Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тёмные души


Тёмные души

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

https://i1.imageban.ru/out/2021/07/17/399d0a56cdfb3db974ef5859ef9ee030.jpg
- игровая дата
Начало весны 1072 года
- локация
Остебен, г. Вильсбург
- действующие лица
Эйтан, Лелия

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]Если бы Лелию спросили, какое время года она предпочитает больше всего, то девушка без сомнений бы ответила, что любит, когда одна пора сменяется другой. Её вообще влекли пограничные ситуации и времена года были не исключением… первые знойные дни начала лета и буйное цветение природы, что плетет себе брачный венок; или огненно-рыжие листья, что нарядным убором вплетаются в зелень деревьев, а после падают в раскрытые ладони; первые зимние морозы и метели, укутывающие обнажённую сонную землю мягким одеялом… И те недели в начале весны, когда воздух уже прозрачен и чист, наполнен солнцем и теплым дыханием зимобора, а из-под едва оттаявшей земли уже прорываются первые смелые цветы-однодневки. И птицы уже поют, а не сонно сидят на голых чёрных ветвях.
Неслучайно алифер избрала эту пору, чтобы оставить Поднебесную и сделать первые шаги и взмахи крыльев на пути, который продлится не один год. Неслучайно она, практически не задержавшись в Весвольде, лишь купив там смирную умную кобылку, отправилась в столицу, примкнув к какому-то торговому каравану, выдав себя за эльфийку.
Денег с собой у Лелии было немного, хотя и достаточно на первоочередные нужды, а ещё в тщательно спрятанном мешочке, вшитом в пояс, несколько мелких не огранённых алмазов – подарок от отца на чёрный день. Не сказать, чтобы родители и дед восприняли её идею с воодушевлением, но и явно перечить не стали, потому что, если девчонка бредит путешествиями с двенадцати лет, то есть больше половины своей жизни, то отговаривать бессмысленно, а лучше обезопасить её, чтобы не вляпалась в такие неприятности, из которых не сможет выбраться самостоятельно.
Именно поэтому – дорогущий Кристэн на шее, клинки под женскую ладонь от лучшего мастера, хорошей выделки и дорогой ткани одежда, но без украшений, которые могли бы привлечь внимание грабителей, десяток золотых монет и чуть алмазов.
Лелия Ваэль выглядела, как эльфийская путешественница, что решила оставить отчий дом ради новых впечатлений, но, так как о жизни эльфов девушка знала лишь по книгам, как и о жизни людей, первые недели в Остебене она старалась слушать, а не говорить, а если праздные любопытствующие пытались что-то разузнать о её жизни, отмахивалась и сворачивала разговор в другую сторону. Уж это она умела мастерски, ведь знала, что любой – человек, эльф, ламар, алифер – все и всегда предпочтут рассказывать о себе, а не слушать о других. А учитывая, что в синих глазах хорошенькой девушки светился неприкрытый интерес, а то и совершенно искреннее восхищение, ей готовы были поведать и про приключения, и про семью до пятого колена, и о том, как троюродный дед видел самое настоящее морское чудище, которое проглотило целый корабль вместе с парусами и двумя десятками матросов.   

http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png

Вильсбург… он, как магнит, тянул к себе Лелию не только своим статусом столицы, но и тем, что здесь была Академия. Конечно, девушка не питала иллюзий по поводу того, что сможет в ней поучиться, но зато случайно познакомиться с учениками, а то и с профессорами – на это девушка надеялась и мысленно выстраивала варианты этих самых «случайных» знакомств, ведь одно дело – корпеть над книгами (хотя алифер и любила их), а другое – слушать тех, кто сам совершил какое-то открытие или плавал далеко-далеко за море.
Она была полна весенних надежд и ожиданий, она мечтала о новой жизни, так непохожей на всё, что она знала прежде, она была открыта для знаний, впечатлений и эмоций… и смотрела на мир широко открытыми восторженными глазами.

http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png

Лелия сняла комнату в таверне, в которой остановились те самые торговцы, с которыми она ехала от Весвольда, и начала неспешное знакомство со столицей, каждый день совершая долгие пешие прогулки то в одну сторону, то в другую, то к Академии, то к королевскому дворцу, то петляя по узким улочкам на окраине города. Здесь всё было таким непривычным, необычным, совершенно иным, что Лелия нередко брала с собой дневник и грифель, чтобы делать несложные наброски или записи, а вечерами записывала самые яркие впечатления, чтобы потом отослать письмо младшему брату.

Отредактировано Лелия (29-07-2021 14:09:22)

+1

3

Эйтан как-то слышал выражение: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Удобная позиция для тех, кто сам не тонет. Но именно такого мнения придерживался Эйтан, когда закрывал глаза на чужие проблемы и не вмешивался в чужие разборки, не прикрывал чей-то зад, не спасал девиц в беде, даже когда мог бы напрячься и сделать это за просто так, потому что может или потому что добрая половина его народа посчитает это своим долгом – сделать что-то хорошее. Он делал, но, словно тёмный маг, с исключительной выгодой для себя. Так он спасал свою задницу. Так он спасал сестру, жертвую тем, чем готов был пожертвовать.
В этот раз дела складывались совсем иначе. В сомнительном заказе Эйтану по случайности или же по чьему-то замыслу попалась знакомая голова. Деньги были небольшими, но он знал, что парочка знакомых ребят из Гильдии убийц соблазнится вознаграждением, а там и возможностью немного развлечься перед тем, как отделить драгоценную голову от тела и отнести её заказчику.
Спасать человека, который по какой-то причине попал в список смертников, - себе дороже. Эйтан прекрасно слышал о случаях, когда убийца из Гильдии шёл против своих. На этом его деятельность в Гильдии заканчивалась, а разрыв контракта – это тот же смертный приговор. За всех отступников Гильдия платила дорого, чтобы остальные ещё несколько раз подумали перед тем, как уходить.
Всё, на что у него хватало сил и совести, - это сделать дело своими руками. Быстро. Без лишней грязи. Без боли.
«Без боли», - Эйтан усмехнулся на этой мысли. Смерть без боли невозможна. Так или иначе, смертнику придётся пострадать перед тем, как его жизнь прервётся, а вместе с ней – кончатся все его мучения. Всё, что он мог, - это ускорить смерть. Сделать её быстрой. То, чего не станут делать другие фанатики дела.
К этому делу он готовился иначе, чем к другим. Личные привязанности мешали оставаться хладнокровным в любой ситуации. Эйтан старался гнать любые мешающие мысли из головы, и надеялся, что не будет колебаться, когда придёт время.
Чего Эйтан не учёл – так это то, что в тот же день за его добычей придёт другой убийца, а обстоятельства сложатся так, что он будет «немного занят».
Товарищ запаздывал. Эйтан коротал скучный вечер в зале таверны и неторопливо пил эль. Он знал, что в людном месте убийца побоится нападать, и сам намеренно выбрал это место, не желая привлекать излишнее внимание к себе или к будущей жертве. Он не стремился поджидать кого-то в переулке или забираться в окно и перерезать горло в ночи. Можно, но это не его методы.
Прикончив ещё одну кружку, он лениво поднялся, думая, что остаток вечера, если Деван не явится, проведёт в комнате наверху. Вставая из-за стола и поворачиваясь, он никак не думал, что столкнётся с девушкой. Скользнув взглядом от её груди вверх, к лицу, он застопорился, увидев синие глаза. В отличие от простого обывателя, который редко видел эльфов, а, тем более, крылатый народ, Эйтан прекрасно знал, кто перед ним.
Он ухмыльнулся.
- Далеко ты забралась от дома.
Он намеренно не уточнял расу прилюдно, но давал понять, что сам прекрасно понимает, с кем имеет дело.

+1

4

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]Каждый день, что Лелия проводила в столице, дарил ей новые впечатления, новые лица, голоса, истории, запахи – всё это она впитывала, как губка или как странник, что пересёк пустыню и прильнул к прохладному источнику, не способный утолить жажду. Точно так же девушка не могла насытиться всем новым, что дарил ей мир людей. Конечно, они во многом были похожи на алиферов, они нередко думали почти так же и, наверное, испытывали такие же чувства, но… и Лелия это «но» отметила почти сразу же… люди так торопились жить, что порою не успевали остановиться и осмыслить то, что происходит вокруг них.
Конечно, не все были таковы, и умудрённые годами наставники могли неспешно прогуливаться и вести беседы о философии, религии, политике. Лелия любила пристроиться немного сзади и сбоку, чтобы нагло и беззастенчиво подслушивать такие разговоры. Но большая часть людей, как ей казалось, спешила чувствовать, любить, получать удовольствие, испытывать яркие эмоции – и эта жажда до впечатлений была столь заразительна, что девушка не могла ей не поддаться. Она, сначала робкая и осторожная, становилась всё смелее и в своих передвижениях по городу, и в знакомствах, уже не шарахаясь от каждого паренька или мужчины, что пытались оказать знаки внимания миловидной «эльфийке». Не все из них, безусловно, имели чистые намерения, но уж с совсем подозрительной публикой девушка не связывалась.

Этим вечером, набродившись по городу и наслушавшись разговоров, Лелия заглянула в таверну, в которой периодически ужинала, когда оказывалась далеко от той, где снимала комнату, ведь девушка не слишком боялась ходить по ночным улицам. То ли ей везло, то ли потенциальных грабителей отпугивали скимитары за её спиной, то ли она интуитивно выбирала улицы, по которым проходил маршрут стражи, а потому местные преступники искали наживы в более бедных кварталах и тёмных подворотнях.
Вот только сегодня вечер пошёл совсем не по плану, потому что, столкнувшись с высоким незнакомцем и подняв синие глаза, Лелия опешила и замерла. Алиферов в Остебене она ещё не встречала, хотя и знала, что некоторые крылатые и отправляются, подобно ей, на поиски новых впечатлений, знаний, свершений. И то, что мужчина распознал в ней соотечественницу, было очевидно.
- Вы тоже… далековато… - хотя мужчина и обратился к ней на «ты», девушка всё равно предпочитала вежливую форму обращения, хотя её любопытный взгляд открыто скользнул по незнакомцу, отмечая его аристократическую утончённую внешность, рассечённую шрамом бровь и холодно-равнодушный взгляд.

Отредактировано Лелия (29-07-2021 14:09:05)

+1

5

Эйтан не сомневался, что незнакомка поймёт: он - тоже алифер. В Остебене, как и на Силве, крылатый народ встречался редко. Поднебесная за много лет существования оставалась закрытым городом – местом, которое не приемлет чужаков на своей земле, и не торопится отпускать подданных императора за пределы их консервативного мира. Увидеть алифера так далеко от дома – верный признак, что перед ним или изгнанник, или отступник, или плод любви некогда сбежавших крылатых из Алира. Закрытость небесного города всегда шла Эйтану на руку. Он не желал видеть алиферов, свободно разгуливающих по Остебену. На это были веские причины. Поднебесной нет никакого дела до тех, кто живёт на материке, а потому он и его сестра – оба вне закона – могут спокойно жить без преследования и суда за все их преступления. Но каждый раз, встречая собрата по крови, Ален не мог сдержать интереса. Сородичи неосознанно притягивали его, особенно – женщины.
Жизнь в Остебене отучила его от манерности. Эйтан легко переходил с незнакомца на «ты», и ухмыльнулся, когда ему ответили вежливо. В жителях Поднебесной есть какое-то особое очарование. Эта незнакомка не выглядела как изгнанница или отшельница, но в то же время смотрелась чужачкой в антураже даже не самой плохой столичной таверны. Это вызывало любопытство, и алифер даже забыл, что пришёл сюда не за женщиной, а ради одной головы.
Головы, которая уже, возможно, давно отделилась от тела.
- Я здесь вырос, - Эйтан пожал плечами.
Почти не солгал. Он сбежал на материк вместе с сестрой ещё юным и зелёным. Другая женщина воспитала его как сына, а потом её сменила улица и её законы. Он сросся с этим миром, и больше принадлежал ему, чем Поднебесной. Всё, что накладывалось на него родством с императором, - это секира палача над головой. Ни больше, ни меньше.
- А вы, полагаю, - он решил не наглеть и обратиться с уважением, - здесь гостья?
Эйтан незаметно окинул девушку взглядом. Женщины их народа славились умением засунуть любого за пазуху, и, судя по её пальцам, скимитары она носила с собой не для красоты и устрашения, а вполне умела с ними управляться по назначению. Она выглядела моложе него, ладно сложенной, с по-молодости горящим взглядом.
Он сделал вид, что не заметил изучающего взгляда на себе, и не пытался прятать меч.

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Первая мысль, которая возникла в светлой голове Лелии, когда она увидела алифера (а в том, что перед ней стоял именно крылатый, девушка не сомневалась ни минуты) – дед всё же приставил к ней няньку. А ведь обещал, что не будет никого отправлять следом, чтобы приглядывать и оберегать! Говорил, что доверяет её благоразумию!
Правда, слова мужчины о том, что он вырос в Остебене, почти убедили девушку, что это просто случайная встреча с соотечественником, а не гиперопека со стороны главы рода Ваэль. Странная случайность, конечно, ведь она еще не встречала алиферов в Остебене… И это будило несомненный интерес, ведь ей пока было многое непонятно и чуждо в мире людей, а долго проживший среди них алифер мог оказаться источником ценной и важной информации. Да и просто было ей интересно, каким же образом алифер оказался в Остебене!
- Да, я путешествую, - Лелия вежливо кивнула, а в её синих глазах зажглись огоньки любопытства, - Совсем недавно. И поэтому многое не знаю, - девушка заоглядывалась в поисках свободного стола, куда можно было бы сесть, - Меня зовут Лелия. Лелия Ваэль. А вы очень торопитесь? Если нет… мне бы хотелось с вами побеседовать… Если, конечно, я вас не отвлеку от важных дел…
С её языка чуть не сорвалось «Что вам заказать?», но она вовремя себя одёрнула, вспомнив, что среди людей благовоспитанные дамы не угощают кавалеров, да и не совсем благовоспитанные – тоже. А она так привыкла общаться с братьями и их товарищами, что в принципе не делала разницы между мужской и женской моделью поведения. Ей было абсолютно чуждо кокетство и чисто женское стремление нравиться всем особям мужского пола в радиусе десяти метров.
Нет, конечно, она не вела себя, как парень, хотя и мужская одежда, и оружие – всё это было не слишком подобающим для леди в Остебене, но ведь Лелия уже видела женщин-наёмниц, от которых она сама отличалась разве что более юным и совсем непотрёпанным видом, да сияющим синевой вдохновенным взглядом. У мужчины, который стоял напротив, глаза, хоть и такие же синие, восторгом и наивным интересом не сияли, заставляя девушку предполагать, что он гораздо старше и опытнее, но… тем интереснее ей было бы услышать его историю.

+1

7

Что ж... Он был прав. Девушка здесь недавно. Эйтан не мог вспомнить феерии чувств от оживленного города и свободы на материке. Алиферы, которые покидали Поднебесную юными и окрыленными, в поисках секретов наземного мира, сильно отличались от изгнанников. Эйтан не вспоминал ни одного дня, чтобы порадовался новому мести или компании. К любой информации он относился с рациональным подходом: что это даст и как поможет выжить. Фактически все его юношество уложилось в первые месяцы жизни в Остебене, когда он жалел, что вступился за сестру, когда допускал мысль, что может закончить свои мучения, если сам убьет ее — сделает то, что от него требуют храмовники. Голод, страх, одиночество, ненависть — это то, что наполняло его первые дни на материке. В этом они с ней сильно отличались. Блеск его глаз угас еще до того, как он ступил на большую землю.
— Эйтан, — он представился своим настоящим именем, но не заикнулся о фамилии. Он лишился этого права, когда умыл руки кровью своего отца. — Не тороплюсь.
Заметив, как взгляд девушки мечется по залу в поисках свободного места, Эйтан жестом пригласил ее за свободный стол — тот, где недавно сам пил эль. Разносчица не поторопилась убрать за ним со стола и пустая кружка оказалась под носом у Лелии.
Он сел на стул напротив, следя за передвижением людей в зале. В компании молодой и привлекательной девушки он мог делать это незаметно, если у таверне появится кто-то из гостей: убийца или жертва. Никто не станет убивать другого на глазах у кучи людей. Разве что придется устроить суматоху и спровоцировать общую драку, а там никто и не разберет, кто кого и когда пырнул ножом.
— Хотите послушать про интересные места в городе или что-то конкретное? Не представляю, что могло бы привлечь жителя вашего города в Остебене, — он слабо улыбнулся, слегка наклонив голову к плечу. — Пьете? — спросил, когда к ним подошла разносчица. — Две кружки эля и... — он снова посмотрел на спутницу. — Голодна? — и до ее ответа успел добавить: — Жаркого и чего-нибудь к нему.

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
- Спасибо, Эйтан, - Лелия просияла искренней улыбкой, усаживаясь за стол и деликатным жестом отодвигая пустую кружку ближе к краю стола, чтобы она не маячила перед глазами, - Конечно, пью! Воду, чай, травяной отвар. Но вино и эль тоже, только не очень много.
Девушка не испытывала предубеждения против алкогольных напитков, даже самых крепких, но очень хмельное состояние как у себя, так и у других ей было не слишком по душе, а потому она старалась пить совсем немного. Да и повода ведь особо не было ни сейчас, ни прежде… и вообще можно было сказать, что Лелия, дожив до 27 лет, сильно пьяной не была никогда, ведь слишком счастливой была её жизнь, чтобы пить либо с горя, либо с радости.
На вопрос о том, голодна ли она, девушка кивнула всё с той же широкой искренней улыбкой, ведь зачем бы иначе она пришла в таверну? А вот что она хочет послушать… Лелия готова была выпалить: «Всё! Обо всём и обо всех!», но мысленно одёрнула себя, ведь, во-первых, это было просто невежливо, она могла показаться навязчивой и слишком наивной. Во-вторых, повествование «обо всём» могло затянуться на многие часы, а это тоже было не слишком правильным по отношению к тому, кого она встретила несколько минут назад.
- Сейчас мне, конечно, интересно послушать про Вильсбург, - осторожно сказала девушка, в душе которой велась борьба между деликатностью и кошачьим любопытством, - Я ведь в основном просто по улицам брожу, делаю зарисовки и записи, слушаю людей… даже иногда записываю те байки, что они травят, или песни, которые поют, но я здесь без какой-либо цели, в общем-то, - Лелия вздохнула и мечтательно посмотрела поверх головы Эйтана, - Точнее, у меня есть разные идеи насчет того, куда я хочу поехать и что посмотреть, но совершенно нет никакого чёткого плана. Так, просто мыслишки, что бродят в моей светлой голове – Андерил… Берсель… Точно хочу в библиотеку Андерила!
Увлекшись своими размышлениями вслух, Лелия начала говорить быстро, эмоционально и очень открыто. Как та, кого никогда не предавали и не обижали всерьёз, кого растили в любви и заботе, но не душили ей и не стесняли свободных крыльев. Даже отпустили, когда она захотела. И девушка, хотя и знала, что далеко не все так хороши, как её семья или узкий круг друзей, что остался в Алире, всё равно относилась ко всем с совершенно непосредственным оптимизмом и верой в то, что мир – прекрасен.

+1

9

Эйтан не умел читать людей, но Лелия казалась ему открытой книгой. Кричащей книгой: возьми и прочти меня. Так бывает с людьми, которые открыты для мира и живых душ в нем. Они не ждут зла. Сами предлагают добро и искренность. Эта девушка была такой противоположностью ему — холодному, закрытому, недоверчивому, — что он сам удивлялся, почему не ушел. Не из мужского азарта испортить девственный цветочек. Здесь было что-то иное.
"Противоположное притягивает?"
Ален усмехнулся про себя. Может, Лелия напоминала ему Шайлер — такой, какой она была до того, как он сам обломал ей крылья и спрятал от целого мира, заставив чахнуть в одиночестве и сходить с ума в ожидании кары Ньерая и несправедливого суда над шестикрылой. Сбегая, она тоже смотрела на мир горящими глазами, пока Дар не выедал ее изнутри той ужасающей силой, которая не подчинялась никому из них.
— Что я могу сказать про Вильсбург... — Эйтан откинулся на спинку стула, оставив ладонь на столе. — Здесь чище, чем в Теллине, — он усмехнулся. — Меньше мордоворотов, а те, что есть, искусные лжецы и актеры. Сама не заметишь, как оставить кошель или свободу.
Он понимал, что девушку интересует совершенно не это. Красоты города. Никакой практичности. Никаких ужасов и предостережений. К что он сам видел кроме питейной, игорного дома, борделя и лавки зельевара? Гильдию убийц? Переулки, где можно спрятать тело?
— В центре города есть Гильдия магов.
Смена темы быстрая и резкая.
— Если зайти не с главного входа, а со стороны Храма, то можно попасть в Башню Света. Там много интересных вещей. Маги со всего города приходят туда со своими работами. Обереги, артефакты, магические свитки, зачарованное оружие и доспехи — все, что душа пожелает... иногда они показывают новых големов и даже продают руки и ноги — не настоящие, конечно, но как замена сгодится, если раскошелиться.
Он немного помедлил. Разносчица вернулась и поставила перед ними две кружки эля. Эйтан вручил ей монеты и за выпивку, и за еду.
— Для особых покупателей там есть библиотека. Можно почитать или выгодно купить магический трактат. Некоторые сгодятся для магических практик.
Фойрр... Он даже про книги с выгодой рассказывал.
Эйтан подался ближе, прихватил кружку со стола.
— За удачное знакомство с Остебеном, Лелия... Ваэль.

+1

10

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Когда принесли эль, девушка лишь пригубила его – скорее из вежливости, нежели потому что хотела хмельной напиток. На Эйтана она смотрела открыто, с нескрываемым интересом, а его слова откликались в её сердце, что было написано на лице крупными буквами.
- Теллин… это ведь город преступников? – Лелия встречала упоминания о нём с комментариями, что лучше туда не соваться во избежание неприятностей, да и один из торговцев в караване, с которым она добиралась до столицы, поминал этот город недобрым матерным словом, так что алифер пока не планировала туда отправляться, хотя когда-нибудь… она обязательно посетит и его, - В столице ведь много стражников, что защищают от таких «мордоворотов»? Я пока не встречала тех, кто посягал бы на мой кошель или тем более свободу.
Действительно, за те дни, что алифер провела в Вильсбурге, она умудрилась не вляпаться в неприятности или в сомнительные знакомства, а потому слова Эйтана, с одной стороны, восприняла как предостережение, а с другой – мысленно отмахнулась, уверяя себя в том, что с ней-то ничего плохого не случится. А если и столкнётся с кем-то в подворотне, то сможет отстоять и свой кошелек, и жизнь, и свободу, не для красоты ведь она носила скимитары.
Рассказ о гильдии магов был интересен, Лелия с большим уважением относилась к тем, кто мог создавать зачарованные предметы, но по некоторым причинам от магов она старалась держаться подальше.
- Маги… они ведь чувствуют природу магии, да? – Осторожно спросила девушка, понизив голос и вглядываясь в глаза Эйтана, - Просто… я ведь вроде как за эльфийку себя выдаю, а моя магия – Хаос. И любой сведущий в школах магии может раскрыть меня… или принять за демона… А мне бы очень не хотелось привлекать к себе лишнее внимание, пока я в Остебене.
Но как же притягательна была мысль отправиться в Гильдию магов, особенно в библиотеку, ведь книги – и магические, и самые обычные – были, пожалуй, главной слабостью Лелии, которая могла забыть и поесть, и выспаться, если её увлекал очередной сюжет. И даже не обязательно приключенческий, но и на первый взгляд скучный экономический или политический трактат был для девушки увлекательным чтением.
- За удачное знакомство, Эйтан, - она тоже подняла свою кружку и отсалютовала ей случайному знакомому, а когда сделала большой глоток эля, довольно зажмурилась.

+1

11

Эйтан кивнул.
— Убийцы, контрабандисты, пираты, работорговцы и прочая шваль.
В Остебене о Теллине ходили разные слухи, но ни одного доброго слова об этом городе не встретишь. В нем царствовало беззаконие, что играло на руку, как полагал Эйтан, не только теллинцам, но и столичным крысам. Нити торговли, убийств и воровства распространялись далеко за пределы гнилого города. Они выходили за пределы Остебена и сотрудничали с Севером и Кабалой, что добавляло городу еще больше грязи.
— В столице лучше с порядком, — Эйтан отпил из кружки и поставил ее на стол, чтобы не греть руками — теплый эль паршивый на вкус. — Но даже тут не обходится без краж и грязи, — он усмехнулся, сложив руки на столе и слегка подавшись к собеседнице. — Здесь убирают чаще, — он подмигнул, не собираясь, впрочем, пугать девушку или портить ей впечатление от города.
Эйтан выслушал опасения девушки и не посчитал их беспочвенными.
— Если не будешь открыто практиковать магию хаоса, то никто не обвинит тебя, — он легко улыбнулся. — Маги могут прочесть твою ауру и понять, кто ты, но если ты не пытаешься скрыть ауру и никак не вызываешь подозрений, то зачем это делать, — Эйтан пожал плечами. — Наш народ здесь редкий гость, но не опасный, как демоны или вампиры. Мы интересны.
Ален отклонился и убрал руки со стола, чтобы разносчица поставила перед ними две плошки с жарким и по ломтю хлеба к нему.
— В столице к хаоситам снисходительное отношение, — продолжил Эйтан. — Проблемы могут начаться в Андериле. Там ничему, связанному с демонами, не рады. Да и тут... если открыто  проявить магию хаоса, — по головке не погладят.

+1

12

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Рассказ Эйтана об опасностях Теллина был интересен, но совсем не пугал, ведь город преступников был далеко, а они сейчас в столице – мирно сидят, пьют эль и едят жаркое, как будто и не чужаки в мире людей. Да и упоминание опасностей Вильсбурга не вызывало желания поостеречься, ведь Лелия, не сталкиваясь еще с несправедливостью, жестокостью, фальшью и обманом, с порывистостью молодого сердца была уверена в том, что мир вокруг прекрасен, обитатели его добры и отзывчивы, а все беды и горести, которые, конечно же, существуют, её минуют. Однако за этой наивностью и широко раскрытыми глазами всё же был пытливый любопытный ум, а вера в людей подкреплялась скимитарами за спиной.
- Я магией вообще стараюсь не пользоваться без нужды, - тихо заметила девушка, ведь её магические способности были не слишком хороши, а потому она могла разве что оглушить на расстоянии или усилить свои клинки, которым доверяла больше, нежели хаосу.
- Мы интересны? – Переспросила Лелия одними губами и опустила взгляд в свою кружку с элем, а потом взметнула тёмные ресницы, что ненадолго скрыли синеву глаз, - Интересны, как драконы, которых пускают на алхимические ингредиенты? Или как забавные крылатые зверушки? Или как возможный союзник и небесное воинство в местных конфликтах? Что знают о нас люди, Эйтан?
До сего момента алифер была уверена в том, что не знают почти ничего, а к крылатому народу относятся, как к пьяным байкам и сказкам, в которые никто не верит. Но по словам мужчины получалось, что пусть не простые обыватели, но маги точно знают, что крылья – не выдумка и не древняя легенда, и осознание этого холодными мурашками прошлось вдоль позвоночника. Не хотелось бы ей оказаться в роли преследуемой диковинки, которую могут разобрать по пёрышку, чтобы найти им применение, как драконьей чешуе. И тревога была написана на лице Лелии крупными буквами, ведь девушка не скрывала своей взволнованности.

+1

13

Эйтан понимал желание использовать магию по необходимости. Не только из-за магии Хаоса, которая в Остебене могла доставить проблем. Даже в Поднебесной некоторые алиферы относились к хаоситам с определённым предубеждением. Магия – не безграничный ресурс. На восполнение сил нужного много времени, а также условностей, которые помогут с меньшими затратами времени и сил покрыть все потери. С годами, когда флёр молодости и желания использовать силу на полную катушку и по любому поводу улетучивается, на это смотришь иначе. В любой момент сила может стать тем самым камнем преткновения. Эйтан не любил полагаться исключительно на меч, но, по возможности, берёг магию на крайний случай. Случиться может что угодно.
- Всё сразу, - Эйтан не выделил что-то конкретное. – Наши сородичи встречаются в Остебене, но, как и драконы, тоже скрываются. В отличие от них, мы не можем похвастаться габаритами и в случае опасности обернуться огромным огнедышащим ящером, которого разве что драконоборцы способны взять при должном опыте, везении и подготовке, - он усмехнулся. – У неопытного алифера можно украсть Сосуд души, а мы так устроены, что далеко его не спрячешь, - Ален пожал плечами и отпил из кружки. – Я как-то слышал про артефактора, который настолько помешался на идее создать артефакт, способный поднять человека в воздух, что пытался препарировать любого крылатого, и щедро платил за наших братьев на рынке рабов.
Эйтан почесал щетину на скуле, пытаясь вспомнить всё, что когда-либо слышал об алиферах в Остебене.
- По большей части… мы для них диковинка, - он усмехнулся. – Небесное воинство в сияющих доспехах. Воины Люциана, которых боятся и уважают. Чистенькие. Без магии хаоса. Разим демонов, вампиров, ульвов и их порождения…. Нередко, мы – миф. То, что на слуху, но что никогда не видели.
Отставив кружку, Эйтан мотнул головой в сторону еды и взялся за ложку. Он не чувствовал себя голодным, но две вещи в этом мире не любил больше всего хлюпающую грязь с дождевой водой в сапогах и куски холодного мяса в подливе из моркови и лука.

+1

14

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
- Всё сразу… - эхом ответила девушка, а между её бровей залегла морщинка, ведь её богатое воображение уже нарисовало и рынок рабов, и похищение Сосуда души, и отрезанные крылья… нет, это было ужасно и в голове Лелии просто не укладывалось, что всё это может быть правдой. Но Эйтан говорил таким же будничным тоном, каким рассказывал о преступниках Теллина или опасных переулках Вильсбурга, а значит, не нагнетал и не преувеличивал. Значит, всё именно так и было.
- И тебе… встречались те, кто хотели просто… - Лелия даже запнулась, глядя всё так же недоверчиво и хмуро, - Препарировать, как подопытную зверушку? И как защититься? Никому не доверять и не открывать свою суть? Прятать Сосуд? Избегать близких отношений? Не сидеть на одном месте и всегда оглядываться?
Алифер сыпала вопросами, но понимала, что ответы на них и не нужны, она уже сама обозначает надёжную тактику не раскрыть себя. Конечно, она осознавала, что скрываться придётся, что не стоит давать пищу для слухов, что люди не готовы узнать, что крылатый народ, живущий в небесах – не выдумка и не предание из древних времён. И даже скитальческий образ жизни, который она упомянула, ей был на руку, ведь девушка хотела побывать во многих местах и увидеть вживую те города, которые были для неё лишь точками на карте и ворохом не всегда достоверных фактов.
Но никому не доверять?... Лелия поймала себя на мысли, что даже этому алиферу, которого она видит впервые в жизни, она готова доверять, потому что он тоже крылатый. Её ведь влекли не только путешествия, её тянуло и к людям… ей была интересна эта раса… хотя ей были интересны все, просто она ещё не успела познакомиться с представителями других народов! А вот за людьми наблюдала, слушала, восхищалась ими, пыталась понять. И неужели это так опасно?
И снова ответ был очевиден – да, опасно. Если есть те, кто готов потрошить алиферов ради тайны полёта, то есть ли уверенность в том, что за соседним, к примеру, столом, не сидит наёмник, который, усмотрев на груди сияние Сосуда, попытается ей навредить? Лелия даже машинально проверила ворот рубашки – не развязались ли шнурки, не виден ли Сосуд? Наверное, со стороны она казалась юной наивной дурочкой, которая прилетела в Остебен, почти ничего о нём не зная.

+1

15

- Скажем так… - Эйтан старался подобрать правильные слова, и с задумчивым видом – не стараясь нагнетать – крошил в плошку хлеб, чтобы было сытнее. – Я кручусь среди людей, которые занимаются торговлей.
Сейчас это могло прозвучать так, словно он сам причастен к работорговле и Лелии не стоило иметь с ним каких-либо дел. Отчасти так и есть.
- Не пойми меня неправильно… - он неторопливо попытался исправиться, пока в голову девушки не напросились самые скверные мысли, - я не занимаюсь торговлей или выслеживанием собратьев. Но, так или иначе, общался с людьми, которые зарабатывают этим себе на жизнь. Для них разница в расе – это возможность продать другого подороже. Ни больше. Ни меньше.
Звучало паршиво, но что он мог?
- В их глазах даже некромант – всего лишь человек и стоит так же, - он усмехнулся.
Сам Эйтан никогда не занимался торговлей. Все его заказы заканчивались или убийством или передачей жертвы в руки нанимателя. Что с ними делали дальше – его никогда не интересовало. Он научился душить в себе совесть на корню и не совать нос дальше положенного. Чужие проблемы – не его проблемы. Он не от хорошей жизни взялся за убийства и вступил в гильдию. Но чтобы не мучиться от кошмаров и не думать, как сбежать от этого, должен был изменить в самом себе многое. В том числе – отношение к смерти. Особенно к смерти, к которой он сам приложил руку.
- А что до осторожности… - Эйтан закончил крошить хлеб и потер ладони друг о друга. Мука ощущалась на них, но и бог с ней. – Я бы не стал никому говорить о Поднебесной и алиферах, и, если решишься перед кем душой посветить, то оставь Сосуд где-то в безопасном месте.
Расставание с Сосудом накладывало определённые ограничения. Без него алифер был «голым», без крыльев, без магии, но это помогало избегать тех ситуаций, когда Сосуда могут лишить. Без него он сходил за обычного эльфа, но при нём оставалась и регенерация и навыки боя, которые никуда с потерей Сосуда не девались.
- Первое время настойчиво кажется, что кто-то нашёл твою заначку и ей воспользовался, - он усмехнулся и всё же взялся за лодку – есть, пока не остыло.
О проблемном товарище алифер не забыл, и время от времени поглядывал в зал.

+1

16

Она слушала и хмурила брови, мысленно примеряя на себя тот образ жизни, который вёл Эйтан… её внимание зацепилось за слова о том, что он не выслеживает «собратьев» и не торгует ими, но здесь даже не в подтексте было, а почти прямо сказано – представители других рас могли стать добычей. Только ли ловил Эйтан тех, за кого платили? Или и убивал за звонкую монету?
«Кто же ты, Эйтан?» - Почти сорвалось с языка девушки, которая от рассказов мужчины потеряла аппетит и теперь рассеянно водила подушечкой указательного пальца по кромке кружки с элем, однако она промолчала. Кто она, чтобы осуждать его, даже если он один из тех, о ком с такой уверенностью говорил? Преступник, убийца, грабитель? И много ли стоят его слова о том, что он не выслеживает крылатых? Но ведь он даёт советы, как лучше выжить в мире людей…
- Эйтан, если любой крылатый обладает столь высокой ценностью в глазах торгующих живым товаром, - не слишком уверенно начала говорить Лелия, для смелости сделав глоток эля, - То почему ты не выслеживаешь… нас? И почему сейчас предостерегаешь меня и отвечаешь на мои вопросы? Ведь ты оказался здесь не только потому, что захотел поужинать и пропустить кружечку эля?
Девушка приметила, что Эйтан бросает на посетителей таверны пытливые взгляды, словно кого-то ищет или ждёт. И, хотя это могло быть привычкой того, кто постоянно выслеживает или скрывается от слежки, алифер предпочла спросить прямо. Она вообще отличалась прямотой и бесхитростностью, хотя понимала, что мужчина может рассмеяться ей в лицо, а то и пригрозить, если она вдруг угадала. И что тогда? Она тоже станет из тех собратьев, на которых Эйтан якобы не охотится? А на языке вертелся ещё один вопрос.
- Ты… не носишь Сосуд души с собой?– Уж слишком достоверно алифер рассказывал о том, что испытывает крылатый, отказавшийся от своей магии… И, хотя Лелия ни разу за свои неполные тридцать лет жизни не снимала сияющую колбу с шеи, она, обладая живым воображением, могла представить то, какие чувства будут раздирать грудь, на которой больше нет Сосуда.

+1

17

- Вдруг я не смог отказать себе в удовольствии скрасить вечер хорошей компанией? – он подмигнул, нарочно испытывая и поддразнивая девушку. – Можно получить от торговли двойную выгоду. Куда приятнее сначала развлечься, а потом на этом вдобавок заработать.
Эйтан шутил, но прекрасно понимал, что мог ненароком напугать Лелию. Он никак не мог избавиться от мысли, что его младшая сестра, зная о мире лишь от него и из книжек, могла бы попасть в такую же дурную компанию. Иначе как «дурным» Ален не мог себя назвать.
- У каждого охотника свои методы. Кто-то дожидается жертву в тёмном переулке, кто-то – может составить компанию под невинным предлогом выпить или поесть вместе… Я бы предложил тебе лучше следить за тем, чтобы ты ешь и пьёшь. И я не только о собеседнике, а о разносчицах говорю в том числе, - он отвёл взгляд от Лелии и посмотрел на девушку с подносом в руках – она уже обслуживала другой стол. – У них бывает своя доля. Кто как договорится.
Рассказывать об ужасах намного проще, чем выбирать нейтральную тему. Он так давно не общался с кем-то вне своего круга, что почти забыл, как это делать.
- Ты права, - Эйтан вернул взгляд на Лелию, не сразу уточняя, в чём именно она права. – Я ждал здесь старого знакомого, но он не пришёл, - алифер пожал плечами. Он выглядел спокойно, несмотря на то, что девушка фактически прямым текстом заподозрила его нечистым на руку. – А что, боишься, что я тебя украду? – немного иронии в голосе; тёмная бровь приподнята. Глаза смотрят внимательно и чуть-чуть насмешливо. По-доброму, а не с издёвкой. – Наговорил тебе ужасов о материке, и теперь боишься?
Это закономерно. И хорошо.
- Разговоры усыпляют бдительность, но, уверяю тебя, если твоя голова слегка кружится, то это моё обаяние, а не выпивка, - подмигнув, Эйтан откинулся на спинку стула.
Его миска с едой заметно опустела. Он также отметил, что Лелия не торопилась присоединяться к трапезе. Предположив, что отбил у неё аппетит, Эйтан не стал настаивать. В конце концов, он сам виноват.
Вопрос про Сосуд души немного удивил его, и поначалу Эйтан хотел вполне серьёзно ответить на него, но не удержался от лукавого взгляд и очередной шутки на грани:
- Хочешь, чтобы я стал твоим?
Проследив за реакцией девушки, дав ей всего несколько секунд, он ответил, как собирался в самом начале:
- Зависит от обстоятельств.

+1

18

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Лелия не знала, как реагировать на Эйтана и его слова, ведь только что он расписывал ей опасности за пределами Алира, а теперь подмигивает и то ли подшучивает, то ли предостерегает от знакомства с собой же, расписывая методы охотников. А ведь он действительно мог оказаться охотником, что просто играет с добычей, будучи абсолютно уверенным в том, что он сильнее и опытнее. Девушка отодвинула от себя кружку эля, из которой сделала всего-то два глотка, а к еде так и не притронулась.
- Ты ведь просто шутишь? – Тихо спросила она, нахмурив брови и прямо посмотрев в синие глаза мужчины, - Забавляешься, пугая меня, чтобы была осторожнее впредь?
Лелия с детства отличалась прямотой и даже бесхитростностью, не любила юлить и тем более лгать, а потому ей было проще спрашивать вот прямо так, в лоб. Даже если мужчина снова посмеётся над её наивностью. И отвечала она так же прямо, пусть её слова и могли сойти за бахвальство.
- Нет, не боюсь, - алифер мотнула головой, от чего светлые пряди волос упали на щёки, а взгляд стал серьёзным, - Во-первых, я не чувствую себя пьяной или одурманенной, да и голова у меня не кружится. Значит, в эле ничего не было. Во-вторых, здесь слишком людно, чтобы пытаться меня схватить и куда-то увести, вряд ли тебе нужна истошно орущая девица. Я, конечно, орать не очень умею, но уж постараюсь, если что. А в-третьих, если ты попытаешься что-то сделать на улице, то я ведь мечи не для красоты таскаю. Ты, думаю, опытнее и сильнее меня, но схватка двух крылатых на улицах Вильсбурга, да ещё и с использованием магии хаоса – вряд ли это то, что тебе нужно.
Девушка говорила отстранённо, словно переняла спокойствие у своего собеседника, только взгляд оставался настороженным, будто она общается с опасным хищником, перед которым проявить слабость или страх – верный путь на тот свет.
И всё же Эйтану снова удалось выбить её из колеи… его шутка о Сосуде души была на грани приличий и заставила щёки Лелии вспыхнуть смущённым румянцем, а в синих глазах появилось странное выражение – то ли тень обиды, то ли осознание того, что он всё же над ней просто подшучивает. Беззлобно, в общем-то… с целью не уязвить, а заставить задуматься и поостеречься, а не раскрываться перед случайными знакомыми.

+1

19

Эйтан не перебивал. Он внимательно выслушал доводы девушки, прикидывая, что из этого может опровергнуть или где можно подкинуть дровишек в костёр страхов и недоверия, чтоб разгорелся сильнее. Доводы Лелии и её спокойный вид произвели на него такое впечатление, что алифер не сдержался и рассмеялся. Весело, с задором, словно услышал весёлую шутку или историю, которая его позабавила.
Отсмеявшись, алифер с весёлой улыбкой посмотрел на девушку. Лелия могла не понять, что его так развеселило, или откровенно обидеться на его поведение, но Ален не сдержался. Что-то в этой девушке неуловимо напоминало ему Шайлер, и по какой-то причине, он решил объясниться.
- Ты напомнила мне младшую сестру.
Честность и откровенность не его конёк. В любом действии Эйтан всегда искал выгоду для себя. От этой девушки выгоды никакой. В качестве прикрытия он мог использовать кого угодно. На крайний случай, - уйти и не заморачиваться. Знакомый скорей всего мёртв. Ален впустую потратил время на ожидание. Лелия тоже не представляла никакой выгоды для него. Алифера её не видел. Он сомневался, что через час-другой девушка напьётся или осмеет до такой степени, чтобы провести с ним ночь, а другой выгоды от малознакомой девушки он не видел. Что с неё взять? Может, она хорошая воительница по меркам Поднебесной, но на материке любые дела решались иначе. Здесь не было ни честности, ни достоинства, а интригам мог позавидовать весь императорский двор Алира. Чтобы поиметь с девчонки какую-то выгоду, - сперва нужно обучить её, протащить по самым тёмным и гнилым улицам Остебена, искупать в крови, сломать и собрать заново, а потом можно что-то выжать. Эйтан знал это по себе. Он не собирался брать себе ученицу и воспитывать помощницу. Не хотел тратить ни время, ни силы на то, что ему не нужно. Зачем одиночке помощник? Обуза, да и только.
Вопреки этому, что-то в Лелии мешало ему подняться и уйти. Он продолжал разговор и незаметно для себя сказал правду, не взвешивая и не обдумывая слова.
- Когда тебя увидел, то подумал, что она могла бы так же бродить по улицам Остебена, жадно пожирая его глазами. Молодая. Любопытная. Немного наивная, - он всё смотрел на Лелию и пытался представить Шайлер на её месте. Села бы она с ним за один стол? Стала бы говорить?
«Сначала она залезла бы мне в голову, а потом вдарила по яйцам».
Признания тянут за собой новые вопросы. Эйтан не любил говорить о сестре. На это было много причин. Он не думал, что Лелия опрометью полетит в Поднебесную, чтобы лично доложить императору, что видела его племянников, или вызовет его на поединок, чтобы своими силами исполнить долг перед империей. Алиферы, взращенные в Небесном городе, гордые и нередко самовлюблённые, но не идиоты. Не все из них.
- Может, решил, что это мой долг, как старшего брата, показать тебе грязное бельё до того, как ты в него вляпаешься.
Он пожал плечами и ухмыльнулся.

Отредактировано Эйтан (19-08-2021 21:30:21)

+1

20

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Когда Эйтан рассмеялся в ответ на её слова, Лелия нахмурила брови и сменила свободную расслабленную позу на более официальную и закрытую, с прямой спиной и ладонями на коленях. К еде она так и не притронулась, да и вообще ни на миску, ни на кружку с элем не смотрела, а рассматривала алифера, который в её лице получил развлечение на вечер.
- А вот ты на моих братьев не похож, - негромко сказала девушка, поймав себя на мысли, что не только внешним обликом её светловолосые братья отличаются от случайного знакомого, но и чем-то неуловимым на первый взгляд, но с каждым словом Эйтана всё более очевидным. Эйран и Кайлен были типичными алиферами, преисполненными чувства долга перед империей, стремились к военной карьере и служению Алиру, у них обоих основой внутреннего стержня были честь, достоинство, преданность и благородство. В ней самой эти качества тоже имелись, но они были припорошены неуёмным любопытством, которое и толкнуло её в Остебен.
А вот Эйтан… в нём чувствовалась какая-то то ли надломленность, то ли разбитость, которая бывает у тех, кого сломали, но кто собрал себя по кусочкам, чтобы стать лишь сильнее. Возможно, это был жизненный опыт, которого девушке пока катастрофически не хватало. Возможно, за этим опытом стояло так много боли, что она и не хотела бы обрести подобный. Кто знает? В чём она была уверена, так это в том, что Эйтан точно не из тех, кто жаждет раскрыть душу и сердце первому встречному, да и второму тоже. И всё же она не могла удержаться от вопросов.
- А где сейчас твоя сестра? – Не слишком уверенно спросила девушка и тут же смутилась, понимая, что лезет в личное, и добавила, - Если не хочешь говорить, то не говори, просто я любопытная… очень… - Знала Лелия это своё качество, которое было одновременно и положительным, и отрицательным, ведь могло как стать катализатором новых знаний и впечатлений, так и навлечь неприятности, - Я благодарна тебе за всё, что ты рассказал, хотя и не знаю, что правда, а что преувеличение или преуменьшение. Наверное, мне всё равно рано или поздно придётся столкнуться с этим самым грязным бельем.

+1

21

Разговоры о сестре нагоняли на Эйтана тоску. Он не любил говорить о Шайлер и вспоминать об Алире или императоре. Алена часто посещали мысли, что он проживает чужую жизнь. Не свою. Убеждая себя, что поступает правильно, он находил себе оправдания. Всему, что делал. Включая убийства. В нём не осталось алиферского благородства и чести с достоинством. Он был испорченным и считал, что это правильно. Искажённое восприятие правильного проложило ему путь из костей и крови, по которому он продолжал идти.
- Дома.
Их общее жилище не имело ничего общего с домом. Оно было убежищем. Местом, где он хранил свои секреты. Стенами и крышей, где Эйтан не желал оставаться и проводить ночи. Тюрьма для одной пленницы.
- Далеко отсюда.
Он не собирался раскрывать душу. Болтают, что чужому человеку проще довериться, чем близкому. Он выслушает, не осудит, поддержит, а завтра ваши пути разойдутся и друг о друге никто не вспомнит. Чушь. Люди слушают чужие истории и изливания души, пока им это выгодно. Чистоплотные отпрыски Поднебесной не исключение из правил. Двуличные интриганы. Ничем не лучше самого Эйтана. Подонки другого сорта.
- Эйтан, - радостный оклик сопроводило похлопывание по плечу.
Ален не обернулся, а взялся за кружку. За его плечом стоял молодой мужчина лет тридцати на вид. Алифер подумал, что для мертвеца он выглядит слишком свежо и хорошо. Значит, он ошибся, когда решил, что гильдия добралась до него. Деван мог договориться или отбиться от одного наёмника, но едва справится, если за его головой придёт кто-то ещё. Может быть, они ждут удачного момента.
- Не представишь? – улыбчивый парень посмотрел на девушку с долей любопытства, и окинул её взглядом, оценивая.
Эйтан сделал глоток, походя на недовольного сыча. Деван не расстроился. Прихватив стул из-за соседнего стола, он развернул его и устроился за столом без приглашения. Наглости ему не занимать.
- Деван Рошан, - представился мужчина, - придворный маг его королевского Величества.
- Бывший маг, - напомнил Эйтан, отставив кружку.
- Этого мог бы и не упоминать.. - вздохнул Рошан, явно униженный и оскорблённый алифером.

+1

22

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
То, что о сестре спрашивать было не нужно, стало понятно по односложным ответам Эйтана. И Лелия, немного смутившись от того, что затронула, видимо, или неприятную, или слишком личную тему, примолкла, опустив взгляд синих глаз.
Почему Эйтан такой?... Резкий, насмешливый, жёсткий… и жестокий наверняка… Жизнь в Остебене сделала его таким? Потери и утраты? Или он был таким всегда, а жизнь среди людей лишь отточила качества, которые сложно было назвать положительными. Но она ведь почти ничего и не знает о нём, а из того, что знает, хорошим можно назвать только заботу о сестре, которая заставила его проявить участие и к ней, незнакомой крылатой.
Из размышлений об Эйтане и его судьбе, под влиянием которой, вероятно, и сложился такой непростой характер, девушку вырвал голос мужчины, окликнувшего её собеседника по имени. Она перевела взгляд на того, кто представился Деваном Рошаном, и приветливо, хоть и немного рассеянно улыбнулась.
- Лелия Ваэль, - она машинально назвалась полным именем и принялась рассматривать «бывшего придворного мага его королевского Величества», гадая, а кто он по специальности? Стихийный маг? Или псионик? Может, мистик? Её магических способностей не хватало на то, чтобы вынести вердикт, да и, в принципе, какая разница? Она могла бы испугаться, что маг определит её крылатую суть, но ведь если он был придворным, то наверняка знает об алиферах. Наверное, и о том, что Эйтан – алифер, он знает тоже.
- Вы друг Эйтана? – Любопытства и прямоты ей было не занимать, а вот жеманства и кокетства не было вовсе и синий взгляд смотрел открыто, - Деван Рошан, а как вы стали придворным магом? Это ведь, скорее всего, требует немалого таланта и усидчивости? Вы ведь совсем молоды…
Лелия, конечно, могла бы спросить о том, как он стал «бывшим» придворным магом, но предпочла пока не затрагивать тему, которая может быть неприятной и неудобной. Да и сама формулировка, которую использовал Эйтан, заставляла задуматься, а не потерял ли мужчина своё дарование вовсе, раз был назван "бывшим магом".

+1

23

- Друг, - подтвердил Деван, - но иногда мне кажется, что могу стать бывшим другом, - он выразительно посмотрел на Эйтана, но Ален и бровью не повёл – выпивка интересовала ему намного больше разговоров.
Когда же Лелия вдруг проявила интерес к процессии Рошана, алифер не смог смолчать:
- Одна знатная дама была очень щедра, - ответил за него Эйтан и снова уткнулся в кружку.
Деван шикнул на него и лучезарно улыбнулся, переводя взгляд на девушку.
- Видите ли, госпожа Ваэль, - он говорил мягко, словно кот, - я с малых лет воспитывался в доме известного мага, и должен был, как он того желал, сменить его на посту, когда достаточно разовью свои таланты.
- Но развил не тот талант, - Эйтан усмехнулся, откинувшись на спинку стула. Он явно испытывал удовольствие, когда портил знакомому всё первое впечатление о себе.
- Да, - неохотно согласился Деван и с напускной гордостью зачесал волосы назад, - не могу ничего поделать со своим шармом. Почему бы им не воспользоваться?
- Он эмпат, - уточнил Эйтан, чтобы Лелия не гадала, о каких талантах идёт речь, - так что с ним лучше не верить в очарование и обаяние с первого взгляда.
- Тц, - Рошан фыркнул, - я и без магии способен на очень многое.
Деван не выглядел как человек, который чувствует, что его жизни что-то угрожает. Может быть, он ещё не знал о том, что за его голову назначили щедрую награду, а, может быть, уже решил этот вопрос одним из привычных ему методов. Как бы там ни было, прямо сейчас, в компании Лелии и при куче свидетелей, ему ничего не угрожало. Сейчас он мог беззаботно наслаждаться компанией девушки, которую, по привычке и из присущего ему мужского азарта, пытался очаровать. Он выглядел абсолютной противоположностью Эйтана – весёлый, жизнерадостный, открытый и донельзя уверенный в собственном обаянии. Даже удивительно, как эти двое сошлись в качестве друзей.
- А какими талантами обладаете вы, Лелия? – Деван быстро перевёл тему разговора с себя на девушку.

+1

24

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Наблюдая за перепалкой Эйтана и Девана, девушка гадала, как же они, столь разные, стали друзьями? Или это только маг считает Эйтана своим другом, а у алифера совсем другие причины поддерживать с ним приятельские отношения? И, судя по поведению этого Рошана, он всего привык добиваться своим якобы шармом, под которым подразумевал эмпатию…
Лелия не то чтобы не доверяла эмпатам, но относилась к ним с настороженностью, ведь очень не любила, когда её эмоциями манипулируют. Наверное, если бы Эйтан не предупредил её о способностях Девана, она бы уже улыбалась и сияла синевой глаз, польщённая тем, что бывший придворный маг расточает ей знаки внимания, но после того, как стало ясно, в какой области лежат его таланты, девушка мысленно одёргивала себя при каждой улыбке Девана.
Возможно, она перестраховывалась, но разговор с Эйтаном всё ещё тяжелым осадком плескался на дне её души и призывал к осторожности. Тем более, если напротив сидит мужчина, что открыто пускает в ход своё обаяние, подпитанное магическим даром. В своё время один из наставников дал ей хороший совет, объясняя принципы ментального или эмоционального вмешательства – мол, от сильного мага, что действует целенаправленно, защититься сложно, но сосредоточиться помогает интеллектуальная деятельность. Например, можно в уме складывать и умножать сложные числа. Или мысленно читать стихи или зазубренные отрывки из каких-то трактатов. Чем скучнее – тем лучше.
- Я хорошо считаю, - с очаровательной, хоть и чуточку наигранной улыбкой ответила Лелия, - Ещё читаю, рассказываю, пою и немного владею парными мечами. Хотя нет, я лукавлю… скимитарами я владею хорошо, но, к счастью, пускать их в ход приходится редко.
О клинках алифер ляпнула, не подумав… конечно, оружие она держала на виду и любому, кто умеет сражаться, было понятно, что мечи не для красоты и не для устрашения, но с языка девушки эта фраза сорвалась случайно. Будто она предупреждала, что не относится к тем девицам, что ищут любовные приключения.
- А вы здесь по своим магическим делам или просто отдыхаете? – Лелия предпочла перевести разговор обратно на мага и открыто улыбнулась ему, хотя в уме на самом деле в это время умножала двенадцать на пятнадцать, а потом к полученным ста восьмидесяти прибавляла триста тринадцать.

+2

25

Глаза Рошана округлились. Он отпрянул от девушки и посмотрел на её скимитары, как человек, который впервые увидел оружие. С молчанием и тем же удивлённым выражением лица он посмотрел на Эйтана; светлая бровь придворного мага изогнулась дугой. Наёмник понял его без слов, будто они успели обменяться мыслями. Эйтан дёрнул плечами и снова уткнулся в кружку. Девон выдохнул, его плечи опустились – о чём бы эти двое не говорили без слов, ответ успокоил псайкера, и он снова лучезарно улыбнулся девушке.
- Никогда бы не подумал, что девушка с такими изящными запястьями, может быть настолько опасной! – выдохнул он с явным преувеличением в похвале. – Впрочем… Любая женщина может стать фурией по щелчку пальцев, - Рошан подмигнул девушке, намекая на природу женского характера.
Словно под стать его словам возле барной стойки народ успел повздорить. Эйтан со скучающим видом посмотрел в сторону шума. Девон смотрел с большим любопытством, и ухмыльнулся, когда заметил, как ловко один из зачинщиков спора – или правильнее сказать – зачинщица – с завидным упорством выгибала грудь колесом, несмотря на свой скромный рост. На фоне крупного и широкоплечего мужчины, похожего на теллинского мордоворота, она казалась воробьём, который пушил перья перед медведем, чтобы казаться больше. Мужчину она явно не боялась, а сыпала в его адрес такими отборными ругательствами, что можно позавидовать её фантазии. Под гогот не то знакомых, не то просто зевак, сидевших поближе, она ловко извернулась, схватила мужчину за ухо, а потом потащила его к выходу, словно мальчишку. Вся грозность мужчины разом улетучилась, и оттого ещё нелепее и смешнее смотрелось то, как он шёл за ней, согнувшись в рог, и просил прекратить.
Проводив её взглядом, Девон вспомнил о вопросе Лелии, и ответил на него с большим запозданием:
- Я тут по работе.
- Да ну?
Сомнения и лёгкий сарказм в голосе Эйтана вновь легли каплями грязи на чистенький камзол мага, но он не потерял лица.
- Да, - фыркнул Рошан. – С тех пор, как я отстранён от королевской службы, вынужден соглашаться на любое дельце, угодное Гильдии магов. Они тут, в столице, имеют хорошие связи с каждым, кто вхож во дворец, - поделился он и выразительно посмотрел на Эйтана.
- То-то ты часто заходишь к той чародейке-мистичке, - заметил Эйтан.
Рошан слегка покраснел, но кашлянул в кулак и решил перевести тему:
- А ты сам-то что здесь забыл?
- Всё как всегда, - Эйтан пожал плечами, - ем, пью, иногда порчу людям лица.
- Кстати об этом, - Девон с задумчивым видом поскрёб щеку, смотря куда-то в сторону. – Есть у меня тут одно дельце, где не помешало бы желание попортить лица… и выгулять скимитары, - он перевёл взгляд с Эйтана на Лелию, отчего-то рассчитывая на то, что и новая знакомая заинтересуется его предложением.
Эйтан явно выглядел не самым заинтересованным алифером, или же просто догадывался, что от него хотят.

+1

26

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Она чуть прищурила синие глаза, наблюдая за мимикой обоих мужчин и предполагая, что они общаются телепатически, и смятение бывшего придворного мага вызвало тень улыбки на её лице. Видимо, Деван Рошан не слишком привык к тому, что девушка может справляться с клинками.
- Да разве ж я опасна? – Лелия развела руками, словно демонстрировала, что запястья действительно изящные, а пальцы аристократически тонкие, но вот взгляд алифер стал чуть насмешливым. Она могла быть опасной с клинками, но её умения и навыки ещё не были отточены в бою, ведь девушка пока не была в настоящей схватке и не убивала, хотя её воспитание – воспитание воина – заставляло жить с осознанием, что однажды это произойдёт.
За разыгравшейся между мужчиной и женщиной сценкой Лелия наблюдала всё с той же лёгкой насмешкой во взгляде, но не комментировала, ведь считала подобные происшествия слишком личными, пожалуй, хоть их и выносили на всеобщее обозрение.
Разговор мужчин девушка слушала вполуха, тоже полагая его совсем не своим делом, и уже думала, как бы улизнуть поделикатнее, чтобы не мешать Эйтану и Девану разговаривать о своих делах, но тут маг обратился к ней, привлекая внимание и заставляя удивлённо вскинуть брови.
- Деван, я ведь стараюсь не влезать в конфликты, - осторожно начала она, бросив короткий взгляд на Эйтана, словно ждала от немногословного угрюмого алифера каких-то слов, - И скимитары для защиты, а не для того, чтобы кому-то портить лица. Я, конечно, готова выслушать, но совсем не гарантирую то, что возьмусь «выгуливать скимитары».
Лелия дала уклончивый ответ, ведь ей, с одной стороны, было любопытно, а с другой… если бы Деван Рошан предложил что-то совсем противозаконное, то она бы отказалась, ведь не хотела нарушать порядки Остебена, фактически только в него прибыв.

+1

27

- Боюсь, что я не совсем точно выразился, - Рошан попытался реабилитироваться. Он уже предположил, что девушка, несмотря на её обманчиво нежный вид, может оказаться неплохим воином, хотя сам в этом ни Фойрра не понимал. И всё же на ней не было тени Теллина, которая явно прослеживалась в Эйтане. В чёрством, холодном и отстранённом. Даже сейчас алифер молчал, словно его совершенно не заботила судьба знакомого. Это скорее настораживало и сеяло некоторые сомнения в его голове. – Видите ли… - магу явно было не по себе, и отчего-то он не то смущался, не то боялся пересказывать суть предложения. – Моя деятельность привлекла слишком много внимания… Ничего незаконного, не подумайте! Но… - он притих, вздохнул, подбирая нужные слова. Перемена в настроении мага заинтересовала даже Эйтана, который отвлёкся от выпивки и, вскинув бровь, в молчании смотрел на знакомого, ожидая, когда тот продолжит.
Неужели знает, что его собираются убить?
- До меня дошли новости, что за мою голову объявили награду. И не волею короля. Такие дела делаются в самых тёмных уголках города… Гильдия убийц решила поживиться на жирном предложении, а я… так ж вышло… всегда был паршивым воином. Мне бы… успеть добраться сегодня корабля, отчалить из города и… бывай, столица!
Рошан нервно посмеялся и смущённо улыбнулся.
- Провожатые мне бы не помешали, - он вновь заискивающе посмотрел на Лелию с Эйтаном, ожидая, что они скажут. – И так уж вышло… что я потратил все деньги, а потому не могу позволить себе ни одного наёмника, чтобы не бояться, что сам же заплачу ему за свою смерть.

+1

28

[icon]https://i.imgur.com/HCuMq23.jpg[/icon]
Предложение Девана Рошана вызвала у Лелии некоторое недоумение и ещё один быстрый взгляд на Эйтана, будто она без слов спрашивала: «И это я-то наивная и неосторожная? Он же сам себя подставляет своими словами! А если кто-то сейчас слушает этот разговор?»
Девушка могла бы даже добавить: «А вдруг и ты, Эйтан, предпочтёшь получить награду за голову своего приятеля?»
Однако она не собиралась говорить об этом вслух, а когда перевела взгляд на Девана, в синих глазах было немало скепсиса, приправленного, тем не менее, любопытством.
- Деван, мне искренне жаль, что ваша жизнь оказалась под угрозой, но я ведь вас совсем не знаю, - не знай Лелия, что он эмпат, то, наверное, поддалась очарованию мужчины и этой на первый взгляд невинной просьбе, но она контролировала свои эмоции, а потому хотела получить больше информации прежде, чем примет решение, - Вы можете рассказать больше о том, кого и как вы разгневали? И сколько наёмников может за вами охотиться? Быть может, если я посчитаю, что вам действительно стоит помочь, то я защищу вас, но не вот так же вслепую? – Девушка нахмурила брови и решила добавить, чтобы прояснить свою позицию, - Не поймите меня неправильно, я не хочу стрясти с вас деньги, которых у вас якобы нет… но ведь гильдия убийц преследует вас не просто так? И если вы совершили какой-то проступок, который и я считаю недопустимым, то вряд ли моя помощь будет оправдана и справедлива.
Возможно, её слова показались бы смешными Эйтану, который знал, кто она. Возможно, они показались бы неделикатными Рошану, но, как казалось девушке, он был тот ещё плут и вполне мог сейчас наплести какую-то душещипательную историю, правдивость которой она не проверит. Однако алифер следовала некоему внутреннему кодексу поведения, который в неё вложили и наставники, и отец с дедом, а потому помогать злодею или преступнику она вряд ли бы стала. И вовсе не злодею или преступнику по законам Остебене, а тем, кого бы сама посчитала таковыми.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Тёмные души