Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [25.05.1080] И красивые цветы бывают ядовиты


[25.05.1080] И красивые цветы бывают ядовиты

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/8izgn3Xm.jpg
- игровая дата
25.05.1080
- локация
Вильсбург, королевский загородный дом
- действующие лица
Сивила ЛиергоМирра Ларсен, урожденная Эштред
- описание
Протокол требует, чтобы члены королевской семьи уделяли достаточно внимания каждому из представителей знатных семей и чем выше социальный статус человека, тем чаще члены его семьи удостаиваются дружеского внимания монаршей семьи.
Однажды утром юная вдова Ларсен, вместе с завтраком, получает от заботливой Марисы уведомление о том, что внизу её ждёт королевский посыльный с письмом, которое намерен передать лично в руки хозяйки.
В письме Мирра находит приглашение на загородное чаепитие.
Действительно ли действиями королевы движет исключительно соблюдение протокола?

Отредактировано Сивила Лиерго (18-10-2021 21:29:23)

0

2

Солнце прогревало цветы, и те источали густой, чуть сладковатый, запах, разбавленный струйками свежего весеннего ветра. Природа была похожа на изнеженную девицу, которой отчаянно не  хочется выбираться из теплой пастели, не смотря на то, что время уже близится к полудню.

Сивила, нежно касаясь кончиками пальцев лепестков, рассматривала цветы Pomum arboreum и ловила себя на мысли о том, что  время будто замерло. Не только для неё, нет. Будто оно замерло по всему Остебену и кошки невольно, в этот момент, выбирали именно душу женщины для поддержания остроты своих коготков. Как жена, она полностью доверяла  свою жизнь и жизнь своего ребенка супругу. Верила в него каждой частичкой своего сердца. Как королева же, Сивила не могла бездействовать тогда, когда опасения всё глубже и глубже впивались в её мысли. С одной стороны, они были иррациональны, с другой – лучше больше знать и быть во всеоружии, если того потребуют обстоятельства.

К сожалению,  возможности неправящей монаршей особы весьма ограничены, но, при должном подборе  их можно расширить.

Действуя в рамках протокола,  члены королевской семьи могли встречаться со строго определенными людьми в не менее строго запланированные даты,  что позволяло узнать о своем собеседнике узнать немного больше, чем ты знал до этого.

О новоявленной вдове Ларсен было известно немного. Кто-то говорил, что юная особа успела свести мужа в могилу, чтобы иметь средства к своему существованию и обеспечивать любовника. Эту версию опровергает  тот факт, что на достаточном количестве бумаг покойного теперь  красовался росчерк, оставленный графом Эштредом. А гордость Алькора Эштреда слишком велика, чтобы простить дочери  связь, о которой ему стало бы известно  до её замужества. Что касается любовника, то его наличие подтверждалось,  в  том числе и посыльным, который следил за домом несколько дней до и после того, как было передано приглашение,  в общей  сложности неделю. Местные даже поговаривали, что он нелюдь, правда ни один из тех, кто до этого был весьма говорлив не проболтался о том, какой он расы. Зато некоторые, особенно налегавшие на оплаченную выпивку, проболтались о том, что связалась графская дочка не с кем иным, как с вором, что могло говорить о том, что она романтична и томится в скуке обстоятельств.  Если это так, то Сивиле было чем «развлечь» вдову,  если она как-либо проявит себя.

+1

3

Вильсбург. Столица Остебена. Прекраснейший и величественнейший город королевства людей. Полконтинента до родного дома. И несколько месяцев, как она его покинула.
   Индиль. Алексия Ивон. Ремина Редиган. Мирра Ларсен. Столько имен и одна женщина. Женщина, что сейчас неспешно шла по хрустящей песком дорожке сада вслед за лакеем. Здесь и сейчас ею были забыты все имена кроме одного.
   Мирра Ларсен, урожденная Эштред. Вдова господина Николаса Ларсена, дочь графа Алькора Эштреда и его первой жены Дианы, виконтесса. Здесь и сейчас она была той, кем призвана быть по рождению. Дворянка, представительница аристократии Берселя.
   Берсель. Прекрасный город у моря на востоке страны. Город-порт, морские ворота Остебена. Её родина, её боль, её прошлое. Именно там несколько месяцев назад в своем поместье она получила письмо, о подлинности которого не приходилось раздумывать. Королевская печать просто не оставляла сомнений.
   Приглашение на чай. Это было, с одной стороны, странно. С другой, это было принято, это была норма. И как бы Мирра не не любила всевозможные приемы и балы, где приходилось фальшиво улыбаться и выслушивать порой не менее фальшивые комплименты, были приглашения, от которых просто невозможно отказаться. Нельзя. И тем более нельзя отказаться от приглашения самой Сивилы Лиерго. Если королева сказала, что хочет видеть тебя на чай, ты должен прийти туда в любом случае. Королевский протокол требовал долгого планирования, поэтому и письмо, присланное за несколько месяцев до указанной даты, не вызвало никакого удивления.
   Это самое письмо сейчас лежало в небольшой сумочке на поясе платья. Нет, оно не стало причиной её побега, но именно оно определило, куда отправится девушка в своём путешествии. Тогда, еще летом прошлого года Мирра ничего не сказала об этом приглашении ни отцу, ни тем более Тэлу. Иначе последний мог знать, где её искать. А этого девушке не хотелось совсем. Слишком уж нехорошо они расстались. Нет, никаких скандалов. Она лишь сбежала, оставив всего небольшую записку. Сбежала, после одного из самых важных разговоров в их жизни.
   Всё это было в прошлом, об этом не стоило думать. Тем более здесь и сейчас. Ибо здесь и сейчас были вопросы более насущные и важные. Точнее фигура более важная, чем обычный вор.
   Лакей отступил в сторону, являя хозяйке гостью.
   - Ваше Величество, - Мирра склонилась в изящном реверансе, застывая в нижней позиции на несколько секунд. Давно, очень давно она не соблюдала правила, но часы тренировок с учителями и годы жизни в кругу берсельской аристократии оставили свой след. Поклон был почти идеальным. Прямая спина, чуть опущенная голова, руки сложены одна на другую впереди и придерживают полупышную юбку атласного платья цвета насыщенной зелени. Длинные рукава, полуоткрытые плечи и ненавистный корсет. Ради этого чаепития было потрачена на швею не одна золотая монета. Волосы убраны в высокую, но не пышную прическу, оставляя открытой загорелую тонкую кожу шеи.

Отредактировано Индиль (02-11-2021 12:10:02)

+1

4

Сивила  сначала чуть обернулась через плечо,  а затем уже повернула к посетительнице корпус, сопровождая вежливый наклон головы лёгкой полуулыбкой.

-  Ах, где мои двадцать лет, -  улыбнулась королева, - Вы воистину прекрасны.  Чай?

Женщина приглашающе указала рукой, после чего, обогнув стол и присев в услужливо подвинутое кресло, дождалась, когда юная собеседница будет готова составить ей компанию.

- Спасибо, Юлиус, дальше мы сами.

Сивила аккуратно взяла в руки чайник и наполнила горячим содержимым сначала чашку собеседницы, выдерживая тонкую струйку, давая чаю остыть, предостерегая от неловкой ситуации, затем так же неспешно наполнила свою чашку.

- Как мне называть Вас, чтобы уменьшить дискомфорт?
– королева лукаво улыбнулась собеседнице, оценив реакцию на такую бестактность, но тут же вернула взгляд содержимому собственной чашки, растекшемуся тёмным янтарём.

+1

5

Комплимент от королевы заставил Мирру сесть в реверансе чуть глубже и смущенно потупить глаза. Было ли это просто элементом вежливости или действительно Сивила так считала? Здесь уже не так важно. Ведь в первом случае даже такая формальность весьма приятна, учитывая, что все эти светские обмены любезностями были Эштред чаще всего безразличны. А если же Лиерго действительно считала девушку милой и прекрасной, то… Комплимент от женщины, тем более такой, в десятки раз дороже банальной фразы от мужчины.
Сам факт признание одной женщины красоты другой, тем более той, что моложе в два раза, уже ценен. Редко, очень редко когда не только признают это, но и говорят открыто. Хотя, стоит отметить, что и сама королева выглядела моложе своих лет. Крема тому причина, зелья или наследственность – уже не так важно. Сейчас перед собой Мирра видела статную, красивую, уверенную женщину. Таких либо любят, либо ненавидят, но и то, и другое имеет оттенок и привкус уважения и восхищения. А ещё с такими особами каждую минуту стоит держать ухо в остро. Быть предельно внимательными.
Мысли их – загадка. Как и желания, и поступки. Невозможно предугадать их следующий шаг. Что и подтвердила Сивила, задав свой вопрос.
Все правила, закон и традиция требовали от неё лишь одного ответа - "леди Эштред". Именно так следовало называть виконтессу. Но женщина, что сейчас так спокойно и небрежно наливала чай... Женщина, что годилась по возрасту ей в матери... И самое главное, королева сама предложила нарушить этикет. Точнее уже нарушила его одним только своим вопросом. И следовало ли в этом случае придерживаться четких рамок поведения? Ведь вряд ли просто по своей прихоти Сивила решила поступиться многовековой традицией.
- Мирра, - Ларсен легко и сдержанно кивнула головой, прежде чем сесть напротив Лиерго. - Мне будет приятно, если Вы будете звать меня по имени, Ваше Величество. - И после нескольких секунд тишины, решая стоит ли говорить, добавила. - Сочту это за честь.
Она не торопилась заводить разговор, хотя те же правила приличия позволяли ей начать беседу о погоде или же окружающем их саде. Однако, что-то подсказывало, что пока стоит помолчать, послушать, что говорит хозяйка дома. И чай так удачно стоит перед ними, позволяя заполнять паузы, будто и нет их совсем.
Мирра осторожно взяла тонкую чашку в руку, наслаждаясь легким медовым ароматом, что исходил от напитка. Но пить пока не торопилась, ожидая, когда королева сделает первый глоток. Нужно же хоть немного соблюдать этикет.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [25.05.1080] И красивые цветы бывают ядовиты