Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [ХХ.08.1078] На страницах пожелтевших книг


[ХХ.08.1078] На страницах пожелтевших книг

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

https://i.imgur.com/KY11bxJ.jpg
- игровая дата
ХХ.08.1078
- локация
г. Берсель, Остебен
- действующие лица
Лелия Ваэль, Мирра Ларсен

Тысячи жизней и миллионы слов хранит в себе библиотека. Когда мы берем в руки книгу, мы хотим узнать из неё что-то полезное или же просто прочесть о том, что вряд ли когда-то случится с нами. Но иногда один-единственный пыльный фолиант может свести дороги той, что жаждет новых знаний и историй, и той, что от скуки готова на практически любую авантюру, даже если её об этом не просили.

+3

2

Библиотека.
Что представляется при этом слове? Тишина, лишь изредка прерываемая шепотом, пыль, шорох пожелтевших страниц, сумрак и тот непередаваемый словами запах старых книг. Покой, забвение, сотни историй известных и не очень, советы и жизни людей и не-людей.
Сюда приводит интерес, жажда знаний, любопытство или просто скука. Хотя девушку, что сидела сейчас за одним из дубовых столов, привело в старинной здание всё сразу.
Мирра на несколько секунд подняла глаза от книги, окидывая взглядом полупустой зал, перевернула страницу и вернулась к чтению. Тишина в библиотеке призвана помочь читающим сосредоточиться на словах, дабы никакой посторонний шум не отвлекал их. Поэтому и говорить тут слоило если не шепотом, то хотя бы в полголоса, но даже эти негромкие слова эхом разносились по помещению. Молодую же госпожу Ларсен тишина начинала угнетать. Чем дольше она сидела тут, тем хуже воспринимался написанный текст. Хотя может дело было вовсе не в правилах поведения в библиотеке, а в том, что книга была написана очень скучно и сухо, а она сидит тут уже не первый час. Да и можно ли ждать чего-то веселого и захватывающего от фолианта о защитных артефактах? Чистые факты, цифры, расчеты и описания. Но это был её выбор, и Мирре абсолютно не на что было жаловаться.
Это её выбор, её желание, её прихоть, если хотите. Последний год она интересовалась школами магии, артефактами и амулетами. И был здесь шкурный интерес. Но не благородной госпожи Мирры Ларсен, виконтессы Эштред, а её темной и тайной натуры – Индиль, воровки с лилиями. Старинные книги, свитки и прочие раритетные вещички могут стоить в разы больше обычных, пусть и искусных украшений. Да, у неё не было нужды в деньгах. Воровство было для неё лишь милым хобби, но это не значит, что нужно оставаться на одном уровне и не пытаться развивать свои умения.
Посему уже месяца четыре как супруга Николаса Ларсена еженедельно посещала библиотеку Берселя, постепенно изучая все находящиеся тут труды по интересующим её темам. Ни в её семье, ни в семье мужа не было никого, кто имел бы магический дар, поэтому в домашних библиотеках нужных книг не водилось. Поэтому раз в неделю почти на целый день девушка погружалась в царство слов и историй. Торговец совершенно никак не мешал в этом увлечении своей молодой жене. Тем более, именно на этой неделе он был в отъезде. Да и виконтесса не особо любила «истинно женские» увлечения, коим пристало заниматься благородной даме.
Вышивка её утомляла скорее, чем появлялся хотя бы дюйм ниточного рисунка. В детстве для неё это была истинная пытка. Ходить по гостям к кумушкам да таким же женам – пытка уже её сегодняшнего положения. Ей хватало приемов и ужинов, чтобы выслушивать показательные вздохи и сожаления, что уже почти год супружества, а госпожа Ларсен так и не понесла пока. Последнее посещение отчего дома на прошлой неделе вновь закончилось ссорой с Элоизой, поэтому и к графу в гости она в ближайшие пару недель не собиралась. Было лишь одно место, где бы она сейчас с удовольствием оказалась, и находилось оно всего в каких-то пяти кварталах от библиотеки,  но это место было для неё запретно. Кем? Самой же Миррой. Она не имела никакого права, вновь поддаваться на свою слабость. Как бы больно не было, как бы ни хотелось, хотя бы увидеть его. Она дала себе слово.
Мысли, уплывшие в сторону одного ульва, отвлекли девушку от текста. Отвлекли на столько, что она не заметила и не поняла ни одного прочитанного слова. Тихо вздохнув, Мирра перевернула страницу обратно и начала главу заново.

+1

3

Лелия вернулась из своего злополучного плавания с капитаном Вэлиантом уже почти месяц назад, но желания покидать Берсель и отправляться на поиски новых приключений у девушки не было. Хотя какое оно злополучное? Выбралась ведь и из подводной ловушки, куда они попали с ламаром в стремлении отыскать сокровища, и из рабского ошейника, блокирующего магию, который на неё нацепил тот же ламар. Да ещё и мешок золота и драгоценностей добыла, хотя и не ожидала, что бравый пират окажется достаточно честным, чтобы расплатиться с опрометчивой птичкой так, как они договаривались изначально.
Многие безделушки оказались столь ценными, что Ксайрас, к которому алифер ожидаемо притащила свою добычу, кое-что посоветовал не продавать, а приберечь, так как хотел изучить поближе. Совершенно непрактичная в подобных вещах Лелия, доверяющая дракону в финансовых вопросах безоговорочно, с радостью свалила на него все заботы, а сама без дела слонялась по городу, наслаждаясь тем, что может пойти куда угодно, а не ограничена палубой пиратского корабля.
Выслушав рассказ о приключениях и опасностях, которые пришлось ей преодолеть, Ксайрас де Альседо лишь покачал головой, зная, что читать девушке нотации или взывать к благоразумию бессмысленно, и утащил её в спальню на несколько дней, считая её гораздо более ценным сокровищем, чем добытые ей драгоценности.
Однако у дракона было немало заказов и Лелии приходилось развлекать себя самой, когда ей надоедало сидеть вместе с ним в мастерской, наблюдая, как чуткие пальцы ювелира творят красоту из драгоценных камней и металлов.
Библиотека была одним из тех мест, куда девушка наведывалась регулярно, знала всех смотрителей поимённо, следила за поступлениями новых книг, а порою и подсказывала названия каких-нибудь редкостей, которые могли бы пополнить коллекцию, ведь в раритетах разбиралась не хуже, чем многие хранители храма знаний.
Вот и в этот день она не отходила от старшего смотрителя, сухонького старичка с на удивление молодыми серыми глазами, дожидаясь, когда же он занесёт в каталог книги, пожертвованные каким-то бароном, а когда всё же увидела список, не сдержала восхищённый возглас, ведь под номером 9 в перечне красовалось иллюстрированное издание эльфийских легенд, переведённое на общий язык.
Сами легенды были достаточно известными, они ходили по миру в разных вариациях, многократно пересказанные, а то и перевранные менестрелями, но иллюстрации… О, Лелия уже встречала книги с живописью Риатана Варнийского, который был новатором и гением, но прожил совсем недолго, закончив оформление лишь, как думала девушка, четырёх книг. И вот надо же – в каталоге теперь значилась пятая!
Лелия юлила вокруг смотрителя так долго и настойчиво, что он, обречённо вздохнув, всё же принёс ей вожделенный томик, который алифер унесла в зал, восторженно и трепетно прижимая к груди, и склонилась над ним, не обращая внимания на остальных посетителей библиотеки. Её ждали незабываемые часы в мире эльфийских легенд и чудесных многоцветных иллюстраций.

+1

4

Пятый час корпения над книгой начинал сказываться ломотой в шее и ощущением, будто в глаза песка насыпали. Информация никак не хотела складываться в стройные стопочки на полках памяти. А значит, нужно было или сделать длительный перерыв, или вообще закончить на сегодня. Хотя, последний пункт существенно поменял бы ей планы, потому что помимо книги на столе перед девушкой лежало еще штук десять свитков разной толщины да тонкая папка с листами. Все так же по защитным артефактам, но скорее дорожные записи, чем готовые манускрипты. Прочитать всё за один день было нереально, и она это понимала, но ведь можно хотя бы просмотреть и понять, что подходит для более детального изучения, а что нет.
Мирра выпрямилась над столом и совершенно не аристократично потянулась. Оказывается, затекла не только шея, но и спина. Нет, тут явно стоило сделать перерыв. Например, можно было пообедать, а потом вновь вернуться сюда. По идее, Ларсен могла бы и просто сгрызть яблоко, но еда в священном хранилище знаний еще более ужасный враг, чем свет и вода. Поэтому о никаком хрустящем фрукте и мечтать не следовало. Хотя дома, например, молодая госпожа любила залезть на кушетку с книгой, а рядом на столик поставить тарелку с порезанными плодами и хрустеть ими, читая. Привычка, появившаяся у неё в детстве и так и не исчезнувшая с годами.
Точно, нужно сходить пообедать. Вот только возвращаться ли в поместье, где Мариса наверняка уже приготовила что-то вкусное, или просто найти поблизости таверну, благо в центре города были и такие, куда не стыдно и безбоязненно можно зайти и с далеко не пустым кошелем. Да, вариант с таверной был бы быстрее. Тем более, что служанке она и не обещала вернуться к обеду.
Мирра постаралась осторожно отодвинуться от стола, но тяжелый стул мерзко заскрежетал ножками по полу. В тишине этот звук был отчетливо и в разы сильнее слышен. Замерев на несколько секунд, виконтесса проскользнула бедрами между столешницей и подлокотниками, виновато оглядевшись. Вроде особо недовольных лиц замечено не было.
Собрав всё, Мир направилась к стойке библиотекаря, дабы отдать книгу со свитками и попросить того не убирать их далеко, ибо она планирует ещё вернуться. Ну, не оставлять же вещи прямо на столе посреди зала. Такое отношение местные служители точно не оценят.
От движения верхний свиток покачнулся, но остался на вершине импровизированной горки. Правда, недолго. Усталость от долгого сидения отозвалась во всем теле. Девушку чуть повело. Этого было мало, чтобы упасть, но достаточно для того, чтобы неустойчивый свиток устремился вниз. Ларсен постаралась поймать или хотя бы как-то удержать его, но ближайший стол помешал ей в этих планах.
Удар бедром о дубовый угол на завтра точно разольется ярким синяком, а сейчас вызвал яркую вспышку перед глазами и боль, что пролетела вниз по ноге.
- Тьма! – гневный воскрик, пусть и шепотом.
Свитки от такой встречи полетели в стороны, на пол и на сам стол, за которым, как оказалось, сидела девушка примерно того же возраста.
- Простите, - прошептала  Ларсен незнакомке, украдкой потирая ушибленное место.

+1

5

Лелия была настолько погружена в книгу, что даже не услышала скрежет стула, который неаккуратно подвинула другая посетительница библиотеки, да и, право дело, были причины не замечать ничего вокруг!
Насколько помнила алифер, Риатан Варнийский сначала был жрецом Люциана и ему доверяли разве что украшать поля священных книг, однако в один совсем не прекрасный момент (а может, и наоборот), он попал в сильную грозу и в него ударила молния – это был известный факт его биографии, зафиксированный и в исторических документах, ибо восемнадцатилетний юноша не погиб, как стоило того ожидать… И вот юный служитель церкви посчитал себя избранным, раз уж молния лишь оставила ветвящийся шрам на его теле, но не забрала его в Бездну…
Возможно, его тщеславие и безумие дремало очень глубоко, подавляемое верой в Люциана, обрядами и ритуалами, но отметка молнии заставила юнца пересмотреть своё место в мире и он стал Рисовать. Вот именно так, с большой буквы, потому что Риатан своей кистью опровергал канон, что сложился до него, и из-под его тонких пальцев выходили фантасмагоричные иллюстрации, коим не место на страницах праведных книг.
Беднягу отлучили от церкви, что ещё больше подкосило его психическое здоровье и уязвило тонкую натуру художника… он брался за иллюстрирование любых книг и его кисть творила чудеса, которые, увы, оставались непонятными и непонятыми. Едва сводя концы с концами, молодой художник начал пить, пристрастился к дурманящим снадобьям, что делало его живопись ещё более необычной и нетипичной, а потом… наложил на себя руки, даже не оставив записки. А может, и не сам полез в петлю, но кого это волновало сотню лет назад?
Это потом, уже после трагической смерти Риатана его талант оценили по достоинству. Конечно, у него появилось множество подражателей, но ни один из них не смог достичь того уровня мастерства, который был присущ бывшему жрецу Люциана, Риатану Варнийскому…

У Лелии даже не возникало сомнений, что в её руках оригинал, ведь век назад краски для книг изготавливались по другой технологии, как и сама бумага, а потому для знатока, коим она являлась, цвет, текстура и даже запах раскрашенных страниц были очевидным указанием на то, что этих страниц когда-то касалась кисть Риатана… эта книга была бесценной…
И вот в это любование книгой неожиданно вмешался тихий возглас, поминающий тьму, а затем и девушка, что его издала… Лелия подняла синий восторженный взгляд на незнакомку и машинально ей улыбнулась, а потом так же машинально начала помогать собирать свитки, зашептав: - Ничего страшного… вы просто много их набрали… помочь их вам донести?

+1

6

Яркая и сильная боль отступила, оставив за собой неприятно саднящий и тянущий шлейф. Мирра отчаянно перебирала в голове, есть ли дома нужная мазь или придется посылать служанку к лекарю. С кровоподтеком на бедре не только не красиво (хотя кто её, кроме мужа видит), но и не удобно. Если синяк расползется на большую часть бедра, то это может мешать ходьбе, отдаваясь болью с каждым шагом.
От мыслей о лечении Ларсен отвлек тихий голос девушки, что сидела за столом. Точнее уже не просто сидела, а собирала её потерянные свитки. Надо же, каких-то несколько секунд её внутренних размышлений, а незнакомка уже кинулась помогать.
- А… Ну… Кхм, - Мирра смутилась и улыбнулась осторожно в ответ. – Да, не надо, наверное.
В помощи незнакомки не было ничего такого, но всё равно её предложение смутило Мир. Мало того, что навела шуму и шороху, так ещё и отвлекает посторонних людей от их занятий. Сама Ларсен вряд ли бы была рада, если бы её дернули посреди изучения материала. Однако, синеглазку это ничуть не смутило. Наоборот, та с готовностью потянулась помогать.
Синеглазка. Виконтесса чуть отвернулась, потягиваясь за свитком, что лежал на столе. Этого должно было хватить, чтобы скрыть легкую усмешку, в которой сами собой расплылись губы. Сейчас она могла показаться неуместно, но у Мир была своя причина. При взгляде на девушку вспомнилась старая детская песенка:
Ах, глаза у Синеглазки
Вы у неба взяли краски.
И небесной красотой
Синий взор сияет мой.
Синий-синий, самый синий,
Синий взор сияет мой.
Но и отказываться от доброй помощи не хотелось, поэтому девушка забрала у посетительницы библиотеки свиток, благодарно кивнув.
- Спасибо. Я как-то не думала, что они вот прям так не захотят лежать у меня в руках. Этот стол сам бросился мне под ноги. Я не виновата. – Легкая и задорная улыбка озарила её лицо. Это не была попытка как-то оправдать свою неловкость. Так, просто ни к чему не обязывающая болтовня, пока они возвращают всех беглецом на место – в нежные и чуткие руки госпожи Ларсен.
- Я не хотела Вам помешать или отвлечь. Ещё раз извините.
Последний свиток оказался по ту сторону книги, за коим Мирра и потянулась, лишь кинув беглый взгляд на раскрытые страницы. Ей не хватало возраста и опыта, чтобы вот так с ходу определить ценность и раритетность экземпляра перед ней. Да и книги никогда не были её, скажем так, профилем. Максимум, что она могла понять по быстрому осмотру – книга явно не новая.
Однако, природное любопытство взяло верх и Ларсен чуть кивнула на фолиант.
- Интересная?

Отредактировано Индиль (30-11-2021 21:40:46)

+1

7

- В библиотеках очень коварная мебель, - с притворной серьёзностью подхватила шутку Лелия, жмуря синие смешливые глаза, - Однажды на меня напал стеллаж! Правда, меня доблестно спасли от его жёстких объятий, но я навсегда запомнила, что библиотека – не менее опасное место, чем глухой лес тёмной ночью.
Конечно, алифер по-доброму насмешничала, а не высмеивала неуклюжесть незнакомки, а её руки, привычные к свиткам и книгам, уже сложили уроненное и рассыпанное аккуратной стопкой. Лелия отметила тематику, связанную с артефактами, и посмотрела на девушку с интересом, ведь и сама интересовалась разными магическими поделками, хоть и с чисто теоретической точки зрения. Несмотря на то, что на её шее рядом с Сосудом души был скрыт защитный артефакт.
- Вы не помешали, - улыбнулась она, понимая смущение своей собеседницы, а когда та задала, казалось бы, вежливый и ничего не значащий вопрос, выдохнула с нескрываемым восхищением, - Уникальная! Я даже не подозревала, что она существует! Жаль, Риатан Варнийский погиб совсем молодым и смог проиллюстрировать лишь пять книг… хотя, кто знает… может, у кого-то в частных коллекциях найдётся и что-то ещё с его рисунками, но эта книга…
Лелия вздохнула и с нежностью, с которой касаются лепестков цветка или губ возлюбленного, перелистнула страницу, демонстрируя яркий и фантасмагоричный рисунок на развороте.
- Художник, думаю, расписывал её незадолго до смерти, когда его уже захватило безумие, - алифер была рада поговорить о книгах, а потому даже не задумалась о том, что случайной слушательнице это может быть совсем неинтересно, - Вот, смотрите, как он ведёт линию, какой у него нервный мазок… словно он торопится… А как подбирает краски… у него была какая-то своя технология их смешивания, отчего они до сих пор выглядят так, словно рисунок закончен полчаса назад. – Лелия обращалась с книгой очень бережно и трепетно, она лелеяла её, как хрупкий хрусталь, но её монолог прервало вежливое покашливание со стороны мужчины средних лет, который сидел через пару столов, и девушка смутилась, - Ой, я же вам хотела помочь донести ваши книги!

+1

8

Было приятно, что незнакомка не только не стала возмущаться на прервавшую её уединению Мирру, но и легко подхватила шутку. Но заинтересовало Ларсен не легкость, с которой девушка вышла на диалог, а то, что она говорила.
Да, старинные книги, авторы, иллюстрации, краски и техники были не её сильной стороной. Пусть даже в общих чертах она и представляла что, где и как. Её слух зацепили другие детали. Не только, что говорила восхищенная любительница работ Риатана Варнийского, но и как она это говорила. Пусть и небольшого, но опыта воровки и образования графской дочки хватило, чтобы сложить один и один и понять, что книга на столе весьма и весьма интересный экземпляр. Во-первых, вещь старинная и редкая. Более того, очень редкая. Всего 5 на мир - не это ли сразу же поднимает цену каких-то странных картинок в десятки или сотни раз? А, во-вторых, на любой товар может найтись купец. Главное, искать правильно. А в её деле – ещё и аккуратно.
Индиль, спящая внутри виконтессы уже почти год, восторженно поаплодировала. Достойный и интересный вариант. Дело, которое может стать прекрасным опытом для неё. А для воровки с лилиями изящным плюсом в копилку. В конце концов, никто не мешает ей потом эту самую книгу вернуть обратно. Или, в самом крайнем случае, обратиться к Тэлману. Уж он-то точно поможет сбыть такую находку.
- Помочь, да, - чуть неуверенно кивнула Мирра, кинув беглый взгляд на шикнувшего мужчину. В первую секунду он вызвал в ней всплеск злости, но потом она поняла, что так даже лучше. Говорить им тут нельзя, вызовут шквал негодования. А поговорить с незнакомкой хотелось. – Да-да, - вновь негромко затараторила. – Спасибо.
Подхватив книгу, папку и половину свитков, Ларсен быстро направилась к стойке библиотекаря, поручив девушке вторую половину рукописей.
Отдав пожилому хранителю книг свои запасы, она объяснила тому, что ещё вернется. Получив согласие, она наконец повернулась к незнакомке, что всё ещё стояла рядом, к мирриной же радости.
- Я пообедать собираюсь, не хотите составит мне компанию? Тут рядом есть хорошее заведение. – Легкая, чуть смущенная улыбка. В конце концов она не каждый день приглашает незнакомых девушек разделить с ней обед. Пусть даже и делалось это для собственной выгоды. – Просто тут нам поговорить точно не дадут…
Такое же смущенное оправдание, легкие запинки в словах, максимально честный взгляд и не прятать глаза. Уроки ульва были болезненны порой, но запоминались хорошо и служили долго.
- Честно говоря, я не особо поняла точно, о чем Вы говорили, но звучало интересно. Видимо этот Ритан Варнский был не самым обычным человеком.
Намеренная ошибка, хотя Мир с первого раза запомнила имя художника, признание своей неосведомленности, легкие ноты лести. Очень осторожные, чтобы они не были заметны, но цепляли собеседника. Тонкие нити кукловода, оплетающие фигурку, чтобы та говорила нужные слова.
- Я – Мирра, кстати, -  нерешительно протянула тонкую, слегка загорелую ладонь, на которой ярко блеснуло обручальное кольцо с небольшим изумрудом.

+1

9

Лелия бережно закрыла свою книгу, запомнив страницу, и положила томик легенд в общую стопку, которую помогла отнести к стойке библиотекаря. Предложение пообедать напомнило девушке, что завтрак был давно, в животе пусто настолько, что скоро он начнёт издавать совершенно неподобающие для девушки звуки, но алифер нередко забывала и о еде, и об усталости, когда чем-то увлекалась, так что слова Мирры были очень кстати.
- Меня зовут Лелия, - представилась она в ответ, доброжелательно улыбнувшись девушке, и передала книги смотрителю библиотеки, попросив, чтобы он не убирал далеко эльфийские легенды, так как она вернётся за ним через час-другой, - И с удовольствием составлю вам компанию, а то книги меня увлекают настолько, что я забываю о времени.
Девушка осторожно пожала ладонь случайной знакомой и задержалась взглядом на обручальном кольце, которое было ей знакомо. Возможно, украшения старой работы Ксайраса она бы и не узнала, но это кольцо дракон делал около года назад, когда Лелия крутилась в его мастерской, расспрашивая о тонкостях ювелирного мастерства. Хотя они с Ксаем и были вместе уже почти пять лет (пусть и не всегда свободолюбивая алифер жила в Берселе), но девушку неизменно восхищало его умение творить красоту из холодного металла и драгоценных камней.
Впрочем, хвалиться своим более чем близким знакомством с мастером-ювелиром она не стала, ведь вообще не любила афишировать личные привязанности и связи, а Ксандор де Альседо был достаточно известен в кругах ценителей украшений и оружия.
- Риатан Варнийский, - машинально поправила имя художника Лелия, а в её взгляде вновь появилось то воодушевление, с которым она недавно рассматривала иллюстрации и говорила о редкости книги, - Я могу рассказать, если вам интересно, ведь книги, а особенно необычные – это моя страсть! Они скрывают так много… это ведь не только слова, написанные на пергаменте, и не только краски, его пропитавшие… это судьбы и жизни…
Поняв, что она увлеклась, Лелия смущённо улыбнулась, а на её щеках появился предательский румянец, выдающий натуру эмоциональную и страстную во всём, что касалось книг, да и не только их.

+1

10

Мирра с детства была очень эмоциональным человеком. Тем ребенком, у которого на лице написано всё и сразу. И боль, и радость, и разочарование. С возрастом же она научилась это контролировать. Став Индиль – примерять и носить маски. Стала более холодной, но лишь внешне. Внутри она оставалась такой же эмоциональной девчонкой. Правда заперта эта девчонка была очень глубоко и вытащить её на свет могли всего пара-тройка человек, но то были слишком сильные переживания. Чего стоят только её ссоры с любимой мачехой или же выяснения отношений с ульвом. О да, с последним эмоции шкалили так, что после таких «разговоров» легко можно было не досчитаться чашек или тарелок. С прочими же окружающими, а тем более незнакомыми или мало знакомыми людьми Эштред предпочитала сохранять сдержанность и закрытость. Это позволяло не только не говорить лишнего, но и лучше анализировать ситуацию.
Девушка же перед ней была наоборот откровенна и открыта в своих эмоциях. Да и сложно было не заметить тот азарт, который просыпался в Лелии, когда речь заходила об этой самой невероятно редкой книге. Это было настолько удачно и прекрасно, что Мирра мысленно улыбнулась. С такой пылко «влюбленной» почитательницей таланта художника работать гораздо проще. Главное, осторожность и неспешность. Первый крючок рыбёшкой был заглочен. Теперь не торопиться и не наседать, чтобы не сорвалась, не поняла. Осторожно спрашивать, подводить, уточнять.
Ранее Индиль лишь единожды находила заказчика сама, в прочие разы этим занимался Клык. Но ведь не всегда сидеть под его лапой, не смея проявить самостоятельность. Тем более сейчас, когда они не виделись почти полгода. Да и вопрос, когда увидятся вновь. Слишком сложны были эти встречи, а после них было больно и стыдно смотреть в глаза Николаса.
По пути в таверну Ларсен молчала, обдумывая, какие вопросы стоит задать, чтобы узнать и на сколько на самом деле ценны иллюстрации Риатана Варнийского, и на что готова (да и готова ли вообще) ради этой книги Лелия.
Своровать можно практически любую вещь и практически отовсюду. Сложнее всегда другое – найти этой вещи новые любящие руки. Тем более, для такой заметной и ценной редкости. Само решение Индиль провернуть всё это было в некоторой степени безумно. Но именно безумие всей этой авантюры ещё больше подогревало кровь.
Идти до таверны им пришлось не долго, минут десять. Посему и молчание не было таким уж тяжким, по крайней мере для Мир точно. Свободный столик у окна нашёлся быстро. Также быстро к ним подошла и служанка, которая, выслушав короткий заказ виконтессы, состоявший из бокала вина и жаркого из кролика, повернулась к Лелии в ожидании её выбора.

+1

11

Алифер всегда с лёгкостью сходилась с людьми, да и не людьми тоже, что подтверждала недавняя история с ламарским пиратом. Была ей присуща особая иррациональная лёгкость в общении, особенно со случайными знакомыми, с которыми вряд ли произойдёт вторая встреча, а потому была она подобна беззаботной стрекозе или яркой бабочке, что садится на плечо красавицы, а после уносится вдаль с порывом ветра.
Вот и сейчас Лелия с улыбкой подставляла августовскому солнцу загоревшее лицо с яркими синими глазами, и предвкушала сначала сытный обед в компании со случайной знакомой, а потом приятное погружение с головой в фантастические иллюстрации Риатана.
Когда они добрались до таверны, алифер привычно заказала говядину слабой прожарки, свежие овощи и пинту холодного тёмного пива, которое предпочитала в летние месяцы. Она отметила, что Мирра попросила к мясу неплохое вино, что могло быть знаком как аристократического происхождения, так и немалого достатка, и задумалась, припоминая, что же Ксайрас ей рассказывал про заказчика того самого колечка с изумрудом, что сейчас красовалось на изящной руке девушки, которая вряд ли занималась физической работой.
Вроде бы тот клиент, имя которого Лелия не смогла бы сейчас припомнить (а может, Ксайрас его и не называл), был достаточно богат и немолод… вроде бы женился на совсем молоденькой невесте, что редко бывает по любви… и, в общем-то, это было всё, что помнила алифер о том заказе. Судя по тому, что колечко сияло на пальчике Мирры, именно она и была той самой невестой. Точнее, уже женой.
Удивляться тому, как бывает тесен мир, алифер не стала, ведь украшения, что создавал уважаемый мастер Ксандор де Альседо, носили не только в Берселе, а вот интерес супруги зажиточного господина к артефактам был любопытен… И Лелия решилась на осторожные расспросы…
- Мирра, а вы часто бываете в библиотеке? – Лелия аккуратно отрезала кусочек мяса, выдавая знание манер и этикета, а когда утолила первый голод и запила мясо пенным пивом, добавила, - Я заметила, что у вас были книги по артефактам, причём не какие-то сказки и упрощённое описание, а вполне серьёзные трактаты… Вы ими занимаетесь или просто интересуетесь? 

+1

12

Заказанные блюда принесли так же расторопно, что не могло не радовать. От запахов, что доносились с кухни в общей зал, организм вспомнил, что завтрак был давно, если её кофе да полбулочки с сыром можно было назвать полноценным завтраком.
От миски, что стояла перед ней, с кусочками мяса и овощей шел не менее дивный аромат. Рот тут же наполнился слюной. И хотелось наброситься на него, не раздумывая. Однако, прежде, пока вкус не забит специями и травами горячего блюда, Мирра пригубила рубиновый напиток, что принесли в простом, но от этого по-своему изящном, металлическом кубке. Одного небольшого глотка хватило, чтобы язык окутал приятно-терпкий вкус красного вина, который через некоторое время оставался во рту шлейфом ягодного и пряного послевкусия. Что ж, вино в данном заведении явно не разбавляли. Ну, или просто не рискнули это делать средь бела дня, да и с таким сортом вина, что заказала господа Ларсен.
За принесенным обедом и неспешным поглощением его можно было начинать их разговор, однако, Лелия опередила. Она первая начала диалог и вопросы её были слегка…неудобны. Точнее, это были вполне обычные вопросы, но лишь для обычных людей. Для Мирры сейчас они означали, что придется врать и выкручиваться. Не может же она сказать на чистоту, почему она была в библиотеке и зачем ей были нужны книги по артефактам.
Лучшая ложь – это полуправда. Так говорят люди. И это было лучшим решением в данной ситуации. Придумывать полностью лживую легенду не было ни времени, ни желания. Выдавать себя за мага – опасно и неразумно. Лучше, чтобы новая знакомая считала её слегка сумасбродной богатой дамой, что от скуки не знает, чем себя занять. Тем более, ведь зерно правды было и в этом.
- В последние несколько месяцев относительно часто, да, - кивнула девушка на первый вопрос, подцепляя на вилку кусочек мяса. Тут точно врать не было смысла. Частоту её посещений можно было узнать и у библиотекаря, с которым Лелия, насколько она успела заметить, была знакома не первый день. – Раз в неделю последние несколько месяцев.
Прожевав мясо и запив его небольшим глотком вина, она продолжила.
- Да, Вы правы. Праздное любопытство скорее. Хотя и интересно знать что-то новое.
Ларсен как бы невзначай, позволила пробежаться кончикам пальцев по обручальному кольцу, будто в задумчивости, хотя действие и было спланированным.
- Муж вечно в заботах и делах. Другими заботами Люциан нас, к сожалению, пока не наградил. Поэтому и приходится хоть как-то…находить себе развлечения. Тем более, супруг подумывает о новой лавке, но пока не знает, какой именно, а женщине иногда полезно подсказывать мужу идеи, которые он будет считать своими.
На последней фразе Мирра заговорщически улыбнулась и вновь сделала глоток вина.

+1

13

Лелия тоже предпочла сначала утолить голод, а зачем уже продолжить вежливые расспросы, которые не были простой данью воспитанию и этикету, призывающим вести ничего не значащую беседу. Нет, ей действительно были интересны люди, их стремления и судьбы, а потому она слушала Мирру с улыбкой и любопытством во взгляде.
Её слова о муже вызвали естественную реакцию ответить «Да, мой возлюбленный, мастер Ксандор де Альседо, тоже весь в делах и трудах, поэтому я провожу время в библиотеке», однако девушка себя одёрнула, потому что для людей, особенно родовитых, свободные отношения, которые связывали её и дракона, могли стать предметом если не осуждения, то пересудов, да и не был он вечно занят. Скорее, наоборот, готов был отложить свои ювелирные дела, чтобы приласкать беззаботную птичку, что вновь поселилась в его доме после нескольких месяцев странствий по миру.
- О, вы мудрая женщина, Мирра! – Уважение и восхищение в голосе Лелии были совершенно искренними, в них даже сквозила тень зависти, ведь сама алифер не умела манипулировать людьми и подводить их к самому выгодному и полезному для себя решению. Правда, шевельнулась мысль о том, что случайная знакомая может подсказывать такие идеи не только мужу, но и кому-то другому… например, одной беззаботной любительнице редких книг, но алифер тут же её откинула, ведь они просто утоляют голод.
- Я несколько раз встречала легенды о разных могущественных артефактах, - расправившись с мясом и овощами, Лелия сосредоточилась на пиве, наслаждаясь терпким вкусом с лёгкой горчинкой, - Они обещали могущество, богатство, славу, но легенды на то и легенды, чтобы предостерегать тех, кто жаждет получить всё и сразу. Правда, иногда эти сказочные артефакты оказывались самой что ни на есть правдой, но это было всего-то пару раз за последние годы.
Она даже негромко рассмеялась, вспомнив их с Ксайрасом погоню за вором, укравшим артефактный меч, чтобы провести кровавый ритуал, но это точно была не та тема, которую стоило затрагивать во время обеда, да и легендам лучше было оставаться на страницах книг.

+1

14

На фразу про мудрость Мир лишь смущенно улыбнулась, но ничего не стала отвечать. Любые слова в ответ сейчас казались бы попыткой кокетства, по крайней мере ей бы так точно показалось. Тем более, что Лелия была права. Умение направлять мысли мужа – это мудрость, которую большинство женщин не достигают совсем или лишь спустя лет 10-20 брака.
А она никогда и не манипулировала Николасом. Их отношения были слишком…разумными для этого. Это было сложно описать или объяснить постороннему человеку, найдись кто-то, кто захотел бы это узнать. Брак по расчету, тем более с разницей в возрасте больше 15 лет, редко бывает по-настоящему счастливым или, тем более, содержащим любовь. Но Ларсен с гордостью могла сказать, что у них с супругом взаимопонимание и взаимоуважение. Более того, Николас Ларсен не относился к тому типу мужчин, которые считают даму бесплатным приложением к дому. Приятной и красивой мебелью. Да, Мирра сама не особо вникала в его дела, потому что торговля для неё была далеко не самым любопытным делом. Но муж и не скрывал от неё ни проблемы, ни успехи. Она с искренним интересом порой слушала его размышления или планы, иногда даже высказывала своё мнение. Посему и вариант с покупкой лавки артефактов, если бы такие мысли действительно были, озвучила бы прямо.
- Легендами сыт не будешь, - девушка немного покрутила вилкой в воздухе, но тут же положила её в миску. Не прилично так размахивать столовыми приборами. – Да и прибыль сказки и легенды не принесут.
Тут она, конечно лукавила, сказки и легенды могут быть вполне прибыльны, если это книги с ними. Тем более книги дорогие и редкие, но ведь речь сейчас шла именно о их содержании, а не…носителях.
- Разумнее и проще смотреть на мир более…приземленно, - она вновь легко и смущенно улыбнулась. – Извините, если мои слова Вас обидят. Просто я приучена быть более … серьезной. И я не особо верю во всякие сказки и легенды.
Виконтесса чуть пожала плечами и сделала очередной глоток вина. И ведь снова ни слова лжи. Лишь правда и только правда. Правда разговор уходил совсем не в ту сторону, как ей хотелось бы. Поэтому стоило вернуть его на нужный путь. А для начала немного узнать и о Лелии.
- А Вы? Считаете, что в любой сказке есть часть правды?
Пока она не видела возможности перевести разговор на книгу с иллюстрациями, посему приходилось разговаривать о вещах особо и не интересующих её.

+1

15

- О, на самом деле легенды, как древние, так и не очень, могут привести к сокровищам, - Лелия любила говорить о книгах и о приключениях, а потому с готовностью ухватилась за эту тему, - Несколько лет назад редкий томик, похожий на тот, что я сегодня держала в руках, привёл меня и моего друга к золоту, что спрятал старый маг! Правда, там было заклятие, которое обрушило сокровищницу, и мы чудом уцелели, но ведь важен сам факт! И та же книга помогла разобраться в убийстве, которое произошло пару десятилетий назад…
Алифер могла бы рассказать ту историю, что ещё не забылась, в подробностях, но тогда пришлось бы затронуть и обстоятельства смерти того самого убийцы, который погиб от её меча, а девушка не хотела пугать случайную знакомую. Тем более, что сегодня Лелия была одета в женское платье, оружия у неё при себе не было, а потому выглядела она как простая обывательница, любящая книги.
- А с месяц назад карта, что нашлась в одной старой книге, привела к морскому гроту, в котором было немало драгоценностей, - похвасталась алифер и даже протянула руку, демонстрируя изящный серебряный браслет с россыпью сапфиров, который надела сегодня, потому что он гармонировал по цвету с тёмно-серым платьем и её синими глазами, - И это не говоря о том, что за красиво рассказанную легенду или спетую песню нередко платят серебром.
В её глазах появилась мечтательность, а на губах – мягкая улыбка, ведь воспоминания о недавних приключениях были ещё свежи, однако Лелия мысленно себя одёрнула и поругала за то, что слишком много болтает, ведь Мирре могли быть и неинтересны её рассказы о приключениях, раз она называет себя серьёзной и признаёт, что не слишком верит в легенды и сказки.
- Стремится к приземлённым вещам, конечно, разумнее и проще, - согласилась она с Миррой, хотя за синим взглядом алифер скрывались мысли и мечты о небе, - Но, видимо, натура у меня такая, что ищет приключений и чего-то необычного. Я бы, может, и рада сидеть на одном месте, но не получается, ведь в мире так много всего, что я бы хотела увидеть, прочитать и ощутить…

+1

16

Она прекрасно понимала Лелию. Понимала её стремление исследовать, бросаться головой в книги, находить что-то спрятанное от чужих глаз и приключения. Ей самой всё это было в сотню раз интереснее, чем просто сидеть дома, пить чаи и вышивать приданное. В конце концов и Черным Клыком и его бандой девушка заинтересовалась не только потому, что сам Клык был ей симпатичен, но и потому что это было…что-то новое, что-то яркое, что-то интересное и захватывающее.
Да, это было опасно, противозаконно и вообще не особо вязалось с её жизнью до Тэла, но как же сладка была эта свобода. И она могла бы и хотела бы сказать сейчас Лелии, что прекрасно ту понимает, что всё это чудесно и завораживающе. Но статус и положение не позволяли ей ни желать таких приключений, ни тем более осуществлять их. Хотя, никто же не мешал ей немного…оговориться?
- Понимаю, - покивала неспешно, подтверждая всё сказанное новой знакомой. – Я бы тоже хотела хоть какое-то небольшое путешествие, с супругом куда-нибудь, но дела не дают нам и шагу ступить из Берселя. За исключением редких деловых поездок супруга. Но сами понимаете, в такие поездки жён не берут – Она улыбнулась самыми уголками губ и даже чуть грустно. Будто её действительно расстраивало то, что муж оставляет молодую жену дома одну - Но Вы рассказываете настолько захватывающе и интересно, что никогда бы не подумала, что такое может быть в жизни, а не только на страницах книг. И сокровище Вы нашли просто чудесное!
В этот момент Мирра ни сколько не врала. Браслет и в правду ей понравился. Тот вариант, когда просто и изящно одновременно. Да и цена этой вещи была не маленькой. Уж в стоимости украшений урожденная Эштред разбиралась не идеально, но вполне неплохо.
- И да, полностью соглашусь с Вами. Книги – могут быть весьма и весьма полезны и интересны. Даже книги по домоводству, - тут она позволила себе негромко и коротко рассмеяться. – И ценны книги бывают не только своими текстами или скорее не столько ими. Вот, например, книга что Вы читали? Я, к сожалению, не увидела её название. Она же, насколько я поняла Вас, интересна не словами, а картинками? Но почему? Что такого невероятного могут дать эти иллюстрации? Если рассуждать, исходя из Ваших же слов про содержание некоторых томов.
Наконец-то вроде бы получилось повернуть разговор в нужное русло. И теперь Ларсен приготовилась внимательно слушать всё не только о самой книге, но и о том, насколько оная ценна конкретно для Лелии.

+1

17

О, сколь много могла бы Лелия рассказать о приключениях и путешествиях, причём не в скрипучей повозке или даже дорогой карете, а на своих крыльях или верхом на драконе, когда над головой звёзды, под крыльями облака, а где-то далеко внизу мелькают калейдоскопом лоскутки полей и зигзаги дорог. Увы, это была не только её тайна, и если свои крылья алифер иногда и показывала, то секреты Ксайраса де Альседо не выдала бы и под пытками, ведь и без того она приносила мастеру ювелиру немало хлопот.
Да и расхваливать дальние странствия как по суше, так и по морю, казалось ей излишним и даже невежливым, ведь если удел Мирры – сидеть дома и ждать супруга из деловых поездок, стоит ли дразнить её рассказами о том, как необъятен и прекрасен подлунный мир? Тем лучше, что тему они снова сменили…
- Вот в домоводстве я, увы, совершенно не сильна, - сокрушённо вздохнула Лелия в ответ на слова своей собеседницы, пусть эти эмоции и были чуть наиграны, - В легендах и сказках я однозначно разбираюсь лучше!
«И в оружии,» - мысленно добавила девушка, но эту часть своей жизни предпочитала пока оставить без упоминаний, ведь в Остебене не так и часто представительницы прекрасного пола брались за клинки, да и среди эльфиек, за которую она часто себя выдавала, путь воительницы выбирала едва ли каждая четвертая или пятая.
- Та книга – это сборник эльфийских легенд, переведённых на общий язык, - улыбнулась Лелия, допивая своё пиво и делая разносчице знак, чтобы принесла ещё, - И вы правы, сами легенды известны давно, их знают и люди, ведь у разных народов немало общих сюжетов, которые отличаются разве что деталями, а иллюстрации… Вряд ли это тот случай, когда карта, стишок или живопись приведут к месту, где спрятаны сокровища, ведь Риатан Варнийский умер в нищете, но начертанное его кистью – вот истинная драгоценность, что для ценителя и знатока будет дороже, чем серебро и сапфиры… У этого художника очень необычная судьба, он был жрецом Люциана, но затем его отлучили от церкви и изгнали… Он выжил после удара молнии и это, говорят, немного свело его с ума. И раскрыло его талант, который при жизни никто и не понял… Удивительно, как его не отправили на костёр, ведь его прямо клеймили еретиком, ну а потом… он наложил на себя руки… то ли в безумии, то ли в отчаянье – и это породило множество подражателей и новый стиль в иллюстрировании книг, но никто так и не смог сравниться с Риатаном, так что его книги на вес золота, если не дороже.

+1

18

Мирра внимательно слушала девушку, не перебивая. Да, и была такая тишина не только проявлением вежливости и воспитанности. И не только потому, что Лелия рассказывала воодушевленно и заражала своим восхищением других.
История художника была поистине необычна, если не сказать – сказочна. Мало ли кто может и умеет рисовать, таких людей, как представителей и других рас, сотни, если не тысячи. Интереснее была именно его дальнейшая жизнь.
То, что Риатан был служителем Люциана, но был лишен сана – это тоже не ново, пусть и гораздо реже случается. Хотя, сам факт того, что не сам ушёл, а его отлучили – вызывало ряд вопросов. Отлучение от церкви Люциановой не обычного прихожанина, а именно храмовника – дело не обыденное и вызвано вряд ли просто употреблением алкоголя или сон-травы.  Причина была явно серьезнее и глубже. Только знала ли об этой причине Лелия? Да, и стоило ли у неё это спрашивать? Так ли важна эта деталь биографии художника для дальнейшего разговора?
А вот то, что он выжил и здравствовал после попадание в него молнии – это уже вопрос более глубокий. Хотя, насчет «здравствовал» тут конечно ситуация явно спорная. Раз девушка говорит, что это свело его с ума, можно ли тогда утверждать, что он был здоров? И опять-таки, все эти вопросы скорее философские и для раздумий на досуге, но никак не нужны сейчас.
- Как всегда и бывает, - сделав глоток, Ларсен чуть пожала плечами, будто всё рассказанное её, если и удивило, то не больше, чем рассказ о жизни обычного везунчика. – Талант признают и возвышают лишь после смерти мастера. Но ведь он стал вдруг ценен не потому, что был бывшим храмовником и безумцем? Ведь не это породило его подражателей и учеников?
Вот тут девушка позволила себе улыбнуться. Потому что и в правду пока не понимала, чем так ценны эти книги. Да, вору не обязательно знать, в чем и где ценность украденной вещи. Важно лишь то, что эта вещь согреет его руки звонкими монетами. Однако, Мирре всегда было интересно что-то новое. Тем более сейчас, когда она планировала если не «продать» эту книгу новой знакомой, то найти другие жадные руки.

+1

19

Разносчица принесла Лелии ещё одну кружку пива и тем самым дала пару минут на раздумья, ведь её саму книга интересовала с точки зрения редкости и особой техники живописи, но в памяти смутно всплывало и что-то ещё, что сделало иллюстрации Риатана столь ценными.
- Нуу… - девушка сделала глоток пива и начала размышлять вслух, следуя давней привычке, - Дело в том, что книжная иллюстрация, особенно если речь идёт о религиозных книгах, это определённый код. Каждый цвет или их сочетание, каждый образ и даже манера украшать буквицы – всё это было строго регламентировано и соответствовало некогда выработанной системе правил, как и техника изготовления красок.
Лелия задумалась на минуту, размышляя, как лучше объяснить то, что она и сама-то знала поверхностно, как ценитель и любитель, а не как художник.
- И вот неожиданно появляется художник, который эту систему правил начинает ломать, - она отставила кружку с пиво и подперла подбородок костяшками пальцев, - Причём ломает не случайно, а целенаправленно, утверждая, что это новое вИдение ему послано самим Люцианом. Представляете, сколько он шума наделал со своими заявлениями?! А дальше больше! Его отлучают, изгоняют, храмовые книги с его иллюстрациями уничтожают, ибо ересь, а он продолжает рисовать…
Алифер вздохнула и нахмурила брови, на её лице вообще отражались все эмоции, что тревожили её легкокрылое сердце: - Вот тут-то и начинается самое непонятное, что я не могу объяснить, хотя и видела немало чудес. Проиллюстрировал он атлас по лекарственным травам, очень тщательно всё прорисовал и даже вписал необходимые пояснения, а потом пошли слухи, что у лекаря, для которого он книгу делал, стали исцеляться больные и убогие чуть ли не от прикосновения к книге! Может, врали, конечно, это всё старая история, которая уже почти стала легендой и обросла разными слухами. Потом взялся за сборник песен и стихов для какого-то не слишком талантливого менестреля, который хотел похвастаться тем, что его творения аж в книгах есть… и запел с той поры менестрель соловьём! Потом третья книга – всего-то сборник карт, но владелец этих иллюстраций вдруг стал знаменитым путешественником и картографом. А может, и не вдруг… - Лелия посмотрела на Мирру, пытаясь понять, верит она этим рассказам, что были так похожи на сказки, или нет, - Ну а четвертая известная его книга – история не слишком богатого баронства с портретами предков… Ну вы понимаете, что слухи и тут пошли? И что разбогател барон неожиданно быстро, и должность почётную получил… Может, это всё совпадение, конечно, уж очень отдаёт магическими книгами и артефактами, а Риатан Варнийский был просто художником.
Она вздохнула и снова опустила взгляд в кружку с пивом, понимая, как нереалистично звучит то, что она сейчас рассказала, да и сама Лелия не была уверена в том, что все слухи и байки, которые ходили вокруг художника, правдивы.

0

20

Она вновь внимательно слушала девушку, неспешно попивая вино мелкими глотками. Рубинового напитка оставалось совсем мало, меньше четверти кубка. Но стоило сохранить ясность разума, дабы не пропустить ничего не значащие на первый взгляд детали. Поэтому Мирра не торопилась заказывать вторую порцию. Да, вино было легким и вряд ли сильно сказалось бы на её способности мыслить и анализировать, но даже малые дозы алкоголя скрадывают остроту внимания.
Вопрос был задан верно, ибо ответ Лелия дала весьма развернутый, включив в него не только сухие факты, но и свои размышления. Ларсен старалась запомнить максимально количество деталей, не известно что именно может понадобиться потом.
Новость о том, что книги иллюстрированные Риатаном Варнийским становятся артефактами, очень удивила. Да и удивила бы она любого обывателя, поэтому в этот момент Мирра не стала сдерживать свои эмоции и чуть подняла бровь. Она была еще не особо сильна в артефактах и их изготовлении, да и вряд ли такое описывается в обычных учебниках и книгах, что изучала она последнее время. Да, всё рассказанное Лелией звучало больше как сказка, чудо овеянное сотней слухов и додумок, но всё сказки когда-то были былью. Через призму веков они становятся историей, от изначальности которой остается лишь зерно истины. Но это не значит, что художник не мог быть артефактором. Возможно, дар его был настолько слаб, что и не знал сам мужчина о нём, но этот самый дар проявился в силе его рисунков.
- Интересно, - Мирра задумчиво постучала ногтями по металлическому боку кубка, когда девушка напротив замолчала. – Очень необычно и очень интересно. Честно говоря, такое я встречаю первый раз. И судьба у него весьма сложная, а сами книги с его иллюстрациями… Звучит очень… - она замолчала, подбирая слово, которое лучше опишет всю эту историю. – Сказочно? Даже не знаю, как лучше сказать. Сказочно, неправдоподобно, слишком превознесено, но…С чем фойрр не шутит? Вдруг, всё рассказанное Вами было на самом деле и книги эти ценны не только картинками. Тогда Берсельской библиотеке невероятно повезло иметь в своих запасах такой раритет. Знают ли сами библиотекари, какую ценность они хранят?
Вопрос был задан с легкой улыбкой и совершенно спокойным выражением лица. Всего лишь размышления вслух о новости, что только узнала. Простые мысли обычной обывательницы. Ничего более.

+1

21

Сказочно и неправдоподобно – Мирра подобрала правильные слова. И если бы кто-то рассказал Лелии о подобном лет десять назад, когда она ещё жила на Алире, то она восприняла бы подобную историю как сказку, легенду, красивый вымысел, но за минувшие годы она видела, что даже самое невероятное может оказаться правдой. Да ведь и существование её народа считалось вымыслом – не лучший ли пример того, что знание и восприятие нередко бывает ограниченным?
- Старший смотритель исключительно рационалистичен, - вздохнула алифер, вспомнив свои частые споры со стариком по поводу легенд и истории, которая уже стала преданием, - Он опирается на проверенные факты, расчёты, статистику, а потому вряд ли поверит в то, что книги могут оказаться артефактами.
Лелия и сама относилась к подобным предположениями с некоторой настороженностью, ведь грань между забавным вымыслом и правдой, которая кажется невероятной, была очень тонкой и зыбкой, но как же хотелось верить в то, что окружающий мир чуть ярче и немного чудеснее, нежели его малюют. В общем-то, рисунки Риатана Варнийского рисовали его именно таким, наполненным чудом.
- Но я считаю, что лучше поверить и обмануться, нежели усомниться и потерять возможность прикоснуться к чуду, - неожиданно добавила она вполголоса, будто говорила это для себя, а не для своей собеседницы. И в этих словах было гораздо больше искренности и веры, нежели хотела сама Лелия.
- Заболтала я вас, да? – Вздохнула девушка, подняв на Мирру серо-синий взгляд, в котором читалось сомнение, ведь Лелия не знала, слушает её случайная знакомая просто из вежливости или потому, что ей действительно интересно, - А ведь у вас еще трактаты по артефактам… Оу… Мирра… а вы не встречали в них упоминания про книги, которые становились бы артефактами?

+1

22

Судя по словам Лелии, та была знакома со старшим смотрителем давно и не просто как обычный посетитель библиотеки. Скорее, как посетитель, если не особо частый, то явно любимый. Или точнее сказать – въедливый? Пока Мирра не могла дать точную характеристику новой знакомой, но по чуть-чуть портрет складывался. Да, из небольших кусочков. Да, из разнородных деталей. Да, он не давал полного описания синеглазой. Однако, пока это были моменты, которые нужны были именно Мирре.
- Или заиметь такую вещь себе в частную библиотеку, - тихо хмыкнула девушка. Будто просто неудачная шутка. Однако, у этой шутки было своё очень важное и серьезное основание. Это была проверка. Осторожная и легкая. Кто серьёзно отнесется к дурацкой шутке? Она же не предлагает девушке получить книгу с иллюстрациями столь любимого художника в свою коллекцию. Всего лишь шутит и разряжает обстановку. Но даже в этой фразе был свой умысел.
Реакция, ей нужна была реакция Лелии. Взгляд, взмах ресниц, вздох, движение рук. Именно поэтому Ларсен предпочла растянуть один бокал вина на подольше. Она ловила невербальные сигналы собеседницы, пытаясь понять – стоит ли осуществлять всё то, что она задумала.
- В просмотренных мною книгах ничего подобного я не видела, - ответила девушка после недолгой паузы, а после улыбнулась, будто в голову ей пришло нечто гениальное. – Но, если хотите, мы можем посмотреть оставшиеся главы и свитки.
Невозможно тянуть обед долго, а тут такая возможность пообщаться с фанаткой творчества Риатана ещё какое-то время. Пока девушка напротив не казалось ей той, что готова раскошелиться за украденную вещь. И рисковать воровка не хотела. Слишком дорогая цена могла быть за эту её поспешность.
Саму книгу со сказками Мирра бы с удовольствием рассмотрела внимательнее, но это не нужно было Индиль. Как и лишняя внешняя заинтересованность именно этим фолиантом. Потом, когда книга окажется у неё в руках (если, конечно, окажется) Ларсен сможет пролистать её и вдоль, и поперек. Однако, пока она держалась очень сдержанно и спокойно. В конце концов, в этом Лелии она не соврала. Не особо любила виконтесса сказки и легенды. Реальная жизнь бывает в разы интереснее.

+1

23

- О, если бы это было возможно, - Лелия сокрушённо вздохнула, скорбно посмотрев в окно, и пояснила, - Старший смотритель очень принципиален в этом отношении и считает, что если книга попала в библиотеку, то в ней и должна оставаться. Он не обменивает книги, не продаёт их и не дарит, в отличие от других библиотек, которые иногда выставляют редкие тома на аукцион.
Пыталась алифер как-то выкупить или выменять понравившийся ей сборник поэзии, причём не самый и ценный, но наткнулась на однозначный и бесповоротный отказ, хотя готова была заплатить двойную цену. Потом, конечно, Ксайрас помог найти аналогичный томик в частном собрании, поэтому вожделенная добыча всё же оказалась в руках девушки, но позицию библиотеки по поводу продажи книг Лелия запомнила. И, в общем-то, даже осуждать не могла, ведь такой подход говорил о том, что книги для старого библиотекаря ценнее золота и серебра.
- А на создателя артефактов всегда обязательно учиться? – Неожиданно спросила алифер, раз Мирра перевела разговор на свои изыскания, - Или же есть самоучки? Мне интересно, мог ли человек, у которого и магии-то не было, после удара молнии обрести такой дар?
Лелия робко улыбнулась и кивнула в ответ на предложение вместе посмотреть свитки и книги, ведь от новых знаний, пусть и совсем не нужных на первый взгляд, девушка никогда не отказывалась.
- А ещё… - она немного замялась, выкладывая на край стола монетки за обед, - Мне вспомнилось, что несколько лет назад нам с другом в руки попала книга, которая якобы приносила несчастья, но оказалось, что у неё в переплёте спрятан медальон, который, как раз и был зачарован… Может, и книги Риатана с таким же сюрпризом? Конечно, вскрывать переплёт – не самая хорошая идея, да и не позволит никто, но ведь можно прощупать его и посмотреть, насколько он толстый. – Лелия поднялась из-за стола и задумчивость на её лице сменилась воодушевлённой улыбкой, - Будем возвращаться в библиотеку?

+1

24

Возможно.
Сколько в этом слове было желания и сожаления, надежды и горечи. Одна фраза. Одно слово. Но именно они дали Мирре ту самую нужную информацию, которую она так ждала.
Хочет. Желает. Мечтает. Лелия была б не против получить эту книгу в своё пользование насовсем.
Отлично. Первый этап пройден. Если любительница Риатана заинтересована лично, значит можно и дальше пытаться узнать её отношение к вариантам получения раритета. Если бы сейчас девушка категорически отказалась, стала бы говорить, что такие вещи должны храниться в библиотеке, чтобы максимальное количество людей могло их увидеть, то Ларсен бы и не стала дальше развивать эту мысль и это дело. Но Лелия так не сказала, а значит можно рискнуть.
Поднявшись следом, воровка кивнула, соглашаясь с предложением вернуться в библиотеку, и добавила на стол монеты за свой заказ. 
- Честно говоря, я не встречала информации о таких вот самоучках. Слишком тонкая наука. Слишком много нюансов. Слишком сильно можно ошибиться и натворить дел, чтобы учиться без наставника.
Придержав дверь, она пропустила Лелию вперед и уже на улице продолжила.
- Вряд ли там что-то спрятано в самом переплете. Библиотекари тщательно проверяют и смотрят книги, прежде чем дать к ним доступ посетителям. Но рассмотреть данный экземпляр поближе – можно. Тем более имея под рукой пособия по артефактам. Если, конечно, наши предположения верны и в художнике открылся дар артефактора…
Да, это предложение расходилось с её желанием не лезть к книге сказок со своим любопытством. Но ведь тут было не оно. Мирра лишь собиралась помочь девушке, поделившись своими знаниями и книгами. Не более того.
Уже подходя к самому зданию библиотеки, Ларсен вернулась к первой части высказывания Лелии.
- А насчет принципов, кстати. Некоторые ценители и коллекционеры иногда идут на… - она чуть замялась, будто ей не очень удобно говорить о таких вещах, – не самые честные методы. Дабы получить себе желанную вещь. Черный рынок или открытое воровство.
Это был очередной крючок. Очень небольшой, закинутый так же аккуратно и осторожно, как и ранее. Очень опасный крючок. Им можно спугнуть. Однако, Мирра надеялась, что и эту фразу собеседница воспримет как шутку или что-то близкое к этому, но всё-таки ответит. Выскажет своё мнение.

+1

25

Лелия была слишком воодушевлена предположениями о том, что книга с иллюстрациями Риатана Варнийского может быть артефактом, а потому все эти крючочки, что закидывала Мирра, не замечала. Да, наивность и доверчивость, которые не растеряла алифер с годами, нередко ставили её в непростые ситуации. Но, с другой стороны, будь она скептична, цинична, недоверчива и чрезмерно рассудительна, разве попала бы она хотя бы в половину тех приключений, что приносили ей не только новые знакомства, знания и впечатления, но и убеждённость в том, что мир прекрасен и удивителен?
- А есть какие-то способы определить, артефакт перед нами или простой предмет? – С искренним и нескрываемым любопытством расспрашивала девушка, пока они шли к библиотеке, - Понятно, что опытный маг или артефактор определит это сходу, но ведь мы такими не являемся… По крайней мере я – точно.
Она не стала добавлять, что, хотя и владеет магией, но та исключительно боевая и вообще того вида, что у обывателей вызывает настороженность и неприязнь, ведь Хаос ассоциировался с демонами, а Лелия не хотела лишних вопросов. При всей своей доверчивости и беззаботности некоторые темы алифер обходила по давней привычке, лишь укрепившейся с годами.
Она согласно кивала в ответ на предложение Мирры рассмотреть книгу поближе, да ещё и с пособием по артефактам, ведь после всех фактов о художнике, что она вспомнила и озвучила, иллюстрации были ей крайне интересны  не только с художественной точки зрения, но и с магической. Её любопытную кошачью натуру терзал вопрос – если книга действительно стала артефактом, то какие свойства она приобрела?
- Несколько лет назад, - улыбнулась Лелия, услышав о воровстве и чёрном рынке, - В Андериле вор утащил книгу, которую я изучала… мне пришлось за ним гоняться несколько дней… Наверное, такие ситуации не являются столь уж редкими в мире редких и драгоценных книг или артефактов…
Алифер сказала о той давней истории без задней мысли или намёка на то, что она будет пытаться вернуть пропажу или же наоборот порадуется, если книгу своруют для неё. Сама она была не столь законопослушной, как могла казаться, хотя никогда не совершала преступлений осознанно, но… среди её знакомых были те, кто стоял по ту сторону закона. И Лелия, часто руководствуясь личными симпатиями и собственными представлениями об этике и справедливости, а вовсе не сухими правилами, не стала бы осуждать ни за воровство, ни за работорговлю, ни даже за убийства, если у них было оправдание.

+1

26

Понять, артефакт перед ними или нет, было весьма интересно и любопытно. Однако, этому суждено было остаться только мечтой и желанием. Пусть даже она уже за эти месяцы прочитала или просмотрела пару-тройку десятков книг, но знаний виконтессы явно не хватало для ответа на вопрос Лелии. Поэтому оставалось лишь считать, что «артефактность» книги совершенно не влияет на её стоимость.
- Лично у меня таких вариантов и возможностей нет. Я далека от магии. Остается про неё лишь читать, да иногда вздыхать, что Люциан не одарил меня таким благословением.
В дверях библиотеки Мирра вновь пропустила девушку вперед, но почти сразу догнала ту, выравнивая шаг и понижая голос. В конце концов, они уже в храме знаний. Тут волей-неволей начнешь говорить шепотом.
- Неприятная ситуация. – С её точки зрения, это была дважды неприятно. Сначала, для фанатки печатных и рукописных изданий. Потому что приятного мало, когда у тебя из-под носа уводят нужную тебе вещь. А потом для вора, когда украденное забрали у него  обратно. Или не забрали? – Нашли, надеюсь, свою пропажу?
Этот вопрос был задан Ларсен от чистого сердца, потому что её действительно волновало, нашли ли вора и книгу. Правда, волновало это девушку не в качестве поддержки Лелии. Но ведь той не обязательно знать истинных причин? Хотя, с другой стороны, ответ был от части и не важен. Вор, за которым гонялись и которого, тем более, нашли, был для неё … не самым лучшим профессионалом своего дела. Да, не всегда проходит всё гладко и хорошо. И каждый в их братстве знает об этом. Да и себя она не считала уж маэстро татных дел. Ей до этого было ещё очень и очень далеко. Да, бывают неудачи. Но каждый вор знает, что если ты работаешь под покровом ночи, а не грубо режешь кошельки на ярмарках, то ты должен быть неуловимым дуновением. Будут знать, что ты был, но …кто будет гоняться за ветром?
- Да и в конце концов, - чуть притормозив, потому что до конторки хранителя оставалось всего несколько шагов, Мирра осторожно усмехнулась. – Зачем гоняться за вором, если можно просто найти того, кто достанет вам необходимое? Чем больше город, тем больше его сумеречная часть.
Последнее было произнесено очень тихо, но воровка была уверена, что собеседница её услышит, а вот другие точно – нет.

+1

27

Хотелось бы Лелии, чтобы Мирра хорошо разбиралась в артефактах и помогла ей определить, является ли книга зачарованной или вся прелесть иллюстраций связана лишь с талантом художника и его умением смешивать краски. Увы, девушка признала, что магией она не обладает, да и не простая здесь волшба, как считала алифер, потому что и сама она, пусть и умела управлять заклятиями хаоса, могла разве что уничтожить книгу, но не узнать её секреты.
Воспоминания о синем томике Лерота из Андерила, который когда-то свёл их с Ксайрасом, заставило девушку улыбнуться той сияющей улыбкой, за которой и невнимательный собеседник угадал бы множеством приятных воспоминаний: - Нашли… там длинная история, которая закончилась не слишком удачно для вора, но зато счастливо для меня и моего… друга…
Она немного замялась на последнем слове, ведь определить их отношения с Ксандором де Альседо одним словом было сложно – любовники, возлюбленные, друзья, соратники. Поэтому Лелия и предпочитала называть его именно другом, ведь эта часть их отношений была ей не менее дорога, нежели любовная страсть.
Девушка притормозила вместе с Миррой и бросила на неё вопросительный взгляд, сначала даже не поняв её вопрос, а затем тихо рассмеялась и сказала совсем шёпотом: - Но я ведь и сама наёмница, которая порою берётся за такие дела. И не только такие… Найти вора, вернуть украденное, расшифровать старую карту, отыскать спрятанные сокровища, порубить чудовище или забраться в заколдованную башню с риском для жизни. Хотя, если честно, рубить уже давно не приходилось, с полгода точно.
Во взгляде Лелии, да и в её интонациях сквозила лёгкая насмешка, из-за которой нельзя было понять – говорит она серьёзно или же преувеличивает свои «подвиги», а может, и вообще иносказательно приукрашивает банальные вещи, начитавшись книг.
И всё же намёк на сумеречную часть города алифер поняла по-своему, решив, что у Мирры есть знакомый мастер по артефактам, который помог бы разобраться с книгой, и она шёпотом уточнила: - У тебя есть на примете кто-то из опытных артефакторов, кто занимается не совсем законной деятельностью?

+1

28

Друг – такое объемное и сложное слово. И сколько всего можно в него спрятать.
Эта легкая заминка, буквально несколько мгновений перед словом, и изменившаяся интонация были бы почти незаметны, если бы Мирра и сама не имела такого…друга. Пусть даже в прошлом, если конечно можно считать это прошлым.
Интересно было бы узнать, кем этот друг является и не станет ли это проблемой для Индиль в дальнейшем. А то вдруг этот самый друг кто-нибудь из капитанов стражи. Всякое бывает в жизни. Только вот вариантов, как выведать этой у собеседницы, Мир пока не видела. Однако, сделала себе очередную пометку.
А вот признание Лелии о том, что та является наемником, мягко говоря, удивили. В голове Мирры образ таких людей немного не ложился на хрупкую и даже будто воздушную фигуру и внешность посетительницы библиотеки. Да и признание о том, что девушка делала ранее, удивили не менее. Как гласит народная мудрость: в тихом омуте фойрр водится. Именно так. Хотя, и сама Ларсен не походила внешне на ту, кем являлась. Пусть даже это было не её основной деятельностью. Наемник… Стоило, конечно, быть с таком случае аккуратнее и осторожнее. Задать чуть больше вопросов, уточнить более подробно детали.
Правда продолжить разговор воровка смогла только уже по пути к столу в зале. Ибо за обсуждением то ли правды, то ли лжи в исполнении Лелии  они подошли в библиотекарю. А рассказывать, что именно имела в виду Мирра, при нём было не с руки ей же.
- Не совсем, - быстрым шепотом начала свои объяснения девушка, раскладывая по столешнице отдельно кучку свитков и пододвигая к себе книгу, что читала до обеда. – Не забывай, что мы находимся в Берселе. Это порт. А там где корабли, там и…
Девушка быстро пробежалась глазами по залу, оценивая близость остальных посетителей, и максимально понизила голос.
- Контрабандисты и прочие не совсем честные люди. И если немного постараться, можно найти почти всё, что ты хочешь. В том числе, редкие и очень, - она чуть протянула первый слог, - редкие вещи. Например, известные только узкому кругу людей артефакты или просто интересные экземпляры. – Быстрый и многозначительный взгляд на книгу со сказками, что вновь лежала перед наемницей. – Или найти тех, кто может помочь тебе стать их обладателем каким-нибудь другим способом.
Ларсен чуть улыбнулась, мол она ничего конкретного не предлагает, лишь рассуждает на тему.

Отредактировано Индиль (22-12-2021 17:59:30)

+1

29

Да, это был Берсель, в котором полно не только честных торговцев и ремесленников, но и контрабандистов с пиратами, в чём Лелия убедилась совсем недавно на своей собственной шкуре. Конечно, она не жалела, что повелась на сладкие речи ламарского пирата и проходила несколько дней в блокирующем магию ошейнике, ведь в итоге всё закончилось более чем благополучно. По крайней мере, для неё. И свободу вернула, и мешок с сокровищами добыла, и множество новых впечатлений и эмоций приобрела, а то, что капитан Вэл увёз на своём корабле обманутых берсельцев, планируя их продать – это ведь не её дело, она и сама была в таком же положении, но смогла выбраться.
То, что случайная знакомая размышляет о противозаконной деятельности и сумеречной стороне города, Лелию не особо удивляло, ведь Мирра не выглядела наивной юной девицей, которая верит в то, что мир прекрасен и добр, люди с радостью протягивают руку помощи, а каждый первый – благородный и справедливый рыцарь. Да и сама алифер никогда в это не верила, несмотря на свою наивность и доверчивость.
Но вот рассуждает она об этом абстрактно и теоретически или же с намёком на то, что могла бы с кем-то свести – это уже другой вопрос. Лелия заметила многозначительный взгляд на книгу – и её брови едва заметно взметнулись вверх в немом вопросе, который пока остался невысказанным: «Неужели ты, Мирра, предлагаешь «какой-нибудь другой способ» завладеть желанной книгой?»
Нет, наверное, она ошибается… вряд ли столь приличная молодая женщина, жена уважаемого человека, стала бы намекать на похищение книги, даже если у неё есть на примете какой-нибудь умелый вор.
- Экземпляр интересный, - осторожно согласилась Лелия, погладив обложку книги ладонью, и понизила голос до шёпота, - Но я хочу даже не владеть этим… экземпляром… а разобраться в его загадке… к сожалению, старший смотритель библиотеки вряд ли оценит, если кто-нибудь начнет исследовать книгу с помощью магии или чего-то подобного прямо в зале, а для опытов вне библиотеки он её не отдаст.

+1

30

Все их разговоры велись очень аккуратно. Без прямых фраз, лишь легкими недомолвками. И это было понятно. Мирра осторожничала дабы не выдать себя с головой, Лелия – как минимум просто потому, что раскрываться первому встречному не самый разумный подход. Но даже за этими осторожными фразами Ларсен уловила как минимум один важный момент. Лелия была не против, получить книгу в своё, пусть даже и временное, пользование. Это раз. И два – возможно, она допускает вероятность привлечь к этому кого-то из «ночных» жителей города.
Это было не совсем то, на что рассчитывала Индиль. Хотя, если посмотреть на данный вопрос с другой стороны, мысли собеседницы совпадали с одним из её первоначальных вариантов – украсть и вернуть. Будет ли тогда это считаться ужасным преступлением? Ведь книга вернется обратно в библиотеку?
- Ну… - так же понизив голос, прошептала Мирра, - хранитель тут отличается грозным нравом, не спорю. Однако, здесь столько книг, что можно же просто позаимствовать одну на время? – выпалила почти на одном дыхании, внимательно смотря за реакцией девушки. – Вдруг это действительно необыкновенная редкость, а они об этом и не знают? Можно же изучить книгу дома, а потом, если окажется, что это артефакт – принести своим поступком только пользу?
Весьма рисковое и незаконное предложение под соусом благородного поступка. Почему бы и нет? С этой точки зрения даже воровство переставало быть воровством. Ведь оно предполагает окончательную (чаще всего) потерю вещи, а тут библиотека и не теряет ничего. Наоборот, они могут принести пользу городу. Разве это плохо?
Мирра старалась смотреть прямо на Лелию, максимально честным взглядом. Ведь всем известно, что если человек задумал что-то плохое, он врет, стараясь не смотреть глаза. Сейчас же она сидела рядом спокойно и раскованно. Мол, вот она я. Я не задумала ничего такого, что может кому-то навредить. Наоборот, я предлагаю тебе лишь самое хорошее.
Настолько открытая игра была для неё почти в новинку, если не считать тех вечеров, когда ульв учил её этой самой игре. Ларсен волновалась, но продолжала сохранять внешнее спокойствие. Слишком важными и ответственными были эти пара минут их разговора, чтобы испортить всё своим беспокойством.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [ХХ.08.1078] На страницах пожелтевших книг