Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Стрекоза в янтаре


Стрекоза в янтаре

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Край света, май 1082 года
https://i.imgur.com/1ee8gqo.jpg
Лаолан&Вандор

«« Я пройду за тобой тысячи вёрст и не собьюсь с пути

+1

2

[icon]https://b.radikal.ru/b31/2104/ed/b7212bd5a1db.png[/icon]
Вандор сидел на внушительного размера булыжнике и неторопливо попивал вино из глиняного кувшина. Он не просто бездельничал или отдыхал, он ожидал свою прекрасную спутницу, по имени Лаолан. Если бы хоть кто-то наблюдал за ними со стороны, и знал о том, какие у этой пары планы на сегодня – он бы определенно поинтересовался у этого ёкая, почему он до сих пор не находился рядом с кошечкой, а терпеливо ожидал пока она сама придет в это место?
Все дело было в том, что Лаолан не очень хотелось, чтобы Вандор появлялся в городе или близь него в своей истинной в форме, в которой он легко мог донести их до необходимого места, потому ему пришлось договориться с ней о том, что он дождется её в лесу, и уже оттуда они направятся дальше, в глубь.
Для их маленького путешествия был выбран выходной день Лаолан, ему пока не удалось убедить кошечку уйти с работы, и «служить» исключительно ему одному, потому приходилось мириться с установленным её начальством графиком.
Не мог же Вандор прийти с важным выражением лица сказать, что он забирает её, ведь в таком случае Лаолан не только бы с ним не пошла, но и определенно накричала бы, да ещё и стукнула тем что под руку попадется.
Тем не менее, ёкаю хотелось бы сразу унести кошечку из города своими силами, но он не хотел, чтобы она ощущала себя как-то некомфортно или лучше сказать… беспомощно? Ещё надумает себе всяких глупостей, вроде того что ни на что не способна по сравнению с Вандором, и будет угнетаться рядом с ним! А ёкаю хотелось, чтобы Лаолан исключительно улыбалась, потому он позволил ей в этот день самостоятельно прийти к условному месту.
Пока ёкай пил, ему в голову пришла занимательная идея, ведь… почему бы и нет? Вандор сотворил с помощью магии множество иллюзорных цветов, нежно розового цвета, что покрыли все вокруг, после чего перебросился в свою истинную форму.
Ёкай свернулся вокруг камня, и уложил голову на траву, иллюзия, наслоившись на его тело, выглядела так, словно из его шерсти растут множество цветов, да и вообще он целиком и полностью усыпан ими. Вандору было интересно что подумает Лаолан, когда увидит его в подобном положении, но лежать и не улыбаться ему было действительно сложно…

Отредактировано Вандор (13-08-2021 14:16:03)

+1

3

Слугам не полагается отдых. Все, что у них есть, — это ночь на сон после закрытия чайной, да личные поручения хозяйки — пойди на рынок, сходи в порт, забеги забрать заказ у швеи, притащи мешок этого и того. Лаолан такая работа устраивала, пока за нее платили и была крыша над головой. Охотой и рыбной ловлей много не заработаешь, а спать на сырой земле не то же самое, как в окружении других служанок под соломенной крышей. Вандор предлагал ей другой вариант, но девушка не соглашалась. Она не хотела зависеть от екая или превращаться в его личную служанку. Этого еще не хватало! Но мысль посмотреть на лес духов манила и пришлось пойти на хитрость, чтобы выбраться на встречу с екаем.
Она поднималась по горной тропе все выше и выше, стараясь не перепутать дорогу и не сбиться с пути. Вандор тут не единственный екай. Вдруг кто-то другой решит ей поживиться? Не может же он следить за каждым духовным собратом. Отступница ничего не понимала в иерархии духов и подумала, что не помешает расспросить об этом Вандора при встрече.
В этот раз Лаолан не стала наряжаться. Другой красивой одежды у нее не было, а ходить по лесу и цепляться ханьфу за каждый куст — не рационально. Из "нарядного" девушка оставила при себе заколку-артефакт, подаренную Вандором, и попыталась собрать волосы в красивую, но практичную прическу. Никакими румянами и красилами для лица она не пользовалась, потому что не имела их и не умела. Зато смогла использовать ароматное масло, которое тайком взяла у одной из девушек, а потом вернула!
Чтобы свериться с дорогой, Лаолан подняла голову, и в условленном месте увидела поляну цветов. Сначала она не приметила среди них Вандора, но почувствовала странную магию и насторожилась. Что если это какой-то дух пытается обмануть ее и поймать в свои сети? Кошка принюхалась и уловила знакомый запах. Она присмотрелась получше, заозиралась и заметила екая в самом нутре этих цветов.
Лаолан фыркнула, но не смогла сдержать улыбки.
— Не знала, что ты любишь украшать себя цветами, — в шутку заметила девушка и подошла ближе. — Может, сплести тебе венок?.. Или заплести шерсть в косички?

+1

4

[icon]https://b.radikal.ru/b31/2104/ed/b7212bd5a1db.png[/icon]
Вандору нравилась та умиротворенная атмосфера, в которой он находился, окруженный цветами ёкай мог полностью расслабиться, прикрыв свои большие глаза и прислушиваясь к окружающему миру. Ветерок приятно проходился по шерстке, от чего драконий хвост Вандора тихонько постукивал по травке, демонстрируя то что его обладатель сейчас в хорошем расположении духа. Пока Лаолан отсутствовала можно было попробовать даже прикорнуть, но вот только ёкая немного беспокоил тот факт, что она могла бы просто пройти мимо, и тогда ситуация выглядела бы максимально глупо, и пришлось бы искать её, и если бы вдруг они разминулись, то потом кошечка могла даже обидеться! От такой мысли сердце Вандора обливалось кровью, потому он не спал, а просто терпеливо ждал.
И всё-таки Лаолан пришла именно туда, где он и ждал её, Вандор словно лениво открыл свои глаза, наблюдая за тем как девушка нюхает воздух, это заставило его даже немного растеряться, чем от него вообще могло пахнуть? Мысли о том, что Лаолан успела нанюхаться пока он возил её на спине, заставляли ёкая испытывать смешанные чувства, нечто вроде смущения или неловкости.
Мужчина выдохнул с облегчением, когда кошечка всё-таки заметила его, но он терпеливо ждал пока Лаолан подойдет поближе и заговорит с ним. Немного помедлив, он поднял свою голову и мысленно произнёс:
- Главный цветок только-только появился, - Вандор ткнулся мордашкой в бок Лаолан и тихонько потерся, словно большая зверушка. Так он демонстрировал ей свою нежность в этой форме, пока не желая возвращаться к более привычному для кошечки облику.
- Ты можешь заплести мне косички, только как только я обращусь – они пропадут, ты ведь не хочешь бессмысленно тратить свое свободное время? – поинтересовался Вандор у Лаолан, глянув на неё своими большими глазами. Недолго думая, он уложил голову на траву, и добавил:
- Забирайся и полетим, ты как, желаешь просто вцепиться в мои рога, или как в тот раз зафиксировать тебя покрепче? Или быть может, хочешь лететь в моей лапе? – слегка шутливо он показал ей свою когтистую лапку, словно пугая эту кошечку.

Отредактировано Вандор (16-08-2021 10:40:26)

+1

5

В первый раз, когда Вандон красовался перед ней в истинной форме, Лаолан не пыталась его рассмотреть. Было не до того. Сначала она боялась, что ёкай сожрёт её вместе с хвостом, а потом боялась, что рухнет вниз с его спины и превратится в пушисто-мясную лепёшку на земле. Другой возможности рассмотреть Вандора, до этого дня, не представлялось. Цветы, сотканные из иллюзии, частично скрывали длинное тело ёкая, но это не помешало рассмотреть у него длинную и пушистую, но гладкую на вид шерсть, покрывающую его, и длинные сомьи усищи. «Всё же причудливые эти ёкаи в истинном облике…»
На Крае света кого только не встретишь. Болтали даже, что на острове бродит дух, который похож на алый зонтик с глазами и прыгает на одной ноге! Лаолан убеждала себя, что в этом нет ничего страшного, но не хотела бы, чтобы её сожрало нечто подобное. «И почему все ёкаи выглядят так странно?»
В храме она видела несколько портретов самых разных духов. На одном из них была огромных размеров лиса, но вместо одного хвоста у неё было целых девять! И как они помещаются на такой тощей заднице? Дух, похожий на Вандора, там тоже был. Местные жители называли его водных духом и приписывали ему все ненастья, что творятся с моряками в море, если те разгневали его. Лаолан не представляла, насколько перед ней сильный дух, но не считала его злым. Может, он искусно притворялся добреньким простачком, а на самом деле был хитрым и злобным!
Она фыркнула на его слова и никак их не прокомментировала.
Лаолан ещё раз присмотрелась к Вандору. Как кот, он тёрся об неё, и вызвал у девушки улыбку. Разве такой дух может быть злым и ужасным? Определённо нет! Отступница погладила духа по голове, зарываясь пальцами в его пушистый мех, и к удивлению отметила, что и на ощупь он тоже материальный. Ей казалось, что духовная форма ёкаев это что-то эфемерное. Сгусток души и магии. Или Вандор намеренно принял такую форму, чтобы впечатлить её?
- Больно надо, - Лаолан дёрнула плечом.
Не хочет, чтобы она заплетала ему косички, и не надо. Пусть ходит лохматым.
- Полетим? – кошка с сомнением посмотрела на ёкая.
Один раз он уже закидывал её к себе на спину и катал по воздуху. Ничего хорошего из этого не вышло. Страх перед высотой никуда не делся. Лаолан по-прежнему боялась упасть. Один удачный полёт не внушал ей никакой уверенности!
- У тебя вон два хлыста на морде, - деловито отмахнулась девушка, - сойдут за поводья.
Насколько усищи чувствительны и чувствительны ли – кто его знает. Об этой стороне Лаолан не подумала. И вообще. Это он тут сплошное ёкайское неудобство!
- А своими лапами туда не дойти? Почему нужно лететь? – поворчала кошка. – Что вам, ёкаям, по земле не ходится…

+1

6

[icon]https://b.radikal.ru/b31/2104/ed/b7212bd5a1db.png[/icon]
Пока Лаолан гладила ёкая, тот довольно прикрывал глаза, если бы он мог улыбаться в этой форме, девушка определенно смогла бы это заметить, но увы, драконья морда такой мимикой обделена не особенно. Руки кошечки были теплыми, так что хотелось поласкаться подольше, если бы Лаолан решила просто зарыться в его шерстку и отдохнуть, конечно же ёкай бы сдался и остался бы тут, вместо того чтобы продолжать их маленькое путешествие, ведь внимание кошечки было очень приятным. Да и если она получает положительные эмоции от их взаимодействия, как можно отказаться от того чтобы лишний раз вызвать у неё такую милую улыбку?
- Ты хочешь, чтобы мы пошли пешком? – ответил вопросом на вопрос ёкай, конечно они вполне могли добраться пешком, но вот сколько бы это заняло времени? Вандор волновался о том, что Лаолан может устать, потому он и предоставлял ей себя в личное пользование, становясь экзотической ездовой зверушкой.
- Ты про мои… усы? – наморщил мордаху ёкай, от чего его усища зашевелились, как у какого-нибудь недовольного кота, ему не особенно хотелось чтоб Лаолан действительно держалась за них, но если она находила это приемлемым…
- Тогда если действительно хочешь держаться так, то хотя бы не тяни за них слишком сильно. Я ведь не ездовая лошадь с поводьями в конце то концов, - ответил Вандор с негромким смехом, правда его она могла услышать разве что в своей голове, как и всегда при их общении.
На новый вопрос кошечки ёкай мог лишь вздохнуть, он уложил голову на траву как провинившийся пёсик, и заговорил негромко, - Конечно же можно дойти туда пешком, но это будет достаточно долго. Проще будет если мы банально полетим. Но есть и ещё один вариант, который ты отвергнешь, - произнёс Вандор прикрыв один глаз, - Я могу взять тебя на руки и двигаться большими прыжками, - стоило ли говорить насколько смущенной будет чувствовать себя Лаолан, если он действительно поступит таким образом?
- Если тебе не хочется лететь, я согласен пойти пешком, быть может встретим кого-нибудь из моих старых знакомых, а может, и нет, - неопределенно ответил ёкай, духи они вообще крайне таинственные существа.

+1

7

Лаолан искала любую возможность, чтобы увильнуть от полёта. В её интересах справиться как можно быстрее и вернуться в чайную, пока хозяйка не хватилась, но страх перед высотой был таким сильным, что она рисковала лишиться хлебного места, только бы не лезть на спину к ёкаю.
- Хочу! – бойко заявила отступница, словно от этого зависела её жизнь.
Почему «словно»? Зависела!
- Ездовое… ездовое… - Лаолан попыталась подобрать нужное слово. Она бегло осмотрела Вандора в его истинной форме ещё раз, чтобы решить, как назвать то, что она видит, но ничего умного на ум не пришло. Лохматая змея? Лохматый кебаб? Махнув рукой, девушка решила ничего не выдумывать. Ещё обидится на прозвище, а ей потом извиняться. – Ай, неважно.
Вандор выглядел расстроенным, насколько можно судить по драконьей морде. Лаолан скрестила руки на груди, отвернула лицо и закрыла глаза, вздёрнув нос. Её такими фокусами не провести. Она решила, что ни за что не полезет на спину ёкая и не поднимется с ним в воздух. Этого ещё не хватало! Есть другие способы, и она собиралась ими воспользоваться.
- Большими прыжками? – Лаолан удивилась и с сомнением и недоверием посмотрела на Вандора. Она не представляла, как это выглядит, но, прикинув, решила, что прыжки – это лучше, чем лететь на спине дракона.
Поколебавшись для видимости, она демонстративно поправила рукава и воротничок, выдерживая паузу, а потом согласилась.
- Ладно. Можешь взять меня на руки и отнести.
Немного подумав, Лаолан решила, что нужно заранее обговорить все важные детали, чтобы Вандор не решил, будто ему можно в любое время подхватывать её на руки или ещё что-то в этом духе. Нельзя, конечно!
- Не вздумай сунуть руки куда-то не туда, - она сверкнула глазами, смотря на ёкая, и с предостережением вильнула хвостом, выдавая угрозу. – Это только в этот раз. Потому что необходимость, - фыркнув, кошка ждала, когда Вандор снова примет человеческий облик и подойдёт к ней. Не ей же прыгать к нему в руки!

0

8

Вандор удивленно замер от такого эмоционального возгласа Лаолан, похоже ей действительно не нравилось летать. Огорчало ли это ёкая? Совсем нет, просто ему придется стать более приземленным рядом с ней, и летать над землей очень низко, что будет не совсем удобно для его когтистых лап. Его драконье тело явно создавалось таким не для того чтобы ходить по земле, оно определенно было для полета, правда тогда ему возможно… следовало иметь перья, а не шерсть? Впрочем, причиной его полета была магия, а отнюдь не те силы природы благодаря которым птицы легко взмывали в небо и держались в воздухе.
Kошечке похоже совершенно не хотелось называть ёкая ездовым зверем, возможно потому что это унижало её достоинство, ведь она сама была зверушкой в своей второй форме. Вандор подумал, что было бы забавно, если бы в той форме она могла бы поспать у него на голове, и кто-нибудь зарисовал бы их в этот момент. Картина была бы определенно величественная, но в то же время – достаточно милая. Лаолан определенно никогда на такое бы не пошла, ведь зачем вообще кому-то запечатлевать её такой? Ведь её истинная внешность и без того очень миленькая, как бы она не считала сама.
- Ну… да, - вместо улыбки у ёкая зашевелились его длинные усища, - Я ведь не человек, мы можем бегать быстрее, и прыгать дальше чем обычные жители этого острова, - спокойно объяснял ей Вандор, - Потому мы гораздо более… мобильны, чем окружающие. Правда летающие драконы тоже весьма быстры, - услышав согласие со стороны Лаолан, ёкай быстро перекинулся в свою человеческую форму, он снова выглядел как тогда, когда они познакомились впервые, его костюм был неизменным, и конечно же чистым. Скрывать от неё ёкай ничего не стал, потому светил своими рогами и чешуйками на лице.
- Я очень постараюсь быть сдержанным в своих прикосновениях, - улыбнулся Вандор, подступая к Лаолан, он легко перехватил её в области бедер и спины, чтобы она лежала у него на руках, - Держись по крепче, и не сомневайся – я тебя не отпущу, - Вандор осмотрелся, выбирая ветки покрепче, и присев подпрыгнул впервые, ловко приземлившись на одной из таких. Та хрустнула под весом пары, но ёкай уже продолжил свои прыжки, пока не оказался на самом верху.
- Ты же не надеялась, что я буду прыгать по земле и перепрыгивать каждый куст, да? – задал риторический вопрос ёкай, после чего ловко стал двигаться вперед, прыгая с макушки на макушку деревьев. Скорость была не такой, как когда они просто летели, и ветер отнюдь не лишал их возможности разговаривать.
Двигаясь вперед, Вандор то и дело спугивал птиц беззаботно сидящих на ветках, или какую-нибудь белку, которая паниковали при виде людей, которые оказались так высоко, но перемещались они быстро и свободно.

+1

9

Человеческий облик Вандора выглядел привычно. Лаолан было спокойнее, когда она видела перед собой такой облик. Дракон немного пугал её. В этот раз ёкай показывал своё второе истинное лицо. При других смертных он прятал и рога, и чешую, но почему-то сейчас не стеснялся такой особенности во внешности. Лаолан нисколько не судила его за это. Она сама была хозяйкой пары кошачьих ушей и длинного хвоста. На её родине среди отступников и одичалых кого только не встретишь. Пугаться нечего. Ну, только духовной сущности Вандора, потому что он был не отступником, а настоящим ёкаем. Их природа совершенно разная.
- А не проще закинуть меня к себе на спину? – поворчала девушка, когда ёкай, снова смущая, поднял её на руки. Лаолан не привыкла к такому отношению, но не стала из вредности спрыгивать с рук ёкая и перебираться к нему на спину. В таком положении ей приходилось полагаться исключительно на его силу, когда же, едать она у него на спине, пришлось бы держаться самой. Что хуже – вопрос.
Лаолан решила, что нет разницы, и обняла Вандора за шею. Легко и свободно. До того момента, как ёкай подпрыгнул и они оказались на ветви дерева, она наивно думала, что путешествие по небу полностью исключено. Шерсть отступницы встала дыбом. Девушка крепко стиснула ёкая в объятиях, вцепившись в него от страха упасть с большой высоты.
- Я представляла это иначе, – сдавленно пробурчала Лаолан.
Это было глупо с её стороны.
Вандор не был человеком. С чего бы ему забывать об истинной сущности и поступать как-то иначе?
Смирившись с тем, что придётся смотреть на всё свысока и надеяться на то, что ёкай не уронит её и не забудет на каком-то дереве, Лаолан постаралась расслабиться, не впиваться ногтями в воротник Вандора и смотреть по сторонам, а не ждать, когда кончится пытка. Лес духов отличался от остальной части леса. Он казался Лаолан оживлённым и каким-то другим. Она не могла видеть магических существ и духов, которые жили в нём, если на то не было желания самого духа, но ощущала магию вокруг себя: она исходила от деревьев, земли, камней, пещер и расщелин. Вдалеке, высоко на горе, розово-алыми листьями виднелось старое дерево. Лаолан видела его на картинках и издалека – цветной точкой. Благодаря Вандору она также видела старый храм, где поклонялись демиургу драконов. Соблазн прикоснуться к магическому источнику силы был таким сильным, что Лаолан неосознанно пыталась запомнить дорогу, чтобы вернуться сюда, если появится такая нужда.

+1

10

Вандор к своему удивлению обнаружил, что он действительно не подумал о том, что можно было бы переносить Лаолан подобным образом. Но в то же время, он находил подобный жест достаточно… неприличным, ведь кошечка не сможет быть достаточно неподвижным пока ёкай будет прыгать по деревьям, она вынужденно ёрзала бы по его спине, и глядишь вся сгорела бы от стыда, когда они наконец оказались бы на ровной земле.
Решив не тревожить лишний раз нежное сердечко Лаолан, он ответил лишь коротким, - Такой вариант совершенно не подходит, - да и вообще, она ещё бы и устала цепляться за него своими лапками, что уж тут говорить!
Пока они перемещались по деревьям, Вандор внимательно следил за состоянием Лаолан, если подумать – не было ничего необычного в том, что она боялась высоты, ведь она привыкла ходить по земле, а вот ёкаям было даровано и небо, по крайней мере некоторым. Для них летать было чем-то привычным, да и быстрее в разы…
Вот Вандор и подумал, что это был лучший способ доставить кошечку к нужному месту, но вот только та кажется была настолько напугана и зажата, что он беспокоился, что она просто не сможет насладиться их маленьким путешествием.
- Как же мне поступить… - ёкай вздохнул и ненадолго остановился, ему пришлось постепенно уменьшать прыжки, иначе Лаолан могла бы просто вылететь у него из рук и упасть с дерева. Он аккуратно спрыгнул на землю, после чего осмотрелся, ему на самом деле не нужно было помнить направление, ведь он его чувствовал. Больше его волновали хищники, а то сейчас кто-нибудь выскочит и как цап их!
- Дальше мы продолжим путь по земле, наблюдай внимательно, мир вокруг нас уже меняется, - Вандор быстро набрал скорость, он ловко огибал все кусты, а некоторые просто перепрыгивал. По мере углубления в лес, изменения становились все более явственными, цветы напитавшись магической энергией здешних мест выглядели совершенно иначе, одни были пышнее, от других исходил не характерный аромат, иные светились столь ярко, что их было видно даже днём.
Были и те которые то и дело выбрасывали светящуюся пыльцу, наверное, ночью зрелище было бы завораживающее, но у Лаолан не было слишком много времени ни на разглядывание, ни на то чтобы дождаться ночи.
- У тебя есть какие-нибудь особенности… по восприятию мира? И я не про твои уши, - решил уточнить неожиданно Вандор, он вообще как-то не слишком расспрашивал Лаолан о её силах.

+1

11

Ох уж эти ёкаи! Совершенно не дают ничего рассмотреть. Лаолан не рассчитывала, что все духи покажутся  перед ней, когда они поднимутся на Гору духов, но рассчитывала, что увидит хоть что-то магическое. В Гилларе всё выглядело совсем иначе. В городах эльфов и ламаров она толком не была, но вот рядом с Топями магия просто кипела. Лаолан не только видела её, но и чувствовала. Она могла посмотреть на фэйри и болотников, и на левиафанов, и на Стражей с Хранителями, даже видела болотные огоньки! Никто из них, кроме левиафанов и Хранителей, не прятался. Духи на Крае света были совсем другими.
Жили среди смертных, притворялись смертными, и даже на собственной территории, куда смертные не совали нос, не спешили показываться. Лаолан даже немного расстроилась.
- Ещё у меня есть глаза и руки с хвостом, - фыркнула Лаолан, когда Вандор упомянул её уши. Она понимала, что он имеет в виду совершенно другие таланты отступницы, но не торопилась посвящать его во все особенности своей расы. Она привыкла, что другие смотрят на неё, как на паразита, а не полноценного мага, и немного опасалась, что её откровенность создаст проблемы. Сам Вандор может принять всё, как есть, но помимо него на горе духов хватало других ёкаев. Что если они увидят в ней угрозу и решат от неё избавиться? Не всесильный же этот Вандор!
Отступница осмотрелась. Она всё ещё обнимала шею Вандора и оставалась возле него, не представляя, куда именно они направляются. Лес вокруг казался живым, и там, где заканчивались деревья, открывалась целая бамбуковая роща! Задрав голову, пытаясь рассмотреть небо за стволами бамбука, Лаолан ненадолго показалось, словно она увидела тень человека с пышными лисьими хвостами. Человек не мог так свободно передвигаться между бамбуками, да ещё и на такой высоте! Она почувствовала дуновение ветра, и откуда-то сверху на них с Вандором посыпались алые листья. Кем бы ни был этот человек с хвостами, он исчез так же быстро, как появился.
- Я чувствую магию, - Лаолан опустила голову и отвела взгляд. Она решила, что немного правды никому не повредит. Обычные маги тоже умели находить источники магии и определять чужую силу. – В предметах, душах, местах, людях. Я не вижу здесь никого, но чувствую, что они есть вон там и там, - девушка оказала направление, полагая, что именно Вандор может рассмотреть своих собратьев среди камней и бамбука.

+1

12

Вандор который нес Лаолан на руках, на самом деле радовался самому этому факту. Ведь эта маленькая кошечка была такой теплой, такой милой и конечно же – очень легкой для него. Ему просто нравилось носить её, быть может если бы он решился таскать её очень долго – как домашнюю зверушку, она бы засмущалась особенно сильно, и устроила бы ему маленький возмущенный скандал. Но конечно же ёкая это едва ли смогло как-нибудь затронуть, он бы принял демонстрацию её чувств и возмущения с умением и пониманием, ведь ёкай уже свыкся с нравом этой маленькой кошки.
- С хвостом, который я кажется ещё не гладил, - Вандор конечно же не стремился уж слишком сильно пощупать Лаолан, от лисиц с которыми он был знаком, ёкай узнал, что трогать хвосты может быть крайне неприлично – и даже интимно! Потому пока кошечка не даст ему разрешения, он свои загребущие лапки будет тянуть к ней с очень большой осторожностью.
Когда Лаолан «неожиданно» раскрыла свои способности, ёкай немного удивленно приподнял бровь, похоже эта кошечка была удивительно чувствительной в том, что касалось магии. Интересно, в её окружении она чувствовала себя комфортно, или же наоборот для неё такое обилие магии было стрессом? Узнать ответ на этот вопрос, можно было только спросив её напрямую!
- Хм… А тебе нравится ощущать себя окруженной магией, или нет? – Вандор понял, что Лаолан может ощущать его собратьев, но не был уверен в том, что была большая необходимость сталкивать кошечку с ними собственными глазами, вдруг потом её будут посещать какие-нибудь ночные кошмары? А ему неси ответственность…
- Если хочешь, я могу даровать тебе магическое зрение. На время мир, который нас окружает станет яснее, и ты действительно сможешь увидеть других ёкаев. Но все зависит от того, хочешь ли ты этого, - Вандор, неожиданно, посреди бамбуковой рощи, остановился остановился у небольшой каменной постройки, которая едва ли дотягивала высотой ему до пояса.
Она напоминала домик, сложенный из камней, в середине был изображен человек держащий в руках свечку, а у его коленей лежали свежие фрукты.
- Иногда жители острова оставляют свои молитвы подобным мне – в таких вот местах. Не хочешь загадать что-нибудь от себя? – шутливо поинтересовался Вандор. Со стороны за ними наблюдали младшие ёкаи, они не смели приблизиться и помешать, но определенно любопытствовали!

+1

13

— С хвостом, который я, кажется, ещё не гладил.
Лаолан сверкнула глаза. Недобро. Она бы спросила: не бессмертный ли ёкай, но знала ответ на этот вопрос. Смертный. Долголетие не защищало духов от исчезновения, если верить местным легендам. На каждого духа находилась своя управа. Девятихвостые лисы умирали, если вонзить им в сердце нож из вишнёвого дерева. Девушка не сомневалась, что такой же нож может оборвать жизнь Вандора. Если не нож, то что-то другое точно должно. Духи тоже уязвимы.
Вот потрогает её хвост – и она точно найдёт этот способ!
— Хм… А тебе нравится ощущать себя окруженной магией, или нет?
Вопрос с подвохом. Вандор точно не знал о подвохе, а Лаолан пришлось тщательно подбирать слова, чтобы не выболтать свою тайну.
- Нравится, - она дёрнула плечом и отвела взгляд. Отступница выглядела напряженной и будто бы чем-то недовольной. – Меня влекут зачарованные вещи.
Лаолан не стала уточнять, что магические вещи для неё – это источники силы, которые жизненно важны. Она не хотела рассказывать, что не имеет своей маны, а вынуждена постоянно её заимствовать у других, чтобы выживать. Раньше об этом заботился староста их поселения, и источник силы был нестабильным, но единым. Этого не стало после смерти Отца Змей. Отступница вынужденно приспосабливалась под новые условия, и боялась, что когда-нибудь её бегство с Топей обернётся для неё чем-то кошмарным. Вокруг ухода из селения было слишком много страшилок. Может, их только запугивали. Специально, чтобы никто из отступников не оставил горстку отщепенцев на болотах. Правды уже не узнать. Одно Лаолан знала наверняка. Каждый, кто уходил, больше никогда не возвращался.
— Если хочешь, я могу даровать тебе магическое зрение.
Лаолан с недоверием посмотрела на ёкая. Она сощурилась. Хвост снова выдавал её настроение, то показываясь из-под ханьфу, то вновь исчезая в складках одежды.
- Зачем тебе это делать? – отступница не представляла, что это за ритуал такой и подозревала неладное. Кошачье любопытство подталкивало её поинтересоваться, как выглядит другая сторона духовного мира. На одном Вандоре ёкаи не заканчивались. Может, такое зрение поможет ей в будущем лучше выбирать, какого ёкая обходить стороной, а с какого можно забрать часть магической энергии? – И что ты хочешь взамен? – прищур кошки становился всё уже и уже. – Ты же не хочешь меня убить, чтобы я стала призраком и докучала жителям острова? Запомни, что я превращусь в злого мононоке и буду приходить и истязать тебя каждый день! – пригрозила кошка и, фыркнув, отвернулась.
Лаолан рассматривала каменную постройку в молчании. Она решила, что это алтарь, но не понимала, зачем местные поклоняются ёкаями. Они же их боятся и изображают страшными монстрами, а тут вдруг загадывают им желания и молятся. дураки же.
Девушка хмыкнула, скрестила руки на груди и важно задрала нос.
- С чего бы мне о чём-то просить прохвостов вроде тебя? – она посмотрела на Вандора, словно он был пакостливым духом, который уже её обманывал. – Это же то же самое, что попросить муравья принести мне сливу.

+1

14

Вандор мало, о чем беспокоился в своей ёкайской жизни, было не так много вещей и существ, которые реально могли представлять опасность для него, но вот эта кошечка… когда он увидел её взгляд, по телу мужчины невольно пробежала волна мурашек. Если бы он обидел эту кошку, кто знает насколько она оказалась бы злопамятной, быть может в один из погожих дней она убила бы его, или быть может отпилила бы рога на ингредиенты! Второе конечно было гораздо более безобидным поступком, но определенно расстроило бы его, ведь рожки такие красивые! Как он без них себя будет чувствовать вообще…?
Так вот значит, как, - ёкай задумался, припоминая их поход в лавку артифактора, судя по всему кошечка не просто так тянула свои загребущие лапки к одному из зачарованных предметов, они были действительно интересны для неё, а совсем не потому, что Лаолан проявляла любопытство свойственное молодой женщине, ну или ребенку.
- Это касается только исключительно зачарованных вещей? Не носителей силы? – Вандор решил уточнить информацию с помощью вопроса, в то же время он выпустил больше своей ёкайской ауры, позволяя ей окутать Лаолан. Конечно внешне его энергию сейчас совершенно не было видно, но любой обладатель магического взора, смог бы увидеть плотное поле магической энергии, исходящее от мужчины.
Взгляд кошечки немного расстраивал ёкая, он ведь хотел для неё только добра, но вместо этого она смотрела на него с подозрением! Неужели Вандор вел себя с ней недостаточно сдержанно? Он ведь не сделал ей ничего плохого за все время, что был с ней, и голос не повышал, и не приставал и тем более – не причинял совершенно никакого вреда. Он был осторожен с Лаолан, словно с нежным цветком, который может рассыпаться от любого слишком сильного прикосновения.
- Зачем? Мой ответ прост, - Вандор легко улыбнулся, - Я хочу, чтобы ты увидела этот мир моими глазами. Так, как увидеть его могут не многие, - смотря на Лаолан он говорил неспешно и тепло, - Я хочу раскрыть перед тобой все грани этого острова, что является домом, для таких как я, - он приложил ладонь в своей груди, - Лишь поняв все, ты сможешь принять край света, как свой новый дом, - Вандору действительно хотелось, чтобы Лаолан осталась здесь, с ним. Он и думать не хотел о том, что кошечка действительно может уплыть с острова, оставляя от себя только воспоминания.
Когда кошечка выговорилась, Вандор положил свои ладони ей на плечи, и тихо заговорил почти на ушко:
- Я не смею ничего попросить у тебя. Я готов поделиться такой возможность добровольно, только потому что это ты, - акцент ёкай сделал на последнее слово, он надеялся, что Лаолан поймет, вложенный в его слова смысл. После этого он убрал руки с её плеч, и встал рядом, мягко улыбаясь ей.
Слова кошечки заставили ёкая негромко рассмеяться, широким шагом он оказался перед ней, одной рукой обвивая её стройный стан, ухватывая другой её ладонь, и прижимая к своей щеке.
- Потому что один из «муравьев» сейчас прямо перед тобой, и готов исполнить твое желание, - он коснулся губами её ладони, в глазах Вандора плясали веселые искорки.

+1

15

Ещё один вопрос с подвохом. Вандор что-то заподозрил или просто пытается привлечь к себе внимание? Мол, посмотри на меня, я ещё та зачарованная штучка! Изучай меня, щупай, восхищайся мной, желай меня. Второй вариант показался Лаолан близким к правде. Об особых отношениях отступницы и магии ёкай вряд ли мог знать. Для этого нужно иметь представление о Силве, о проклятии Рандона и жизнь перевёртышей, которые остались жить в Топях. Конечно, в библиотеках Края света – если такие тут есть – можно найти рассказы и легенды обо всех уголках мира. В том числе, о Гилларе и его странных жителях. Лаолан также не исключала вероятности, что кто-то из жителей Силвы мог рассказать об отступниках. Или, может, какие-то её собраться раньше неё добрались до Края света и уже поведали о себе. Но, что вероятнее всего, Вандор, как ёкай, видел её странную ауру, или ощущал что-то иное.
- А что мне от носителей силы? – девушка пожала плечами. – Они просто маги.
На самом деле Лаолан лукавила. Она чувствовала, как магическая сила Вандора странным образом обволакивает её и заполняет всё пространство вокруг. По её коже пробежали мурашки, а шерсть на хвосте и ушах вздыбилась, как от холода.
- Если тебе интересно: чувствую ли я магию от тебя, то чувствую.
Лаолан решила не вдаваться в подробности. Всему своё время. Она подождёт, когда полностью доверится ёкаю, а сейчас это тайна для их общего блага. Не говорить же на втором свидании, что она магический паразит! Даже женщины первые месяцы брака кроткие, нежные и заботливые, а потом открывается их истинная сущность.
Когда Вандор в очередной раз бесцеремонно вторгся в её личное пространство, обняв и завладев её рукой, девушка забурчала. Она слегка покраснела от смущения и отвела взгляд, но не стала вырывать ладонь из его руки или отнимать её от его щеки. Гладить тоже не стала. Пусть и не надеется на нежности. Хватит того, что она не отталкивает его от себя и позволяет так нагло прикасаться. Лаолан считала, что иногда Вандор ведёт себя слишком фривольно, и это одновременно ей нравилось, и возмущало до глубины её кошачьей души. Что-то непонятное и чуждое внутри неё реагировало на каждую выходку ёкая теплом, но этот свет внутри себя отступница оборачивала колким ковром из иголок. Она старалась не подпускать к себе людей слишком близко. Духов тоже.
- Тогда… - Лаолан приподнялась на носочки, чтобы разница в росте с Вандором была не такой большой, и зашептала ему на ухо тихо и почти откровенно, словно то, что она хотела сказать, имело какой-то интимный подтекст. Что-то такое часто делали служанки Садов журавля, когда завлекали клиентов в горячие купальни. – Я хочу, чтобы ты вспомнил… - её ладонь сама прижалась к его щеке, - где должны быть твои руки… - она тихо выдохнула, - когда я не разрешала к себе прикасаться, - на последних словах весь флёр обаяния растворился, а свою фразу Лаолан подкрепила болезненным укусом – пострадала мочка уха ёкая, и на мгновение могло показаться, что младшие собраться Вандора, наблюдая за ними со стороны, потешаются.

+1

16

Вандор внимательно слушал девушку, ему было действительно интересно, что она скажет. Но, ему так же было интересно просто общаться с ней, о чем бы то ни было, он так привык к общительности Лаолан, что, если бы она рядом с ним просто молчала – это было бы сущей пыткой для ёкая. Ещё и демонстрацией того, что что-то сейчас, вот именно в этот момент – идет совершенно не так как должно.
Ответ Лаолан заставил, ёкая немного задуматься, она просто была… логична, тут и сказать было больше нечего, потому Вандор ограничился коротким, - Действительно, этого следовало ждать, - позволяя себе короткую улыбку и теплый взгляд на кошку.
От его опытного взгляда не укрылась реакция Лаолан на его магию, он даже проследил за её мягонькими ушками, с трудом удержавшись от того, чтобы не пригладить, успокоив таким образом девушку. Правда он догадывался, что вместо спокойствия получит кучу возмущения в свой адрес, и потому решил воздержаться от необдуманных действий.
- Хорошо, тогда не буду больше волновать тебя, - немного даже шутливо произнёс ёкай, как его магия появилась, так и скрылась внутри его тела без каких-либо видимых манипуляций со стороны самого Вандора. Оставалось надеяться, что будоражащий Лаолан эффект пройдет сам собой, и ему не придется предпринимать задабривающих её действий, ведь нигде рядом здесь не было магазина, в котором он мог бы прикупить своей кошечке вкусняшку.
Когда кошечка зарделась, улыбка мужчины сразу стало ярче, ему определенно нравилось смущать Лаолан! Ёкай был почти уверен в том, что ей приятно такое внимание и обращение, ведь иначе она бы просто отсыпала ему пощечину, как уже делала до этого. Все равно он стойко бы выдержал подобное наказание и нападение на себя, даже почти не расстроившись.
Но… сейчас у неё оказались другие планы, сперва Вандор даже насторожился, предположив, что она может захотеть поцеловать его, но как же это было наивно на самом деле! От шепота на ушко по всему телу невольно пробежали мурашки, а рука невольно прижала кошечку к телу даже сильнее.
Ёкай с нетерпением ждал, что же скажет ему Лаолан, чем таким согреет его сердце! Но вместо этого она заставила его растеряться, он озадаченно посмотрел на неё, даже немного потерянно, словно котенок, который не понял, за что его наказали.
- Я… помню, - только тихо и проронил Вандор, он отпустил Лаолан, и потер укушенное ушко, глядя на девушку с противоречивыми чувствами. Он даже немного гневно глянул куда-то в пространство, где на них глазели младшие ёкаи, и те вжались в землю словно стремясь скрыться от гнева Вандора.
- Полагаю, мы можем пойти дальше, - кашлянул в кулак ёкай, чтобы скрыть свою неловкость, - Можем пойти пешком, отсюда уже не далеко.

+1

17

【花生酱&岁不酌】一拜天地 - 女声纯歌版翻唱 (Cover:不是Av的Ay君&畅畅酱)

Лаолан ещё раз фыркнула. Вандор больше не прижимал её к себе и не пытался завлечь её шутками или особенными предложениями.
Отступив от ёкая на шаг, она кивнула и пошла по тропе в сторону вершины горы. Так далеко от города она никогда не была и немного чувствовала себя ребёнком, которому позволили посмотреть, чем занимаются взрослые. Только вместо взрослых – духи. Духов, за исключением Вандора, Лаолан не видела, но даже без этого ощущала кругом магию. Её было так много, что жадность внутри отступницы селила в её голове разные мысли. Корыстные. Она хотела протянуть руки к деревьям или камням, где чувствовала магию, но останавливала себя, заставляя смотреть на природу, а не гневать духов своим поведением.
Поднимаясь всё выше и выше, Лаолан казалось, что мир вокруг изменился. Воздух пах иначе. Ветер, будто живой, скользил между деревьев, задевая пышные кроны, играл с её волосами и игриво задевал пояс одежды. Она чувствовала тонкий аромат цветов – алыми и красными бутонами они росли среди камней и тёмно-зелёной травы едва ли не на самой вершине. Деревья встречались всё реже – их тёмные и изогнутые стволы казались отступнице причудливыми, словно боги, забавляясь, плели из коры косы. Одни были высокими и зелёными, другие – с розовыми кронами, полными маленьких лепестков. Девушка увидела даже знакомый с родины папоротник.
Остановившись на траве, недалеко от дерева, Лаолан смотрела, как на другом отроге горы расположился храм Хайян Ши. Каменный мост с деревянными перилами, выкрашенными в яркий красный цвет, изогнулся над пропастью, соединяя два края, и вёл к храму. Даже с такого расстояния Лаолан видела на крыше храма золотых драконов, а перед храмом – странную скульптуру из пяти фигур. В одной из них отступница слабо угадывала черты истинной формы Вандора, но не представляла, что это значит.

храм

+1

18

Ёкай мог разве что вздохнуть и смириться, эта кошечка не позволяет ему слишком часто касаться себя, Вандору было не сложно выдержать некоторые ограничения в этом плане, хотя он и не мог не признавать того факта – что ему нравилось касаться Лаолан.
Да если бы только касаться, ему было приятно даже просто находиться с этой милой девушкой, или украдкой вдыхать исходящий от неё аромат. Если бы кошечка узнала о подобном, она определенно врезала бы ёкаю по первое число, и обозвала бы по-разному! Потому Вандор был очень осторожен, и старался действовать так, чтобы Лаолан не слишком сильно волновалась или бунтовала против него. Хотя все это и достаточно сильно умиляло ёкая.
То как изменялся воздух, и атмосфера вокруг на самом деле очень нравилось ёкаю, он привык жить окруженный магией и другими ёкаями, и потому ему было крайне комфортно в подобных условиях. Хоть Лаолан едва ли смогла бы это заметить – но Вандор стал выглядеть немного более расслабленным, словно бы он вернулся «домой», хотя весь этот остров был для него домом, домом, который он никогда не покинет и всегда будет защищать, чего бы ему это ни стоило.
Когда кошечка остановилась, Вандор стоял рядом с ней и касался рукой поверхности старого дерева, ему нравилась структура коры, да и вообще – он любил древние деревья, особенно те которые древнее его самого, но конечно же – великое древо стояло над всем этим, ведь оно дало ему новую жизнь, жизнь в которой он встретил её.
- Тебе нравится то что ты видишь? – ёкай подошел к Лаолан, ему захотелось положить ладони ей на плечи, но он удержался, хотя соблазн, например, обнять кошку – был очень велик. Но Вандор был стоек как та самая гора, на которой они находились и держал себя в руках.
- Я почти уверен, что тебе хочется посетить его, ты ведь ещё никогда не заходила так далеко, верно? – ёкай прошел немного вперед и протянул ей руку ладонью вверх, приглашая взять себя, конечно же нечего было бояться пройти по каменному мосту, но Вандору хотелось пройти по нему с ней вместе. Было в этом желании что-то волшебное, таинственное, и возможно даже – сакральное – словно бы мост вел на другую сторону этого мира. Конечно, это было не так, но думать подобным образом – определенно было забавно.

+1

19

Лаолан кивнула, не отрывая взгляда от храма. Никогда раньше она не видела ничего подобного. Первый город, в котором она побывала после Гиллара, был портовый город. Он не мог похвастаться ни изысканностью скульптур, ни домов, ни храмов. За работой отступница практически ничего не видела. Но город мерк на фоне Края света. Это место казалось таким же волшебным и чарующим, как Топи или Комавита – Древо Жизни, которое она никогда не видела своими глазами, потому что Древо считало гилларцев недостойными себя.
Храм на вершине горы манил её. Лаолан хотелось подойти к нему ближе, рассмотреть все скульптуры, но она боялась. Отступнице казалось, что её присутствие может осквернить это место, и что ей там не рады. Она не была драконом. Не была человеком. Никем из тех, кого храм обычно принимал в свои стены. Чужая для всех. Свою магию девушка считала грязной и оскверняющей – так ей твердили с детства. Остальной мир не примет её способности, потому что она в их глазах неправильная.
Но Вандор стоял перед ней и протягивал ей руку, приглашая подойти ближе. Смотря на его руку, она молчала и не решалась. Бросив короткий взгляд на храм в лучах солнца, Лаолан протянула руку ёкаю и легко коснулась пальцами его ладони, делая шаг к нему навстречу. Отступница не рассмотрела в этом жесте намёка на банальное желание прикасаться друг к другу. Приглашение с его стороны казалось подтверждением того, что мировоззрение гилларцев ошибочно.
Или же они правы?.. Вандор не был смертным. В глазах жителей острова – он ёкай. Злой дух.
Стараясь не думать об этом, Лаолан не заметила, как траву сменил каменный мост. Отступница неотрывно смотрела на храм, и с каждым шагом он становился всё больше и больше, пока не вырос над её головой, словно небоскрёб. Где-то на его вершине слабо поблёскивали в свете слепящего солнца золотые статуи, а прямо напротив входа стояла та самая скульптура. Подойдя ближе, выпуская руку Вандора, Лаолан присмотрелась к фигурам.
Она узнала девятихвостого лиса – таких часто изображали на холстах, и о них на острове ходило много разных легенд. Во второй фигуре она узнала тенгу – крылатого демона Края света. В третьей… Вандора. Точнее – его истинную форму.
- Это ты?.. – она удивлённо посмотрела на ёкая, не представляя: сколько подобных ему ёкаев может быть на острове. Может, он не один похож на волосатого сома?

+1

20

Вандор шагал вместе с Лаолан по мосту в полной тишине, он почему-то считал, что слова сейчас совершенно излишне, и им просто надо пройти этот путь вместе, как единое целое.
Чем больше ёкай был рядом с этой маленькой кошкой, тем больше он задумывался о том, что хочет – чтобы так было всегда. Но между ними действительно была большая разница, ведь он был ёкаем, теоретически бессмертным духом, теоретически потому – что однажды он может пасть в бою, как и любой другой, хоть шансы на такое и не очень велики, учитывая его силу.
Но вот Лаолан… она была смертной, а превращать её в себе подобную, без утраты памяти? Возможно ли это? Да и конечно же, она никогда на такое не согласится, по крайней мере пока не прикипит к нему всей душой.
С тяжелыми думами и сердцем, Вандор дошел до храма вместе с Лаолан, он очнулся, лишь когда тепло её руки пропало, обратив внимание, что она рассматривает статую с большим интересом. Ёкай был почти уверен в том, какой вопрос сейчас коснется его ушей, и через несколько мгновений он действительно прозвучал, вызывая легкую улыбку.
- И да, и нет, - сперва довольно уклончиво ответил ёкай, но потом решил все же не заставлять кошечку слишком долго теряться в размышлениях, и объяснить все хоть немного подробнее:
- Я не уникален среди ёкаев, - решил начать издалека Вандор, - Просто мне повезло переродиться одним из них, - ёкай положил ладошку на голову Лаолан и погладил её между ушей с нежностью, - Есть урожденные ёкаи, они гораздо древнее и могущественнее чем я. И крайне редко, оставляют свое потомство. Вот одним из таких и является он, - указал ёкай на статую, продолжая легко улыбаться, и отнимая руку от головы девушки.
- Мы неотличимы друг от друга в плане своей истинной внешности, и ты смогла бы различить нас только по длине тела. Видишь ли, с возрастом мы… растем, но не как обычные драконы, раздаваясь вширь, мы становим значительно длиннее. Ну и больше конечно тоже, просто пропорции другие, - невольно рассмеялся ёкай от своего объяснения, и затем кашлянул в кулак, - Извини, увлекся.

+1

21

Лаолан вопросительно посмотрела на ёкая, вздёрнув бровь. Что значит «и да, и нет»? Все легенды говорили о бессмертии духов, но в некоторых из них также говорилось о людях, которые многие годы изгоняли с острова злых ёкаев. Значит, способ убить их всё же был. Вандор никогда не говорил, сколько ему лет, но Лаолан предполагала, что он намного старше неё. Чего, конечно, не скажешь по его поведению. Здесь он был сущим ребёнком…
Она сощурилась; хвост вильнул от лёгкого раздражения. Отступница ждала объяснений. Он же зачем-то привёл её сюда! Значит, должен рассказать и о статуях в том числе! Нельзя же так заинтриговать и оставить в неведении.
Лаолан невольно вжала голову в плечи и зажмурилась, прижав уши к голове, когда Вандор коснулся её головы. Жест был непривычным для неё, и инстинктивно девушка ждала чего-то плохого. Осознав, что ёкай не делает ничего такого, она смутилась и тихо буркнула. Словно с маленьким ребёнком! Но его руку не скинула с себя. Только отвела взгляд, продолжая рассматривать статую.
- Урожденные? – Лаолан зацепилась за одно слово и удивлённо – даже поражённо! – посмотрела на Вандора. – Но как такое возможно? – она задумчиво нахмурилась, пытаясь понять, а потом снова перевела взгляд на статую.
Конечно, голый камень не мог ответить ей на вопрос и что-либо объяснить.
- Ты же дух… - отступнице такое объяснение казалось логичным. – Разве ты не то же самое, что и призрак? – она всмотрелась в лицо Вандора. – То есть… я понимаю, что ты – не призрак. Призраки не могут становиться материальными… Но ты и не смертный… Не человек.
Лаолан окончательно растерялась. Мысль, что у ёкаев тоже могут быть дети, не укладывалась у неё в голове. Это казалось чем-то невозможным. Как так – у духов есть дети?
- А они… они тоже появляются, как обычные дети? Ну, я имею в виду… - Лаолан запнулась, смутилась ещё больше и, фыркнув, не стала продолжать вопрос. Сам догадается!

+1

22

Вандор похоже своими словами внес некоторую сумятицу в разум Лаолан. Ощущал ли он себя при этом хоть немного виноватым? Совершенно нет, недомолвки вообще довольно частое событие у людей, а уж у духа и перевертыша им быть судьбой суждено, это в какой-то мере можно даже было найти немного забавным.
А вот другое, что заметил ёкай, это что Лаолан все меньше боялась его прикосновений, и старалась оттолкнуть от себя, словно эта маленькая и милая кошечка, постепенно приручалась им, и привыкала к нему. При мыслях о том, что они сближаются, его сердце согревало тепло, а на губах расцветала улыбка.
От взгляда кошечки на статую ёкай невольно потер переносицу и вздохнул, она действительно знала о ёкаях слишком мало, даже – непростительно мало! Сейчас он был для неё кладезем информации, тем, кто мог посвятить её в тонкости взаимоотношений между их народами, даже в такие, возможно не очень приличные.
Видеть, как Лаолан настолько сильно смущается, обсуждая столь щепетильную тему – было действительно умилительно, Вандору даже пришлось прятать улыбку за собственной ладонью, а то кошечка точно его стукнула бы или покусала, решив, что он над ней потешается.
Но взяв себя в рука, ёкай кашлянул в кулак и решил ответить вполне себе честно:
- Совершенно верно. Мы можем иметь детей как со смертными, так и друг с другом. Беременность от ёкая, у смертных ничем не отличается от обычной, ребенок просто родится полу-ёкаем. Он дольше проживет на этом свете, возможно будет нести какие-то внешние признаки родителя, но в остальном – будет обычным смертным. Что же касается непосредственно, когда это происходит между ёкаями, тут все сильно зависит от вида, вот они, например, - он постучал костяшкой пальца по статуе, - Откладывают яйца, и оттуда рождается новый ёкай. Но… это происходит невероятно редко, - Вандор позволил себе короткую паузу, и тихо добавил:
- Если тебе интересно, у меня нет ни жены, ни детей. Я обрел эту форму лишь несколько десятков лет назад, и достаточно много времени отдал тренировкам, - Вандор замолчал и улыбнулся, ему хотелось ляпнуть, - Но теперь у меня есть ты, - но не посмел сказать это в слух.

+1

23

Лаолан всё поняла, когда Вандор потянулся ладонью к лицу. Скрыв губы, растянутые в улыбке, он всё равно выдал своё веселье глазами. Смущение сразу прошло. Неловкость исчезла. За этот ёкай её принимает?! Знала же, что он просто валяет дурака и рассказывает ей какие-то сказки.
Отступница недовольно нахмурилась. Она ведь поверила в его рассказ! Начала строить разные теории, прикидывать в уме, как такое возможно. Даже попыталась вспомнить Отца Змей и рождение новых левиафанов, но Змей был реальным. Не духом вод. Не Хранителем Священного дерева ламаров. Он был существом, которое смогло паразитировать сначала в старом источнике, а потом – в новом. Он не стал чем-то иным. Не превратился в духа. Его форма была реальной. Рождение подобных себе – тоже следствие того, что он живой и смертный. Смерть Змея лишь доказывала его смертность и материальность.
Лаолан захотела стукнуть Вандора или отвернуться от него, но он снова заговорил, больше рассказывая про мир духов. Отступница никогда не интересовалась рождением ёкаев. Она думала, что они появляются после насильственной или ужасной смерти – так чаще всего говорилось в легендах о ёкаях Края света. Сам Вандор тоже при ней говорил, что это некое Древо решает, кто из умерших на острове переродится духом, а кто – нет. Мысль, что у ёкаев тоже могут быть семьи, никогда к ней не приходила.
- Но в легендах… - она запнулась, задумчиво посмотрела себе под ноги.
В легендах говорилось много чего. Согласно некоторым ёкаи похищали девушек и убивали или издевались над ними. Поначалу Лаолан это казалось проявлением их истинной природы, но сейчас она подумала, что такие черты присущи смертным в том числе. И раз Вандор говорил, что у некоторых ёкаев есть семьи, то между их мирами даже больше общего, чем казалось на первый взгляд.
- Словно меня интересует твоя жена, - буркнула Лаолан и отвернулась.
Она снова посмотрела на статую Змея лун, но на этот раз не для того, чтобы рассмотреть её получше, а чтобы Вандор не заметил, как она улыбнулась. Почему-то ей стало тепло и спокойно на душе, когда она услышала, что у этого ёкая нет никаких крепких уз с другими.
- Значит, вы тоже смертные. И у вас тоже есть семьи?

+1

24

Вандор улыбался Лаолан с теплотой и нежностью, прекрасно расслышав что она начала говорить.
- Не все легенды правдивы, но и не все легенды лгут. Древо действительно позволяет умершим перерождаться, но после этого, мы в целом, вольны жить так как нам хочется, главное выполнять свой долг перед древом, или не выполнять, ведь далеко не все обладают такой силой, чтобы быть его защитниками, - это было вполне очевидно, по крайней мере для Вандора, что были ёкаи с высокой склонностью противостояния темным ёкаям, и те которые мало чем отличаются от людей по уровню собственной силы, разве что из-за того, что они являются ёкаями – их труднее лишить жизни обычными способами, да и живут они дольше.
Ёкай чувствовал, что Лаолан определенно не была честна в своих словах, он вроде бы… нравился ей? А значит этой милой кошечке должно быть по крайней мере любопытно! Потому что если бы это было не так, пожалуй, он бы не то чтобы обиделся, но скорее не обрадовался бы точно. Да и вообще, он взрослый мальчик, будет странно, если он начнет так рьяно переживать из-за подколок и слов этой маленькой кошечки, хотя надо признать – они на него влияли, и весьма ощутимо. Похоже, когда открываешь сердце важному человеку, то это подобно горе, которая раскалывается, перед извержением.
- Так и есть, - Вандор обошел Лаолан так, чтобы видеть её милое личико, хотя на самом деле, ему хотелось обнять эту кошку сзади, согревая собой и разговаривая подобным образом. Но делать такое около храма было не очень-то прилично, и Лаолан скорее всего вырвалась бы, или попросила его прекратить.
- В семьях ёкаев могут быть особенные обычаи, которых нет у драконов, и других жителей острова. Это связано с природой нашей силы, и отношением к древу, которое дало нам жизнь, - Вандор мягко взял Лаолан за руку, и тепло улыбнулся ей, - Может всё же пройдем в храм? Или тебе так нравится эта статуя? – не удержался чтобы немного поддразнить девушку ёкай.

+1

25

При других обстоятельствах Лаолан обязательно бы наворчала на Вандора, сказала бы, что чего она там не видела в этих храмах, но… она не была ни в одном храме Края света. Одного раза на Силве ей хватило, чтобы не осмелиться вновь переступить порог храма. Служители веры и прихожане с особой скрупулёзностью относились к чужакам, которые совали нос в святые места из любопытства. В те годы Лаолан, только выбравшись с Топей, поддалась искушению и из любопытства зашла в храм Алиллель. Старая эльфийка, с которой она столкнулась, осознав её природу, едва ли не выгнала отступницу взашей, сказав, что своим присутствием та оскверняет священное место.
- А можно?.. – девушка с неуверенностью посмотрела на Вандора, а него перевела взгляд на храм.
Наверное, Вандор привёл её сюда не за тем, чтобы смотреть на храм издалека и рассматривать статуи, но Лаолан всё же спросила. Он тоже в её понимании считался тем, кому непозволительно являться в священные места, но раз у входа в храм поставили статую ёкаям, то, может, на родине драконов иные взгляды на духовный мир и на отступников?
Лаолан несмело поднималась по лестнице, ведущей к тяжелым на вид дверям. На колонах, поддерживающих козырёк крыши, искусной рукой мастера рождались целые картины с изображением Змея лун, киринов, карпов и других духов острова. На деревянных дверях, в три человеческих роста, изображение золотого дракона казалось живым. Драконьи руны украшали рану двери, но Лаолан не могли их прочесть, а потому предположила, что это какое-то приветствие или слова напутствия со смыслом – те, которыми любят бросаться старые мудрецы.
Двери в храм отворились, и отступница вместе с ёкаем вошли внутрь. Вопреки ожиданиям Лаолан, в храме было светло. От дуновения ветра, ворвавшегося внутрь храма вместе с гостями, под потолком качнулись алые фонарики и золотые ленты. У дальней стене возвели алтарь. Лаолан думала, что и здесь увидит огромную фигуру дракона Рейлана – Отца драконов, но вместо этого в продолговатой чаще алело настоящее пламя. Сильное. Мощное. Явно магического происхождения. Оно одновременно напоминало пламя дракона и служило напоминанием, что из огненного цветка родился этот мир, а вместе с ним в мир пришли драконы. На алтаре стояли разного вида благовония – некоторые палочки ещё дымились, пуская слабый, но удивительно успокаивающий ни на что не похожий аромат.
Осмотревшись вокруг, Лаолан поняла, что их окружают бамбуковые стены, а на каждой из них – краской и тушью воссоздали сюжеты из легенд о драконах. Появление Рейлана и драконов, уничтожение части острова, перерождение, великая катастрофа и возрождение. Мир духов и мир смертных. Духи стихий и… великий император-дракон, который должен явиться в этот мир. Именно его изображение украшало стену за священным пламенем.

+1

26

- Покуда ты со мной, тебе можно куда угодно, - с безграничной нежностью произнёс ёкай. Лаолан была очень важна для него, Вандор хотел показать ей весь мир, но к сожалению, у него не было власти чтобы вырваться из плена острова, и потому, он мог лишь открыть каждую дверцу, что вела к миру духов.
Рядом с Лаолан этот ёкай забывал, кем он является на самом деле, словно его жизнь становилась такой же приземленной как у смертных. Да, быть может он немного сильнее их, живет дольше, но… он такой же. И кажется это чувство то, чего ему не хватало все эти сотни лет, пока он находился в облике духа.
Когда же Вандор научился превращаться в человека, он все ещё был тем драконом, что и до смерти, хоть и изменившимся очень сильно. Шли годы, чем больше он проводил среди жителей этого города, тем все больше преисполнялся человечности, но… ему всё ещё не хватало искренних чувств.
А теперь, Лаолан наполнила ими его жизнь, привнесла свои краски, шалости, эмоции, все это было настоящей бурей для его существования. Но… ёкай не жалел ни о чем, он поддавался этим чувствам и желал большего, кошечка нравилась ему очень сильно, и хотелось быть, что бы не произошло. Защищать, оберегать, любить.
- У драконов есть множество легенд, - тихо начал Вандор, он все так же мягко сжимал ладонь Лаолан в своей, и говорил с легкой улыбкой, - И история, которую они решили увековечить здесь, подобным образом, - Вандор подвел Лаолан к пламени, и протянул руку чтобы взять палочку благовоний. Он осторожно поджег её, и поставил к другим, после чего сложил руки в молящемся жесте, словно обращаясь ни то к богу драконов, ни то к древу духов, частью которого в какой-то мере, был он и сам.
- Пусть у Лаолан всё будет хорошо, - ёкай никогда не стал бы просить за самого себя, на то… были определенные причины. Но он мог вознести молитву за ту, кто была для него дорога.
Закончив этот маленький ритуал, Вандор обратился к своей кошечке и тихо спросил у неё:
- Как думаешь, если бы про нас написали историю, какой бы она была? – Вандор стоял боком к магическому пламени, и смотрел на милую кошечку с теплотой, его золотые глаза были обращены только к ней одной, и ничего более, его не волновало, словно Лаолан превратилась в центр этого мира.

+1

27

Лаолан с интересом наблюдала за Вандором. Она не понимала, что он делает. Жрецы тоже разводили огонь для духов или божества. Жгли на костре какие-то травы и коренья. Они чадили и пахли горько травой. Но отступница не представляла, зачем кому-то жечь палочки. Такие странные. Длинные, очень тонкие, яркого красного цвета. Их запах ничего не напоминал и, невзирая на попытки Лаолан принюхаться, она не понимала, из чего они сделаны.
- Вы приносите в жертву дерево?
Вопрос кошки звучал глупо, но она правда не понимала смысла такого жеста. В то же время она понимала, что ёкай молится. Что ещё больше вызывало у неё вопросов. Зачем духу молиться? Он же бессмертный… Что такого ему дадут боги? Чего вообще можно пожелать, если страдаешь от долголетия? Или же его магические силы напрямую зависели от богов? Лаолан слышала из легенд на острове – своей родине, - что Хранители и фэйри зависят от Аллора. Именно бог ламаров наделяет их силой. Когда силы бога ослабнут – всё живое начнёт умирать. Но от чего зависела сила бога? От его мира? Или мир от него?
Лаолан решила, что задаёт себе слишком сложные вопросы. Не менее сложный вопрос задал Вандор.
Она рассматривала фигуру императора-дракона, думая, что ему ответить. Они не были какими-то выдающимися героями Края света. Не она – так точно. Их незачем увековечивать на холсте. Незачем писать красивую историю. Лаолан слышала немного историй, но почему-то точно считала, что в её жизни нет ничего выдающегося и интересного. Может, у самого Вандора за долгие годы жизни соберётся десяток-другой историй.
- Не знаю, - она пожала плечами, всё так же смотря на дракона. – Может, ещё одна история о том, как злой ёкай похитил смертную и утащил её на гору духов, а потом её больше никто и никогда не видел, - Лаолан усмехнулась, перевела взгляд на Вандора. В её словах появились нотки веселья.

+1

28

Вопрос Лаолан звучал… очень любопытно, Вандор даже на несколько мгновений задумался о том, какой же ответ ему следовало дать этой милой кошке. Стоило ли ему нагородить что-нибудь интересное, изобрести ответ, который был бы любопытен и навсегда отпечатался в памяти этой девушки?
Тем не менее, в уме у него был достаточно общий ответ, который легко всё охватывал, и не должен был вызвать у милой кошечки лишних вопросов, а если вызовет – он с готовностью ответит на них все.
- Мы не приносим жертву как таковую. Это лишь ритуал, который призван привлечь внимание божества, чтобы он услышал наши мольбы и желания. Правда… они не всегда могут, или хотят их исполнять, но мы не оставляем попыток, - Вандор говорил не конкретно о себе или других духах, он говорил обо всех вообще – кто использовали храмы, возносили молитвы, то есть о народе этого острова, ну и с других земель, ведь подобные ритуалы, насколько ему было известно – есть везде.
- Я бы заранее внес некоторые коррективы в эту легенду, или легенды, - мягко улыбнулся Вандор, приобнимая Лаолан за талию, - Мне бы не хотелось быть злым ёкаем. Ведь я никогда не делал никому зла, не считая конечно тех людей… которые сами разрушали край света, так или иначе, - мужчина выдержал короткую паузу и продолжил:
- Что на счет, соблазнительного ёкая? Мне кажется я довольно недурен собой, чтобы войти в легенду именно в таком образе, - Вандор не мог быть серьезным, видя этот огонёк в глазах милой кошечки, рядом с ней хотелось расслабляться и возможно даже немного дурачиться, беззлобно и весело.
- Если бы ты захотела, чтобы я спрятал тебя от всего мира – то я бы так и поступил. На краю света полно мест, где можно скрытно и уютно обустроить свое жилье со всеми удобствами, - Вандор держа Лаолан за руку кружил вместе с ней по храму.
- Но ты ведь не согласишься, спрятаться от всех? Край света ещё не представляет, какой прекрасной ты можешь стать…

+1

29

Лаолан отметила, как невзначай, пользуясь обстоятельствами, Вандор нагло обнял её, привлекая к себе. Она не воспротивилась. Не отстранилась от него, не попыталась ударить или укусить. Хвост перевёртыша тоже оставался в полном покое, словно не произошло ничего странного и недопустимого.
— Что насчет соблазнительного ёкая?
- …или самовлюблённого, - беззлобно подхватила Лаолан, усмехнувшись. В её голосе и мимике была ироничность.
Вандор дурачился, и она дурачилась тоже, не воспринимая его слова всерьёз.
- Мне незачем прятаться, - она легко пожала плечами, мягко переступая с ноги на ногу и позволяя ёкаю вести себя. – Мой… - Лаолан запнулась, не желая упоминать культ Змея. – Моя семья, - почти не солгала, - не позволяла мне покидать родной дом и деревню. Мы жили особняком от целого мира, а он огромен… и сейчас, получив свободу, я хочу исправить все упущения.
Она делилась самым важным. Самым дорогим. Променять приключения на спокойную жизнь в достатке, не имея возможности увидеть заветный мир… Лаолан не хотела лишать себя такой возможности, но помнила слова ёкая. Он не может покинуть Край света. Если она однажды решит уехать далеко за пределы острова, то их пути разойдутся. Возможно, навсегда. Вандор – бессмертный. С ним точно ничего не случится. Но что же касается отступницы… её век короток. Она может сгинуть в пути.
Почему-то эта мысль её огорчила. Опустив голову, она смотрела себе под ноги, пока их присутствие не заметили.
- Молодой господин и госпожа пришли ради благословения Рейлана? – монах остановился недалеко от них, но не торопился подойти. – Молитва о наследнике или свадебная церемония? – уточнил он, и Лаолан, зардевшись, поспешно выскочила из объятий Вандора.

+1

30

Вандор чутко следил за тем как реагирует Лаолан на его прикосновения и действия, девушка сейчас не проявляла отторжения, и это не могло не радовать ёкая. И конечно же, это отнюдь не значило, что ему можно было начать позволять себе больше всяких наглых вещей, тут уже кошечка вполне могла бы отсыпать ему пощечину, ведь для такого надо правильное место, и время.
В то же время, она отвечала ему тоже весьма колко и беззаботно, только подогревая в ёкае правильные нотки, ведь он мог расслабленно общаться с этой кошечкой, не загружая свою голову лишними размышлениями о том, что он может случайно вступить в ловушку.
Узнавать о прошлом Лаолан было действительно важно, так он мог лучше понять эту девушку, и предпринять правильные шаги, благодаря которым она смогла бы быть гораздо более счастливой, чем была ранее. Ну и заодно, он сам бы совершал меньше ошибок, что могли бы расстроить её на самом деле.
- Но сейчас ты совершенно свободна. Более тебя никто не сдерживает, и не ограничивает, кроме… обязательств по работе, - издал негромкий смешок Вандор и улыбнулся Лаолан, - Вместе мы сможем заглянуть в каждый уголок этого острова, даже в самые темные места, тебе будет путь, пока я нахожусь рядом с тобой, - ёкай несомненно защитил бы её от любой опасности, ну, или просто не разрешил бы Лаолан соваться туда, куда не следует, беспокоясь, что с его маленькой кошечкой может произойти что-нибудь плохое, про то, что она может погибнуть – Вандор не смел даже и помыслить.
Когда Лаолан неожиданно понурила голову, ёкай немного растерялся, неужели он что-то сказал не так, или тема, что была поднята ею самой, оказалась слишком грустной? Единственное что смог сделать ёкай сейчас, это прижать кошечку покрепче к себе, правда… ненадолго.
Монах неожиданно прервал их, да ещё… и задавал такие провокационные вопросы, что ёкаю надо было срочно что-то предпринять! А то бедная Лаолан вон как от него ускакала, даже неловко.
- Моя спутница никогда не была в этом храме. Мы хотели просто посмотреть на него, и восхититься магическим пламенем, что горит здесь, - указал на него ёкай, - Что же до церемоний… нам пока ещё рано для подобного. Да, моя милая женушка? – поинтересовался ёкай, подойдя и приобняв Лаолан за плечи.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Стрекоза в янтаре