Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.


[06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/492/802923.jpg
- игровая дата
06.07.1080
- локация
Остебен, Висльбург
- действующие лица
Бастиан Альморовид, его сестра Виолетта и другие члены семьи.

    За красивой жизнью, блеском титула, за слепящей властью золота, могут находиться человеческие характеры, семейные обиды и страсти далёкие от тех, что воспевают менестрели.
    Одни из знатнейших аристократов Вильсбурга собираются  устроить семейное счастье своей единственной дочери - правильное, традиционное и выгодное.

За детство счастливое наше
ответственных вряд ли накажут.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (31-05-2021 03:23:21)

+1

2

Два шпиля, возвышающихся над высокой, тёмно терракотовой крышей огромного особняка семейства Альморовид, были самой желанной целью для молний в Вильсбурге, этим удушливо дождливым летом. Под раскаты исполинского кнута, которым щёлкало какое нибудь взбалмашное божество, вроде Рандона, небеса сердито трескались, и нити раскалённого серебра сбегались к самому респектабельному району столицы, минуя  высочайшие спицы  королевской резиденции, башню нечестивых прислужников Фойрра, и более мелкие городские постройки.

    В зале, отделанном тёмно синими тканями, где массивные ореховые шкафы, украшенные изящной резьбой, соседствовали с заострёнными окнами, у полыхающего, удлинённой кладки, под самый потолок, камина, в роскошном кресле с высокой спинкой восседал граф Марот Альморовид. Его руки, усаженные перстнями, с ухоженными как у женщины ногтями, с длинными, костистыми пальцами, возлежали на позолоченных подлокотниках. Всё ещё стройные, не смотря на возраст ноги, в бархатных домашних штанах, покоились сложенными на подставке для ног, лицо пожилого аристократа, в  тщательно расчёсанной гриве полуседых кудрей, было обращено к огню.
Он не соизволил обернуться на вошедшую дочь, но обладая прекрасным слухом, обратился к ней первым, до того как она успела даже поздороваться.

    - Я слышал, что тебе нездоровилось, дитя моё. Присядь, - снисходительный жест указал Виолетте на меньшее кресло с высокой спинкой, стоящее поблизости.

    -Надеюсь приятные вести взбодрят тебя, Виолетта.  Заботясь о твоей судьбе, и желая умножения славы нашего рода, мы с твоей матушкой подобрали тебе прекрасную партию. У тебя будет возможность оценить нашу заботу – завтра вечером, на званом ужине, в избранном кругу. Оденься по всему полагающемуся статусу, но приятно, и постарайся по меньше открывать рот, - глаза лорда, блестящие, как у хищной птицы, ещё живые, но уже в окружении нанесённых неуклонными годами паутинке морщин, наконец то обратились к дочери, - Тебе выпал отличный шанс, удобный для всех нас,  молись Всеотцу и прояви дочернее послушание и благодарность.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (31-05-2021 03:27:04)

+1

3

Виолетта смотрела в окно, задумчиво наблюдая за тем, как многохвостые хлысты молний рассекают серебряными росчерками тёмное небо, что отражалось в её серо-голубых глазах нависшими тяжёлыми тучами. Она испытывала смешанные чувства во время грозы – страх и восторг одновременно, трепет и преклонение перед неуправляемой стихией… зависть… но на её спокойном отстранённом лице практически не отражались эмоции, что она скрывала за маской. Ей было зябко. Зябко настолько, что хотелось пойти к камину, в котором манящими рыже-золотыми лепестками расцветали потрескивающие поленья, согревая и радуя сердце.

Она зашла в каминный зал тихо, почти не слышно, придерживая подол длинного бархатного платья насыщенного винного цвета, по которому изящной лозой вилась золотая вышивка, и замерла, заметив фигуру отца, восседающего в кресле. Первая мысль, которая пронеслась в сознании девушки, побуждала её сделать пару бесшумных шагов назад, чтобы Марот Альморовид её не заметил, но Виолетту остановил его голос, заставив сначала замереть напряжённой струной, задержать дыхание, а после… повинуясь воле главы рода, сделать несколько неуверенных шагов к камину.

- Это всего лишь головная боль из-за грозы, отец, - Виола послушно села в указанное кресло, расправив плечи и сложив тонкие изящные ладони на коленях, и скромно опустила взгляд, являя своим видом картину «Покорная дочь перед любимым и любящим отцом». То, что покорность была показной, а отец не был ни любимым, ни, тем более, любящим – всё это было сейчас не так и важно, ведь девушка надеялась на то, что выслушает пару очередных снисходительных фраз о своей никчёмности и том, как она разочаровала графа, и отправится восвояси, проглотив очередную обиду. Мягкий трепещущий свет от игривого пламени золотил её кожу в неглубоком вырезе хоть и домашнего, но дорогой ткани платья, от длинных ресниц на щёки падала тень, а тёмные волосы привычно выбивались непокорными прядями из-под фероньерки.

Слова о том, что её собираются выдать замуж… и уже завтра она познакомится с «прекрасной партией», заставили нежное сердце Виолы замереть, а затем забиться, как пойманная в силки птица, но не потому, что девушка мечтала выйти замуж и жить долго и счастливо. Нет, в её голове заполошно заметались мысли: «Нет-нет-нет… только не это! Я не хочу! А вдруг он старый, уродливый и толстый? Да даже если молодой и красивый… я не хочу! Как же так? Почему сейчас? Что же делать?...»

Но внешне эти панические мысли не отразились никак, лишь дрогнула тень от ресниц на щеках, что внезапно зарделись румянцем, и пальцы на мгновение сжали тёмно-бордовый бархат подола, а с внезапно пересохших губ Виолетты сорвалось: - Да… отец… Я благодарна за вашу заботу и… исполню то, что вы желаете… Я могу пойти отдыхать и подумать над нарядом, что понравится… моему жениху?

Последние слова дались девушке явно непросто, да и сам её ответ звучал напряжённо, словно она тщательно подбирала слова, чтобы не сказать лишнего. Чтобы не выдать своё истинное отношение к тому, что она думает насчет прекрасной и удобной партии.

Отредактировано Виолетта (31-05-2021 22:12:42)

+1

4

Пожилой лорд  и здесь нашёл повод уколоть Виолетту:

    - Гроза вдохновляла и насыщала бы тебя, если бы тебе досталась хоть капля магии, дитя моё, но увы, ты, во время раздачи талантов, видимо стояла в очереди за красотой, и слава Всеотцу, что хоть там тебе удалось вытянуть счастливый билет.

    Его дочь была хороша собой, хрупкой, трогательной, выпестованной поколениями породой, Марот  беспристрастно оценивал это.  В молодости он сам был красавцем и кутилой и понимал толк в разных типах женской красоты.  У Виолетты  была идеальная внешность аристократки. 
Ни одного изъяна – нежнейшая фарфоровая кожа, прекрасной рисовки глаза, нежные губы, благородная осанка,  лилейные плечи, благородная линия рук, утончённость  тела и щиколотки, которым по изяществу позавидовала бы любая танцовщица.
     Тут  мысли старшего Альморовида переметнулись к бурным дням его молодости, а от них, ненароком и к единственному наследнику, Бастиану, который сейчас как раз пропадал, вторые сутки, в местах развлечений. 
Глаза  пожилого лорда прикрылись, пряча всколыхнувшуюся желчь. Как человек умный, и привыкший анализировать происходящее он не мог не отметить что последний год начал завидовать собственному сыну. Как же хорошо быть молодым…Бастиан ещё и так раздражающе похож на него.  И вот сейчас пропадает  где то, с компанией сверстников и распутных женщин.. А пожилой лорд, хоть ещё крепок телом  и  более того- духом, может себе позволить  лишь встречи с любовницей не чаще  раза в неделю, и то, если не ломит поясницу и есть настроение.. Плохо когда тебе сорок восемь.
Лорд, хмурясь, поменял местами ноги на подставке, словно они затекли у него.

    - Да, можешь идти, - отрывисто приказал он, - При выборе наряда посоветуйся с матушкой. И продумай своё поведение – твоя обязанность произвести хорошее впечатление. Доброй ночи, - пожилой лорд демонстративно отвернулся к камину, где гудели языки пламени, бесшабашно и с удалью.

    Гроза жёсткими эстампами освещала вспышками коридор, по которому шла Виолетта.  Руки, явившиеся из тьмы, и подхватившие её, могли бы напугать до смерти, если бы не знакомый запах табака и духов, и высветившееся лицо брата.

    - Куда спешишь, фиалочка? Демон похитил тебя, и ты не уйдёшь, пока не расскажешь ему сказку на ночь, - Бастиан тихонько, что бы не услышал отец, целовал Виолу по лицу, унося  до своих комнат, просторных,  щедро отделанных под замашки молодого повесы. Их было две – кабинет, где трещал в небольшом камине огонь,  стояли шкафы, письменный стол и диван, инкрустированный костью,  и спальни, двери в которую были сейчас затворены.

    Не выпуская сестру молодой лорд уселся на диван. Дыхание его отдавала хмелем, а от одежды еле ощутимо  пахло сладковатыми восточными ароматами, так любимыми куртизанками. Лицо было бледно от длительного кутежа, одежда и волосы влажны от дождя,  но это не мешало ему обнимать сестру с порывистой нежностью, ведь в его восприятии она всё ещё была девочкой, единственным родным, небезразличным существом.  Бастиан потёрся лбом о лоб сестры, с игривой ласковостью,  которая показалось бы стороннему наблюдателю далёкой от родственной, и, нарочито серьёзно проговорил:

    - Я жду свою сказку.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (06-06-2021 02:39:36)

+1

5

Слова отца о том, что ей не досталось талантов, в очередной раз уязвили девушку, но она промолчала, лишь губы на мгновение искривила горькая улыбка. Перестанет ли Марот Альморовид когда-нибудь укорять и уязвлять свою дочь тем, что её магия не оправдала его надежд? Виолетта в этом сомневалась. Однако её голос звучал всё так же мягко и покорно, ибо спорить с отцом было бы верхом глупости: - Вы как всегда правы, отец.
Ей бы хотелось ответить резко, искренне, запальчиво – о том, что она не виновата в своей недостаточной одарённости, что наверстала этот изъян знаниями зелий и трав, что она не просто красивый придаток к роду и разменная монета в интригах, но… Виола молчала. Как и всегда. Это было проще и, пожалуй, безопаснее. Пусть отец думает, что она во всём покорна его воле. Пусть…
- Я так и сделаю, отец, - снова тихий послушный шелест слов и взгляд, опущенный в пол – чтобы глава семьи не увидел эмоций, которые Виолетта привыкла скрывать. О, она знала, какой наряд выберет матушка. Наверняка тяжелый бархат или парча с золотым шитьём – платья, в которых чувствуешь себя связанной, а для полного счастья – ещё и ожерелье, похожее на ошейник. И пусть золото и драгоценные камни подчёркивали нежность кожи, а глубокий вырез обнажал изящную линию плеч и манил ложбинкой между грудей – Виола не любила роскошные наряды, которые полагались ей по статусу, но не смела противиться, - И вам доброй ночи, отец.

Она выскользнула из зала в расстроенных чувствах, что заставляли дрожать губы, и остановилась на несколько секунд, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, помогающих привести мысли в порядок, а после быстрым шагом пошла в сторону своих покоев.

- Бастиан! – Сильные руки, неожиданно подхватившие её, были горячими и родными, они пахли табаком и восточными благовониями, грозой и свободой, - Ты вовсе не демон, зачем ты меня пугаешь и набрасываешься из темноты?
В словах Виолетты звучал не только укор, но и тёплая нежность, с которой она относилась к брату, а потому она без задней мысли обняла Бастиана за шею и позволила унести себя в мужские покои, торопливо и робко отвечая на его поцелуи – скула, висок, нос, пряди волос… влажные и щекотные… такие же тёмные и непослушные, как у неё самой.
Девушка даже не задумывалась о том, что их объятия и невинные поцелуи могут быть восприняты, как совсем не родственная нежность, ей просто было тепло в руках брата. Тепло, уютно и защищённо, будто бы он мог спрятать её от сурового отца и его воли.
- Сказку… - Виола прижалась лбом к щеке Бастиана, машинально поглаживая ткань его одежды напротив сердца, - Разве что совсем грустную, Бастиан. Да и не сказку вовсе. Отец снова заговорил о том, чтобы выдать меня замуж… я даже не представляю, за кого! Завтра… узнаю…
Её голос сейчас звучал совсем не так, как в разговоре с отцом – вместо тихой покорности в нём звенели эмоции. Обида, грусть и даже гнев, ведь Виолетта не желала, чтобы её судьбу решали за неё.
- Может, мне сказаться больной? – Девушка подняла на брата робкий сумбурный взгляд и страдальчески взметнула брови, - Выпить какое-нибудь зелье, чтобы мне было нехорошо? Или чтобы прыщи по всему лицу повылезали?

Отредактировано Виолетта (06-06-2021 12:51:12)

+1

6

-И отец призовёт к тебе старого аиста Ричарда, который за полминуты раскусит в чём дело, и заставит выпить  пару кувшинов какого нибудь мерзотного отвара из лебеды и жабьих лапок, от которого все кишки запросятся наружу, - скептично хмыкнул Бастиан, напоминая о стареньком  семейном враче Альморовидов, отличавшимся нескладностью костистой фигуры,  выдающейся формы носом, и знавшем обоих отпрысков графа с пелёнок.

    - Надо посмотреть кому заботливый папенька посчитал достойным вручить тебя в этот раз. С Леоном он знатно промахнулся, слишком понадеялся на договор с судейской общиной, а коса возьми да и найди на камень, - продолжал молодой лорд, играясь пальцами с локонами сестры, - Долго он потом остерегался да отказывал всем, кто  к тебе подступиться желал. Вдруг там великолепный экземпляр, с внешностью молодого бога и полными карманами золота?, - Бастиан весело заглянул в глаза девушки,  и подразнивающе продолжал, - Влюбишься с первого взгляда, под венец побежишь как мартовская кошка, в свой особняк угнездитесь, разведёшь слуг, лошадей, наследников штук пять, будешь счастливой замужней дамой..
    Маг говорил всё задумчивее, поддаваясь картинам, выступающими пред его мысленным взором.  Замужество Виолы, раньше или позже, было естественным ходом жизни. Молодой лорд легко представлял сестру в пышном платье бальном наряде во дворце, или затянутой в костюм  для верховой езды на великосветской охоте, или такой как сейчас – в домашнем платье винного цвета, когда она такая тонкая, близкая  и податливая его рукам под тёплым бархатом, но рисовать её беременной, остепенившейся семейной женщиной, его воображение не хотело.

    Искреннее желание  счастья для близкого существа у Бастиана имело скрытую ядовитую чревоточину, питаемую эгоизмом и глухой, подавляемой ревностью. Он почти забыл это странное чувство на несколько лет – с тех самых пор, как не сложилась первая помолвка Виолетты с его приятелем Леоном Гарсес, и вот оно вернулось опять, и забеспокоило молодого лорда.
Он начал целовать её лицо снова, почти сердито, под вновь расшалившиеся молнии за окном, словно сестра уже завтра должна была выпорхнуть из родного дома навсегда.

    -… и будем видеться время от времени, по семейным торжествам, -  Бастиан закончил  наконец таки прерванную длительной паузой фразу.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (07-06-2021 08:44:48)

+1

7

- Ты прав, Бастиан, - Виолетта скорбно вздохнула и доверчиво устроила голову на плече брата, прикрыв темно-серый хмурый взгляд длинными ресницами.
О Леоне, первом женихе, говорить не хотелось, а упоминание его имени заставило девушку снова вздохнуть и прижаться к Бастиану теснее, будто в его объятиях она чувствовала себя в безопасности. Да почему «будто»? Так оно и было… особенно учитывая ту старую историю, когда его приятель, тот самый Леон, сначала трепетно и галантно пытавшийся за ней ухаживать и даже сорвавший пару робких поцелуев с невинных уст, после показал себя истинным подлецом. И не только в тот момент, когда зажал её в тёмном коридоре и попытался задрать юбку, но и когда, поддавшись хмелю и чарам разбитной девахи, женился на шлюхе! Какой же был скандал… и тень его пала и на Виолетту, ведь отец и в похотливом дурном нраве несостоявшегося мужа умудрился обвинить её – мол, не удержала, не влюбила, ни на что не годна!
- Зачем мне муж с внешностью молодого бога и полными карманами золота? Чтобы он гулял по… другим женщинам? – Виолетта снова подняла тоскливый взгляд на веселящегося Бастиана, не решившись в слух сказать грязное слово «шлюхам», - Смеёшься надо мною, да? Такие сами выбирают себе невест, а не вот так… как товар…
Почему-то о семейном счастье, любящем муже и будущих наследниках совсем не думалось в оптимистичном ключе. Быть может, потому, что семейного счастья она и не видела, а отношение Марота Альморовида к своим детям было далеко от того идеала, который рисовало наивное воображение девушки.
Да и кого она знала из мужчин? Тиран-отец. Неверный жених. Брат… Бастиан… единственное дорогое существо… всегда заботливый, ласковый, добрый, понимающий…
Виолетта без задней мысли подставляла лицо под его поцелуи, не уловив эту перемену в прикосновениях его губ, а последние слова брата вызвали болезненный укол под сердцем и горькие слова: - Я не хочу замуж. Не хочу уезжать. Не хочу видеться только время от времени. Но как мне избежать этого брака?...

+1

8

- Глупышка,  - шепнул молодой маг,  - У тебя будет шанс создать новую,  собственную жизнь, наконец то распоряжаться собой, а не быть марионеткой в руках отца.  Я сейчас отнесу тебя к спальне, а ты хорошо выспишься, и завтра мы посмотрим на твоего жениха, неисповедимы пути Люциана.
    Перемежая снисходительные упрёки с поцелуями Бастиан подхватил Виолу с дивана и отнёс до дверей её личных покоев. Там они и расстались.

________________________

    Утро в особняке начиналось рано. Старший лорд, несмотря на года, презирал праздность, и требовал со слуг- бурной а активной деятельности, а с членов своего семейства- хотя бы её видимости. Именно по этому Бастиан после пирушек предпочитал просто не являться домой, отсыпаясь где нибудь по гостиницам или в алчных обьятиях куртизанок.
    После тщательного утреннего туалета- франтоватость и вкус Марота в полной мере передалась его сыну,  глава семьи занимался делами – выслушивал управляющих, новости столицы, отдавал распоряжения по текущим делам, принимал просителей, занимался обширной перепиской.
    К Бастиану приходил его наставник маг, помогавший в освоении стихии, потом молодой лорд уехал в фехтовальный зал с друзьями, и вернулся после обеда. Несколько раз он пытался повидать сестру, но всё неудачно.
    День вальяжно скатился к вечеру, словно в противовес ненастной ночи тихому и свежему, после отшумевших накануне проливных дождей и почтительный слуга пригласил Бастиана в большой каминный зал- прибыл так ожидаемый всеми гость.

    - Ваше сиятельство, - обратился Марот к человеку, стоявшему рядом с ним, когда молодой наследник Уэльма, одетый в тёмный бархат с серебряным шитьём, появился в дверях, - Позвольте представить вам моего сына, Бастиана, - он он сделал жест, приглашающий молодого лорда приблизиться, - Бастиан, приветствуй  хорошего знакомого, и  давнего компаньона по делам в ламарских краях, графа Фернана Льянтаде.
    - Мой почтение, - склонился Бастиан, невольно вглядываясь в человека, который желал войти в их семью.
    - Рад знакомству, - сдержанно улыбнувшись ответил гость, - Слышал о вас много похвального от вашего отца. 
    Это был высокий, крупный до тучности человек, с лицом в котором виднелась порода и решительный нрав. Кожа имела своеобразный желтоватый оттенок, каштановые волосы аккуратно подстрижены,  как и короткая бородка и тонко пахли духами - Фернан явно посещал цирюльника перед прибытием в особняк.
Он производил приятное, солидно впечатление состоявшегося человека.

На сколько он её старше? – кольнуло Бастиана, - Пятнадцать, двадцать лет? Ещё больше?...

Открылись двери в малую "фиалковую" залу, где обычно собиралась за столом семья с близким кругом родственников,  и слуга объявил о полной готовности к ужину.

    - С моей супругой Ваше сиятельство знакомы, а сейчас будете представлены и моей дочери, Виолетте, - произнёс Марот.
    - С премногим удовольствием, милорд, - со сдержанным нетерпением отозвался Льянтаде, - Я видел её очень давно, совсем крошкой, и не узнаю....

Мужчины по старшинству проследовали к украшенному живыми лилиями трапезному столу, и расселись, ожидая дам. Засуетились вышколенные слуги. В бокалы разлилось золотистое лёгкое вино.

    - Пусть вечер будет приятным во всех отношениях, - с тонкой улыбкой провозгласил лорд, и все выпили.

Снова руками слуг распахнулись створки  - появились Виола и её матушка.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (11-06-2021 17:08:43)

+1

9

- Стать марионеткой в руках мужа – не самая завидная судьба, - тихо вздохнула Виолетта, привычно обнимая брата за шею и прижимаясь лбом к его щеке. Девушка умолчала о том, что, как она считала – для Марота Альморовида дочь является лишь красивой безделушкой, которую нужно выгодно продать или обменять, чтобы она радовала глаз своего супруга. А то, что у Виолы были свои мысли, эмоции, чувства, тщательно скрываемые ото всех, кроме брата, вряд ли волновало главу семьи. Однако она не спорила с Бастианом, а лишь принимала его поцелуи, отвечала на них и робко улыбалась в ответ на упрёки, а когда он оставил её возле девичьих покоев, ушла отдыхать.
____________________

Её следующий день начался так же рано, как и у всех домочадцев, ведь Виолетта с детства не привыкла нежиться в постели сладкие утренние часы, хотя сегодня ей бы хотелось, чтобы день не начинался. Или чтобы внезапно нагрянула какая-то болезнь, не позволяющая встать и встретить того самого перспективного жениха, которого ей уготовил отец. Ну почему же время, которое нередко тянулось так долго и вяло, как нить у нерадивой пряхи, сегодня неслось резвым галопом молодого коня? И, хотя день был на удивление ясным и тихим, настроение у Виолы было прескверным, а общение с матерью не добавляло радости.
Франческа Альморовид, несмотря на то, что уже была немолода, хоть и младше своего супруга несколькими годами, до сих пор выглядела превосходно – высокая, стройная, с прекрасной осанкой, уложенными в идеальную причёску волосами цвета воронова крыла, нежной светлой кожей почти без морщинок, яркими синими глазами и аристократически томными движениями – она могла бы сойти за старшую сестру Виолетты, ведь мало кто из тех, кто видел её впервые, давал ей больше тридцати пяти лет.
И сейчас, под вечер, она придирчиво рассматривала Виолу, а на её идеально спокойном лице не отражалась ни одна эмоция, ведь мимические морщины – это так уродливо!
- Виолетта, повернись, - командовала Франческа, наблюдая за тем, как слуги облачают девушку в роскошное платье богатого винного оттенка, - И волосы нужно убрать повыше, чтобы была видна твоя шея. И спустить один локон на грудь. Да, вот так.
Женщина подошла к Виоле и поправила украшенное золотой вышивкой декольте, которое обнажало точёные белые плечи и подчёркивало молодую высокую грудь.
- Ты очень красива, моя дорогая, - Франческа Альморовид встала за спиной дочери перед зеркалом в полный рост и надела на её шею золотое ожерелье с рубинами, обхватывающее шею подобием ошейника и спускающееся длинными нитями, искрящимися кроваво-красным, в ложбинку между грудей, приоткрытую платьем. Франческа была чуть выше Виолетты и немного полнее в талии, которая, тем не менее, оставалась стройна несмотря на то, что женщина выносила и родила двоих детей. Они были похожи, однако лицо матери походило на красивую, изящную, дорогой работы маску без эмоций и мимики, а лицо дочери ещё оставалось нежным и растерянным в неуверенности и сомнениях перед грядущим знакомством с женихом, - Красотой нужно пользоваться, Виолетта, а Фернан Льянтаде – очень уважаемый, богатый и достойный мужчина. Разница в возрасте будет даже плюсом – он не станет ходить на сторону, а всё своё внимание посвятит лишь тебе, дочь.
- Я постараюсь… матушка… - Виолетте пришлось выдавливать из себя вежливые и покорные слова, ведь на самом деле ей хотелось сорвать это душащее её ожерелье, распустить тугой корсет, сменить тяжёлый бархат и на лёгкий верховой костюм и ускакать на лошади за город, где никто не будет ей указывать, как она должна стоять, сидеть, говорить, улыбаться…
- Этот брак очень важен для семьи, - продолжала наставлять её Франческа, глядя на их отражения в зеркале и думая о том, что её молодость уже безвозвратно в прошлом… и никакие мази, примочки, зелья – ничто из этого не сохранит увядающую с каждым годом красоту, которую она так лелеяла и пестовала, - Ты не должна разочаровать своего отца.
- Я не разочарую, матушка, - тихий вздох и опущенный взгляд Виолетты стали для Франчески знаком того, что девушка смирилась со своей судьбой и не будет противиться навязанному браку. Ну а любовь, о которой так мечтают молодые девицы… любовь проходит и уходит, а богатство, роскошь и комфорт – они остаются. 

Они вошли в зал одновременно – Франческа и Виолетта – одна в темно-синем, украшенном серебром и бриллиантами, вторая в багрово-золотом… Вежливые реверансы, во время которых мать шепнула: - Чуть ниже, Виолетта, пусть оценит декольте.
Вежливые улыбки – одна спокойно-равнодушная, вторая чуть растерянная, ведь Виола, предупреждённая матерью о разнице в возрасте, всё равно не ожидала, что Фернан Льянтаде окажется… таким… высоким, толстым, взрослым…
«Он мне в отцы годится…» - в голове Виолы мелькнула паническая мысль, а серый напряжённый взгляд заметался по залу в поисках брата.

+1

10

Три пары мужских глаз уставились на женщин.
Глава дома первым делом взглянул на жену, определяя по её лицу всё ли в порядке. Несмотря на видимую покорность дочери старый лорд  подозревал её в скрытых качествах характера, правда немного не в тех, которые имелись на самом деле- но откуда ему было достоверно знать?

    Безупречное выражение лица Франчески убедили его, что во время женского одевания не произошло ничего подозрительного. Тогда его глаза переместились на дочь, и он улыбнулся ей снисходительно удовлетворённо- она выглядела подобающе.
    Глаза Фернана смотрели сдержанно, но не скрывали пристальный интерес.
    Бастиан смотрел напряжённее всех, но постарался смягчить хмурость, улыбнувшись уголком рта и показав глазами на пустое место рядом с собой.
Его намерению не суждено было осуществиться, Марот, после фраз знакомства, громко велел дочери сесть между собой и гостем, Франческа, привычным жестом расправив юбку опустилась на стул рядом с с сыном, и все приступили к ужину.

    Вышколенные слуги метались беззвучными тенями, поднося блюда, подливая игристое вино.
Фернан разговорился.  Основной темой были его дальние, в цветущих эльфийских землях, угодья. Там у него находился, по его рассказам, огромный дом, и полностью налаженное хозяйство с армией слуг. Он описывал роскошь своего обиталища, ласковое солнце и чудную природу вокруг- с жаром, с явной любовью к местному колориту и воодушевлением, но слишком часто обращал свою речь в сторону Виолы, что бы это не было явным красованием.
Марот и Франческа слушали его, одобрительно покачивая головами.
    - Ах, Виолетта, разве не чудесно было бы увидеть своими глазами или даже самой жить в такой сказочной стране, что описывает господин Льянтаде?, - кокетливым полушёпотом, так что слышно было всем за столом, произнесла женщина дочери.

    Бастиан помалкивал. Он выпил больше остальных, так что даже старый лорд приметил это и недовольно дёрнул бровью, но младший Альморовид упорно не смотрел на отца.

    - Моё поместье к услугам всей  семьи Вашей Светлости,- значительно произнёс Фернан, - А для юной леди там были бы все условия комфорта, которые только возможны, любая прихоть, каприз, причуда, как только будет её на то желание, - и он, полуобернувшись к Виоле вперился ей в лицо с вежливым, но явным восхищением.
[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

+1

11

Франческа Альморовид поймала взгляд мужа – и её губы едва заметно дрогнули в неуловимой улыбке, без слов говорящей: «Всё хорошо, Виолетта красавица и должна понравиться жениху. Глупостей она не наделает.» Несмотря на скрытые и не афишируемые разногласия, которые всё же были в семье из-за не всегда верного и благочестивого образа жизни Марота, во взглядах на будущее Виолы супруги были солидарны.
Франческа проплыла мимо стола изящной походкой и уселась рядом с Бастианом, держа идеально прямую спину и улыбаясь так, как могли улыбаться только истинные аристократы – с чувством собственного достоинства, с осознанием своего положения и уверенностью в том, что весь мир существует только для них.
Женщина следила за поведением дочери и в её взгляде было удовольствие – всё же Виолетта, несмотря на свои недостатки (к коим Франческа, как и её муж, причисляла увлечение алхимией, книгами, некоторую робость и отсутствие сильного магического дара), была хороша и явно нравилась Фернану Льянтаде.
«Прекрасная партия,» - удовлетворённо подумала хозяйка дома и перевела чуть помрачневший взгляд на сына, который пил больше обычного и вел себя подчёркнуто нелюдимо. Если бы не высокий гость, то Франческа деликатно бы намекнула Бастиану, что такое поведение за семейным ужином просто невежливо, но… сейчас она могла лишь кидать многозначительные взгляды на молодого мужчину, что так напоминал ей Марота в его молодые годы, и подавлять в себе воспоминания о не всегда праведном поведении мужа. И Бастиан, как считала Франческа, тоже пользовался своей молодостью, красотой, богатством и талантом, чтобы жить в своё удовольствие. Женщинам, к сожалению, такой путь быть доступен нечасто.

Подтверждением этого очевидного факта была Виолетта, которая сидела между отцом и женихом – напряжённая, старающаяся не поднимать глаза на Фернана Льянтаде и чувствующая себя не в своей тарелке. Точнее, как раз таки в тарелке в виде главного угощения нынешнего ужина. И, хотя Фернан был очарователен, воодушевлен, эмоционален и часто обращался к Виолетте, пытаясь добиться от невесты более ласкового взгляда, девушка вела себя закрыто и отвечала лишь на те вопросы, которые нельзя было проигнорировать. А в остальном молчала, рассеянно ковыряя какое-то блюдо и даже не чувствуя его вкуса.
- Да, матушка, господин Льянтаде прекрасный рассказчик, - эхом отозвалась Виола на реплику матери, когда та попыталась её разговорить, и бросила короткий взгляд на Бастиана, словно искала его поддержки, - Наверняка его поместье прекрасно…
Как же ей хотелось вместо этого тягостного и бесконечно длящегося ужина в узком семейном кругу вырваться за пределы дома… хоть куда-нибудь из этой клетки! И все красоты, что расписывал Фернан, Виолетта тоже воспринимала, как клетку… только побольше размером, более комфортную, с иллюзией свободы… и так далеко от брата…
«Бастиан, что же мне делать?» - Этот невысказанный вопрос читался в её взглядах, которые она украдкой кидала вовсе не на жениха, а на брата.

Отредактировано Виолетта (25-06-2021 20:20:34)

+1

12

Браки по договорённости- обычное дело в семьях обладающих богатством и титулами. Это разумно, это оправданно. Бастиан видел такие примеры со всех сторон- и брак его родителей, и других представителей высшего света. Да и собственная его семейная участь тоже когда нибудь будет решена после тщательного и придирчивого отбора среди кандидаток.
Но мысль о том, что его сестра будет участвовать в этом же, вполне естественном для их круга, процессе, вопреки логике никак не желала укладываться  в его голове. Граф Льянтаде был хорошей партией, родители не будут тянуть со свадьбой.
В воображении молодого мага замаячили своды храма, запах ладана, священник, читающий брачные наставления.. Самодовольная фигура Фернана, застывшее алебастровой маской лицо Виолетты, чинно улыбающиеся гости.. Хрусталь и серебро помпезного застолья, поздравления, тосты, подарки… А после- уединённая темнота супружеской спальни, крупные руки мужчины, похотливо  шарящие по хрупкому телу… в этот момент Бастиана передёрнуло, как от спазма, и мучительное для него видение разбилось, оставив послевкусие.
Он поднял внимательный взгляд на сестру, и ободряюще улыбнулся ей.
К вину за остаток вечера он больше не притронулся.
В подобающее приличию время ужин закончился, гостя проводили вежливыми улыбками и все разошлись по своим комнатам, в целом ворохе скрытых мыслей.

    Марот был доволен как всё прошло.  Дочь хоть и дичилась будущего жениха, но была настолько прелестна, что тот  явно прощал ей недостаток любезности. Бастиан, под конец вечера, разговорился  с Льянтаде на самую подходящую тему- об эльфийских землях, и тамошних диковинках, коих граф знал не мало, и живописно описывал. Франческа была безупречна, как всегда. Надо подарить ей то алмазное колье, что предлагал дворцовый ювелир, оденет на свадьбу дочери, - благодушно подумал старый лорд. Взаимовыгодное дело казалось решённым.
Оставалось обговорить детали, и можно будет публично объявить о дне помолвки.

    Бастиан нетерпеливо мерил шагами свою комнату, дожидаясь пока все стихнет, а потом отправился навестить сестру, будучи уверен что она не спит и дожидается его. Как в противовес прошлой грозовой ночи эта была тихая, лунная, с еле перелетающими вздохами ветра.  За окнами особняка, в ухоженном саду, упоённо выводила трели какая то ночная птица.
    Бесшумно миновав череду коридоров молодой лорд лишь раз, тихонько, стукнул по резной ореховой двери в покои Виолетты и сразу скользнул внутрь. 

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

+1

13

О, как прилично, чинно и мирно проходил этот вечер… бесконечные перемены блюд, которые казались Виолетте безвкусными, негромкий голос Фернана, который, несмотря на приятный тембр, вызывал в душе девушки неприятие и отторжение… сначала строгие, а потом довольные взгляды Марота и Франчески Альморовид… А Виолетте хотелось кричать.
Впервые в жизни, в которой всё было предрешено и предначертано изначально – богатая наследница, выгодный брак, нелюбимый муж, хозяйство, вышивка на пяльцах, скука, пара любовников, увядающая через десять лет красота – Виоле хотелось кричать. Но она знала, что не имеет на это право. Воспитание и приличия, следование некоему вовсе не абстрактному образцу поведения аристократки – всё это было впитано… можно было бы сказать, что с молоком матери, но Франческа Альморовид была выше того, чтобы кормить детей грудью, так что… быть может, с молоком кормилицы из слуг было впитано это немое бессловесное бунтарство?
Виолетта улыбалась. То, насколько неестественной была эта улыбка, натянутая на губы и подобная кукольной маске, мог догадаться только Бастиан, ведь он знал, как беззаботно и счастливо она может улыбаться. Ему.
Вечер тянулся, казалось, бесконечно… как затяжная осенняя морось, что приходит перед тем, как пойдёт первый снег, и всё более осенним и тоскливым становился взгляд Виолетты, когда она уже невпопад отвечала на вопросы Фернана.
- Моя дорогая, ты утомилась, - Франческа заметила отрешённое выражение на лице дочери и обаятельно улыбнулась сначала будущему зятю, а потом и мужу, хотя во взгляде на Марота было больше наигранности, - Так много впечатлений… мыслей, ожиданий и надежд, не так ли, Виолетта?
- Да, матушка, вы во всём правы, - кивнула девушка, с облегчением принимая эту версию её сумрачного настроения, и опустила взгляд, поднимаясь со своего места.
- Я провожу тебя до покоев, - с лучезарной улыбкой Франческа поднялась и снова кинула на мужа довольный взгляд – мол, посмотри, за девочкой прослежу, чтобы не вздумала показать свой характер.
Обе представительницы прекрасной половины рода Альморовид – одна в темно-синем, другая в багрово-винном – вышли из зала, оставляя мужчин разговаривать об их делах.

Виоле не спалось. Слишком много сумбурных мыслей, печалей и дум… и она втайне надеялась, что к ней заглянет Бастиан.
Красное платье было скинуто на пол, на дорогом бархате плясали едва заметные блики от пары свечей, зажжённых в комнате, а Виола сидела перед зеркалом в пеньюаре дорогого белоснежного кружева и машинально расчёсывала длинные вьющиеся пряди. Гребешком от корней до самых кончиков, заставляя тонкий волос своенравно выбиваться из общей тёмной копны, что падала почти до пояса… и снова гребешком от корней до кончиков…
Появления брата она не заметила, погружённая в свои думы.

+1

14

Бастиан замер у двери, смотря на сестру. На её профиль, на озабоченный росчерк бровей, на упругую волну волос, ниспадавших с головы. Золочёный гребешок, повинуясь руке в просторном кружевном рукаве, глубоко впивался изогнутыми зубьями в пряди, заставляя их покорно струиться. Маг наблюдал какое то время, в голове его даже мелькнуло повторить свою шутку с хватанием девушки из темноты, но сейчас это казалось неуместным – слишком расстроенное лицо было у наследницы Уэльма.

    - Виола, - негромко окликнул он сестру, и приблизившись от дверей оказался сбоку от неё, - Прихорашиваешься в мыслях о будущей свадьбе?
Фраза могла бы прозвучать колко, но Бастиан улыбался.

     - Дай мне, - он забрал гребешок у девушки из рук,- Ты не должна идти за него за муж, - решительно сказал Альморовид, запуская золочёные  зубья в копну волос у самой макушки Виолетты, и осторожно проводя к плечу, - Он слишком стар для тебя. За кого нибудь более подходящего, когда придёт время, но точно не за Фернана Льянтаде.
Тон мага был искреннем, он действительно считал что движет им желание счастья для любимой сестры, а не какое то более тёмное и гораздо менее нравственное чувство.

    - Отцу бесполезно прекословить,  ну а мать в делах семьи  мало что решает, - продолжал Бастиан, расчёывая девушку, - Будем надеяться, что нам помогут какие нибудь обстоятельства, - Или я создам их, - добавил он про себя.

    - У тебя же наверняка есть какие нибудь снадобья подавляющие силы? Прими, что бы обмануть старикашку Ричардса, поваляйся с лёгкой лихорадкой и слабостью в кровати, это не даст им торопиться с объявлением помолвки, а за это время возможно что нибудь да сыграет нам на руку.

    - Только не переборщи, я совсем не хочу что бы помолвка сорвалась из за твоих похорон, - отбросив гребешок на изящный туалетный столик Бастиан наклонился, зарывшись лицом в пахнушие дорогими духами волосы Виолетты.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (10-07-2021 20:20:47)

+1

15

Виолетта сидела с отстранённым видом и вздрогнула, когда её окликнул Бастиан, а улыбка, которой девушка встретила брата, была вымученной и уставшей.
- Не смейся надо мной, Бастиан, - вздохнула девушка и, прежде чем отдать ему гребешок, поймала мужскую ладонь и коснулась губами перекрестья линий, обозначая привычную для неё ласковую нежную преданность и доверчивость. Так было всегда – брат был рядом, на её стороне, он её поддержка и опора, союзник в её начинаниях и верный слушатель мечтаний. Виолетта вообще не представляла, как выпорхнуть из родового гнезда и более не видеть брата? Не чувствовать его заботы? Такой ненавязчивой, но требовательной, будто и для него мысль о расставании была невыносимой.
- Я не хочу выходить ни за Фернана Льянтаде, ни за кого-то ещё, - во взгляде девушки была нехарактерная для неё твёрдость, когда она следила за руками Бастиана в отражении зеркала и тем, как мелькает гребешок в его пальцах.
- А может, мне сбежать? – Виола даже обернулась, чтобы увидеть глаза брата не в зеркале, и запрокинула голову, глядя со смятением и неуверенностью, - Уехать из Остебена? Я смогу зарабатывать алхимией и отец меня не найдёт! Но… - взгляд девушки потух, - Тогда и с тобой мы будем видеться очень редко, если вообще будем.
— У тебя же наверняка есть какие-нибудь снадобья подавляющие силы?
- Есть зелье, что может погрузить в долгий сон, подобный смерти, - задумалась девушка, снова сев прямо и посмотрев на своё отражение в зеркале – светлокожая, темноволосая, с лихорадочно блестящими глазами, с алыми искусанными губами, а за её спиной – высокая фигура Бастиана, - Падуб остролистый, аконит, настой горькой полыни, корень валерьяны… всё это у меня есть и, если сделать концентрацию очень слабой, то я просто стану сонливой, вялой и болезненной. Наверное. А даже если я усну долгим сном и моё тело остынет, то ты будешь знать, что я не умерла, что очнусь через несколько дней.
Виолетта понимала, что это большой риск. Осознавала, что эксперименты с дозировкой такого опасного зелья могут обернуться трагедией, но и другого выхода не видела, а потому попыталась придать своему голосу твёрдость и уверенность.
- Я приготовлю сегодня ночью и выпью. Чуть-чуть, - девушка прижалась спиной и затылком к груди брата, - Моё плохое самочувствие ведь может сыграть роль и в другом… Быть может, Фернан Льянтаде не захочет брать в жёны болезненную девицу? Он ведь наверняка думает о… - Виолетта замялась, - о наследниках. А если я окажусь часто болеющей, то это ведь может отвратить его от меня?

+1

16

- Да но до этого он наверняка, будет очень пытаться… - Бастиан нахмурился и не договорил.

    - Оставим твой побег на самый крайний случай, - отложив гребень он положил обе ладони на плечи сестре, длинные пальцы мага утонули в нежной пене кружев, - Принимай пока зелье, только крайне осторожно, умоляю тебя,  и не беспокойся если я вдруг отлучусь на день – другой, - Альморовид  смотрел в глаза Виолы в отражении зеркала, его ладони, в ласковом жесте, сошлись, и легли над  ключицами девушки, - Увидимся утром, - склонившись он поцеловал сестру , скользнув губами по щеке и шее.

___________________________

    Рассвет застал молодого лорда полностью одетым, сидящем за просторным письменным столом в своих комнатах. Чернильный набор, три исписанных пера и ворох исписанных листов, говорили о том что Бастиан вообще вряд ли ложился, всецело озаботившись участью сестры.
Они редко перебирали с ней детали её первой, не сложившийся помолвки. Маг сторожился говорить об этом, не пытаясь лишить её иллюзии что всё произошедшее было цепью случайностей. Молчал он и о том, как пытался тогда убедить отца не торопиться с помолвкой, вызвав своей настойчивостью его гнев, дошедший до потасовки, где опыт победил, и семейный лекарь еле успел сохранить Бастиану отмороженные запястья.
    Это столкновение  убедило молодого лорда в бессмысленности попыток договориться с отцом, и сподвиг его придумать и воплотить хитрый план. Он отыскал и сговорился с очаровательной и авантюрной содержанкой Руэной, которая вскружила голову Леону, устроил попойку, после которой его приятель наспех женился, и помог молодожёнам с шумом и публикой оказаться возле судейского дома. Скандал вышел некрасивый, шумный, отец Леона рвал и метал, мать слегла в истерике.  Руэна, с пособничеством Бастиана, успела вовремя смыться, конечно прилично обогатившись, и сдержала предписанный договором уговор – больше не показывалась в Вильсбурге. Их, конечно, как можно скорее развели, но ни о какой приличной партии Леону уже мечтать не приходилось, отец записал его на военную службу и услал куда то на приграничье Остебена, надеясь что он хоть немного отбелит там свою репутацию перед высшим светом.

    На этот раз Бастиан даже пытаться не стал разговаривать с Маротом. Пол ночи он крутил ситуацию так да сяк, ища способ уберечь Виолетту от нежеланного замужества. Леон был его давний приятель, собутыльник, близкий знакомый, Альморовид  хорошо знал его слабости и беспроигрышно сыграл на них. Но как ему обвести вокруг пальца этого Льянтаде? Взрослого, опытного, явившегося из за тридевять земель.
Первым шагом Бастиан наметил себе вызнать как можно больше про домашнюю жизнь отцовского компаньона.  Для этого ему надо было подобрать расторопного шпиона и заслать  его в ломарские угодья Фернана как можно скорее.
Заглянувший слуга доложил что пришёл Сальваторе, маг наставник. Бастиан сгрёб свои заметки в ящик стола. После плачевного конфликта с отцом он никогда не пропускал занятий, лишь иногда переносил, потому что не сомневался- рано или поздно конфликт повторится.
[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (19-07-2021 10:36:09)

+1

17

[nick]Виолетта Альморовид[/nick][status]Аристократка из Вильсбурга[/status][icon]https://i.imgur.com/vAyATgI.jpg[/icon][sign]Нежная фиалка[/sign]
Виолетта уже готова была переспросить «Что именно пытаться?...», но тут же поняла и покраснела, опустив взгляд. О физической стороне отношений между мужчиной и женщиной она знала очень мало, да и то по шёпоту служанок или по книгам, которые идеализировали и поэтизировали супружеские обязанности. А потому в её сознании сложилось два совершенно противоречивых образа: первый, книжный, был завязан на том, что отношения между супругами – это забота друг о друге, понимание и поцелуи, от которых перехватывает дух и подкашиваются колени; второй, более приземлённый, отталкивался от случайно подслушанных разговоров о том, что нужно быть обнажёнными или как минимум с задранной юбкой где-нибудь в кладовке или на конюшне, причём служанки порою обсуждали размеры чего-то там у мужчины и хихикали, а при появлении Виолетты опускали глаза.
Волнующие поцелуи, объятия, доверие и забота у Виолы стойко ассоциировались с Бастианом, который сейчас стоял за её спиной, положив ладони на изящные плечи, а мысли о задранной юбке или, тем более, о том, что придётся раздеваться перед совершенно чужим человеком, вызывали у девушки отвращение и страх. Но прикосновение губ брата успокаивало… брат всегда был рядом, он никогда её не оставит… он обязательно придумает, что сделать, чтобы избежать этого навязываемого брака…
http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
Наступило утро… спокойное и ленивое… Виолетта не видела Бастиана за завтраком, но он не так и часто завтракал в кругу семьи, а сама она вела себя тихо, скромно опустив взгляд в тарелку и не прерывая монолог матери о достоинствах Фернана Льянтаде, лишь рассеянно кивала и поддакивала, погружённая в свои мысли. То, что она предложила брату, было более рискованным, нежели она говорила, но отступать от намеченного плана она не собиралась.
- Виолетта, дорогая, ты витаешь в облаках, - Франческа Альморовид постучала ложечкой по краю чашки, привлекая внимание дочери, - И бледна. Тебе нездоровится? Или же это от волнения и мыслей о предстоящей свадьбе?
- Простите, матушка, я действительно плохо спала, - Виола не подняла взгляд на мать, старательно изображая послушную дочь, хотя ей хотелось сорваться и выговориться. Накричать. Разрыдаться. Умолять не отдавать её замуж за человека вдвое старше. Но она знала, что это бес-по-лез-но. Оставалось молчать и не поднимать взгляд, дожидаясь окончания завтрака.
- Тебе нужно чаще гулять в саду, - с наигранной теплотой и заботой улыбнулась Франческа, любуясь дочерью, которая была прелестна даже с бледной кожей и тенью под глазами. Хотя, по мнению матери, именно такой она и была особенно хороша – нежная, беззащитная, робкая, покорная… её хотелось оберегать и лелеять, искать нежный взгляд её серых глаз и сворачивать горы лишь ради того, чтобы на её губах появилась улыбка, а глаза засияли счастьем. Фернан Льянтаде – и Франческа Альморовид была в этом уверена – сможет растопить лёд в сердце Виолы, ведь он умный и опытный мужчина. А то, что старше вдвое – это даже лучше, будет больше ценить красавицу жену, а не так, как Марот, бегать за каждой хорошенькой девицей. Мысли о муже вызвали едва заметную складочку между бровей Франчески, но она тут же разгладилась, ведь женщина всегда следила за своей мимикой.
- Да, матушка, я выйду в сад после завтрака, - Виола снова отозвалась эхом, а в её мыслях уже крутилось, что из сада можно незамеченной проскользнуть в алхимическую лабораторию, которая находилась в одной из пристроек к дому, так как Марот Альморовид старательно делал вид, что его дочь не занимается алхимией, а потому и лаборатория была устроена подальше от его глаз.
http://forumstatic.ru/files/000f/3e/d5/67798.png
После того, как завтра закончился, Виолетта действительно ушла в сад и даже сделала круг по аллее вокруг дома, зная, что внимательный взгляд матери следит за ней через одно из окон, но стоило девушке очутиться за аккуратно подстриженными кустами, что скрывали её фигуру почти полностью – и она быстрым шагом направилась в свою лабораторию.
Облегчённо вздохнуть Виола смогла только после того, как за ней закрылась дверь, и торопливо начала собирать необходимые ей ингредиенты - аконит, настой горькой полыни, остролистый падуб, корень валерьяны… всё это у неё было, как она и сказала брату, да и само зелье готовилось не так и сложно, главное было – соблюсти дозировку. Именно в этом и крылась опасность, ведь ей пришлось бы экспериментировать и ставить опыт на себе. Уменьшить концентрацию вдвое? Всё ещё слишком велика вероятность, что она заснёт сном, похожим на смерть… Втрое? Вчетверо? Нет-нет, слишком рискованно… Так и не приняв окончательное решение, Виолетта приготовила два пузырька – в одном концентрация зелья была ослаблена в десять раз. Именно его она собиралась принять в первую очередь. А во втором – меньше всего лишь в пять раз… на случай, если первого зелья будет недостаточно.
Пометив флакончики, чтобы не перепутать, девушка вышла из пристройки и прогулочным шагом направилась к дому. Лёгкий румянец на её щеках, вызванный волнением и спешкой, можно было списать на положительное влияние прогулки по саду.

Отредактировано Лелия (19-07-2021 16:51:32)

+1

18

Бастиан пропустил и домашний обед, а к ужину застал за столом одного лишь отца.

    - Виола немного прилегла с головной болью, и графиня изъявила желание провести вечер рядом с ней, - пояснил сыну Морат.
    Пожилой лорд совсем не выглядел расстроенным, он успел уже пригубить отличное вино из уэльмской винодельни, и добродушно подлил его сыну в бокал.

    - Оцени, это из красных подвалов пятилетней выдержки, вскрыли  по моему распоряжению сегодня.
    - Отличное, - вежливо отозвался Бастиан, пригубив напиток и принимаясь за еду. Вино действительно заслуживало похвалы, поместье Уэльм, где были разбиты самые обширные виноградники в Остебене, по праву считалось одним из наилучших производителей благородного напитка, и именно ему семья Альморовид была обязана основным источником своего богатства.
    Молодой лорд был слишком озабочен своими мыслями, и будь Морат менее эгоистичен, повнимательнее к сыну он бы приметил это.

    - Погреба с золотистым откроют к свадьбе Виолы, там должен быть совсем чистый мёд,- беспечно продолжал глава семьи,  закусывая куропаткой, начинённой шампиньонами, - Сегодня обсуждали с судейскими свадебные договорённости, Фернан готов записать молодую жену полной наследницей своего дома и ценностей.

    Богатства Льянтаде были настоящими. Шпионы, засланные Бастианом, и пользующиеся от его щедрот, уже  за один день собрали множество сведений- и о внушительном дома в Эрдане, и о новом, строящемся ближе к Вервону, куда компаньон Альморовида   планировал въехать с молодой женой.  Он был известен и знати, и торговым людям, проведя в Фалмариле уже более двух десятков лет. Шпионы принесли Бастиану множество записей о торговых и личных делах Фернана, но молодой маг пока не находил существенной зацепки, позволивший бы расстроить ненавистную для него свадьбу.

    - Я веду с Льянтаде дела уже много лет, он продуманный, благородный, как делец разумеется,  и предусмотрительный  человек, - вёл разговоры за двоих Морат, снова подливая себе и сыну. Если бы за столом были женщины старый лорд вёл бы себя гораздо сдержаннее, но в его развязности с сыном была и своя хитринка. Морат отлично помнил как Бастиан пререкался с ним по поводу первого жениха Виолы, и его нынешнее равнодушие казалось старому лорду подозрительным.

    - Но он ведь стар, - взгляд зеленоватых глаз упёрся в молодого лорда, ожидая не воспользуется ли тот случаем попросить избавить сестру от планируемой связи, которая вряд ли принесёт физическое удовольствие молодой девушке, - Держится ещё молодцом конечно, но ему осталось ..сколько Люциан позволит? С десяток лет? А после его смерти Виола сделается наибогатейшей женщиной, даже если успеет родить наследника, и общее состояние нашей семьи увеличиться на формарильские земли. Ведь после её собственной смерти все её, полученные в барке владения, перейдут ко мне, ну и когда нибудь – к тебе, ведь ты мой единственный наследник.

    Все, кроме небольшого домика который я уже отвисал в завещание Целестине,
- подумал Морат, вспоминая свою молоденькую любовницу, умудрившуюся задержаться возле него уже на два года,  и доставшуюся ему совсем девочкой, - Пусть помнит мою щедрость.

    - Ни одного ублюдка не явиться на твой порог, что бы оспаривать наследство, - старый лорд самодовольно откинул голову, снова пригубливая вино, -  А если кто и явится, знай что это – злоумышленник,  и никаких доказательств у него нет, и быть не может. Потому что я всегда был чистоплотен, и не терял головы, - Морат закончил свой монолог опустошив бокал, и резко поднялся из за стола.
    - Пойду отдыхать.
    - Хорошей ночи, отец, - отозвался Бастиан, слушавший  разглагольствования главы семейства с непроницаемой миной. В голове его формировалось ещё что то невнятное, но начинавшее смутно  вырисовываться под влиянием сегодняшнего разговора.
    Наследование.. смерть.. наследование… - быстро закончив ужин в одиночестве молодой лорд отправился знакомыми коридорами к комнатам Виолетты.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

+1

19

[nick]Виолетта Альморовид[/nick][status]Аристократка из Вильсбурга[/status][icon]https://i.imgur.com/vAyATgI.jpg[/icon][sign]Нежная фиалка[/sign]
Виола с задумчивым видом сидела перед зеркалом, глядя на своё отражение, а перед ней было два пузырька с зельем, которое должно было создать впечатление, будто ей нездоровится. Два флакончика тёмного стекла…
Серые глаза девушки лихорадочно блестели, когда она взяла тот, в котором была меньшая дозировка, и выпила в два глотка, запрокинув голову, а после посмотрела в зеркало.
Как её не самое сильное и здоровое тело отреагирует на снадобье? Будет ли она еще более бледна? Так ведь кожа прозрачная и светлая безо всяких зелий и ухищрений, да и тени под глазами от беспокойного сна делали её вид утончённым и хрупким на грани болезненности. Беззащитным и нежным, вызывающим желание оберегать, спрятать от яркого солнца и сильного ветра, как редкий оранжерейный цветок, что погибнет под открытым небом, прибитый первым же сильным дождём.
Виолетта потёрла виски и поднялась из-за туалетного столика. Прошлась по комнате, словно измеряла её шагами – двенадцать шагов от стены до стены. Подошла к окну и забралась на подоконник с ногами, как часто любила делать, оставаясь в одиночестве, и прислушалась к своим ощущениям, пытаясь отследить какие-то изменения. Стало ли сердцебиение тише и медленнее? Или кожа холоднее, а дыхание реже? Нет, она не чувствовала влияние зелья, а значит… значит, нужно было увеличить дозировку.
Девушка соскользнула с подоконника и подошла к столику, где тонким стеклом флакончика манило снадобье, которое могло отправить её в сон, подобный смертному, если она неправильно рассчитала пропорции. Жестом отчаявшегося самоубийцы, что кидается с обрыва, Виолетта осушила пузырёк и осела на стул, потому что закружилась голова и перед глазами замелькали чёрные точки, а ноги неожиданно ослабели.
Виолетта, покачиваясь от накатившей дурноты, дошла до постели и упала в неё, не раздеваясь, потому что тело плохо слушалось, а голова казалось тяжёлой, словно в волосах не изящная фероньерка, а свинцовый венец.

- Виолетта, тебе всё ещё нездоровится? – Франческа, пришедшая за дочерью незадолго до ужина, удивлённо взметнула брови, увидев девушку в постели, а когда подошла к ней и потрогала липкий от холодного пота лоб, поджала губы и быстрым шагом вышла из комнаты, чтобы послать за лекарем.
Ричардс, целитель рода Альморовид, пришёл через полчаса с какими-то флакончиками, склянками, мешочками с травами и пилюлями. Он долго держал Виолу за запястье, считая удары сердца, трогал лоб, слушал дыхание, но в итоге покачал головой и выдал старческим негромким голосом: - Нужен отдых, здоровый сон, свежий воздух и побольше солнца. Я подготовлю отвар укрепляющих трав, но самое главное – Виолетте не нужно волноваться, ведь её недуг имеет нервический характер.
- Но ведь у неё скоро свадьба, - Франческа нахмурила брови, переводя взгляд с задремавшей дочери, дыхание которой было слабым и прерывистым, на лекаря, - Как скоро она сможет встать на ноги?
- На всё воля Люциана, - Ричардс развёл руками, ведь по сути Виола была здорова, только по непонятной причине слаба, сонлива и заторможена, что он списывал на нервы, как это часто бывало у изнеженных девиц перед важными событиями в жизни, - Ей нужен покой, успокаивающие травы и укрепляющие настои, а остальное сделает время.
- Ступай, - Франческа Альморовид махнула рукой, отпуская лекаря, и склонилась над уснувшей дочерью, слушая её дыхание. Да, вероятно, старик был прав и состояние Виолы – следствие её впечатлительной и нежной натуры, а значит, она свыкнется с мыслью о браке и станет бодрее. Однако мысль о том, что придётся говорить с мужем о состоянии дочери и намекать на то, что свадьбу, возможно, придётся немного отложить, заставила женщину нахмуриться. Впрочем, пусть об этом скажет Ричардс.
Уходя из комнаты Виолетты, Франческа дала служанке указание – переодеть Виолетту в ночную сорочку, а после беречь её сон и, если той что-то понадобится, то принести или подать. Воду, ужин, настойку трав – всё, что захочет Виола.
Покорно кивнув, старая сухонькая служанка села в кресло, что стояло у окна, и практически утонула в нём, становясь едва заметной в вечерних сумерках. Сначала она слушала дыхание Виолетты, пытаясь угадать – проснётся ли девушка сейчас или к утру, а когда догорела и погасла свеча, стоявшая на прикроватной тумбочке, служанка и сама задремала чутким старческим сном.

+1

20

Без стука, ступая бесшумно, Бастиан проскользнул в комнату сестры и мельком оглядел тёмную комнату. Всё было привычно, на своих местах. На полу, возле окна, тянулся негнущимися лучами свет синеватого месяца.

    Приблизившись к кровати с пышным балдахином, маг присел на край, и с беспокойством вгляделся в лицо Виолы, казавшейся бледнее атласных подушек в раме рассыпавшихся чёрных кудрей. Наклонившись – коснулся губами виска, щекой щеки, губами- шеи, и взял девушку за руку. Не собираясь изначально будить её, а только оценить состояние, молодой лорд растревожился ещё больше. Прохладная кожа, еле ощутимое дыхание, безвольные пальцы, и то что Виолетта, всегда легко просыпавшаяся при его появлении, сейчас даже не дрогнула ресницами, словно пребывая в забытьи, начали пугать его.
    Желая увидеть её взгляд, услышать голос, он, опершись на руку, и склонившись, стал целовать её настойчивее и тихонько звать шёпотом по имени.

    Почивавшей в кресле старушке сиделке снился сон из времён её молодости.  Когда она, ещё смуглая и румяная, валялась , украдкой от родителей, с молодым вихрастым работником на сеновале. Шорохи и звуки поцелуев, плавно перетёкшие из сновидения старенькой Катарины, даже сначала не показались ей чем то неуместным в комнате юной госпожи. Когда же осознание пришло, сиделка, как каменная, так и осталась сидеть, вжавшись в кресле, уже предвкушая как доложит Франческе на недопустимую интрижку её дочери, незамужней кстати девицы, и с виду, кроткой как горлица, с кем то из молодых дворян, или даже – о ужас! с одним из прислуги.
    Негодуя внутренне на распущенность молодёжи, и не рассчитывая на своё, давно ослабевшее зрение, она вся обратилась в слух.
[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

+1

21

[nick]Виолетта Альморовид[/nick][status]Аристократка из Вильсбурга[/status][icon]https://i.imgur.com/vAyATgI.jpg[/icon][sign]Нежная фиалка[/sign]
Ей снился странный сон… будто бы она лежит на цветочной поляне, одетая лишь в мягкие стебли трав и нежные лепестки цветов, а по её лицу, шее, ключицам, полуобнажённой груди скользит солнечный луч, согревая кожу. Она поднимает ладони и пытается поймать ими солнце, что сияет в небе и ласкает её тело, но пальцы ловят пустоту… она закрывает глаза, по-прежнему чувствуя тепло, и тянется к нему, сжимает пальцы и находит ими ладони – горячие и сильные, мужские… и даже с закрытыми глазами Виола знает, что это ладони Бастиана. Ни отца, ни жениха, ни кого-либо ещё не могла она представить рядом с собой, только брат был вместе с ней – согревал её, оберегал, заботился. Всегда.

- Бастиан… - вынырнув из тягучего и тёплого сна, Виола улыбнулась, не открывая глаза, и обняла брата за шею, принимая его поцелуи и подставляя под них шею, щёки, губы. Целовала в ответ – то робко, то порывисто, а пальцами перебирая тёмные пряди волос на его затылке.
- Всё хорошо… просто сонливость… и слабость… - шептала девушка, сев в кровати и прижавшись к груди Бастиана, даже не заметив, как ослабли завязки её ночной рубашки и мягкая ткань соскользнула с правого плеча, обнажая тонкую ключицу и верх округлой девичьей груди, - Ты волновался?... А родители?
О том, что Франческа Альморовид оставила служанку, Виолетта не знала, ведь она спала в это время, а потому, полагая, что они с Бастианом одни, девушка льнула и ластилась к нему, как и обычно. Выпрашивала ласку, поцелуи, объятия… устраивала голову на его плече и вдыхала запах табака… целовала его лицо в ответ, ведь так тепло, так безопасно и столь уютно было в кольце рук брата. Ведь они всегда были вместе и Виола с ужасом думала о том, что из-за свадьбы, которую торопил отец и которую они с Бастианом пытались отсрочить и сорвать, они могут оказаться далеко друг от друга.

+1

22

У  Бастиана отлегло от сердца – сестра была в порядке. Радуясь, он привлёк её к себе, тёплую, хрупкую, мягкую, как котёнок, и отвечал, покачивая, и лаская:

    - Ты ведь обещала мне быть осторожной с зельем, ты была осторожно? Я заволновался когда нашёл тебя такой безжизненной, - губы мага, перемещаясь короткими поцелуями от ушка Виолы спустились по её шее,  и не встретя преграды, оказались на алебастровом плече, - Родители немного волнуются, но Люциан весть о чём больше- о тебе или об угрозе отложения свадьбы- через неделю отец планирует обьявить её делом решённым и назначить дату торжества и списки приглашённых. Пока ещё не разбежалось даже слухов о ней- Льянтаде слишком долго прожил в Фармарилле и растерял здесь всех знакомых, так что его приезд  остался для света незамеченным.

    На какое то время Бастиан умолк, просто наслаждаясь ощущением близости, и смутно ощущая очарование женственности, исходившей от сестры, которая всё ещё была для него окутана невинностью ребёнка, слишком задержавшегося в его восприятии. Его губы всё ещё касались плеча Виолы,  руки невольно обвили крепче её гибкий стан, и тут до них долетел звку гостиных часов, отбивавших полночь. Навождение, начинавшее окутывать Бастиана отступило.

    - Тебе надо отдыхать, а мне завтра – рано подняться, - потираясь щекой о щёку сестры шепнул он, и неумело завязал бант из распустившихся лент на её плече, - Спи, моя фиалка, я постараюсь что бы нам не пришлось разлучаться, - поднимаясь он помог сестре удобнее лечь, и обменявшись с ней ещё парой поцелуев скрылся из комнаты.

____________________

    Бастиан умолчал, что днём был назначен обед, лишь для него, отца и будущего жениха Виолетты. Старый лорд хотел что то обговорить, без присутствия женщин.
Спустившись к назначенному времени в каминную залу, отделанную синим бархатом, маг застал там лишь старшего Альморовида.

    - Присаживайся, - отрывисто буркнул Марот сыну, - Мы сегодня обедаем снова одни.
    - Что то произошло, отец ? – с невозмутимым видом поинтересовался Бастиан, обратив внимание на пустое кресло между ними  и то, каким жестом старший налил себе полный бокал вина.
    - Ни свет ни заря явился один из управляющих Фернана, - раздражённо принялся рассказывать мужчина, - Ночью, когда прислуга дрыхла без задних ног, загорелся дом Льянтаде, причём сразу с нескольких мест. Схватились они, понятное дело, не сразу, и даже к утру не смогли обуздать разбушевавшееся пламя. В их сухом климате пожары крайне опасны. Фернан отправился туда порталом, и я проверил, на всякий случай – бедствие действительно произошло, и явно умышленное.  Это, конечно не нанесёт сильного ущерба его состоянию, да и жить они с Виолеттой будут в новом поместье, но само по себе подозрительно  и неприятно в любом случае.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (04-09-2021 22:15:49)

+1

23

[nick]Виолетта Альморовид[/nick][status]Аристократка из Вильсбурга[/status][icon]https://i.imgur.com/vAyATgI.jpg[/icon][sign]Нежная фиалка[/sign]
Виолетта льнула к брату с мягкой сонной улыбкой, словно ещё не окончательно вынырнула из омута сновидений. Её голос был тихим, едва слышным, а потому слова почти не достигали ушей служанки.
- Я была осторожна… всё хорошо… так и должно было быть, - шептала девушка, уронив голову на плечо Бастиана и слушая его речь, а в её собственном голосе звучала тоска, - Через неделю… так мало времени…
Время… у них всегда его было вдосталь, но эта неожиданная помолвка и грядущий брак заставляли Виолу считать минуты в объятиях брата, и дорожить каждым его поцелуем и касанием стократ.
«Фиалка»… так много трепетной заботы было в этом нежном прозвище, которым наградил её Бастиан, и столь много правды, ведь фиалки не из тех растений, что выживают везде и всегда. Это не сорняк, который пробивается через мостовую, но привередливый цветок, что так легко сломать или загубить неправильным уходом.
И сейчас «фиалке» действительно нужно было отдыхать, ведь зелье всё ещё действовало и делало её слабой и вялой, мягкой и расслабленной, тёплой и податливой в руках Бастиана. И, когда он заботливо уложил сестру и поцеловал её на прощание, Виола закрыла глаза и погрузилась в глубокий спокойный сон.
_________________________
Франческа Альморовид была недовольна. Вся эта затея со свадьбой Виолетты, которая так неожиданно слегла, казалась не к месту и не ко времени. Против самого брака, конечно, Франческа не возражала, ведь Фернан Льянтаде казался более чем надёжной и достойной партией, но девочка так неудачно заболела, что всё это могло иметь не самые приятные последствия. Конечно, Фернан на ней женится, несмотря ни на что, ведь этот брак был выгоден и ему, и Мароту, но, если Виоле неожиданно станет плохо во время церемонии, то пойдут слухи и сплетни, а это было бы крайне неприятно.
Женщина свято оберегала репутацию семьи, закрывая глаза на интрижки мужа и делая вид, что ни о чём не догадывается. Столь же бережно она хранила и свою собственную тайну – многолетнюю связь с Джованни Бернардини, магом из уважаемой богатой семьи. Во многом ради него, хоть и виделись они гораздо реже, чем им хотелось, Франческа пестовала свою красоту и маскировала морщинки, ведь Джованни был младше на четыре года и давно мог позариться на кого-то помоложе и, что важнее, свободнее, однако женщине удавалось поддерживать интерес мага к себе с помощью женских чар и изощрённых ласк в постели. Жаль, что Виолетта не унаследовала чувственность, жизнелюбие и тягу к удовольствиям от своих родителей, тогда никаких проблем с её браком бы не было…
- Госпожа Франческа, - из мыслей о любовнике женщину вырвал робкий голос служанки, которая должна была приглядывать за Виолой, - Ваша дочь…
- Что с Виолеттой? Ей стало хуже? – Франческа с тревогой посмотрела на служанку, которая неожиданно бухнулась на колени и запричитала вполголоса.
- Не досмотрели мы, госпожа… ох, не уберегли… - служанка чуть ли не рыдала от горя, а Франческа вскочила и залепила ей пощёчину, чтобы привести в чувство, - Что. Произошло. С Виолеттой.
- Мужчина к ней ночью приходил, - зашептала служанка, вытаращив глаза на хозяйку, - Лицо-то я не рассмотрела, сидела так, что и не видать, но целовалися! Шептались и обнимались! Уж я-то знаааю, не перепуутааю… А сейчас спит горлица наша… сладко спит…
- О том, что видела и слышала – молчи, - тихим угрожающим голосом сказала Франческа, упав в кресло и закрыв глаза ладонью, - Поди вон… когда проснётся Виолетта, доложи мне.   
Оставшись одна, женщина сжала ладони в кулаки и тихо рассмеялась. Ну надо же! Она-то считала дочь малахольной и наивной, а оказалось, что к ней мужчина какой-то ночами шастает! Кто он? Слуга? Или кто-то тайком пробирается в дом? Мароту говорить точно нельзя… и слуг привлекать тоже – разнесут сплетню и не отмоешься! Быть может, попросить Бастиана проследить за коварной сестрой, что выдаёт себя за нежную девицу, а сама ночами видится с мужчиной! Или же проще припереть к стенке Виолетту, заставив раскрыть правду? Сложный выбор стоял перед Франческой Альморовид…

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.