Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [853 год] Вне зоны наших снов


[853 год] Вне зоны наших снов

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://i.pinimg.com/564x/38/20/f6/3820f670e837aae1681de62fc81bdd8f.jpg
Come feed the rain
'Cause I'm thirsty for your love
Dancing underneath the skies of lust
Yeah, feed the rain
'Cause without your love my life
Ain't nothing but this carnival of rust

- игровая дата
В течении 853 года
- локация
Сновидение
- действующие лица
Клир, Айлир

[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

Отредактировано Клир (27-10-2021 00:33:54)

+1

2

Нет ничего более неизменного, нежели жизнь демонов в их подземных городах – здесь не светит солнце, не идёт дождь или снег, вода одинаково безвкусна, а камень стен незыблем и нерушим. Долгоживущие расы воспринимают время иначе, нежели люди, год сменяется годом, столетие столетием, а демоны остаются всё теми же бесконечные годы, не считая минувших зим и лет.
Однако Айлир помнила каждый день из прошедших двух лет с побега сестры, и каждый из них отпечатался шрамом на её сердце, которое, как думала демоница, не способно болеть. Она ошибалась.
Ей казалось, что грудную клетку разрубили тяжёлым клинком и каждый день вонзают в кровоточащую рану зазубренный кинжал и проворачивают его по часовой стрелке, терзая плоть. Она желала бы остановить время, застыть распятой стрекозой в прозрачном янтаре, научиться жить с пустотой вместо сердца, ничего не чувствовать и ни о чём не жалеть, но коварная память подкидывала воспоминания и бередила раны, которые не желали заживать. Возможно, Айлир и сама не хотела безвременное забвение, считая его предательством по отношению к сестре.

Она стояла перед мольбертом, делая последние штрихи кистью и не обращая внимания на то, что её пальцы безнадёжно испачканы в краске, как и широкие рукава платья из серебристо-белой парчи. Айлир рисовала автопортрет, однако, чем больше она добавляла деталей, тем больше образ на картине становилось похоже на Клир и вместо янтарно-золотых глаз с холста на неё смотрели черные.
Нет, это было невыносимо… что бы ни делала демоница, куда бы она ни пошла, какую бы книгу ни взяла – её преследовал незримый образ сестры. Айлир даже иногда резко оборачивалась, чтобы убедиться в том, что за её плечом не стоит Клир, довольно щурясь от того, что смогла застать её врасплох.
А что дальше? Сколько может тянуться это ощущение неполноценности? Когда еда утрачивает вкус, вино не радует, мужские ладони не приносят удовольствия, а в висках бьётся единственное имя – Клир.
Она ей снилась. Уже которую ночь Айлир видела во сне сестру и демонице казалось, что она почти проникает в её сознание, как прежде, когда они были рядом. Касается её рассудка кистью и пишет картину мазок за мазком, оставляя след от краски, как на холсте. Она рисовала одиночество. Она писала тоску. Она каллиграфически выводила одно единственное слово – Клир. Клир. Клир.

+2

3

Таверны, постоялые дворы, люди, демоны, эльфы, ламары.. Последние пару лет Клир чувствовала себя то свободно парящей птицей, то уличной собакой, бродящей по дворам. Здесь жизнь текла совсем не с той скоростью как дома, но демон быстро адаптировалась - другого выбора просто не было. К тому же она быстро поняла, что имеет важное преимущество - она обученный маг, способный защитить себя и заработать больше, чем многие другие.
Старшая Трерьях убежала от границ с Кабалой так далеко как смогла - в Вильсбург. Большой город, в котором легко затеряться, подрабатывая местным псиоником, за вполне достойную плату справляясь с бытовыми проблемами жителей, часто скучными и унылыми.
Но она могла позволить себе сегодня теплую постель, сытную еду и хорошую одежду. Пока еще ей не казалось этого достаточным, и демоницу кидало то в сожаление, то в радость исследования новой жизни.
И чем дальше, тем чаще второе было сильнее. Каким то образом новая земля, своей холодностью, безучастностью и количеством новых и пустых путей лечила раны в ее душе, словно омывая их водой из ледяного источника.
Но пути назад в любом случае давно не было.

Они с сестрой связывались лишь в первые несколько месяцев, когда Клир пыталась дать ей знать что жива. Но выходить на связь регулярно было слишком опасно. Хотя сны о сестре донимали ее, возвращая в прошлое и рождая беспокойство и ночные кошмары.
Сегодня, в чистом, но темном полуподвале, демон лежала на койке, накрытой шерстяным одеялом, закинув руки за голову, прикрыв глаза. Было тихо.
И тишина накрывала ее, снова оголяя тоску, сияющую пустотой там, где раньше была ее половина - ее сестра.
Единственная потеря с которой она не смогла смириться. Которую она не смогла заглушить ненавистью или надеждой.
Увидит ли она сегодня ее опять в тревожных липких снах?


С балкона открывался вид на столицу, мерцающую мертвенными, искусственными огнями. Город трепетал и менялся, словно волны на морской глади, при попытке сосредоточить на нем взгляд, как и всегда во снах.
Айлир сидела тут же, в ярком красном платье, окутывающем ее фигуру, словно алый туман.
- В Остебене бывает зима? - спросила сестра.
- Каждый год. И каждый год разная. - Ответила Клир.
И вдруг поняла, что вряд ли сестра спрашивала бы у нее такие вещи. Демон оглянулась на свое отражение, что говорило с ней чейчас, пытаясь разглядеть черты, но снова не смогла. Она знала что это Айлир.
Но это была не она.
Лишь образ в ее сознании
Как старшая Трерьях может быть сейчас в Кабале? Когда успела вернуться?
Нет, не сходится.
Тревога, вязкая и липкая опять охватила ее, выхватывая неправильность этого сплетенного бытия...
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

4

- Клир… Клир… Клир… - шептало эхо где-то за спиной старшей Трерьях. Оно терялось в коридорах и залах, шелестело в тяжёлых портьерах, скользило отражением свечи в зеркалах.
Хрупкий робкий огонёк, трепещущий, как крыло мотылька, бился в темноте, что окутывала углы комнаты, а после погас, но на месте, где растворилось зыбкое пламя, вспыхнули янтарные глаза и из тени бесшумно вышла Айлир, невидимая для сестры.
На ней было то же бело-серебряное парчовое платье, в котором она работала в мастерской, но без следов краски, а длинный шлейф тянулся по паркету, словно змея с алмазной чешуей. Казалось, ткань живёт своей жизнью – свивается кольцами и скользит в абсолютной тишине, будто не касается поверхности пола, как и каблуки серебряных туфелек младшей демоницы.
Её тонкие пальцы прошлись в одном сантиметре от плеча Клир, почти лаская его, а длинные платиновые пряди волос старшей сестры взметнулись, словно от порыва ветра, но Айлир всё ещё не проявила себя, оставаясь незримой тенью.
На губах женщины появилась невесёлая улыбка и она сделала несколько шагов к своему двойнику, который был порождён сознанием Клир. Узкая ладонь легла на плечо и сжала – и в тот же миг «Айлир» в красном платье, которая существовала лишь во сне старшей Трерьях, поблекла и выцвела, но Айлир истинная, пришедшая в сон сестры, засияла серебром и алмазами.
- Здравствуй, Клир, - демоница взмахнула ресницами над пламенно-янтарными глазами и улыбнулась, но в улыбке за робкой радостью скрывалась усталость и печаль, а сама Айлир, казалось, похудела и осунулась, но выглядела гораздо живее и чётче своего двойника, который сидел в кресле. 
Она смотрела на сестру, словно пыталась запомнить каждую черточку её лица. Вглядывалась в глаза, в изгиб губ, в рисунок бровей и скул, в её жесты и мимику.
Айлир молчала, хотя знала, что каждая минута пребывания во сне сестры стоит ей колоссального количества маны, которая сейчас утекала звонкими крупинками в песчаных часах, что отмеряли минуты, когда они могут быть рядом.

+2

5

От суетливых мыслей-образов, которые норовили вот-вот разбить этот хрупкий мир и швырнуть ее в следующее видение, Клир отвлекло ощущение присутствия. Город на горизонте вдруг застыл, замер, переставая переливаться как в калейдоскопе - реальность становилась все жестче и осязаемее, восприятие - яснее.  Любой псионик знал это чувство, знал чем сон-видение отличается от обычного сне
Клир ухмыльнулась, все еще не поворачиваясь, чтобы дать себе несколько мгновений и сохранить лицо.
- Привет, Айлир.. - все же не сдержав грустных ноток в голосе ответила демон - Я уже говорила тебе, такие встречи не безопасны. - голос был ровным и спокойным, будто это совсем не был упрек.
Клир повернулась, больше уже не в силах пытаться не смотреть на сестру, не вцепиться глазами в ее образ и невольная улыбка тронула ее губы.
Айлир как всегда появлялась эффектно.. Эффектнее чем любой образ, который можно было вообразить, тем более здесь, во сне, где она могла соткать себе платье из радужных переливов холодного сияния алмазов, ограничиваясь лишь собственным воображением.
Клир оглядела себя, и улыбнулась еще шире - она давно уже не могла позволить себе ежедневно менять наряды, а ухаживать за тканями самостоятельно так еще и не научилась. Интересно, видела ли когда-нибудь ее сестра в настолько поношенном костюме?.. Хорошо что это был сон, и тут Клир была облачена в черное бархатное платье. Интересно, это ее сознание создало такое, или то был “подарок” сестры. Впрочем хорошо, что Айлир не увидит как она живет. Это лишнее.
Все же грация и плавные движения аристократа у Клир пока еще остались. Она была почти такая же как два года назад. Нужно было очень приглядеться, чтобы заметить легкий загар на ее коже, который оставило солнце, да и то, лишь на фоне белоснежной кожи Айлир можно было углядеть такие детали.
Пока еще жизнь не успела оставить свой отпечаток. Вернись она домой сейчас, никто бы и не заметил, что Клир пропадала.
- Что-то случилось? - наконец спросила старшая сестра. Вдруг все же Айлир не просто так вызвала ее. Вдруг в вечно замершем времени Кабалы что-то все же произошло.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

6

- Что безопасно в нашем мире и нашей жизни? – Философски заметила Айлир, погладив своего двойника по серым волосам и поправив на плече выцветшего отражения бретельку платья, что совсем недавно было красным, а сейчас будто подёрнулось пыльной паутиной, - Нам ведь всегда казалось, что в Трерьяхе, дома, мы в полной безопасности? И мы обе ошибались.
Голос демоницы звучал меланхолично и спокойно, он рождал тень эха и звучал искажённо, будто Айлир говорила через некую незримую преграду, заставляющую звуки плыть по воздуху, как дым от потушенной свечи.
- Да, случилось, - грустно вздохнула младшая Трерьях и подошла к сестре, а её ледяные пальцы легли на её лоб, погладили, а затем в руках демоницы материализовался  гребень, украшенный россыпью алмазов и рубинов, и Айлир начала медленно расчёсывать длинные серебряные пряди волос Клир, поглаживая её лоб и виски, - Я скучаю по тебе, Клир…
Она могла бы рассказать, как бесновался отец и как замалчивал причины, по которым его старшая дочь оставила столицу. Официальная версия, озвучиваемая, если кто-то имел смелость спросить у правителя, где Клир, была проста – демоница отправилась по тайным семейным делам за пределы Трерьяха, а остальная информация засекречена. Только Айлир знала, что для отца побег Клир был ударом… он мог сколько угодно игнорировать вопросы и разговоры о произошедшем, он мог кривить губы, когда смотрел на младшую дочь, так напоминавшую ему беглянку, он мог молчать или лгать в лицо, но Айлир знала, что он чувствовал. И не жалела его ни единой секунды, играя роль послушной дочери.   
«Я скучаю по тебе, Клир,» - отдалось эхом в тёмном коридоре, из которого несколько минут назад появился сияющий серебром и алмазами силуэт Айлир, словно источник голоса и сам образ демоницы были в разных местах.
Она могла бы сказать, что каждая секунда пребывания во сне сестры аукнется ей слабостью и долгими днями полного восстановления, но молчала, потому что даже эти зыбкие призрачные мгновения, в которых порою сложно было разделить сон управляемый и сон стихийный, неподвластный псионику, были для Айлир ценнее всех сокровищ, которыми она обладала. Но её мысли, её чувства, её эмоции были, как и всегда, открытой книгой для Клир.

+2

7

Двойник в красном платье застыл, словно живая восковая фигура. Он был уже больше не нужен Клир, поэтому та  не обращала на него внимание. Айлир же видимо тоже оставила это отражение себя как есть, вероятно в качестве напоминания, насколько воспоминание о ней бледнее, чем явление демоницы во всей своей сияющей красе.
- Не глупи - Клир улыбнулась и покачала головой. Она была рада видеть Айлир, хотя сейчас казалось, что они и не расставались никогда. Будто с их последней их встречи прошло совсем немного и они вышли на балкон, выспавшись после бурного бала. Однако, видя Айлир теперь, старшая Трерьях чувствовала тоску, которую не чувствовала раньше. Еще различимую, но все же.. - Пока обо мне не забудут, очень недальновидно встречаться..
Демоница прикрыла глаза, когда старшая сестра положила ей руку на лоб. Клир с удовольствием и благодарностью принимала ласку этих холодных ладоней, даже больше чем раньше, плавно поддавалась движениям сестры, будто мягкая глина.
Она тоже очень скучала.
Клир пыталась загнать эти воспоминания так далеко, как могла. Они были с ней, безусловно, они никогда не исчезнут.. Но если надежно укутать прошлое мягкой шелковой нитью, словно куколку шелкопряда, оно не будет трепыхаться внутри. Не будет мешать жить.
Возможно даже мешать идти дальше.
Демон еще не знала, как быть теперь, одной на материке, без вляния и денег, но что-то внутри говорило - если она не будет ступать по новой дороге твердым шагом, то ее не ждет там ничего.
Эхо вторило Айлир откуда то из глубины корридоров.. нет сознания сестры, которое уже с трудом удерживало реальность, Клир это знала.
- Отец догадывается, что мы заодно - она не ответила, то ли потому, что хотела держать себя в руках, то ли потому, что по-привычке была уверена, что Айлир и так знает что Клир отвечает взаимностью на эти чувства - Но ты нужна ему. Теперь особенно нужна. Он простил тебе помощь мне один раз - она помедлила, так и не открывая глаза, продолжая впитывать ощущение прикосновений сестры - Однако, узнай он что ты предаешь его.. Найди он доказательства.. В лучшем случае он начнет искать другого наследника, лишив тебя всего. В худшем.. - демон не стала озвучивать.
Никто не будет разбираться почему вдруг наследница одного из родов скончалась во сне или упала с балкона. У демонов не принято лезть в дела аристократов, если убийство не является наглым и очевидным.
Клир положила ладонь на руку сестры. Пальцы предательски дрогнули, чуть сжавшись.
- Уходи Айлир. - демоница медленно распахнула веки, заглядывая сестре в янтарные глаза - Уходи и не приходи больше. Я не для того отказалась от всего, чтобы мы так глупо теряли голову.
Кого она обманывает? Ее выдержка была на волоске. Еще немного и она сорвется, бросится сестре на шею, начнет целовать ее лицо, обнимать, перебирать сияюще-белые локоны, умоляя остаться хотя бы на одно мгновение дольше.
Но это было бы ошибкой.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

8

Тонкие, почти прозрачные пальцы Айлир запутались в серебряной гриве волос сестры и начали сплетать небрежную косу, украшенную жемчугом и чёрными алмазами, которые материализовались прямо под пальцами демоницы и выглядели более реальными, нежели были бы по ту сторону сна.
- У меня всё просчитано, отца нет в особняке, а в моём крыле лишь верные мне слуги, - на губах женщины появилась недобрая и высокомерная улыбка, - Он даже не знает о том, что я освоила этот уровень псионики, ведь равных мне в нашем роду ещё не было, Клир. Он не догадается. Не узнает. Не поймаааееет.
Голос Айлир снова поплыл, словно время замедлилось, превращая звуки в сладкую патоку, но сама демоница оставалась более чем реальной. Её пальцы были тёплыми, дыхание вырывалось облачком, а Клир чувствовала запах кожи и ароматических масел – сладких, терпких, с богатым послевкусием – таких, которые так любила Айлир фон Трерьях.
- Отец не посмеет мне навредить, - голос младшей сестры снова звучал как обычно, по-кошачьи мягко, а её пальцы легли на плечи Клир, - Я всегда на пару шагов впереди, родная… я знаю, как связать его ещё сильнее… знаю, как стать незаменимой… достичь могущества… - она замолчала на несколько долгих секунд, бездумно расходуя их на молчание, а потом зашептала, - Я стану незаменимой, я могу, я сумею… даже без внушения, ведь он пока слишком опытен, чтобы я смогла обвести его вокруг пальца, но… он станет мне доверять… он не будет считать меня приятным довеском к могуществу рода и тем более не будет полагать меня пешкой в его интригах. На это уйдёт не один год и даже не одно десятилетие, но однажды… когда он будет доверять мне больше всего и не будет ждать удара в спину, яяяяяяяууууааа…
Айлир не успела закончить фразу, звук снова исказился, поплыв расплавленным серебром, в которое начал превращаться шлейф усыпанного алмазами платья, и демоница сделала шаг назад. Она застыла, всё ещё ослепительно красивая, но словно потерявшая объём, превратившись в холст, расписанный сияющими красками, и лишь янтарные глаза, живые и жадные, цеплялись пылающим взглядом за фигуру Клир.

+2

9

Клир почти не шевелилась, то ли боясь спугнуть теплый образ, то ли боясь собственной импульсивности.Она скучала слишком нестерпимо.
Пытаясь не окунаться в нежность, которую рождало появление сестры, в ослепительную радость, демон погружалась в куда более негативные эмоции - едва заметное раздражение, тронувшее водную гладь ее души и расходящееся кругами.
- Нет, Айлир, совершенно не важно как ты расчитаешь, как ты подготовишься.. - лицо Клир дрогнуло - Слуги предадут, стены выдадут и магия обманет тебя. Мы обе знаем, что единственное где ты не можешь мыслить максимально холодно, это когда дело касается меня Айлир. Я - твое слабое место.
Про себя Клир не сказала лишь потому, что все и так значи, что существует не там мало поводов, из за которых эмоции в ней перевешивают рассудок.
Иначе они бы сейчас были вместе.
Клир вдруг захотела нестерпимо повернуться к сестре, увидеть ее, дотронуться, сказать, что конечно, она права, однажды она станет главой этого города. Но не сейчас, нужно потерпеть, подождать, не думать о беглянке, сосредоточившись на главном.. Однако когда она повернула голову, тело Айлир уже было почти прозрачным, а звук ее голоса уносил ветер, уносил куда то в глубину коридора, будто бисер укатывался по полу.
Клир лишь надеялась, что сестра смогла уловить это ощущение, так же как могла делать это всегда. Демон подняла ладонь, чтобы коснуться ее, но ее собственная ладонь уже тоже просвечивала, как папиросная бумага, почти не ощущая.. Ведь сон был построен сестрой, а ее энергия неумолимо кончалась
“Не приходи. Умоляю, не приходи больше. Забудь меня, хотя бы на время..” - попыталась послать она мысль вслед за исчезающим образом, не зная сможет ли та уловить ее.
Глупая сестра.
Ты слишком привыкла получать то, что пожелаешь, чтобы вот так отказаться от этой любви.
И все исчезло, проваливаясь в калейдоскоп хаотичных красок.


Прошел месяц, или портола с тех пор как Айлир опять посетила ее во сне. У Клир ничего не менялось, все те же нечастые клиенты, требующие погадать или излечить душевную болезнь. Денег хватало, хотя все на ту же небольшую комнату.
Но Клир начинала привыкать. Она вообще, как выяснилось, очень быстро ко всему привыкла.
Опять ночной сон - мутный и малопонятный. Демон и не заметила, как хаотичная реальность вдруг начала обретать ощутимость и реалистичность, заплетаясь под заклинанием Айлир.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

10

Они стояли на вершине горы, а перед их взором расстилался рыже-пурпурный осенний лес, похожий на море цвета красного вина, что колышется волнами под лаской ветра. В этот раз Айлир не устраивала спектакль из своего появления, не мерцала бриллиантами и не касалась сестры, чтобы привлечь её внимание.
Младшая демоница стояла рядом, облачённая в кроваво-красный бархат с шитьём из золотых осенних листьев и жадно вглядывалась в пейзаж, который сплела из воспоминаний Клир и своих собственных представлений об осени в мире людей, ведь в подземных пещерах и коридорах Кабалы не было такого буйства красок.
Закатное солнце било в спины сестёр, а ветер порывами подхватывал их волосы цвета серебра и переплетал пряди, словно то были змеи, сливающиеся в клубок в брачном танце.
- Осень всегда такая яркая? – Айлир протянула руку и на неё упал резной алый лист, а женщина взяла его за основание и поднесла к своим губам, но в иллюзии, сотканной во сне, не было ни запаха, ни вкуса, и демоница разочарованно скомкала лист в кулаке, заставляя его осыпаться серой пылью.
Хотелось рассказать так много… о том, что происходит в Кабале, о делах совета демона, об отце и матери, о предстоящем бале… и о том, что она скучает так сильно, что в своём отражении видит близнеца.
Конечно, Айлир помнила их последний разговор и требование не приходить больше… она даже попыталась выполнить его, хотя и не давала обещаний, но из каждого зеркала на неё смотрела Клир – и она не выдержала и снова сплела сон.
Сегодня её образ не ускользал, голос не искажался, да и сама фигура Айлир казалась материальной, живой, тёплой, дышащей, ведь демоница вытаскивала из подсознания сестры все те мельчайшие детали, которые та помнила и по которым скучала. Наверное, это было жестоко… бередить те раны, которые Клир пыталась исцелить единственно верным способом – забвением, но Айлир не могла отпустить сестру. Она не умела отпускать.

+2

11

Клир, в отличие от сестры была одета в свой походный костюм. Ей вдруг показалось, что эта деталь особенно сейчас выделяет различие в их жизни - Платье Айлир и ее брюки. Она не носила платьев с тех пор как покинула дом.
Осень вокруг них была яркая и сочная, будто с картинок в разноцветных книгах, которые они видели в детстве. Даже слишком яркая для реальности.
- Нет - ответила Клир - Лишь иногда. И она быстро сменяется слякотью и серостью. Прямо как дома.
Клир прикрыла глаза, сдерживаясь. И опять вся та нежность и печаль, нахлынувшая на нее просто от самого присутствия сестры, ее голоса, - обернуться и посмотреть на нее демон так и не решалась - начали искажаться, превращаясь в раздражение. Не специально, а как жалкая попытка справиться с собой. Неудачная попытка.
- Но ты ведь не за тем пришла, чтобы услышать рассказ о погоде в Остебене? - лицо дрогнуло, и чтобы не выдать себя Клир нахмурилась.
Она посмотрела на листву под ногами, боясь увидеть Айлир. Боясь увидеть ее глаза.
- Зачем ты это упрямствуешь? - пробормотала старшая сестра - Ты только приносишь нам боль.
Нам. Все еще мы. От этого ощущения единства было очень сложно избавится. Демон сомнивалась, что едва ли когда то сможет опять обрести эту целостность без сестры. Это единственное чем тяготила ее свобода.
Возможно боги задумали их как одного демона? Единственного наследника? И лишь случайность разделила их души, и теперь лишь вместе они чувствуют свою полноту. Вдали друг от друга, сестры всегда будут лишь кровоточащими половинами чего то по-настоящему мощного.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

12

Тонкие, почти полупрозрачные пальцы Айлир коснулись плеча сестры, погладив ткань, которой прежде они побрезговали бы обе, а по лицу младшей демоницы прошла тень – будто от крыла пролетающей в высоте птицы.
Зачем она упрямствует? Зачем приносит боль? Да потому что каждый день без Клир был наполнен болью… неужели она не понимала, что в родительском доме всё напоминало о ней?!
- Я пришла увидеть тебя, - тихо сказала Айлир, мазнув подушечками пальцев по её щеке в робкой ласке, - И предупредить…
Её голос звучал чётко, не уплывал и не искажался, как в прошлый раз, но красный бархат платья словно выцвел, стал серым, а золотое шитье обернулось серебром. Не так просто давались демонице эти попытки связаться с Клир через сны и то, что она не приходила к ней месяц, было обусловлено и тем, что Айлир пыталась найти способ тратить меньше сил во время путешествий по сновидениям, однако младшая сестра никогда не сказала бы Клир, что каждый раз рискует опустошением своего магического резерва, стремясь остаться подольше.
- Отец думает о том, чтобы найти тебя, - всё так же почти шёпотом проговорила она, убрав со лба сестры непослушную прядь волос, - Я слышала его мысли, но пока это лишь планы… я не знаю, кого, когда и куда он отправит. Возможно, он не знает сам… он ещё не определился, зачем хочет вернуть тебя, но он думает о тебе. Это может быть опасным, Клир… не доверяй никому, кто придёт из Кабалы. И другим тоже не доверяй. Лишь я тебя никогда не предам, Клир.
Айлир сделала шаг в сторону, чувствуя, что её время уже на исходе, и подошла к самому краю обрыва, не глядя на ту, кого хотела видеть до мучительной боли под сердцем. Ей нечего было больше сказать и она знала, что услышит от сестры. В который раз.

+2

13

Клир почувствовала касание даже сквозь магию этого сна, и с трудом удержалась чтобы не вздрогнуть. Как будто ее сердце резануло ножом. Но демон была уверена - гораздо проще сдержаться сейчас, чем потом пытаться себя успокоить. Сестре это точно не поможет ее забыть.
Забыть? А правда ли беловолосая хочет, чтобы Айлир забыла ее? Едва ли это было истинным желанием, к тому же оно было невыполнимо. У демонов хорошая память, как и у многих долгоживущих рас. Да, эмоции могут застыть со временем, но не картинка.. Да и эмоции застынут лишь ожидая возможности рвануться наружу.
Клир сжала ладонь, чувствуя прикосновение к своей щеке.
Дура. Просто Дура. Она рискует слишком многим. Предупредить? Ох, если отец узнает, то Айлир не успеет даже выговорить слова оправдания - ее тонкая изящная шейка сломается в ту же секунду.
Когда сестра сказала о предательстве, старшая Третьях вдруг резко повернулась, и вцепилась взглядом в ее глаза.
- Не доверять никому.. - демон старалась, чтобы ее голос звучал максимально холодно. Но было сложно закрыть чувства от сестры. Едва ли так же сложно, как если бы они были рядом, но все еще слишком привычна была их ментальная открытость друг другу. Клир казалось, что она отпиливает себе руку без обезболивающего. То, что она собиралась сделать, о боги, это было очень больно. Но если Айлир не потеряет голову. Она могла бы почувствовать.. Или уже нет?  - Я пытаюсь, Айлир, я уже несколько лет никому не доверяю. И только ты появляешься здесь раз за разом. Может и тебя подослал отец? Откуда мне знать, что он не сломал тебя там? Или не сломает в следующий раз, когда узнает, что ты шпионишь для меня? - ее голос становился эхом, даже не смотря на то, что был все громче. Она хмурилась, но было сложно сказать, хмурится ли она от злости или от боли.
Не сказать, что она и вправду так считала. Если бы отец знал, то уже воспользовался этим. К тому же Айлир была открыта ей, и хотя и могла бы закрыть какую то часть своих мыслей, сестра наверняка почувствовала бы это.
Это все был блеф, блеф и ничего больше.
Но разве от этого легче?
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

14

Реальность сна была столь достоверной, что обе демоницы чувствовали на своих лицах порывы холодного ветра, который принёс тёмно-серую тяжёлую тучу, готовую вот-вот просыпаться хлопьями мокрого липкого снега.
Айлир знала все слова, что может сказать сестра. Чувствовала всю боль, что та испытывает. Понимала, что она отсекает её осознанно, чтобы меньше болело. Увы, младшая демоница знала и то, что даже если отрубить конечность, она будет мучать фантомными болями… видела как-то в подземелье демона, которому отрубили одну руку и одну ногу, но даже через год он рыдал, что чувствует отрубленные конечности и они приносят ему невыносимые мучения. Вряд ли с душой происходило иначе, но Айлир готова была попытаться позволить Клир сделать то, что она задумала. По крайней мере, она думала, что готова. Ради сестры.
- Не сломал и не сломает, - тихо, но твёрдо отозвалась демоница, повернувшись спиной к обрыву и лицом к Клир, а хлопья снега, что всё же начали падать с потемневших небес, оставляли влажные пятна на её щеках. А может, это были слёзы? – Я уйду.
Она сделала шаг назад, в пропасть, глядя в глаза Клир, и раскинула руки, как будто хотела обнять это серое небо, тяжёлую тучу, плачущую снежинками, которые стали кроваво-красными. Желала обнять Клир, но вместо этого на мгновение застыла в воздухе, а через мучительно долгую секунду упала с обрыва в бездну - и её тонкая фигура растворилась в тумане. 

Айлир резко открыла глаза и уставилась невидящим взглядом в багрово-чёрный балдахин, нависающий над её кроватью, как туча из сна, и первой её мыслью было – нужно сменить интерьер. Серебро, золото и янтарь – такую цветовую гамму она хотела избрать.
Второй мыслью было то, что Клир всё же права и ей необходимо стать осторожнее и, быть может, на какое-то время прекратить вторжения в её сны. Пусть отец и не был псиоником, но он мог задуматься о том, почему и на что Айлир периодически иссушает свой запас магии.
Третий факт, который заставил демоницу грустно усмехнуться, состоял в том, что Клир любит её по-прежнему, пусть и сыплет жестокими словами. О, Айлир знала цену фразам, а потому всегда смотрела в самое сердце, в душу, в эмоции, в чувства… конечно, они тоже могли лгать, но в сновидении это было практически невозможно.
Она подождёт… она верила, что рано или поздно Клир сама потянется к ней во сне, а если нет… что ж, у демонов много времени, месяц или два почти не имеют значения, а потому она просто затаится, а потом придёт вновь, ведь пообещала уйти, но не давала клятвы не приходить снова.

Отредактировано Айлир (10-11-2021 14:29:18)

+2

15

Клир ничего не отвечала сестре. Она вдруг поняла, что ее блеф не удался, в этот раз не удался. В этот раз Айлир считала ее, словно книгу, как и обычно. Невозможно просто так закрыться от нее, кому угодно, только не Клир - их сознания слишком вросли друг в друга.
Старшая сестра все еще пыталась не смотреть на Айлир, но когда та подошла, все же подняла напряженный черный взгляд.
Это был сон, который заканчивался - Клир чувствовала как снежинки, падая на землю разъедают ее, словно ядовитое зелье.
Снег краснел, и каждый кристаллик был демоническим глазом, смотрящим на сестер отовсюду.
Клир не дернулась навстречу, и когда Айлир упала, лишь отвела взгляд, так ничего и не ответив.


Зимы сменяли осени, расцветая веснами и сгорая очередным летом. Клир почти освоилась на материке, чувствуя себя вполне не плохо. Занятия магией постепенно сменялись более интересными заданиями - если бы знал Айкир, насколько пригодятся ей те навыки, которыми он делился с демоницей, он был бы рад. Наверное.
Впрочем грязью и кровью псионик все еще брезговала, стараясь не отходить далеко от богатого Вильсбурга.
Прошло лет пять с того момента, как демон покинула Кабалу, они пролетели даже слишком незаметно, но сама Клир изменилась больше, чем за сто лет дома, не совсем в целом осознавая это.
Но о прошлом своем забыть было бы глупо, ведь демоны ощущают время иначе, а значит даже спустя такой срок гончие Кабалы могли ее настигнуть.
Почти сразу после последнего прихода сестры к ней во сне, демон поняла, что больше так продолжаться не может - Айлир не привыкла слышать отказ, ни от кого, даже от Клир, а значит слова не подействуют на нее.
А значит придется научиться наконец то строить стену между ними.
Чем Клир и занялась.
Она даже нашла себе наставника, который помог улучшить навыки работы с барьерами в сознании. Словно смолой Клир училась латать все те дыры, через которые тянулась их с сестрой связь и обрезала концы этих нитей.
Ради них обеих.
И она была талантливым учеником.


Туманная пустота.
Кажется молочная пелена настолько густая, что едва ли можно увидеть что-то впереди, и лишь земля с жухлой травой под ногами покрыта тонкой коркой льда, а дыхание вырывается из груди маленьким облачком.
Такой пустой сон, но такой живой. Будто тот кто создал этот мир не смог обставить декорации, лишь с трудом дотянувшись до Клир.
Хотя она отлично чуяла кто это. Теперь застать ее в расплох было тяжелее.
- Что тебе опять? - послышался холодный, даже грубый голос старшей сестры, стоящей в этой молочной пустоте. Походная черная одежда и убранный на затылок аккуратный хвост - так просто и практично для того кто привык к серебру и рубинам.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

16

Айлир прекрасно усвоила уроки, которые ей преподали сестра и отец – она должна быть сильной, красивой, ни о чём не жалеть и идти только вперёд, не оглядываясь на прошлое. У неё не должно быть видимых слабостей и уязвимых мест, в которые можно было бы нанести болезненный удар, а потому эти годы, что она не пыталась настигнуть Клир в сновидениях, многое ей дали.
Талант демоницы раскрылся полностью, она была одним из самых сильных псиоников Трерьяха, гордостью и опорой отца, его янтарно-серебряной тенью, не просто послушно выполняющей волю правителя, но предлагающей смелые и, что важнее, действенные решения в сложных политических интригах. Она стала незаменимой и гордилась этим, месяц за месяцом забирая себе всё больше власти.
От юной демоницы, готовой развлекаться и строить забавные козни, не осталось ни следа, ведь у Айлир фон Трерьях была цель – и она шла к ней маленькими шажочками, порою отступая назад, как в танце, а после в изящном па приближаясь к тому, чего желала.
Демоны умеют ждать. Умела ждать и Айлир. Тем более, что, в отличие от многих других, разбазаривающих своё время на удовлетворение своих низменных потребностей, демоница стремилась не к сиюминутному исполнению своих желаний, а к абсолютной власти. Стать могущественнее отца, а после нанести удар, освобождая себе путь наверх. И провести по этому пути сестру, что скиталась где-то за пределами Кабалы.
Уже пять лет… казалось бы, так мало для демона… но, Фойрр, как же много для близнецов, которых оторвали друг от друга после века вместе! Невыносимо много…
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
Густой туман, влажный и липкий. Туман, в котором теряются очертания и силуэты. Туман, который паутиной пеленает пальцы, не давая превратить ничто в нечто.
Лицо Айлир, когда она выплыла из пустоты, одетая, казалось, лишь в рваные клочья тумана, было спокойным и отрешённым, но в её мыслях царило смятение, ведь прийти к Клир в этот раз было так сложно… так тяжело… будто не туман их разделял, а километры мутной воды, в которой так легко захлебнуться.
- Тебя. Опять. – Эхом отозвалась Айлир и, казалось, её слова доносились лишь через несколько секунд после того, как двигались губы, - Я скучала.
Имело ли смысл говорить о том, насколько сильно она скучала? Или о том, сколько усилий предприняла, чтобы эти перемещения во снах не отследил никто? О том, сколь много власти она обрела за эти годы?
Нет, это было не нужно, ведь младшая демоница знала, что Клир скучала так же, пусть и не признается в этом никогда. Чувствовала, что сестра выстраивает между ними стену, затрачивая не меньше сил. И понимала, что её власти пока недостаточно, чтобы вернуть половинку своего сердца в Кабалу.

+2

17

- Да к Фойрру тебя, Алир! - очень болезненно. Она даже не ожидала, что это будет настолько похоже на чувство, когда твою плоть режут острым ножом.
Демон сложила руки на груди - ее взгляд был такой же холодный как иней на траве. Кажется, что пока у нее получалось держать стену между ними - главное не сорваться, ведь с каждым разом это все сложнее. И это одна из причин разорвать отношения с сестрой так резко, как только возможно, и не мучить обеех.
- Я говорила - я не могу доверять никому, кроме тебя, поэтому к Фойрру тебя, сестрица! - ну вот опять. - Можешь больше не петь мне этих речей про скуку, если скучаешь - найди себе нового фаворита, как ты это любишь и оставь меня в покое.
Клир отвернулась и сделала несколько шагов прочь, но реальность была слишком густой - от сестры демон не отдалилась ни на миллиметр.
Их разговоры постепенно начали превращаться в спираль. Каждый раз, встречаясь, демоницы произносили одни и те же слова, имея ввиду одно и тоже.. Только вот эмоции менялись, специально ли, как в случае с Клир, или почти неосознанно, как в случае с ее сестрой.
О боги, как хорошо, что Айлир не из тех кто легко и искренне плачет. Едва ли выдержать ее слезы, не ломая себя об колено было реально.
Клир мысленно толкнула заклинание демонессы, и несомненно этот толчок был ощутим.
- Проваливай и оставь меня в покое.  - зашипела старшая сестра - Хватит делать вид, как будто бы мы все еще вместе. Едва ли теперь ты для меня менее опасна, чем отец или любой другой житель Кабалы. Уходи, Айлир, не заставляй меня действовать так, как необходимо в случае опасности.. - Клир оглянулась через плечо, сверкая алыми рубинами глаз. Было видно как по ее коже ползут угрожающе черные вены, освобождая демоническую кровь.
Она уже решила, вот в чем дело. Она уже решила, что должна оставить сестру, понимала, что не сможет выжить одна вдали от дома, постоянно лелея надежды что Айлир ее друг. Нужно рассчитывать на себя. Наконец то, спустя сотню лет жизни им придется стать отдельными личностями - не половинками чего то большего, а ими самими. Принять разницу между ними. Стать собой.
Иначе они умрут. Чтобы одержать победу, придется жертвовать своей слабостью.
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

18

В этом молочном тумане, который был подобен дыму от курительной смеси, наполняющему лёгкие и дурманящему рассудок, Айлир казалась частью морока. Даже её движения, обычно такие плавные и изящные, были рваными и ломаными, как у марионетки. Лишь янтарь глаз жил и пылал, как огонь, готовый вырваться на свободу и пожрать этот сон, оставляя лишь пепелище.
- К Фойрру? Я там уже была, - её голос, остававшийся мягким и вкрадчивым, казалось, оглушал сильнее, чем истеричный крик или гневный рык, а глаза жили своей жизнью, сияя, вспыхивая, мерцая… Они погасли и Айлир растворилась, как призрак, но тут же два янтарных маячка вспыхнули сбоку от Клир и вокруг них соткался призрачный силуэт, одетый в рваные лохмотья тумана, - Ты хочешь покоя, Клиррр?
Младшая сестра грассирующе растянула звук «р», как делала лишь в двух случаях – когда она была нежна или же когда её охватывала обжигающая синим льдом злоба, которую она скрывала за обманчивой ласковостью.
- Покой – это смерть, оставь его тем, кто не умеет желать, - в голосе демоницы, звучащем, казалось бы, отовсюду, послышались недовольные раздражённые нотки, но тут же исчезли, а вместо них зазвенел хрусталь, - Наш удел – хаос, сестра. Мы всегда с тобой были центром бури, что закручивается гигантской воронкой событий. Покой мы можем обрести только вместе, в оке смерча, потому что мы и есть смерч. Ты хочешь разорвать нашу связь и сломя голову метнуться в ураган, что бушует вокруг? – В тоне Айлир, казалось, скользнуло издевательство, словно она объясняет прописные истины тому, кто не хочет их понимать, - Ты не найдёшь покоя там, куда стремишься, ведь твоё сердце бьётся в моей груди. О, ты можешь желать мне нового фаворита, можешь искать успокоения среди жалких людишек, которые ломаются, как дурно сделанные игрушки, но ты не получишь того, что ищешь Клиррр… Я достаточно тебя знаю, но ты упорно обманываешь себя и меня, пытаясь стать независимой и самодостаточной. Этого никогда не будет, потому что моё сердце – в твоей груди. Ты его, быть может, вырвешь? Растопчешь, разорвёшь, растерзаешь и будешь упиваться своим одиночеством? Попробуй! Я и так была слишком терпелива, сестра…

+2

19

Интересно, что злило сестру больше - слова Клир, или то, что она не могла попасть к ней в сознание, то, что почти с слышимым треском рвались связывающие их жилы? Демон хорошо знала, что внешне спокойный голос сестры, наполняющийся силой, свидетельствует о буре внутри ее сознания. Знала, даже не заглядывая внутрь.
Пульсирующая черная кожа уже доползла старшей Трерьях до багрово-сверкающих глаз, словно паутиной сдерживая демоническую суть, куда более звериную, чем сущность Айлир.
Быть может Фойрр предрешил их судьбу? Может уже само то, что Айлир демоническим своим обликом являла нечто куда более благородное, чем Клир и было причиной тому, что именно ей суждено остаться в столице, а больше смахивающей на нижних демонов, если бы не крылья, Клир уготована судьба, сообразно облику.
Демон вздохнула, но грусть не прорвалась в ее голос.
- Хаос.. Айлир, ты пытаешься сдержать его, веря в наше могущество. В свое могущество. Но он не подчиняется никому.
Клир скрипнула зубами и повернулась к сияющему золотом мороку, что был ее сестрой и медленно, даже с угрозой, подошла,
Это ведь все еще был ее сон. И с барьерами, что Клир выстроила, этот сон не так уж и подчинялся гостье.
- Знаешь, что бывает с теми, кто мнит себя выше хаоса? Ты ведь помнишь это, Айлир - она положила руку ей на грудь, и внутри тела младшей сестры вдруг запульсировал багровый огонь, бьющийся в живом ритме - Ты помнишь, что наш хаос делал с теми, кто мнил себя сильнее - она надавила, и покрывающаяся уже черными когтями лапа, словно в мягкую землю прошла в тело Айлир, приближаясь к этому живому огню, обхватывая теплое сердце призрака, сжимая - Или ты думаешь, что он пощадит нас, хотя не щадил наших врагов? Что он благоволит, подчиняется нам? Что мы - не сам хаос, но его хозяева? - она резка дернулась вперед, и черная рука с хрустом пробила Айлир насквозь. Выталкивая, вырывая иллюзорное, но благодаря силе сна Клир, вполне ощутимое сердце.
- Убирайся, Айлир - прошипела она на ухо сестре, но в конце все же голос предательски дрогнул, -  Я забираю это сердце обратно..
[icon]https://i.imgur.com/o7Qdul1.jpg[/icon]

+2

20

Айлир поняла, что хочет сделать сестра, еще до того, как та приблизилась к ней и ворвалась когтями в призрачную грудь, вырывая пылающее и пульсирующее магией сердце, но не сделала ни шага ни в сторону, ни назад. Они обе должны были идти до конца.
- Я и есть хаос, - прошелестел ветром голос младшей фон Трерьях, силуэт которой начал распадаться на рваные клочья тумана, словно вырванное сердце больше не поддерживало существование морока. Она не стала говорить, как больно ей было. Будто Клир разрывала её плоть не во сне, а в реальности.
Она не стала повторять, что Клир ничего не добьётся этим жестом, ведь она цепляется своей когтистой лапой за тонкую ниточку самообмана, пытаясь обрубить их связь. Айлир лишь смотрела в глаза, растворяясь в тумане, а перед тем, как исчезнуть, улыбнулась с сожалением и жалостью, с какой смотрят на несмышлёное дитя.
В ладони Клир пульсировало алое кровавое сердце. Билось всё быстрее, отсчитывая последние доли секунды, а затем вспыхнуло, разливаясь обжигающим заревом и в считанные мгновения превращая туман в серое пепелище. Демонице могло показаться, что ветер донёс до неё шёпот: «Теперь ты одна, сестра». А после на неё обрушилась оглушающая тишина.
https://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
Айлир фон Трерьях открыла глаза и уставилась в серебристый балдахин, закрывающий кровать, а после провела ладонью по груди, будто хотела проверить, не зияет ли там окровавленная рана, а затем стёрла слёзы со щек, машинально отметив, что перчатки стали красными от крови.
Она плакала кровью. Забавно… Клир так стремилась её оттолкнуть, что всё же добилась того, чего желала. В груди Айлир продолжало ровно биться сильное сердце, но боли больше не было. Больше не было ничего. Ничего, кроме двух кровавых капелек, испачкавших перчатки.
Демоница стянула их с тонких пальцев и кинула в камин, сжигая знак своей слабости, а затем подошла к панорамному окну и с усмешкой посмотрела в сад, в котором рабы расставляли механизмы для фейерверка, что должен был начаться через пару часов. Торжество в честь дня рождения отца должно было стать незабываемым… как и то, что сегодня он официально объявит своей наследницей именно её, Айлир фон Трерьях. Больше у неё не было сестры, она осталась одна.

Конец эпизода

Отредактировано Айлир (20-11-2021 17:13:16)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [853 год] Вне зоны наших снов