Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Конец августа 968] Твою судьбу решают кости


[Конец августа 968] Твою судьбу решают кости

Сообщений 1 страница 30 из 171

1

https://i.imgur.com/gAVQFvq.jpg

– Игровая дата
Конец августа 968

— Локация
Кабала Фойрра, г. Трерьях

— Действующие лица
Айлир фон Трерьях, Ильгран

— Связанный эпизод
[Лето 968] Принеси мне голову Прекрасного Принца

— Описание
Коруэн по прозвищу Прекрасный Принц и Грайн эр Истрэд, что рискнули вызвать гнев Айлир фон Трерьях, томятся в подземелье особняка Трерьяхов, дожидаясь своей участи. О том, что их судьба будет определена броском костей Ильграна, они ещё не знают, как не ведают и того, насколько изощрённой может быть месть демоницы.

Отредактировано Айлир (28-11-2021 14:44:47)

+2

2

С памятного бала у Варгуса эр Трогдара прошла почти неделя, которую Айлир посвятила исследованию переписки, что выкрал Ильгран. Обезвредив листы от яда, пропитавшего их, демоница днями сидела над ними, выписывая наиболее важные факты в свой дневник. То, что принёс Ильг, оказалось гораздо ценнее и важнее, нежели они даже могли подумать, ведь Варгус собрал компрометирующие сведения не только на правителя Трерьяха, но и на других членов совета, так что в руках Айлир теперь были ниточки к нескольким наиболее могущественным демонам столицы и, что важнее, к самому Варгусу эр Трогдару.
То, что его нужно убирать, было понятно уже пару лет назад, но фон Трерьяхов останавливали вот эти самые письма, которые аккуратной стопочкой лежали перед демоницей. Отцу о своей удаче она говорить не стала. Ни к чему. Ведь она уже сотню лет по крупицам собирала то, что может поколебать его положение у власти. Пусть Айлир и смирилась с тем, что из-за отца Клир вынуждена была сбежать, но она не забыла и не простила. Ждать она умела… и пусть пройдёт еще сотня лет до того, как у неё получится задуманное, но рано или поздно она сместит самого могущественного демона Трерьяха и займёт его место. По одну сторону от неё будет сестра, а по другую… быть может, этот молодой мистик, что пока был более чем полезен?
Если дни демоница проводила в своём кабинете, то ночи – почти все ночи за эту неделю – она звала к себе Ильграна. Ей нравилось присутствие этого мужчины рядом с собой и в своей постели. Нравились его эмоции, из которых не спешила уходить такая чистая и вкусная страсть. Нравилось, как он ласкал её тонкое гибкое тело, расчёсывал длинные белоснежные волосы, проводил губкой вдоль цепочки позвонков.
Заданий для Ильга у Айлир пока не было, кроме разве что развлекать её, когда она заканчивала корпеть над документами и шла в купальню, чтобы понежиться в прохладной воде, по поверхности которой плавали лепестки роз и орхидей, источая тонкий аромат.
Дни тянулись один за одним и, наконец, письма были прочитаны, разобраны, систематизированы и спрятаны. Особенно самые важные, которые не полагалось видеть отцу. Некоторые, конечно, она ему покажет в своё время… особенно те, что позволят отправить Варгуса из Трерьяха без права на возвращение… но это будет немного позднее, ведь у них с Ильграном было ещё одно дело.
О, Айлир фон Трерьях не забыла о своих пленниках и наказании, что придумал для них Ильгран, а учитывая, что и Коруэн, и Грайн томились в тёмном подземелье без света, с минимальным количеством еды и воды уже неделю, пора было приступать к игре. Это наверняка будет волнительно… и для неё, и для демонов, которым вряд ли предстояло увидеть Лестанг снова.
«Ильгран, жду тебя в своих покоях,» - Айлир предпочитала общаться телепатически и её ментальный зов мягко приласкал демона, давая ему понять, что госпожа снова хочет его видеть, но сегодня она желала Ильга не только для постельных утех.

+1

3

Конечно, Ильгран не ожидал, что теперь, когда он получил расположение Айлир фон Трерьях, развлечение в виде всевозможных поручений у него будет каждый день. Но прошла уже неделя, а новой цели так и не появилось, даже те двое все еще мариновались где-то в холоде и голоде. Неужели у Айлир так мало недругов? Или она не спешит пресыщать себя развлечениями?
И все же юный демон не скучал. Наоборот, эта неделя оказалась просто великолепной и невероятно деятельной. Для начала он измучил портного, но усовершенствовал свой рабочий костюм, о чем думал уже давно, в нем появилось еще больше отделений и потайных кармашков, которые тут же и заполнились необходимым. После Ильгран изучил крыло поместья, принадлежавшее Айлир, чтобы иметь возможность перемещаться в любое место при необходимости магией. Разумеется, еще Ильграна занимала его комната, обустройством которой он занимался с воодушевлением. Стены обили панелями из ореха, окна теперь закрывали багровые шторы, на полу лежал такого же цвета ковер с длинным ворсом, мебель заменили на другую из темных пород дерева, большую люстру с потолка сняли, оставив свет только на рабочем столе и возле кровати, а с двуспальной кровати сняли балдахин и застелили черным шелком.
Но это все днем. А ночью… пусть и не каждой…
О, эти ночи в постели (и не только в постели) Айлир! Ильгран всегда воспринимал плотские утехи как средство для достижения цели или приз, но сейчас все было иначе. Говорят, что на близость с псиоником подсаживаются. Ильгран никогда не считал себя зависимым, ведь никогда не привязывался, а стоило какому-то занятию перейти в разряд привычки, как оно приедалось, переставало приносить удовольствие и уходило в небытие. Так происходило и с женщинами, они быстро наскучивали, а потому быстро исчезали. Именно по этой причине он любил охоту, ведь цель всегда разная, а с ней и методы поимки разные. То же и с Айлир – она не могла наскучить, всегда другая, чувственная, изобретательная, как и он сам, он охотно делился с ней своими эмоциями и с радостью впитывал ее чувственный отклик. При этом Ильгран даже радовался, что она не зовет его каждую ночь – в этом случае они быстрее привыкнут друг к другу, а привычка для него равна скуке. Ильгран не хотел наскучить своей госпоже.
И вот снова вечер. И зов Айлир. Юный демон чувственно улыбнулся своему отражению в зеркале, накинул рубашку и направился в покои госпожи. Будучи выходцем из пусть и не самой знатной, но все же аристократической семьи, он не никогда не бежал собачкой, восторженно расплескивающей слюни и радостно виляющей хвостом, он даже не пользовался для этого магией, хоть такое появление и стало бы эффектным. Нет, Ильгран просто вошел в покои Айлир в рубашке, застегнутой наполовину, подошел к ней и слегка склонил голову.

+1

4

Айлир фон Трерьях уже изучила повадки и привычки Ильграна, а потому знала, что он не будет торопиться к ней и бежать очертя голову. Эта его черта ей нравилась тоже. Пусть он и пришёл служить ей, пусть он был ниже по статусу, но цену себе демон знал.
Когда он вошёл в покои Айлир, та как раз выбирала бутылку вина, а два кубка тонкого хрусталя стояли на столике. Демоница могла бы открыть вино сама, но предпочла передать бутылку мужчине, чтобы он поухаживал за ней не как слуга, а как любовник, а сама скинула туфельки и села в глубокое мягкое кресло, потягиваясь, как большая сытая кошка.
- Завтра днём я хочу навестить наших… кхм… гостей… - на губах женщины появилась ядовитая улыбка, что лучше слов говорила о том, каких «гостей» она имеет в виду, - Ты мне будешь нужен, чтобы исполнить… - она задумалась, подбирая слово, - Приговор. Думаю, ты уже продумал те виды и способы пыток, что реализуешь с помощью броска своих костей?
Айлир встала из кресла и подошла к Ильграну, чтобы он ослабил шнуровку на её платье из белой парчи и помог снять его, чтобы демоница переоделась в пеньюар. То, что она доверяла мужчине работу горничной, было знаком особого внимания и расположения, ведь Ильг не только проводил в её покоях ночи, но и помогал ей одеваться и раздеваться, нежился с ней в бассейне, пил вино из её запасов, завтракал, обедал и ужинал в малой Янтарной гостиной вместе со своей госпожой. Да, не каждый день и не каждую ночь, но мужчина знал, что сейчас демоница пускает в свою постель только его. Роль фаворита, что он играл на балу, стала не ролью, а реальностью, хотя Айлир и не возвращалась к обсуждению статуса и прав Ильграна. Она просто держала его при себе, но при этом совершенно не стесняла его действия и передвижения. Впрочем, в эту неделю у неё было достаточно дел с бумагами, чтобы думать о том, чем занимается Ильг.
- Я хочу, чтобы наша игра продолжалась долго, - заметила демоница, позволяя драгоценной парче упасть к её ногам сияющим водопадом, и снова потянулась, не стесняясь наготы, а её гибкое тело с молочно-белой кожей манило Ильграна своей доступностью, - Поэтому их страдания должны быть растянуты и сопровождаться, пожалуй, лечением… Да, нужно будет взять целительные мази – пусть они мажут те раны, которые будут наносить друг другу.

Отредактировано Айлир (11-09-2021 17:46:44)

+1

5

Невольно залюбовавшись своей госпожой, Ильгран среагировал не сразу. Но спустя секунду он тряхнул головой с непослушной копной волос и открыл бутылку вина, наполнил бокалы и протянул один Айлир, сделал глоток из своего бокала и поставил его обратно на столик. Отличное вино, но руки ему сейчас понадобятся для более важного и приятного занятия.
Близость с этой женщиной настолько увлекла юного демона, что он даже не думал искать подобных развлечений на стороне. Конечно, Ильгран понимал, что рано или поздно приестся Айлир, потеряет это чувство новизны, возможно, она для него тоже, но сейчас получал истинное наслаждение от ночей рядом с ней, от таких моментов, как сейчас, когда можно беззастенчиво касаться ее белоснежной кожи, говорить почти на равных. Да, Ильгран понимал, что сделал верный выбор, получил отличный шанс и не собирался выпускать его из рук.
И сейчас он ослабил шнуровку и помог платью упасть к ногам Айлир, проведя руками по ее телу вниз. Юноша не торопил события и остановил руки на талии демоницы, посмотрев ей в глаза в отражении в зеркале. Он давно заметил, что она любит так смотреть, и была права – что-то в этом есть.
- Конечно, моя госпожа, – Ильгран и не думал убирать руки с талии женщины, наоборот, начал легко и ненавязчиво поглаживать ее плоский живот, лаская взглядом все остальное в отражении. – Будет две кости. Одна определит предмет, другая действие. И будет монета, которая скажет, кто ведущий. Вы хотите, чтобы это было больно, кроваво или унизительно? Может, все сразу? – Ильгран опустил голову и едва ощутимо коснулся губами шеи Айлир.
Нет, разговоры о пытках его не возбуждали, только женщина в его руках. Да, она могла выскользнуть в любой момент, дразня его, но сейчас он ощущал ее всем телом, гибкую, соблазнительную, опасно-красивую. Она играла, он это понимал и принимал, что в любой момент игра может закончиться не в его пользу. Но теперь был готов к такому повороту, в отличие от того первого утра.

+1

6

Ильгран верно уловил ту небольшую тонкость в восприятии, к которой у Айлир была слабость – она любила наблюдать через зеркальное отражение, словно такой ракурс позволял ей увидеть больше. Однако сейчас она не смотрела в зеркало, а любовалась Ильграном, смакуя его эмоции, и довольно улыбалась его идеям.
- Я не люблю запах крови, он меня раздражает, - невозмутимо заметила женщина, а демон мог почувствовать, что от его касаний Айлир едва заметно вздрагивает, что выдавало её возбуждение и говорило о том, что она совсем не невозмутима, - Однако у меня есть предложение на этот счёт… Пусть в перечне пыток будет и что-то кровавое, с отрубанием выступающих частей тела. А я внушу нашим «гостям»… одному – что он отсекает часть тела, а другому – что у него что-то отрезают. Боль будет самая настоящая, но вот без крови и грязи удастся обойтись.
Айлир говорила о пытках спокойно, словно обсуждала новый наряд или какую-то безделушку, ведь она, пусть и была жестока, любила и другие удовольствия, а то, что предстояло завтра, скорее было спектаклем, сюжет которого она сейчас обсуждала со сценаристом.
- Впрочем, это всё завтра! – Она сделала глоток вина и, переступив через мерцающее у её ног облако парчи, направилась в купальню, - На сегодня дела закончены. Я хочу понежиться в воде и тебя, Ильгрран. И в воде тоже.
Айлир скрылась за дверью и через несколько секунд раздался тихий плеск воды и довольный вздох, ведь демоница заботилась о своём теле, его нежной белой коже, о длинных густых волосах, что сейчас серебристым шёлком поплыли по поверхности воды. Заботилась она и о том, чтобы её тело получало необходимое ему наслаждение и физическое удовлетворение, ведь воздерживающийся демон был бы нонсенсом.
- Как ты устроился в своих покоях? Мне говорили, что ты затеял там перестановку, - она прикрыла глаза, погрузившись в воду по грудь, и нежно замурлыкала, пребывая в прекрасном настроении, - Иди ко мне, Ильгрран.

+1

7

Когда Айлир направилась в ванную комнату, Ильгран подхватил бутылку и бокалы с вином и пошел следом. У него даже мысли не возникло, что женщина может попросить его подождать, ведь чувствовал ее дрожь, когда прикасался к гладкой нежной коже. Он шел и откровенно любовался покачиваниями бедер, прямой обнаженной спиной Айлир и предвкушал скорое наслаждение в ее объятиях.
- Мне они показались довольно слабыми и нестабильными, если будут уверены, что чего-то лишились, сломаются быстро. Я больше думал о болезненных порезах в каких-нибудь интересных местах, но если без крови, изменю этот пункт на другой, – спорить с госпожой Ильгран даже не собирался, но и свое мнение держать при себе сейчас не видел смысла. Ведь если прав окажется он, то удовольствие от спектакля для Айлир закончится слишком быстро. Ее гнева и разочарования Ильгран еще не знал, но был уверен, что не хочет испытывать на себе.
Говорил юный демон о пытках с теми же интонациями, что и Айлир. Большим любителем пыток он никогда не являлся, но применял их порой в качестве финала охоты, как это предстояло в скором времени. А пока Ильгран выбросил мысли о предстоящем из головы, больше занятый женщиной, прямо заявившей о своих желаниях, которые с точности совпадали с его. Демон неторопливо, без резких движений, разделся и зашел в воду к Айлир, снова прижался к ней и потянулся за ароматным мылом.
- Я почти закончил с комнатой. Да, я там поменял цветовую гамму, предпочитаю более темные и спокойные тона, – заметил Ильгран и наклонился к губам Айлир, глядя в янтарные глаза, а льдистую синеву его радужки снова охватывала алая полоса желания.

+1

8

Демоница обвила Ильграна тонкими руками за шею, запуская ноготки в волосы на его затылке и начала почёсывать мужчину, как большого кота, прижимаясь к его сильному телу и желая сейчас вовсе не касания губки.
- Наша с тобой задача, мой дорогой, как раз сломать их небыстро, иначе станет неинтересно, - Айлир перекатила демона на спину и устроилась на нём верхом, сжимая бёдрами его талию и не отказывая себе в удовольствии соития, - Подумай, как можно растянуть удовольствие на несколько недель, я не люблю быстро ломать свои игрушки.
Она всегда вела себя по-разному, когда оказывалась в объятиях Ильга. Могла играть долго, терзать их обоих часами, выдумывать изощрённые ласки, в которых сплетались наслаждение и мучение. Могла быть предельно рациональной и оторваться от своей работы буквально на полчаса, чтобы отдаться демону прямо на рабочем столе, а потом вернуться к бумагам. Она могла быть неторопливой и изысканной, могла быть порывистой и жадной… и сейчас был второй случай…
Женщина начала вбиваться в Ильграна короткими резкими движениями, желая быстрой разрядки, а её пальцы скользили по плечам демона, оставляя красные следы от ногтей на его коже. Она впитывала его эмоции, возбуждение, вожделение и тень удивления из-за её не совсем типичного поведения, ведь вечер начинался томно и лениво, а продолжился торопливой жадной близостью.
Однако те образы, которыми она манила и будоражила Ильга, говорили о том, что это лишь начало очень длинной и сладостной ночи… перед его глазами промелькнуло видение Айлир, привязанной к кровати точно так же, как она сама связывала любовника не так давно, и эти видения обещали демону почти вседозволенность. Женщина уже достаточно изучила его и в постели, и в делах, а потому готова была позволить Ильграну то, что не разрешала другим любовника – быть главным. Не всегда. Но сегодня – да.

+1

9

- Как пожелаешь, моя госпожа, – произнес Ильгран, растягивая слова и погружаясь в ощущения, готовый к продолжению медленных неторопливых ласк.
От близости Айлир, ее почесываний мысли о пленниках быстро улетучились из головы, хотя до этого мгновения Ильграну ничто не мешало совмещать ленивые ласки и обдумывание вариантов пыток, они даже дополняли друг друга в какой-то мере. Только на краю сознания промелькнуло опасение, что он такая же игрушка, которую однажды могут сломать, но ее быстро сменила другая, что он, в отличие от тех двоих, игрушка полезная, а потому сломают его лишь в том случае, если он перестанет таковым быть. А он не перестанет, в этом Ильгран был уверен полностью, как уверен в том, насколько он хорош, как в постели, так и в охоте. Юный возраст нисколько не мешал ему понять, что он останется единственным в ее постели лишь до тех пор, пока не пройдет эффект новизны, но Ильграну слишком нравилось нынешнее положение, настолько, что он старался делать все, чтобы сохранить его как можно дольше.
Дальнейшие мысли унесло моментально, стоило демонице оказаться на нем верхом. Первое удивление почти сразу улетучилось и сменилось жадной всепоглощающей страстью, но совсем не такой, какая настигла их недавно в ее кабинете. Нет, если в тот раз юный демон знал, что все закончится быстро, то сейчас Айлир четко давала понять, что это лишь начало, изысканный острый аперитив перед основным блюдом. Она доже поманила этим блюдом – собой. О, как же сладко, жгуче и остро одновременно. Это видение сильнее подстегнуло желание, руки обхватили тело женщины, но он не пытался вернуть инициативу, а в голове проскакивали видения того, что он может сделать, какое наслаждение доставить, если тот образ, что Айлир вложила в его голову, станет реальностью.

+1

10

О, Айлир, конечно же, уловила эту шальную мысль демона о том, что и он может быть игрушкой, пусть и полезной, но разубеждать Ильграна она не собиралась. Да, она его использовала, как и всех остальных – его талант, молодость, амбиции, эмоции, страсть. Но использовать можно было по-разному и Айлир была уверена в том, что демон достаточно умён, чтобы это понимать.
Конечно, большая часть слуг и связей, что появлялись в её жизни, были подобны ткани платьев, которую было не жаль порвать, выкинуть или забыть, ведь Айлир редко надевала один наряд дважды. Но были и те, кого демоница мысленно сравнивала с драгоценными камнями, а Ильгран, что так легко поддавался огранке, был достоин стать не просто гордостью её коллекции, а уподобиться полезному артефакту, к которым у женщины была ещё большая слабость, чем просто к изысканным украшениям.
Что ей нравилось особенно – демон совершенно не кичился своим положением при ней, не пытался хвастаться или трепать языком о том, что происходит за закрытыми дверями. Он был абсолютно лоялен и предан ей. По крайней мере пока. Что будет через год или пару десятилетий – судить было сложно, а пока… она наслаждалась его эмоциями, что были подобны драгоценному игристому вину. Упивалась близостью с мужчиной, который с такой готовностью угадывал её желания и подчинялся им.
Айлир металась на любовнике, стонала и вскрикивала, кусала его губы, оставляла отметины на плечах и шее, словно клеймила мужчину своей страстью, а когда по её телу жаркой волной прокатилось наслаждение, демоница откинулась назад, удерживая равновесие ладонями, которыми сжимала плечи Ильграна, и довольно рассмеялась, а в её золотисто-янтарных глазах плясало пламя свечей, горящих в купальне и создающих ощущение нереальности, ведь их язычки отражались в воде, в зеркалах на стенах и потолке, в начищенном до блеска мраморном полу. И в центре этого сияния была она – Айлир фон Трерьях, смеющаяся хрустальным смехом, что будил звонкое эхо, отражающееся от воды.

+1

11

Он великолепен. И смех довольной женщины это подтверждал. И она бесподобна. Ее ласки, эмоции, которыми Айлир окутывала его, следы на теле от ее коготков доставляли острое наслаждение. Ильгран принадлежал ей, да, он для того и пришел к ней. И хотя в ту первую встречу он даже не рассчитывал, более того, не верил, что когда-нибудь окажется в ее постели, сейчас его охватывал восторг, полный и абсолютный, от близости с ней, от происходящего между ними. Ильгран собирался сделать все, чтобы не наскучить своей госпоже как можно дольше именно в постели, за все остальное он не переживал, знал, насколько хорош, а тут слишком зыбкая почва, устоять на ней дело непростое, почти искусство.
Финальный вскрик Ильграна вторил голосу демоницы, его губы растянулись в довольной усмешке, а руки продолжали поглаживать ее бедра. Улыбка стала хитрой от пришедшей в голову мысли, которую юнец тут же решил реализовать, как-то его госпожа отреагирует. Рука прошлась под водой по бедру вверх, большой палец коснулся самого чувствительного и медленно начал ласкать, а алый ореол все разрастался вокруг льдистой радужки его глаз, когда Ильгран поднял глаза, любуясь причудливой игрой света и тени от свечей на теле Айлир, отражением в ее янтарных глазах, ловил ее реакцию от своих действий. Ему нравилось доставлять ей удовольствие, но демон не спешил выкладывать все свои козыри, показывать всего себя слишком рано, чтобы оставалась искра интереса, благодаря которой женщина ночь за ночью звала его в свою постель. Для себя же Ильгран понял, что его интерес к Айлир сохранится надолго, ведь к тому, что предлагала она в плане не только физической, но и ментальной близости, привыкнуть быстро не получится, да и пресытиться тоже. И сейчас он не спешил, не предлагал скорее переместиться в постель, чтобы проверить, насколько крепки обещания женщины.

+1

12

Айлир знала своё тело. Двести с лишним лет – достаточный срок, чтобы изучить его, перепробовать все мыслимые и немыслимые развлечения и удовольствия от невинных ласк до наслаждения на грани боли. Она давно привыкла к тому, что телесное лишь дополняет эмоциональное, что без коктейля ощущений и чувств, который она смаковала, как выдержанное вино, никакие изощрённые ласки не доставят истинного наслаждения.
И всё же у демоницы были небольшие слабости в телесных удовольствиях и, похоже, Ильгран нашёл одну из них. А скорее, просто был достаточно опытным и умелым любовником, чтобы догадаться о том, что может ей понравится.
Айлир не возражала. Она следила за мужчиной ласковым янтарным взглядом, а по её телу проходила дрожь удовольствия, которую Ильгран наверняка ощущал. О, да… он ощущал… как загорелись его глаза, когда он понял, что доставляет своей госпоже ещё больше удовольствия, чем прежде… как заискрили его эмоции… словно ублажать её стало для демона чуть ли не важнее, чем получать наслаждение самому. А может, так оно и было? Ведь женщина щедро делилась своим томлением, опутывала им, как паутиной, впивалась им в разум любовника, удваивая, а то и утраивая удовольствие.
Демоница откинулась назад и прикрыла глаза, этим простым жестом демонстрируя Ильграну, что сегодня ему дозволено больше, чем обычно, а потому он может продолжать чувственную ласку, или же целовать её губы, касаться сосков, поглаживать пальцами плечи, прижимать её белоснежное тело к своей груди… или же подхватить её на руки и отнести в постель… или же не донести до неё, а уложить на диван или даже на пол… Айлир навеивала эти образы мужчине, предлагая самому решать, что и как он хочет сейчас, но не навязывала, а оставляла очень широкое поле для действий.

+1

13

Его глаза вспыхнули, когда по телу Айлир начали проходить волны дрожи, на губах появилась довольная улыбка. Да, Ильграну нравилось доставлять удовольствие своей госпоже, но и себя без ярких ощущений он не собирался оставлять, слишком ему нравилась близость с ней. Нравилось делить с Айлир эмоции, нравилась ее чувственность и страсть, ее изобретательность, но только ли это? Может, тут еще играло роль, что она – самая могущественная женщина Трерьяха, а он просто парень с улицы на ее фоне? Нееет, это играло самую незначительную роль в его удовольствии, возможно, лишь краткий миг в самом начале, но когда их тела касались друг друга, когда эмоции сплетались и закручивались в тугой узел, все теряло значение, оставались только он и она в извечном танце страсти.
А сейчас янтарный взгляд ласкал, улыбался, в голове проскакивали образы, ее образы, Ильгран уже научился различать, свою фантазию и фантазию Айлир, предлагающие сделать самостоятельный выбор. Нет, он не отвык принимать решения, каждый раз проявляя собственную волю, но такого откровенного предложения за всю эту неделю женщина еще ему не делала. Грех не воспользоваться.
Ильгран подался вперед, прошелся медленными поцелуями по груди демоницы вверх, к шее, нашел ее губы, но после поднялся с ней на руках и вышел их чаши бассейна. О полотенце он и не подумал на пути в спальню, какие мелочи, это ли сейчас важно, слишком велико желание, которое и не думало затухать, а только разгоралось от каждого прикосновения, поцелуя, стона и вздоха. Но до кровати не донес, даже до дивана не донес, прислонил к дверному косяку и снова впился в губы Айлир, всем своим видом показывая, что дальше они отправятся позже. И не юношеский пыл и нетерпение остановили его здесь – Ильгран проверял границы, начав с совсем незначительной пошлости.

+1

14

Поцелуи Ильграна, приправленные пряными эмоциями, были подобны изысканному блюду, что подали после первого бокала вина, и Айлир выгнулась в его руках и застонала, поощряя мужчину, который сжимал её в страстных объятиях. Демоны, живущие столетиями, часто утрачивали способность испытывать столь яркие, сияющие, чистые и вкусные эмоции, ведь в какой-то момент всё начинало приедаться и на место недавней жадной страсти приходила скука.
Отголоски этой скуки уже испытывала и Айлир – любовники были одинаково угодливыми и умелыми, но истинной страсти демоница не видела давно, словно её фавориты выполняли единожды заученный перечень движений. По этой причине она приблизила к себе Ильга – в нём было что-то новое, неординарное, отличавшее его от аристократической верхушки Трерьяха. Он был живым, горячим и… самостоятельным… Да, пожалуй, это подходящее слово. Хотя он и выполнял её указания и приказы, он всё равно оставался свободно мыслящим и чувствующим – и женщине это нравилось.
Когда Ильгран подхватил её на руки, Айлир обняла его и продолжила целовать – то порывисто и игриво, то нежно и невесомо, едва касаясь влажной кожи губами. А когда демон прижал её к косяку спиной, нетерпеливо отвечая на поцелуи и ласки, женщина довольно рассмеялась и обхватила его талию бёдрами, поощряя смелость.
Конечно, по юности демоница, отличающаяся весьма чувственной натурой, занималась сексом и в таких позах, но то были приёмы или балы, на которых сложно найти диван или кровать. То было давно и Айлир давно для себя решила, что в мягкой постели ей гораздо удобнее, чем в каких-то экзотических местах, но Ильграну она готова была позволить взять её прямо здесь, у косяка. Быть может, это всколыхнёт давно забытые эмоции?
Рядом с молодым демоном ощущения Айлир вообще искрили и горели ярко, словно он своим деятельным страстным характером влиял на настроение госпожи. И, вероятно, так оно и было, ведь демоница, смакуя его эмоции, переживала их вместе с любовником. И ей это нравилось.
Она мазнула по ощущениям Ильграна своим вожделением, давая понять, что он может делать то, что хочет, а её ноготки впились в плечи мужчины, дразня и будоража, предлагая не сдерживаться и не останавливаться.

+1

15

Поощрение. Ответная страсть. Вожделение. Эмоции настоящие, не наигранные, когда делаешь что-то от скуки. Такое Ильгран встречал у демонов постарше. Нет, Айлир действительно испытывала к нему влечение, яркое и горячее. С довольным урчанием демон ответил игривым укусом чуть ниже мочки ушка женщины. Вовсе не факт того, что его желает женщина столь высокого статуса, грел и возбуждал Ильграна, конечно, это имело значение, но не ключевое. Нет, ему нравился сам процесс, нравились настоящие, не наигранные эмоции. Когда-то приятели, когда они еще были у Ильга, смеялись над ним, говорили, что он глупец, раз не развлекается, пока дают, ведь потом старики припашут к семейному делу или найдут иное занятие и станет не до того. Но Ильгран смеялся в ответ, убежденный, что именно потому они и погружаются в работу и интриги с головой, что теряют вкус жизни, устали и пресытились яркими эмоциями. Конечно, если целыми днями есть один шоколад, скоро от него начнет тошнить. Ильгран умудрился понять это прежде, чем окунулся в разгульную жизнь. Он понял, что удовольствие нужно цедить и смаковать, оставлять небольшую неудовлетворенность, чтобы ждать новой встречи с ним, искать что-то новое, пробовать по чуть-чуть. Тогда пресыщение не наступит дольше.
Вот и сейчас он не спешил раскрыть себя полностью перед Айлир фон Трерьях, не торопился и узнать полностью ее, пробуя что-то новое каждый раз. Если она позволяла. Кажется, она отвечала тем же, понимала все это и сама, ведь не просто так звала его не каждую ночь. Ильгран снова соединил их тела, здесь, в дверном проеме, словно они нетерпеливые подростки. Да, кровать удобнее, в ней комфортно, она не стесняет в движениях. Но как же она банальна и скучна именно этим. В голове промелькнули места, в каких он хотел бы заняться сексом с Айлир – гостиная, коридор, балкон. Пошло, не всегда удобно, там могут увидеть, но это и возбуждало, в отличие от банальности спальни. Впрочем, и в ней таились свои прелести, то, что не получится сделать в других местах. В мыслях Ильграна мелькнули сцены со связанной шелковыми лентами Айлир, с еще одной лентой на ее глазах. Эти видения подстегнули его сильнее. Сдерживаться? Нет, он не собирался сдерживаться сейчас.

Отредактировано Ильгран (16-09-2021 21:28:54)

+1

16

Она чувствовала Ильграна, поглощала его эмоции и те образы, что мелькали в его сознании, а когда мужчина овладел её телом, вонзила ноготки в его плечи, раня их до глубоких царапин. Боль тоже возбуждала – и Айлир это знала. Конечно, не та боль, от которой остаются глубокие шрамы, но та, что будоражит и заставляет желать ещё сильнее, срывает все препоны и запреты. Айлир любила испытывать мужчин такой болью, что должна была подстегнуть желания.
Демоница действовала осознанно, хотя её кровь кипела от желания и той страсти, что откликалась в её теле и эмоциях. Она смотрела в льдистые глаза Ильграна своими янтарно-золотыми – насмешливыми, высокомерными, мудрыми, всё знающими и всё понимающими… и в солнечной радужке вспыхивало рыжее пламя похоти, которую пробуждал Ильг.
- Сделай это, - хрипловато промурлыкала женщина, сжимая любовника бёдрами и не пытаясь сдерживать дрожь, что проходила по её телу от каждого его движения. Словно удары гонга. Звонкие, оглушающие, заставляющие воздух вибрировать, отдающиеся гулкими ударами сердца в висках. Айлир слышала, как торопливо бьётся сердце Ильграна, ведь он прижимал её тело к себе так тесно, что не разорвать объятия. Её собственное сердце билось не так суматошно… она была старше и видела больше, но рядом с молодым демоном, что с такой готовностью делился с ней своими эмоциями, чувствами, ощущениями, демоница и сама начинала дышать чаще и целовать жарче.
А ведь в начале их знакомства, когда Ильг только явился просителем, Айлир фон Трерьях хотела дать ему задание, которое он вряд ли выполнит, и забыть о мальчишке через пару дней. И вот надо же… самоуверенный юнец оказался не только весьма одарённым и полезным слугой, но и любовником, который не приелся за неделю.
Редко кто задерживался рядом с демоницей дольше, ведь обычно она брала то и тех, кого желала, а после быстро разочаровывалась, пресыщалась и выбрасывала мысли о не впечатливших её демонах из головы. Исключением был Коруэн, которого женщина приблизила к себе из-за его таланта, и который её предал… как вовремя и как вместе с тем невовремя была эта мысль… Айлир полоснула ногтями по спине Ильграна, оставляя болезненные царапины, а в её сознании, отдаваясь в эмоции, которыми она опутывала демона, всколыхнулась агрессия. Вряд ли демон почувствовал бы тень мыслей о поэте, которого ждала незавидная участь, но всплеск яростной страсти ударил по его сознанию жаркой волной.

+1

17

Боль в плечах подстегнула страсть, сделала движения Ильграна более резкими и грубыми, поцелуй превратился в укус – не до крови, но ощутимый, юноша еще не дошел до той точки, когда переставал контролировать себя полностью. Он купался в эмоциях своих и тех, что передавала ему Айлир. Пелена такого яркого и острого наслаждения накрывала разум, слова женщины дошли до него, но Ильгран не понял, что он должен сделать. Явно демоница уловила какой-то образ и ответила на него, но на какой из всего водоворота чувств, желаний и более осознанных мыслей она с такой готовностью отреагировала, Ильгран не представлял, да и не имело это сейчас значения. Он дошел до того состояния, когда важен становился только этот момент, ощущения здесь и сейчас, слишком яркие, чтобы обращать внимание на что-то еще. Все мысли ушли куда-то на периферию сознания, осталось только желание услышать такой сладостный для ушей финальный вскрик женщины.
Да, в этом Айлир была права, Ильгран любил доставлять удовольствие, но не всем, только тем женщинам, которые чем-то зацепили его. Айлир зацепила и еще как. И вовсе не тем, что стала его госпожой, нет, если бы только это, она надоела бы ему уже после пары ночей, юный демон сделал бы все, чтобы она сама ограничила их общение только непосредственной работой. В ней было что-то еще, не только изобретательность и вдвое больший опыт, Ильгран чувствовал огонь, притушенный временем, скорее представлял, чем понимал, насколько ярко и жарко он когда-то горел, и хотел разжечь его снова, неосознанно, скорее всего.
Внезапная боль, сильнее прошлой, волна агрессии и еще более сильной страсти со стороны Айлир стали полнейшей неожиданностью. Ильгран вскрикнул скорее от удивления, чем от боли, но тут же пришел в себя и хищно улыбнулся, принимая новые правила. Его движения стали более грубыми и жадными, а поцелуи превратились в укусы, игривые и не очень, кажется, один или два даже оставили следы на нежной коже демоницы, но Ильг даже не заметил этого, стремясь к развязке.

Отредактировано Ильгран (17-09-2021 14:49:15)

+1

18

«Жадина!» - Мысленно выдохнула Айлир, потому что её губы были заняты поцелуями и укусами, которые раскручивали торнадо страсти всё быстрее и быстрее, заставляя забыть обо всём, кроме вбивающихся друг в друга тел, словно они хотели сплавиться воедино. Они и были едины сейчас – телами, мыслями, эмоциями, ощущениями… демоница впивалась в чувства Ильграна и щедро насыщала его своими, переплетая похоть, страсть, жажду собственнического обладания, хищническую агрессию, тень нежности и заботы. Айлир словно мешала краски на холсте, а после рисовала грозовое закатное небо, исполосованное молниями – цвета стали, платины, серебра на фоне кроваво-алого заката с чёрно-синими тучами и робкими лучами золотисто-янтарного солнца.
Вспышка удовольствия, что пронзила женское тело, была подобна удару хлыста. Демоница аж выгнулась крутой дугой и её гибкое тонкое тело забила крупная дрожь, а когда она распахнула глаза, их взгляд был расфокусирован и полубезумен. Буквально на долю секунды вечная высокомерная маска на лице Айлир рассыпалась фарфоровыми осколками, обнажая лицо, искажённое пиковым наслаждением, но почти сразу она закрыла глаза и задышала часто, шумно, жарко… а потом задержала дыхание не несколько секунд и начала успокаиваться.
Сердце демоницы всё ещё стучало возле груди любовника, как сумасшедший барабанщик, но её лицо разгладилось, стало спокойным, расслабленным и довольным, а тело обмякло в объятиях Ильга. Ощущения были подобны густому мёду, что зависает тягучей янтарной каплей. И столь же сладки, но не приторны… идеально… кажется она сказала это слово вслух, шепнув его на ухо Ильграну, касаясь его губами. 
- Идеально, - повторила Айлир, поглаживая влажные волосы любовника и не собираясь сползать на пол, ведь в его объятиях ей было более чем хорошо даже после того, как отгремела страсть, - Хочу вина и в постель, а то вдруг не удержишь и мне придётся тебя жестоко наказать, Ильгррран.

+1

19

Казалось, что через тело прошел разряд молнии, такой неожиданный, что Ильгран вскрикнул и сжал женщину в объятиях крепче. В ушах шумело, а по телу волна за волной проходила дрожь. Демон поднял глаза и увидел лицо Айлир, с которого слетели все маски, настоящее, живое. Демоница точно не претворялась сейчас, да и зачем бы ей. Но как же она красива без масок. Ильгран замер, немного дрожа от пережитых только что невероятной силы эмоций, и любовался этим потрясающим видением. А потом улыбнулся с неожиданной теплотой и мягкостью, опустил голову, надеясь на то, что женщина не заметила его взгляда, увидевшего больше, чем ей хотелось бы, и с неожиданной нежностью коснулся губами шеи. Впрочем, Айлир могла увидеть это в его мыслях, ощутить в эмоциях волну обычно несвойственной теплоты, пожалуй, приправленную капелькой торжества.
Так значит, она не всегда такая или не всегда была такой, какой хотела, чтобы ее видели и знали. Под тонной масок прячется кто-то другой. Возможно, эта маска высокомерия в какой-то момент прочно приклеилась к Айлир. Ничего удивительного, учитывая то, кем она является, кто ее отец, чем она занимается. Нет, Ильгран не изменил отношения к своей госпоже, не проникся более сильными чувствами. Он еще не знал, что делать с этим открытием, знал только одно, что его преданность Айлир стала крепче, а желание обладать ей сильнее.
Звук ее голоса прогнал этот порыв нежности, как ветер сдувает случайное облачко с безупречно синего неба. «Идеально»? Пожалуй. Демон самодовольно улыбнулся и снова поцеловал женщину, теперь в губы, не скрывая довольной улыбки. Ему нравилось, что она не спешила отстраняться, нравилось чувствовать биение ее сердца. А то, что Айлир так быстро вернула свою маску на лицо и в голос, только раззадоривало и приближало новый виток страсти. Ильгран даже порадовался возвращению в прежнюю колею, такая нежность была не в его стиле и несколько удивила его.
- Уроню? Ни за что, – усмехнулся он и с женщиной на руках направился к постели. – Исполнение желаний все еще в силе?

+1

20

Айлир пригрелась на груди Ильграна, в его сильных объятиях и сладостных эмоциях, что с таким удовольствием впитывала, наслаждаясь их оттенками и радуясь богатой палитре. О, как иногда вспыхивали они, откликаясь на её собственные… словно зеркало улавливало луч света и пускало его россыпью бликов и сполохов… О, каким ценным оказался молодой демон, что укладывал её сейчас в постель…
Исполнение желаний? Да, пожалуй, она готова была позволить это…
- Сначала вино, а потом желания, - проворковала демоница, вытягиваясь на широкой постели, застеленной белоснежными простынями с золотым узором, и её молочная кожа мерцала в сиянии свечей, что горели на туалетном столике, отражаясь в зеркале.
Зеркала… Айлир любила окружать себя зеркалами… и вовсе не потому, что ей нравилось любоваться собой, а потому что отражённый свет рассыпался светлячками, создавая удивительную атмосферу.
- Расскажи мне, какие желания сейчас тебя одолевают, - попросила женщина, закидывая руки за голову и наблюдая за любовником из-под длинных ресниц, - Хочу слышать твой голос, а не читать мысли.
Айлир не добавила, что её нежелание считывать мысли напрямую обусловлено тем, что она собиралась оставить Ильграну как можно больше личного пространства. Конечно, это тоже было игрой, изящным танцем, в котором партнёры то отдаляются друг от друга, то прижимаются так тесно, что слышат биение сердец друг друга. И демоница делала изящное па, отпуская мысли и даже эмоции любовника, зная, что, когда он снова коснётся нежной белой кожи, его ощущения захлестнут её с головой, раскручивая смерч страсти, вожделения, желания обладать, накрыть своим телом и срывать с её губ громкие стоны. И после отстранения этот поток чувств будет сильнее и ярче. Она знала, как сделать его ещё вкуснее, и не торопилась насыщаться Ильграном. Нет, она планировала смаковать его долго… годами… может, даже десятилетиями… если, конечно, молодой демон её не разочарует. Впрочем, ей казалось, что не разочарует.

+1

21

Даже после такой взрывной страсти, что забрала много сил, Айлир казалась удивительно легкой, почти невесомой. Ильгран бережно уложил ее на белые простыни, но не стал накрывать одеялом, чтобы иметь возможность любоваться ей от столика, где он оставил бутылку вина, открытую до похода в ванную комнату. И сейчас юный демон разливал вино по бокалам и ласкал взглядом обнаженную женщину с растрепанными влажными волосами. Блики свечей, отраженные в зеркалах, играли на ее молочно-белой коже, на золоте узора белья постели, рисуя причудливые и таинственные узоры, возбуждая воображение и… не только воображение.
Ильгран поймал себя на мысли, что обстановка в спальне его госпожи не очень-то и демоническая с этой бело-золотой гаммой. Вот та гостиная, где она встретила его в первый раз, с мраморным полом, создающим иллюзию потоков крови, больше похожа на то, как рисуют себе демонов представители других рас. Именно это ему и нравилось в Айлир – нежелание идти на поводу у моды, наоборот, самой создавать ее, жить так, как хочется ей, ни на кого не оглядываясь.
- Рассказывать, что я хочу сделать? – Ильгран искренне удивился… просьбе? Не приказу, не требованию, а просьбе! Мм… кажется, он действительно впечатлил ее? Надо этим пользоваться. На губах появилась таинственная улыбка. Он неторопливо подошел и протянул бокал с вином. – Если я расскажу, потеряется вся интрига, станет не так интересно. Разве нет? Но я хочу тебя привязать к постели и закрыть тебе глаза. А дальше… ты же мне доверяешь? – Уточнил Ильгран и присел рядом, отпил вина и провел свободной рукой по внутренней стороне бедра Айлир в опасной близости от манящего треугольника внизу живота. Сейчас, после урагана страсти, после того, как она кричала в его руках, он не мог себя заставить произнести «моя госпожа», но и просто по имени обратиться не рисковал. Почему-то ему это нравилось, еще сильнее возбуждало и будоражило.

Отредактировано Ильгран (18-09-2021 17:05:45)

+1

22

Расслабленно потягиваясь и выгибаясь в постели, Айлир следила за любовником ласковым взглядом, которого обычно боялись и её слуги, и, тем более, враги, ведь обычно женщина смотрела холодно и высокомерно, а когда в янтаре её глаз появлялась снисходительная нежность, это значило лишь одно – она придумала что-то жестокое и изощрённое. Впрочем, сейчас её взгляд был наполнен ласковостью совсем другого порядка.
Она переместилась по постели выше, подкладывая под спину подушки, и вот так, полусидя и совершенно не смущаясь наготы, приняла бокал с вином, чтобы сделать небольшой глоток и облизать пересохшие после криков страсти губы.
- Ты любишь играть, Ильгран, - улыбнулась демоница, протянув руку и погладив любовника по щеке, очертив линию скул, мазнув ноготками по шее, где остался красноватый след от её укуса – зеркальное отражение такого же следа на её шее. О, она видела и чувствовала, что демон в своей несдержанности оставил метки страсти на её нежной коже, но Айлир не собиралась гневаться, ведь сейчас ей было слишком хорошо.
Доверяет ли она ему? Айлир не доверяла никому уже сотню лет, но зачем разрушать этот чудесный момент жёстким словом «нет»? Тем более, что вряд ли Ильг захотел бы причинить ей вред, ведь ему самому слишком сильно нравилось то, что между ними происходит. Слова могли обмануть, но вот ощущения и эмоции – нет. И демоница знала, что он в восторге от неё и от себя, что он хочет смаковать эту близость ещё очень долго, растягивать удовольствие и оставаться полезным… нет, даже необходимым… чтобы она звала его к себе снова и снова.
- Доверяю в достаточной степени, чтобы позволить тебе осуществить задуманное, - промурлыкала женщина, допивая вино и передавая Ильграну пустой кубок, после чего сползла по подушкам вниз и закинула руки к спинке кровати, ложась в такой позе, будто была уже связана, - Только руки или и ноги тоже?

+1

23

Ильгран продолжал поглаживать бедро женщины все время, пока она наслаждалась вином. А он наслаждался прикосновениями к ней, наблюдал за ее лицом. Он не испугался бы ее ласкового взгляда, даже если бы и знал, что он означает обычно, ведь сейчас он не сделал ничего, чтобы навлечь на себя гнев своей госпожи. И только довольно улыбнулся бы, расценив его, как знак поощрения.
- Разумеется, я люблю играть, – демон прижался щекой к ладони Айлир и поцеловал ее, игриво прикусил нежную кожу на внутренней стороне, но тут же отпустил и хитро улыбнулся. – Если хочешь, могу подбрасывать кость на то, что буду делать. Вот только ты все равно не узнаешь, что выпало.
Он понимал, что его вопрос о доверии звучал довольно наивно – демон ранга фон Трерьях, доверяющий другому демону вне зависимости от ранга всего после недели знакомства? Странно, что Айлир не рассмеялась ему в лицо. С другой стороны, согласие связать себя – это ли не признак доверия? Ее слова подтвердили его выводы, от чего льдистые глаза довольно зажмурились. И она и слова не сказала по поводу укуса (а здорово смотрится!), хотя Ильгран уже подметил, насколько тщательно женщина следит за своей внешностью. Что же она будет с ним делать, повяжет платок или у нее есть иные средства скрыть подобный след? Но этот след определенно нравился юноше, он говорил ему, что Айлир его, причем не только госпожа.
- Только руки. И глаза. Для ног я найду другое занятие, – проворковал юный демон, предвкушая продолжение. Он не собирался прибегать к грубым ласкам, ведь прекрасно видел, насколько нежная у Айлир кожа, к тому же не хотел сейчас ничего подобного. Нет, ему хотелось, чтобы она снова кричала от наслаждения, никак не от боли. Это он придержит для тех двоих в подвале. Ильгран убрал бокалы и уверенными движениями зафиксировал руки женщины лентами у изголовья, а еще одной завязал ей глаза. – Так что на счет костей? – уточнил он в последний раз, а пока почти невесомо провел кончиками пальцев от ложбинки между ключиц Айлир до пупка.

+1

24

- Я могу читать твои мысли, - напомнила женщина, расслабленно потягиваясь и выгибаясь, не сводя с любовника янтарного взгляда, - Но это будет скучно… Ты можешь мне озвучивать те цифры, что выпадают на костях, а я не буду считывать твои мысли. Лишь ощущения и эмоции, они уж очень вкусные, Ильгррран.
Айлир не лукавила, говоря о том, что не будет читать мысли любовника, ведь знать обо всём – это потерять добрую долю удовольствий, что дарит неожиданность, а демоница не хотела лишать себя наслаждения в сексе. Это в политике и интригах ей было важно просчитывать всё наперёд, на месяцы, годы и даже десятилетия, а потому так важна была информация и мысли. В постели она предпочитала совсем другое и, к сожалению, мало кто из её партнёров это понимал, пытаясь подстроиться и действуя по некой единожды усвоенной модели. Ильгран же рвал все шаблоны благодаря своему нестандартному мышлению и порывистой страстной натуре, что сочеталась с холодным рассудком и исполнительностью. Удивительное сочетание…
И сейчас Айлир готова была позволить мужчине экспериментировать. Ей даже самой было интересно, а что придумает Ильг? Сможет ли он её удивить? Чувственности и страсти ему не занимать, фантазии и смелости тоже, чего только стоили те следы на её коже, которые он рискнул оставить! Но их она сведёт завтра, а сегодня её тело и эмоции принадлежат молодому демону, а его тело и эмоции – ей.
Женщина улыбалась, когда любовник связывал её руки. Оскалила зубки в игриво-хищной улыбке, когда шёлковая лента легла на её глаза. Выгнулась изящной дугой, когда Ильгран провёл ладонью по её телу, и мазнула по эмоциям демона своими – предвкушение, возбуждение, удовольствие от его смелости и инициативы, поощрение, предложение быть смелее, желание получить удовольствие и жажда обладания, переплетённая со столь же яркой жаждой принадлежать. Сегодня. Сейчас. Этому демону, которому она пока позволяла очень многое.

+1

25

- Хорррошо, – мурлыкающим голосом в тон тому, как произносила его имя Айлир, ответил юный демон и загадал грани кости. Он верил, даже знал, что Айлир сдержит обещание и не будет лезть в его мысли, иначе все это теряло смысл.
А после Ильгран бросал кость, называл цифру и ласкал женщину руками, сжимал на грани боли, но не переходя ее, при другом значении он наклонялся, чтобы коснуться губами самых чувствительных мест, касался шершавым языком, покусывал игриво. А при одном из значений ноги Айлир коснулся его хвост со стрелкой на кончике. Он прошелся вверх, немного царапнув нежную кожу бедра. В этот момент демоница уловила волнение Ильграна, он хотел доставить удовольствие ей, этим он доставлял удовольствие и себе, и потому опасался, что может не рассчитать. Но миг неуверенности прошел, растворился в сухом коротком щелчке, а бедро Айлир с внутренней стороны ожег легкий удар, скорее приятный, чем болезненный, демон тщательно вымерял его, зная чувствительность ее кожи.
За ним последовали иные ласки дерзкие, грубые, игривые. Вскоре Ильгран забыл про кубик, увлеченный процессом. Он то переворачивал женщину на живот, то возвращал на спину, не торопясь заканчивать игру, доводил до финала губами или даже хвостом, позволял немного прийти в себя и начинал снова, наслаждаясь дрожью ее тела, стонами и вскриками. И в какой-то момент он больше не смог терпеть и прижал женщину к постели своим телом, слился с ней в одно и освободил руки, но не глаза, оставив последнее на ее усмотрение. Он любил объятия Айлир, любил, когда она пускает в ход коготки, вспыхивал еще яростнее, когда от глубоких царапин расходились жаркие волны. О, как же ее стоны ласкали слух, демон наслаждался ими, как, пожалуй, еще никогда в жизни. И не потому, что в его руках оказалась самая могущественная женщина города. Вовсе нет. За свою недолгую по меркам демонов жизнь Ильгран успел узнать многих женщин разных рас, в разном статусе. Из этих связей он вывел простую истину, что любая женщина хочет хоть иногда оказываться слабой и зависимой в мужских руках. И чем выше ее статус, чем больше могущество, тем сильнее она устает от своего статуса и тех масок, что он вынуждает носить, желает расслабиться и отдохнуть от всего этого, не подчинять, а подчиниться самой и получить от этого наслаждение. Ильгран принимал это как данность, а потому уже давно не обращал внимания на статус, когда доходило до близости. Вот и сейчас перед ним, под ним извивалась и стонала не дочь правителя города, но красивая женщина, интересная и многогранная, которую он желал всем своим существом.

+1

26

Был ли у Айлир подобный опыт? Да… Она и сама могла терзать любовника точно так же, используя весь богатый арсенал касаний и ласк… И то, что она позволила Ильграну играть с её телом, было очередным способом если не испытать его, то узнать получше. Познать его желания и те границы, за которые он может зайти.
То, что она чувствовала, ей однозначно нравилось – Ильгран умело балансировал на грани между лёгкой болью и огромным наслаждением, мастерски раскручивал спираль возбуждения, делая его всё сильнее и сильнее, хотя казалось, что демоница и так достигла предела. Она не снимала ленту с глаз, ей даже нравилось заниматься сексом с завязанными глазами, ведь так ощущения были остры, как сталь кинжала. А после была яркая разрядка – волнами, одна за одной, до криков и хриплых стонов, до дрожи в коленях и судорог в мышцах.
А потом она уснула, стянув повязку и прижавшись к любовнику, хотя прежде не всегда оставляла его в своей постели на всю ночь. Впрочем, как и многих мужчин до него, ведь Айлир предпочитала остаток ночи досыпать одна.

Утро началось с того, что завтрак им принесли прямо в постель, потому что, проснувшись, демоница поняла, что мышцы немного ноют, а на теле то тут, то там красуются отметины от пальцев и губ Ильграна. Ей было проще мысленно отдать приказ накрыть не в гостиной, а доставить завтрак в личные покои. Поступала она так крайне редко и, если бы демон знал её привычный распорядок в последнюю сотню лет, то точно загордился бы ещё больше. Правда, время развлечений, страсти и нежности прошло, о нём напоминала только скомканная постель и немного помятый вид Айлир, но и то, и другое было ненадолго.
- Тебе понадобится что-то необычное для нашей забавы? – Мурлыкающим голосом уточнила женщина, устроившись перед зеркалом и начиная втирать в красные пятна на коже мазь, которая должна была их свести. Айлир сидела в одном лишь полупрозрачном распахнутом пеньюаре, но её взгляд снова стал серьёзен, строг и чуть насмешлив, как и почти всегда. Она уже была не женщиной, кричащей от наслаждения, а дочерью и наследницей правителя города, обременённой многими делами, - Если да, то подготовь список, мы приступим часа через три, когда я разберусь с текущими вопросами.

+1

27

Ильгран проснулся в постели Айлир и довольно улыбнулся при воспоминании о прошедшей ночи, о криках и стонах женщины, что ласкали его слух. Хотел ли он продолжения? О да, еще как, но не нужно быть псиоником для понимания того, что прямо сейчас его не будет. Об этом говорила поза женщины, ее взгляд и тон голоса. Что же, она снова стала его госпожой, ничего не поделаешь. Но юноша все равно оставался довольным и гордым собой, а воспоминания все еще грели душу. И хоть тело ныло не намного меньше, чем у Айлир, он бодро поднялся и встал позади нее, рассматривая отражение женщины в зеркале, пока не думая об одежде. Да, он вчера допустил много вольности, давно его не накрывало настолько сильное желание. И пусть сейчас страсть утихла, но Ильгран все еще чувствовал влечение к своей госпоже, что было странным, ведь обычно после подобных ночей он утрачивал интерес. И все же он прекрасно чувствовал еще и собственные границы, данный момент и настроение Айлир. Но рискнул допустить еще только одну небольшую вольность – взял расческу и занялся густой гривой серебристых волос.
- Я не люблю сложностей в таких вопросах, – заметил юный демон, осторожно приводя в порядок спутанные за ночь волосы Айлир, чтобы они снова падали на спину серебряным водопадом. – Уверен, что скальпели, плети, цепи, огонь и лед найдутся. Если без лишних увечий, то сапоги с шипами внутрь лучше исключить, как и клещи и другие инструменты, способные покалечить или лишить частей тела, – буднично перечислял Ильгран, словно говорил о погоде или меню на завтрак, что не мешало ему расчесывать свою госпожу и наблюдать ее отражение в зеркале. – Ничего специфического я использовать не собираюсь, чем проще инструменты, тем лучше. Все остальное сделает фантазия. Но если есть пожелания...

+1

28

Женщине нравилось, как Ильгран расчёсывает её волосы, было в этом что-то интимное и даже более доверительное, чем страсть, которая бушевала в постели ночью.
Хотелось ли ей продлить этот момент? Пожалуй… Было ли на это время? К сожалению, нет. Даже разнеживаться за завтраком времени не было, ведь Айлир не любила откладывать дела на потом, предпочитая планировать свой день с максимальной эффективностью.
Поэтому она выпила чашку кофе, съела какое-то воздушное пирожное, потом ещё одно, а остатки завтрака попросила отнести в кабинет.
- Весь стандартный пыточный набор имеется, - кивнула демоница, когда Ильг перечислил всё, что ему потребуется, и усадила его за стол, положив ему ладони на плечи и погладив их с небрежной лаской, - А пожелания… я хочу, чтобы наши «гости» испытывали очень богатый сплав эмоций… от невыносимого страдания до мучительной надежды. – Айлир задумалась и запустила пальцы в темные волосы на затылке мужчины, - Нужно заставить их поверить в то, что один из них выживет. Тот, который понравится нам больше.
Она даже не обратила внимание на то, что говорит «нам», а не «мне», словно то объединение разумов и ощущений, которым она опутала любовника, заставило её воспринимать его иначе. Конечно, не так, как когда-то сестру, да и Айлир была далека от мысли заменять Ильграном незаменимое, но её отношение к демону было более доверительным, чем к другим слугам.
- Позавтракаешь и можешь быть свободен до… - она задумалась, прикидывая время, - Трёх часов пополудни. Потом зайди ко мне в кабинет и мы отправимся в подземелья. Советую надеть что-нибудь тёмное, на чём не будет видна кровь, я не люблю капли крови на одежде.
С улыбкой запечатлев поцелуй на макушке любовника, Айлир фон Трерьях оделась в багрово-красное бархатное платье с минимальной золотой отделкой по вороту и подолу, и выплыла из комнаты, покачивая стройными бёдрами под дорогой тканью, что струилась мягкими волнами до самого пола.

Отредактировано Айлир (22-09-2021 19:18:50)

+1

29

Когда Айлир перешла за стол, Ильгран оделся и присоединился к ней. Только сладкого он не ел, предпочитая после такой ночи что-то более сытное положить в пустой желудок. А потому это «нам» и «наши» до него дошло не сразу, но растеклись сладкой патокой по сердцу, а от поцелуя в макушку вообще расплылся мармеладной лужицей.
Только все эти слова, жесты и их смысл не вызывали в юном демоне гордости, Айлир зря опасалась. Подобное расположение было целью Ильграна, никак не просто наградой. Он не хотел быть одним из многих, хотел стать особенным, приближенным, может, со временем правой рукой своей госпожи. Но это не повод для гордости, только стремление к лучшей жизни, реализация амбиций, ведь он прекрасно понимал свое место в жизни и перспективы, знал, что после гибели семьи не сможет подняться высоко самостоятельно, только стать приближенным какого-то аристократа. А чем выше аристократ, тем выше и он сам, и потому Айлир стала идеальным кандидатом. Но только когда Ильгран приблизился к ней, понял, насколько не прогадал. Она оказалась еще прекраснее, чем любые слухи, во всех отношениях. Служение ей представлялось одним великолепным приключением, а не просто выживанием.
- Как скажешь, моя госпожа, – промурлыкал Ильгран в ответ на слова Айлир. – Надежда заставит их стараться лучше, причем в обеих ролях, а метания между надеждой и безысходностью обычно очень эмоциональны. Я надеюсь, вам понравится моя задумка. Я приду вовремя и оденусь подобающе, – добавил он и проводил женщину мечтательным взглядом, наблюдая за этой грациозной походкой.

После завтрака отдыхать времени не осталось. Ильгран ушел к себе, принял ванну и переоделся в чистое. Его мысли при этом плавно перетекли от воспоминаний о прошедшей невероятной восхитительной ночи к мыслям о скором действе, к которому юный демон готовился последние дни. Он сел за стол и набросал значения костей для инструментов и как каждым из них предстоит орудовать. А еще Ильгран достал два небольших коробка, в каждом из них лежали палочки, в одном белые, в другом красные. Он усмехнулся, подумав, что вместо палочек можно использовать что-то другое, но это лучше предложить Айлир, вдруг ей тоже хочется поучаствовать в процессе, а не быть простым зрителем.
В назначенное время Ильгран вошел в кабинет своей госпожи, одетый в черное с красными вставками. Плащ на этот раз он надевать не стал, ограничившись жилетом, а рукава черной рубашки, с расстегнутыми верхними пуговицами закатал до локтей.
- Я готов, моя госпожа, – улыбнулся он в предвкушении представления, режиссером которого должен был стать.

+1

30

Эти часы Айлир провела за документами, отбросив мысли о жаркой ночи и последующих забавах с пленниками, ведь она умела сосредоточиваться на главном, временно отбрасывая эмоции. Она была не просто умна, но и обладала почти идеальной памятью и никогда за последнюю сотню лет не позволяла своим чувствам и ощущениям застилать разум. И не позволит и впредь.
Когда к ней пришёл Ильгран – точно в обозначенное время – все бумаги и письма были разобраны и рассортированы, а Айлир сидела за рабочим столом и как раз заканчивала делать последние заметки. Она подняла янтарный взгляд на демона и одобрительно кивнула, но её глаза не были ласковыми или игривыми сейчас, хотя мужчина должен был уже привыкнуть к тому, что демоница прекрасно собой владеет и во время работы не отвлечётся. По крайней мере надолго, ведь Ильгран обладал своей госпожой и на этом столе, а потому знал, как быстро она может переключаться с делового настроя на чувственные удовольствия.
- Идём, - коротко сказала Айлир фон Трерьях и что-то нажала на столешнице, открывая скрытый и самый короткий вход в подземелье. Винтовая лестница, пляшущий в пальцах демоницы огонь, несколько пролётов – и они уже в темнице, на удивление сухой и чистой, освещённой факелами, вставленными в крепления на стенах.
- Госпожа… - к ним кинулся невысокий рогатый демон, кожа которого была испещрена множеством шрамов, - Всё готово, госпожа… пленники накормлены и спят в своих камерах.
- Отведите их в пыточную, - коротко бросила женщина, причём в её голосе сейчас не было ни мурлыкающих ноток, с которыми она часто обращалась к Ильгу, ни предвкушения. Ничего. Сухой деловой тон, будто она приказывает принести ей пачку бумаг, а не отправить пленников на пытки.
Демоница, звонко цокая каблуками по каменному полу, миновала несколько закрытых камер, за которыми царила тишина, и привела Ильграна в большую камеру в конце коридора. Это было квадратное помещение, у одной из стен которого находились впаянные в камень кандалы и крестовины в виде буквы Х, у второй прямо на стене были закреплены разнообразные пыточные инструменты и тут же стоял стол с более мелкими ножами, крюками и скальпелями, а также целебными зельями. У стены напротив крестовин располагалось удобное кресло для Айлир, в котором она и устроилась в расслабленной позе, с помощью телекинеза открыв бутылку вина и плеснув рубиновой жидкости прямо в кубок, который стоял на маленьком столике рядом.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Конец августа 968] Твою судьбу решают кости