Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Превратности судьбы


Превратности судьбы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- игровая дата
9 марта 1074 года
- локация
Старый акведук в окрестностях Весвольда
- действующие лица
Скриб, Аэлириэнн Мелетриль

https://i3.imageban.ru/out/2021/07/18/f931c7a4f5694579359f7845e98d61b6.jpg

Отредактировано Аэлириэнн Мелетриль (19-07-2021 18:17:05)

0

2

Ночь - самое дерьмовое время для охоты. Нежить становится агрессивной, а охотник превращается в жертву. День – лучшее время для планирования и нападения. Разумная нежить отсыпается перед ночной охотой и не ждёт гостей. Меньше сюрпризов, больше возможностей.
Небо было светло-синим. Обод молочной луны поднимался над хребтом гор. Из старого акведука размеренно текла вода, наполняя скудную речушку отходами города. Место выглядело заброшенным. Светлый камень посерел с годами и потрескался. В трещинах проступила зелень, разрастаясь плетью лиан и густым мхом. Поросли валуны на берегах реки, как задремавшие каменные големы, давно забытые создателем. Стояли голые по весне деревья, тощие и высокие с редкими худыми ветвями, устремлёнными то к земле, то к небу. Прошлогодняя трава была сухой, но земля под ней размокла после дождей, а камень был скользким. Оступишься – и полетишь кубарем в воду.
Журчала река, купаясь в лунных бликах. Далеко отсюда лаяла и завывала собака, её вой разносился эхом и блуждал между гор как предзнаменование чего-то дурного. Тело растерзанной овцы одиноко лежало на берегу реки, погрузив голову с остекленевшими глазами в воду по самые уши. Кровь подкрашивала её и по течению убегала вниз, приманивая хищных рыб.
Чёрная тень, расправив огромные крылья, закрыла луну. Она заревела во всю глотку, устрашая перед нападением. Виверна была зла. Эльфийка сунулась в её гнездо и порушила кладку. Аэлириэнн стиснула зубы, когда лапа виверны вцепилась в меч мёртвой хваткой. Виверна не достала её грудь острыми когтями, но легко разломила меч пополам. Крепкое крыло одним махом снесло эльфийку с ног. Аэлириэнн бесполезно ухватилась рукой за воздух и не успела смягчить падение. Удар спиной об воду выбил из груди дыхание. Она набрала воды на болезненном вдохе и в дикой жажде жить погребла наверх, к спасительному воздуху, не видя ничего в тёмной воде. Виверна парила над плотиной и осматривала берег в поисках противника. Убитая овца её не беспокоила.
Весь план Аэлириэнн пошёл через задницу. Виверна охотилась днём, оставив яйцеклад без присмотра. Логово найти несложно. Местные жители в красках описали чудовище и часть леса у старого акведука, куда боятся заходить. Трёхпалые следы втаптывали сухую траву в землю и прослеживались до сломанной решетки акведука. В грубом гнезде из веток и сора лежали четыре крупных яйца в прочной скорлупе бледно-желтого цвета. Аэлириэнн не рассчитывала, что виверна вернётся. Родители из них никакие. Кукушки больше заботились о потомстве, подбрасывая его другим птицам, чем виверны.
Убивая ещё не вылупившихся тварей, эльфийка не думала о прибыли. Можно оставить их до вылупления, подождать, пока подрастут и начнут тягать по округе чужой скот. Жители окрестных деревень не справятся своими силам с напастью, а наёмник сможет неплохо заработать за каждую тварь. Пренебрегая такой возможностью, эльфийка не знала, что вскоре об этом пожалеет, услышав, как тяжёлое тело опустится рядом с рекой.
Аэлириэнн успела выбраться из акведука на плотину и собиралась, хорошо осмотревшись, уйти. Купание в холодной воде и сломанный меч не входили в её планы.

+1

3

Ночь — самое дерьмовое время для охоты. Нежить становится агрессивной, а охотник превращается в жертву. День – лучшее время для планирования и нападения. Разумная нежить отсыпается перед ночной охотой и не ждёт гостей. Скриб не был нежитью, он был охотником. Но, вопреки расхожему мнению, как раз ночью он становился сильнее. Не был он и вампиром, как можно подумать, хотя похожие слухи ходили не первый десяток лет. Этот охотник предпочитал ночной образ жизни и работать, соответственно, старался по ночам. Но иногда ситуация заставляет его изменить привычкам и удобству.
Как сегодня. Простой контракт, - расправиться с виверной, - на столько простой, что Скрибу даже браться не хотелось, скучно. Но староста деревни под Весвольдом посулил хорошие деньги и даже отсыпал щедрый аванс за то, чтобы наемник как можно быстрее расправился с надоевшей тварью. Скриб мог бы обмануть старосту и просто уйти с деньгами, а не соваться при свете солнца в драку. Или обождать до ночи, когда не придется бешеным оленем скакать по лесу, чтобы поймать крылатую тварь. Но Скриб не мог обмануть старосту, взяв контракт и не исполнив его. Скриб никогда не врал.
По прошествии небольшого количества времени, Скриб понял, что верно отправился на поиски монстра еще днем. Путаные объяснения старосты завели Скриба чуть ли не самому Фойрру под хвост. Наемник не заблудился, но совершенно не мог найти летающую тварь. Следы ее - вот они. А где шатается виверна - не ясно. Только в ночи, в спасительной темноте, Скриб напал на более очевидные следы твари. А чуть позже вдали услышал ее вой. Прекрасно. Плащ начал мешать перемещаться, а необходимость скрывать голову отпала с заходом солнца. Скриб отстегнул плащ и спрятал его под ближайший камень, оставив для себя ориентир, где бросил одежду. Маску с лица и перчатки с рук, такие же черные, как тень деревьев при луне, снимать не стал: с этими частями гардероба наемник давно стал чуть ли не единым целым.
Эхо воя виверны разносилось далеко, Скрибу не составило труда прибежать на звук. Здесь сегодня он еще не проходил. Виверна не заметила приближения охотника. Сейчас тварь явно считала охотницей саму себя, разбираясь со случайной жертвой. Не просто же так она орала и хлопала крыльями. Скриб не стал подходить впритык. Он спрятался за полуразрушенной каменной колонной, частью старого акведука. Скриб протянул правую руку вперед ладонью вверх. Над ней за жалкие секунды сформировались образы, а затем вполне себе материальные крепкие копья. Блестящие льдом в лунном свете, два копья, каждое толщиной с кулак Скриба, рвануло с бешеной скоростью вперед, оба пронзили виверну с ужасающей точностью: в брюхо и у основания шеи. Новый крик, крик боли твари, разнесся по округе.

Заклинание

Жало: выглядит как тонкая струйка крови, сокрытая в глубине ледяного копья. Длина копья полтора метра, диаметр до 30 см. Заклинание самонаводящееся. За раз маг может создать до трёх жал. Минус заклинания: все созданные жала поразят только одну цель за раз.
Истрачено маны: 90. Остаток: 140

[nick]Скриб[/nick][status]не говорю зла[/status][icon]https://c.radikal.ru/c16/1911/20/3c2483a683c4.jpg[/icon][sign]Господь, если я умру молодым, пошли меня в рай, потому что в аду я уже был.[/sign]

+1

4

В начале марта вода казалась ледяной. Эльфийка почувствовала, как та сгущается вокруг, выдавливая из груди пузыри драгоценного воздуха. Его было мало. Хисэ не успела сделать нормальный вдох, чтобы не спешить к поверхности воды, а затаиться и выждать лучшего момента. Всё, что она могла, - это плыть сквозь толщу воды. Кое-как оттолкнуться ногами от скользкого камня, который нащупала на дне в хаосе, и вынырнуть, сразу делая глубокий и жадный вдох. Обломок меча она по-прежнему зажимала в ладони, как бесполезную вещь. Тёмная тень виверны нависала над водой, собираясь отобедать жертвой.
«Проклятье!»
Хисэ торопливо вскинула руку, зачитывая заклинание, но раньше, чем успела озвучить формулу до конца, ледяные иглы прошили тело крылатой твари. Раненная виверна закричала от боли и паники. Кровь полилась из свежих ран, стекая по чешуйчатому телу. Виверна медленно умирала, хлопая крыльями. Её полёт становился слабым, сбитым. Она медленно клонилась к земле, из последних сил пытаясь выжить, но силы быстро покидали её тело. Упав на берег, она ещё пыталась хрипеть и сражаться за жизнь, но, когда ледяное жало надломилось, кровь полилась сильнее. Виверна умирала и уже не могла навредить.
Убедившись, что тварь не встанет на крыло, эльфийка оглянулась, пытаясь найти взглядом того, кто спас её жизнь и… увёл у неё добычу из-под носа.
- Я бы и сама справилась, - и это вместо благодарности.
Она побрела к берегу, зачем-то не выбрасывая обломок меча. Жалко, но его починка обойдётся дороже, чем покупка нового меча. И, клятая тварь, где обломок лезвия? На плотине? Или где-то на дне запруды?
Кто этот незнакомец сомнительной рожи и что он здесь забыл – очевидно. Аэлириэнн не лелеяла надежд, будто она единственная наёмница, которая согласится прикончить виверну за скромную плату. Желающих всегда хватало. Вопрос денег и риска и соотношения того и другого в деле. Нередко наёмники конфликтовали друг с другом, когда за голову монстра обещали щедрый выкуп. Деньги волновали эльфийку в последнюю очередь. Гордость и честь – вот, что задел этот парень. Он увёл добычу у неё из-под носа, а она тоже хороша. Могла же зажарить виверну, а не играться с ней!
Чувствуя себя мокрой курицей во всех смыслах, Хисэ вышла на берег и побрела к виверне, не рассчитывая, что убивший её маг решит поделиться головой твари и наградой за неё. Драться с ним за деньги эльфийка не собиралась. Зря потраченное время и силы. Но, может, повезёт выторговать что-то за яйца виверны.
Откинув мокрые волосы с лица, эльфийка осматривал тело виверны. Мёртвая. Некрупная. Молодая, а потому агрессивная и не смекалистая. Вдвойне обиднее проиграть такой твари, но что-то в истории старосты не вязалось. Деревенские жители любили приукрашивать, но Хисэ своими глазами видела то кровавое месиво, что устроила виверна. Для взрослой и крупной виверны – возможно, но разве такая могла наделать столько шума?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Превратности судьбы