взгляд. Она как обычно выглядела скорее как злобный маленький зверек, который когда хмурился морщил нос.
- Чего уставился, обгорелый? - и как и всегда она не сильно подбирала слова - Тебе делать что-ли нечего?  - в общем то она и сама просто позволяла себе раздражаться, не сильно думая почему это происходит.
Скриб пару раз моргнул в ответ на агрессию Лир. Но на этом его удивление закончилось. Он медленно взял с камня дощечку и так же медленно что-то на ней начеркал. А после ткнул Хиллари в плечо этой самой досточкой, чтобы показать надпись:
"Ты хотела со мной поговорить".
Девочка дернула плечом раздраженно, затем будто нехотя, но все же прочитала написанное. Она читала лучше Ирен - брат учил ее еще до лагеря, поэтому Демиану было не сложно доводить ее навыки. Но тем не менее она все еще читала по слогам.
- Хотела. - ее голос вдруг стал чуть тише и она отвернулась - Но теперь не хочу. Иди вон учи Ирен читать, она хвасталась недавно, что попросит чтобы ты ее научил. - ядовито выговорила Хил. Она была достаточно взрослой, чтобы быть в курсе примерно зачем уединяются двое взрослых людей, которые нравятся друг другу, поэтому вкладывала максимум сарказма – Ты мне не нужен. – она опять раздраженно взъерошила себе волосы. В руках остался маленький листик, который запутался еще с леса. Она уткнулась в него, разглядывая и вертя в руках. Ей почему то подумалось, что сейчас Скриб и правда уйдет и стало опять тоскливо.
Скриб закатил глаза. Ну вот. Зачем Ирен отправила его поговорить с Хиллари, раз она сама отказывается? Или это какой-то хитрый ход? Скрибу было непонятно. Но... может он был довольно глух к проявлениям эмоций, кое-чему в их имитации он научился за свои года. Он повертел в руках дощечку, внимательно изучая ее. Она де обижена, верно? Только на что? Что Скриб не отреагировал на нее сразу? Что он смотрел на нее как-то не так? Что он... - Скриб выпрямил спину и нахмурился - что он был не один? Полный возмущения взгляд обратился к девочке, а следом на ее макушку опустилась дощечка, иммитируя легкую затрещину.
– Ай! – вскрикнула она – Хватит! – Лира злобно подалась в его сторону, будто собиралась полезть с кулаками, но лишь отмахнулась – Зачем ты вообще здесь сидишь? – вдруг начала она. Хиллари чувствовала, что ее начинает нести, но праведный гнев мешал ей подумать – Тебе же наплевать! Ты здесь, потому что это удобно, и ты исчезнешь в тот же момент, когда надоест! – голос чуть задрожал и она отвернулась, чтобы подходящий к горлу ком не превратился в слезы. Еще чего, не собирается она перед ним тут рыдать. Она вообще рыдать больше не собирается. Девочка замолчала, посмотрела на листок в руках, а затем, чтобы отвлечь себя пустила его по воде как кораблик. Потревоженная гладь озерца испугано вздрогнула.
Если бы кто-то увидел, что она пускает кораблики в питьевую воду.. Обязательно бы наказали. Ну и плевать.
– Ты просто нас всех обманываешь.. - тихо пробурчала она, даже не поворачиваясь к Скрибу
Хиллари даже не представляла, на сколько она была права. Что Скриб здесь только потому, что это удобно. И ему, и этим потерянным ревенантам. И чо собрались они все в одном месте только по причине взаимного удобства. Любое социальное взаимодействие - это оно, комфорт. Так, и никак иначе. Материальный ли или эмоциональный. Но кое в чем Лира не права.
Скриб не раздумывая дал ей еще затрещину, в этот раз рукой, но по прежнему мягко. Он нахмурился и написал:
"Я не лгу. Никогда".
Лира только зарычала, хватаясь за голову, поворачивая к нему нахмуренное веснушчатое лицо, чтобы прочесть. Она слышала как он шуршит угольком.
– А вот и лжешь. – буркнула девочка и отвернулась – Если у тебя нет языка, то это не значит что ты не можешь врать. – она смотрела на “кораблик”, который завис недвижимо в спокойной воде. Эвар тоже не говорил, что никогда не умрет. Но все его действия показывали - он ее не бросит. Теперь брат кормил червей как и все.
Хиллари посмотрела на наемника внимательно и долго, даже изучающе – Ты сказал охотникам, что ты здесь не навсегда? Могу поспорить, ты не сказал это даже Ирен. Потому что тебе все равно – снова повторила девочка – Ты ничего не говорил. Но ты врешь.
Скриб осознавал, что он не тот, кому стоит верить. Но при этом он знал, что не лгал. Никогда. И недоверие его бесило.
"Я сообщил, что уйду, когда придет время", - новая запись, - "И дал понять, что вам тоже стоит уйти. У вас мало воинов. А здесь опасно".
Кинув на табличку долгий взгляд Лира вдруг взьярилась - снова подалась в его сторону
– “Когда придет время” – передразнила она озлобленно – Может завтра? Может через год? Может когда вампирская кровь скиснет? Ты видимо ждешь, когда все привыкнут к тебе. Когда охотники начнут рассчитывать на тебя, когда глупая Ирен полюбит тебя.. — она осеклась, поймав себя на чем то странным. Но потом мотнула головой продолжая – У тебя барсучья моча вместо мозга, ты даже не помнишь что с тобой произошло. Может ты и там кому то наврал? Не говори что ты не врешь, если все что ты делаешь – всем своим видом обещаешь нам безопасность. А сам – она замолкла. Будто сдуваясь, потом подняла на него мечущие молнии глаза – Все это началось когда ты появился!
Скриб снова закатил глаза. Эта девочка искала проблемы там, где их не было. И его это разражало. Ее же не убедят слова, что Скриб не обещает того, в выполнении чего он не уверен хоть на малую каплю.
"Я никому ничего не обещал" - Скриб настоял, чтобы Лир прочла, - "Вы сами придумываете это".
Он наемник. И его место в мире определяется только выгодой. Но как объяснить это совсем юной девочке, которая никогда не жила в этом мире?
Хиллари схватила какой то камешек с земли и кинула в Скриба, от бессильной ярости, потому что не могла ему объяснить. И не хотела ничего говорить. Это очевидно, он мог понять и сам, если бы подумал, девочка была в этом абсолютно убеждена.
Камешек впрочем, как и все что она кидала в него до этого просвистел над его головой и с хрустом и эхом ударился о своды пещеры.
– Ты просто идиот! Нужно было оставить тебя под солнцем!
Она вдруг почувствовала как ее шатнуло. Впрочем, она лишь отмахнулась. Злость заполняла ее все больше.
– Иди продолжай дурачить девок на кухне. А лучше проваливай поскорее, может мы вздохнем спокойно!
Она вдруг снова услышала голос. Опять. Фойрр, как не вовремя. Обычно она не слышала его, когда рядом был Скриб, но тут..
Скриб тяжело вздохнул. Для него это слишком сложно. Она всем своим видом отталкивала его, и наемник не знал, как иначе воздействовать на Хиллари или разговорить ее. Он смотрел на девочку долгие секунды, но не нашел мыслей и слов, как еще попытаться вытянуть из нее слова, кроме насилия, к которому он привык. В причинять боль Лир он не хотел. Он встал и направился к выходу из галереи.
То что он просто уходил бесило Хиллари даже больше. Брат бы никогда так не поступил, он бы всегда объяснил ей, помог разобраться.
Ее снова заметно качнуло
– Проваливай! - прошипела она - если тебе на нас наплевать! Тебе наплевать! Я знаю, что на самом деле наплевать!
“Конечно ему наплевать. Он же чужак” - шептал голос - “Вообще может это он убил меня. И тебя. Он же убил тебя? Или еще нет?.. Потом убьет.”
Лира неожиданно схватилась за голову сложилась пополам, касаясь лбом каменного пола. Иногда голос брата, звучащий в ее голове последнее время был обычным, не сильно злым и беспокоящим. Лишь шептал что-то, от него можно было отмахнуться.. Но стоило ей поесть недостаточно - он становился злее, настойчивие, громче. Он начинал говорить такое, чтобы Эвар никогда бы не сказал. Это начинало пугать.
После дня в дозоре она пошла к Скрибу не сделав ни глотка. К тому же последнее время часть своего пайка она отдавала малышу Нилу, ведь он.. Маленький. Эвар всегда делился с ней. Просто потому что она младшая. Маленьким сложнее без крови.
Вот только Хил совсем забыла, что она тоже еще недостаточно взрослая и стабильная..
Она чувствовала как сознание начинает покрываться алой пеленой. Забыла, совсем забыла.
голос девочки, так внезапно оборвавшийся превратился в жалобный сиплый писк. Ей казалось ее голова сейчас лопнет как дыня.
- Скриб.. - тоненько и тихо просипела Хиллари, пытаясь позвать на помощь.
[nick]Хиллари[/nick][status]Дитя человеческое[/status][icon]https://i.imgur.com/hVjyhh7.png[/icon][sign]
А жизнь — всегда такое дерьмо, или только в детстве?(с)[/sign]

Отредактировано Клир (28-12-2021 20:40:09)

+1

30

Хиллари права: Скрибу наплевать. Даже если через час сюда прибудет рота вампирской армии и перебьет здесь всех, Скрибу будет плевать. Он не оставит сожалений. Да, он сделает все, что сможет, чтобы предотвратить бойню из чистой солидарности и того, что пахнет свежими яблоками и называется благодарностью. Но он не намерен отдавать за этих ревенантов свою жизнь, пусть они единственные сородичи, которых он встречал за много лет. Если перед ним не вампир, то Скрибу плевать на кровное родство. Его воспитывали в условиях такой общины, где кровные узы не имели значения. А сейчас ревенантов осталось так мало, что те, кто является бэлаторовым ублюдком не в первом поколении, так или иначе связаны друг с другом, будучи побочными ветками друг от друга. И даже есть призрачная вероятность, что Демиан и Ивейн родственники - особенно учитывая его удивление относительно того, что Скриб имеет отношение к роду Фалленстагов.
Скрибу все равно плевать.
Так он считает. Такого мнения придерживается. Об этом он может говорить - теперь писать - открыто и быть уверенным, что не солжет. Но... Но он чувствовал сифонящий надлом в своем мироощущении, который грыз его изнутри всё то время, что Скриб находился в этом уединенном лагере. И этот поддувающий холодный ветерок беспокойства заставил его остановиться, когда Скриб услышал свое имя, произнесенное тихим голосом Лиры.
Интонация, которой просят о помощи. Он обернулся на девочку и, прищурившись, пригляделся к ней. Ее ломало. Как наркоманку. Или голодного. Многие эмоции и реакции у Скриба давно заменены рефлексами и интуицией. И сейчас он чисто интуитивно бросился к девочке. Она еще не в бешенстве, ее сейчас не имеет смысла выбивать из бытия и отправлять в несознанку. Но надо успокоить. Просто успокоить и довести до безопасного места, где ей дадут то, что позволит ей успокоиться полноценно. На подходе к Хиллари Скриб достал кинжал и полоснул лезвием по своей ладони, хотя его нахмуренные брови в момент доставания кинжала могли навести на мысль, что он собирается прирезать девчонку. Но нет. Кинжал убран в ножны, Скриб сел рядом и заткнул рот Лиры ладонью со свежей раной. Это не вампирская кровь, она не утолит голод. Но совсем немного успокоит. И именно так, прижимая руку ко рту Хиллари, Скриб вывел девочку из галереи в коридоры, а после в заселенные участки. Где быстро отловил взрослых и очень настойчивым жестом велел напоить ее сверх нормы.
Девка высосала из него не много, но кончики пальцев похолодели и их неприятно покалывало. Проклятье, одни проблемы. Нужно пообщаться с Демианом и старостой, чтобы детей держали под лучшим контролем. И кровь. Дети не стабильны. Смутно, но он помнит, как плохо было в детстве, если не доедали. Но он был далеко не первым чистокровным ревенантом, - как бы это ужасно не звучало, - а Хиллари... как Скриб понял из разговоров, Лира была первой. И это плохо. Очень плохо. Демиан, вернись скорее, ты нужен этой девочке.
[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.
Данные на персонажа[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Лето 1072 - ...] Эра безмолвия