Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [13.10.1079] Еще одна голодная ночь


[13.10.1079] Еще одна голодная ночь

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/oRigQLg.jpg
Локация: Остебен, южные окраины Андерила
Участники: Лиранна, Лелия, Рене
Описание:
Темной дождливой ночью трое случайных прохожих останавливаются на постоялом дворе.
Очень странном постоялом дворе...

Отредактировано Лиранна (03-06-2021 12:59:04)

+2

2

От вездесущего, холодного, промозглого дождя не спасала никакая магия. Это был не грохочущий летний ливень, от которого вспухают реки и ломаются ветви деревьев, и не унылая зимняя морось, затянувшая небо серо-стальными облаками – этот дождь лил и лил с холодным упорством палача, который знает, что рано или поздно сломает сопротивление своей жертвы.
Лиранна так уже вполне готова была сломаться. Ее кобыла переступала по чавкающей грязи, с капюшона лило, ноги промерзли, и драконица не пыталась уже просушить себя заклинаниями или защититься от воды. Она просто устало щурилась в сгущавшуюся темноту и упрямо надеялась на хоть какой-нибудь приют впереди.
Понесло же ее в этот Андерил…

О том, что на границах Андерила периодически пропадают люди, Лиранна, разумеется, слышала – и не удивлялась. Альянс же относительно близко. Некроманты никогда не слыли добрыми соседями, в лучшем случае – терпимыми. Но, с другой стороны, и простой люд последователей смерти интересовал мало, так что смысл им был воровать кого-то из Андерила.
Заинтриговало драконицу другое: от этих исчезновений определенно несло магией. Об этом в Гильдии рассказал один из учеников, оказавшийся в Андериле – с его слов выходило, что где-то в глуши за городом творятся небывало сильные магические аномалии.
В результате которых пропадают люди…
Драконица была ведома собственным любопытством. Ей давно уже не попадались хоть сколько-то интересные явления и вещи, размеренная и устоявшаяся жизнь навевала тоску. Уроки, которые сама Лиранна давала молодым магам, становились все короче и хаотичнее, мысли госпожи Шеви все чаще витали за пределами округлых стен башни и старых, пахнущих бумажной пылью свитков. Будь рядом Канто – наверняка сказал бы что-то вроде того, что для драконов естественно желать неба и новизны, но Канто рядом не было, и ей приходилось оправдывать саму себя вместо него.
Короче, она просто сбежала – в Андерил, без объяснений и записок, как делала это практически всю свою долгую жизнь. Потолкалась по городу, оставила вещи на постоялом дворе, взяла лошадь и отправилась за город, полностью положившись на собственные чувства. И, возможно, они и привели бы ее, в конце концов, к цели…
Если бы не треклятый дождь!

Лиранна уже играла в игру «подсчитай, в какую сумму обойдется чистка и просушка всех вещей, попорченных дождем», когда лошадь под ней всхрапнула, почуяв жилье. Вместе с ней воспрянула духом и сама драконица.
Это был добротный каменный дом, стоящий чуть в стороне от дороги, под защитой громадного раскидистого дуба. Окна светились теплым светом, из трубы поднимался дымок, и даже еще не заходя внутрь, Лиранна вообразила себе запах жареного мяса и подогретого эля с пряностями.
-  Еда… - с фанатичным блеском в глазах пробормотала уважаемая чародейка, и была в эту минуту куда больше похожа на дикого дракона, с которым никогда не желала себя соотносить.
Дверь распахнулась почти сразу же, стоило всаднице приблизиться – будто ее и ждали. На пороге стоял невысокий худенький мальчишка, лет пятнадцати с виду, не более. В руках он держал мутноватый фонарь, в котором трепетало и билось о стекло пламя короткой толстой свечи.
- Госпожа, скорее в дом! Совсем ведь промокли! – выкрикнул мальчишка, хватая Агату под уздцы и щурясь из-за водяных струй, заливавших ему глаза. Лиранна не заставила просить себя дважды: все, о чем она могла думать в этот момент – это тепло и горячая еда. Агату утащили в стойло под навесом, а мальчишка, шлепая по лужам, повел гостью в дом.
Внутри было тепло и сумрачно. Очаг в дальнем углу едва разгонял сгустившуюся темноту, и Лира не могла бы сказать, сколько человек она видит в помещении.
- Это… трактир? – спросила она своего юного провожатого.
- Постоялый двор! – с гордостью отозвался тот, и Лиранна сдержала при себе комментарии о том, как, по ее мнению, должен был выглядеть постоялый двор. – Его мой дед держит, и вся наша семья тоже. В энтакую непогоду я всегда стою у дверей, мало ли, кто по дороге поедет, чтоб, значицца не промахнулися мимо…
- А что, по этой дороге ездит так много народу? – поинтересовалась драконица, отдавая ему свой мокрый плащ. От нее не укрылось, каким взглядом окинул ее мальчишка: холеная дама, явно не бедная, в дорогой одежде, с отличной лошадью под седлом. Не попытался бы обобрать ночью, гаденыш.
- Мимо нас никто не проедет, госпожа. Особливо сегодня, - уклончиво отозвался парнишка и повел вглубь зала.

+2

3

Лелия любила дождь. Грозу. Снег. Ветер. Любые проявления стихийной непредсказуемой природы. Возможно, причиной тому была хаотичная суть алифер, редко проявляющаяся в её спокойно-рациональном поведении и обычно тщательно взвешенных поступках и решениях, но, когда бушевала буря, девушка ловила себя только на одном желании – раскрыть сильные крылья, рвущие плащ, и взметнуться под низко нависшие тучи. Туда, где оглушающими раскатами перекатывались глыбы грома, а стальные росчерки молний рассекали ткань небес то ли палочкой безумного дирижёра, то ли смертельно стремительным стилетом убийцы.

Девушка с лёгкой улыбкой на красиво очерченных губах подставляла лицо под холодные струи осеннего дождя, которые норовили забраться под воротник и прочертить ледяные дорожки в ложбинку между грудей, где на перепутавшихся серебряных цепочках висели Сосуд души и защитный артефакт, когда-то подаренный дедом. Однако мысли о том, как прекрасен дождь даже в середине осени, когда он не разрывает небеса грозой, а нудно и долго барабанит по крышам и шелестит по расхлябанной дороге, прервало недовольное ржание Чайки. Вот уж кобыле, в отличие от её хозяйки, такая погода была совсем не по нраву – длинная грива намокла и спуталась, а копыта всё чаще оскальзывались в дорожной грязи.

- Не будем мы с тобой ночевать под открытым небом, - проворчала Лелия, похлопав ладонью, затянутой в перчатку, по серой шее своей пусть и невзрачной, но выносливой лошадки, - Вон, гляди, впереди какой-то дом. Наверняка пустят на ночлег.

Привычка разговаривать с кобылкой появилась у неё уже давно, ведь алифер предпочитала путешествовать в одиночестве, а подобное бормотанье с бессловесной скотиной создавало некую иллюзию того, что она не одна. Хотя в целом девушка не тяготилась тем, что ей было особо не с кем поговорить, ведь она сама избрала такой путь, а дни и недели почти полного молчания потом могла наверстать беззаботной, бесшабашной и хмельной болтовней с незнакомцами в какой-нибудь таверне. А то и взять в руки лютню, чтобы спеть пару песен приятным глубоким голосом.

Когда алифер добралась до искомого дома, призывно подмигивающего золотистыми окнами, её встретил всё тот же мальчик-подросток, зазывающий внутрь, в тепло и уют. И Лелия, ловко соскочив с Чайки и взметнув под сапогами брызги мутной дождевой воды, кинула мальчишке медную монету, а после, пригладив короткие влажные волосы небрежным движением изящных пальцев, зашла в зал, согретый жарким дыханием камина.

Отредактировано Лелия (03-06-2021 16:44:09)

+2

4

Путь Рене лежал из Андерила в Берсель, и он его решил сократить, минуя крупные тракты. Знал одну тропку, которую показал как-то приятель, промышлявший контрабандой – к нему Леви, в общем, сейчас и ехал. Забрал деньги за «посылку» из Берселя в Андериле, и теперь вез их обратно. Когда было совсем безденежно, Леви готов был зарабатывать чем угодно, в том числе и посыльным побыть для приятелей, если они за это хорошо платят. Что было в свертке, не интересовался: передал - и все. Но догадывался, что вероятно какая-то редкая трава для курения, что выносит весь разум ради красивых видений и хорошего настроения. Такую всегда любили покупать, но сам Рене пользовался ею редко – знал, что затягивала и не отпускала, лишая и чувств, и разума, если играть с ней слишком долго, так что доставить ее он мог, но сам старался не употреблять.
И все бы хорошо, но треклятый дождь смешал все карты и сбил планы. Стемнело быстро, ветер усилился, Рене замотался в плащ сильнее, натянув на голову капюшон по самый нос – дорогу стало нихрена не видно, и не удивительно, что вскоре тропа потерялась совсем - пришлось петлять по редколесью, ища ее следы.
Час или два Рене, проклиная все на свете, только этим и занимался, но после ему все же повезло – он выбрался на дорогу, пусть и не ту, что требовалось, но вполне сносную. Накатанные колеи от колес явно намекали, что дорогой пользовались часто, так что можно было надеяться, что встреченные путники расскажут, куда она ведет, и где с нее можно будет свернуть к Теллину.
Леви пятками вдарил своей кобылке по бокам и рысью направил ее в ту сторону, что показалась ему наиболее верной. И вскоре заметил за деревьями тусклый свет, исходящий из окон большого каменного дома – с виду добротного и ухоженного.
- Переночевать пустите? – спросил он мальчишку, что отворил дверь.
- Конечно, господин, - ответил тот. – И лошадку пристроим. И покормим – и вас, и ее. У нас же постоялый двор.
- Что-то я вывески не заметил, - пожал плечами Рене, шагая через порог и скидывая с головы капюшон.
- Так сняли починить. Краску подправить. Повесим завтра обратно. Проходите за мной...
Рене последовал за мальчишкой в жарко-натопленный зал, где уже пылал очаг и витали запахи жареного мяса и пива. Посетителей было мало – две девушки, и никого больше.
- Непогода, господин, - словно угадав его мысли, пояснил мальчишка. – Мало кто в такой ливень в дорогу срывается. А куда вы ехали?
- В Берсель.
- Уу-у... Далеко.
- Угу. И что у вас тут есть перекусить? 
- Суп, курица, каша, сыр и яйца, - перечислил парень. – Маманя еще пироги испекла, но вам батя сейчас все лучше расскажет.
«Батей» оказался здоровый чернявый мужик – совсем не похожий на своего тощего и хлипкого отпрыска.
- Сейчас подойду, - крикнул он и жестом подозвал к себе мальчишку.
А когда тот удрал, Рене прямиком направился к уже гостившим в доме девушкам.
- Вечера вам доброго, леди, хоть он и не такой уж добрый из-за фойррова дождя, - он бросил плащ на спинку стоящего рядом стула. – Могу составить компанию, если пожелаете. Ужинать в одиночестве скучно, так что с меня вино, с вас – всего лишь присутствие. Ну и веселые истории со всех. Согласны?
Рене улыбнулся и небрежно убрал с лица налипшую на лоб длинную мокрую челку.
[nick]Рене[/nick][status]Чеглок[/status][icon]https://d.radikal.ru/d09/2105/58/06af4056b8c3.jpg[/icon][sign]...[/sign]

Отредактировано Вилран (07-06-2021 19:03:07)

+1

5

За один только натопленный очаг и ароматы еды Лиранна готова была простить безымянному постоялому двору и его удаленность от города, и даже треклятый дождь (который в раздраженном состоянии тоже приписала спасительному заведению). А уж когда молчаливая женщина с крупным, застаревшим, буро-розовым ожогом на щеке услужливо помогла драконице стащить сапоги и поставить их сушиться к очагу, принесла ей тарелку горячей похлебки и пообещала подогреть эль - Лира и вовсе готова была поставить трактир на одну доску с обожаемым ею "Яблоневым цветом" в Вильсбурге.
Она, обжигая рот, торопливо вылавливала из похлебки кусочки мяса, начисто позабыв и о том, что она, вообще-то, леди, и о собственных привычках - все равно смотреть было, в общем-то, некому, - когда в полутемном зале появились и другие посетители. Молодая светловолосая девушка, а после -  парень. Оба - редкостно хороши собой для случайных путников, девушка, похоже, и вовсе с примесью нечеловеческой крови: слишком изящной и тонкокостной была ее фигура, слишком правильными - черты лица. Лира приветливо улыбнулась ей и легким кивком головы дала понять, что вовсе не против компании.
Паренек же, улыбчивый, бойкий, быстроглазый, словно птица, подсел сам.
- Доброго пути, - Лиранна по очереди поглядела на обоих и слегка подвинулась на скамье. Она уже успела немного обсохнуть, и не хотела попасть под холодные брызги с плаща юноши. - Буду только рада скрасить вечер. Меня зовут Анна, - она кокетливо стрельнула в мальчишку глазами, не в силах противостоять собственной давней привычке оценивать любого молодого человека в зоне ее видимости. Не Канто, конечно - далеко не Канто! - но хорош. Праздное любопытство. - И ловлю на слове: с тебя - вино, с нас - компания...
Несколькими минутами позже они трое уже отогревались у огня, а все семейство - и тощий малец, и громадный чернобородый трактирщик, и молчаливая женщина с ожогом на лице, - метали на стол и суп, и яйца, и курицу, и пироги, и всю прочую нехитрую снедь, которую обещал мальчишка. Нюхом, наверное, чуяли, что гости при деньгах - впрочем, Лиранна и не собиралась прибедняться. Она привыкла к комфорту и красоте, и если в этих местах ей не могли обеспечить красоту - была рада хотя бы комфорту и услужливости.
- Давно ли содержите трактир... простите, постоялый двор? - полюбопытствовала она у женщины, слегка разомлев от горячего эля и похлебки.
Странное дело - она была сыта, но при взгляде на всю эту еду готова была продолжать есть. Драконье прожорство...

Отредактировано Лиранна (03-06-2021 21:27:35)

+2

6

Лелия с любопытством осмотрела помещение, в котором оказалась, и, заприметив на стене несколько то ли погнутых гвоздей, то ли крючьев, стянула с себя мокрый плащ и повесила его сушиться, а сама, тряхнув недлинными серебряными волосами, чтобы они высохли быстрее, уселась за стол к эффектной рыжеволосой даме, приняв её приглашение.
Когда появился молодой мужчина, Лель окинула его чуть прищуренным пытливым взглядом, отмечая улыбчивость и говорливость и прислушиваясь к разговору с хозяевами. Сама она, к слову, была настолько непритязательна в своих странствиях, что не обратила внимания на отсутствие вывески, да и объяснение выглядело логичным.
Ну а предложение не ужинать в одиночестве и позабавить друг друга весёлыми историями Лель встретила с улыбкой. Почему бы и нет? Все они в тепле, с вкусной едой и уютным перестуком дождя за окном. Пригревшись рядом с очагом, девушка чувствовала себя расслабленно, благостно и, пожалуй, была готова к новым случайным знакомствам.
- Вечера доброго и вам, моё имя Лелия, - поприветствовав других путников и представившись, алифер потянулась, разгоняя застоявшуюся после долгой верховой езды кровь, а кожаный доспех, подогнанный по фигуре, подчеркнул изящную талию и высокую грудь, - От горячего вина со специями я бы не отказалась, а то дождь, хоть и люблю я его, уже совсем по-осеннему промозглый и тоскливый. Да и еда только с плиты сейчас – самое то, что нужно.
Лель дождалась, когда ей принесут горячее вино, и сначала пригубила его, наслаждаясь сладостью и терпкостью на языке, а её щёки слегка раскраснелись и засияли глаза, как у того, кто захмелел самую чуточку и от того находится в самом предовольном состоянии. Ещё более довольной её сделала глубокая миска с обжигающим супом, от которого в груди стало жарко, однако, как ни странно, одним лишь супом девушка не насытилась, хотя обычно была весьма умеренна в еде. Ей хотелось попробовать и курицу, и яйца, а ещё вон тот замечательный румяный пирожок, к которому она потянулась одновременно с Анной, отчего их пальцы встретились над блюдом с выпечкой.
- Если я съем хоть что-то ещё, то мне придётся снимать доспех, а то он скоро на мне лопнет, - насмешливо заметила алифер, убрав пальцы от пирога, и действительно начала ослаблять шнуровку на корсете, - Может, пришло время для историй?

Отредактировано Лелия (04-06-2021 01:34:15)

+2

7

- Рене, - Леви представился тоже, когда девушки назвали свои имена.
Здесь, в глубинке, он не думал, что напорется на своих недругов, так что не очень осторожничал – Алир был слишком далеко от этих глухих мест, чтобы прятаться и таится, боясь каждого шороха.
От его компании не отказались, и Рене, как и обещал заказал на всех вина, а потом и всего остального, что предлагали хозяева. Собственных денег у него с собой было не так уж и много, и до того постоялого двора Леви божился себе, что будет экономить, но едва на столе стала появляться еда, как он не устоял – и самому есть хотелось, словно год до этого голодал, да и перед девушками не покрасоваться не мог.
- Двор-то? Давно, - хозяйка подбросила поленья в очаг и обернулась, когда с ней заговорили. – Еще бабка моя держала, а до нее бабка моей бабки. Это у нас семейное.
- И доход есть? – поинтересовался Леви, поддерживая разговор.
- Есть. Конечно.
- Мало что-то посетителей, не на большой дороге стоите.
- А нам хватает, - хозяйка одарила его холодным взглядом, но быстро спохватилась и улыбнулась. – Сколько Творец даст – то и наше. Не жалуемся. На семью хватает.
- Большая семья?
- Я, муж, вот младшенький наш, - она кивнула на тощего мальца. – Еще брат мой, дочка и зять. Все тут работаем. Дочка сейчас вам воду греет, чтобы помыться с дороги. Вы ведь не откажетесь?
- Шла бы ты ей помогла, вместо того, чтобы языком чесать, - буркнул на женщину муж, и она заторопилась. Поклонилась постояльцам и быстро засеменила куда-то вглубь дома.
- Странные они, - произнес сам себе под нос Рене, когда хозяйка удалилась. Он чувствовал некую напряженность в доме, но не мог ее себе объяснить. Может быть это было предчувствие, но почему-то Леви никак не мог расслабиться.
А потому на вино он налегал вдвойне.
- Раз я сам предлагал делиться историями, то мне и начинать, - ответил он на слова Лелии, немного подумал, что выбрать, и начал рассказ. – Пришлось мне как-то искать срочную работенку, и предложил один богатый человек последить несколько ночей за своей женой. Когда денег нет, то соглашаешься на все, вот я и согласился. По словам нанимателя, женушка его пристрастилась гулять по ночам, но он выследить ее не мог – всегда умудрялся проспать, а двое нанятых парней пропали без вести, когда взялись за эту работу. Вот и искал того, кто вновь проследит, с кем его красавица развлекается. Работенка не пыльная, я и согласился. – Рене усмехнулся и отпил из своей кружки. – Стал я следить, и на третью ночь смотрю, женушка плащ накинула и побежала куда-то. Я за ней. Покружила она сначала по улицам, а затем направилась к трактиру. Встретила там какого-то мужика - и с ним в подворотню. Я следом. Думаю, прав был мой наниматель – изменяет ему его благоверная... Но оказалось, что нет – не изменяет. Завела она мужика в подворотню... и сожрала! – Рене ухмыльнулся. – В прямом смысле. Демоном оказалась и в тайне от муженька ходила покушать то, что любила больше всего на свете. А когда позже узнала, что он в курсе ее пристрастий, то сбежала. Наверное, до сих пор где-то бродит.
Рене улыбнулся и взялся за следующий пирожок. Таким голодным, как в этот вечер, он себя давно не чувствовал.
[nick]Рене[/nick][status]Чеглок[/status][icon]https://d.radikal.ru/d09/2105/58/06af4056b8c3.jpg[/icon][sign]...[/sign]

+2

8

Почему-то она все никак не могла насытиться.
И поддерживая непринужденный разговор с хозяйкой, и случайно коснувшись руки Лелии над тарелкой (пальцы у девушки были горячими и сухими, как угли), и слушая рассказ Рене, драконица ощущала некое смутное беспокойство. То самое, которое хотелось поскорее заесть. В свои юные годы Лиранна обладала отменным, неостановимым аппетитом, но порядочная дама должна была есть понемногу, вставая из-за стола все еще немножко голодной, и Сигизмунд быстро извел в ней любовь наедаться до отвала. После многих десятилетий суровой муштры собственного организма, Лира привыкла обходиться небольшими порциями. Так что же теперь?
Прожевав очередной пирожок, Лиранна незаметно прощупала пространство вокруг нее магией - и ничего не нашла. Ничего - кроме ужасного голода, который испытывали и ее сотрапезники, и даже сами хозяева. Этот голод, вероятно, и порождал незримое беспокойство, от которого хотелось спрятаться - забыться в еде, в тепле, в чужих добрых руках...
Так, хватит нагнетать.
Лиранна обвела глазами юношу и девушку, сидевших с ней за одним столом. Оба оживились, зарумянились от еды и вина, и Лира знала, что и сама сейчас выглядит так же: кожа согрета до теплого румянца, губы окрасились алым, яркие волосы, немного влажные после ливня, вились вокруг лица. Самое время для чуточку нетрезвых историй...
Она засмеялась, когда закончил Рене - он был хорошим рассказчиком вне зависимости от того, сколько правды было в его истории. Какой все же славный мальчишка...
- Ну, раз уж мы пошли по неверным женам, то и я кое-что припомнила, - отсмеявшись, начала драконица и смело сделала еще несколько глотков из кубка с подогретым вином. - Один богатый вильсбургский аристократ женился на девице - без роду и племени, но зато смазливой и прелестной настолько, чтобы вскружить голову любому, имеющему глаза. Это был, конечно, жуткий мезальянс, но наш аристократ был влюблен по уши, и с удовольствием осыпал девицу деньгами и подарками. До тех пор, пока до него не стали доноситься слухи о ее изменах, - Лиранна поймала взгляд Лелии и лукаво подмигнула ей. - Он им сначала не верил, но доказательства были неопровержимы. Тогда он решил избавиться от своей жены довольно мудреным способом: привязал ей к ногам мешок, набитый деньгами, в знак того, что ей от него нужны были только деньги, да и сбросил ее в реку - прямо на середине, на самой стремнине. Она плакала, кричала, молила не делать этого, и все же ушла под воду - как камень, и круги еще долго расходились по воде...
Лира посмотрела на одного слушателя, на другого - и улыбнулась.
- А когда аристократ был уже на берегу, глядит - а его благоверная всплыла. Живая, здоровая и веселая, смеется и машет ему рукой. Ламаром оказалась девица, так что получила и свободу, и мешок денег, а покуда в Вильсбурге снаряжали погоню, она по речке доплыла до моря, где ее и след простыл. Мораль... а, к Фойрру мораль! Красивые девушки всегда будут жить хорошо, если к красоте прилагается хотя бы капелька ума и природной смекалки. За них и выпьем!

Отредактировано Лиранна (06-06-2021 11:55:27)

+2

9

Сколько подобных историй слышала Лелия во время своих странствий? О неверных жёнах, о коварных демонах, о жадных жрецах, ловких воришках и доблестных рыцарях, что спасают прекрасных дев от кровожадных драконов – их не счесть. Она любила слушать и умела рассказывать, однако сейчас, когда её руки, словно действуя вне воли, подхватили очередной пирожок с мясом и поднесли его ко рту, алифер поймала себя на мысли, что лучший способ на время отвлечься от этого противоестественного желания есть и есть, как будто она голодала с рождения – взять в руки лютню. Так и пальцы будут заняты, и, что важнее, рот.
- Эй, уважаемый, а не найдётся ли у вас лютни или гитары? – Девушка поискала чуть расфокусированным от выпитого вина взглядом хозяина.
- Дак найдётся, чего ж не найтись-то, - в голосе мужичка прозвучало удивление, однако лютню он принёс – старую и расстроенную, с провисшими струнами и потемневшим деревом корпуса.
- Благодарствую, - кивнула Лелия, взяв музыкальный инструмент в руки с той нежностью, с которой обнимают дитя или любовника, и начала настраивать его, периодически отвлекаясь на то, чтобы сделать глоток вина из своего бокала или посмотреть на случайных знакомых, компания которых была ей неожиданно приятна, хотя алифер не всегда просто сходилась с людьми и не людьми.
На грани сознания билась мысль: «Может, в вино что-то подмешали? Почему я не могу оторваться от бокала, ведь обычно пью гораздо меньше? И ем меньше… что за напасть такая?»
Однако вслух девушка ничего не сказала, а провела тонкими пальцами по корпусу лютни, не обратив внимания на то, что снизу было застарелое пятно то ли от вина, то ли от… крови.
- Раз уж мы заговорили о том, как хорошо живётся красивым девушкам, если у них есть мозги и смекалка, то давайте спою я песню, что услышала однажды от влюблённого барда, - Лелия наконец-то настроила инструмент и удовлетворилась звучанием струн, хотя оно и не было идеальным, а после запела приятным глубоким голосом, эмоциональным, бархатным, ласкающим, тревожащим и будоражащим сердце:

Твой взор загадочный как будто увлажнен.
Кто скажет, синий ли, зеленый, серый он?
Он то мечтателен, то нежен, то жесток,
То пуст, как небеса, рассеян иль глубок.

Ты словно колдовство тех долгих белых дней,
Когда в дремотной мгле душа грустит сильней,
И нервы взвинчены, и набегает вдруг,
Будя заснувший ум, таинственный недуг.

Порой прекрасна ты, как кругозор земной
Под солнцем осени, смягченным пеленой.
Как дали под дождем, когда их глубина
Лучом встревоженных небес озарена!

О, в этом климате, пленяющем навек, -
В опасной женщине, - приму ль я первый снег,
И наслаждения острей стекла и льда
Найду ли в зимние, в ночные холода?

Она пела с удовольствием, вдохновенно, глядя не на Анну или Рене, и уж тем более не на хозяина этого странного постоялого двора, а в пламя очага, что ласкало дрова так же нежно, как ласкали её пальцы струны лютни.
- К слову, бард тот, - алифер широко и открыто улыбнулась, что совсем не вязалось с лиричной песнью, которая отзвучала вместе с последним аккордом, - Девицу, в которую был влюблён, всё же соблазнил и даже уговорил сбежать вместе с ним из отчего дома, а после… как говорили люди в тех местах, влюбился в другую и стал её обхаживать теми же песнями, что пел для первой девушки, которую прогнал. Отец её домой не принял, ибо была уже не девицей, так что она то ли в бордель потом устроилась, то ли ещё куда – я и не узнавала. Любовь поэта недолга и неверна, но песни остаются! За это я бы тоже выпила, пожалуй.

+

Поэтический текст Ш. Бодлера

Отредактировано Лелия (06-06-2021 13:43:13)

+2

10

- Отказаться от мешка денег, это каким идиотом надо быть! – возмутился Рене, когда Лиранна рассказывала свою байку. – Аристократ твой ненормальный – жену утопил, деньги выкинул. И даже если бы она не была ламаркой, все равно бы всего лишился, - он подпер щеку рукой. – Но вот если бы она была бы не ламаркой, а я проходил бы мимо, то нырнул бы... за золотом, - Рене рассмеялся и отодвинул от себя тарелки с пирогами и остатками овощей и мяса подальше. С едой надо было завязывать, иначе лопнет.
Дальше была очередь Лелии, но вместо истории, она запела. Голосу у нее был чудесным, мелодия красивой, и Рене поневоле заслушался. Так петь мог лишь алифер, и если раньше Леви допускал, что перед ним эльфийка, то теперь был уверен, что Лелия одной с ним расы. Он потихоньку, не привлекая особого внимания, проверил ее ауру, и убедился что догадка оказалась верной. И как не подумал об этом раньше? Рене мысленно выругал себя за потерю бдительности и излишнюю расслабленность. Наверное, виной был фойрров голод – все внимание перетянул на себя, а следовало было быть осторожнее с самого начала. Леви не дружил с законом и не желал встречи с сородичами, особенно если не знал их целей и планов в далеком Остебене.
- Песня отличная, - похвалил он Лелию. – И голос замечательный. Выпьем за хорошие песни, - Рене разлил вино по кубкам, а когда выпили, завел разговор уже совсем на другую тему. – Удивительно, что мы втроем оказались в этот час здесь, на маленьком постоялом дворе. Я вообще не знал эту дорогу, ехал в Берсель и заплутал. А вы как тут оказались? На ночь глядя... в дождь...
Рене потихоньку сунулся проверять ауру второй девушки, Лиранны, но тут ему не повезло - магический заслон не позволил пробиться и узнать больше, чем Лиранна показывала всем сама. Единственное, что Леви понял – красноволосая красавица была магичкой и уж точно не алифером. 
- Воду приготовили, натаскали, - вклинилась в разговор вернувшаяся к столу хозяйка заведения. – Можно сходить помыться. Девушек я провожу, а вы, молодой человек, сами, думаю, путь найдете. Вон в ту дверь прямо и налево, - она указала на выход из общего зала, ведущий куда-то вглубь дома.
- Эй, я что, один буду мыться? – пьяно икнув, возмутился Рене.
- Да.
- А как же спинку потереть?
- Я могу помочь.
Рене окинул уже немолодую дородную тетку разочарованным взглядом и вздохнул:
- Спасибо, но я уж как-нибудь сам. У вас, наверное, много дел по хозяйству, так что отвлекать не буду - вежливость не позволяет.
Вот от компании Лелии или Лиранны он бы не отказался, но трактирщица встала между ним и девушками здоровенным цербером, явно давая понять, что пойдут они только с ней – и никак более.
[nick]Рене[/nick][status]Чеглок[/status][icon]https://d.radikal.ru/d09/2105/58/06af4056b8c3.jpg[/icon][sign]...[/sign]

+2

11

- Я думаю, не будь она ламаркой, он, в конце концов, извлек бы свои деньги обратно со дна реки, - усмехнулась Лира в ответ на искреннее возмущение Рене. - Конечно, если кто-то другой не успел бы поднять их раньше. Но многим аристократам свойственно подобное... пренебрежение к золоту. Некоторые из них видят особую роскошь в том, чтобы столь легкомысленно им раскидываться.
Драконица расслабленно откинулась спиной на стену, покачивая чашей с вином и слушая игру Лелии. Играла девушка хорошо, пела вдохновенно, и Лиранна, покровительствовавшая менестрелям на сцене "Яблоневого цвета" и нередко сама там же поющая, решила, что стоит потом пригласить ее в столицу. Вполне возможно, ее нежная лилейная красота, лиричные баллады и мягкий звучный голос помогут ей отыскать там кого-то, кто согласен будет платить за ее песни... а то и просто за ее общество.
Песня напоминала ей о Канто - и потому слова будоражили, а воспоминания волновали. Она почти ощущала на себе руки и губы своего дракона, почти слышала, как он произносил бы эти слова - если бы был хотя бы немного более склонен к поэзии, чем придорожный камень.
Ей хотелось его - здесь и сейчас.
- У бардов редко бывает счастливая судьба, - заметила Лиранна, когда песня отзвенела. - И именно поэтому они так любят воспевать трагедии и столь равнодушны к обычным счастливым жизням.
- Выпьем за хорошие песни, - предложил неунывающий Рене.
Выпили.
Лиранна ощущала на себе острый, заинтересованный взгляд юноши, и ответила ему многозначительной улыбкой - так могла бы улыбаться сытая пригревшаяся кошка. Пытался прощупать ее? Понять, кто она? Или узнать, есть ли у него какие-то шансы на эту ночь?
Ей все еще чудилось горячее дыхание Канто на своей шее.
- Я приехала из Вильсбурга. Хотела найти... одного своего знакомого, который живет здесь, неподалеку от Анвалора, - пояснила Лиранна, по своему обыкновению сказав полуправду. Знакомые неподалеку от Анвалора у нее действительно были, и никто не помешал бы ей завернуть к ним после того, как она обнаружит здешнюю аномалию. - Я думала добраться до темноты, но дождь спутал все планы...
– Можно сходить помыться, - прервала разговор хозяйка, раскрасневшаяся от работы и очажного тепла.
Помыться! Только крайняя нужда могла заставить Лиранну отказаться от ванны хотя бы на два дня, и сейчас, после промозглого дождя, заморозившего ей кости, она чувствовала себя отвратительно грязной. Потому, какой бы ни была местная ванна, она была чудесна уже самим фактом своего существования.
Она поднялась, расправив складки дорожного платья, кинула смешливый взгляд на Рене, явно расстроенного тем, что мыться им предлагалось раздельно, и незаметно ему подмигнула. После чего вместе с Лелией направилась в маленькую баню, устроенную за кухней.

Здесь было жарко от близкого тепла кухни и маленького очага в углу. На каменном полу - чистая солома, огромная, исходящая паром бадья выстлана изнутри белой холстиной, в маленькой чашке - плюха самодельного мыла, рядом - две чистых свернутых простыни, чтобы впитать воду с тела и волос.
- Гораздо лучше, чем я ожидала от этого места, - поделилась с девушкой Лиранна, развязывая шнуровку платья. - Помоги мне снять...
Собственная нагота при постороннем человеке ее отнюдь не смущала. Лира знала, какое впечатление производит на других ее тело, прекрасное природное одеяние, которое она поддерживала в совершенстве и которое не гнушалась использовать и для дела, и для собственного удовольствия. Переступила через бортик, опустилась по пояс в горячую воду. Алые волосы кольцами разметались по спине, свободные от зажимов и шпилек, поплыли по поверхности воды. От теплого пара заалели щеки и губы, мышцы наконец-то расслабились, и Лиранна откинула голову на бортик, наслаждаясь теплом и с интересом наблюдая, как по телу Лелии, вниз по гладкой шее, стекает прозрачная капля.

Отредактировано Лиранна (09-06-2021 09:40:40)

+2

12

Лелия с лёгкой усмешкой на губах посмотрела на Рене, отмечая их переглядывания с Лиранной, что, в общем-то, было логично и понятно – рыжеволосая женщина была красива той яркой красотой экзотического цветка, мимо которого прошёл бы разве что слепец. Алифер не завидовала, она любовалась, отмечая изящество линий и мягкость движений, и думала, что Лиранне тоже наверняка посвящали поэмы и пели баллады. Она и бы сама спела только для неё, чтобы снова увидеть этот мечтательный взгляд, в котором читались мысли о каком-то мужчине. Лелии нравилось петь для тех, кто умел слушать и откликался эмоционально, чутко реагируя на слова, мелодию и голос, что мог дурманить не хуже крепкого вина.
Порою алифер думала о том, что, если ей надоест скитаться по городам Остебена, а на родину возвращаться не захочется, она вполне может осесть где-нибудь в столице на правах певчей птички, что развлекает аристократов и толстосумов. Хотя… вряд ли бы она была счастлива на одном месте.
Вопрос Рене о том, как их разношёрстая компания оказалась на этом постоялом дворе, застал Лелию врасплох, ведь раскрывать свою крылатую природу она не желала, а потому после ответа Лиранны алифер обезоруживающе улыбнулась: - А я просто путешествую то там, то сям… Без особой цели, в общем-то – просто мне нравится познавать этот мир, нигде не задерживаясь надолго. Ведь вокруг столько интересного и манящего!
Она не лгала и не лукавила, ведь эти семь лет странствий не утолили её голод по новым впечатлениям, историям, рассказам, людям и представителям иных рас. Её по-прежнему влекли многолюдные города, густые леса, необозримые степи, морские волны и рвущиеся ввысь горы… она любила этот мир и ещё не растеряла изрядной доли наивности, что присуща молодости, ведь алиферы взрослели позднее.
Предложение помыться и шутливое препирательство Рене с хозяйкой вызвало на губах Лель очередную улыбку и мысль о том, что сама она в седле уже несколько дней, а потому и ей не помешает горячая ванна с ароматическими маслами и пышной пеной. Улыбка стала более томной и мечтательной, ведь девушка, несмотря на непритязательность и непривередливость, любила телесные удовольствия во всём их многообразии, а жаркая баня вызывала желание скинуть кожаный доспех и исподнее.
- Однозначно лучше, чем промозглый холодный дождь, хоть я и люблю непогоду, - рассмеялась Лелия, помогая Лиранне справиться с шнуровкой и снять платье. Тонкая изящная спина с едва заметными позвонками и манящими ямочками на пояснице вызвала у алифер желание коснуться… провести пальцами по плечу, по лопаткам, обжечь дыханием затылок, прижаться…
Девушка даже не задумалась о том, что она, в общем-то, предпочитает мужчин, а не женщин… и что её состояние после вина неестественно расслабленное, томное и… возбуждённое? На грани сознания мелькнула мысль о том, что в вино всё же что-то было добавлено – и исчезла, растворившись в горячей воде, в которую Лель ступила следом за Лиранной, устраиваясь напротив и так же не стесняясь своей наготы. Её короткие волосы липли к вискам и щекам, змеились прядями по лбу, тёмный от расширенных зрачков взгляд стал расфокусированным, а на губах родилась влекущая улыбка.
Правда, алифер хватило ума не снимать Сосуд души и артефакт Кристэн (а может, она под влиянием хмеля просто не подумала о том, что так выдаст себя с головой), а потому сейчас они мерцали в ложбинке между её аккуратных небольших грудок, едва прикрытых водой.

+2

13

Что за невезение? В трактире, кроме Рене, остановились две прекрасные незнакомки, а мыться приходится в одиночестве! Алифер считал, что это жутко несправедливо, тем более, что Лиранна явно кидала на него многозначительные взгляды, которые он оценивал как согласие продолжить более близкое знакомство после ужина. Но трактирщица-злобная-ведьма разделила всех по разным помещениям – то ли была слишком набожна и благочестива, то ли просто завидовала чужой молодости.
- Маманя, ты мне сюда винца принеси, - попросил ее Рене, нюхая жидкое мыло в плошке, что стояла на скамейке. Пахло цветами, но он не понял какими.
- Я тебе не маманя, - насупилась трактирщица, но за вином пошла. - Принесу.
- Прости, сестренка! – крикнул ей вслед Рене, рассмеявшись.
Тетка фыркнула и хлопнула дверью. Леви усмехнулся, и стал раздеваться. Немного замялся, думая, снимать ли с шеи сосуд души, но, поразмыслив, все же снял, припрятав в кучку одежды. Пусть думают, что эльф -  летать он пока не собирался. 
Трактирщица вернулась, едва он успел забраться в здоровую деревянную бадью, наполненную теплой водой. Без вопросов, можно ли вообще войти, прошла к скамье, поставила на нее кувшин и кружку, быстро зыркнула в сторону Рене и молча удалилась. Он успел ей лишь крикнуть «спасибо», но в целом против такой поспешности не возражал – нечего подглядывать за чужим мужиком, раз всех девок от него выгнала.

Леви немного полежал в теплой воде, блаженно закрыв глаза, чуть было не уснул, и, спохватившись, принялся мыться. Спать время еще не пришло, но глаза закрывались сами, а тело окутало ленью и расслабленностью. Вино в трактире, видимо, оказалось крепче, чем он предполагал.
Либо его, наоборот, было слишком мало выпито.
Вторая причина вызывала сон в неменьшей мере, чем первая, так что Рене решил все исправить. Недаром же он трактирщицу за вином гонял!
Он выбрался из бадьи, вытерся оставленной на скамье простыней, натянул штаны и, прихватив кувшин с кружкой, осторожно приоткрыл дверь, чтобы выглянуть в коридор. Хозяйки постоялого двора рядом не обнаружил, как и остальных ее домочадцев, но зато услышал из-за двери напротив голоса своих недавних собеседниц. Они оказались даже ближе, чем Рене представлял, так что он потихоньку вышел в коридор, притворил за собой дверь, а затем также тихо  проскользнул в комнату к девушкам.
- А я винца принес! – радостно объявил он, отсалютовав им кувшином. И лишь затем поинтересовался. – Вредная тетка ушла? – вопрос был риторическим, Рене видел, что трактирщицы рядом нет. И девушек в бадье он тоже видел, но все же решил сыграть в скромника и отвернулся. – Вы ведь не против, что я пришел?
То, что уточнение получилось после поступка, Леви ничуть не смутило.
Его вообще ничего не смущало, но немного волновало, что сосуд души остался завернутым в рубашку, а чужие деньги, вшитые в дно седельной сумки, пребывали возле стола, где проходил ужин. Рене не думал, что хозяева специально будут рыться в его вещах. Но кто ж их на самом деле знал? А вдруг? Жаль нельзя было придумать предлог, чтобы притащить сейчас к девушкам не только свою одежду, но и здоровенную сумку со всяким барахлом, чтобы была всегда на виду.
[nick]Рене[/nick][status]Чеглок[/status][icon]https://d.radikal.ru/d09/2105/58/06af4056b8c3.jpg[/icon][sign]...[/sign]

+2

14

Это все горячая вода и вино.
Это из-за них в голове плыл сладкий туман, а предметы, силуэты и лица казались подернутыми мягкой дымкой. Это из-за них тело наливалось жаром, а голова становилась легкой, как клубы пара. Это из-за них Лиранна чувствовала себя изнывающей по чужому теплу и чужим прикосновениям...
В полумраке Лелия - томная, мокрая, блестящая от воды, с сияющими голубыми глазами, - находилась в нескольких дюймах от нее. Драконица ощущала, как ее бедер касаются чужие гладкие ноги - случайно, и от того еще более чувственно, - видела, как плещется вода возле маленьких темных сосков. Плещется и сияет... не вода, но...
- Это что? - Лиранна любопытно подалась вперед, протянула руку, но вовремя остановила себя. - Крылья?
Подняла глаза - теперь нежное белое лицо Лелии находилось прямо напротив ее собственного. Крылатая. Небесная красота, такая же изысканная, как и драконья. Странно, Лира почти не была этому удивлена. Алифер - беспечная редкость в Остебене, но здесь и сейчас она совершенно не казалась чужеродной.
Чужие крылья трогать не дозволялось. И потому вместо них пальцы Лиры мягко скользнули по груди девушки вверх, к плечам и шее, нежно обхватили подбородок. Она почти чувствовала дыхание Лелии на своем лице, и почти хотела поцеловать ее...
— А я винца принес!
Рене. Радостный, как мальчишка и ничуть не постеснявшийся вломиться к ним прямо во время купания.
Лиранна отстранилась от Лелии, кинула в него мокрым мочалом и рассмеялась:
- Раз уж принес, так давай его сюда, - драконица протянула руку за кувшином. - Чашки захватить ты, конечно, не придумал, так что придется как есть...
Она сделала глоток через горлышко, облизнула влажные губы и передала кувшин Лелии. Она вовсе не была смущена тем, что Рене застукал их за таким завороженным изучением друг друга - в этом месте, казалось, царила какая-то особая атмосфера.
Или особый запах. Терпкий, звериный, дикий. Драконица улавливала его своим нечеловеческим чутьем, но объяснить и определить не могла.
Ей не хватало опыта, иначе она сообразила бы, что этот будоражащий запах, почти неощутимый, заглушаемый ароматами вина и цветов - теплые плоть и кровь. Свежие плоть и кровь...
- Если ты уже чист, то в бадью, пожалуй, не поместишься, - усмехнулась Лиранна, наблюдая за Рене. - Но можешь помочь девушкам с купанием. Смотри, куда улетело мочало...

+2

15

Слишком чувственно. Слишком маняще.
Глаза Лиранны, казалось, гипнотизировали алифер, а женские пальцы впервые так интимно касались горячей кожи. Конечно, Лелия не была невинной, да и чувственные ласки любила, хотя и не была слишком опытной, ведь долгим и постоянным связям мешало наличие пресловутого Сосуда Души, что она не снимала с шеи практически никогда, а случайные интрижки… они на то и случайные, чтобы оставить после себя лишь терпко-сладкое послевкусие без сожалений и тоски по теплу мужского тела.
- Крылья, - шепнула Лель практически в губы Лиранны, вздрагивая от её близости и отзываясь на эту чувственность, что пульсировала в воздухе в такт с биением их сердец. Кожа девушки моментально покрылась мурашками от касания Лиранны, а взгляд, затуманенный желанием, без слов кричал: «Ещё… да… проведи пальцами по шее, по плечу, по груди… сожми сосок, ты же видишь, как он напряжён и жаждет ласки…»
А в голове пойманной в силки птицей билось: «Да что происходит-то?! Почему меня так сильно и неотвратимо влечёт к это рыжеволосой женщине? Я же никогда… с женщинами… да и с мужчинами уже давно… ооох… Может, в этом причина? Нет-нет-нет, здесь что-то совсем другое… как дурман – сладкий, обволакивающий, густой, лишающий воли… Дурман? Может ли это быть что-то одурманивающее?»
Однако все эти мысли остались невысказанными, потому что язык ворочался с трудом, а когда в самый неподходящий момент нагрянул Рене, Лелия отпрянула от Лиранны и посмотрела на юношу расфокусированным взглядом, в котором метались искры возбуждения.
- Вино – это хорошо, - неожиданно хрипловатым голосом заметила алифер и жадным взглядом проследила за тем, как Лиранна сделала глоток прямо из горлышка. Вид женщины, запрокинувшей голову, биение жилки на её шее, разметавшиеся пряди мокрых рыжих волос, линия плеч и полнота груди – это манило настолько сильно, что девушка сглотнула и отвела взгляд. Куда-нибудь. На Рене… и снова по телу прошла жаркая волна вожделения – совершенно необъяснимого логически.
Когда в ладони алифер ткнулся кувшин с вином, она машинально сделала глоток, не обратив внимания на то, что струйка вина прочертила линию от уголка её губ по тонкой шее к Сосуду Души, а после растворилась в воде.
- Например, можно потереть нам спинки, - выдавила из себя Лелия всё тем же хриплым от возбуждения голосом, а мысленно добавила, - «И не только спинки… а может, и не только потереть…»

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [13.10.1079] Еще одна голодная ночь