Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [29.06.1082] Безмолвная змея.


[29.06.1082] Безмолвная змея.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/492/968411.jpg

- Локация
Вильсбург, башня Огненного Братства
- Действующие лица
Корен Раджниш, Чеслав, Хъён.
- Описание
    Странная вещица досталась в руки инквизиторов на вечере наград, в королевском дворце. Кроется ли в ней опасность? Кому? От чьего умысла? Может быть лучше испепелить её, не ломая головы, ведь нет объекта- нет проблем?
Продолжение истории Алмазная пыль.
Опасности лучше идти навстречу, чем ожидать на месте.

Отредактировано Чеслав (17-06-2021 00:25:05)

+3

2

Фиолетовыми, красными, изумрудными фонтанами распускались над столицей фейерверки, в стрёкоте, в  искрах, под восторженные крики толпы. В бальной зале продолжались танцы, музыканты играли с упоением, в воздухе полном ароматами духов, по зеркальному паркету, кружились нарядные, как мотыльки,  изящные пары.
    А в другом крыле, за закрытыми дверями, капитан стражи допрашивал перепуганных артистов, придворные маги прощупывали все помещения дворца, а за воротами уже рыскали в поисках пропавшего с вечера молодого слуги.

    Раджниш, выслушав инквизиторов и посоветовавшись с главой королевской охраны, решил не прерывать праздник- явная угроза на тот момент отсутствовала, а скомканное окончание торжества в любом случае отозвалось бы зловещими слухами. Огненные вернулись в зал, личная охрана королевской четы удвоилась, незаметно для гостей, и всё, что было запланировано на этот вечер дворцовым церемониймейстером протекло без дальнейших эксцессов.
    Собравшимся на площади людям выставили щедрое угощение, фейерверк был прекрасен, и игристые вина до самой полуночи лились рекой под звуки тостов и веселья.
    Наконец все, усталые  и наполненные эмоциями, начали разъезжаться. Первым покинула блестящее сборище королевская чета, милостиво со всем простившись, после них потянулись и остальные.
Раджниша и награждённых инквизиторов вернул к Игнис личный экипаж консула, запряжённый четвёркой породистых вороных коней с густыми вьющимися гривами. Усталых инквизиторов встретили братья и сёстры, помогли разоблачиться из узкой парадной одежды, которая так же оказалась даром.

    И на этом праздник закончился.
Яноша, под присмотром Виргилия, торопливо увели к целителям. Линкарту, Хъён и Чесу с Рэем вручили их дорогущие костюмы, аккуратно сложенные и завёрнутые в шёлк, именные шкатулки с алмазными орденами.. и со всем этим проводили до общей спальни…где уже сидело десятка три инквизиторов, горящие желанием слушать подробности про праздник и убранство королевского дворца.

    Награждённым были отпущены по целых 3 выходных каждому, но Вальдштайна с Хъён утром ждал консул, на разбирательство о таинственном гребне и сбежавшей актрисе, Рэймонд собирался наведаться к матери, пока не прогулял все деньги, и провести пол ночи в рассказнях им, никому, не улыбалось от слова совсем.
    Чес, не спрашивая товарищей, открыл портал в  единственное место, где как он был уверен они смогут спокойно отдохнуть – в Сарепту. По его знаку четверо выживших в Зенвуле сделали братьям ручкой, и под их недовольный галдёж и вой смылись.
    Уже сонными их развели под руки слуги маленького замка, и благополучно устроили в гостевых комнатах.
    Поспать всё равно удалось мало. Больше вышло если б Девельфорд удалилась в гостевую комнату, отсыпаться в одиночестве, но приключение возле медведя настойчиво взывало к продолжению, и так пролетела часть времени, растратив ночные часы, но с удовольствием.

    Утром Хъённель и Чес, отчаянно стараясь не зевать, сидели в кабинете Консула, и второй раз, уже не второпях, как на балу, а чувством, толком, расстановкой, излагали, как им удалось раздобыть странный элемент причёски желтоглазой танцовщицы.

+2

3

Хъенн любила свою работу, и могла с уверенностью сказать, что желала как можно дольше не расставаться с Братством, хотя приключения пузатой инквизиторши смотрелись даже в воображении донельзя нелепыми, но так уж сложилось, что в Огненном Братстве у Девольфорд было своё место и чего-то кроме мордобоев в рамках закона и не очень она не знала. Вот только и у этой любви были свои границы разумного и допустимого. Работа испортила награждение, сначала взвалив на плечи двух инквизиторов расследование мутного дела, а потом и вовсе оставила без заслуженных выходных, в которые другие братья гуляли в свое удовольствие. Где справедливость? Повезло, что в Сарепте им никто не мешал, а здоровье инквизиторши, несмотря на все щепетильные обстоятельства, всё ещё было достаточно крепким, чтобы с утра пораньше, не свет, ни заря, ни срамши, отчитываться перед Раджнишем.
Возлагая большие надежды, что с заговором – если это он – и странной вещицей разберутся без них, Хъённ припоминала все подробности странного столкновения с артисткой и тактично умалчивала об истинных причинах, приведших её и Чеслава в королевский зал трофеев. И совсем немного уповала на то, что попорченное монаршие добро не возложат на их плечи щедрыми выплатами убытков короля. Подумаешь, медведя помяли. Не такой уж большой!
- По стенам она карабкалась ловко, - пересказывала Хъённ, пытаясь восстановить в памяти картину прошлого вечера, несмотря на отчаянное желание спать, и саднящие от недосыпа глаза. – Мы не успели рассмотреть её ауру, - не подумали, если говорить точно, - но я думаю, что такими талантами отличаются разве что вампиры и им подобные, может, кто из перевёртышей ещё, - никаких особенных примет во внешности Девольфорд не припоминала. Ни клыков, ни когтей, ни хвоста, ни по особенному загнутых лап. Да и много ли среди известных рас тех, кто так по стенам ловко карабкается? Королевы арахнидов? Гули? Цераты?.. За последними Хъённ такого не припоминала, да и зачем эти тварям, ворующим лики, врываться во дворец и что-то тут прятать? Эти угостились бы человечинкой.
Прикидывая все возможные варианты, Хъённ поймала себя на том, что сильно задумалась и отвлеклась от дела.
- Не могла ли она эту пакость кому-то подарить? Хотеть подарить, - поправила себя Девольфорд. – Стражники во дворце могли её напугать, если бы взялись вещи проверять, но тогда стоящий за ней хозяин глуп, раз думал, что артистов не обыщут.
Учитывая все проблемы во дворце, инквизиторша очень надеялась, что в копилку бед не прибавилось новых забот.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

4

Консул выслушал рассказ с крайней внимательностью.

    - Гвардейцы прошерстили весь дворец, - заговорил он, после того как инквизиторы умолкли, - Не нашли ничего подозрительного. Ни попыток проникновения в личные покои, ни ментальных ловушек или следов. Охрана дворцового комплекса подготовлена очень серьёзно, за королевской семьёй круглосуточно приглядывают доверенные маги. Даже если, какой то невероятной везучестью, актрисе удалось бы протащить под юбкой злоумышляющий артефакт, возможности нанести какой то серьёзный урон у неё не было.
Пройдя через кабинет Раджниш выглянул в коридор, и негромко отдал какой то приказ дежурившему у его дверей огненному.

     - Кроме жёлтоглазой плясуньи из дворца пропал некий Витан Феит, из весьма обеспеченной семейки – у них обширные конюшни недалеко от Берселя, и договоры на поставки лошадей в армию. Поступил на службу с полгода как, осьмндаци лет,  по отзывам – жизнелюбивый, не особого ума. На балу награждения помогал старшим слугам, в жилище своё из дворца не возвращался. Обнаружился ещё чёрный ход, через систему продуктовых кладовых, через него предположительно актриса, сладкой парочкой с Витаном,  или своими ножками и покинула дворцовый комплекс. Начальник охраны уверяет, что ход этот давным давно не использовался и дверь его была заделана. Кто там и зачем его расковырял натихую – пусть сами дознаются.

Раздался стук в дверь – Раджниш протянул руку, и ему подали несколько пар крепких охотничьих перчаток.

    - Давайте посмотрим вашу оживающую находку, - Раджниш натянул перчатки на свои длинные пальцы. Прикрыв глаза псионик погрузился в краткое состояние предвидения.

    - Сейчас напрямую угрозы нам нет, - уверенно сообщил он, - Чес, выуживай его. Бросишь…. – Айтварас оглянулся и снял с одной из полок выпуклое парадное блюдо, разрисованное киноварью, поставил на широкий подоконник, подальше от Хъён, - Вот сюда.

    Следуя примеру Консула Вальдштайн одел кожаную защиту, и мысленно подал сигнал. Быстро метнувшись рукой в открывшийся карман изнанки, он выхватил оттуда нечто и бросил в уготовленное место.
    Громко и противно зазвякало – все трое огненных уставились…
… на серовато свинцовый гребень, со змеями и полным набором зубьев.
    Подождали.
    Излюбленный многими женщинами предмет  лежал как камень.
    Консул протянул руку, и осторожно взял его.
   

    Раджниш покрутил безделушку в руках, потёр пальцами. Заметив что зубья более блестящие, чем всё остальное, взял со стола узкое лезвие, поскрёб им верхушку, увенчанную змеями. Грязновато землистый налёт поддался, открывая более тонкую работу и еле заметную гравировку на внутренней стороне- изящно изогнутую, словно мотылёк, заглавную  букву А.

   - Имя мастера, или владелицы, - предположил Корен, протягивая вещицу Чеславу, - Надо будет дать осмотреть нашим чаровникам. Но возможно это действительно – просто элемент причёски. Актриса не желала расставаться с ним, по личным девичьим причинам, по ним же и поспешила покинуть дворец, как только исполнила свою роль в представлении. Или не хватает каких то особенных условий для его пробуждения, - задумчиво изрёк инквизитор, - Какого то элемента.

+1

5

Хъённ наблюдала, как Консул осматривал гребень. На первый взгляд, он казался самой обычной вещицей, и не скажешь, что на балу тот ожил и попытался вцепиться зубами в руку инквизитора. Что именно тогда на него повлияло – кто знает. Это была всего лишь случайность. Ни она, ни Чеслав не выпили столько, чтобы им померещилось, будто бы вещь живая. Что-то в ней явно было не так, как и в обстоятельствах её появления в замке.
- Думаю, что чаровники быстрее поймут, с чем мы имеем дело.
В конце концов, ни она, ни Консул, ни Чеслав не обладали таким опытом и магическим талантом, чтобы с уверенностью сказать, что вещь – обычная.
- Я всё же не думаю, что какой-то даже чудаковатой девушке взбрело бы в голову прятать гребень в комнате, да ещё и так высоко, - Хъённ приобнимала себя руками и всё ещё посматривала на вещь в руках Консула, словно бы пыталась рассмотреть что-то в змеиных глазах. – С чего бы стражникам забирать безделушку, если в ней нет никакой угрозы? Видимо, что-то с ней было не так, раз актриса испугалась и решила её припрятать на всякий случай.
Про тайные ходы Хъённ знала немного, но и эта история казалась не менее странной. Зачем кому-то уходить тайно? Почему кто-то в обход короля вновь открыл проход? Как и зачем под носом у целого замка охраны это сделали? Конечно, никто не исключает вероятности, что крысы уже давно завелись под носом у короля и их не всех переловили. Особенно сейчас, когда проблемы напирают со всех сторон.
В дверь постучались, и после одобрительного молчания осторожно вошли. Заглянувший слуга выглядел бледным, словно столкнулся в коридоре со смертью нос к носу и всё ещё до конца не пришёл в себя.
- Консул… - растерянный взгляд пробежал по кабинету, выхватывая из пространства инквизиторов. – Там… слугу нашли… Ну… этого… который пропал, - парень растерялся, нервно сглотнул. – Т-того… - последние слова явно давались ему тяжело, и Хъённ даже показалось, будто ещё чуть-чуть - и парнишка грохнется в обморок. – Без… головы…
Хъённ вопросительно вздёрнула бровь.
От собратьев она ждала бы подробностей в отчёте. Холодных заметок или шуток про «потерял голову», если к ним присоединился Рэй.
Словно бы что-то вспомнив, слуга полез трясущимися пальцами в карман и достал из него платок. На серой ткани осталось пару пятен крови мазками.
- С ним было… это, - он развернул платок, показывая простенький на вид медальон с секретом, и зачем-то полез его открывать, чтобы показать небольшой портрет с женщиной внутри.
Хъённ предположила, что это была личная вещь мёртвого слуги, и вопрос с опознанием отвалился как-то сам собой.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

6

Что исчезнувший из дворца юнец вряд ли отыщется живым и здоровым и так было понятно.

    - Головы мог лишиться и от рук случайных грабителей, - заметил Раджниш, - Позарились на атласный камзольчик, и умертвили. Сейчас беглых много, бедствующих, и за медный грош могут удавить. Или нарвался на кого, нахамил, глянул косо, за такое тоже прибить могли.  Надо что бы внимательно лекари тело осмотрели, и про смерть этого франта все возможные подробности выяснили. Хотя если плясунья по стенке, под потолок, без верёвки и лестницы залезла, то значит способной была свои ручки и к шее уже ненужного помощника приложить, тем более глуповатого и трепливого.

        - Сходите, перекусите чего нибудь, - после некоторого раздумия обратился Консул к Чесу и Хъён, - Потом спуститесь в кладовые, получите дворцовую форму, и ближе к вечеру, что бы время примерно такое же было, съездим на само место, с этой загадочной вещицей.
    - Вина много не пить, в переделки не влипать, ясно? Прогуляйтесь пока по тем закоулкам, что за дворцом петляют, может на головушку бедолаги набредёте, или свидетеля какого сыщите. Исполняйте.

Инквизиторы вышли.
Вслед за ними отправился и слуга – Раджниш послал его за чаровниками Братства.
   

    - Давай метнёмся сначала за формой, что б потом с кладовщиком по полкам не рыскать, потом – что нибудь в глотку закинем, а там уже по канавам пошлёпаем, - предложил Чес когда оказался с девушкой за дверью консульского кабинета.

    "Дворцовой" назывался набор из брони и одежды, одеваемый инквизиторами при несении службы связанной с королевской семьёй или какими нибудь официальными случаями, и до Бала Награждения была единственным вариантом парадного инквизиторского облачения.

    Пожилой инквизитор, надзиравший за складом вещей, быстро отыскал комплект на Чеса, ему за август подбирали  уже два раза, и решили так и хранить набором, а вот с Хъён ему пришлось повозиться. Но старик ловко, как паук ан паутине, рыскал по полкам, подбирая то кольчугу, то штаны, то рубаху, только иногда подходил к Девельфорд, придирчиво ощупывал её там да сям, что то невразумительно бурчал, и снова возвращался к своим поискам.

+1

7

- Опять эти фойрровы переодевания, волколак бы их подрал, - бурчала Хъённ. – К чему эта помпезность без важного приёма?
Несмотря на то, что Девольфорд родилась в семье аристократа, да и сама она к ним относилась кровью, прошло слишком много времени с тех пор, как её отец умер, имение обнищало до неузнаваемости, а Хъённ и телом, и душой срослась с инквизицией. В Огненном братстве она чувствовала себя, как дома, - легко, уютно, просто. Даже зная обо всех светских манерах, она не торопилась ими пользоваться. Слишком огрубела за годы жизни вне помпезности и вычурности сливок общества. И, говоря честно, не стремилась к ним возвращаться. Даже такого рода приёмы казались ей ненужным излишеством. Больно уж обременительно выплясывать перед другими с помпой на заднице и с пером в ней же. Даже специальная инквизиторская форма, созданная с большей практичностью и удобством, меньше нравилась инквизиторше, чем простая, понятная и походная. Ведь можно же обойтись без этого добра!
Кое-как подобрав нужную форму, Хъённ радостно отложила её в сторону, собираясь как можно дольше оттягивать момент, прежде чем в неё облачиться. Раз Консул разрешил им прогуляться и потрапезничать, то не к спеху.
- Всё чудесатее и чудесатее дела во дворце, - вздохнула она, когда они с Чеславом выбрались в таверну.
Особого аппетита у неё не было, но и желания глядеть на напомаженные рожи во дворце – тоже. Во время осады нежити было как-то повеселее. Понятнее во всяком случае. Враг был очевидным, с предсказуемыми действиями. На него проще найти управу. К встрече с ним можно подготовиться. Даже неожиданные повороты, как, например, склера, скорее добавляли всему огонька, но не становились чем-то из ряда вон выходящим. Что же казалось дворцовых интриг – Хъённ в этом мало что понимала.
- Сдаётся мне, что кроме Триумвирата ещё кто-то глаз на трон положил. Наши святоши не стали бы так напрягаться ради большей власти. Связываться с вампирами или подобной им дрянью. Проще уж с целителем во дворце договориться, чтоб в лекарство что-то подмешивал, чем настолько сбоку заходить, - Хъённ пыталась прикинуть все варианты, пока, теснясь в Вальдштайном за столом в таверне и ожидая обещанной еды и выпивки к ней, несмотря на настоятельную просьбу Консула не напиваться – одна кружка всего! – пыталась настроиться на рабочий лад.
Смерть слуги, может, и не связана с причудами актрисульки, а её выходки – не связаны как-то с угрозой королю, но стоило бы проверить все варианты, чтобы не отхватить за воротник вдобавок к голоду, грабежу и разбоям чумы или ещё какой дряни прямо во дворце.
- Принц рубит нежить и геройствует в полях, а мы разгребаем странности во дворце, - Хъённ усмехнулась. – Что-то в этом мире явно пошло не так.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

8

Посетителей в таверне было немного – время раннее, да и народ, пообеднев, предпочитал, хотя бы пока тепло и дожди осенние за шкирку не льют, есть под открытым небом, или вовсе по домам, что б не переплачивать за выпивку и готовку.

    - Принц геройствует с генералами, да помощниками, что ему лично дали хоть одного мертвеца зарубить я, если честно, сильно сомневаюсь, - отозвался Вальдштайн.
Им принесли запечёной баранины с пшеничными лепёшками и пару кружек холодного эля. В кусках мяса Вальдштайн сосредоточенно поковырялся, подсовывая на сторону Хъён помягче и по жирнее, а к элю принюхался и недовольно буркнул:

    - Ты зачем эту сливную воду, настоенную на кислой малине заказала? Тебе ж нельзя, - и загрёб обе кружки к себе, - Ешь пока, сейчас вернусь – и отошёл к хозяину таверны.

Заставив его потрудиться, рыская по полкам, инквизитор, довольный, вернулся с узкой бутылью, с характерной, словно залитой вскипевшей кровью, пробкой.

    - Вот, смотри что разыскал для тебя, это уэльмское полусухое, - он придирчиво осмотрел бутыль, и откупорив ножом поставил перед Девельфорд с искренней заботой, - Будущая мать должна хорошее вино пить!
Элю он пропасть конечно тоже не дал, и всё норовил подложить Хъён из своей порции- ей же за двоих питаться надо.
_____________________

    Улочки, которые сетью окружали фасадную часть дворцового комплекса, были из разряда прилично скучных. Блестящая аристократия предпочитала более просторные и оживлённые  кварталы, раскиданные вдоль главное городской площади, а здесь, на задворках, в вечной тени высоченных шпилей, проживали зажиточные горожане, генералы отошедшие от службы, постаревшие королевские слуги и тому подобная публика.
    Чеслав и Хъён, насытившись вдоволь, без приключений покинули таверну и проделали путь который прошли, в вечер бала, молодой Витан и загадочная артистка, до того места, где в канаве позже был обнаружен безголовый труп. 

    - Надо попробовать очевидцев сыскать, тут все друг друга знают, неужели девку отпиливающую пацану голову никто приметить не успел? Давай ты по той стороне улицы в двери постучишь, а я по этой. Внутрь без меня не заходи, если вдруг что не так – ори словно ульвийскую богиню с топором повстречала.

+1

9

- Сомневаешься, что дадут или сомневаешься, что зарубит? – на губах Девольфорд появилась ироничная улыбка.
Наследный принц сильно отличался от отца. То ли характером мальчишка пошёл в мать, то ли в кого-то из предков по одной из двух линий. Боевой дух в нём был, была горячесть молодости, но вот применить на практике свои воинские таланты – если они выходили за рамки тренировочных боёв с поддавками – ему было негде. Единственный сын короля – единственный прямой наследник на трон. Избавиться от него – значит, расчистить дорогу для всех желающих дальних родственничков, а то и возможность подтолкнуть к трону кого-то из аристократии. Под шумок, конечно. У кого-то хватит силы и влияния всё провернуть. Не у Триумвирата – им больше нравится марионеточный король и роли серого кардинала при нём, а вот что до аристократии… дело – другое.
Как раз по причине того, что мальчишку берегли, должного опыта в сражениях у него не было. Да и политик из него не уродился. Увы. Может, бойня с нежитью что-то переменит, да только основную работу за венценосную особу уже сделали, а рядом с них хватает мечей, чтобы в случае опасности – подавить её своими силами, не дав замарать принцу ни королевские сапожки, ни нежные ручки.
Хъённ только потянулась за кружкой, обрадовавшись, что с дороги будет чем промочить горло, как Вальдштайн одним махом сгрёб всю выпивку к себе. Инквизиторша подняла на него удивлённый взгляд, вскинула бровь, смотря на мужчину с жирным вопросом, и хотела уже открыть рот, чтобы спросить, что это Чеслав вдруг беспокоится о качестве эля, как решила, что перед очередным делом инквизитору захотелось обогреться. Усмехнулась, проводила его взглядом и без лишних слов взялась за еду. Что пить – ей было всё равно. Лишь бы сухое горло промочить.
Накинув ломоть баранины поверх лепёшки, Хъённ подивилась, как поменялись вкусы. Нет, не из-за чада под сердцем, а со снятием проклятия оборотничества. В прошлом она бы и не глянула в сторону лепёшки, а ела бы мясо, сетуя на то, что его слишком мало, а повар на кухне перестарался, прожаривая его хорошо, чтоб не кровило. Да и голод был не таким сильным, как прежде, и, как казалось Девольфорд, она успела за это время немного прибавить в бёдрах, наконец, отъевшись после треклятого лазарета и приключений по полям и храмам.
Так с куском мяса и лепёшки в зубах её и застал Чеслав по возвращению, а, когда перед ней поставили бутылку вина, да и щедро сдобрили угощение заботой, она невольно закашлялась. Высказывать Чеславу, что подозревала его в подкупе ради постели, когда он заботился об их нерождённом наследнике, Хъённ осмотрительно не стала.
Тихо что-то буркнув, она отвела взгляд, подперев щеку, и продолжила дожевывать лепёшку с остатками сока и жира баранины. Вальдштайн удивительным образом сумел её смутить заботой до такой степени, что даже шуток не осталось.
***
- Что ж… почти не напились, - усмехнулась Хъённ, вспомнив, что за один совместный завтрак-обед закончилась бутылку вина и две кружки эля. – Хороший был эль? – она бросила взгляд на Чеслава через плечо, чуть подтрунивая над инквизитором.
Так было проще. Не скатиться в романтику. Не идеализировать. Не надумывать себе лишнего.
Девольфорд отвлеклась, осторожно и внимательно осматривая улочку. Она пыталась представить, как и в каком состоянии те двое шли по улице в день бала и что здесь могло произойти. Однозначно в шумный день празднества никого не удивить в ночное время напомаженной парочкой – особенно, если бы эта парочка на каждом углу липла друг к другу, прячась по теням. Но если эти двое и липли, то мужчину ждал совсем не такой конец, на который он мог рассчитывать.
- Фойрр знает, - задумчиво протянула Хъённ, остановившись; она осматривала дома, глядела, где какие окна выходят в то место, где Витан потерял голову. Буквально. – Может, все местные аристократы пришли на нас поглазеть, и им было не до странной парочки в ночи. Конечно, если мужик не орал во всю глотку, как ему рвут голову от тела.
Чаще всего очевидцы были, но по каким-то причинам боялись раскрыть рот. Или же наоборот – охотно бы его раскрыли, но за плату.
- Боишься, что мне оторвут голову? – она усмехнулась, смешливо фыркнула и пошла в сторону одного из домов, чьи окна, как предположила Хъённ, выходили именно на то место, где Витану оторвали голову.
Инквизиторша постучала в дверь, остановилась на пороге и, ожидая, рассматривала дом да двор. Вдруг кто покажется в окнах или в саду?
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

10

- Хороший был эль, - довольно буркнул Чес, отвечая инквизиторше и сыто потягиваясь, - Зря я его сливной водой обозвал. Разбавленный конечно, трактирщики без этого дышать не могут, но в меру,  совестливо.

    На шутку Девельфорд про отрывание её головы мистик и отвечал не стал, только цыкнул хмуро, мол типун тебе, огненный на язык, не каркай.
   Они начали двигаться вдоль улицы как намечено – Чеслав по левой стороне, Хъён по правой. И сразу получилось разминуться, потому что первые пара домов, что остались Вальдштайну, хоть и выглядели чистенькими и не облупившимися, но признаков жизни не подавали. На негромкий но отчётливый стук никто в них не отозвался ни шевелением, ни звуками.

    В третьем доме, узком, чистого светлого гранита, огненному вроде как повезло больше. На втором этаже дрогнула в сторону портьера, и на улицу выглянуло плохо различимое лицо, тёмное и угловатое. Человек замер, и так долго вглядывался в стоящего у дверей инквизитора, что у того руки зачесались отпустить какое нибудь хулиганство- шутиху огненную запустить, или дверную ручку закоптить. Высматривающий наконец отлип от стекла, и начал спускаться. Судя по звукам это был пожилой человек, даже снаружи инквизитор слышал как тяжело стучали домашние туфли и время от времени раздавался хриплый раскатистый кашель. Мистик, дожидаясь явления хозяина дома оглянулся посмотреть как там дела у Хъён.

    Дверь куда стучала инквизиторша приоткрылась, буквально на ладонь, и на неё уставился серый круглый глаз. Потом, видимо успокоившись тем что за спиной Девельфорд была пустая, освещённая улица, а сама она, хоть и смахивала на авантюристку, всё таки имела явную принадлежность к женскому полу, пугливая хозяйка глаза приоткрыла дверь немного шире.
Стало видно невзрачное молоденькое личико, пучок светлых волос, и тёмное плотное платье.

    - Вы хотели повидаться с госпожой Корес, то её дома нет, - боязливо проговорила девушка, с виду похожая на служаночку не особо обеспеченного дома, - Но я могу ей передать что велите…. Вы не от господина Аулона?

+1

11

У них практически не было никаких зацепок. Странная женщина на балу. Заколка магического происхождения. Оторванная от тела голова. Может, эти события друг с другом ничего не совмещало, кроме того, что они были одинаково странными для столицы и случились в один злополучный вечер королевского награждения героев.
Хъённ в подобных загадках мало что понимала. Вот Зенвул, с древней и запутанной историей проклятия, казался ей понятным. Руби себе нежить и выжигай чёрную магию. Что тут непонятного? Простая наука огня и очищения. Тоже с головоломкой. Но здесь же… По какой-то причине именно в столице инквизиторша чувствовала беспокойство.
Ожидая у порога, она присматривалась к дому. Лишившись чуткого слуха оборотня, Хъённ, привыкшая полагаться на него, едва заметно вздрогнула, когда слушала скрип двери вместо шагов – их за мыслями она и не расслышала совсем.
Невзрачная девушка на пороге, как решила Хъённ, была прислугой.
- Нет, я не от господина Аулона, - честно ответила Девольфорд. Кто это такой – она и знать не знала, как и имя хозяйки. Оно тоже ей ничего не говорило. Но едва ли это имело особую ценность. – Мы ищем убийцу по приказу короля, - Хъённ не стала называться именем инквизиции, зная, что далеко не каждая простушка, верующая в силу Триумвирата, пожелает говорить с «любовницей Фойрра». – Вы видели или слышали что-нибудь вчера? Крики? Разговоры? Угрозы?
Хъённ чувствовала, что хватается за соломинку, но всё равно внимательно присматривалась к девушке, надеясь, что если не её ответ, то хотя бы реакция подскажут, насколько она осведомлена и не пытается ли скрыть что-то важное.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

12

- Ооой… Убииийцу!? А кого убили?, - глаза, которые до этого казались сонными, оживились, девушка приоткрыла дверь ещё шире, - стали виден тёмный уходящий коридор и начищенный паркет.

    - Вчера было довольно оживлённо, для нашей сонной улочке, это всё из за бала! Вы ж знаете, все об этом слышали и только и судачат - вчера во дворце был бал!, - заговорила служаночка, явно ощутив к Хъён доверие и желая поделиться впечатлениями, - С танцами, застольем, и столько продуктов потрачено и свеч пожжено- ужас просто! Моя кузина, Грета, работает там на кухне, и рассказывала, что была уйма гостей, и все такие важные, красивые, и вся королевская семья была. А король выглядел хорошо, слава Всеотцу, а то злые языки болтали будто он в кровяных пузырях лежит, от болячки то этой, от Розы, и на трон за место него, если иностранные послы пребывают,  сажают восковую куклу в парике, и у неё есть специальные механизмы внутри, что бы кукла эта кивала головой, двигала глазами и даже ставила подписи на приказах. Дай Всеотец Его Величеству здоровья и долгих лет жизни! И там награждали огнепоклонников, - девушка суетливо сложила пальцы треугольником в знаке Люциана, - Грета уверяла что видела их, почти близко, и что они приехали одетые в серебро и рубины, мужчины все– красавчики,  в глазах, - пламя и дымные плащи, а ещё девица была с ними, вроде тоже ихняя, но Грета сказала " смотреть не на что", хотя я  слышала, что туда не за красоту юных дев берут, а за ловкость в постельных усладах,- с жаром продолжала рассказчица, - И сам король им навесил по бриллиантовой медали, и вручил каждому бархатный мешок с золотыми монетами! Вот счастливчики, правда? Значит правду говорят, что эти отродья Фойрра спасли страну от некромантской заразы, что заставляла людей болеть, а покойников выходить из могил! Иначе с чего ради них столько знатных людей понаехало, и сам король расшаркивался? Ну оно и понятно- кто ж ещё смог бы добраться в проклятый город и уничтожить такую могучую скверну? Там ещё, говорят, эльфийские девы были, ушастые, которые им помогали, и драконица, прямо с хвостом приползла! Уж её не знаю за какие заслуги чествовали, кузина не поняла, но ордена только инквизиторам дали. Я, жаль, сама ничего не могла увидеть – только вереницу карет из верхних окон, и поздним вечером, с крыши, любовалась на фейерверк, - такой он был густой, да цветастый, что и на коэтель не каждый год увидишь над двороцом, так что во всё рассказанное сестрицей – верю. Она обещала меня устроить на следующий год, как мне восмьнадцать исполниться, в помощницы судомойки, - тут служаночка перевела дух, вспомнив, о чём её собственно то спрашивали, и постаралась помочь гостье, - Простите, уболтала вас, но это всё из за того, что б понятно было- у нас тут много кто ходил, а так как госпожа….- её серые глаза испуганно метнулись в сторону, она сбилась и продолжила, - Просила… прислушиваться… то я иногда бывала у дверей.. Ругался какой то знатный господин, с извозчиком- что подвёз его сюда, со стороны королевского сада, а не главных ворот, бурчала молочница у соседнего дома, там наглый рыжий котища постоянно опрокидывает её крынки, стайка молодых богачей пробежала, как птички болтали, боясь запоздать на фейерверк, у них приглашения в королевский парк были, - в голосе служаночки зазвучали завистливые ноты, - Позже Витан с подружкой мелькнул, да проходил хмельной генерал Танорд, он живёт через дом от нас, вот ведь – и его позвали, хотя развалина развалиной и еле концы с концами сводит, но говорят когда то славен был и грудь вся в орденах, а король старых вояк не забывает, бубнил он что то, а больше…Ой… господин Аулон… - сразу растеряв всю свою болтливость испуганно пробормотала девушка, глядя за спину Хъён.

     Там, словно из под земли, совершенно неслышно, оказался высокий тип, закутанный плащом, в дымчатых очках  и надвинутой на лоб широкополой шляпе. Узкое, белокожее лицо его, с синеватым отливом щетины, растянулось в широкую, не открывающую зубов улыбку.

    - Приятного времени суток, девицы. Лисхен, госпожа твоя дома? С подружкою кавалерам шкурки перебираешь?, - липкий взгляд его прокатился по Девельфорд, и зацепился за полускрытый ромб с взлетающим фениксом.
_____________________________

     Спустившийся наконец таки к Чесу обитатель дома был глубокий старик. Инквизитор подивился, посему человек, согнутый в три погибели и с трудом опирающийся на суковатую палку, доверчиво распахнул перед незнакомцем дверь без всяких вопросов.

    - Добрый день, почтенный, - заговорил Вальдштайн первым, стараясь расположить к себе возможного свидетеля, - Мы расследуем дело, связанное с королевским служащим, может вы видели или слышали что нибудь вчера вечером, на улице?

     Возрастное лицо, темнокожее и иссечённое морщинами, долго оставалось неподвижным. Чес  подумал уж не с умалишённым ему приходится  беседовать, особенно при взгляде на мутные, без выражения, глаза, но тут старец заговорил. Голос его был глухой, хриплый, но отчётливый:

    - Я ничего не видел, как и последние восемь лет. Но слышал хруст хрящей и звук отрываемой ткани – кто то лишился чего то крупного, бедра, или грудины, вчера, шагов пять ниже по улице.

+1

13

Соломинка оказалась пробкой. Выдернув её, Хъённ думала, как бы не захлебнуться потоком чужого рассказа. Слухи-слухи-слухи. Служанка оказалась болтливой, но, что больше всего удивляло, она выбалтывала всё абсолютно незнакомой женщине, даже не спросив, кто она такая и зачем ей что-то знать про убийства. Стала бы она так распинаться, если бы знала, что перед ней инквизитор? Навряд ли.
Хъённ старалась подавить улыбку. Рассказы о короле-кукле – это что-то новенькое. Горожане умели удивлять полоумными россказнями и верили в небылицы. Девольфорд подумала, что шумное празднество – это хороший повод безопасно показать народу Остебена – в пределах столицы, - что король жив, чтобы развеять хотя бы часть глупых слухов. Но куда им деться при таких рассказчиках и верунах?
Слушать про Огненное братство с мужчинами как с картинок… ещё бы, ведь они в словах Триумвирата и простого народа – все, как один, искусители-любовники. Дай только повод заманить в сети Фойрра. Инкубы с лицом человека – не иначе. Похожее описание Хъённ ждала и для себя, но прогадала. Пришлось прикусить себе язык, чтобы не сказать лишнего. Она ещё помнила благодарность со вкусом плетей в Андериле. От неприятных воспоминаний кожа на спине зазудела, отвлекая от рассказа служанки.
«И не почесаться… погань», - цыкнув про себя, Девольфорд терпеливо ждала, когда служанка кончит рассказ, и уже не надеялась, что медленными шагами та доберётся до сути.
Отметив про себя, что стоит наведаться к старому генералу и с него стрясти всё, что знает, если до неё этого не сделает Чеслав, Хъённ хотела уже задать пару новых вопросов – вдруг что ещё служанка вспомнит? – как их неожиданно прервали.
- Приятного, - коротко отозвалась Хъённ, вполоборота повернувшись к мужчине, и окинула его ответным взглядом. Его она видела впервые, да и имя никогда не слышала раньше. Что у мужчины за дела с хозяйкой дома – она не знала, и не думала, что это важно.
Инквизиторша спустилась с крыльца, пропуская мужчину внутрь. В отличие от служанки он явно видел больше, и хотя Хъённ старалась не показывать своё отношение к Братству, заметила пытливый взгляд в том месте, где должен быть её знак отличия. Скорей всего мужчина, если ему будет какое-то дело, расспросит служанку, что здесь в такое время забыла инквизиция, а, значит, спокойно расспросить её, пользуясь болтливостью, уже не получится.
- Головы, - с улыбкой уточнила Хъённ, обращаясь к мужчине. – Здесь вчера один мужчина от женской красоты голову потерял. Буквально.

[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

14

Человек, скрывающий лицо за шляпой словно не заметил передвижений Хъён и в дом проникать не торопился. Даже наоборот – он спустился вслед за ней, оказавшись снова немного сбоку и сзади, как и в тот момент когда только поздоровался.

    - Недаром говорят, что страшна сила красоты. Хотя чаще из за неё лишаются деньжат,  или доброго имени…Голову то уже обратно не пришьёшь, - тон вроде был сочувствующе светский, но тонкие губы змеисто поджались, - Такое необычное происшествие вам надо непременно обсудить подробнее, - он еле заметно, придвинулся к Хъён, - Лисхен, что ты стоишь, как аршин проглотила? Угости подругу чаем с выпечкой, сама ж сказала, что госпожи Корес дома нет, бранить никто не будет.

Служаночка бесцветным голосом пробормотала:
    - Да, надо обсудить..чай горячий, печенья сахарные, свежие, идёмте, я всё расскажу, - и поманила Девельфорд рукой к себе, отступая в коридор.
__________________________

    - Да у вас превосходный слух, - удивлённо прокомментировал Чес, - Уверены, что это не ветка хрустнула, или черепица с крыши слетела?
    - Я своему господину тридцать лет по всем казармам служил, - гордо отозвался старик, - Уж как жилы рвутся и кости хрустят ни с чем не перепутаю.

    - Олаф?, - раздался недовольный бас сверху, - Олаф, ты с кем там лясы точишь? Если это лавочник, так скажи ему, толстопузому, что за всё расплачусь в конце неделе, генеральское слово дал, нечего нас донимать каждый люцианов день!
    - Нет, ваше превосходительство, - громко отозвался слепой, - Это по поводу вчерашнего убийства, о котором я вам докладывал, виноватую ищут.

    Снова раздались тяжёлые шаги, и перед инквизитором появился второй старик, по румянее и по крепче, с красноватым испитым лицом. Одна из ног его издавала деревянный стук, выдавая протез не лучшего качества.

   - Приветствую, - сдержанно улыбнулся Чес, - Ваш камердинер прав, мы действительно ищем душегуба, а почему вы уверенны что там была именно виноватая?
    - Да не слушай, сынок, этого старого мерина, - грубовато отмахнулся превосходительство, озирая Вальдштайна между тем очень внимательно, - Я хозяин этой конуры, генерал в отставке Томас Танорд,  а это мой верный слуга, Олаф, человек кристальнейшей души и преданности, но романтичный как пятнадцатилетняя барышня.

    - Расскажите всё же, что, как вам показалось, вы слышали, - попросил инквизитор,и весомо добавил: - Это убийство связано с безопасностью во дворце, нам нужны любые сведения.

+1

15

Хъённ удивилась такому предложению. Чтобы слуге позволили незнакомку впустить в дом и отпаивать чаем с пирогами? Этот человек вдел её впервые, не спросил ни имени, ни должности, ни цели визита как такового. То, что у неё на груди герб Огненного братства, - ещё ничего не значит. А при отношении к инквизиторам в столице – скорее настораживающий момент. Мужчина явно не был хозяином дома, несмотря на знакомство с хозяйкой, и уж точно не мог отдавать служанке распоряжения. Однако та его слушалась, и бодро побежала выполнять распоряжение.
Иногда мужчины отличались любопытством не хуже сплетниц на базаре, но даже так вся ситуация отдавала неприятным душком и настораживала.
- Почему бы и нет, - улыбнулась Хъённ.
Сплетая заклинание, она шагнула внутрь дома. Ни мужчина, ни служанка ей не нравились. Последняя стала удивительно спокойной и тихой. Это казалось странным даже в присутствии гостя. Сначала она трещала и никак не затыкалась, а теперь казалась… равнодушной? Магия внушения? Решив перепроверить, кто перед ней, Хъённ собралась изучить мужчину – осторожно, насколько могла, ощупывая магией его ауру и магические силы. Лишним не будет.
После того, как проклятие оборотничества сняли, магические силы вновь вернулись к ней в полном объёме, и хотя с одной стороны это придавало Хъённ уверенности, что в случае опасности всё загорится как надо, то с другой – лишало её животного преимущества в силе, ловкости и… банальном обонянии, которое помогало ей легко определять кто перед ней.
- А вы что же… ничего не слышали вчера? Такое событие! – Хъённ расцвела в улыбке, поглядывая на мужчину и стараясь незаметно следить и за ним, и за служанкой.
С запозданием подумала, что стоило бы сначала предупредить Чеслава о намерении войти в дом и сомнениях, но сейчас уже поздно.
_______________________________
Дайсы на каст заклинания

[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

16

Мужчина шагнул в дом вслед за Девельфорд и закрыв дверь задвинул засов.

    -Идёмте, идёмте, – лепетала служаночка не оборочиваясь.
  Коридор был тёмен, низкие диваны вдоль его стен, затянутые холщёвыми чехлами, походили на надгробия.
Хорошо хоть длился он всего ничего – Лисхен, тороплива стуча каблуками стареньких туфель, распахнула неприметную узкую дверь, так что та аж хрустнула, и шмыгнула в маленькую кухню, как мышь в нору.
    Здесь оказалось неожиданно светло и уютно. Очаг, с привешенным рядом котлом, простой некрашеный стол, полки со специями и зерном – всё было чистое, опрятное, обжитое, пахнущее недавней выпечкой.
Лисхен поставил на стол кружки, полную миску печенья, щедро присыпанного сахарной пудрой, салфетки, не спрашивая разлила чаю, подлила кипятку, выставила горшочек малинового варенья, и наконец упала на стул, с потерянной улыбкой, словно обессиленная.
    Мужчина между тем снял уселся за стол вальяжно, словно у себя дома. Широкополую шляпу он снял, открыв густые, светлые, затянутые в хвост волосы, но с очками не расстался. Его стало видно лучше- породистые черты лица, холёные руки и дорогой бархатный камзол под плащём.

    - Об убийстве? – любезно переспросил он Хъён, продолжая умудряться в улыбке не показывать зубы, - Нет, не довелось. А вот про торжества наслышан, как же как же. Сам не имел чести быть приглашённым, я приезжий, но любовался бесподобным фейерверком и много наслушался от хозяина гостиницы, в которой остановился – у него родственник в охране парка.  Странные времена нынче, для приезжих,  - он взял чашку сделал осторожный глоток, - Мне доводилось здесь бывать последний раз лет десять назад, и об инквизиторах предпочитали не говорить громко в слух, их башню обходили стороной, как зачумлённую,а вчера сам король вручал им ордена, - он с усмешкой покачал головой, - Эдак, ещё через десяток лет, к ним будут обращаться с молитвами, как к жрецам Люциана.

    - Они герои!, - вспыхнув бледными щеками заговорила Лисхен, - Вас не было в городе, господин Аулон,  когда тряслась земля, когда поднимались мёртвые, погребальные костры горели прямо на улицах!

    - Ну а разве их героический поступок отменяет то, что они демонопоклонники, приветствуют пороки и разорили множество семей? – парировал мужчина и снова змеистая улыбка скользнула по его сжатым губам, - Ты просто ещё слишком юна, Лисхен, что бы судить о подобном  в масштабах страны, ты то наверняка сидела ночью на крыше в самом нарядном платье, и готова была упасть в руки кому нибудь из Огненного Братства, если он будет случайно проезжать по вашему закоулку, да?

    - Обычное выходное платье, - совсем зардевшись забормотала служаночка, низко опуская голову.

    - Ты про убийство нам хотела рассказать, - перебил её Аулон, - А я, взамен, расскажу  другую история- как здесь, в столице,  воруют хорошеньких девиц.

    - Я ж не знаю ничего ни про какое убийство!, - вскинулась Лисхен, и даже привстала со стула.

    - Ты ж сама сказала что расскажешь? Вот и рассказывай. А нам подай ка ещё бутылку рома, - снова перебил её бесцеремонный гость, - А то что то слишком сладкие у тебя печенья. 

    Сбитая  с толку девушка покорно поднялась и достав большую бутыль с витиеватой золотистой наклейкой,  вывернула из неё тугую пробку- пряный спиртовой аромат наполнил кухню.

+1

17

«Фойрр знает, что здесь творится».
У каждого хозяина свои причуды. Судя по тому как служанка гарцевала вокруг этого господина – он здесь частый гость, раз распоряжается всем, словно второй хозяин. Засов на двери не понравился Хъённ. Это обычная мера предосторожности. Незваных гостей никто и никогда не ждал. Но ей казалось, будто её запирают в чужом доме, отрезая все пути к отступлению. Она слишком долго прожила среди инквизиторов и не меньше – в шатрах под открытым небом. Теперь любой засов превращал любой дом в клетку для зверя, напоминая скорее темницу.
Она осматривалась, отмечая, что в доме немного слуг, и сам он кажется каким-то пустым и нежилым.
«После казарм Братства любой дом покажется пустым», - хмыкнула про себя Девольфорд.
Магия потекла, осторожно ощупывая мужчину. Рискованно, но оно того стоило.
«Вампир?» - это удивило инквизиторшу. В последнее время, с визитом императора в Остебен, отношения с вампирами натянулись. Их не жаловали в большей части городов Остебена, и даже помощь солдат империи едва «облагораживала» их расу в глазах простого народа. Но они, как и демоны, никуда не делись с людских земель.
Не ощутив у вампира магического таланта, Хъённ немного расслабилась. Она знала, что у каждого вампирского клана своя сила, и некоторые перемещаются так быстро, что она просто не успеет ни сплести заклинание, ни воспользоваться кинжалом, но, кажется, переживала напрасно.
Устроившись за столом, она поблагодарила служанку за угощение, и, по привычке принюхиваясь к чаю, не торопилась его пить – сделала вид, что слишком горячий. Подула, слушая, что ещё скажет вампир. Он был удивительно болтливым и словно специально говорил об инквизиторах, что вызвало у Девольфорд ухмылку.
- А ещё говорят, что они продали душу Фойрру в обмен на бессмертную жизнь, а ему платят за неё душами своих любовников, поэтому так хороши в постели, - она подмигнула, нисколько не стесняясь похабщины в разговорах.
Глотнув чая, Хъенн попробовала его на язык, радуясь, что не страдает от болезней некоторых молодых матерей.
- Неспокойные времена.
Есть не хотелось, поэтому инквизиторша неторопливо пила чай, не особо надеясь, что служанка вспомнит что-то ещё. Обещанных подробностей она так и не получила, но, может, её хозяйка что-то слышала или знает? И кто эта госпожа, если к ней захаживает вампир? Это не дело Хъённ лезть к вампирам с расспросами или подозревать их во всех проблемах столицы, но та девушка, с которой они столкнулись во время награждения, явно не была человеком.
- Говорят, что убийца – женщина, - продолжила Девольфорд. Запах рома показался ей манящим и, допив чай, она протянула служанке чашку, с улыбкой кивая на бутылку. – И болтают, что она была во дворце. Во время награждения инквизиторов.

[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

18

Мужчина вкрадчивым, но не терпящим возражения жестом перехватил из тонких лапок служаночки бутыль, и до краёв наполнил чашку Хъён.  Не менее щедро налил в свою кружку, и в третью – придвинув её к Лисхен, ей правда разбавил сладким чаем.

     - Выпей, малышка. Это раскроет твою память.
Девчонка замотала головой, так что вихрем закрутились белокурые кудряшки:
    - Нет, нет, я ж не могу, мне нельзя!

    Но Аулон не обратил на это внимания, и так принялся заговаривать ей зубы, что через пару минут, Лисхен, всё ещё продолжая отнекиваться, покорно поднесла ко рту фарфоровую ёмкость и отпила большой и смелый глоток. Тут же охнув и замахав руками на рот.

    - Так то лучше, - ухмыльнулся вампир, - За процветание государства!, - отсалютовал он кружкой Хъён, и выпил. Но не как обычно делают люди, стараясь хлебнуть побольше, а втянув через едва приоткрытые губы, с шелестящее змеиным звуком.

    - А то правда, про души то? – подняла нервно блестящие глаза на Хъён служаночка, - И правда ли что у инквизиторов, в их башне, одна большая общая спальня, и там раздеваются сразу на входе, и потом… - тут она совсем залилась краской по самые уши.

    - Про убийство то?, - мягко свернул её Аулон с пикантной темы, - Вот, говорят женщина убила. А из тех, кто вчера по улице шастал, ты бы на кого подумала?

    - Ойййй  не знаааю, - протянула Лисхен, начиная покачиваться на стуле, - Да кому ж тут быть? Генерал Танорд конечно грубиян, и вспыльчивый, как дракон, но он старичок, калека… Витан со свей любимочкой – ах, голубочки! Друг дружкой лишь были заняты, я их не слышала почти, лишь в конце улицы остановились – не иначе как целоваться. Не молочница ж убивка? Она толстуха, даже кота догнать не может.. А вот тот дядька, что на кучера орал, он мог!, - служаночка уверенно закивала головой, - Уж такой сердитый, такой ругательный!

    Вампир то ли слушал то ли нет. Он улыбался и всё своим же, не шибко приятным манером отхлёбывал ром, но при этом словно прислушивался чему то в доме.

    - Я на минуту вас покину, милые сударыни, - произнёс он, завладевая рукой Лисхен, - Побудьте тут, - и он неожиданно галантным жестом поднёс тонкие пальцы девушки к губам, целуя.

    - Ах… да как это.. – залепетала, смутившаяся служаночка, - Так нету хозяйки то… и этой, вашей… ой ёой!
Мужчина крепко сжал её пальцы, обрывая фразу и поднявшись уже направился к темнеющей лестнице.
В этот же момент с улицы раздался нетерпеливый стук в дверь, и оклик:

   - Хьёён?!

    Девчонка только дёрнулась вслед за вампиром, как отвлеклась на новую оказию, и совсем растерялась на заплетающихся ногах, не понимая куда ж ей бежать - отворять или вслед за бесцеремонным господином.

+1

19

Хъённ не понимала, зачем гость пытается напоить служанку. Если хозяйка узнает, то у девушки будут проблемы, вплоть до того, что её выгонят взашей из дома. Болтливость, которая просыпалась в людях после стакана-двух чего-то крепкого, шла инквизиторше на руку, но навряд ли учтивый Аулон делал это с целью развязать девице язык. Девольфорд в это верилось с большим трудом. Каждый в этой комнате преследовал свою цель.
Она не препятствовала попыткам напоить служанку, и лишь сделала вид, что сама отпила из кружки, едва лишь замочив губы. Хъённ следила и за служанкой, и за вампиром. Манеры последнего её позабавили.
«Впервые вижу, чтобы кто-то пил ром, сёрбая его как чай», - усмехнулась про себя Хъённ, но вслух этого говорить не стала.
В очередной раз Девольфорд удивилась, как легко люди вокруг верят во всякие бредни, особенно в отношении инквизиторов, и не сомневалась, что в скором времени Лисхен выйдет на улицу и расскажет о поклонниках Фойрра очередную выдуманную историю. Народ такое любит. Впрочем, инквизиторам это никогда не мешало делать свою работу, и короля вполне устраивало, что о них болтают в народе. Даже благочестивый Триумвират никак не мог отвернуть монарха от них.
Вампир опередил её первым, возвращая разговор в нужное русло. Хъённ уже не надеялась услышать в несвязанном потоке слов хоть что-то полезное для себя, как вдруг зацепилась за всего одно имя. Витан…
«А вот и наш обезглавленный любовник».
- Любимица Витана? – Хъённ постаралась мягко вернуть разговор к нему. – Должно быть, сейчас она сильно опечалена последними событиями… Где она сейчас? С его семьёй?
Аулон, словно нарочно, вмешался в разговор, отвлекая внимание служанки от рассказа.
«И куда это он собрался в чужом доме?»
Как поняла Хъённ, мужчина был частым гостем в этом доме, но даже ему не дозволялось свободно по нему разгуливать в отсутствие хозяйки. Стоило бы за ним присмотреть, но как тут разорваться и поспеть за всеми? Впрочем, служанка даже после рома так переполошилась, что ни о каком рассказе о «любимке Витана» и речи не шло. А за стенами дома уже кричал знакомый голос.
- Это за мной… - объяснила Хъённ, надеясь, что это как-то успокоит служанку и позволит ей определиться с тем, куда же бежать в первую очередь. Она встала из-за стола и сама направилась к выходу. Не бежать же ей в дом за Аулоном, уповая на то, что служанка позволит сразу двум незнакомцам бродить по дому её хозяйки. Можно только понадеяться, что хотя бы дверь она доверит чужачке. – Думаю, что тебе лучше посмотреть, куда запропал господин Аулон.
«Не чайный сервиз же он там ворует в самом-то деле».
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

20

В голове у Лисхен стадом перепуганных зайцев скакали обрывки мыслей, и она никак не могла ухватиться ни за одну, уж слишком её развезло с непривычно крепкого напитка.

   - Как .. за вами?, - жалобно пролепетала она , -Кто...?  Инквизиторы? Убийца ?!?, - и осела на затянутый чехлом диван, растерянно провожая Девельфорд глазами.

Вид Чеслава,  оказавшегося за дверью, мягко говоря, был далёк от беспечного.  Он стоял сбоку, готовый метнуться в сторону при явной опасности , по руке его вились шипами золотые искры.
Первый взгляд мистика метнулся за спину Хъён, - не подталкивает ли её кто любезно глефой по ниже спины,   а второй уже ощупал саму девушку, на предмет учинённого насилия.
Увидав лишь  сомлевшую худосочную блондиночку, Вальдштайн немного расслабился.  Огненные всполохи рассеялись, но выражение лица любезности не приобрело.

    - Ты куда смылась, не слова не сказав, Фойрр тебя подери ? – сердито обратился он к инквизиторше,  и сказал бы, наверное ещё кое что, но на втором этаже, куда удалился разговорчивый господин Аулон, что то глухо упало.. два раза.

   - Ох, Всеотец, - слабо выдохнула служаночка, пьяно таращившаяся на Вальдштайна, и забралась на диван с ногами.

+1

21

От служанки никакого прока. Крепкий алкоголь сделал своё дело. Лисхен перепугалась, растерялась и решила, что лучше никуда не рыпаться, а то вдруг что. Про странного гостя – не инквизиторшу – она враз забыла. Про ценность хозяйских вещей и нагоняй от госпожи – тоже.
«Не хотела бы я себе такую служанку».
Одно хорошо – никто не помешал Хъённ немного похозяйничать в чужом доме. Дверь открылась, и на пороге объявился инквизитор. Девольфорд скользнула по нему взглядом и вопросительно вскинула бровь, заметив на руке Чеслава опасные искры. Выглядел он, мягко говоря, недовольным.
- Ты сейчас болезную испугаешь, - она мотнула головой в сторону служанки, не уточняя, что за болезная, и будто бы игнорируя и беспокойство инквизитора, и его вопросы. Такое внимание к себе немного льстило, и в другой обстановке она бы отшутилась, не грохнись что-то наверху. – Так и знала, - выдохнула Хъённ, отпуская дверь и разворачиваясь. – Пойдём, - она снова ничего не объяснила, но раз уж служанка не кинулась им под ноги и не побежала наверх первой, проверять, чтобы ничего худого не случилось, не видела причин задерживаться внизу и тратить время на разговоры. – Вампир наверху… Больно странный, - пояснила инквизиторша, не сыпля особыми подробностями. Да и что она знала-то сама, чтобы полезным поделиться с Вальдштайном?
Инквизиторша прислушалась, ступая мягче и тише. С тех пор как оборотничество осталось в прошлом, она сетовала на обычный человеческий слух, но привычка по-звериному вслушиваться в каждый шорох, осталась. Хорошо, что не принюхивалась, как раньше. Магическое заклинание огненным шаром появилось между её зажатых пальцев – так, на всякий случай. Вампиры и нежить горят одинаково хорошо.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1

22

Ещё на первых ступенях лестницы инквизиторы ощутили мерзотный запах, напоминающий о чём то болотно телесном.   Этот смрад, отсутствовавший в остальном доме, явно сочился со второго этажа, растекаясь и усиливаясь, словно там, какие то минуты назад, открыли и вывалили на пол бочку гниющей солонины.

    Вальдштайн, мельком оглядев еле дышащую Лисхен, двинулся следом за Хъён. Принюхавшись к ползучему миазму, он схватил Девельфорд за локоть, удерживая, и пошёл подниматься первым.
Усиленным магией зрением Чес пробежался по ближайшему пространству. Кроме инквизиторов, и девчушки внизу, рядом с ними, за дверью, было всего одно живое существо.

    - Заходите, я не собираюсь нападать, - раздался звучный голос вампира, с нотами сарказма, - Есть разговор.

    Чес пнул дверь, заходить однако не спешил, не смотря на любезно высказанное приглашение. В проходе была хорошо видна маленькая комната, с минимум убранства. Плотные шерстяные шторы были задёрнуты, лишь узкой полосой пропуская солнечный свет. На полу, как колоды, лежали два крупных, укутанных в слои грубой рогожи свёртка. У одного из них была вскрыта верхушка, и из распоротой ткани виднелось морщинистое лицо с отвисшим ртом, жидкими патлами седых волос, и приметным родимым пятном на лбу.  Оттуда же полз и болотисто мертвяцкий запах.

     - Познакомьтесь, госпожа Корес, собственной персоной, - вампир, сторонящейся прямых лучей, стоял возле распахнутой дверцы шкафа и галантным жестом указывал на труп тонким лезвием ножа,- Мертва не меньше двух суток.
    - Эк вы её опознали сходу, - проговорил Чес, продолжая стоять в дверях и не пуская Девельфорд просочиться вперёд, - Хотелось бы и с вами, сударь глазастый, познакомиться, хотя бы шапочно, потом можно и поговорить будет.

    - Аулон Таролгант меня зовут, я родом из северных земель, и в личном порядке занимаюсь розысками одного человека, - спокойно ответил мужчина, - А от вас обоих попахивает костром, или мне чудится?

+1

23

На лбу у человека – или вампира – не написано кто он вор, убийца, садист или добропорядочный гражданин. Хъённ не знала, чего ожидать от того, кто назвался Аулона, вторгся в чужой дом в отсутствие хозяёв, задурил голову служанке и напоил её, пользуясь случаем. Почему он вдруг пошёл наверх и столь вольно повёл себя в чужом доме – инквизиторша могла только догадываться. Что-то здесь было нечистым, и зловонный запах, знакомый Девольфорд за годы службы, вызвал неприятный приступ тошноты.
Пришлось задержать дыхание, пока не уймётся капризный желудок, по-девичьи прикрыть нос ладонью и лишь потом, ступая дальше через густое амбре гниения, последовать за Чеславом. Она порадовалась, что в эти дни больше не страдает от обортничества и потому обоняние вновь обычное, человеческое, а не обострённое животными инстинктами, иначе бы точно запачкала чужие дорогие ковры не только следами уличной грязи, но и едва набитого желудка. С другой стороны… может, оставайся она оборотнем, то и не понесла бы?
С каждым шагом мерзостный запах становился всё сильнее.
Хъённ догадывалась, что может испускать подобный аромат, отнюдь не чарующий тонкостью свежих ноток, но голос вампира её удивил. Она остановилась по другую сторону двери, готовясь защищать пламенем и себя, и Чеслава, если придётся. Перепуганная служанка, слегка захмелевшая, волновала её меньше всего. Источник информации из неё был дрянной. А вот вампир – занятный.
Доверять на слово незнакомцу она не собиралась, а потому, выставив магический щит, чтобы защитить себя от вероятных сюрпризов, прошла в комнату – рассмотреть поближе странного вида коконы. То, что в первом из них был труп, Хъённ заметила ещё издалека по торчащей из дырки макушке. Но это едва ли что-то говорило о причине смерти. Нежной барышней она никогда не была, а потому спокойно вспорола часть ткани. Много не пришлось – морщинистая шея и тело, старательно высосанное, говорило о причине смерти слишком открыто. Чтобы подтвердить свою догадку, Хъённ вспорола ножом и второй кокон. В нём, словно брат-близнец, лежал такой же обескровленный труп с отметинами вампирских клыков на шее.
Гнилостный запах, несмотря на ожидания Девольфорд, перебивал странный аромат. Присмотревшись, она заметила на коже мертвеца странного вида склизкую жидкость, отдалённо похожу на ароматическое масло. Названия его она не знала, но по запаху, который, пусть и был насыщенным и резким, едва угадывалось гниение тела. Кто-то постарался, пытаясь замести следы.
- Ты знаешь, как это выглядит, вампир?
В отличие от Чеслава, Хъённ точно успела пронюхать, с кем имеет дело, и не стала скрывать это от Аулона, когда перевела на него взгляд. Вряд ли вампир, который смог войти в хозяйский дом среди дня, не убежал бы через первое попавшееся окно, заподозрив, что инквизиторы с него целого и живого просто так не слезут. Тогда что же он остался на месте? Снять с себя подозрения? Это вряд ли.
Она знала, что Аулон видит следы укусов на шее, и уж точно знает, как выглядит обескровленное тело.
Хъённ выпрямилась, отступила от тела. Она не знала, кем были эти жертвы и почему вампир – какой-то – их убил. Что глупо – тела оставили в доме, но не попытались избавиться от них. Телам явно не один день, судя по разложению, так что же помешало избавиться от них с наступлением ночи, когда лучшее время для вампиров, и худшее для человека?
От вампира её отвлёк крик Лисхен. О тщедушной служанке Девольфорд как-то забыла, и только теперь, глядя на запуганное лицо девушки, вспомнила о ней. Лисхен, даже если и признала в одном из изуродованных трупов свою хозяйку, то не торопилась горевать и заламывать руки. В её глазах читался явный страх. Страх перед двумя инквизиторами, чьи знаки на одежде, казалось, она приметила только сейчас, и эти знаки гнали её прочь из дома.
- Держи её! – крикнула Хъённ; Чеслав стоял ближе к служанке.
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

Отредактировано Изувер (26-04-2022 01:10:09)

+1

24

Девчонка опрометью бросилась вниз по лестнице, отчаянной дробью рассыпался стук каблуков – к двери на улицу.
Вальдштайн, кинувшийся следом, еле успел подхватить её у самого выхода. Лисхен забилась, выгибаясь словно в припадке падучей, истерично, звонко заголосила в руках инквизитора, пытаясь вырваться. Она крутилась юлой, Чесу пришлось стиснуть её, как куклу,  что б не упустить, но вспышка сопротивления  оказалась недолгой.

    Оказавшись снова в комнате, она сомлела – от алкоголя, бальзамически трупных миазмов, переживаний, и обмякла, только поводя расширенными от ужаса водянисто серыми глазами с живых на мёртвых .

    - Я не причём, не причём.. – лепетала она потерянно, - Она уговорила меня выпить, уверяла что там кровь горлицы, всего несколько капель…Я помогла ей тереть в ступке гальбанум, она говорила что это для парфюмерии, на продажу..К ней заходил мужчина…тайно от хозяйки…- глаза Лисхен заворожено остановились на втором коконе, вскрытом Девольфорд, и налились слезами, - Этот… она говорила что за духами..
Она потерянно всхлипывала, совсем ослабнув.

    - О ком речь? – мягко спросил Вальдштайн, не отпуская девушку, что было не сложно, при её птичьем сложении, - О жилице? Она снимала здесь комнату? Эту самую?

    Служанка торопливо закивала головой, и хотела что то добавить, но снизу раздался требовательный стук в дверь, по звуку – кулаком в хорошей латной перчатке.

    Аулон по змеиному выглянул в щель между шторами.

     - Там королевские стражи порядка, - сообщил он, - Вопли нашей овечки оказались достаточно громкими. Если бы вы смогли их спровадить было бы удобнее для всех, - он демонстративно искательно взглянул на инквизиторов, - Выглядет всё это крайне не аппетитно, но я ж обещал что мы поговорим. Ну и сразу чистосердечно ппризнаюсь,  - по тонким губам вампира мелькнула ухмылка, - Эти мертвецы – не мой ужин.

+1

25

Хъённ помассировала виски и отошла от трупа. Она хмуро посмотрела на вампира, не желая выпускать его из виду, пока Чеслав не вернётся вместе со служанкой. В том, что он успеет её догнать, Девольфорд не сомневалась.
Лисхен вновь говорила много, но слишком запутанно, чтобы понять. Эмоции хлынули через край, и уцепиться за что-то важное в её речах становилось всё сложнее. Инквизиторша даже хотела попросить вампира немного помочь с этим, если он псионик, только бы не болела голова от чужого щебетания и от слишком насыщенного аромата дохлятины.
- И где сейчас эта жилица? – взгляд инквизиторши вновь скользнул по иссушенным телам. Она могла бы спросить, какого Фойрра служанка оставалась в доме с двумя мертвецами, а не сбежала отсюда при первой возможности, но, может, она ждала возвращения убийцы?
Ответа она так и не дождалась. Шум со стороны улицы привлёк внимание, и инквизиторша выглянула в окно вслед за вампиром, чтобы убедиться в правдивости его слов.
- Если бы вы смогли их спровадить было бы удобнее для всех.
Хъённ быстро замахала рукой и поспешила к выходу из комнаты, без слов говоря, что возьмёт стражников на себя. Желудок оказался слабее, чем она думала. Инквизиторшу мутило. Чистый воздух казался единственным спасением для чужих ковров. Впрочем, а есть ли мёртвым какое-то дело до ковров?.. Едва ли.
Сохраняя остатки инквизиторской чести, Девольфорд сбежала с лестницы и уже во второй раз открыла дверь чужого дома, словно хозяйка.
- Добрейшего денёчка, - и тут же сунула под нос стражам порядка символику Огненного Братства. – Мы выясняем обстоятельства смерти одного вельможи… по приказу короля.
Хъённ не спешила рассказывать всё стражникам, надеясь, что её слов и знака инквизиции хватит, чтобы капитан стражи передумал лезть в дом, но на всякий случай стала в проходе так, чтобы обойти её, грубо не сдвинув в сторону, было затруднительно. Вдруг Чеслав разговорит служанку и вампира и узнает что-то ещё?
«Его же там не запакуют третьим коконом, пока я тут глазки строю?»
[nick]Хъённ[/nick][status]волк в инквизиторской шкуре[/status][icon]http://s7.uploads.ru/u82Nq.png[/icon][sign]Милосердие нечестивых жестоко.[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [29.06.1082] Безмолвная змея.