Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тёмные души


Тёмные души

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i1.imageban.ru/out/2021/07/17/399d0a56cdfb3db974ef5859ef9ee030.jpg
- игровая дата
Начало весны 1072 года
- локация
Остебен, г. Вильсбург
- действующие лица
Эйтан, Лелия

+1

2

Если бы Лелию спросили, какое время года она предпочитает больше всего, то девушка без сомнений бы ответила, что любит, когда одна пора сменяется другой. Её вообще влекли пограничные ситуации и времена года были не исключением… первые знойные дни начала лета и буйное цветение природы, что плетет себе брачный венок; или огненно-рыжие листья, что нарядным убором вплетаются в зелень деревьев, а после падают в раскрытые ладони; первые зимние морозы и метели, укутывающие обнажённую сонную землю мягким одеялом… И те недели в начале весны, когда воздух уже прозрачен и чист, наполнен солнцем и теплым дыханием зимобора, а из-под едва оттаявшей земли уже прорываются первые смелые цветы-однодневки. И птицы уже поют, а не сонно сидят на голых чёрных ветвях.
Неслучайно алифер избрала эту пору, чтобы оставить Поднебесную и сделать первые шаги и взмахи крыльев на пути, который продлится не один год. Неслучайно она, практически не задержавшись в Весвольде, лишь купив там смирную умную кобылку, отправилась в столицу, примкнув к какому-то торговому каравану, выдав себя за эльфийку.
Денег с собой у Лелии было немного, хотя и достаточно на первоочередные нужды, а ещё в тщательно спрятанном мешочке, вшитом в пояс, несколько мелких не огранённых алмазов – подарок от отца на чёрный день. Не сказать, чтобы родители и дед восприняли её идею с воодушевлением, но и явно перечить не стали, потому что, если девчонка бредит путешествиями с двенадцати лет, то есть больше половины своей жизни, то отговаривать бессмысленно, а лучше обезопасить её, чтобы не вляпалась в такие неприятности, из которых не сможет выбраться самостоятельно.
Именно поэтому – дорогущий Кристэн на шее, клинки под женскую ладонь от лучшего мастера, хорошей выделки и дорогой ткани одежда, но без украшений, которые могли бы привлечь внимание грабителей, десяток золотых монет и чуть алмазов.
Лелия Ваэль выглядела, как эльфийская путешественница, что решила оставить отчий дом ради новых впечатлений, но, так как о жизни эльфов девушка знала лишь по книгам, как и о жизни людей, первые недели в Остебене она старалась слушать, а не говорить, а если праздные любопытствующие пытались что-то разузнать о её жизни, отмахивалась и сворачивала разговор в другую сторону. Уж это она умела мастерски, ведь знала, что любой – человек, эльф, ламар, алифер – все и всегда предпочтут рассказывать о себе, а не слушать о других. А учитывая, что в синих глазах хорошенькой девушки светился неприкрытый интерес, а то и совершенно искреннее восхищение, ей готовы были поведать и про приключения, и про семью до пятого колена, и о том, как троюродный дед видел самое настоящее морское чудище, которое проглотило целый корабль вместе с парусами и двумя десятками матросов.   

http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png

Вильсбург… он, как магнит, тянул к себе Лелию не только своим статусом столицы, но и тем, что здесь была Академия. Конечно, девушка не питала иллюзий по поводу того, что сможет в ней поучиться, но зато случайно познакомиться с учениками, а то и с профессорами – на это девушка надеялась и мысленно выстраивала варианты этих самых «случайных» знакомств, ведь одно дело – корпеть над книгами (хотя алифер и любила их), а другое – слушать тех, кто сам совершил какое-то открытие или плавал далеко-далеко за море.
Она была полна весенних надежд и ожиданий, она мечтала о новой жизни, так непохожей на всё, что она знала прежде, она была открыта для знаний, впечатлений и эмоций… и смотрела на мир широко открытыми восторженными глазами.

http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png

Лелия сняла комнату в таверне, в которой остановились те самые торговцы, с которыми она ехала от Весвольда, и начала неспешное знакомство со столицей, каждый день совершая долгие пешие прогулки то в одну сторону, то в другую, то к Академии, то к королевскому дворцу, то петляя по узким улочкам на окраине города. Здесь всё было таким непривычным, необычным, совершенно иным, что Лелия нередко брала с собой дневник и грифель, чтобы делать несложные наброски или записи, а вечерами записывала самые яркие впечатления, чтобы потом отослать письмо младшему брату.

Отредактировано Лелия (18-07-2021 12:21:27)

+1

3

Эйтан как-то слышал выражение: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Удобная позиция для тех, кто сам не тонет. Но именно такого мнения придерживался Эйтан, когда закрывал глаза на чужие проблемы и не вмешивался в чужие разборки, не прикрывал чей-то зад, не спасал девиц в беде, даже когда мог бы напрячься и сделать это за просто так, потому что может или потому что добрая половина его народа посчитает это своим долгом – сделать что-то хорошее. Он делал, но, словно тёмный маг, с исключительной выгодой для себя. Так он спасал свою задницу. Так он спасал сестру, жертвую тем, чем готов был пожертвовать.
В этот раз дела складывались совсем иначе. В сомнительном заказе Эйтану по случайности или же по чьему-то замыслу попалась знакомая голова. Деньги были небольшими, но он знал, что парочка знакомых ребят из Гильдии убийц соблазнится вознаграждением, а там и возможностью немного развлечься перед тем, как отделить драгоценную голову от тела и отнести её заказчику.
Спасать человека, который по какой-то причине попал в список смертников, - себе дороже. Эйтан прекрасно слышал о случаях, когда убийца из Гильдии шёл против своих. На этом его деятельность в Гильдии заканчивалась, а разрыв контракта – это тот же смертный приговор. За всех отступников Гильдия платила дорого, чтобы остальные ещё несколько раз подумали перед тем, как уходить.
Всё, на что у него хватало сил и совести, - это сделать дело своими руками. Быстро. Без лишней грязи. Без боли.
«Без боли», - Эйтан усмехнулся на этой мысли. Смерть без боли невозможна. Так или иначе, смертнику придётся пострадать перед тем, как его жизнь прервётся, а вместе с ней – кончатся все его мучения. Всё, что он мог, - это ускорить смерть. Сделать её быстрой. То, чего не станут делать другие фанатики дела.
К этому делу он готовился иначе, чем к другим. Личные привязанности мешали оставаться хладнокровным в любой ситуации. Эйтан старался гнать любые мешающие мысли из головы, и надеялся, что не будет колебаться, когда придёт время.
Чего Эйтан не учёл – так это то, что в тот же день за его добычей придёт другой убийца, а обстоятельства сложатся так, что он будет «немного занят».
Товарищ запаздывал. Эйтан коротал скучный вечер в зале таверны и неторопливо пил эль. Он знал, что в людном месте убийца побоится нападать, и сам намеренно выбрал это место, не желая привлекать излишнее внимание к себе или к будущей жертве. Он не стремился поджидать кого-то в переулке или забираться в окно и перерезать горло в ночи. Можно, но это не его методы.
Прикончив ещё одну кружку, он лениво поднялся, думая, что остаток вечера, если Деван не явится, проведёт в комнате наверху. Вставая из-за стола и поворачиваясь, он никак не думал, что столкнётся с девушкой. Скользнув взглядом от её груди вверх, к лицу, он застопорился, увидев синие глаза. В отличие от простого обывателя, который редко видел эльфов, а, тем более, крылатый народ, Эйтан прекрасно знал, кто перед ним.
Он ухмыльнулся.
- Далеко ты забралась от дома.
Он намеренно не уточнял расу прилюдно, но давал понять, что сам прекрасно понимает, с кем имеет дело.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тёмные души