Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Пески пустыни


Пески пустыни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


- игровая дата
1073 год
- локация
Пустыня Нобу
- действующие лица
Эверхард Розенкрейц, Аэлириэнн Мелетриль

https://i.imgur.com/283C9Yr.jpg

+1

2

Куда не глянь, кругом – бескрайняя пустыня, а над ней бледное пыльное небо с беспощадным светилом в зените. Океан горячего песка, барханами волнующийся и ветрами гонимый, простирался с севера на юг и молчанием своим пугающий странников. Немудрено, что о нём слагали легенды и его веками воспевали в балладах, ведь было что-то в нём могущественное и великое, и величием своим жутко отталкивающее. Только послушайте: безжизненная пустошь! Сии слова были полны романтики отчаяния и щемящего чувства любви к жестокому естеству природы, но каков был их истинный вес для тех, кто единожды да побывал там? Группа песчаных скал с острыми угловатыми контурами, будто бы опрокинутые битые горшки, укрывающие тенью белесые кости парнокопытного. Путешествующий без тайного замысла, перекати-поле сминает под собой стебелёк осоки, запутавшись в верблюжьих колючках. Рыхлые кроны саксаула, корявым стволом да тонкими веточками цепляющийся за существование там, где его быть не может. Пустыня – безжалостна. Пустыня – опасна. С пустыней шутки не шутят и беда ждёт того, кто отнесётся к ней без должного уважения. Она играет миражами, тасует образы реальные и нереальные, пряча в рукав надежды на спасение, разбрасывая в багряных песках карты смерти. Ей подвластно обвести вокруг пальца, обманув здравый смысл, подвести к краю сознания, внушив безбожную идею, ненавязчиво предложить самый лёгкий выход из ситуации. Вот же он, вот, неужто не воспользуешься? Сними обмотки с ладони и протяни руку к скорпиону, его поцелуи болезненные, но даруют избавление от всех пережитых мук! Взгляни на солнце и расправь в стороны руки, пламенные объятия надзирателя не заставят себя долго ждать, убаюкают как любимое дитя в колыбели! Или встань на колени и склонись перед парящими над головой стервятниками, позволь им напиться твой крови и испробовать твоей плоти, не будь столь жаден! Шёпот будет приближаться и отдаляться, будет жить в каждой капельке пота, разъедающие глазные яблоки, будет топать ногами и отзываться набатом в ушах. Любой бы взвыл от сей пытки спустя несколько дней или недель, ведь кто в здравом уме захочет добровольно проходить через такое? Только сумасшедший, не держащий за душой медяка, ни имеющий царя в голове, ступит в эти земли без достаточных запасов еды и питья. Только безумец без выносливого животного и проводника решился бы пересечь пустыню в одиночку на своих двух. Но один таковой всё же нашёлся.

Его ноги заплетались да вязли в песке. Слезились его больные очи, вперившиеся в точку на горизонте. Засохшие дорожки грязи на щеках нещадно пекли, а выгоревшая кожа на руках отслаивалась и кровоточила. Чем он заслужил такое? Какова была оплошность? Где оступился? Не было за ним замечено ни мятежного поведения, ни дерзких выходок, ни наивных взглядов. Не был парень и тем, кто, проснувшись поутру, вдруг задастся целью повторить чей-то подвиг и глупо бросит вызов стихии. Однако, как оказалось, таковым человеком был его наставник. Сжимая ослабевшие ладони в кулаки, поджимая обветренные губы в тонкую линию, молодой человек собственной кровью окропил путь позади себя, но всё ещё не понимал – зачем.

«Держи сумку, Рэд, найдёшь там всё самое необходимое. Держи путь строго на север, Рэд, где верное направление сам уж как-нибудь разберёшься. И захлопни варежку, Рэд, меньше вопросов – больше дела.» – напутствия наставника десятидневной давности разливались горечью в памяти рыжеволосого, и теперь он знал, чего бы пожелал ему в ответ: – «Да чтоб тебя, хер блошиный, и так, и эдак, и х**м, и дубьём до глотки, и в бане, и в сральне, и демонами, и алиферами, сутками напролёт в три смыка!»

Ностальгия! Так Кейдж назвал сей урок – его пятнадцатидневное восхождение в пустыню с буханкой чёрствого хлеба и флягой кислой воды. Услышав из уст своего ученика, что самым светлым воспоминанием того был побег с названным братом из рабского лагеря, тут же решил воскресить для него прекрасные деньки. Рэдклифф никак не мог ожидать, что тот говорил о чём-то подобном всерьёз. Впрочем, ему стоило бы уже привыкнуть к своеобразной методике обучения и заранее тайком приготовить карту и компас. Глупо было пропускать мимо ушей слова учителя, и теперь он хорошенько усвоил это, но сие никак не помогало ему понять тайный замысел, с коим он был послан в Нобу. А был ли этот «тайный замысел» вообще?..

Отредактировано Эверхард Розенкрейц (18-08-2021 02:24:16)

+1

3

В пустыню заводит или нужда или безнадёга.

За золотыми барханами не видно ни конца, ни края пустыни. Нобу, как и жители Кабалы, безжалостна. Под палящим солнцем, где нет покоя ни днём, ни ночью, бесконечно хочется воды и тени. Пустыня полна призраков прошлого. Аэлириэнн обманывала себя, что не помнит, когда в последний раз посещала Лимб. Воспоминания были свежими и такими же жестокими, как пески пустыни. Вокруг ни живой души.

Эльфийка натянула поводья, похлопала мальфаха по боку. Существо остановилось, высунув раздвоенный язык между губами. Когтистые лапы удивительно легко и с завидным изяществом ступали по песку, не проваливаясь. За дни и недели, проведённые здесь, Аэлириэнн не могла похвастаться лёгким шагом. Эльфийская кровь не помогала с грацией ходить по песку, покачивая бёдрами.

- У тебя таких проблем нет, да, дружище? – она усмехнулась и похлопала мальфаха по шее, не представляя, нравится ему такая ласка или нет. Ящеры – не лошади. Их сочным яблоком или куском сахара не подкупишь. Дохлые крысы, купленные на базаре у торговца, нравились им намного больше. Аэлириэнн достала одну из сумки и бросила ящеру.

Никакой благодарности за угощение. Никакой ласковости.

Хладнокровная, но очень полезная тварь. В пустыне без такого не выжить. Мальфахы стоили дорого. Аэлириэнн не хотела покупать ящера, зная, что он понадобится для дороги в один конец, но выбора не было. Без мальфаха путешествовать по пустыне равносильно самоубийству. Эльфийка ценила свою жизнь выше, чем деньги. В городе можно обменять ящера или продать с выгодой, но мысли о новых сделках занимали путешественницу в последнюю очередь. Она думала о задании. Товарищи ждали её в окрестностях Видшехана, обещая хорошие деньги за помощь в скользком дельце. Аэлириэнн думала отправиться к городу вместе с караваном, но не захотела ждать три дня на постоялом дворе, пока кто-то из местных решит продать её на рынке работорговцев. Спать в пустыне намного безопаснее, чем в местных тавернах.

По этой причине она щедро заплатила за мальфаха. Преимущество ящера также было в том, что они отлично ориентировались в пустыне, предчувствовали песчаные бури и всегда знали, где найти воду. Аэлириэнн знала, что, если собьётся с пути, то сможет довериться ящеру, и он доставит её куда-нибудь к живым. Оставалось надеяться, что к этому времени она сама будет ещё живой.

Эльфийка достала из сумки карту, развернула её и решила свериться с маршрутом, пока солнце ещё не зашло. Еды и воды у неё в обрез – хватит на дорогу до города и день или два сверху, если экономить, но лучше бы добраться до места до того, как придётся экономить на всём ради выживания.

Убедившись, что движется правильно, Аэлириэнн свернула карту и убрала её в сумку. Палящее солнце выматывало, но эльфийка надеялась, что к ночи найдёт какое-то укромное место на случай бури, и там сможет отдохнуть. Мальфах закончил с крысой в несколько ленивых укусов и под толчок под рёбра медленно двинулся на север.

Однообразный пейзаж пустыни завораживал первые часы, но дальше вызывал тошноту. Аэлириэнн успела пожалеть, что двинулась в путь одна и никакой караван не нагонит её в пути. Странная фигура вдали, то появляясь, то исчезая за барханами, показалась ей миражем, игрой воображения, но не реальностью. Всматриваясь в тёмное пятно, отдалённо похожее на человека, эльфийка не спешила его окликнуть. Мальфах медленно приближался к фигуре, позволяя наезднице рассмотреть путника.

«Беглый раб?» - предположила Хисэ.

Она не хотела вмешиваться в чужие дела, но, приблизившись, заметила, что беглец ещё ребёнок. Он выглядел истощённым и измотанным.

- Мальчик, - эльфийка приблизилась к нему на расстояние пяти метров и продолжала ехать навстречу. Горячий ветер дул её в лицо, заползая под полупрозрачную повязку на лице. Она выглядела как жительница Лимба в классической одежде – такая больше подходила для пустыни, чем лёгкий доспех или рубашки и штаны, к которым привыкла эльфийка.

[icon]https://i.imgur.com/BNRh0aY.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Пески пустыни