Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [20.11.1082] Врагу нож в сердце, другу - в спину


[20.11.1082] Врагу нож в сердце, другу - в спину

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://media.wizards.com/2016/images/daily/cardart_ISD_Silver-Inlaid-Dagger.jpg

Силва | Артес

20.11.1082

Хэймэ | Олаф

Предыдущий эпизод:
[17.11.1082] 7 ветров

[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

+2

2

- Хэймэ, о боги милосердные, ты вообще слышишь, что я тебе говорю? Это не деревня! Это город! Я, Фойрр, побери запрещаю тебе соваться на улицу без меня! - Олаф махнул рукой, пытаясь перечеркнуть все попытки эльфийки возразить ему. Ламар все еще старался быть сдержанным и не повышать голос слишком сильно, поскольку ей и так пришлось пережить достаточно в последние дни, но видит Аллор, он был на пределе.

Сказать что они были в дерьме, значило бы не сказать ничего.
Однажды ламар собирался показать Хэймэ жизнь за пределами деревни, но он думал, что это будет не сейчас и не так. Стараясь оградить ее, смягчая краски реальности, он никак не ожидал, что реальность сама ворвется в их с Хэймэ жизнь, и сразу предстанет перед девочкой в самом ужасном своем проявлении - окуная ее в боль, грязь и смерть.
А то, что все пошло Аллору под нижний плавник, Олаф даже не сомневался. Теперь на его руках, посреди города, полного не самых дружелюбных, иногда, к нему личностей, висела девчонка, которая к тому же сама была не прочь убить его ночью.
По правде говоря, ламар не боялся Хэймэ. Во-первых, потому что достаточно чутко спал по старой солдатской привычке, во-вторых, впервые убить человека.. Да еще и знакомого.. Это было не просто. Это не тоже самое что разделать оленя или отрубить курице голову. Поэтому, Олаф был убежден, что такие заявления, лишь следствия пережитого горя. Иными словами - кишка тонка. Ей нужно было на кого-то все свалить, и в целом ламар понимал. В конце концов, не он ли, в том числе, всегда поощрял в ней жесткость и природную ярость. Он слышал, как ока кричала во сне эти несколько дней, и предполагал, что пускай пока она ненавидит и его тоже - это поможет ей не сойти с ума.
Ну а если она сможет хладнокровно прикончить его, что же.. Тогда, вероятно, она не пропадет.

Но конечно, уверенности в завтрашнем дне и веселья такое поведение эльфийки не добавляло. Кроме очевидной обиды, которую Олаф умело скрывал и игнорировал, его мучала схожая ярость, пускай и направлял ее ламар на совсем других людей.
Олаф смог быстро взять себя в руки, напившись лишь в первую ночь - главное было поставить себе правильную цель. А цель у них была. Как минимум - залечь на дно на время и выяснить, кто были те ублюдки, что разрушили их жизнь. Ну и наличие, впервые за множество лет, кого-то, кто действительно зависит от него, тоже заставляло шевелиться. Был бы он один - пил бы дольше. А может и не только бы пил.
За три дня они так и не успели обсудить то, что девочка помнила с той ночи - можно было пока сосредоточиться на вещах бытового плана и не бередить свежие раны.
Но за это время Олаф смог раздобыть уже и лекаря, и еду, и некоторую, бесполезную впрочем, пока информацию, а значит все же приходил момент, когда нужно было начать ее расспрашивать.
Но как поговорить на столь важные темы, когда с тех пор как Хэймэ пришла в себя, они не могли провести и дня без скандала? Казалось он не прекращался, просто перетекая один в другой. И мотив всегда один - "ты виноват", "все из за тебя", "если бы не ты, тетя Торви была бы жива".
"Ты бы умерла тридцать лет назад, если бы не я" - каждый раз мужчина тормозил себя, когда фраза была уже готова сорваться с языка. Нет, в последнюю очередь он будет ругаться на равных с обезумевшей от горя девицей.
Пока что Олаф терпел и скрипел зубами, просто стараясь поменьше времени проводить с ней, уходя в общий зал таверны или вовсе по делам, но голова уже начинала болеть, а терпение - подходить к концу. Чтобы она не чувствовала сейчас, нужно было поговорить, а не просто постоянно искать способ уколоть его побольнее.

Олаф устало провел головой по лысой части черепа и зажмурился, облокотившись о небольшой деревянный стол, пытаясь немного сбить нарастающую злость.
- Хэймэ, это не ваша деревня - повторил он уже спокойнее - Здесь опасно ходить одной. Особенно тебе. Особенно сейчас.
[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

Отредактировано Клир (09-12-2021 22:08:31)

+1

3

Хэймэ недовольно рыкнула в ответ на нравоучения Олафа.
- И кто меня защитит? Ты? – снова уколола.
Рядом с Олафом она не чувствовала себя в безопасности, и оттого каждый день вела себя словно волчонок – дикий, напуганный, но рычащий и кусающийся по любому поводу. Она всё ещё вздрагивала по ночам от любого шороха и забивалась в угол, подальше от двери. Боялась шагов в ночи под дверями. Боялась теней над своей постелью, что отбрасывало дерево с улицы. Она боялась всего, и вместе со страхом взращивала в боли – злобу и ненависть. Она хотела отомстить. Хотела своими глазами увидеть, как её обидчики будут корчиться от боли и молить о смерти. Но во всех своих самых жестоких и кровавых фантазиях наяву… ни разу не видела Олафа. Только ему об этом не говорила. Пусть знает, что он тоже виноват в смерти Торви.
Виноват в том, что их бросил.
- Я не буду сидеть в четырёх стенах!
Пусть и не надеется.
Никакие уговоры и заверения Олафа на неё не действовали. Хэйэмэ понимала, что никак не отомстит ни за тётку, ни за себя, если не выберется из таверны. Она должна научиться - обязана - держать нож в руках не только для разделки туши. Конечно, и ублюдков, убивших Торви, можно разделать словно свиней, но сначала нужно их отыскать, загнать в угол, а там уже – медленно и со вкусом расправиться с ними.
- И мне нужно оружие, - словно капризный ребёнок, она пнула ногой стул, на котором сидел Олаф, нисколько не боясь того, что дражайший «отец» может шмякнуться на пол или удариться о стол головой. Заслужил. Получить нагоняй за своё поведение она тоже не боялась. Пусть только попробует! В перепалках с Олафом она была удивительно смелой, наглой и дерзкой. Чего не скажешь о разговорах с другими мужчинами в тавернах. – Так и скажи, что боишься.
Она снова давила на то, что Олаф слишком ценит своё горло, а учить того, кто может тебя в будущем убить, - глупо и непредусмотрительно. Но она точно научится. Без всякого Оглафа.
- К повстанцам пойду, - пригрозила она ламару. – Им точно не помешают ещё одни руки.
[nick]Хэймэ[/nick][status](no) need a sugar daddy[/status][icon]https://i.imgur.com/2Y0h2Ig.png[/icon]

+1

4

На щеках ламара заиграли жвала. Его фойрровски раздражало порой, как она все сводила к личным оскорблениям. Он и не знал, за столько лет, насколько невыносимой эльфийка может быть.
Если бы Хэймэ не была Хэймэ, и если бы он не понимал, что они оба с трудом переживают произошедшее, видит Аллор, придушил бы девчонку к Люциановой матери.
Но на провокации он все еще не отвечал, послушно, почти виновато их проглатывая.
– У тебя нет выбора, принцесса – последнее прозвучало почти оскорбительно, и скорее было укором в сторону ее капризности, когда она завела шарманку о том, что хочет наружу – посидишь тут, по крайней мере пока я не вернусь. Если кто-то из причастных к.. Кто-то связанный с теми бандитами увидит, что я притащил в город девчонку, очень быстро они все гурьбой снова заваляться сюда, и тебе очень повезет, если и в этот раз я.. – он осекся – .. Я буду не слишком поздно.
Все это было жестковато. Тыкать ее носом в трагедию, в ее очевидный страх и кошмар было рановато, но что предпринять он не знал. Может хоть так до нее дойдет. Олаф устало вздохнул, и уронил голову, но пинок по мебели заставил взглянуть в горящие нетерпением глаза эльфийки. Ее веса не хватало, чтобы выбить из под него стул, хотя с такой яростью у нее были все шансы.
– Тут ты права – он внезапно даже ухмыльнулся довольно, отчего его немного морщинистое лицо приобрело озорное выражение – Тебе нужно оружие.
Опять игнорируя ее словесный выпад в свою сторону, он потянулся к поясу и отстегнул ремешки, которые крепили небольшой охотничий нож в кожаном чехле. Сам чехол был немного потертым, но деревянная рукоять была начищена, отполирована и казалась совсем новой. Цветочный резной орнамент выдавал скорее эльфийскую работу, нежели ламарскую. Олаф протянул ей нож в чехле рукоятью вперед. Однако, чтобы взять его пришлось бы подойти почти примирительно близко.
– Не порежься только – он глянул на нее с веселой издевкой, вздернув густую рыжую бровь. Девочка умела обращаться с оружием, по крайней мере по меркам юного охотника на морских черепах. Такое могло ее уязвить. Не только же ей тут над ним издеваться.
Но потом он снова заметно помрачнел
– Если ты думаешь что повстанцы чем-то в корне отличаются от тех парней.. – он покачал головой – тебе следует думать получше.
Но время поджимало. Он физически был не в состоянии стеречь девицу целый день, поэтому нужно было что-то решать.
– Я обещаю, мы потренируемся, когда переберемся в более безопасное место, но пока.. – Он встал и поправив одежду и взъерошенные от недавней злости усы, направился к выходу
– Пожалуйста, Хэймэ – вкрадчиво произнес он – Я приду вечером. До тех пор - сиди здесь. Если кто-то придет - не открывай. Потом.. – он помолчал задумчиво, но потом все же решился – Если хочешь отомстить- попытайся лучше вспомнить о чем они говорил: имена, внешность, цели..Это поможет нам разобраться во всем быстро.
Дверь за ламаром закрылась, а затем звякнул замок.
Не будет же в конце концов она вылезать через окно.. Не будет же?
[nick]Олаф[/nick][status]Что сгорело, то пепел[/status][icon]https://i.imgur.com/omVXj6E.png[/icon][sign]

Описание персонажа

Олаф высокий ламар, с голубыми глазами и рыжий как осень. Обычно носит длинные усы, короткую бороду и прическу-хохолок, поскольку от скальпа до щеки на правой стороне тянется длинный бугристый шрам.
По меркам ламаров выглядит как "пижон" - предпочитает яркие одежды с узорами и любит кич. Уши украшены серьгами. За яркий внешний вид пираты дали ему ироничное прозвище "Птичка", которое он сам не очень любит.
В водной форме сутью своей являет мурену
Из оружия предпочитает саблю, умеет обращаться с арбалетом.
Больше всего на свете ценит деньги, работая и скапливая их, на будущую безбедную старость. Являет собой хитрого бесшабашного лиса-авантюриста, хватающегося за любые возможности заработать или развлечься. Иногда в этом авантюризме можно даже углядеть следы саморазрушения. Может быть откровенно жестоким к тем, кто является для него чужим. С друзьями и семьей - более лоялен, даже добродушен, хотя и скрытен. Олаф - себе на уме, и редко рассказывает о себе что-то по настоящему важное. Иногда о своем прошлом откровенно врет

Я дарил тебе розы, розы эти были из кошмарных снов
Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
Когда читал тебе книжки про косматых старух.
[/sign]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [20.11.1082] Врагу нож в сердце, другу - в спину