Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Июнь 1074] О вреде любопытства и пользе любознательности


[Июнь 1074] О вреде любопытства и пользе любознательности

Сообщений 151 страница 180 из 180

151

Стражники переглянулись. Они уже несколько лет служили на острове, получали хорошее жалование за непыльную работенку и не знали горя. Горе пленных их волновало, конечно, но звонкая монета в кошеле на поясе успокаивала совесть. Но только двоих из них. Другие двое искренне сочувствовали пленным. Вот только одному приходилось заботиться о большой семье, второй же охранял еще и свою дочь. Он первым отошел от отряда и выставил меч уже в их сторону.
- Пусть идет. Если она не врет, то нам не справиться с ними. А что сделает дракон с теми, кто навредил его женщине, вам лучше не знать, – уверенно сказал охранник. Лелия могла заметить ошейник у него на шее. – Откроем клетки и уйдем. Работу найти всегда можно. К тому же можно прихватить сокровищницу Ролгаса.
Другие трое переглянулись снова. Они знали, на что способен этот мужчина, и предпочли с ним не связываться даже втроем. И все трое сделали шаг назад, потом еще один, а когда дошли до входа в туннель, развернулись и побежали со словами «валим… он дело говорит… в сокровищницу и на материк».
- Спасибо, – выпалил мужчина и тоже ушел, но в другом направлении, куда-то вниз, где располагались камеры.

Но на этом опасность для алифер не иссякла. Когда до выхода на террасу оставалось пересечь один перекресток и пройти по коридору, на нее из-за угла выскочила темная тень с кинжалами. Но замерла в прыжке и с хрипом упала, содрогаясь в предсмертных конвульсиях. А из темноты появился Ксайрас с окровавленным мечом и мрачным видом. Он тут же подошел и прижал Лелию к груди.
- Осторожнее, я же просил, – прошептал он и разжал объятия. – Тут были верные ему слуги – очень расстроились пленением демона. И кто знает, сколько их еще. Нашла зелья? Бежим скорее, Стейн потерял много крови.
Дракон безумно боялся за любимую и не скрывал этого, потому и пошел за ней в глубины горы. И правильно сделал, как оказалось. Эта женщина, что попыталась напасть на Лелию, стала его четвертой жертвой.
Новые желающие мести пока не подошли или закончились, так что до Стейна они добрались без задержек. Ульв лежал все там же и едва дышал.

+1

152

Лелия ждала нападения и боялась его, а потому, когда один из слуг отошёл, да ещё и направил оружие на своих соратников, облегчённо выдохнула, потому что шансы на мирное разрешение ситуации стали намного больше.
- Спасибо вам, - отозвалась она на благодарность и расслабила напряжённые плечи, ведь в схватке против нескольких опытных воинов могла и не выстоять.
Именно эта расслабленность чуть не стоила ей жизни, когда из-за угла на неё кинулась стражница с кинжалами, а потом неожиданно обмякла и захрипела, падая на пол.
- Ксай… я была осторожной, - тихо сказала алифер, уткнувшись в плечо дракона и доверчиво к нему прижавшись, - И даже смогла убедить нескольких слуг не сражаться, а пойти открыть клетки с пленными. Правда, парочка из них собирались разграбить сокровища Ролгаса и покинуть остров, что, в общем-то, объяснимо и логично. Зелья у меня, но я просто сгребла всё в одну кучу, разбираться на месте будем.
Лелия тряхнула импровизированным мешком с зельями, от чего склянки жалобно звякнули, а затем поспешила на террасу к Стейну, чтобы оказать ему помощь.
То, насколько она необходима, стало ясно, когда девушка склонилась над едва дышащим ульвом и, развернув штору с зельями, начала искать что-нибудь действенное, откладывая в сторону яды и противоядия, которые Ролгас хранил вместе с другими снадобьями.
Отыскав и исцеляющее зелье, и мазь, которая должна была остановить кровотечение, Лелия влила жидкость из флакончика в рот Стейна, а затем начала быстро и ловко обрабатывать его раны, хмуря брови и мысленно взывая к Ньераю, чтобы он помог мужчине выкарабкаться и исцелиться, чтобы наконец-то быть счастливым со своей женой.

Отредактировано Лелия (02-04-2022 14:04:14)

+1

153

Раскаяние тут же накрыло его горячей волной. Ксайрас обнял любимую и поцеловал. Ну что же он так неосторожно! Вот болван.
- Прости, родная, прости, – прошептал дракон на пути к террасе. – Я очень испугался за тебя. Ты там одна, а тут эти бродят и выискивают тех, кто обернулся против демона. Вести быстро расходятся. Я пока занимался Стейном, двоих увидел, как они выглянули и исчезли снова. А ты такая молодец. Я слышал голоса, пошел на них, но вот эти задержали, – он махнул неопределенно рукой в сторону и повел Лелию на террасу.

Кожа Стейна стала прохладной и бледной, хотя последнее не замечалось под слоем крови. Он лежал на камнях, укрытый курткой дракона, и думал только о своей Дани, как она там сейчас, освободили ли ее или ей приходится драться за свою жизнь с теми, кто решил перебить всех пленных. Он не сомневался, что такие найдутся. Самые близкие к демону охранники, любители поиздеваться – эти постараются убить всех, кто мог бы после отомстить или донести на них.
Нельзя умирать. Он нужен Дани. Он должен вернуться к детям. Но как холодно… и как хочется спать… Нет! Нельзя спать! Они придут. Они обещали…
Нежные руки приподняли голову. Терпкая жидкость пролилась по горлу и согрела. Мазь холодила раны и убирала боль. Неожиданно стало легче дышать. Как хорошо…
Стейн вдохнул полной грудью и закашлялся. Открыл глаза. Улыбнулся.
- Спасибо. Я… знал… что вы… придете…

Как только Лелия начала выбирать нужные зелья, Ксайрас осторожно перевернул ульва на спину и занялся занавеской. Он разорвал ее на полосы и принялся перевязывать уже обработанные мазью раны.
- Это ты здорово с занавеской придумала. И мешок, и бинты, – похвалил дракон без отрыва от работы. – Все будет хорошо, Стейн. Только как быть дальше? Пленников нужно освободить или этим займутся те охранники?

Отредактировано Ксайрас (03-04-2022 13:12:40)

+1

154

Вид у Стейна был ненамного лучше, чем у мертвеца, а потому Лелия, склонившаяся над ульвом, хмурила брови, кусала губы и бросала на Ксайраса тревожные взгляды, будто вид дракона, помогающего ей с раненым, наполнял её уверенностью в том, что всё закончится хорошо.
- Один из охранников направился в подземелье, куда меня сначала кинули, - тихо ответила алифер, всматриваясь в черты лица Стейна и пытаясь понять, насколько быстро действуют зелья, - Остальные хотели забраться в сокровищницу Ролгаса, - девушка метнула ледяной взгляд на пленённого демона в клетке, - А потом, видимо, они уплывут на материк. Стейн говорил, что здесь есть и лодки, и корабль, но с другой стороны острова. Меня, правда, беспокоит, не нападёт ли кто-то ещё? И сколько вообще слуг у демона? Стеейн, ты можешь сказать, сколько среди слуг и охранников тех, кто будет защищать Ролгаса?
Девушка мягко погладила ульва по щеке, стирая кровь с рассечённой скулы, и поднялась, чтобы подойти к клетке, в которой сидел демон. Наверное, её взгляд впервые за почти три десятилетия её жизни был настолько холодным и отстранённым. Она уже не злилась, ведь сделала вывод, что демоны таковы по своей природе – коварны, жестоки, злобны, а потому не заслуживают ни жалости, ни сочувствия.
- Знаешь, Ролгас, - сказала Лелия, остановившись в двух шагах от решётки, чтобы демон не смог её достать, даже если попытается просунуть свои лапы, - Эта история про спасение действительно получилась красивой. Жаль только, что ты не допишешь её финал, но я постараюсь сделать это за тебя и однажды спеть песню о том, как один хитрый демон заманил в свои сети девушку, решив использовать её, чтобы подобраться к её возлюбленному дракону, однако демон просчитался и его перехитрил его собственный слуга, которого он заставил служить себе, угрожая его жене. А потом получившие свободу пленники покинули остров, который был их темницей, и оставили демона скованным, чтобы он умер в одиночестве. Сколько дней пройдёт до того, как ты умрёшь от голода и жажды? И здесь не будет никого, кто смог бы принять твою душу… ну разве что кроме крабов, моллюсков и чаек. Советую птиц.

+1

155

Ксайрас закончил с перевязкой и теперь думал над тем, где добыть воду, чтобы смыть всю эту кровь со Стейна. На столе стоял кувшин с водой, увы, его не хватит на всего большого ульва, но хотя бы лицо имеет смысл очистить, чем дракон и занялся, пока краем уха слушал общение Лелии с демоном. Хотя особого практического смысла в том не видел, но понимал, что ей нужно выговориться, выплеснуть все наболевшее.
Выглядел ульв жутко, полностью покрытый кровью. Он попытался подняться, но смог только слегка пошевелиться. Все силы остались в драке с Рорком. И одолел он более опытного бойца лишь чудом – тот явно недооценил всегда мирного Стейна и открыл шею для мощных челюстей. Почему-то гордости и радости от победы ульв не испытывал, только осознание, что лишил жизни… пусть негодяя, путь в защите, но он убил собрата. Потому и не знал он сейчас, от чего колотит больше, от потери крови или ужаса содеянного. Да, Стейн понимал, что если бы он не сжал зубы на шее Рорка, если бы задумался в тот момент над последствиями, то сейчас сам лежал бы мертвым. Увы, это давало лишь малое облегчение.

Демон слушал алифер внимательно. Он понимал, что проиграл, об этом ежесекундно напоминала боль в плече, но оставался в полной уверенности, что его передадут властям. Но слова Лелии сулили более жестокую участь. Впрочем, одна лазейка оставалась. Носитель души. Лишь бы ее не вывезли с острова вместе с остальными. Пусть женское, это все же тело, надежда, что жизнь не закончится. Пусть станет иной, но не закончится.
- Что же, если ты напишешь такую балладу, мне было бы интересно услышать ее, – усмехнулся Ролгас, сидя на кровати, где не так давно лежала сама Лелия.
Все остальное, в том числе и совет про птиц он решил проигнорировать, уверенный, что не пригодится.

+1

156

Лелия могла бы фыркнуть, что он не услышит этой баллады, потому что будет либо мёртв, либо метаться в слабом теле птицы или морского обитателя, но не стала. Она выговорилась и больше сказать ей было нечего – Ролгас получил по заслугам, как она и обещала ему в начале этого печального приключения. Оставалось лишь поставить красивую точку и проследить за тем, чтобы на острове не оставалось никого, в чьё тело он мог бы вселиться после смерти этого тела.
Сейчас девушку больше беспокоило состояние ульва, который, похоже, находился в шоковом состоянии не только из-за боли, но из-за того, что когтями и зубами растерзал врага.
- Как Стейн? – Лелия подошла к Ксайрасу и положила ладонь на его плечо, глядя на окровавленное тело мужчины, который готов был убить ради свободы, и убил, потому что на кону стояла не только его жизнь, но и судьба его жены.
- Стеейн, слушай меня, - алифер опустилась на колени и мягко погладила светлые волосы, - Дани скоро будет здесь, её уже наверняка освободили. Не все слуги оказались такими, как Рорк…не все захотели сражаться за демона… а значит, всё будет хорошо, надежда есть на то, что не всё покупается и продаётся за деньги… он не смог купить твою преданность даже шантажом, ты всё сделал правильно… иногда нет иного выхода и приходится забирать чужие жизни.
Она не знала, зачем объясняла ульву прописные истины. Возможно, потому, что считала – ему нужно слушать голос, чтобы не провалиться в забытье или, что хуже, в самобичевание. Ей было жаль, что мужчине пришлось убить. Было жаль, что он получил такие раны. Однако сама алифер относилась к смерти гораздо проще и не стала бы жалеть о погибшем Рорке или тем более Ролгасе.

+1

157

Голос… красивый… но не Дани… Да, он слышал Лелию, понимал ее слова. Они дарили успокоение, подтверждали голос разума. Совесть… нет, не успокоилась – приняла содеянное как необходимость. Победителей не судят. Хорошо. Иначе поступить он не мог, иначе пострадали бы и другие. И его Дани тоже. Верно, она стала бы одной из первых, на ком отыгрался бы Рорк, он давно положил на нее глаз.
- Спасибо вам, – Стейн открыл глаза и слабо улыбнулся. Голос звучал слабо, но с искренней благодарностью.
- Все хорошо, парень, только живи, тебе точно есть ради кого.
Пока Лелия говорила, Ксайрас осторожно коснулся эмоций ульва. Его едва не затопило волной раскаяния и ужаса. Справляться пришлось быстро. А потом он просто направлял и мягко усыплял чувство вины, очень осторожно усиливал эффект от слов любимой, пока мысли Стейна не потекли в более конструктивном русле. Образ жены помог особенно.
Как странно. Знать чужие эмоции, влиять на них. До сих пор дракон не стремился развивать этот дар, считал его каким-то нечестным, подлым. Что может быть хуже, чем залезть в чужую голову и заставить думать не так и не о том, вызвать чувства, каких не должно быть здесь и сейчас? Но именно сейчас Ксайрас увидел пользу псионики. Какое необычное ощущение. Как приятно осознавать, что помог, хотя об этом и не узнают, не поблагодарят. Впрочем, ему и не нужна благодарность. Это он должен сказать «спасибо» ульву, без которого они оба погибли бы.
- Стейн! – женский крик донесся от входа. Через секунды Дани уже стояла на коленях возле мужа и дрожащими руками осторожно касалась его. – Стейн…
- Все будет хорошо. Он выживет, – тихо сказал ей дракон и опередил следующий вопрос. – Ты не отравлена. Он давал тебе яд только несколько месяцев, а потом просто имитировал. С тобой все хорошо. С вами обоими будет все хорошо.

В клетке Ролгас скрипел зубами. Он не привык оставаться без внимания, а сейчас его игнорировали. В центре интересов собравшихся оказался какой-то ульв! Шавка! Да как они смеют?! Нет-нет-нет, надо выбираться. Надо… но как?! Глаза с вертикальными зрачками метались по прутьям решетки…

Но никто не замечал демона. Ксайрас передал заботу о Стейне его жене и обнял Лелию. Сейчас его не волновали глубокие царапины на груди. Сейчас важно, что они снова вместе, что он может снова обнимать любимую.

+1

158

Стейн успокаивался – и это было заметно. Была ли причиной того усталость и потеря крови или он всё же принял факт содеянного, хотя и вряд ли простил? Или же есть еще какие-то причины быстрого изменения его настроения?
Лелия бросила на Ксайраса быстрый взгляд и, заметив, как он смотрит на раненого – как-то по-особому, слишком внимательно и сосредоточенно, не так, как обычно – улыбнулась, начиная догадываться о том, что дракон пустил в ход свои недавно обретённые умения.
А ведь она, еще в начале их знакомства узнав о том, что мужчина владеет псионикой, подозревала его в воздействии на свои эмоции… Сейчас девушка понимала, что это было глупо, Ксайрас не стал бы внушать ей привязанность и симпатию магией, ведь ценил искренние чувства, рожденные в сердце, а не навязанные извне.
Алифер поднялась на ноги, уступая место рядом со Стейном его жене, и облегчённо вздохнула, ведь если Дани на свободе, то, значит, и других пленников тоже выпустили из клеток. Спрашивать о том, куда они отправились, Лелия не стала – ни к чему, да и не до того сейчас Даниэлле, которая склонилась над мужем.
- Ты направил его эмоции? – Тихо спросила девушка у Ксайраса, спрятавшись в его объятиях и обхватив мужчину за талию, - Ты очень быстро развил свой дар… благодаря этому мы все живы…
Она подняла на дракона влюблённый взгляд и, закинув ладони на его плечи, встала на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ поцелуем. Всё остальное подождёт, сейчас были важны лишь сухие губы, которых она касалась своими, закрыв глаза и с головой ныряя в ощущение безопасности и защищённости, которое охватывало её рядом с любимым драконом.

+1

159

Ульв оживал на глазах. При звуках голоса любимой жены он улыбнулся и попытался сесть, но сил все же не хватало. А Дани бережно обняла его и теперь шептала что-то, значимое только для них двоих. Наконец они вместе и никто их не разлучит. Скоро они окажутся дома, снова увидят детей…

Ксайрас продолжал обнимать Лелию, вздыхать аромат ее волос, немного соленый от местного воздуха. Он улыбнулся на замечание любимой. Какая же она прозорливая – догадалась, что он помог Стейну обрести душевное спокойствие. Он только надеялся, что она не станет ждать воздействия и на себя теперь. Нет, все же лучше успокоить, решил дракон.
- Да, немного направил, он впервые убил, – пояснил Ксайрас тихо. – Я несколько дней тренировался на Десине. Понял, что только так смогу узнать правду от людей демона – видел их ложь, но не получалось вывести на чистую воду просто словами. Знаешь, это наркотик. Вначале мне совсем не нравилось, потом стало проще, а сейчас… кажется, если продолжу, могу войти во вкус. И это неправильно. Нельзя пользоваться магией без необходимости. Любой. Но хватит обо мне. Давай займемся твоей спиной, родная. А потом моей грудью. – Ксайрас нехотя выпустил Лелию из рук и поднял баночку с мазью. – Поворачивайся.

Гвоздь! Точно, как он мог забыть! Он же сам велел Рорку оставить его на месте под матрасом. Уверенный, что все забыли о его существовании, демон метнулся к койке и спрятал гвоздь в ладони, матрас уложил обратно. Он не алифер, он прекрасно знает свой собственный замок. Пусть уходят, пусть хоть всех забирают, а он сможет выбраться…

+1

160

Она понимала… убивать впервые всегда сложно… даже если это самозащита, даже если вопрос жизни и смерти, даже если выбора нет.
Лелия чувствовала боль Стейна, его душевные метания и знала, что потом, когда воздействие Ксайраса пройдёт, ему придётся справляться с этой болью одному. Или не одному, если Дани окажется достаточно мудрой, чтобы понять мужа и переключить его внимание на другие вопросы.
- Нужно будет предупредить Дани, что в ближайшее время его нужно будет радовать и отвлекать от тягостных воспоминаний, - тихо сказала Лелия, чтобы её услышал только Ксай, и повернулась спиной, на которой сквозь ткань проступали красные полосы от ран, - Мне уже гораздо лучше, зелье помогло, так что скоро смогу спать на спине, как и прежде.
Она рефлекторно напряглась, когда дракон начал обрабатывать её спину, но в целом кожа выглядела подживающей, раны почти не кровили, а при должном уходе от них не должно было остаться и следов. Девушка стойко терпела, хотя прикосновения к спине всё ещё были болезненными, а затем забрала у Ксая мазь и начала аккуратно наносить зелье на его грудь.
- Вот почему тебе всегда достаётся в грудь, а, радость моя? – Лелия не удержалась от беззлобного ворчанья, невесомо касаясь отметин на груди, - Почему не в спину, не в руку, не в бедро, в конце концов? Сильно болит?
Закончив смазывать раны мужчины, алифер подняла на него серо-синий взгляд и нахмурилась: - Пора выбираться с острова? И… что будем делать с Ролгасом? Просто оставим, чтобы сдох от голода и жажды? Знать бы, что является его носителем души… может, получится извлечь эту информацию из его памяти?
На демона она не смотрела, словно его тут и нет, а потому не заметила, как он извлек из-под матраса гвоздь.

+1

161

Ксайрас довольно жмурился под касаниями любимой и даже не думал показать, что ему больно или хотя бы некомфортно. Впрочем, царапины уже не жгло, кровь начала сворачиваться.
- В прошлый раз мне прилетело в бок, – напомнил дракон с веселыми искорками в глазах. – И ты так мило смущалась, когда обрабатывала его.
Прошло еще несколько минут, и Стейн смог вполне уверенно сесть. Он вздохнул полной грудью и поморщился от боли.
- Как мы будем выбираться с острова? – еще слабым голосом уточнил ульв, чем отвлек внимание Ксайраса от Лелии. – Если всех освободили, начнется драка за место на лодках и баркасах.
- Кого-то я смогу увезти на себе, я большой, – заметил дракон и благодарно улыбнулся алифер. – Но многие ли согласятся лететь на драконе?
- Мы согласимся, – решительно заявила Даниэла. – Это быстрее, чем по морю  по суше, и в разы безопаснее. Кто знает, на кого они нарвутся.
- Только нужно сначала убедиться, что все покинули остров, – заметил Ксайрас и бросил короткий взгляд на демона. – Раз уж мы решили оставить его одного тут.
Жалости к Ролгасу дракон не испытывал. Пусть решение оставить его здесь одного в клетке без еды и воды жестокое, возможно, бесчеловечное, но и людей среди них нет. К тому же Ксайрас искренне считал, что демон заслужил мучительную смерть за то, что творил со своими жертвами – это он прочел в его голове, пока искал сведения о Дани, и теперь кипел от ненависти. Он бы спалил его в пламени своего дыхание, только такая смерть казалась слишком легкой. Дракон не хотел не только обсуждать увиденное с кем-то, но и вообще вспоминать.
- Посидите здесь, – предложил он ульвам. – Мы проверим, всех ли освободили, все ли покинули остров, и вернемся за вами. Идем? – потянул Ксайрас за собой Лелию в сторону выхода.
- О носителе души информация очень глубоко. А я еще не настолько хорошо владею псионикой, чтобы добраться туда без усилий. Если попытаюсь, причиню боль не только ему, но и себе, потом дня два не смогу ничего делать, а нам еще лететь, – добавил дракон уже по пути к камерам, чтобы их не слышал демон.

Отредактировано Ксайрас (13-04-2022 18:14:48)

+1

162

Воспоминания о той ране, что когда-то Ксайрас получил, защищая её, вызвали тёплую улыбку, ведь была она совсем не страшной, хоть и напугала девушку в первый вечер, но зато потом… наверное, если бы не то ранение, то Лелия бы сбежала, испугавшись вспыхнувшей к мужчине симпатии, но её остановила ответственность за пострадавшего из-за неё дракона.
Кажется, это было в прошлой жизни. В той жизни, где не было уютного берсельского дома, полётов над облаками, жадных поцелуев и жарких ночей, которыми они не могли насытиться. Всё это было до того, как она по своей глупости и неосмотрительности снова подставила Ксая, благородно бросившегося её спасать из лап демона.
Эти мысли бились мотыльком с опалёнными крыльями, но для тягостных размышлений было не место и не время, ведь сейчас перед ними стояли более важные вопросы – пленники, слуги, раненый Стейн и сидящий в клетке Ролгас.
Хотелось думать о том, что уже всё закончилось, всё позади – страхи, сомнения, чувство вины, отравляющий сердце гнев, боль в иссечённой спине, потом снова страх, чувство бессилия… а затем надежда и уверенность в том, что Ксайрас рядом.
- Идём, - алифер потянулась следом за Ксаем, напоследок бросив хмурый взгляд на демона, а когда мужчина признался в том, что пока не рискнёт лезть в голову Ролгаса так глубоко, лишь кивнула и негромко добавила, - Дани говорила, что среди пленниц есть та, кто шпионила на него. Это ламарская девушка, она где-то в бассейне в пещерах… Быть может, ей что-то известно? Я, конечно, не уверена в том, что она пойдёт нам навстречу, но её мысли могут быть запрятаны не так глубоко, а перспектива остаться на острове с демоном и стать новым носителем его души может её испугать. Это жестоко, конечно, но я не хочу оставлять ему ни малейшего шанса на спасение, он слишком долго творил свои тёмные дела, чтобы даровать ему жизнь.

+1

163

Темные переходы освещали только факелы и лавовая река. После слов Лелии Ксайрас вызвал в памяти план горы, прочитанный в голове демона, кивнул и свернул в соседний туннель. Шел он все еще осторожно, хотя почти не сомневался, что все самые верные слуги Ролгаса погибли, а простые наемники ушли на пристань. И все равно оставалась вероятность, что кто-то мог продолжить партизанскую охоту за победителями.
- Давай спустимся к бассейну. Насколько я понял, ее тут никто не любил из слуг, так что могли «забыть» освободить, – показал дракон пальцами кавычки.
Никто на пути к бассейну в наибольшем отдалении от лавового потока им не встретился. Всю дорогу Ксайрас поглядывал на возлюбленную – тревога, что плен не прошел даром для ее эмоциональной натуры, не покидала. И все же он не собирался лезть к Лелии в голову за уточнением, тем более ради манипуляций, как со Стейном. Нет, чужие мысли и эмоции оставались для дракона слишком личными, куда нельзя лезть без разрешения. На мысли врага его принципы не распространялись. А Стейну он спасал жизнь. Лезть же в голову любимой без необходимости и без ее разрешения дракон считал недопустимым.
Предположение оказалось верным – девушка все еще плавала в большом естественном бассейне неправильной формы. Прикрывали ее прелести только длинные волосы цвета вызревшего зерна. По воде плеснул широкий рыбий хвост и отправил ее к дальнему краю бассейна при появлении чужаков.
- Вы… вы кто? Я слышала шум. Сюда кто-то заглянул, но ушел. Мне ничего не сказали. Что происходит? – ее дрожащий голос многократно отразился от стен пещеры.
Факелы здесь не требовались, тут и там, даже в воде рос фосфоресцирующий мох, а его странный зеленоватый свет отражался в блестящей слюде стен и создавал фантастическое освещение.
«Синдром пленника. Она его ненавидит и любит одновременно. Скорее хочет остаться с ним и изменить, но боится, что он ее убьет или сделает что-то хуже. Она запасной план Ролгаса. Подозревает это, но очень хочет верить, что это не так. Попробуй убедить ее, что лучше уйти,» – ментально прошептал дракон, когда прочитал мысли ламарки. Раз она шпионила для демона, подпадала под определение врага.

+1

164

Лелия шла по коридорам, опасливо поглядывая по сторонам и всё ещё ожидая нападения, ведь она уже кинулась за зельями сломя голову, а в итоге едва не попалась. Снова.
- Я о ней только от Дани знаю, - девушка пожала плечами и пристроилась за спиной Ксайраса, - Она его любовница и неизвестно, чью сторону примет, но если оставить их здесь вдвоем, ламара освободит демона, а это допускать нельзя.
Алиферы умеют быть милосердными, ведь изначально были созданы как воинство света, но так же они умеют быть и жестокими, потому что за свет, справедливость и равновесие нужно уметь сражаться. И сейчас в голове Лелии птицей в клетке билась мысль о том, что если ламара откажется от сотрудничества, то её лучше будет убить, сколь бы бесчеловечным ни было такое решение. Но ведь они и не люди. Никто из них…
- Происходит то, что Ролгас повержен и теперь сам сидит на цепи, как злобный пёс, - коротко ответила алифер, непривычно равнодушным взглядом окинув светящийся мох. В другой ситуации она бы наверняка полезла трогать, щупать и чуть ли не нюхать сияющую диковинку, но сейчас её волновала лишь реакция добровольной пленницы, которая шпионила для своего похитителя.
«Запасной план? Он может вселиться в неё, если погибнет? Это так… отвратительно…» - даже в мысленной речи Лелии звучала брезгливость и презрение, но когда она продолжила говорить вслух, её голос был спокоен: - Я не знаю твоё имя, да мне и без разницы, как тебя называли родители или твой любовник-демон, потому что его судьба уже решена, а твоя пока ещё нет. Мы оставим его на острове одного, чтобы он умер и утратил возможность переродиться в сильном теле, пусть доживает птицей или моллюском! И у тебя есть выбор – покинуть остров со всеми остальными пленниками, слугами и наёмниками или… остаться в этом озере навсегда, оно будет красивой могилой.
Она могла быть более мягкой, понимающей, утешающей и взывающей к рассудку, но не здесь и не сейчас. Лелия устала, а потому ей проще было поставить вопрос острой гранью клинка – свобода от демона через бегство с острова или свобода через смерть. Оставлять Ролгасу лазейку она не собиралась.

+1

165

«Он демон. Для них это нормально. У всех рас свои достоинства и недостатки. Мой род вообще считают чудовищами. Не суди зря, – мягко улыбнулся Ксайрас на замечание Лелии. – Я согласен, если она не пойдет волей, проще будет убить ее здесь. А если пойдет, нужно будет проследить, чтобы она не вернулась за ним по глупости.»
Медленно и осторожно дракон пошел по кромке бассейна. Он с интересом осматривал мох, но не забывал поглядывать на ламарскую девушку. Арва. Кажется, это ее имя, если он верно прочитал в ее сознании. Как странно, она не думает ни о ком и ни о чем, кроме Ролгаса и себя. Это удивляло. А от некоторых мыслей становилось тошно. Тряхнув головой, Ксайрас вышел из сознания ламары и продолжил подходить ближе.
Только этого как раз и не получалось – девушка отплывала от него, а когда поняла, что таким образом приближается к Лелии, переместилась на середину бассейна и уже оттуда переводила пытливый взгляд с Ксайраса на Лелию и слушала, что ей предлагают.
Дракон решил не вмешиваться в ее размышления и не подталкивать к какому-то решению. Сейчас решался вопрос жизни девушки, пусть сама делает шаг в будущее.

- Арва, – высокий мелодичный голос ламары эхом отразился от стен и потолка. Она нахмурилась и остановила взгляд на Лелии, когда решила, что в безопасности в центре водоема. – Я хочу жить. И поеду с вами. Но хозяин… Ролгас… – боязливо произнесла она имя демона, и будто бы в первый раз. – Он очень хитер. Не оставляйте его, лучше убейте, иначе он найдет лазейку. Скорее всего уже нашел. Это его остров, он знает тут каждый камень. И… Да, я выхожу.
Она подплыла к краю бассейна и села на край, подождала, пока хвост превратиться в ноги и без стеснения прошла к дальней стенке, где хранились ее вещи. Когда она откидывала волосы, стало видно, что ошейника на ней нет.

+1

166

Наверное, Лелия не ожидала, что ламара согласится с её доводами. Арва… не слишком мелодичное имя, но, возможно, не у всех морских обитателей они журчат и переливаются, как вода.
И жить она хотела… кто бы в этом сомневался… алифер скептически и не слишком доброжелательно посмотрела на девушку, думая, что сама она, если бы речь шла о возлюбленном, не предала бы его и точно не стала бы желать ему скорейшей смерти.
Лелия помнила слова Ксайраса о том, что Арва не только любит Ролгаса, но и ненавидит, но не могла понять такое переплетение чувств, ведь как же смешать в одном коктейле столь разные эмоции? Если любишь, то готов лететь на край света в поисках возлюбленного и жертвовать собой ради дорогого существа, а если ненавидишь, то всеми силами души, со всей страстью и яростью!
Возможно, она мыслила слишком просто, даже примитивно, но чувства алифер оставались чистыми и незамутнёнными, далёкими от душевных терзаний и метаний, тягостных дилемм и сложного выбора. Быть может, она была ещё слишком юна сердцем и любила первый раз, а потому не понимала и не принимала позицию Арвы.
- Если мы его убьём, то его дух попытается вселиться в кого-то поблизости, - напомнила Лелия очевидное, не глядя на одевающуюся Арву, - В себе и Ксайрасе я уверена – мы его не пустим в свою душу и тело, а вот в тебе – нет. Хочешь стать сосудом для своего любовника? Или это такой хитрый план?
«Просто оставим остров?» - Алифер подошла к дракону вплотную, поднимая на него хмурый настороженный взгляд, и осторожно обняла мужчину, чтобы не потревожить его раны, - «Может, конечно, ламара и права – он будет искать лазейку, но если мы его убьем, то риск выше, как мне кажется… И нужно ещё проверить, всех ли пленников забрали лодки и баркасы, ведь если нет, то… мы ведь не бросим их здесь?»

+1

167

За ламарой Ксайрас наблюдал краем глаза. Не ради любования женским телом, просто опасался какого-нибудь фокуса с ее стороны, а снова лезть в голову не хотел. Уж лучше поддерживать ментальную связь с Лелией.
Убить демона или оставить в клетке умирать? Сложный вопрос. Убивать опасно. Если бы он знал расстояние, на какое может отлететь душа демона в поисках нового тела, попробовал бы воспользоваться этим. В их же ситуации лучше не рисковать. Однако же и оставлять Ролгаса здесь без присмотра не хочется. Что если Арва права, и у него есть козырь в рукаве? Сидеть на острове и наблюдать за мучительной смертью нельзя опять же из-за риска переселения души.
А если демон выберется? Будет мстить или забьется подальше? И как мстить? Да, у него остаются имение, средства и связи в Берселе. Только что он сделает, объявит, что Ксайрас дракон, а Лелия алифер? Да, он сделает им плохо, но должен понимать, что в ответ и они раскроют его личность. К тому же, если Ролгас вернется в город на берегу моря, Ксайрас будет за ним приглядывать. Да, пожалуй, выбор очевиден.
«Просто оставим остров, – после недолгого раздумья повторил слова любимой дракон. – Даже если у него есть лазейка и он ей воспользуется, в Берселе ему так хорошо, как прежде, не будет. Сейчас проверяем, чтобы на острове не осталось ни души, и уходим. Вернее, улетаем.»
Когда ламара оделась, они сопроводили ее на пристань, где полным ходом шли последние приготовления к отплытию, а после снова вернулись в гору и проверили каждый угол и нишу.
Они обнаружили еще двух пленниц, забытых в дальних камерах, и выпустили их. Но Лелия могла заметить, что нигде не видно самой первой ее знакомой на этом острове – драконицы Фисорет.

+1

168

Глядя на задумчивое лицо дракона, Лелия понимала, что он размышляет над произошедшим и взвешивает все за и против – убить или сохранить жизнь, оставить одного или же придумать другой путь наказания? Прошелестевшее в сознании решение Ксайраса было ожидаемым – покинуть остров, оставив Ролгаса в одиночестве.
Алифер смутило, что Ксай допускает возможность уловки со стороны демона, но она промолчала. Ни к чему сейчас пытаться просчитать то, что почти невозможно предугадать.
Когда пещеры были обысканы, а освобождённые пленницы отправились к причалу, Лелия внимательно осмотрела открытые камеры и заметила, хмуря брови: - Когда меня только бросили в темницу, то напротив была драконица… кажется, её звали Фисорет… она мне тогда ещё объяснила про царящие здесь порядки, про драки в грязи и то, что Ролгас может заставить делать ему массаж или развлекать его другими способами, но среди освобождённых я её не видела. У неё было яркое красное платье, его легко было бы заметить. Может, конечно, она улетела, но мне это кажется сомнительным.
Алифер не сказала о своих подозрениях и о том, что Фисорет может быть той самой уловкой, против которой предупреждала Арва, да и это оказалось бы ни к чему, потому что сомнения и неуверенность были написаны на лице Лелии крупными рунами.
Сейчас, когда девушка чуть лучше понимала характер Ролгаса, она бы не удивилась, если бы и драконица, которую она увидела первой, из тех пленниц, что любят и одновременно ненавидят демона, как ламара. Это было бы даже логично – в чужие уста вложить то, что она должна услышать… и, если это так, то Фисорет могла где-нибудь затаиться, чтобы потом освободить Ролгаса.
- Ксай, а ты можешь с помощью магии определить, остались ли на острове ещё пленники или же те, кто спрятался? – Тихо спросила алифер, поглаживая бок мужчины и заглядывая в его глаза.

+1

169

- Драконица, значит, – нахмурился Ксайрас. – Это не воробей, она большая, сложно не заметить в небе в солнечный день. Давай поспешим к нашим ульвам, а то они там одни и почти беспомощны, рядом только демон в клетке. А дракон после плена может натворить дел. Тем более женщина. А магией, если так и можно искать, я не умею, увы.
И он ускорил очередное путешествие по коридорам внутри горы, отметив, что впервые за этот день начал всерьез нервничать. Драконы разные, кто знает, на что способна эта женщина. Одно он понимал наверняка – если она еще не улетела, значит, что-то задумала. Если она спокойная и уравновешенная, спрячется где-то, пересидит и сделает свое дело, если нет, пойдет напролом. А то еще и полетит.
До выхода на террасу оставалось два поворота. И тут гора содрогнулась. Ксайрас чудом устоял на ногах и поддержал Лелию. Откуда-то сзади послышался шум падающих камней. Ксайрас нахмурился и огляделся. По стене с одной стороны прошла трещина. И тут же подземный толчок повторился.
- Бежим. Кажется это вулкан просыпается. Как-то слишком вовремя… – пробормотал он и теперь уже побежал.
Из глубины пещер эхо донесло яростный рев живого существа. После него гора начала дрожать без остановки. Стало невероятно жарко, камни сыпались, стены туннеля пошли трещинами.
- Кажется, я знаю, куда делась драконица! – прокричал Ксайрас сквозь этот шум.
И вот терраса. Красивый мрамор тоже трескался, у самой кромки несколько уже улетели в пропасть, одна колона лежала расколотой рядом с увами. Дани продолжала прижимать к себе Стейна и закрывала его собой, вся в каменной крошке. Ролгас истерично хохотал.
- Уходим немедленно. Лелия, помоги нашим друзьям забраться на меня, – сказал Ксайрас и принял истинную форму. Он лег и опустил шею, чтобы девушки не так много времени потеряли при подъеме раненого Стейна.

+1

170

В том, что драконица может натворить бед, Лелия не сомневалась… и даже неважно, на чьей стороне она бы взялась эти беды творить, потому что дракон – это совсем не воробей и даже не алифер, а огромное огнедышащее создание, способное довести до сердечного приступа неподготовленного зрителя или… вызвать извержение вулкана…
- Ксай, она что, нырнула в вулкан?! – Закричала Лелия в ответ, торопясь по темным коридорам, - Она же погибнет! Или нет? Ньерай, это же безумие!
Что заставило Фисорет поступить именно так? Если, конечно, она действительно спровоцировала пробуждение огненной стихии… Отчаяние? Желание отомстить? Или же это был хитроумный план, должный заставить всех покинуть остров как можно быстрее? Или же попытка уничтожить демона несмотря ни на что? Было бы у кого вообще спрашивать! Даже если драконица выживет, вряд ли она станет искать её в Берселе, чтобы за чашечкой чая обсудить Ролгаса и его игры.
- Дани, Кса…ндор отнесет нас на материк, но нужно затащить Стейна, - Лелия всё никак не могла привыкнуть называть Ксайраса его другим именем и каждый раз ловила себя где-то в середине слова и меняла окончание, - Похоже, что Фисорет инициировала извержение вулкана, потому что мы не нашли её ни в пещерах, ни на причале… Ньерай… надеюсь, остальные успели сесть на корабли и отплыть, ведь на море сейчас будет опасно.
Она принялась помогать Даниэлле затаскивать Стейна на спину Ксайраса, а затем забралась и сама, вздрагивая от каждого грохочущего звука, что издавали падающие колонны и куски стен и крыш. Прекрасный сказочный островок рушился на глазах, а в щелях и трещинах багровела ало-золотая лава, которая отвоёвывала остров у людей и совсем недавно царствующего здесь демона.

Отредактировано Лелия (26-04-2022 21:08:21)

+1

171

Камни падали все активнее. Одну из колонн Ксайрасу пришлось ловить и отпихивать мощным хвостом, чтобы она не задела девушек и бесчувственного ульва. Очень хотелось поторопить их, но дракон понимал, что скорости это не прибавит, только суеты. И он буквально распластался на камнях в попытке облегчить работу Лелии и Даниэле.
Тем временем острый пик горы содрогнулся раз… другой… третий… и взорвался. Камни разных размеров от огромных булыжников до мелкой крошки полетели вверх и на высоте разлетелись веером в разные стороны.
В этот самый момент огромный черный дракон взмыл в небеса. Между камнями пришлось лавировать, уклоняться от простых булыжников и раскаленных.
«Ауу!... – взвыл он случайно в голове Лелии, когда один из камней попал по хвосту. – Ай-яй-яй… Нет, не ныряла она вулкан. Она только подогрела его, если так можно выразиться. Но вот успеет ли выбраться… Что-то мне не хочется ждать. Ай, мой хвост… Сейчас только посмотрим на корабли и сразу домой. Как там Стейн?»
Крутых виражей с пассажирами на спине Ксайрас закладывать не стал, облетел опасный вулкан по широкой дуге. Вид открывался жуткий и завораживающий. В клубах дыма и пепла из жерла лава выстреливала в небо и стекала по краю горы, сметая все постройки, будто шаловливый ребенок, что рушит чужой песочный замок. И текла эта лава как раз на ту террасу, где метался в клетке демон. Черный дракон взлетел повыше. И увидел, как из пещеры у основания горы вылетает еще один дракон. Солнце отражалось от золота чешуи, из пасти вырывался столб пламени и торжествующий рев.
И на фоне всего этого волны и ветер несли к недалекому берегу два корабля и три больших лодки. На них падали камни, у одной ладьи прорвало парус и пассажирам пришлось взяться за весла.
«Я мог бы им помочь, но не хочу рисковать вами,» – вздохнул Ксайрас.

Отредактировано Ксайрас (29-04-2022 15:38:27)

+1

172

Затаскивать Стейна на дракона – не самое простое занятие, но девушки с грехом пополам устроили ульва на Ксайрасе, а после и сами оказались на широкой чёрной спине. Лелия успела нашептать Дани, что дракон не первый раз повезет наездников, что он очень аккуратный и бережный, а потому бояться им нечего, их не уронят, если крепко держаться.
Сама алифер уже привычно устроилась на шее Ксая и обняла его, прижавшись щекой к тёплым чешуйкам, думая о том, какой же он родной и любимый, заботливый, сильный и смелый… добрый не только к ней, но и к остальным, кому способен помочь.
«Я тебе потом сделаю массаж… хвоста…» - В голосе алифер появился тёплая добрая насмешка, которая выдавала то, что холодная длань отчаяния и страха, что сжимала её сердце в последние дни, наконец-то разжалась, - «Стейн жив, но в его состоянии, конечно, не на драконах летать, а лежать в мягкой постели… О! Это же Фисорет! Больше некому! Она всё же выжила!»
Лелия увидела драконицу и не удержалась от облегченного возгласа, ведь её смерть была бы напрасной. А вот смерть Ролгаса, которая подбиралась к нему раскалённой лавой, не вызывала в душе алифер ни сочувствия, ни жалости – пусть умрёт в муках, расплачиваясь за всё, что творил.
«Они выберутся сами, Ксай… летим домой…» - тихо отозвалась девушка, поглаживая шею дракона, и больше не смотрела на корабли, которые казались игрушечными с той высоты, которую набрал Ксайрас.
Впереди маячила линия берега, немного дальше уже были видны крыши и шпили Берселя, но дракон свернул вбок и полетел к неприметной бухте, которая были слишком маленькой для того, чтобы заводить в неё корабли, а чудный пляж с мелким песком закрывали высокие утёсы, которые создавали ощущение уединённости.
Лелия помнила это место – они с Ксаем несколько раз пролетали над ним и даже спускались к воде, а в нескольких километрах, как помнила девушка, находилась рыбацкая деревня, где можно было найти помощь для раненого Стейна.

+1

173

Ксайрас сделал еще один круг над проснувшимся вулканом и повернул в сторону Берселя.

Последнее, что могли заметить его пассажиры, как демон перестал метаться по клетке, встал в середине и громко рассмеялся. Ни одной души не чувствовал он на расстоянии достаточном для вселения. От стихии спасались все – птицы, звери и, конечно же, разумные существа. Даже сложно сказать, кто сорвался с места первым. Ему не дали второй шанс, а носитель души сейчас расплавится вместе с ним. Что же, видимо пора к Фойрру. А жаль, такая красивая история бы получилась. Интересно, девчонка алифер ее запишет? Если да, то расскажет или споет хоть кому-то, да хотя бы своему дракону? А он, видимо, будет рассказывать истории Фойрру. Такого слушателя у него еще не было. И демон смеялся. Смеялся громко и почти истерично в последние мгновения своей долгой полной развлечений жизни.

Золотая драконица подлетела к черному собрату и покачала крыльями в знак благодарности за спасение. Однако следом за ним не полетела – тут же развернулась и направилась на север вдоль побережья. Вскоре свет солнца последний раз сверкнул на ее чешуе, а потом она превратилась в точку и исчезла.
Ксайрас мог бы лететь с такой же скоростью, но не с пассажирами на спине, тем более серьезно раненым. Он вообще старался больше парить во встречных потоках, чем махать крыльями, чтобы не так трясло.
«Массаж хвоста? Какого именно? – игриво ответил он возлюбленной и показал пару вариантов. Слова Лелии явно отвлекли его от неприятных ощущений. – И ты понимаешь, что нам придется лететь как раз к той деревне, где живут спасенные нами рыбаки? Теперь точно слухов не избежать. Ночи дожидаться нельзя, Стейн может не пережить. Но я попробую зайти со стороны суши, вдруг и не заметят. И снижаться буду быстро, предупреди Дани.»
Так он и сделал. По широкой дуге обогнул рыбацкую деревню и начал стремительно снижаться к бухте. Заметил ли кто-то огромного черного дракона, он не знал, это они обнаружат только завтра или через день, если пойдут пересуды по городу. А пока он снова распластался на земле в ожидании, пока девушки снимали со спины Стейна, что пришел в сознание в полете, но самостоятельно передвигаться еще не мог.

Отредактировано Ксайрас (02-05-2022 14:22:24)

+1

174

Уточнение Ксайраса о хвосте могло бы прозвучать пошло, если бы кто-то его услышал, но они с мужчиной были близки настолько, что подобное заигрывание на грани приличий вызывало тёплую улыбку, а не возмущение. Это её любимый дракон – сильный, смелый, страстный, нежный… как же хотелось зарыться с ним в постель и не вылезать оттуда неделю… сначала спать, а потом заниматься не менее приятными вещами.
Лелия только сейчас начала осознавать, что всё закончилось, плен позади, демон погиб без права на перерождение, они все живы, а шкура зарастёт, как бы грубо это ни звучало. И Стейн выживет – в этом алифер была уверена.
«Слухи… быть может, нам уехать из города на какое-то время, чтобы избежать подозрений?» - Осторожно спросила Лелия, когда они приземлились в бухте и осторожно сняли раненого ульва.
- Дани, нам нужно решить, как лучше поступить, - в первую очередь девушка решила посоветоваться с женой Стейна, ведь именно от неё зависели их дальнейшие действия, - Деревня рыбаков в часе ходьбы… может, немного меньше. Самое простое – нам с Ксандором дойти до неё и попросить помощь, ведь у них может быть и лекарь, и зелья, да и на телеге Стейна будет везти проще, чем тащить на себе.
Лелия склонилась над раненым и потрогала его лоб, хмуря брови, ведь состояние мужчины казалось если не критичным, то весьма тяжёлым. При бегстве с острова она забрала несколько зелий Ролгаса и сейчас вливала в рот ульва остатки исцеляющего снадобья.
- Второй вариант опаснее, потому что мы теоретически можем поднять Стейна по высокому берегу и попытаться сделать носилки, чтобы донести его до деревни, - алифер продолжала высказывать свои соображения, - Но в таком случае наш путь займет раза в два больше времени, да и оправданно ли так рисковать? Что скажете?
Она обвела серьёзным взглядом всех троих – Дани, Стейна, Ксайраса, ведь у обоих вариантов, которые она видела, были свои достоинства и недостатки, а идеального решения, как и всегда, не существовало.

+1

175

Ксайрас терпеливо дождался, когда с него снимут раненого ульва, и снова принял человеческий вид. Если бы не Стейн, он превратился бы сразу, тогда пассажиры просто спрыгнули бы на землю и все, но сейчас приходилось вести себя осторожнее. Зато время ожидания он провел с пользой, размышляя над словами Лелии.
«Нет, если мы уедем, тем самым сразу распишемся в том, что один из нас – дракон. И тогда мне просто стразу проще искать новый дом, – быстро отмел предложение алифер Ксайрас. – Пока Дасин создает видимость того, что мы дома и слишком заняты друг другом, потому и не появляемся в городе.»

Ветер и холод остались позади. Под спиной снова теплый песок, сверху припекает жаркое солнце. Неужели все пригрезилось? Бой, дракон, побег и полет – неужели их не было, а он просто задремал на пляже? Но откуда тогда такая слабость и боль в теле?
Стейн открыл глаза и с облегчением улыбнулся. Дани, Лелия и дракон склонились над ним – не пригрезилось. Да и склон над ними незнакомый, покрытый соснами, а не пальмами. Дышать сразу стало легче, в теле откуда-то появились силы. Ульв попытался подняться, но Дани решительно уложила его обратно.
- Как чувствуешь себя, Стейн?
- Свободным, – ответил он. – Только болит все. Но умирать не собираюсь. И… есть хочется…
Ксайрас с облегчением рассмеялся на эти слова и прижал к себе Лелию.
- Идти в деревню не вариант. Если мы там появимся, а они нас видели, сложат один и один, – покачал он головой, осматриваясь. – Больше тут бродить некому. И не забывай, в чем ты, милая. Если Стейна еще можно выдать за жертву нападения дикого зверя, то как объяснить ваши с Даниэлой наряды? Таак…
Склон над бухтой нависал довольно крутой, но не неприступный – здоровый человек мог по нему забраться, но тянуть наверх раненого идея плохая. Но выход есть.
- Значит так, – Ксайрас выпустил любимую и отошел к самой воде, задрал голову. – Сесть наверху мне негде. Так что можем сделать так: вы, девушки, поднимитесь наверх сами, а я подниму Стейна в лапе. Увы, осторожно я его положить не смогу, так что вы его примите у меня. Там водится зверье, так что кого-то да поймаем.
- Охота с меня, – вызвалась Даниэла. – Если ты не раздавишь Стейна в когтях, я согласна.
- Не так давно мне уже пришлось так тащить двоих, живы они остались, – усмехнулся Ксай воспоминанию из последнего их с Лелией беспечного полета над морем в грозу… словно из прошлой жизни… – Могу и вас в лапах поднять, но за бережность посадки не ручаюсь, – предложил он.
- Нет, спасибо, я лучше сама, – фыркнула ульв и бодро полезла наверх, цепляясь за корни.

Отредактировано Ксайрас (02-05-2022 14:30:08)

+1

176

Как же различно они всё же мыслят… Лелия не привыкла сидеть на одном месте, не привязывалась к городам, не планировала жить в одном доме десятилетиями, да и не зависела ни от общественного мнения, ни от людей. Другое дело – Ксайрас, который выстроил свою жизнь так, как ему хотелось, и делал это не год и не два, а потому и терять налаженный быт не желал.
Конечно, девушке нравилось жить с ним и спать под его боком, но она с лёгкостью бы перебралась и в Андерил, и в Вильсбург, а Ксай… Ксай думал о будущем на годы вперёд, а потому был гораздо более мудр. Но она подумает обо всём этом потом, сейчас у них были более важные заботы.
- А на потерпевших кораблекрушение мы не похожи? – Лелия осмотрела свой изодранный, грязный и окровавленный наряд и скептически хмыкнула, - Мдаа… пожалуй, нас можно принять только за жертв разбойников… Ладно, если мы не будем рисковать с деревней, то у нас остаётся третий вариант, да?
Алифер проследила за взглядом Ксайраса и прикинула, что он сможет взлететь, не привлекая к себе лишнего внимания, если не будет взмывать в небеса, а за сохранность Стейна она не переживала, ведь дракону не первый раз пришлось бы нести кого-то в когтях.
- Получается, мы сейчас отдыхаем, ловим дичь, обедаем и ждём заката? – Лелия не спешила лезть следом за Дани, ведь ей проще было бы подняться ввысь на крыльях, - А потом добираемся до Берселя и там уже лечим Стейна?
«Ты уверен, что хочешь показать им свой дом, Ксай?» - Об этом девушка подумала, красноречиво посмотрев на Ксайраса, чтобы он догадался прочитать её мысли, - «Не то чтобы я им не доверяю, всё же мы пока действуем заодно, но что будет дальше? Если они захотят выдать тебя… нас… по каким-то своим причинам… знание о твоем доме разрушит всё, что ты делал годами… Или я слишком подозрительна после этих приключений?»
Дождавшись, когда Даниэлла взберется на высокий берег, алифер распахнула светлые крылья, в несколько сильных взмахов взлетела к ней и махнула Ксаю рукой – мол, они наверху и готовы принимать раненого ульва.

+1

177

Ксайрас дождался, когда обе девушки окажутся наверху, и снова преобразился в огромного черного дракона. Лапа с когтями сабельной длины осторожно подцепила Стейна. Увы, все же он немного поцарапал обнаженного ульва, но совсем немного, на фоне остальных ран даже не заметно. Широкие крылья взметнули песок, ветер от них прижал редкую траву, что пробивалась через песок пляжа. Дракон осторожно поднялся так, чтобы над обрывом виднелась только его голова и лапа, и разжал когти над протянутыми руками Лелии и Даниэлы. После примерился и превратился в человека прямо в воздухе над склоном.
Чуть-чуть промахнулся – пришлось хвататься за ветки и траву, чтобы не упасть вниз. Но все закончилось хорошо, и уже через пару минут он стоял рядом и восстанавливал дыхание.
- Да, все верно, – подтвердил Ксайрас вслух. – Сейчас ищем еду, а в ночи летим в город. У меня есть знакомый лекарь, который не задает лишних вопросов. Так что Стейну нужно продержаться еще несколько часов.
- Я продержусь, – уверил ульв с улыбкой. Он теперь постоянно улыбался, словно и не было сурового охранника демона. – Кровь вы остановили, так что продержусь. Я же ульв, на нас все быстрее заживает.
«Да, родная, я уверен, – шепнул мысленно Ксайрас и взял Лелию за руку. – Не забывай, я же был у них в головах, читал их мысли. Все их желания связаны с возвращением домой. Ты бы только знала, как сильно они тоскуют по детям, их у них трое. Они уверены, что отец Стейна их не оставил, но все равно тревожатся об их судьбе. Им просто не до нас.»
- Тогда я на охоту, куда лучше тут идти? – уточнила Даниэла и начала снимать с себя черное платье, в каком ее застал побег, ничуть не смущаясь Ксайраса.
А Ксай повернулся к лесу и пояснил, куда лучше идти, а куда не стоит, чтобы не встретиться с местными. После чего Даниэла обернулась огромной волчицей, лизнула Стейна на прощание и убежала в лес.

+1

178

Сколько веса было в Стейне? Килограмм восемьдесят или девяносто? Вдвоем с Дани они этот вес не то чтобы совсем не почувствовали, но опустили мужчину на землю аккуратно, чтобы не разбередить его раны. А затем Лелия облегченно вздохнула, осознав, что ульв вовсе не собирается умирать, и, что важнее, Ксайрас им доверяет.
Это было непривычно и странно… понимать, что твой любимый мужчина может читать мысли и разговаривать, не размыкая губ. Конечно, она ему доверяла, да и мысли готова была открыть, как и эмоции, но алифер пока слишком мало знала о том, что он умеет и насколько хорошо. Псионик… надо же…
Девушка с искренним и нескрываемым интересом наблюдала за тем, как Дани принимает форму волка, ведь никогда не видела подобной трансформации, а затем вернулась к Стейну, чтобы влить в него последнее из исцеляющих зелий, что остались после поспешного бегства с острова Ролгаса. Наверное, ульв был прав, и их живучесть, вошедшая в поговорку, поможет ему оправиться…
А перед её глазами всё ещё стояла картина смерти демона – и Лелия чувствовала мрачное удовлетворение, ведь Ролгас, по её мнению, получил по заслугам. Мелькнула мысль о том, что его гибель была даже красивой в своей патетической трагичности, но алифер тут же её отбросила, ведь она певец жизни, а не смерти. Наверное.
Волчица вернулась с добычей через час, когда уже горел уютный огонь, рыже-алый на фоне розово-синего вечернего неба, и четверо не-людей смогли подкрепить свои силы скудной трапезой, ведь мясо без специй было не столь вкусным, как хорошо прожаренные с приправами стейки от повара в доме Ксая… Лелия успела соскучиться по нему…
- Скоро будет совсем темно, - негромко заметила девушка, устроив голову на коленях дракона и глядя в темнеющее небо, на котором уже россыпью сверкали звёзды и созвездия, - Ксан, ты готов будешь лететь? Тебе ведь тоже досталось не меньше, чем остальным…

+1

179

Пока Даниэла охотилась, Ксайрас сидел в обнимку с Лелией. Конечно же он дождался, когда она закончит со Стейном, да и сам проверил его состояние.
Умирать ульв явно передумал, наоборот, улыбался и с интересом смотрел на темнеющее небо сквозь кроны сосен, только не пытался вставать, сил все же не хватало от такой большой кровопотери. Он даже немного поел, когда вернулась с добычей Даниэла, но и несколько кусочков мяса утомили его так, словно он весь день занимался тяжким трудом.
А потом дракон сидел, привалившись к шершавому стволу дерева, и с невероятной нежностью и осторожностью перебирал серебристые пряди любимой. Очень медленно напряжение последних дней отпускало его – все тревоги, страхи, невероятная злость на демона постепенно отступали, становилось легче дышать, физически ощущалось, как невидимая когтистая лапа разжимается на сердце. Все закончилось. Демон мертв окончательно и бесповоротно. Лелия, его любимая снова с ним, в его руках, снова ее глаза сияли небесной синевой. Осталось только вернуться домой и залечить раны.
- У меня всего лишь царапина, родная. У сестры когти опаснее и длиннее, чем были у него, – тепло улыбнулся дракон и потянулся. – Полетели домой. Я постараюсь зависнуть у края утеса, чтобы вы затащили Стейна через голову. Только долго я так висеть не смогу. И ветер песок поднимет, – предупредил он и поднялся, когда Лелия встала с его колен.
На этот раз перемещение Стейна прошло успешнее – девушки натренировались, к тому же ульв немного помогал. И черный дракон стрелой взмыл в темное небо, никем не замеченный.
И вот знакомая площадка. Невероятно, но Десин ждал их. Как оказалось, он ждал каждый вечер и утро. Дворецкий помог опустить Стейна и перенести в гостевую комнату, и пока Ксайрас смывал кровь, что коркой покрывала ульва целиком, он сбегал за знакомым лекарем.

+1

180

Этот полёт ощущался как в тумане – Лелия машинально помогла устроить Стейна на спине дракона, рассеянно забралась сама, обняла мощную чешуйчатую шею слабыми руками и прикрыла глаза. Она чувствовала себя безмерно уставшей – и физически, и морально, а близость Ксайраса заставляла её наконец-то расслабиться после напряжения последних дней. Но после эйфории волнами накатывал сон и держалась алифер лишь благодаря врождённой выносливости и упрямству.
Когда они достигли Берселя и столь родного особняка Ксая, девушка с облегчённым вздохом соскользнула на террасу и… неожиданно для самой себя обняла Десина, понимая, что этот мужчина больше, чем просто слуга, и если бы не его помощь, то Ксайрас не смог бы развить свой дар псионика.
А затем был остывший ужин и осмотр лекарем, который обработал раны у всех страдальцев, не задавая лишних вопросов, и даже добродушно пожелал есть побольше шоколада и выпить красного вина. И после того, как Десин устроил Стейна и Дани в одной из комнат для гостей, Лелия наконец-то смогла облегчённо вздохнуть.
Она лежала на диване на животе и смотрела в пламя камина, что Ксай разжёг не ради тепла, а для ощущения домашнего уюта. Дрова тихонько потрескивали, пламя облизывало и целовало каминную решётку, а Лелия ласково перебирала тёмные пряди волос мужчины, усевшегося прямо на пол рядом с ней.
Спина уже почти не болела, ведь мазь, которую нанёс целитель, сгладила боль, а пропитанная снадобьем ткань, накрывшая истерзанную кожу, не доставляла дискомфорта. Правда, на грани рассеянного сознания мотыльком билось чувство вины перед драконом, но Лелия утешала себя тем, что в итоге всё закончилось хорошо не только для них с Ксайрасом, но и для других пленников, которые без этого её приключения не смогли бы получить свободу ещё долгие годы, а то и десятилетия.
Возможно, всё, что происходит, случается к лучшему, как считают некоторые философы? И они и правда живут в лучшем из миров, в котором царит справедливость? Быть может, новый день будет светлым и солнечным, принесёт радость и счастье? А грозы, бури, ураганы… не только стихийные, но и душевные,  тоже нужны, ибо после них дышится легче, а небо прозрачно, как омытый слезами хрусталь…
С этими мыслями Лелия и уснула, а её пальцы, запутанные в длинных тёмных волосах, так и остались на голове любимого дракона.

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Июнь 1074] О вреде любопытства и пользе любознательности