Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Джошуа Белгос
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [25.08.1082] Два пробуждения.


[25.08.1082] Два пробуждения.

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/492/551127.jpg

- игровая дата
25.08.1082
- локация
Где то на Краю Света.
- действующие лица
Чес, Лелия.

Утро с чувством неловкости лучше, чем ночь в одиночестве.

+1

2

Ночь многолика.
    Она может быть бархатной, гибкой, ускользающе дразнящей, как кошка, что трётся о вас не даваясь в руки. Может быть холодна и тяжела, полна безнадёжными мыслями, которые мёртвыми змеями лягут на ваше сердце. Может- тревожной, до паники, до стылости крови. До безумного желания бежать сломя голову, разодрать себе глаза, орать, найти любое существо, живое и тёплое, которое поддержит, что бы дотянуть до рассвета, что бы пережить невыносимость темноты….
    Она бывает игривая, как молоденькая шальная куртизанка,  густая и вязкая, как нагревшийся мёд,  бескрайне холодная, как северный туман, и серебристо лиричная, как лунный свет.
    У ночи есть только одно постоянное свойство, всегда и на все времена- она делает мир другим, и всё в нём, на момент её воцарения, иначе, чем днём.

    На границе сознания, в чернильной густоте воздуха, инквизитор приоткрыл глаза, ловя рукой тепло. Бриллиантовая россыпь звёзд означала окно, прочее окружение пребывало неразличимым, но то, что находилось под боком- лёгкое дыхание, атласное женское тело, отзываясь, прильнуло. Цепляясь за ощущения, за плотность друг друга, переплелись, мешая в кровь вино и ночь, свиваясь в слепой страстной судороге и…канули, вместе со сном, оборванным бесцеремонным, как копьё, лучом света.

    Чес буркнул ругательство, и попытался подтянуть удобнее сползшее одеяло, которое наглому светилу, торчащему как раз напротив окна, позволило так бесцеремонно лишать инквизитора приятных сновидений.
   Однако, одеяло не поддалось.
   Выгнувшись своевольным горбом оно ещё и лишило Вальдштайна защиты от свежего бриза, который тут же налетел с окна и колючим холодным языком прошёлся по обнажённому телу мистика, от самых пальцев ног до лица.  Успев удивиться, Чес открыл глаза, разглядел красиво колыхающиеся белоснежные пушинки по краю одеяла, и тут уже ошалело вылупился, на то, как перьевое нечто, коему полагалось быть одеялом, шевельнувшись снова, складывается, прикрывая спящую рядом фигурку.
Весьма блаженно спящую, обняв подушку, и прикрываясь со спины вторым белым отростком. Удивление непокорной пастельной принадлежности и остатки хмеля помешали Вальдштайну обратить в первую очередь внимание на то обстоятельство, что в костюме для купания он тут не один.

   Чес осторожно уселся, озираясь, и попытался собрать воспоминания в кучу. Комната была маленькая, светлая, окно выходило на залив, акварельными зубцами вдали поднимались горы – пейзаж был незнакомым. Широкая кровать составляла всю меблировку, на полу которой была какая то бестолковая мешанина из одежды и дорожных мелочей. Девушка что то сонно пробормотала, и отвернулась, плотнее закутываясь в крылья.

    -Как она их так выворачивает? – навязчиво крутилась в голове инквизитора мысль вместо того, что бы благоразумно задаться вопросами – Кто это? Как я здесь оказался? Где мои вещи и что тут, Фойрр подери, было?
При движении серебристая нить ожила на девичьей шее, и флакон, привешенный на ней, заиграл сапфирными гранями в солнечных лучах, скатываясь за спину.
    Инквизитор зацепился за него взглядом, ладонью машинально скользнув по своим амулетам – слава Фойрру, хоть они были на месте. Коварный умысел вспыхнул в его голове. Пальцы воровато потянулись к магической безделушки, глаза не мигая следили за спящей крылатой. Крючок замка поддался не сразу, Вальдштайну понадобилась вторая рука и напряжение всего тела, что бы избежать лишних движений, и предательского скрипа кровати. Серебристая нить распалась, флакон души сжали пальцы инквизитора.
Ему показалось что алифер перестала дышать.

+1

3

Сны, что тревожат хмельной рассудок, обманчивы и неуловимы, как густой туман, плывущий под пальцами… как серебряное перо, что теряется в лунном свете… как далёкая песнь сирены, прорывающаяся сквозь рокот ветра… как горячие пальцы на коже, оставляющие после себя следы и желание льнуть к ним снова…
Лелии снилось, что она летит сквозь облака, разрывая их пенное кружево сталью крыльев, но она, в последнее время так часто летающая высоко в небесах, чтобы забыть и забыться, чувствовала, что не одна. Словно тяжелый взгляд обволакивал гибкое тело, касался поцелуями ветра ключиц и шеи, плеч и груди, скользил по бёдрам тонкой эфемерной тканью, будто алифер одета не в привычный доспех, а лишь в грозу и бурю, что играла с её телом. Все ощущения были обострены до предела, нежная кожа – горячая, сверхчувствительная, почти до болезненности чуткая и… обнажённая.
«Почему я обнажена?...» - Даже во сне это казалось странным, хоть и невыносимо приятным – лишь сильные крылья, мягкие перья, сполохи молний и солнца лучи. Над облаками. Слепят, заставляют жмуриться и улыбаться… гонят сон…

Пробуждение было таким же странным, как и сновидение, хотя Лелия, в силу своего богатого воображения, сны видела часто, однако сейчас всё было немного иначе. Во-первых, голова была тяжёлой и мутной, словно девушка ещё не протрезвела окончательно, а потому глаза ни в какую не хотели открываться, да и подушка под щекой была такой уютно-манящей, что хотелось уткнуться в неё носом и спать дальше.
Во-вторых – и алифер это осознала лишь через несколько долгих секунд – она лежала, накрывшись крыльями. В еще не проснувшемся сознании метнулась мысль: «А ну и ладно, всё равно никто не увидит… это всё от сна… я снова летала во сне…»
В-третьих – и это ощущение пришло лишь через минуту другую сонной возни с боку на бок – она всё же была не одна.
«Не одна?!» - Лелия распахнула сине-серые глаза, уставилась на мужскую фигуру, нависшую над ней, и одним быстрым движением перекатилась на противоположный край кровати, рефлекторно развеивая крылья, что оставили после себя лишь серебристое мерцание перед тем, как исчезли.
- Ты кто? – Голос девушки прозвучал неожиданно хрипло, словно был сорван, и взъерошенная алифер подтянула к груди подушку, чтобы скрыть свою наготу, хотя, судя по ощущению приятной ломоты и расслабленности в мышцах, что-то скрывать было поздно.
Она рассматривала мужчину, пытаясь припомнить его имя, обстоятельства их знакомства и, судя по всему, весьма бурной ночи, потому что на шее и плечах незнакомца красовались недвусмысленные следы страсти. Однако попытки вспомнить, кто он, где они, как они здесь оказались, оборвал сапфировый отблеск в пальцах инквизитора – и Лелия испуганно взметнула ладонь к своей шее, чтобы осознать катастрофу – её Сосуд Души был в чужих руках.
- Верни мне, - девушка подалась вперёд, всё ещё прикрываясь подушкой, и требовательно протянула ладонь, - Пожалуйста.
Несмотря на последнее слово, в глазах Лель не было вежливости, в них серой хмарью клубился страх и гнев, злость на себя, на всю эту ситуацию, но девушка старалась не делать резких движений, чтобы, не дай Ньерай, не сжались сильные мужские пальцы вокруг хрупкой колбы, ломая её крылья и судьбу.

Отредактировано Лелия (17-06-2021 20:08:52)

+1

4

Сколько всего можно сотворить с человеком, заполучив над ним власть?
Капризы, прихоти, работа, извращения. Заставить лизать угли, некромантов, отсекать себе пальцы, воровать мёртвых животных, заказать освежёванную голову врага, втянуть в интриги, в поиски ульвийской богини, в долги, в кощунство пред глазами Всеотца. И как же примитивно сужаются желания, если оказавшееся в зависимости существо- смазливая голая девица, а вам не многим больше двадцати лет, и сейчас утро.

    - Я б спросил в ответ – кто ты, но мне это вполне понятно, - ухмыльнулся инквизитор, демонстративно перекатывая на ладони сосуд души. Ему не хотелось сознаваться что он и сам ни шиша не помнит о минувшей ночи, - Тебе очень нужна эта магическая цацка, верно? Мне то самому она, клянусь крыльями Фойрра- без надобности. Попользоваться не смогу, забарыжить тоже- они бесполезны для всех, кроме вашей крылатой братии. Разве что исследователям сбагрить, пусть бурду какую из неё вскипятят... За окно швырнуть -, понаблюдать как ты туда рыбкой следом нырнёшь?- слишком короткое удовольствие.
Так что получишь свою стекляшку обратно, - хмельные глаза Вальдштайна скользнули по рукам алифер, которые нервно прижимали к себе измятую подушку, - Когда немного постараешься.

    Никаких попыток скрыть свои похотливые намерения инквизитор не делал, да и вряд ли б сумел даже пожелав. Увидев выражение лица девушки он нехорошо осклабился:

    -  Даже не вздумай напасть, получишь пригоршню осколков на долгую память. У тебя нет выбора. И времени раздумывать тоже нет, - иди сюда, - пальцы Чеса сжались, закрывая от алифер хрупкие грани.

+1

5

В голове Лелии метались сумбурные мысли, которые легко было прочитать на её лице - возмущение, недоверие, страх утратить крылья, непонимание всей этой нелепой ситуации, ведь они... уже были близки ночью? И этот мужчина, имени которого она не помнила, носил слишком красноречивые отметины на коже, но желает снова? Или хочет унизить её тем, что обладает сейчас полной властью над её будущим?
- Пообещай, что вернёшь Сосуд Души, - тихо попросила девушка, всё ещё комкая подушку и не решаясь отбросить эту последнюю защиту от жадных взглядов мужчины, - И я не буду нападать...
- Обещаю, - нетерпеливый и вряд ли честный ответ, а после такие же нетерпеливые объятия и ласки.
- Чшш... не торопись... пожалуйста... - попросила алифер, напряжённо замерев в мужских руках и неуверенно обвивая его руками за шею, даже не стараясь сейчас изображать нежность или страсть, ведь всё это было похоже на не слишком удачный фарс, - Дай мне привыкнуть к тебе.
Прохладная ладонь Лель заскользила по плечам Чеслава, изучая следы от укусов и красные полоски царапин, расстояние между которыми как раз подходило под пальцы девушки, и алифер взглянула из-под полуопущенных ресниц, не веря в то, что накануне она могла кинуться в объятия незнакомого мужчины с такой жадностью и страстью.
Однако тело помнило мужские ладони и откликалось на них, хотя на грани сознания металось: «Что я делаю? Что я творю?! Что мы оба... творим... Ньерай... верни мне разум...»
Вся обычно сдерживаемая чувственность алифер проявилась сейчас, когда рассудок ещё не был окончательно трезв, а тело не остыло с ночи... и паника из-за утраченного Сосуда души, а после унизительное условие его возвращения... а унизительное ли на самом деле?... Всё это обернулось неожиданной алчностью до ласк мужчины. Девушка уже не думала головой, да она вообще ничем не думала! А ведь могла подгадать момент и выхватить похищенное из пальцев...
Но вместо того Лель выгибалась дугой, цеплялась за любовника напряжёнными пальцами, поддавалась его движениям, а в сознании билась хаотичная мысль: «Безумие какое-то...» Хаотичная в прямом смысле, потому что необузданная страсть пробуждала в алифер магию хаоса, которая уже мелькала в серых глазах грозовыми сполохами и разрядами молний.
- Чес... – тихий голос Лелии, которая неожиданно вспомнила имя мужчины, ведь ночью она тоже его шептала, и, выгнувшись в его руках, алифер взметнула ворохом серебряно-стальных искр четыре крыла, напряжённо затрепетавших за её спиной.
У неё было ощущение, что они падают куда-то вниз. Кружилась голова. Кружилась от страсти на грани – и эти ощущения были острее всего, что алифер знала до того... Такой ворох переплетённых эмоций и желаний... когда стремление укусить до боли сталкивалось с желанием целовать кожу и смаковать её вкус...
______________
А после – расслабленность в теле и ленивые мысли о том, что они, судя по виду из окна, на втором этаже какого-то дома, а линия гор вдалеке казалась смутно знакомой. Хотелось уснуть, прижавшись к мужскому плечу, даже ни о чём не спрашивая, но у судьбы были свои планы - с первого этажа, раздался настойчивый стук в дверь, сопровождавшийся хорошо знакомым звуком бряцающего оружия.
Лелия напряжённым взглядом посмотрела на Чеса, который, отогнав остатки расслабленности, скатился с кровати, выудил свои штаны из вороха вещей, что были раскиданы по комнате, нырнул в них, как змей в нору, и бросился к двери.
Она оказалась не заперта. Инквизитор приоткрыл её, оглянувшись на девушку, и, показав знаком сидеть тихо, спустился на пару ступеней по узкой лестнице, ведущей на первый этаж.
Алифер тоже соскользнула с кровати, чтобы одеться – быстро, торопливо, бросая встревоженные взгляды на мужчину, она натянула штаны и сапоги, а после накинула рубашку и подхватила свои скимитары.
В дом колотили уже громко и требовательно…

Отредактировано Лелия (19-06-2021 10:42:59)

+1

6

Внизу, на первом этаже, весь который занимала одна зала, перед глазами инквизитора открылось зрелище которое было чем то средним между вертепом и полем боя. На устланном цветастыми коврами полу были разбросаны подушки, бутыли, опрокинутые кальяны и лампы. Громоздились объедки фруктов, мужские и женские вещи, обувь, сладковато остро пахло вином и потом.
    Около десятка людей, в разных позах, взъерошенные, опухшие,  валялись тут же, поверх всего этого. Голые и немного прикрытые, они, видимо, только только пробудились, от поднятого шума, а иные так и продолжали лежать колодами. Некоторые из них неуклюже пытались подняться, очухаться, но не успели- дверь, под тяжёлыми ударами, рухнула внутрь, и в неё заявились алиферы, строго военного вида, а с ними и сам хозяин дома Карим, немного помятый, но вполне твёрдо стоящий на ногах. Лишь глаза у него нервно бегали по сторонам.

     - Все присутствующие, готовьтесь дать объяснения, - громко отчеканил синеглазый посланец Ньёрая, - Вы обвиняетесь в разбойничьем захвате чужого жилища, и контрабанде одурманивающих зелий.

Дальше Вальдштайн и слушать не стал. Метнувшись обратно в комнату, он спешно натянул рубаху, обулся, похватал свою верхнюю одежду, арбалет, сумку. По узкой лестнице уже стучали тяжёлые сапоги, как то слишком рьяно, может указал не неё кто?..
    - Валим отсюда, - буркнул он, открывая портал, и цапнув Лель за руку, выдернул за собой, когда дверь в комнату уже взломали.

    Они оказались на пристани, в том самом месте где инквизитор сошёл с корабля и впервые увидел раскинувшийся город. Солнце уже оторвалось от моря, ветер охотно трепал снасти и не застёгнутую одежду, шлёпались волны о пирс.

    - Я вспомнил как тебя зовут, - ухмыльнувшись произнёс инквизитор, закидывая привычным жестом ремень арбалета на плечо, - Мне тут пришло кое что на ум, насчёт тебя, Лели, подходящее для нас обоих. Пошли, отыщем кофейню, чаёвню, харчевню- чего угодно, а то я голодный, словно вчера не ел за столом, а только нюхал,  - намотав шемех и пристроив дорожную сумку он глянул на алифер похмельно прозрачными глазами, - Как тебе праздник?

+1

7

Несмотря на то, что Чеслав знаком указал ей, чтобы она сидела в комнате тихо, Лелия выскользнула следом за ним. Тихо, как он и просил, дыша бесшумно, ступая легко, почти невесомо, но всё же вышла на лестницу. Если бы её голова не была всё ещё хмельной, то девушка даже нашла бы логичное объяснение своему поступку: во-первых, у мужчины до сих оставался её Сосуд Души, а потому она от него ни на шаг, пока не вернёт похищенное; во-вторых, она не привыкла отсиживаться за спиной, даже когда её задвигает туда человек, час назад шантажировавший её украденным Сосудом. В-третьих… нет, о том, что может быть и третья причина, алифер не стала бы думать ни трезвой, ни хмельной.
Первой реакцией Лелии, когда она увидела стражников алиферов, было отшатнуться назад, чтобы её не заметили, а в бедовой голове метнулась мысль о том, что они могут быть посланы дедом, чтобы найти её и вернуть в Алир. На лице девушки в первые мгновения отразился даже не страх, а какая-то отстранённая решимость, но стоило ей увидеть суетливый взгляд Карима – и её зацелованные припухшие губы сжались в твёрдую линию. Неужели торговец решил таким образом подставить своих гостей и… отомстить? Где-то в хаосе памяти мелькнуло лицо хозяина этого дома – сначала приветливое, заинтересованное, а после – недоброе, когда тот понял, что она больше увлечена его спутником, Чеславом.
«Кусок идиота… а теперь выкручиваться… и сама хороша… доигралась…» - Лелия мысленно ругала и хозяина дома, и себя, и… наверное, по Чесу бы тоже прошлась не самым лестным образом, но он уже схватил её за руку и потянул за собой в портал.

- Ты мистик! – Это было первое, что выдохнула алифер, оказавшись на набережной и выдёргивая ладонь из пальцев мужчины, - Да кто ты такой вообще, Чеслав?!
Лелия отшатнулась от Чеса, костеря себя почём зря и понимая, что вляпалась не просто в неприятности с падким на женскую красоту мужчиной, а попала в руки магу, у которого на уме может быть что угодно, несмотря на его обещание вернуть Сосуд… ах да, обещание…
- Верни мне Сосуд Души, ты обещал, - проигнорировав вопрос о празднике, алифер требовательно посмотрела в янтарные глаза Чеслава, а в памяти совершенно неуместно всплыл её же шёпот прошлой ночью: «Цвета янтаря, сквозь который бьют закатные лучи... или прорывается пламя…», но вслух она сказала совсем иное, - И после этого я смогу говорить с тобой о делах, не думая о том, что ты сломаешь мои крылья из прихоти или мести.

Отредактировано Лелия (25-06-2021 22:02:37)

+1

8

Вот что стоило инквизитору сказать, - Я возвращаюсь в Остебен через два три дня, потерпи, побудь паинькой, - верну перед уходом, - это бы наверняка подбодрило алифер, и дало ей понимание срока ожидания. Но какое там… зачем по нормальному говорить?

    - Обещал, да, - ехидно отозвался инквизитор, подступая впритык к девушке. Ему пришлось наклонить голову, и он чуть ли не упёрся с Лель лбами, при этом не забыв кинуть взгляд на её кое как запахнутую на груди одежду, - А когда я тебе обещал его вернуть? Правильно – когда посчитаю нужным. Не можешь говорить – расправляй свои нежные крылышки и порхай к своему папочке, пусть тебя утешат, и отыщут  в семейных сундуках какую нибудь подходящую склянку под твою душу, на замену.

    Развернувшись инквизитор двинулся через площадь, высматривая где побольше клубятся дымки над крышами – верный признак закусочных, что в изобилии ютились возле порта. Шёл он  посвистывая, лёгким шагом, не поменявшимся даже когда на пути его встретился патруль алиферов. Они как раз двигались в сторону Лелии, и инквизитор,  хоть и не изменил своему беспечному виду, внутренне насторожился, готовый удрать в портал, только заслышав что обворованная крылатая натравит на него соотечественников.

+1

9

«Какая же ты скотина, Чеслав,» - читалось в мрачном взгляде алифер, но оскорблять мужчину вслух Лелия не решилась, лишь тонкие ноздри трепетали, словно девушка с трудом сдерживает гнев и желание залепить Чесу пощёчину. Но это ведь ничего не изменит, лишь разозлит мистика и может заставить его сломать Сосуд просто так, чтобы проучить… Лелия всё больше убеждалась в том, что вляпалась более, чем серьёзно, а в голове метались панические мысли: «А если он вообще не вернёт Сосуд? Если решит и дальше пользоваться своей безграничной властью над ней? Что же делать? Притворяться послушной и покорной? Усыпить бдительность и попытаться схватить украденное? Слишком опасно… И стражники не помогут, Чеслав же мистик – удерёт вместе с моими крыльями… Да кого я обманываю! Я бы всё равно не стала привлекать алиферов к этому делу… Ньерай, дай мне терпения и сил…»
- Чес, вот зачем ты так со мной? – Тихо сказала Лелия, догнав Чеслава и поравнявшись с ним, хотя под его широкий шаг подстраиваться было не слишком удобно. Девушка успела на ходу застегнуть рубашку и закинуть за спину мечи, но всё равно её вид был живописно помятым и взъерошенным, - Я ведь не враг тебе. Неужели тебе нравится получать необходимое силой? Ведь вчера ночью… - На щеках девушки появился румянец, а сквозь светлые волосы стали видны покрасневшие кончики ушей, выдающие, что большую часть ночных приключений Лелия вспомнила, - Я ведь сама с тобой пошла, без принуждения и угроз сломать Сосуд Души… и я не сбегу, если ты его вернёшь… я никогда не нарушаю своих обещаний Чеслав. 
Она задавала себе вопрос, почему пытается достучаться до мужчины, ведь стоило попытаться проанализировать своё отношение к нему. Была ли она обижена и возмущена? Да. Желала ли она отомстить и навредить мужчине? Нет. Думала ли она о его руках, губах, объятиях и поцелуях? Да… и это было самой большой проблемой, потому что Чес ей нравился, несмотря на то, что повёл себя низко.

Отредактировано Лелия (27-06-2021 13:08:01)

+1

10

Обещания и проклятия, - это то, что инквизиторы слышат чаще всего за свою бурную жизнь. Отношение к этим двум вещам у них своеобразное, для человека непосвящённого в превратности их профессии – нездоровое, но легковерность, у тех, постоянно схлёстывается с демонами, некромантами, отродьями проклятой магии, душегубами и лукавцами, - смертельно опасна, и потому вытравляется в инквизиторах с самого юного возраста.

    - Что я с тобой? – процедил Вальдштайн, продолжавший шагать. Лёгкость и насмешливость, после слов озабоченной алифер с него будто ветер слизал, зато подозрительность взвилась пламенем, - Я с тобой себя вёл почти как лыцарь благородных кровей, клянусь хвостом Фойрра! Ты откуда вылезла то такая, наивная? Али врунья просто да лицедейка? Или в головушке чего не хватает? Знаешь, любой из этих раскладов веры в твои обещения мне не добавляет, ни на каплю, - инквизитор свернул в переулок Мыльный Цветок, и направился к ближайшему постоялому дворику.

   Пожилая, опрятно одетая женщина в тёмно синем местном наряде, встретила их в дверях.

    - Добро пожаловать в Речного Угря,- низко кланяясь сказал она, - Будьте нашими гостями. Прикажите завтрак? Умыться? Комнаты?, - опытным взглядом маленьких глазок она обежала растрёпанных пришельцев.
    - Комнату самую дешёвую, без цветов и лишней мебели, - ответил Чес протягивая хозяйке несколько монет, - Завтрак, и если девушка пожелает – то чем умыться.

+1

11

Как легко жар страсти, теплоту влечения, призрачную мягкость доверия, что гладит плечи нежностью перьев, разрушить несколькими фразами… Лелия замерла в паре шагов от Чеслава буквально с воздетой вверх рукой, словно наивно желала вернуть свои крылья по мановению пальцев.
- Чес… - имя остыло на губах, а когда мужчина начал хлестать её словами о лжи и лицедействе, лицо девушки застыло маской и лишь глаза – гневные, возмущённые, злые и всё ещё слишком возбуждённые, жадные и желающие, пылали грозой, а после утихли, скрытые длинными ресницами.
Как много она хотела сказать и как мало имела на это право. Что ей оставалось? Проглотить оскорбления или спорить о том, что она никогда не лжет и не нарушает обещаний? Уйти, оставив свои крылья в ладонях мужчины, что был так страстен ночью и так жесток сейчас? Быть может, став бескрылой, ей будет проще отыскать брата? Они оба станут изгоями… Ньерай, как больно… от одной мысли и том, что осыплется серебром магия Сосуда, что находился в пальцах Чеслава.
- Что ты хочешь от меня? – Хрипло и тускло, словно из звонкого хрусталя голоса алифер убрали всё, что заставляло его звенеть. Голос, что звучал за спиной Чеслава, был подёрнут пылью и серой хмарью, в нём не было эмоций, вызова, страсти, что звучала прежде. Как серый росчерк угля на полотне, что жаждало ярких красок.

+1

12

Видимые без всяких усилий перепады настроения алифер лишь укрепили Вальдштайна в его подозрениях о двуличности. Что ж, во всяком случае, ему  всё понятно.

    - Хочу что б ты посидела за завтраком.  Не хочешь есть - дело твоё.
Хозяйка, поклонившись ещё раз, отвела их в небольшой зал, низкие, немного численные  столики которого были отгорожены друг от друга лёгкими занавесями.

    Инквизитор уселся на тахту и молчал пока им не принесли еду - чай, мясо с запечёными овощами, тонкие лепёшки. Всё вместе, с соусниками, это находилось на одном большом подносе. Чес, свернув тонкое тесто, начал охотно прихватывать им всё наготовленное, время от времени поглядывая на Лелию.

    - Ну, не сиди букой. Рассказывай как тебя вообще то сюда занесло, - проговорил он, соскучась её смурным видом.
    - Это будет одно из условий возвращения Сосуда? - Отстранённо спросила Лелия, мазнув по Чеславу тёмно-серым взглядом, подобным грозовому небу. Она не ела, только взяла чай и сделала несколько глотков, а последние минуты сидела и смотрела в окно с непроницаемым видом .
    - А Фойрр знает, - беспечно отозвался Чес, макая кусочки баранины в острый соус, - В твоих же интересах что б я был в хорошем расположении духа. Тем более ты можешь и любые выдумки рассказывать - я никак не могу проверить. Так что болтай что угодно.
    - Ааа... то есть я тебе нужна в роли скомороха, что будет развлекать во время завтрака? - Девушка не удержалась от ехидства, хотя в нём не было вызова или агрессии, лишь затаённая горечь, - Но как пожелаешь, о великий владетель Сосуда Души одной неразумной алифер, - Лелия даже отвесила патетический полупоклон, начиная свой разговор нарочито неспешно, хорошо поставленным голосом, в котором угадывалась привычка и говорить, и петь, - На Краю Света я оказалась по семейным делам, ибо у моего брата случилась беда и семья от него отвернулась. От меня тоже отвернётся, если ты сломаешь мои крылья, но кто я, чтобы умолять их вернуть? Я наёмница и исследователь, путешественник и менестрель, я давно не была в Поднебесной. Я люблю летать над облаками в грозу и давно не раскрывала крылья, потому что жила среди людей. Что еще тебе поведать, Чеслав? Или станцевать? Спеть? Размять тебе ноги?

    К последним словам в голосе алифер уже появилась лёгкая издёвка, но иронизировала она над собой, а не над мужчиной, что получил над ней власть.
    Инквизитор задумался на полном серьёзе.

    - Станцевать, - выбрал он, и закинул ещё кусочек мяса в рот, - Только не здесь. А то хоть остальные обитатели Серебряного Угря и дрыхнут, но всё же не будем шокировать хозяев. Ты точно не будешь есть?
    - Я не голодна, - Лелия отрицательно покачала головой, - И куда же хочет отправиться "мой господин", чтобы неразумная алифер ему станцевала?
Эта язвительность могла бы показаться вызовом, но голос девушки звучал мягко, а во взгляде было больше грусти, чем ехидства.

    - Сейчас что нибудь придумаем.

    Инквизитор с удовольствием доел за двоих, хотя по его виду совсем не похоже было что ему часто приходится наедаться до отвала, и попросил у хозяйки ключи.
    Медный ключик с бляшкой номерка, всего то 5 - в коридоре всего то было с десяток дверей, - квадратная комнатка, - кровать, толстый ковёр, полки, обычный для местных низенький стол, и ... всё. Мебель была плетёная, ковёр из козьей шерсти, мягкий, плотный, с незамысловатым лиственным узором. Большое окно за плотной занавеской, выходившее как раз на сторону улицы где располагались бани – там, уже спозаранку, было оживлённо.

    Инквизитор выудил из сумки маленький, чуть больше компаса прибор,  и какое то время сосредоточенно крутился в комнате, вглядываясь в его тонкие подвижные сферы, и делая записи грифельным стрежнем на узких, переплетённых кожаной коркой листах. Потом пристроил арбалет, верхнюю одежду, бросил на полку кошель, звякнувший монетами, и забросив за спину сумку, протянул алифер руку:
    - Идём, - тонкая линза портала выросла рядом с ними.
Девушка не сказала ни слова и не задала логичного в такой ситуации вопроса "Куда?", она взяла Чеслава за руку - не слишком уверенно, осторожничая, но не выдавая своего недоверия и тем более неприязни. Вспышка портала... Лелия даже зажмурилась на несколько мгновений, когда оказалась на берегу, залитом солнцем, и, отпустив руку Чеса, сделала пару шагов вперёд, осматривая окрестности. Это точно был не Край Света... и даже не человеческие земли... в Остебене такой богатой природы, столь лазурного моря и сияющего песка она не помнила. Впрочем, изящные шпили вдалеке давали подсказку.

    - Земли эльфов? - Алифер обернулась на Чеслава, глядя с удивлением и непониманием его мотивов, но не могла не подколоть, - Предпочитаешь купаться в море, а не в бадье?
    - А ты предпочитаешь кукожится в бадье, которую ещё неизвестно когда нагреют, и что ещё важнее- неизвестно ополоснули ли после предыдущих стояльцев? Уж если мыться то идти в бани, там точно драят, со щёлоком, после каждого, - пояснил инквизитор, бросая в тень сумку, и сматывая шемех.
    - Купаться, а потом станцуешь, - строгим тоном заявил Чес, скидывая одежду, - Но это тоже пожеланию, можешь посторожить добро.
И не оглядываясь отправился к мелко рябящим волнам. Ему было прям интересно, насколько быстро алифер кинется рыться в его вещах. Но даже если она найдёт сосуд, то вернуться обратно без мистика не сможет.
    Девушка проводила Чеслава задумчивым взглядом и скользнула серой хмарью по вещам. Было бы наивным полагать, что мужчина оставил ей Сосуд вот так не предусмотрительно - скорее всего, это или ловушка, или испытание, а может, и то, и другое вместе. Чес был слишком непрост, чтобы сейчас дать ей возможность выкрасть сосуд, а значит... стоит хотя бы воспользоваться возможностью освежиться, а потом уже думать, что за игру затеял её случайный любовник.

    Лелия тоже разделась - с некоторой заминкой, но смысла стесняться уже не было - всё, что мужчина хотел увидеть, он уже увидел, рассмотрел и потрогал... Она вошла в воду поодаль от Чеслава, осторожно ступая по незнакомому дну и жмуря глаза от удовольствия... сколь бы ни было печальным её нынешнее положение, наслаждение от нагретой солнцем воды она получала...
Волны скрыли её наготу и девушка плавными сильными движениями начала рассекать водную гладь, не боясь уплывать на глубину.
    Бедра алифер скользя коснулась рука в воде, и инквизитор, пользуясь тем, что она увлеклась ощущениям которое щедро дарило море, вынырнул из под низу прямо перед ней.
    - Уплыть собиралась? , - шутливо осведомился он, разглядывая мокрую голову Лелии.
    - Нет, просто поплавать, - ответила Лелия с расслабленно мечтательной улыбкой, будто тёплая вода смыла часть её печалей и тревог, и отплыла в сторону.
    Уплывающая женщина это всегда приманка- Чес, несколькими сильными гребками догнал её, и снова перегородил движение:
    - Солнце поднимается, напечёт, поворачивай, станцуешь пока всё не раскалилось.
    - Музыку для танца ты мне обеспечишь? - Не удержалась от насмешки алифер, но спорить не стала, а сильными размеренными движениями погребла к берегу, а когда достигла его, чуть замешкавшись, вышла из воды и подставила тело солнечным лучам, чтобы они высушили хрустальные капли. Лелия встала к Чесу спиной, но в её движениях и позе не было суматошной стеснительности, просто она посчитала, что лучше не дразнить мужчину лишний раз.

    Стоя спиной она пропустила поднимающиеся искры в глазах инквизитора, да и весь его взгляд, без преград прошедшийся по точёным линиям тела, посеребрённого водой.
    - С музыкой  тебе придётся самой управляться, - сказал он, обходя девушку и усаживаясь в тени листьев подобрав ноги, - Ты же сама сказала, что менестрель, напой что нибудь себе для настроя.
Он пошарил по одежде и вытащив кисет с табаком свернул самокрутку. Язычок пламени метнулся с пальцев,      - Готов смотреть.
    - Тогда пусть поют волны, - Лелия повернулась к Чесу лицом, спокойным и задумчивым, и сделала несколько плавных шагов в его сторону, не пытаясь прикрыть наготу. Что ж... раз мужчина хочет зрелища, он его получит...

    Первое движение - мягкое, как волна, что недавно согревала её тело... второе - как порыв ветра, стремительное и изящное, словно в ладонях алифер были клинки... третье - закружиться вокруг своей оси в одном ритме с плеском волн...
Лелия танцевала наобум, просто слушая море. Танцевала не какой-то конкретный танец, а двигалась так, как в схватке, но все её жесты, изгибы, выпады - всё это было более плавным, замедленным, грациозно-манящим... И при том, что она была обнажена, в движениях её не было кокетства или желания соблазнить - насоблазнялась уже! Была нежность теплого песка, плеск прозрачных волн, такой же лазурно-прозрачный взгляд из под длинных ресниц...
    А когда за спиной девушки на берег накатила большая пенная волна,  Лелия взметнула крылья и скрыла ими своё тело, завершая танец кипенно-белым аккордом.
Молчала... лишь дыхание стало более частым, а щёки порозовели... но на мужчину она не смотрела.

    - Очень красиво, - искренне сказал инквизитор. Он не был придирчивым ценителем, не обучался специально тонким понятиям, ни танца, ни музыки, но любил зрелища, видел их достаточно и обладал врождённым ощущением художественной соразмерности.
    - Пошли окунёмся ещё раз, и возвращаемся, - Чес вгляделся в безмятежное небо, - Тут с погодой всё слишком благополучно, - непонятно к чему пояснил он.
    - Смотри- вон отмель, - поплыли до неё? - предложил поднимаясь.
    - Поплыли, - эхом отозвалась алифер и развеяла свои крылья, которые погасли, оставляя серебристо-стальные искры в воздухе.
   Море охотно приняло  в свои бирюзовые обьятя две фигуры и через некоторое время вернуло их на берег – уставших, и довольных.
_____________________

    Ненадолго обоих сморила дрёма, в тени широких листьев, под ласковый шелест волн. Но толком отоспаться алифер снова не дали.
    - Идём, середина дня уже, - инквизитор бесцеремонно растряс её, уже одетый. Портал открылся в снятую Чесом комнатку в Речном Угре.
    - Так, - огненный закопался в своей сумке и выудил аккуратно свёрнутые трубкой листы, перевязанные каким то скользким материалом, - развернул, показывая Лелии, - Среди твоих талантов рисовального не завалялось? Вот среди моих к сожелению нет, поскупердяйничал Фойрр, - чистый лист, он развернул сверху, - Вот смотри- летит птица….

    Графитовый стержень заскользил по бумаге. Рисовать, в буквальном смысле, инквизитор не умел, но давно уже набил себе руку набросками, умея передать лаконичными линиями  движение, схваченное его точным глазом стрелка.

    - На птицу льёт дождь, вот прям как из ведра, - наросли вертикальные штрихи, - А тут у нас летит крылатик, - четыре размашистых крыла и изгиб тела обозначили алифера, - Ты вот тут, с боковины, рисуешь как они махают своими загребушками, ну если совсем не рисуется – пишешь вольным стилем.
А потом про косой дождь, и что при этом для летунов из особенностей, поняла? Я вернусь скоро.
Вальдштайн бросил на низкую кровать графит и листы, и без дальнейших объяснений исчез в портале.

   Не было его без малого часа два.
Явился- довольный, словно клад серебра нашёл, взъерошенный, и мокрый с головы до пят.

    - Ухххх, отличное место нашёл, - лыбясь объявил Чес алифер, - А ты нацарапала что велено?, - он, пожалев кровать, уселся прямо на пол, и уставился на Лелию, - Показывай, только шустрей, нам двигать надо.

+1

13

Когда Чеслав разбудил её, утомлённую солнцем, морем и ласками, Лелия поймала себя на мысли, что, когда это всё закончится… если оно закончится благополучно, она точно проспит сутки, а то и двое. Но пока для того, что вернуть Сосуд Души, девушка была вынуждена делать то, что хотел Чес, даже если глаза закрывались от усталости, а сил спорить, язвить и хорохориться уже почти и не осталось.
Оделась она быстро – сказывалась привычка наёмницы. Да и что там надевать? Штаны, рубаха, кожаный корсет… плащ благополучно остался в снятой комнате, куда мистик вновь вернул их порталом.
- Среди твоих талантов рисовального не завалялось?
- Картину маслом не напишу, но набросок, карту или схему сделать могу, - Лелия озадаченно уставилась на бумагу и рисунки Чеслава, не совсем понимая, зачем ему нужен принцип работы крыльев алифера, да ещё и в дождь, но взяла грифель и села за стол, хмуря брови.

Через пару часов на столе лежал лист, исчерченный качественно выполненными набросками крыльев - как птичьих, так и алиферских, изображённых с разных ракурсов и в разных положениях, причём девушка аккуратными стрелками указывала и направление ветра, из-за которого дождь мог быть косым, и схемы, как будут двигаться крылья в зависимости от того, куда бьют струи дождя – в лицо или в спину. Тут же были столбцы цифр, в которых Лелия расписала, при каком весе и каком размахе крыльев полёт будет оптимальным, а в каком случае алиферу придётся приложить больше усилий, чтобы преодолеть перепады давления и порывы ветра.
То, как были выполнены рисунки, снабжённые комментариями и подписями, выдавало то, что девушка, во-первых, обладает твёрдой рукой и неплохими аналитическими способностями, а во-вторых, изучала точные науки, которые позволяли оперировать цифрами и даже выстраивать несложные формулы на основе силы ветра и дождя, с которыми должен был столкнуться гипотетический четырёхкрылый летун.
Более того, она изобразила примерную схему с указанием диапазона высоты, на которой находятся облака, и сделала приписку, что в дождь лучше всего лететь над облаками, если хватает силы крыльев. А вот этот последний факт она знала вовсе не в теории, так как часто летала над грозовыми тучами, а потому машинально вывела женскую фигурку с белыми крыльями над пеленой облаков.
— Ты нацарапала, что велено?
- Да, я нарисовала, но зачем тебе эти схемы? – Лелия передала лист бумаги и пояснила несколько ключевых моментов в своих расчётах, а после добавила, глядя в янтарные глаза Чеслава, - И в схемах не изобразить всё за пару часов, какие-то моменты проще показать на практике, чтобы ты представлял, как именно и с какой скоростью должны двигаться крылья. Ты какое-то исследование проводишь?
В голосе алифер сквозил интерес и совсем не было агрессии или обиды, несмотря на то, что мужчина и забрал её Сосуд. Пока, по крайней мере, он не требовал от неё чего-то невыполнимого или преступного, а схемы крыльев… ему, человеку, они всё равно без особой надобности, как считала Лелия, хотя и выполнила задание с педантичной тщательностью.

Отредактировано Лелия (11-07-2021 09:57:10)

+1

14

Чес осторожно, стряхнув мокрые пальцы, взял за угол лист протянутый алифер и с интересом пробежал глазами по её зарисовкам.
    - Даа, исследование, - рассеянно буркнул он.
Он просмотрел и записи, подивившись внутренне педантичности, с которой Лелия подошла к его просьбе, потом отложил всё в сторону.

    - Великолепная работа! Но ты верно сказала- живьём гораздо нагляднее, - инквизитор поднялся, отодвинув плотную занавесь приоткрыл раму окна, и стянул неказистый уличный фонарь, висевший на крюке снаружи.

    - Ты мне пела, что не нарушаешь обещаний, - он наклонился к алифер, сверля взглядом лицо, - Пообещай…. чем там у вас дорожат? Перьями, гнездом Ньёрая, бутылкой души- да чем угодно, что будешь молчать и обо мне и о том, что увидишь со мной. Обещаешь?
Получив в ответ утвердительный кивок Вальдштайн открыл жестом портал, подхватил фонарь, и увлёк девушку за собой в зыбкую магическую линзу.

    После покоя тёплого утра на них сразу обрушилась непогода, - ветер, брызги дождя и рокотливый бас моря.
На небе, затянутом густой пеленой туч, было не видно солнца. Острые, клыкастые скалы словно спорили с волнами, которые бросались на них раз за разом, и откатывались, осыпая клочьями пены. Узкий природный порт, и сам Теллин, ибо это был он, город беззакония, казался издали нагромождением обломков, сваленных мусорной кучей и россыпь его огней походила на глаза диких животных, светящихся из засады.

    Чес и Лелия стояли на мокрой площадке, возвышающейся в удалении от воровской столицы. Когда то здесь находился маяк.  Теперь же от него, лишённого крыши, осталась лишь полуразрушенная башня, с остатками пола и некогда крепких стен.
    Инквизитор оттащил алифер к стене, водрузив тут же фонарь, укрепив его валяющимися по всюду обломками. Угловой остаток кладки позволял быть не сдутыми в море, и немного укрывал от хлещущего наискось дождя.
    - Ориентир для тебя, - громко, сквозь шум непогоды пояснил Чес, зажигая с руки фонарь. Пламя в нём суетливо затрепыхалось, стремясь покинуть свою клетку, но кое как удержалось.

    - Показывай!, - велел инквизитор, широким жестом окидывая воздушное пространство, окружавшее их, с рычащим далеко внизу морем, свистом ветра и поливавшим дождём. Издалека донеслись глухие раскаты – к Теллину приближалась гроза.

+1

15

«Исследование… вас, людей так сильно влечёт небо… вам так хочется обуздать ветер, но он не скакун, что уносит под облака, а любовник, который сжимает в бережных объятиях,» - мысленно усмехнулась Лелия, вслух не сказав ни слова, ведь вряд ли Чеслава интересовало её мнение, а она не собиралась выходить за рамки обозначенных им условий. Он даёт поручение – она исполняет. Потом возвращает сосуд… она очень надеялась на то, что мужчина всё же его вернёт.
- Не нарушаю, - эхом ответила алифер, утвердительно кивнув, и добавила, глядя в рыжие глаза Чеслава своими, цвета грозового неба, - Обещаю. Красивые и пафосные клятвы про перья и сосуд тебе, я думаю, не нужны.

А после снова закружился портал и они попали в лапы бури, путающей моментально намокшие волосы и выбивающей воздух из лёгких.
То, где они оказались, девушка узнала сразу, ведь Теллин был ей знаком не понаслышке, но алифер, не обращая внимания на сильный ветер, пытающийся спихнуть её с площадки, подошла к самому краю и рассмеялась. Весело, задорно и беззаботно, подставив лицо тугим струям дождя и раскинув руки, словно хотела обнять ураган.
- Чес, ты выбрал место, время и непогоду, ради которых я была бы готова снова пожертвовать своим Сосудом, позволяя твоим пальцам скрыть его сияние! – Лелии приходилось говорить громко, чуть ли не кричать, чтобы Чеслав услышал её через порывы ветра, - Но в твоём плане есть один небольшой просчёт. Хотя нет, это вовсе не просчёт, ведь ты же не знал…
Девушка подошла к инквизитору почти вплотную, между их телами оставалось лишь несколько сантиметров, когда она запрокинула голову, глядя в глаза Чеса сумбурным взглядом, в котором бушевал Хаос, и раскрыла серебристые крылья, что спрятали их обоих от порывов ветра. Её голос звучал насмешливо, звонко, радостно, хотя она и признавалась в одной из самых больших слабостей своей расы: - Я не могу отходить или отлетать от Сосуда дальше, чем на десять метров, иначе не смогу пользоваться ни крыльями, ни своей магией. Стоит мне отлететь чуть выше или дальше – и я камнем упаду в грозу, которой ты так великодушно решил меня побаловать. Но я покажу…
Она сделала два шага назад, по-прежнему глядя на мужчину, потом еще один, вставая на самый край площадки, и ещё один – бесстрашно и без сомнений – в пропасть, которая щерилась прибрежными скалами и рычала волнами.
Один удар сердца – и тонкая гибкая женская фигура, затянутая в лёгкий кожаный доспех, что повторял линии тела, зависла над краем бездны, а сильные крылья алифер рассекали дождь и направляли ветер. Лицо девушки, казалось, изменилось – с него пропала привычная отстранённая ироничность, глаза сияли синевой, светлая кожа будто мерцала в сполохах молний, а с ярких губ сорвалась песня, родившаяся вот только что:

Моя свобода – это не крылья,
Не ветер в спину, не дождь в лицо,
Сожми в ладонях – развеешь пылью,
Разрубишь сталью судьбы кольцо.

Мне тесно в небе без алых молний,
Что рассекают клинком грозу,
Над нами небо, под нами волны,
Рокочет жадная буря внизу.

Сожрет, сломает, расколет камни,
Украсит жемчугом небеса,
Раскроешь крылья – и станешь равным,
Если тебя пощадит гроза.

Лелия сделала несколько сильных взмахов, поднимаясь ввысь, но держалась на расстоянии семи-восьми метров от Чеслава, не собираясь рисковать переломанными конечностями, хотя всё её существо рвалось выше, под самые грозовые тучи… она сейчас была как наркоманка, которую поманили дурманящим зельем, а после выдернули его из рук и держат перед самым носом, не давая схватить. Она хотела ввысь и это нервное напряжение чувствовалось в её стремительных движениях, когда она сделала над площадкой круг, несколько раз перевернулась в воздухе вокруг своей оси, спикировала на Чеса сверху, сменив направление движения за полметра от него и снова взмывая. И снова ограничивая свой полёт девятью метрами.
От дождя перья потемнели и отяжелели, но девушка была достаточно сильна, чтобы летать даже в бурю, и, натешившись полётом, показав мужчине те движения, что рисовала на листе, и даже больше – несколько других, рассчитанных на опытного летуна, Лелия, дыша прерывисто и часто, приземлилась напротив Чеслава в полуметре от него.
Растрёпанная, промокшая насквозь, с живой мимикой и яркими от порывов ветра губами, она была совсем иной, будто хмельной без вина, а в её зрачках отражались отсветы молний.
- Доволен? – В хрипловатом голосе алифер звенело возбуждение, радость, удовольствие от полёта и что-то ещё неуловимое… покорности своей судьбе более не было, но не было и вызова или агрессии. Она была как сама эта гроза, что стоит вне привычных моральных ценностей. Для неё сейчас были важны только гроза и полёт.

[icon]https://i.imgur.com/2YRRJZn.jpg[/icon]

Отредактировано Лелия (21-07-2021 16:59:53)

+1

16

- Не доволен, - легко перекрывая шум непогоды ответил инквизитор, и не заботясь о дожде цапнул алифер за верхнюю пару крыльев, - Переворачиваясь в воздухе, я видел, ты отклоняешь их по очереди – это движение идёт противоположному от ударов дождя? Насколько осложняется манёвренность когда они промокают?

Он потянул крыло вверх, ощупывая связки, крепящие его к плечу Лелии.

    - Наружная часть словно закручивается, сначала у верхней пары, потом у нижней, это от подвижности перьев?, - мокрые пальцы инквизитора бесцеремонно забрались в тёплую густоту, которая ещё не успела напитаться влагой, так что по телу алифер разбежались мурашки.

    - Мои не такие, - пробормотал он  себе под нос, отстраняясь.
Две тени ожили за его спиной, удваиваясь.

    Пока Лелия кружилась над ним Чес стоял, застыл на краю площадки, ловя каждое её движение, и лишь иногда смахивая заливаший глаза дождь с лица. Ему казалось что он уловил соотношение направления дождя и ветра с работой крыльев, и теперь ему нетерпелось опробовать свои знания.
    Легко оторвавшись от площадки он попытался повторить проделанный алифер переворот в воздухе. Начав слишком низко он еле успел вывернуть у разбитой стены, и вспорхнул резко вверх, рассекая струи воды, а потом, радостный что  получилось, спикировал к Лелии, повторив её финт – резко затормозил в воздухе буквально в полуметре, такое он умел проделывать и раньше.

   - Полетели выше!

+1

17

- Чес, ну не щупай меня, как кобылу на ярмарке, - добродушно проворчала Лелия, но вырываться не стала, ведь она была будто чуточку хмельная от грозы, да и смысла рваться из рук Чеслава не было – всё равно получит то, что захочет. К тому же, ей было приятно… вот такие наглые пальцы, забирающиеся в перья, касающиеся кожи, мягкого нежного пуха… это возбуждало… сильно… но мужчина выдёргивал из этого хмельного состояния требовательными вопросами и Лелия пыталась отвечать, - С мокрыми крыльями летать и маневрировать тяжелее, потому что они становятся не такими гибкими и лёгкими. А остальное… ну я лучше еще раз покажу, а не буду описывать словами.
Она вздохнула и уже приготовилась взлететь снова, как за спиной Чеслава взметнулись четыре чёрных крыла, заставив алифер отшатнуться и воскликнуть: - Ты же человек! Ты не алифер, нет! Нет же?
Конечно же, нет… было бы глупо предполагать, что Чеслав просто водил её за нос это время, а на самом деле был алифером с чёрными крыльями убийцы. Он не стал бы требовать от неё подробные схемы и рисунки, если бы был алифером, он ведь всё знал бы и так. Но что же тогда? Артефакт? Лелия знала о существовании подобных вещиц, но их цена была запредельной и вызывала закономерный вопрос – откуда у Чеслава, кем бы он ни был, такие деньги? А кем он вообще был?... Ведь девушка ничего о нём не знала.
- Чес, кто ты вообще такой! – Даже в ошарашенном состоянии девушка проследила за полётом Чеслава и рефлекторно сделала намёк на движение в его сторону, чтобы попытаться помочь, когда он чуть не влетел в стену, а когда всё же вывернул и резко затормозил, Лелия взметнула крылья, стряхивая с них капли дождя, и спросила взбудораженным голосом, - Это ведь артефакт полёта? Откуда он у тебя?  Я понимаю, что у тебя свои секреты, но сейчас мы в одной связке – ты не слишком опытный летун, а я не смогу летать далеко от тебя… Сколько у тебя опыта? Насколько высоко мы можем рискнуть залететь?
Лелия подошла вплотную к мужчине и посмотрела на него с сумбуром и тревогой во взгляде: - Чеслав, я не хочу рисковать, залетая слишком высоко, это действительно опасно… я могу не удержать тебя, если что-то пойдёт не так.
[icon]https://i.imgur.com/2YRRJZn.jpg[/icon][status]Chaos Reigns[/status]

Отредактировано Лелия (21-07-2021 19:21:28)

+1

18

- Да зачем это всё тебе?, - нетерпеливо крикнул инквизитор, отвечая на все её вопросы разом, - Мы здесь как раз что бы узнать, а что б узнать – надо рискнуть, где я узнаю это иначе?
Графитовые крылья за его спиной распахнулись, рывком поднимая в воздух.

    - Полетели!, - теперь это звучало как приказ.

    Дождь и не думал заканчиваться, а громовые раскаты подобрались уже совсем близко, и хрупкие росчерки молний несколько раз пронзали небо уходящее в море.

    Магия, из которой были сплетены крылья инквизитора, давала ему и преимущества и недостатки, которые он особенно остро начал различать именно при полётах с обладателями живых крыльев.
    Перья его крыльев были более плотные, глянцевые, словно натёртые воском, и не промокали – капли дождя лишь скатывались по ним, не создавая дополнительных проблем.
Провоцируя Лелию следовать за ним, инквизитор стал стремительно подниматься в небо, нагнетая опасность расстояния между алифер и её украденным сосудом. Крылья уносили его всё выше и выше вверх – над дождевые облака, как сама же девушка и рекомендовала.
    Молния, с шипением разорвав воздух, дрожащей стрелой вспыхнула и умерла совсем рядом с ними.

+1

19

- Да потому что я хочу знать, из-за чего и ради чего мы оба будем рисковать жизнью! – Непривычно эмоционально выкрикнула Лелия, взмывая в небо вслед за мужчиной ещё даже до его приказа, и полетела не рядом бок о бок, а напротив, лицом к лицу на расстоянии трёх-четырех метров, чтобы их крылья не мешали друг другу, но они оба видели друг друга, - Ты вообще хоть чуточку своей жизнью дорожишь?!
Ей приходилось перекрикивать ветер, дождь холодными струями хлестал по лицу, забирался под одежду, делал крылья тяжелее и девушке периодически приходилось делать быстрые и резкие взмахи, чтобы избавиться от излишков влаги. Но, похоже, любые увещевания были Чеславу безразличны, и он поднимался всё выше, вынуждая её следовать за ним.
- Грозу нужно чувствовать! Её нужно любить! Нужно быть грозой! – Кричала Лелия, уклоняясь от молнии, что расчертила небеса рядом с ней, но алифер это было привычно – она просто стремительным движением ушла в сторону, оказываясь чуть ближе к мужчине, и рассмеялась, ловя ртом дождь и глядя на Чеса с гордостью, силой, властностью, ведь небо – стихия крылатых, а инквизитор был тут гостем.
- Если будут заканчиваться силы, скажи мне, я подстрахую! Но нужно выше, ещё выше! – После крика Лелии раздался оглушительный удар грома, и она с тревогой и ожиданием во взгляде подлетела к Чесу, внимательно рассматривая его крылья и движения мужчины, чтобы направить его, и сказала мягко и с какой-то затаённой нежностью, - Следуй за мной, я покажу… всё, что ты хочешь увидеть… и даже больше…
Алифер взмыла выше, в самую черноту грозовой тучи, в которую, казалось, закуталась, как в драгоценное дорогое кружево, что рвалось под мерными ударами её сильных крыльев, кажущихся в полутьме тёмно-серыми, а не серебристо-белыми, и замерла в семи-восьми метрах от мужчины.
Инквизитор с лёгкостью догнал Лелию, поднимаясь следом в клубящееся марево дождя и туч, среди которых его чёрные крылья почти растворились, обрисовываясь лишь блеском скользящих по ним капель, а совсем рядом неожиданно разразился гром и сразу две молнии перечеркнули небо, ударив одновременно.
- Берегись! - Выдохнула Лелия, сближаясь с Чеславом стремительным уверенным движением, и схватила его за руку, чтобы потянуть за собой - ещё выше, над тучи, всё быстрее... рассекая черноту серебром намокших крыльев.
Они вынырнули над грозой неожиданно даже для неё - чернота, похожая на ураганные волны, осталась в десятке метров внизу, где-то под ней электрическими скатами маячили молнии и глухо гремел гром, а вокруг - бескрайнее небо той удивительной прозрачной синевы, что бывает только на исходе августа. Лелия разжала ладонь и отпустила Чеса, а сама прикрыла глаза и улыбнулась абсолютно счастливой улыбкой.
- Бесподобно, - выдохнул Чеслав слово, которое лишь отчасти отражало его ощущение от окружающего безграничного пространства и небесных красок, которые он жадно впитывал, впервые поднявшись так высоко, и лёгким движением крыла сблизился с алифер.
- Если однажды взлетел над грозой, то никогда не сможешь отказаться от этого наслаждения, - Лелия посмотрела в глаза мужчины ошалевшим счастливым взглядом и протянула ему тонкую ладонь, - Но сейчас день... а представь, какого цвета грозовые облака в лучах закатного солнца... почти как твои глаза... а на рассвете облака, когда паришь над ними, как драгоценный прозрачный янтарь золотистого оттенка.
- А ты спрашивала - зачем, - ухмыльнувшись, передразнил её инквизитор, осторожно взяв девушку за руку и целуя её пальцы, - Где бы я ещё увидел такое?
Алифер наблюдала за Чесом с мягкой мечтательной улыбкой, преобразившей её лицо, а затем плавным движением подлетела к нему вплотную и положила ладони на его плечи, шепнув: - Обними меня за талию, я покажу тебе, как летать вдвоём...
А когда мужчина, подстроив взмахи крыльев под её, обнял гибкое тело и задал закономерный вопрос «Куда?», Лелия шепнула: - Ещё выше… Я начну закручивать нас, как в танце... сначала медленно... и, если закружится голова, скажи мне – я остановлюсь.
Она сделала подчёркнуто плавное движение крыльями, начиная движение вокруг своей оси и увлекая мужчину за собой, как будто действительно повела в танце. Смотрела в глаза, дышала дыханием Чеслава, почти касалась губами губ. И увлекала его в совместный полёт, в котором не четыре крыла должны были взмахивать в одном ритме, а восемь. Лелия не торопилась, позволяла мужчине подстроиться под свои движения, а когда он усвоил принцип, две крылатые фигуры – с серебристо-белыми и обсидианово-черными крыльями – взмыли в высоту. Туда, где дыхание уже срывалось с губ морозным облачком, звезды светили даже днём, а алифер, остановив кружение и напряжённо замерев на несколько ударов сердца, отстранилась и распростёрла крылья, зависая в воздухе. В её взгляде сейчас был чистый хаос, рождённый ощущением свободы, что дарило ей небо. И впервые она взлетела так высоко не одна.
Чес повторил её движение – отстранившись, распахнул крылья, удерживаясь их площадью. Его магические крылья, гораздо более прохладные чем живые, уже начали покрываться белым инеем на длинных маховых перьях. Инквизитор упоённо разглядывал раскинутый внизу пейзаж и купол неба, а алифер, зависшая на распушённых крыльях, мокрая, растрёпанная, напряжённая, казалась ему воплощением чистой красоты полёта, духом стихии, наивысшей точкой всего окружения.
Пожирая её глазами Чес сделал лёгкое движение распахнутыми крыльями, приближаясь, и, не коснувшись руками, сохраняя парение, впился пересохшими горячими губами в губы Лелии.

Гроза бушевала долго, сверкая разрядами молний и разрывая небеса грохотом грома. Бушевала и страсть, такая спонтанная и жадная, как будто мужчина и женщина не могли насытиться поцелуями, объятиями, сплетением горячих тел под проливным дождём, а когда гроза утихла, Лелия шепнула на ухо Чеса, касаясь его губами: - После грозы… Там, вверху... воздух прозрачен и свеж, как в первый день творенья мира... и, быть может, лучи солнца сыграют на струнах радуги и нашепчут ветром о тайнах мироздания... Я ни с кем ещё не делилась своей грозой...
А Чеслав молча повёл рукой - особым жестом, обнимая, крутанул алифер, и они упали на камышовый матрас. Сквозь шерстяные шторы пробирались лучики солнца, тёплый расслабляющий воздух. Перед падением в портал Чес загрёб пятернёй их одежду, и теперь она шмякнулась мокрым комком рядом.

[status]Chaos Reigns[/status][icon]https://i.imgur.com/2YRRJZn.jpg[/icon]

Отредактировано Лелия (02-08-2021 23:31:42)

+1

20

Утром инквизитор проснулся рано, это были его последние сутки в Краю Света. День обещал быть жарким -солнце поднималось в соверешнно чистом небе, только приморские птицы суетились, стараясь раздобыть себе пропитание до полудня.
    Пока алифер спала Вальдштайн ушёл, а вернулся с небольшим свёртком, и уселся на пол, разбирая зарисовки и записи сделанные Лией о крыльях.
Хотя девушка обычно спала очень чутко и просыпалась рано, впечатления прошедшего дня забрали у неё много сил и физических, и моральных, а потому уход Чеса она пропустила, лишь свернулась уютнее на его кровати, пряча лицо в тонкую подушку.
   Однако когда он вернулся и начал тихо перебирать листы с рисунками, Лелия открыла сначала один серо-синий сонный глаз, потом второй... в первые секунды она даже не могла понять, где находится... и вот её взгляд упал на Чеслава, а в памяти жаркой волной всколыхнулось всё, что было накануне, заставляя щёки зардеться.
    - Утра... доброго... - тихо сказала алифер, наблюдая за мужчиной и пока не вставая, чтобы одеться.
    - Доброго, ога, - осклабился инквизитор, - Слушай, белоховстая, мы сейчас пойдём в город, я есть хочу,  а хозяева местные с утра только травяные чаи гоняют, так что ты одеваешь вот это, - бросил в руки алифер плотный свёрток.
    - И ещё, где тут, на острове, ваша братия грифонов держит? Страсть повидать вблизи охото, доводилось, но лишь дикарей, издалека. Ну и дохлые, кусками попадались.

    Лелия поймала свёрток с нескрываемым недоумением, написанном на лице крупными буквами, а когда развернула его, то её брови просто поползли вверх, ведь во-первых, это было ПЛАТЬЕ, а не привычные ей штаны и рубаха с корсетом, а во-вторых, оно было такого яркого жёлтого цвета, что девушка посмотрела на Чеслава с сомнением:
    - Ты уверен? Если нам летать на грифонах, то в платье это будет не слишком удобно... Или ты хочешь просто посмотреть? Я провожу, конечно, тут на окраине города их держат.
Она встала и приложила платье к обнажённому телу, всё ещё не уверенная в том, что нужно надевать женский наряд.
    - Нет, только посмотреть. Тебя то может и пустят, а вот что мне с поклоном доверят поводья и разрешат покататься на "крылатой лошадке" я как то очень сомневаюсь. Скорее всего их ещё и охраняют, что б глупые чужаки грязными руками  не лапали и сомнительным запахом не нервировали. Я читал - грифоны прям тонкой душевной организации,  обидчивые,  своевольные и недоверчивые.  Одевай одевай, на улице через пару часов жара будет, ещё порадуешься.

    - Чес, если дед ещё не послал соглядатаев, чтобы меня найти, то я могу воспользоваться его именем, чтобы взять грифона, - Лелия со вздохом накинула лёгкий шёлк на горячую кожу, немного запуталась в том, как запахивается платье, но всё же разобралась и перетянула тонкую талию длинным поясом, обвернувшись им несколько раз и проворчав под нос, - Никогда не понимала эти наряды... неудобно же... не побежать, даже не пойти быстро, потому что подол в ногах путается. И да, грифоны не любят чужаков, они недоверчивы и своевольны, но я же алифер и могу найти общий язык почти с любым крылатым созданием.

    Инквизитору ещё не приходило в голову, что у крылатой может быть родня или знакомцы, которые заметит её долгое отсутствие, и примутся искать. Интересно, будут ли они связываться с алиферскими патрулями и опрашивать всех встречных поперечных? Попасться, и оказаться под судом, инквизитору, удерживающему возле себя девушку уже несколько дней шантажом, совершенно не улыбалось.
Он отметил себе быть осторожнее но от своих планов не отказался.
    - На месте решу, идём, - буркнул он, и рассовав по карманам лишь самые необходимые мелочи отправился с алифер из гостиницы.

    Какое то время они шли, петляя по улочкам, и заходя во всё более респектабельные районы, пока наконец Чес не увидел то, что ему сразу приглянулось - на небольшом возвышении был разбит словно маленький сад. К нему поднимались несколько ажурных мостиков, и венчал лёгкий резной купол. Весь он был густо засажен крупными белыми розами, создающими живые стены между расставленными столиками. Эта колючая плотная преграда была аккуратно подстрижена, так что лишь виднелись немного головы сидящих там посетителей.

    Чес, прихватив Лию за руку, повлёк её по мостику. Их встретила строго причёсанная девушка, и хотя вид у обоих был не совсем подобающий для такого утончённого заведения, с изысканной вежливостью проводила в один из зелёных закутков. Совсем рядом кто то, тихо и  неспешно беседовал о торговых морских делах, а с другой стороны, пожилая семейная пара обсуждала слухи о драконах повстанцах.

    Пока они шли по городу, Лелия почти всё время молчала, только поминала себе под нос Фойрра, когда наступала на подол платья или начинала путаться в тонкой лёгкой ткани, но стойко терпела неудобную одежду, следуя за мужчиной.
    Его выбор девушку удивил... она была совсем неравнодушна к красоте и изяществу, а потому столь красивое и изысканное заведение заставило алифер остановиться на несколько секунд и залюбоваться ажурными мостиками и белыми розами, но Чеслав подхватил её под руку, увлекая за собой.

    В зелёном закутке, куда проводила их служанка, Лелия машинально села так, чтобы просматривались другие столики, и прислушалась к разговорам, что заставили нахмурить брови. Впрочем, сейчас у неё были другие заботы.
    - Сегодня от еды я отказываться точно не буду, - улыбнулась она, вспомнив, что накануне утром пила только чай, пребывая в шоке после похищения Сосуда души.

+1

21

Услужливая разносчица выспросила вкусы гостей, и вскоре всё заказанное необычной парой, состоящей из самоуверенного высокого мужчины и девушки в ярком платье, которое было словно с чужого плеча, было на столе. Рыба, запечённые морские деликатесы, разнообразные приправы и специи, а также вино, от которого исходил запах цветов – всё это оказалось выставлено перед Чеславом и Лелией.
Пока они дожидались, инквизитор залпом выпил флакон зелья, никак не комментируя этот жест, а девушка не стала спрашивать – всё равно не ответит. Она вообще осторожничала задавать много вопросов мужчине, который шантажом вынудил её следовать за собой, хотя сейчас она уже не драматизировала ситуацию и не считала, что Чес может причинить ей вред осознанно.
Конечно, он мог её сломать, как заигравшийся и увлечённый ребёнок, но вряд ли стал бы причинять боль намеренно. Тем более, что полёты над грозой и среди молний убедили алифер в одном – перед ней натура эмоциональная и увлекающаяся, как и она сама… ищущая крайностей и не боящаяся риска… склонная к спонтанным поступкам и стоящая за гранью ханжеской человеческой этики, но злым и жестоким Лелия бы Чеса не назвала.
Мерно журчащие разговоры по обе стороны их закутка, неспешно прогуливающиеся под яркими зонтиками степенные пары, компания торговцев, скрывающаяся за густотой розовых кустов в нескольких метрах от них – всё это настраивало на расслабленный лад, хотя девушка понимала, что Чеслав может подкинуть ей сюрприз, а то и не один, в любой момент. До сего момента абсолютно все его действия были для Лелии полной неожиданностью – начиная от похищения Сосуда Души и полётов в грозу до вот этого платья, которое приятно холодило кожу нежным шёлком.
Когда они вышли из заведения, в котором сытно позавтракали, Лелия, привычно избегая центральных улиц, повела Чеслава небольшими узкими переулками к окраине города, где располагался загон с грифонами.
- Чес, ты прав, что тебя вряд ли подпустят к грифонам близко, - задумчиво сказала алифер, привычно петляя по улочкам так, чтобы не попадаться на глаза ни другим алиферам, ни, тем более, возможным стражникам. По её поведению вообще можно было бы предположить, что она скрывается или же просто избегает многолюдности, хотя в остальном девушка вела себя спокойно, - Но у меня есть идея. Конечно, ты можешь удовлетвориться осмотром загонов издалека, так будет безопаснее и проще, однако… - Лелия вообще не была уверена в рациональности того, что она собирается предложить Чесу, но отступать было поздно, ведь в её же интересах дать ему то, что он хочет, чтобы получить обратно то, что желает она сама, - Я могу взять грифона… попытаться по крайней мере… и, если получится, прилететь на нём в какое-нибудь условленное место неподалёку, где ты будешь ждать.
Она замялась, в очередной раз запутавшись в подоле, и добавила совсем тихо, глядя на мужчину, который не был ей другом, да и вообще вызывал слишком сумбурные чувства и эмоции: - Я же всё равно от тебя никуда не денусь без Сосуда Души. И точно не сдам тебя охранникам, потому что тогда меня снова отправят под замок, а ты скроешься с моими крыльями… я потеряю слишком много, если попытаюсь тебя переиграть таким банальным способом.

+1

22

С младых лет любовь к животным проявлялась в Чесе. В Сарепте он отлично ладил с дворовыми собаками и кухарачьими надменными кошками, притаскивал из леса то выводок ужей, то ежей, то птенцов стрижей, добавляя слугам забот. Подростком стал отличным наездником и стрелком, принимал участия в охотах, которые были одним из любимейших развлечений его сверстников, но не втянулся, душой ощущая несправедливость и бессмысленность убийств ради забавы.
Оттуда, из безмятежного детства, тянулись ниточки симпатий инквизитора к ульвам, драконам, и вообще любым звероподобным созданиям. Ещё не став квестором, выполняя задания Братства какое то время в одиночку, Вальдштайн умудрился приручить несколько дригло, а одну из них, Дагире, даже возил долгое время с собой за пазухой. В одной из передряг его крылатая питомица чуть не погибла, и желая ей долгой жизни, инквизитор оставил её в отчем доме, где она вполне комфортно устроилась.

    Грифоны были всегда притягательны для Вальдштайна. Их необычный, гордо хищный вид, осторожность, сила, множество легенд связанных с ними, манили его натуру исследователя. На подступах к Пределам, с помощью местных охотников ему удалось отыскать несколько обитаемых гнёзд, и он мечтал выправить себе длительный отпуск, что бы провести время в наблюдениях за ними. Но обострилась ситуация  с Розой Немёртвых, консул стягивал силы инквизиторов, перераспределяя обязанности, Чес стал временным квестором, потом постоянным, и об отпуске уже и заикнуться не было никакой возможности. Спасибо Фойрру что выходные дни иногда случались.

    Оказавшись на Краю Света он, по мимо своих практик полёта, надеялся увидеть и грифонов, умением обращаться с которыми славились алиферы. Но разглядывать загадочных крылатых скакунов, в лучшем случае, из  загородок, под колючим оком  смотрителей, или же увидеть вблизи, погладить, оценить, возможно прокатиться – что ж тут было выбирать? Глаза Вальдштайна вспыхнули азартом, даже шанс что девчонка просто врёт, как дышит, желая улизнуть, не остановил его.

    - Это шикарно будет! Давай знаешь где встретимся, - Чес, остановившись, возбуждённо обвёл глазами синие зубцы гор вдалеке, - Вот Фойрров хвост, я острова то почти не знаю…, - он ненадолго задумался, - Давай от порта, вправо, вверх по берегу, километра через 3 примерно. Там каменисто, жилья нет, скалы, море – видел когда подплывал, идёт?

Девушка молча кивнула.

    - Бери самого горячего, - рассмеявшись Чес потряс Лию по плечу, - Если вдруг что то случится, неладное, возвращаешься в Речного Угря, и жди меня там пару дней. Ну а дальше- свободна.

    - Давай, буду поджидать на берегу, - шутливо поддев пальцем свободный вырез платья на алифер инквизитор развернулся, и спорым шагом двинулся в сторону гавани.

+1

23

Лелия не слишком верила в то, что Чеслав согласится с её предложением, которое давало ей немало свободы и возможность рассказать о том, что её удерживают насильно. Да и сам её порыв предложить мужчине познакомиться с грифонами поближе был не совсем логичен, ведь она могла просто довести его до загонов и махнуть рукой – мол, любуйся. А потом ещё мысленно посмеяться и поехидничать, когда Чеса развернут назад, не подпустив к крылатым созданиям. И всё же она предложила ему вариант, который должен был его зацепить – и мистик действительно за него ухватился.
Алифер проводила его сумбурным взглядом, всё ещё не уверенная в том, что он сейчас не развернётся, передумав, а после пошла к загону, придумывая сказочку, которой было бы достаточно для смотрителей грифонов. Конечно, она не собиралась рассказывать об истинных причинах и мотивах своего желания взять крылатого зверя. Конечно, не планировала она предать то хрупкое доверие, которое худо-бедно установилось между ней и Чеславом.
Однако у неё не было с собой денег, чтобы можно было задобрить алиферов монетами, а было… только имя деда, которое, конечно, открыло бы ей двери грифоньего загона, но и могло выдать её присутствие на Драконьем Зеве, если где-то в отчётах промелькнут слова о том, что в конце августа Лелия Ваэль, внучка советника Эрвейна Ваэль, брала грифона на несколько часов. Чем ей могло это грозить? Как минимум возвращением в Алир под замок, но для этого её ещё нужно найти и поймать, а Сосуд души-то по-прежнему в руках Чеса… и его возвращение было первоочередной задачей, ради которой можно пожертвовать предусмотрительностью и осторожностью.
Определённо, непоседливый мистик влиял на неё странно, вызывая нехарактерные мысли и желания… она-то думала, что её безрассудство осталось в прошлом – и вот на тебе!

Примерно через час после того, как Чеслав отправил девушку за грифоном, она верхом на крылатом красавце не слишком большого размера, выдающим его молодой возраст, появилась над каменистым берегом, где должен быть дожидаться мистик…
Грифон летел невысоко, делая ровные и сильные взмахи белоснежными крыльями, а на его спине пристроилась женская фигурка в ярко-жёлтом платье, подол которого пришлось задрать до середины бедра, чтобы нормально управлять магическим созданием.
Лелия заставила грифона приземлиться метрах в двадцати от Чеслава, чтобы тот не посчитал его врагом и не захотел напасть, а когда спешилась и поправила сбившееся платье, положила ладонь на шею крылатого зверя, успокаивая его, ведь тот косил диковатый взгляд на человека и щёлкал клювом, издавая предупреждающий клёкот.
- Его прозвали Болтун за то, что он любит общаться, - алифер поглаживала грифона по шее, почёсывала за ушами и по лбу, демонстрируя, что у них установилось полное согласие и доверие. Её щёки раскраснелись от ветра, волосы растрепались, но на губах была довольная улыбка, ведь и сама она была рада прокатиться на магическом звере, - Но подходи осторожно, он ещё молодой и строптивый, поэтому может оттолкнуть крылом или, что хуже, попытается укусить. У меня есть немного еды для него, он падок на угощение и его можно задобрить вкусным подношением.

+1

24

Инквизитор смотрел во все глаза пока волшебный зверь со всадницей не спешились поблизости от него.
- Шустро ты обернулась. Привет, Болтун, - заговорил Чес, неспеша подходя к грифону, и досадуя на себя что не догадался выспросить заранее что из лакомств любят крылатые верховые. А ведь мог спросить у Лелии!
Двигался к ним  мистик так, как обычно приближаются к диким животным, - не делая резких движений, с показной уверенностью и спокойствием. На руку ему сыграло ещё то, что уже несколько дней он не пользовался привычной огненной стихией, кроме как по мелочам, и запах дыма, который неизменным спутником сопровождал практически любого инквизитора, хоть и оставался, но почти неуловимо, хорошенько выветрившись от полётов в грозу.

Непривычные к запаху пожарищ животные обычно опасаются людей с таким тревожным духом, и шансы завоевать симпатии грифона сразу бы были пониженными.

    - Привет белокрылый, какой же ты красивый, какие у тебя широкие крылья, наверное ты хорошо летаешь, высоко, быстро, орёшь на чаек, гоняешь гусей, - продолжал инквизитор. Он болтал с грифоном как люди делают это с лошадьми, или собаками, зная что эти зверюги хоть и не понимают смысла слов, но те ещё лохматые провидцы,  и отлично улавливают  интонацию, настроения и возможности нахального двуногого.

    - Эта зверюга сильнее тебя. Он, взбрыкнув, врежет копытом в лоб, и размазжит тебе голову, как глиняный горшок, - говорил Чесу старый конюх Хмейн, обучавший его в Сарепте верховой езде. Вальдштайну тогда было лет двенадцать и он едва доставал пальцами вытянутой вверх руки до холки выданному ему в личное пользование сердитому рысаку Карату.
    - Пытаться переиграть его силой- дело добром не кончится.  Ты должен внушить ему что ты – главный, по этому он должен тебя везти. Нельзя трусить, позволять ему своевольничать, надо показывать спокойствие, не забывать хвалить и помнить что перёд – кусается, а зад- лягается.

    С грифонами дело ещё и посложнее обстояло, ведь Болтун мог, резко отрыв крыло, без труда сшибить легковесного инквизитора с ног.
Но мистик всё равно приблизился, голосом настраивая капризного зверя на контакт, и не замолкая, стоя уже рядом с алифер, спокойно огладил грифона по холке широким движением.

    - Эх, угостить бы чем нибудь тебя, может и полетали бы все вместе, - сокрушённо пожал плечами инквизитор, - Лия, что есть из вкусного для Болтуна? Дай порадую, за то что он такой красивый, терпеливый и умница.

+1

25

Девушка с улыбкой, в которой читалось и одобрение, и немалая доля удивления, наблюдала за Чеславом, что приближался к грифону осторожно, но уверенно, успокаивая его голосом. Пусть магическое создание и не понимало слов, но интонации чувствовало безошибочно, а мужчина явно имел опыт общения с животными.
- Только не спеши, - тихо предупредила Лелия, чувствуя, как напряглась шея грифона под её пальцами, когда он перевёл на приближающегося инквизитора отливающий золотом и янтарем взгляд, - Хотя… похоже, ты и сам знаешь, что делать…
Крылатый хищник, который под рукой алифер был послушным и смирным, на человека смотрел с настороженностью, которую выдавал и изгиб сильной шеи, и напряжённые крылья, и переступающие лапы с длинными мощными когтями, способными распороть плоть до кости.
Зверь был красив и опасен… его поза, на первый взгляд почти расслабленная, могла в мгновение ока смениться на угрожающую готовность к прыжку или к стремительному полёту – Лелия это знала. Наверняка, понимал это и Чеслав, раз действовал так осторожно.
В голове девушки промелькнула мысль о том, что вот он – её шанс отомстить дерзкому человеку за похищение Сосуда души, ведь Болтун, послушный её руке, мог броситься на мужчину, но алифер отбросила эту идею сразу. И вовсе не потому, что понимала – мистик, скорее всего, успеет переместиться, а она потеряет шанс вернуть утраченное, но из-за того, что Чеслав ей нравился.
В нём сплелись все те качества, за которые Лелия любила и уважала человеческий род – смелость, воля, любопытство, целеустремленность, жизнелюбие, страсть, даже некоторая беспринципность – всё это кипело в молодом мужчине и делало его неодолимо притягательным для алифер, которая помогла бы ему и без шантажа. А потому ладонь девушки мягко поглаживала шею грифона, пальцы почёсывали его за длинными ушами – и эти жесты убеждали зверя в том, что перед ним не враг.
- Да, он красивый и умный, - эхом отозвалась Лелия, продолжая оглаживать крылатого красавца, а когда рука Чеслава опустилась на его холку, алифер накрыла его пальцы своими, сжала их на несколько секунд, и показала, как лучше касаться перьев и шерсти, чтобы не спугнуть Болтуна и не вызвать его недоверие, - Мне для него выдали несколько тушек кроликов, но когда будешь кормить, береги пальцы, ведь он может не рассчитать и прихватить за них.
Девушка отпустила ладонь Чеслава, убедившись, что грифон его принял и не собирается вырываться, и достала из мешка, который был закреплён на упряжи, пару крупных зайцев. Взяв одну тушку за задние лапы, Лелия мелодично посвистела, привлекая внимание чудесного зверя, и осторожно протянула ему угощение, успев отпустить подношение в тот момент, когда Болтун сцапал его мощным клювом и, запрокинув голову, заглотил целиком.
Она протянула Чесу второго кролика и отошла на пару шагов, с улыбкой любуясь картиной «приручения» строптивого хищника, а взгляд девушки стал мечтательно ласковым, ведь она была уверена – их снова ждёт небо.

+1

26

- Эх… знал бы раньше- приволок бы ему эти кроликов хоть десяток, - сокрушённо сказал инквизитор, беря ушастую тушку из рук Лии,- Когтищи то…Когтищи как у знатного волчище, - обратился к Болтуну, жадно следившему за перемещениями лакомства.

Держа кролика так же как это делала алифер,  Вальдштайн не стал его протягивать крылатому, раздразнивая.
Грифон переступил с лапы на лапу, скрипя чистым песком. Потом кинул взгляд на девушку, и заклекотал, негромко и просительно, а потянулся  к мясному деликатесу.

Чес не стал испытывать его терпение, и разжал пальцы во время, позволяя Болтуну завладеть аппетитной тушкой, и сожрать её.

    - Слушай, а двоих он может поднять?  А если ты заберёшься ему на спину,  а потом, я попробую аккуратно вторым седоком?, - азартно поинтересовался мистик, - Они что делают когда бесятся – клювом долбят или козлят, как лошади?

+1

27

Лелия с мягкой улыбкой подошла к грифону и, дождавшись, когда он расправится с кроликом, покровительственно погладила его по холке, прошлась ладонью по шерсти и запустила пальцы в перья, обращаясь с молодым строптивым хищником ласково и терпеливо.
- Сильно перекармливать не стоит, он станет ленивым, сонным и вообще может отказаться лететь, - пояснила алифер, не глядя на Чеса, а удерживая зрительный контакт с грифоном, чтобы он был смирным и послушным, - Пара кроликов – это достаточное поощрение и обещание того, что если Болтун будет хорошим мальчиком, то получит ещё. Да, мой славный?
Последние слова уже были обращены к умному животному, которое, услышав своё имя, заклекотало и потрясло головой, подтверждая, что он хороший и славный мальчик.
- Он молодой и сильный, а я не слишком тяжёлый всадник, так что с нашим общим весом он справится, - девушка поглаживала и почёсывала грифона, а тот довольно жмурил янтарно-золотистые глаза, так похожие на глаза инквизитора, - Однако седло рассчитано на одного наездника, так что нам будет не слишком удобно и, наверное, тесно.
При мыслях о том, как тесно они окажутся прижаты друг к другу на спине грифона, Лелия покраснела до самых кончиков острых ушек, а её пальцы на мгновение замерли на шкуре Болтуна, но девушка задержала дыхание, пытаясь справиться с волнением, и одним плавным движением запрыгнула на спину грифона, садясь так, чтобы позади неё осталось место для Чеса.
- Если ты будешь сидеть позади меня, то клювом он тебя не достанет, - она обняла шею чудесного создания, почти ложась на неё и вдыхая запах перьев, - Может начать брыкаться, если ему что-то не понравится, поэтому не сжимай его ногами сильно и лучше крепче держись за меня, а то если мы попадаем с него порознь, то свои крылья я не распахну, они всё ещё у тебя.
Она говорила об этом спокойно, уже привыкнув к тому, что зависит от Чеслава, да и была у неё иррациональная уверенность в том, что специально инквизитор её не обидит, ведь у него была масса возможностей это сделать.
Болтун косил птичьим круглым глазом, рассматривая человека с любопытством и легким недоверием, но ласковые руки алифер убеждали его в том, что непривычно пахнущий мужчина ему не враг.

+1

28

Не нам, а мне, - подумал про себя инквизитор, уже пробовавший подобную посадку. Но отказываться от такого случая из за своеобразных ощущений он не собирался, тем более с такой хорошенькой напарницей.

    Чес приблизился и положил ладонь на заднюю луку седла, благо она была не выступающей, облегчённого, пологого типа. Ему бы хватило сил и сноровки забраться с земли, подтянувшись ан руках, но этот манёвр легко проходил только с хорошо выезженными лошадьми, и вряд ли годился для импульсивного грифона.
Мистик огляделся, и приметил несколько больших валунов, темнеющих ближе к скалам.

    - Езжайте за мной, - позвал он алифер.

Когда Лия, верхом на Болтуне, дошагала куда их звали, инквизитор уже забрался на камень, высотой с хороший стол, и поманив их близко близко, ухватился за ремни седла, скользнул за спину девушки.

    Грифон, ощутив добавившийся вес, недовольно закрутился на месте, взрывая когтями песок. Чес сидел смирно, обняв одной рукой алифер, а другой вцепившись в переднюю луку, и Болтун, недовольно пофыркав, быстро успокоился.

- А теперь скомандуй ему взлетать, - негромко сказал Чес, почти касаясь губами заострённого ушка.

+1

29

Грифон, накормленный и обласканный, вёл себя спокойно, под седлом у алифер не брыкался и кусаться не пытался. Было ли это связано с тем, что все крылатые легко находят общий язык, или же Болтун в силу своего молодого возраста и неопытности уверился в том, что накормивший его человек ему друг?
Это было и неважно, ведь чудесный зверь послушно подошёл к камню и позволил инквизитору забраться в седло, после чего недолго поворчал и покрутился, но быстро притих под уверенной ладонью Лелии.
Девушка уже несколько лет не летала на грифоне, но привычка осталась – как держать спину, как сжимать летуна бёдрами, чтобы не мешать его крыльям, как направлять его полёт – всё это помнило её тело, хотя сейчас ощущения были необычными, ведь вдвоём в одном седле ей летать не приходилось.
Она подалась вперёд, чтобы Чесу было удобнее, и сжала львиное тело грифона бёдрами, пуская его сначала шагом, потом мягким бегом, а после в лицо алифер ударил порыв ветра, растрепав короткие волосы, и Болтун взмыл в небо.
- Держись крепче! - Выдохнула она мужчине, когда грифон стал набирать высоту, делая сильные размеренные взмахи крыльями, а затем добавила, оглянувшись на Чеслава и подмигнув синим глазом, - Вряд ли ты захочешь лететь низко и осторожно, да?
Ей не нужен был ответ на этот вопрос, ведь за эти пару дней Лелия уже поняла, что Чеса совсем не вдохновит медленный полёт на высоте нескольких метров над землёй. Уж в страсти к небу они были схожи… И алифер, запустив ладони в перья на шее Болтуна, жестами и прикосновениями попросила лететь выше и быстрее.
Грифон, послушный её движениям, взмыл выше, под самые облака, и издал довольный клёкот, радуясь ветру, играющему в его крыльях. Двойную ношу он почти не чувствовал, она стала бы тяготить его через час-другой, а пока магический зверь, направляемый рукой наездницы, летел в горы.
Почему именно горы? Может быть, потому что Лелия любила острые вершины, окутанные облаками, глубокие ущелья и рокочущие водопады не меньше, чем волны моря, раскаты грома и многохвостые плети молний... А может, потому, что хотела показать инквизитору вид на остров с той высоты, где летают лишь птицы, грифоны и алиферы.

+1

30

Пушистое руно облаков раскинулось вокруг грифона и его всадников, застилая их от солнца. Синем зеркалом покоилось море. Удалилась городская пестрота, и малахитовые лесные заросли, с песчаными лентами дорог.

    Скалистые выси стремительно приближались. И вот уже инквизитор и Лия, под мерные взмахи крыльев грифона, парили над грядой острых,  обветренных утёсов, где не пролегало тропинок, а из растительности благоденствовали только седоватые мхи да жёсткие, как конская грива, лишайники.

    Пьянил разряженный воздух, от высоты и диковатой красоты природы захватывало дух. Рука Вальдштайна, обвивавшего алифер за талию, сжимала её все крепче, ловя движения грифона и подстраивая все три тела в единый ритм, облегчавший полёт.

    - Задержимся, вон там, - Чес указал маленькую  полянку, под углом раскинувшуюся между нагревшихся каменных стен, - Ненадолго.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [25.08.1082] Два пробуждения.