Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.


[06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/000f/3e/d5/492/802923.jpg
- игровая дата
06.07.1080
- локация
Остебен, Висльбург
- действующие лица
Бастиан Альморовид, его сестра Виолетта и другие члены семьи.

    За красивой жизнью, блеском титула, за слепящей властью золота, могут находиться человеческие характеры, семейные обиды и страсти далёкие от тех, что воспевают менестрели.
    Одни из знатнейших аристократов Вильсбурга собираются  устроить семейное счастье своей единственной дочери - правильное, традиционное и выгодное.

За детство счастливое наше
ответственных вряд ли накажут.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (31-05-2021 03:23:21)

+1

2

Два шпиля, возвышающихся над высокой, тёмно терракотовой крышей огромного особняка семейства Альморовид, были самой желанной целью для молний в Вильсбурге, этим удушливо дождливым летом. Под раскаты исполинского кнута, которым щёлкало какое нибудь взбалмашное божество, вроде Рандона, небеса сердито трескались, и нити раскалённого серебра сбегались к самому респектабельному району столицы, минуя  высочайшие спицы  королевской резиденции, башню нечестивых прислужников Фойрра, и более мелкие городские постройки.

    В зале, отделанном тёмно синими тканями, где массивные ореховые шкафы, украшенные изящной резьбой, соседствовали с заострёнными окнами, у полыхающего, удлинённой кладки, под самый потолок, камина, в роскошном кресле с высокой спинкой восседал граф Марот Альморовид. Его руки, усаженные перстнями, с ухоженными как у женщины ногтями, с длинными, костистыми пальцами, возлежали на позолоченных подлокотниках. Всё ещё стройные, не смотря на возраст ноги, в бархатных домашних штанах, покоились сложенными на подставке для ног, лицо пожилого аристократа, в  тщательно расчёсанной гриве полуседых кудрей, было обращено к огню.
Он не соизволил обернуться на вошедшую дочь, но обладая прекрасным слухом, обратился к ней первым, до того как она успела даже поздороваться.

    - Я слышал, что тебе нездоровилось, дитя моё. Присядь, - снисходительный жест указал Виолетте на меньшее кресло с высокой спинкой, стоящее поблизости.

    -Надеюсь приятные вести взбодрят тебя, Виолетта.  Заботясь о твоей судьбе, и желая умножения славы нашего рода, мы с твоей матушкой подобрали тебе прекрасную партию. У тебя будет возможность оценить нашу заботу – завтра вечером, на званом ужине, в избранном кругу. Оденься по всему полагающемуся статусу, но приятно, и постарайся по меньше открывать рот, - глаза лорда, блестящие, как у хищной птицы, ещё живые, но уже в окружении нанесённых неуклонными годами паутинке морщин, наконец то обратились к дочери, - Тебе выпал отличный шанс, удобный для всех нас,  молись Всеотцу и прояви дочернее послушание и благодарность.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (31-05-2021 03:27:04)

+1

3

Виолетта смотрела в окно, задумчиво наблюдая за тем, как многохвостые хлысты молний рассекают серебряными росчерками тёмное небо, что отражалось в её серо-голубых глазах нависшими тяжёлыми тучами. Она испытывала смешанные чувства во время грозы – страх и восторг одновременно, трепет и преклонение перед неуправляемой стихией… зависть… но на её спокойном отстранённом лице практически не отражались эмоции, что она скрывала за маской. Ей было зябко. Зябко настолько, что хотелось пойти к камину, в котором манящими рыже-золотыми лепестками расцветали потрескивающие поленья, согревая и радуя сердце.

Она зашла в каминный зал тихо, почти не слышно, придерживая подол длинного бархатного платья насыщенного винного цвета, по которому изящной лозой вилась золотая вышивка, и замерла, заметив фигуру отца, восседающего в кресле. Первая мысль, которая пронеслась в сознании девушки, побуждала её сделать пару бесшумных шагов назад, чтобы Марот Альморовид её не заметил, но Виолетту остановил его голос, заставив сначала замереть напряжённой струной, задержать дыхание, а после… повинуясь воле главы рода, сделать несколько неуверенных шагов к камину.

- Это всего лишь головная боль из-за грозы, отец, - Виола послушно села в указанное кресло, расправив плечи и сложив тонкие изящные ладони на коленях, и скромно опустила взгляд, являя своим видом картину «Покорная дочь перед любимым и любящим отцом». То, что покорность была показной, а отец не был ни любимым, ни, тем более, любящим – всё это было сейчас не так и важно, ведь девушка надеялась на то, что выслушает пару очередных снисходительных фраз о своей никчёмности и том, как она разочаровала графа, и отправится восвояси, проглотив очередную обиду. Мягкий трепещущий свет от игривого пламени золотил её кожу в неглубоком вырезе хоть и домашнего, но дорогой ткани платья, от длинных ресниц на щёки падала тень, а тёмные волосы привычно выбивались непокорными прядями из-под фероньерки.

Слова о том, что её собираются выдать замуж… и уже завтра она познакомится с «прекрасной партией», заставили нежное сердце Виолы замереть, а затем забиться, как пойманная в силки птица, но не потому, что девушка мечтала выйти замуж и жить долго и счастливо. Нет, в её голове заполошно заметались мысли: «Нет-нет-нет… только не это! Я не хочу! А вдруг он старый, уродливый и толстый? Да даже если молодой и красивый… я не хочу! Как же так? Почему сейчас? Что же делать?...»

Но внешне эти панические мысли не отразились никак, лишь дрогнула тень от ресниц на щеках, что внезапно зарделись румянцем, и пальцы на мгновение сжали тёмно-бордовый бархат подола, а с внезапно пересохших губ Виолетты сорвалось: - Да… отец… Я благодарна за вашу заботу и… исполню то, что вы желаете… Я могу пойти отдыхать и подумать над нарядом, что понравится… моему жениху?

Последние слова дались девушке явно непросто, да и сам её ответ звучал напряжённо, словно она тщательно подбирала слова, чтобы не сказать лишнего. Чтобы не выдать своё истинное отношение к тому, что она думает насчет прекрасной и удобной партии.

Отредактировано Виолетта (31-05-2021 22:12:42)

+1

4

Пожилой лорд  и здесь нашёл повод уколоть Виолетту:

    - Гроза вдохновляла и насыщала бы тебя, если бы тебе досталась хоть капля магии, дитя моё, но увы, ты, во время раздачи талантов, видимо стояла в очереди за красотой, и слава Всеотцу, что хоть там тебе удалось вытянуть счастливый билет.

    Его дочь была хороша собой, хрупкой, трогательной, выпестованной поколениями породой, Марот  беспристрастно оценивал это.  В молодости он сам был красавцем и кутилой и понимал толк в разных типах женской красоты.  У Виолетты  была идеальная внешность аристократки. 
Ни одного изъяна – нежнейшая фарфоровая кожа, прекрасной рисовки глаза, нежные губы, благородная осанка,  лилейные плечи, благородная линия рук, утончённость  тела и щиколотки, которым по изяществу позавидовала бы любая танцовщица.
     Тут  мысли старшего Альморовида переметнулись к бурным дням его молодости, а от них, ненароком и к единственному наследнику, Бастиану, который сейчас как раз пропадал, вторые сутки, в местах развлечений. 
Глаза  пожилого лорда прикрылись, пряча всколыхнувшуюся желчь. Как человек умный, и привыкший анализировать происходящее он не мог не отметить что последний год начал завидовать собственному сыну. Как же хорошо быть молодым…Бастиан ещё и так раздражающе похож на него.  И вот сейчас пропадает  где то, с компанией сверстников и распутных женщин.. А пожилой лорд, хоть ещё крепок телом  и  более того- духом, может себе позволить  лишь встречи с любовницей не чаще  раза в неделю, и то, если не ломит поясницу и есть настроение.. Плохо когда тебе сорок восемь.
Лорд, хмурясь, поменял местами ноги на подставке, словно они затекли у него.

    - Да, можешь идти, - отрывисто приказал он, - При выборе наряда посоветуйся с матушкой. И продумай своё поведение – твоя обязанность произвести хорошее впечатление. Доброй ночи, - пожилой лорд демонстративно отвернулся к камину, где гудели языки пламени, бесшабашно и с удалью.

    Гроза жёсткими эстампами освещала вспышками коридор, по которому шла Виолетта.  Руки, явившиеся из тьмы, и подхватившие её, могли бы напугать до смерти, если бы не знакомый запах табака и духов, и высветившееся лицо брата.

    - Куда спешишь, фиалочка? Демон похитил тебя, и ты не уйдёшь, пока не расскажешь ему сказку на ночь, - Бастиан тихонько, что бы не услышал отец, целовал Виолу по лицу, унося  до своих комнат, просторных,  щедро отделанных под замашки молодого повесы. Их было две – кабинет, где трещал в небольшом камине огонь,  стояли шкафы, письменный стол и диван, инкрустированный костью,  и спальни, двери в которую были сейчас затворены.

    Не выпуская сестру молодой лорд уселся на диван. Дыхание его отдавала хмелем, а от одежды еле ощутимо  пахло сладковатыми восточными ароматами, так любимыми куртизанками. Лицо было бледно от длительного кутежа, одежда и волосы влажны от дождя,  но это не мешало ему обнимать сестру с порывистой нежностью, ведь в его восприятии она всё ещё была девочкой, единственным родным, небезразличным существом.  Бастиан потёрся лбом о лоб сестры, с игривой ласковостью,  которая показалось бы стороннему наблюдателю далёкой от родственной, и, нарочито серьёзно проговорил:

    - Я жду свою сказку.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (06-06-2021 02:39:36)

+1

5

Слова отца о том, что ей не досталось талантов, в очередной раз уязвили девушку, но она промолчала, лишь губы на мгновение искривила горькая улыбка. Перестанет ли Марот Альморовид когда-нибудь укорять и уязвлять свою дочь тем, что её магия не оправдала его надежд? Виолетта в этом сомневалась. Однако её голос звучал всё так же мягко и покорно, ибо спорить с отцом было бы верхом глупости: - Вы как всегда правы, отец.
Ей бы хотелось ответить резко, искренне, запальчиво – о том, что она не виновата в своей недостаточной одарённости, что наверстала этот изъян знаниями зелий и трав, что она не просто красивый придаток к роду и разменная монета в интригах, но… Виола молчала. Как и всегда. Это было проще и, пожалуй, безопаснее. Пусть отец думает, что она во всём покорна его воле. Пусть…
- Я так и сделаю, отец, - снова тихий послушный шелест слов и взгляд, опущенный в пол – чтобы глава семьи не увидел эмоций, которые Виолетта привыкла скрывать. О, она знала, какой наряд выберет матушка. Наверняка тяжелый бархат или парча с золотым шитьём – платья, в которых чувствуешь себя связанной, а для полного счастья – ещё и ожерелье, похожее на ошейник. И пусть золото и драгоценные камни подчёркивали нежность кожи, а глубокий вырез обнажал изящную линию плеч и манил ложбинкой между грудей – Виола не любила роскошные наряды, которые полагались ей по статусу, но не смела противиться, - И вам доброй ночи, отец.

Она выскользнула из зала в расстроенных чувствах, что заставляли дрожать губы, и остановилась на несколько секунд, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, помогающих привести мысли в порядок, а после быстрым шагом пошла в сторону своих покоев.

- Бастиан! – Сильные руки, неожиданно подхватившие её, были горячими и родными, они пахли табаком и восточными благовониями, грозой и свободой, - Ты вовсе не демон, зачем ты меня пугаешь и набрасываешься из темноты?
В словах Виолетты звучал не только укор, но и тёплая нежность, с которой она относилась к брату, а потому она без задней мысли обняла Бастиана за шею и позволила унести себя в мужские покои, торопливо и робко отвечая на его поцелуи – скула, висок, нос, пряди волос… влажные и щекотные… такие же тёмные и непослушные, как у неё самой.
Девушка даже не задумывалась о том, что их объятия и невинные поцелуи могут быть восприняты, как совсем не родственная нежность, ей просто было тепло в руках брата. Тепло, уютно и защищённо, будто бы он мог спрятать её от сурового отца и его воли.
- Сказку… - Виола прижалась лбом к щеке Бастиана, машинально поглаживая ткань его одежды напротив сердца, - Разве что совсем грустную, Бастиан. Да и не сказку вовсе. Отец снова заговорил о том, чтобы выдать меня замуж… я даже не представляю, за кого! Завтра… узнаю…
Её голос сейчас звучал совсем не так, как в разговоре с отцом – вместо тихой покорности в нём звенели эмоции. Обида, грусть и даже гнев, ведь Виолетта не желала, чтобы её судьбу решали за неё.
- Может, мне сказаться больной? – Девушка подняла на брата робкий сумбурный взгляд и страдальчески взметнула брови, - Выпить какое-нибудь зелье, чтобы мне было нехорошо? Или чтобы прыщи по всему лицу повылезали?

Отредактировано Виолетта (06-06-2021 12:51:12)

+1

6

-И отец призовёт к тебе старого аиста Ричарда, который за полминуты раскусит в чём дело, и заставит выпить  пару кувшинов какого нибудь мерзотного отвара из лебеды и жабьих лапок, от которого все кишки запросятся наружу, - скептично хмыкнул Бастиан, напоминая о стареньком  семейном враче Альморовидов, отличавшимся нескладностью костистой фигуры,  выдающейся формы носом, и знавшем обоих отпрысков графа с пелёнок.

    - Надо посмотреть кому заботливый папенька посчитал достойным вручить тебя в этот раз. С Леоном он знатно промахнулся, слишком понадеялся на договор с судейской общиной, а коса возьми да и найди на камень, - продолжал молодой лорд, играясь пальцами с локонами сестры, - Долго он потом остерегался да отказывал всем, кто  к тебе подступиться желал. Вдруг там великолепный экземпляр, с внешностью молодого бога и полными карманами золота?, - Бастиан весело заглянул в глаза девушки,  и подразнивающе продолжал, - Влюбишься с первого взгляда, под венец побежишь как мартовская кошка, в свой особняк угнездитесь, разведёшь слуг, лошадей, наследников штук пять, будешь счастливой замужней дамой..
    Маг говорил всё задумчивее, поддаваясь картинам, выступающими пред его мысленным взором.  Замужество Виолы, раньше или позже, было естественным ходом жизни. Молодой лорд легко представлял сестру в пышном платье бальном наряде во дворце, или затянутой в костюм  для верховой езды на великосветской охоте, или такой как сейчас – в домашнем платье винного цвета, когда она такая тонкая, близкая  и податливая его рукам под тёплым бархатом, но рисовать её беременной, остепенившейся семейной женщиной, его воображение не хотело.

    Искреннее желание  счастья для близкого существа у Бастиана имело скрытую ядовитую чревоточину, питаемую эгоизмом и глухой, подавляемой ревностью. Он почти забыл это странное чувство на несколько лет – с тех самых пор, как не сложилась первая помолвка Виолетты с его приятелем Леоном Гарсес, и вот оно вернулось опять, и забеспокоило молодого лорда.
Он начал целовать её лицо снова, почти сердито, под вновь расшалившиеся молнии за окном, словно сестра уже завтра должна была выпорхнуть из родного дома навсегда.

    -… и будем видеться время от времени, по семейным торжествам, -  Бастиан закончил  наконец таки прерванную длительной паузой фразу.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (07-06-2021 08:44:48)

+1

7

- Ты прав, Бастиан, - Виолетта скорбно вздохнула и доверчиво устроила голову на плече брата, прикрыв темно-серый хмурый взгляд длинными ресницами.
О Леоне, первом женихе, говорить не хотелось, а упоминание его имени заставило девушку снова вздохнуть и прижаться к Бастиану теснее, будто в его объятиях она чувствовала себя в безопасности. Да почему «будто»? Так оно и было… особенно учитывая ту старую историю, когда его приятель, тот самый Леон, сначала трепетно и галантно пытавшийся за ней ухаживать и даже сорвавший пару робких поцелуев с невинных уст, после показал себя истинным подлецом. И не только в тот момент, когда зажал её в тёмном коридоре и попытался задрать юбку, но и когда, поддавшись хмелю и чарам разбитной девахи, женился на шлюхе! Какой же был скандал… и тень его пала и на Виолетту, ведь отец и в похотливом дурном нраве несостоявшегося мужа умудрился обвинить её – мол, не удержала, не влюбила, ни на что не годна!
- Зачем мне муж с внешностью молодого бога и полными карманами золота? Чтобы он гулял по… другим женщинам? – Виолетта снова подняла тоскливый взгляд на веселящегося Бастиана, не решившись в слух сказать грязное слово «шлюхам», - Смеёшься надо мною, да? Такие сами выбирают себе невест, а не вот так… как товар…
Почему-то о семейном счастье, любящем муже и будущих наследниках совсем не думалось в оптимистичном ключе. Быть может, потому, что семейного счастья она и не видела, а отношение Марота Альморовида к своим детям было далеко от того идеала, который рисовало наивное воображение девушки.
Да и кого она знала из мужчин? Тиран-отец. Неверный жених. Брат… Бастиан… единственное дорогое существо… всегда заботливый, ласковый, добрый, понимающий…
Виолетта без задней мысли подставляла лицо под его поцелуи, не уловив эту перемену в прикосновениях его губ, а последние слова брата вызвали болезненный укол под сердцем и горькие слова: - Я не хочу замуж. Не хочу уезжать. Не хочу видеться только время от времени. Но как мне избежать этого брака?...

+1

8

- Глупышка,  - шепнул молодой маг,  - У тебя будет шанс создать новую,  собственную жизнь, наконец то распоряжаться собой, а не быть марионеткой в руках отца.  Я сейчас отнесу тебя к спальне, а ты хорошо выспишься, и завтра мы посмотрим на твоего жениха, неисповедимы пути Люциана.
    Перемежая снисходительные упрёки с поцелуями Бастиан подхватил Виолу с дивана и отнёс до дверей её личных покоев. Там они и расстались.

________________________

    Утро в особняке начиналось рано. Старший лорд, несмотря на года, презирал праздность, и требовал со слуг- бурной а активной деятельности, а с членов своего семейства- хотя бы её видимости. Именно по этому Бастиан после пирушек предпочитал просто не являться домой, отсыпаясь где нибудь по гостиницам или в алчных обьятиях куртизанок.
    После тщательного утреннего туалета- франтоватость и вкус Марота в полной мере передалась его сыну,  глава семьи занимался делами – выслушивал управляющих, новости столицы, отдавал распоряжения по текущим делам, принимал просителей, занимался обширной перепиской.
    К Бастиану приходил его наставник маг, помогавший в освоении стихии, потом молодой лорд уехал в фехтовальный зал с друзьями, и вернулся после обеда. Несколько раз он пытался повидать сестру, но всё неудачно.
    День вальяжно скатился к вечеру, словно в противовес ненастной ночи тихому и свежему, после отшумевших накануне проливных дождей и почтительный слуга пригласил Бастиана в большой каминный зал- прибыл так ожидаемый всеми гость.

    - Ваше сиятельство, - обратился Марот к человеку, стоявшему рядом с ним, когда молодой наследник Уэльма, одетый в тёмный бархат с серебряным шитьём, появился в дверях, - Позвольте представить вам моего сына, Бастиана, - он он сделал жест, приглашающий молодого лорда приблизиться, - Бастиан, приветствуй  хорошего знакомого, и  давнего компаньона по делам в ламарских краях, графа Фернана Льянтаде.
    - Мой почтение, - склонился Бастиан, невольно вглядываясь в человека, который желал войти в их семью.
    - Рад знакомству, - сдержанно улыбнувшись ответил гость, - Слышал о вас много похвального от вашего отца. 
    Это был высокий, крупный до тучности человек, с лицом в котором виднелась порода и решительный нрав. Кожа имела своеобразный желтоватый оттенок, каштановые волосы аккуратно подстрижены,  как и короткая бородка и тонко пахли духами - Фернан явно посещал цирюльника перед прибытием в особняк.
Он производил приятное, солидно впечатление состоявшегося человека.

На сколько он её старше? – кольнуло Бастиана, - Пятнадцать, двадцать лет? Ещё больше?...

Открылись двери в малую "фиалковую" залу, где обычно собиралась за столом семья с близким кругом родственников,  и слуга объявил о полной готовности к ужину.

    - С моей супругой Ваше сиятельство знакомы, а сейчас будете представлены и моей дочери, Виолетте, - произнёс Марот.
    - С премногим удовольствием, милорд, - со сдержанным нетерпением отозвался Льянтаде, - Я видел её очень давно, совсем крошкой, и не узнаю....

Мужчины по старшинству проследовали к украшенному живыми лилиями трапезному столу, и расселись, ожидая дам. Засуетились вышколенные слуги. В бокалы разлилось золотистое лёгкое вино.

    - Пусть вечер будет приятным во всех отношениях, - с тонкой улыбкой провозгласил лорд, и все выпили.

Снова руками слуг распахнулись створки  - появились Виола и её матушка.

[nick]Бастиан Альморовид[/nick][status]маг аристократ[/status][icon]https://i.imgur.com/td1Hesf.png[/icon][sign]У тех, кто умирает, шрамов не бывает.[/sign]

Отредактировано Чеслав (11-06-2021 17:08:43)

+1

9

- Стать марионеткой в руках мужа – не самая завидная судьба, - тихо вздохнула Виолетта, привычно обнимая брата за шею и прижимаясь лбом к его щеке. Девушка умолчала о том, что, как она считала – для Марота Альморовида дочь является лишь красивой безделушкой, которую нужно выгодно продать или обменять, чтобы она радовала глаз своего супруга. А то, что у Виолы были свои мысли, эмоции, чувства, тщательно скрываемые ото всех, кроме брата, вряд ли волновало главу семьи. Однако она не спорила с Бастианом, а лишь принимала его поцелуи, отвечала на них и робко улыбалась в ответ на упрёки, а когда он оставил её возле девичьих покоев, ушла отдыхать.
____________________

Её следующий день начался так же рано, как и у всех домочадцев, ведь Виолетта с детства не привыкла нежиться в постели сладкие утренние часы, хотя сегодня ей бы хотелось, чтобы день не начинался. Или чтобы внезапно нагрянула какая-то болезнь, не позволяющая встать и встретить того самого перспективного жениха, которого ей уготовил отец. Ну почему же время, которое нередко тянулось так долго и вяло, как нить у нерадивой пряхи, сегодня неслось резвым галопом молодого коня? И, хотя день был на удивление ясным и тихим, настроение у Виолы было прескверным, а общение с матерью не добавляло радости.
Франческа Альморовид, несмотря на то, что уже была немолода, хоть и младше своего супруга несколькими годами, до сих пор выглядела превосходно – высокая, стройная, с прекрасной осанкой, уложенными в идеальную причёску волосами цвета воронова крыла, нежной светлой кожей почти без морщинок, яркими синими глазами и аристократически томными движениями – она могла бы сойти за старшую сестру Виолетты, ведь мало кто из тех, кто видел её впервые, давал ей больше тридцати пяти лет.
И сейчас, под вечер, она придирчиво рассматривала Виолу, а на её идеально спокойном лице не отражалась ни одна эмоция, ведь мимические морщины – это так уродливо!
- Виолетта, повернись, - командовала Франческа, наблюдая за тем, как слуги облачают девушку в роскошное платье богатого винного оттенка, - И волосы нужно убрать повыше, чтобы была видна твоя шея. И спустить один локон на грудь. Да, вот так.
Женщина подошла к Виоле и поправила украшенное золотой вышивкой декольте, которое обнажало точёные белые плечи и подчёркивало молодую высокую грудь.
- Ты очень красива, моя дорогая, - Франческа Альморовид встала за спиной дочери перед зеркалом в полный рост и надела на её шею золотое ожерелье с рубинами, обхватывающее шею подобием ошейника и спускающееся длинными нитями, искрящимися кроваво-красным, в ложбинку между грудей, приоткрытую платьем. Франческа была чуть выше Виолетты и немного полнее в талии, которая, тем не менее, оставалась стройна несмотря на то, что женщина выносила и родила двоих детей. Они были похожи, однако лицо матери походило на красивую, изящную, дорогой работы маску без эмоций и мимики, а лицо дочери ещё оставалось нежным и растерянным в неуверенности и сомнениях перед грядущим знакомством с женихом, - Красотой нужно пользоваться, Виолетта, а Фернан Льянтаде – очень уважаемый, богатый и достойный мужчина. Разница в возрасте будет даже плюсом – он не станет ходить на сторону, а всё своё внимание посвятит лишь тебе, дочь.
- Я постараюсь… матушка… - Виолетте пришлось выдавливать из себя вежливые и покорные слова, ведь на самом деле ей хотелось сорвать это душащее её ожерелье, распустить тугой корсет, сменить тяжёлый бархат и на лёгкий верховой костюм и ускакать на лошади за город, где никто не будет ей указывать, как она должна стоять, сидеть, говорить, улыбаться…
- Этот брак очень важен для семьи, - продолжала наставлять её Франческа, глядя на их отражения в зеркале и думая о том, что её молодость уже безвозвратно в прошлом… и никакие мази, примочки, зелья – ничто из этого не сохранит увядающую с каждым годом красоту, которую она так лелеяла и пестовала, - Ты не должна разочаровать своего отца.
- Я не разочарую, матушка, - тихий вздох и опущенный взгляд Виолетты стали для Франчески знаком того, что девушка смирилась со своей судьбой и не будет противиться навязанному браку. Ну а любовь, о которой так мечтают молодые девицы… любовь проходит и уходит, а богатство, роскошь и комфорт – они остаются. 

Они вошли в зал одновременно – Франческа и Виолетта – одна в темно-синем, украшенном серебром и бриллиантами, вторая в багрово-золотом… Вежливые реверансы, во время которых мать шепнула: - Чуть ниже, Виолетта, пусть оценит декольте.
Вежливые улыбки – одна спокойно-равнодушная, вторая чуть растерянная, ведь Виола, предупреждённая матерью о разнице в возрасте, всё равно не ожидала, что Фернан Льянтаде окажется… таким… высоким, толстым, взрослым…
«Он мне в отцы годится…» - в голове Виолы мелькнула паническая мысль, а серый напряжённый взгляд заметался по залу в поисках брата.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [06.07.1080] Жизнь виноградной лозы.