Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.10.1082] В отражении твоих глаз


[03.10.1082] В отражении твоих глаз

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/OYtTyje.jpg
Предыдущий эпизод:
Месть, которую подают горячей

Локация: Драконий Зев, Край Света
Участники: Юки, Минори
Описание:
Те, кто мучил и едва не убил Юки, мертвы. И хотя следы их смерти заметены, не так-то просто уничтожить следы, оставшиеся в душе.

[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

Отредактировано Минори (Сегодня 16:34:16)

0

2

В своих горячечных, больных снах она снова и снова искала Юки в бесконечном лабиринте улиц, и красные огни фонарей светились во влажном тумане, как воспаленные глаза. Она металась с обнаженным, покрытым кровью мечом, остервенело рубила тени, поджидавшие в переулках и скрывавшиеся в струях тумана, звала Юки по имени, но не успевала добежать до него, не успевала добраться, не успевала спасти…
Минори просыпалась от бешеного биения собственного сердца, находила взглядом бледное, неподвижное тело Юки, касалась его холодной руки и выдыхала в бессильной тоске, серой и черной, как туманная ночь. Он был здесь – израненный, ослабевший, но живой, и Минори несла стражу возле его постели, всякий раз боясь заснуть снова, будто мимо нее мог пройти посторонний.
Эти три дня, прошедшие после мести за Юки, она провела в каком-то помутнении, но наотрез отказывалась покидать дом мастера Дейгона, возвращаясь в «Золотой дух» лишь тогда, когда Канто соглашался сменить ее – оставлять Юки без охраны она больше не решалась. Знала, что это глупо, знала, что ни она, ни Канто – не целители, и не смогут помочь, если ему станет хуже, но все равно не хотела уходить на время дольше, чем ей было необходимо, чтобы поесть, сменить платье или освежиться.
На их счастье, молодому дракону становилось лучше. В сознание он еще не приходил, но, плавая в бреду, уже пил воду и бульон, которыми поил его мастер Дейгон. Целитель каждый день приходил к своему ученику: продлевал сон, в который погрузил его, сращивал сломанные кости, залечивал повреждения, готовил отвары и примочки, которыми позже его пользовала Минори. Дейгон при всем желании не мог уделять Юки все свое время – ему нужно было работать и с другими больными, но драконица сама вызвалась помогать.
Она ждала в странном оцепенении, положив меч в шаге от себя – ждала, когда он проснется.

Смерти Аэсона и Талиэла было недостаточно, чтобы утолить ее боль и залечить раны Юки. Они слишком легко умерли. Слишком мало страдали.
К этой мысли Минори приходила всякий раз, когда обтирала Юки влажной тряпицей или, придерживая ему голову, вливала в разбитые губы целебное снадобье. Если бы у нее была возможность – она убила бы их снова. И снова, и снова – самыми разнообразными способами, которые только могла измыслить. Она знала, что Канто избавился от всех тел, вернувшись на склад той же ночью. Она знала, что их исчезновение все равно вызовет кучу вопросов, что пепел убийц и их слуг покоится на дне моря, где никто уже не доищется его – но это не приносило ей успокоения.
Пусть задают вопросы сколько угодно и кому угодно. Она хотела их смерти вновь, и видела ее в своих снах. Видела себя заносящей меч, видела отрубленные конечности и искаженные от боли лица, и распахнутые в агонии глаза, в которые она погружала лезвие ножа, и просыпалась от вкуса горькой желчи во рту. Об этих снах она не рассказывала ни Дейгону, ни тем более – Канто. Учитель не позволил ей убить Аэсона, видя ее жажду и нетерпение, и ей удалось скрыть их от него, чтобы он позволил ей убить Талиэла.
Догадывался ли он о том, что его ученица – его дочь, – чувствует на самом деле? Какой чернотой покрывается ее чешуя в кровавых видениях, которые она и не думала гнать от себя?
Ее спасали лишь заверения мастера Дейгона о том, что Юки все же идет на поправку.
И Минори ждала.

[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

Отредактировано Минори (31-05-2021 09:12:48)

+1

3

Сны были беспокойными и несвязными – набор хаотичных картинок, ярких пятен, сменяющихся темными провалами. Они не запоминались – пролетали мимо, не оставляя о себе и следа, вызывая лишь чувство беспокойства и тревоги.
Юки бросало то в жар, то в холод – он метался по постели, но никак не мог вырваться из того омута, куда его затянуло. И быть может, не хотел. Еще в подвале на пристани он понял, что  умирает, и даже порадовался этому – со смертью должно было все закончиться, а в то, что его вдруг найдут и спасут, Юки уже не верил.
Но он не умер. И когда открыл глаза, то первым чувством было разочарование. Воспоминания вернулись мгновенно, и Юки не сразу понял, откуда в подвале вдруг взялся солнечный свет, и даже не сообразил, что это уже вовсе не подвал. Он видел сидящую рядом с постелью Минори, и быстро подошедшего к нему Дейгона... Но они не могли быть настоящими – или снились ему, или его мучители опять придумали что-то новое, чтобы поиздеваться.
- Юки, - Дейгон склонился у нему, и драконенок в панике дернулся в сторону, не веря тому, что видит. - Успокойся, ты в безопасности, - целитель крепко ухватил его за плечи, не позволяя вырваться, и Юки, дернувшись еще пару раз, затих. До его сознания слишком долго доходило все, что произошло, с трудом прорываясь через стену, что он сам выстроил между собой и реальностью.
- Ты у меня дома, - терпеливо объяснял Дейгон. – Канто принес тебя сюда, так что больше никто тебя не тронет. Ты ведь узнаешь меня?
Юки узнал, но все еще не верил. Боялся поверить. Если бы Дейгон оказался миражом, фантазией, сном, он бы не смог этого перенести.
- Я учил тебя, - попробовал, улыбнувшись, пояснить о себе Дейгон, сам не понимая насколько Юки его помнил. - И ты мне помогал с больными. Здесь, в этом доме.
Он мог бы не продолжать – с памятью у Юки было все в порядке, но слова почему-то никак не хотели произноситься, и он лишь кивнул. Осторожно протянул забинтованную левую руку, чтобы самому прикоснуться к Дейгону, - и нет, тот не рассыпался и не исчез. Он был все же... настоящим?
И тут до Юки дошло еще кое-что – он совсем не ощущал боли. Она пронизывала все его тело в последние дни, и он успел с ней сродниться и принять, но сейчас ощущалась лишь огромная слабость, но ничего не болело. Даже дышалось свободно – в груди не давило и не жгло. Юки заторможенно уставился на перевязанное запястье, вспоминая, когда его успели подлечить, но здесь почему-то оставалась пустота.
- Ну, уж Минори-то ты точно узнаешь, - целитель чуть посторонился, пропуская к постели девушку. - Она за тебя переживала. Все время сидела рядом, пока ты не пришел в себя. 
Юки узнал. Как было не узнать ту, которую он так любил?
- Минори, - тихо выдавил он из себя. Голос охрип, и в горле мгновенно пересохло. Или пересохло раньше, просто Юки этого не замечал.
В глазах юной драконицы стояли слезы, и он почувствовал, что и сам готов разрыдаться.
Он был счастлив, что Минори рядом, но радость мешалась со стыдом и растерянностью - Минори не должна были видеть его сейчас и таким. 
- Я принесу лекарство, - пробормотал Дейгон и деликатно отошел в сторону.
Он намеревался отправить служанку в «Золотой дух» с весточкой для Канто.

+1

4

Когда он очнулся - Минори была рядом, и даже не сразу сообразила, что видит собственное отражение в его расширенных черных зрачках, в огромных глазах на осунувшемся бледном лице. Но Юки смотрел на нее, хотя и видел, казалось, что-то иное.
- Мастер Дейгон! - не своим голосом завопила драконица, вскакивая с места. Она готова была разорваться надвое: бежать за целителем и одновременно быть рядом с Юки, держа его за руку, успокаивая, помогая прийти в себя.
Но этого не понадобилось - пожилой целитель был быстр. Минори с колотящимся сердцем смотрела, как он успокаивает метавшегося в страхе Юки, и изнывала от сострадания и боли, которую видела в распахнутых глазах.
И ее имя было первым, что слетело с обескровленных, сухих губ:
— Минори...
Слезы все-таки пролились, но Минори не стала их смахивать. Опустилась рядом с ним на колени, осторожно, словно раненую птицу, поймала его ладонь, поцеловала заживающие пальцы.
- Родной мой, - единственное, что смогла выдохнуть она, не найдя никаких других слов. Он был жив. Он пришел в себя. Он узнал ее. Было ли сейчас что-то важнее этого?
Дейгон незаметно исчез, но Минори видела только Юки: потерянного, в глазах - паника и стыд. И этот стыд - тот, который он совершенно не должен был испытывать! - привел ее в чувство быстрее всего прочего.
- Все в порядке, - шептала драконица, успокаивающе гладя его по спутанным волосам. - Мы с Канто вытащили тебя. Больше никто и никогда не посмеет тебя тронуть. Никто и никогда...
Она не стала рассказывать ему о том, что случилось с Талиэлом и Аэсоном. Не хотела даже упоминать о них и произносить их имена. Она помнила, что именно они сделали с Юки - беда в том, что и Юки помнил тоже.
- Отдыхай и не беспокойся ни о чем, - Минори прижала его пальцы к своей щеке. - Я теперь буду с тобой и никуда не уйду. Ты позволишь мне остаться рядом? Все будет хорошо, Юки...
Сейчас она готова была отдать все, что угодно, лишь бы изгнать призрак этой боли из его глаз.
- Все будет хорошо.
[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

+1

5

Канто пришел через час, но Юки к тому времени уже  успел вновь провалиться в сон.  На долгое бодрствование сил не хватало, но Дейгон заверил,что теперь он точно выкарабкается и поправится, чем обрадовал и Минори, и Канто. Юки его уже не слышал, и сны его снова были беспокойными: хоть он и понял, что в безопасности, поверить в это так быстро не получалось – страх пророс в подсознание и укоренился там, казалось, навечно.
В следующий раз Юки проснулся, когда на улице уже стемнело, и комната лекаря тоже погрузилась в темноту, освещаемая лишь толстой свечой, что осталась стоять на столе. Мастера Дейгона в комнате не было, зато, повернув голову, Юки заметил Минори и Канто – на этот раз золотой дракон не ушел к себе в трактир, а остался ждать пробуждения своего подопечного в доме целителя.
- ...пусть ищут, сколько хотят, - негромко говорила Минори, обращаясь к учителю. Она не сразу заметила пробуждение Юки. - Все равно никого не найдут. И ничего. Вот только мы весь день говорили, кого мы искали...
- Мало ли что мы говорили, - равнодушно отозвался Канто. – Скажем, что не нашли. В конце концов, остров покинуть мы можем в любой момент.
Он обернулся и, заметив, что Юки открыл глаза, поднялся из-за стола. Минори обернулась вслед за ним, и взгляд ее потеплел, из глаз ушло незнакомое, темное выражение.
- Юки... - она тут же подошла к постели и зачерпнула немного воды из стоящего рядом кувшина. - Как ты? Хочешь пить? Позвать мастера Дейгона?
Он мотнул головой, не желая зря тревожить целителя, и попробовал подняться, но не смог бы, если бы Канто не подхватил его за плечи, помогая сесть.
- Дейгон говорит, что ты быстро поправишься, если постараешься, - попробовал немного взбодрить его золотой дракон.
Юки не ответил, но протянул левую руку, осторожно беря кружку с водой из рук Минори. Правой рукой пока шевелить не получалось – Дейгон замотал ее до кончиков пальцев, стянув повязкой, чтобы не тревожить только что срощенные кости.
- Но лучше не пытайся вставать пока что, - Минори бережно сжала его пальцы поверх ручки. - Тебе чего-нибудь хочется?
- Нет, - Юки жадно припал к краю чашки, не поднимая глаз.
- Поживешь пока у мастера Дейгона, - Канто по-прежнему поддерживал его. – А потом, когда станет лучше, вернемся домой – в Драак-Тал. 
Юки промолчал. Он хотел домой, вспоминал дом в подвале Талиэла, но сейчас вдруг понял, что в таком виде не вернется туда никогда. Ведь если его таким увидят, то придется объяснять, что произошло...
- Как ты связался с этим алиферами? – спросил Канто. – Они на тебя напали?
И Юки пришлось оторваться от чашки с водой.
- Я пошел сам, - он мотнул головой, но взгляд от покрывала так и не оторвал. – Они попросили помочь... Я не подумал, простите.
- Нечего прощать, - Минори кинула быстрый взгляд на Канто. - Ты ни в чем не виноват...
Она помнила свой разговор с Канто - как раз перед тем, как они узнали о похищении Юки. "Единственный, кто всегда виновен в насилии — тот, кто его совершил", - сказала она. А Канто ответил, что виновен и тот, кто не предотвратил.
Они не предотвратили насилие над Юки. Она, Минори, не предотвратила.
- Ты в безопасности, - она погладила его по спутанным, грязным волосам. Знала, что среди алиферов уже начались вопросы, куда делись два торговца - пока еще только улавливала слухи на рынке, не более. Если начнут искать и доищутся до них...
Придется убить их тоже. И бежать, забрав Юки с собой.
- Я виноват, - не согласился он с Минори.
«В собственной глупости»,  - но вслух этого не произнес, лишь добавил:
- Можно я посплю?
- Конечно, - Канто помог ему лечь, и Юки быстро закрыл глаза, чтобы избежать дальнейших расспросов. Он ничего не хотел рассказывать, поэтому легче было притвориться, что спит, чтобы никого не обидеть.

+1

6

- Он говорит, что хочет спать, - Минори отрешенно смотрела на свою пиалу, но не притрагивалась ни к еде, ни к чаю, - но не спит. Я слышу это по его дыханию, если вхожу внутрь.
Она посмотрела на Канто, на Дейгона, занятого растиранием трав в маленькой ступке для очередного лекарства. Прошло еще два дня с тех пор, как Юки окончательно очнулся, но ее пугало то, что молодой целитель, казалось, вовсе лишился воли к жизни.
- Он стыдится нас, - вздохнул Канто, наливая себе чай. – Боится, что придется что-то рассказывать. Наверное, я зря тогда спросил, что произошло.
- Дайте ему время, - Дейгон оторвался от своей работы, взглянув на Канто и Минори. – Потихоньку все придет в норму. Отойдет от шока – будет как новенький. Для него сейчас мир перевернулся, понятно, что он хочет сбежать от любого внимания. Только чтобы Юки там ни говорил, не оставляйте его одного надолго.
- Я и не собираюсь оставлять его... - Минори потерла пальцами переносицу. Она сама старалась спать меньше за эти дни, чтобы присматривать за Юки, но его полное нежелание хоть как-то говорить, нежелание дать себе хоть малую возможность облегчить собственную боль, тревожило ее.
Она все же потянулась за чашкой, сделала большой глоток, не чувствуя мятного, освежающего вкуса чая.
- Думаешь, он может... что-то с  собой сделать? – напрямик спросил Канто у Дейгона, поставив пиалу на стол.
- Не знаю,  но вполне возможно, - голос целителя звучал ровно, словно он читал лекцию очередному своему ученику. – Если будет продолжать винить себя в том, что случилось, то смириться с этим ему станет сложнее.
- И что тогда делать? Знаешь, я не очень-то умею утешать – у меня ни семьи, ни детей не было, - спохватившись, Канто глянул на Минори. – Я хочу сказать, что весь мой опыт воспитания – научить постоять за себя и сражаться за свой народ, - поправился он. – И что делать в случае Юки я очень слабо себе представляю.
- Ничего особенного не надо, - успокоил его Дейгон. – Самое лучшее, если вы будете вести себя так, словно ничего не произошло. Не навязывайтесь с жалостью, если он сам этого не захочет, но будьте внимательны в словах – вот и все. Просто будьте рядом, чтобы он чувствовал поддержку.
Минори прикусила губу. Она понимала, что ее жалость для Юки - унизительнее всего, но не была уверена, что сумеет скрыть ее до конца. Когда она на него смотрела - измученного болью и позором, чудом выжившего, тихого, - у нее самой начинало болеть сердце.
- Я... постараюсь, - она взглянула на Канто и растянула губы в слабой улыбке.

После обеда она принесла в дом Дейгона флейту - ту самую, которую подарила Юки. Он на ней играть, конечно, еще не мог, не до конца зажили переломанные пальцы, пусть и сраставшиеся, как нужно, но могла она.
Минори устроилась с флейтой в углу, где Юки мог хорошо ее видеть, и откуда ей было бы видно его, и осторожно поднесла инструмент к губам. Она знала, как играть, но умела плохо - училась больше на сямисене, а вот полетные, речные трели флейты не слишком-то ей давались. Но она помнила, как флейта Юки лечила ее собственные раны после Анвалора, и надеялась, что он, увидев знакомый и близкий предмет, хоть немного порадуется.
Первый звук вышел неудачным - сорвался на пронзительный свист. Минори отняла флейту ото рта, облизнула губы, покосилась на Юки и смущенно улыбнулась.
- Я плохо помню, как играть, - призналась она. - Но мне нравилась та мелодия, помнишь?..
Она снова несмело взяла несколько нот: пальцы поначалу путались, но вскоре мотив пробился сквозь дробь разномастных звуков - как молодая трава сквозь гальку. Мотив был знакомым - его играл ей сам Юки.
И мелодия действительно захватила на какое-то время их обоих, пробуждая воспоминания о той жизни, что была счастливой, но уже прошла.
На вопрос Минори Юки не ответил, лишь кивнул - понимал, что его ответ она и не ждала, и так знала, что все помнил. Он украдкой глянул на собственную покалеченную руку, пока мелодия увлекла внимание драконицы, - повязки с кисти Дейгон уже снял, с помощью магии кости срастались быстро, но пальцы сгибались совсем плохо, и тут уже дело было в регулярных тренировках, а не в магии целителя. Играть Юки самому, наверное, было суждено еще нескоро. 
- У тебя хорошо получилось даже без тренировок, - похвалил он Минори, когда мелодия закончилась, и драконица убрала флейту от губ. Немного соврал, но он хотел сказать ей приятное.
- Льстец, - улыбнулась в ответ Минори, но улыбка была теплой, без удушающей жалости. В этот момент она видела перед собой прежнего Юки, который во всех стремился увидеть что-то хорошее. - Я буду тренироваться. А потом ты мне покажешь, как правильно играть?
- Хорошо, - он согласился, но не улыбнулся. – Только не знаю, когда это будет... Но ты можешь научиться и сама, если будешь постоянно тренироваться.
Минори отложила флейту, подсела к нему и мягко коснулась заживающих пальцев.
- Я хочу, чтобы меня учил ты, - просто сказала она.
[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

Отредактировано Минори (08-06-2021 22:39:57)

+1

7

Прошло несколько дней, как Юки пришел в себя у Дейгона, - его не искали, да и, по словам Канто, искать было некому – все погибли, - но он так и не мог почувствовать себя в безопасности. Что если погибли не все? Ведь Юки даже не помнил, сколько там точно было охранников. И что если теперь любой другой горожанин решит, что он виноват в поджогах? Просто так - без всяких доказательств, только ради того, чтобы на ком-то выместить собственные злость и боль. Страх не проходил, и Юки все больше замыкался в себе, боясь выглянуть на улицу и почти не общаясь ни с Минори, ни с Канто, ни с Дейгоном. Он чувствовал себя настолько подавленным и бесполезным, что уже начинал жалеть о собственном спасении.
- Как ты себя чувствуешь? – Дейгон, как всегда, заглядывал рано утром.
- Все хорошо, - машинально отвечал ему Юки, но разговор дальше не поддерживал.
Но в это утро Дейгон не стал говорить о здоровье, а перешел совсем к другой теме:
- Не хочешь мне помочь?
Юки удивленно взглянул на него, приподнявшись на постели. До сих пор Дейгон стоял на том, чтобы он отдыхал, а тут вдруг позвал поработать.
- Я серьезно, - развеял его сомнения целитель. – Раз тебе лучше, то вполне можно начать снова заниматься чем-то полезным. Это более правильно, чем валяться в постели. Ты ведь все равно не спишь.
Юки не спал. Если он засыпал, то непременно падал в кошмары, так что спящим лишь прикидывался, когда не хотел ни с кем разговаривать – и это получалось все чаще и чаще. Но видимо, Дейгон все же догадался о его вранье.
- Я помогу, - ответил Юки, понимая, что раз ложь раскрыта, дальше ему уже придется придумывать что-то другое.   
- Тогда я буду ждать, работы за эти дни накопилось много, - Дейгон важно кивнул и направился к двери. Его тон был настолько категоричным, что спорить Юки не осмелился, хоть и сомневался, что сможет хорошо выполнить все то, что от него требовалось раньше.
Оделся он так быстро, как смог. Глянул в зеркало, пока перевязывал волосы, но тут же разочарованно отвернулся – он вызывал сам у себя лишь отвращение. Отеки и синяки на лице прошли стараниями Дейгона, остались лишь тонкие шрамы, которые со временем должны были побелеть и стать почти незаметными. Наверное, Гуанмин бы такому порадовался – в его понимании шрамы лишь украшали мужчину. Но для Юки ничего не изменилось – со шрамами или без он все равно оставался слишком женственным. И здесь уже было ничего не поделать.
Юки еле справился с желанием разбить проклятое зеркало и отправился к Дейгону. А дальше... Дальше он старательно растирал травы, смешивал порошки и готовил отвары – делал все, что просил целитель. На какое-то время даже позабыл про свои беды, пока старался справиться с работой, что раньше казалась простой и ненапряжной. Пальцы на правой руке сгибались плохо, и Юки вечно что-нибудь ронял, разливал и рассыпал... Злился на себя и начинал сначала уже более осторожно. В итоге к полудню он по-настоящему устал, и целитель, заметив это, отправил его отдыхать.
Юки не возражал. Поклонился Мастеру и отправился в свою комнату, тем более что сам хотел попасть туда поскорее – в складках одежды он припрятал один из ножей, что целитель использовал в работе, и Дейгон этого не заметил.
Теперь в душе Юки жила эгоистичная восторженность собой и тем, что можно разом покончить с собственной бесполезностью. Ему никто не должен был помешать – Дейгон занят в лавке, Минори и Канто точно задержатся с вернувшимся Кеничи, пока расскажут ему все, что произошло на острове. У Юки было время и шанс, и он не хотел утратить их также бездарно как на складе Талиэла.

+1

8

Кеничи вернулся - вместе с Гуанмином и ответом от Старейшины Сейджина.
Последняя встреча с двумя старыми друзьями состоялась несколько месяцев назад, но Минори казалось, что произошло это совсем в другой жизни. Той жизни, где всем им можно было оставаться беззаботными и юными, не знавшими всерьез ни крови, ни бед. Что им сказать? Как теперь себя вести? Она была до одури рада видеть их, но как рассказать им все то, что здесь произошло, и почему это произошло?
Минори малодушно оставила эти рассказы Канто. Он сумеет сказать - или не сказать, - именно то, что нужно. Она же, всегда прямая, как стрела, и уверенная в том, что делает, впервые в жизни боялась: боялась, что, взглянув ей в глаза, друзья ее не узнают.
Поэтому, едва обняв Гуанмина и Кеничи, она пообещала как можно скорее вернуться вместе с Юки - и, стуча по мостовой деревянными подметками, помчалась к дому целителя.
- Мастер Дейгон! - Минори наскоро сбросила обувь у входа и влетела внутрь. - Юки проснулся? Как он?
У нее внутри жила крохотная надежда, что вид старых друзей приободрит Юки, вернет его к жизни.
- Что за спешка, дитя? - нахмурился дракон, но, разглядев ее взволнованное лицо, слегка улыбнулся. - Он встал и даже помогал мне сегодня. Сейчас он у себя. Отдыхает.
Он подчеркнул последнее слово, но Минори отмела его быстрой улыбкой:
- Я принесла хорошие новости, и он будет рад их услышать.
- Иди тогда. Только не шумите, у меня больные.
Минори вздохнула, пригладила растрепавшиеся волосы и, бесшумно пройдя по коридору к комнате Юки, так же бесшумно открыла дверь.
- Юки...
Она умолкла, не договорив. Он сидел спиной к двери, и ей ясно виден был сверкающий взблеск в его руке - возле самого лица.
Возле самого горла.
Нож...
Минори метнулась вперед с такой скоростью, какой сама от себя не ожидала. Мир сократился до полоски узкой стали в руке Юки - и драконица с силой ударила его по сжатому кулаку, заставляя выпустить рукоять. Мелькнуло бледное лицо целителя - совсем близко. Нож со звоном отлетел в угол.
- Ты... ты что?.. - Минори тяжело дышала, не сводя с него глаз, будто преодолела только что не пару шагов, а несколько миль бегом. Сердце бешено колотилось в груди. - Юки, ты что?!
Он несколько мгновений смотрел на нее, не понимая, что происходит. Откуда она вообще тут взялась? И лишь потом выдохнул:
- Ничего.
- Ничего?! - она проследила взглядом расстояние до ножа, затем снова подняла глаза на Юки. - Ты...
Ей хотелось ударить его - впервые в жизни. Хотелось накричать за эгоистичную глупость, заставившую его искать спасения на острие ножа. Хотелось...
Минори схватила его за плечи, крепко прижимая к себе - так крепко, что сам бы он никогда не сумел вырваться. Только сейчас до нее дошло, что случилось бы, войди она на минуту позже, и это осознание заставляло ее холодеть от страха.
- Дурак... - прошептала Минори. Голоса не было - горло сжалось.
[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

Отредактировано Минори (Сегодня 16:32:04)

+1

9

- Я знаю, - также тихо ответил он.
Разочарование, что  опять ничего не успел, нахлынуло волной, и Юки почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Он видел из-за плеча Минори отлетавший в угол нож, но из ее объятий вырватсья не пытался. Все, что хотел сделать, должно было случиться без ее участия.
– Я всего лишь собирался обрезать волосы. Ты зря наводишь панику, - так звучало намного лучше.
- Лжешь...
Знала, что лжет. Прозвучало это глухо - Минори уткнулась носом ему в плечо, и его прижала так крепко, что ему поневоле пришлось дышать ей почти в шею. Он мог слышать, как она тихо всхлипнула, отчаянно пытаясь подавить рыдание.
Они смогли спасти Юки от мучителей, но как спасти его от него же? И от чувства отвращения, которое он испытывал теперь к самому себе?
- Прости, - теперь он себя чувствовал еще больше виноватым. – Я вроде бы и вернулся, но не могу найти себе места. Все не то и не такое, каким было... – Юки замолчал, осторожно обнял Минори и прижался щекой к ее виску.
- Дурак... - повторила она сдавленным голосом, не разжимая объятий, просто тихо поглаживая его по спине.
Они еще долго сидели так - вырванные из реальности, из мира, который бешено кружился вокруг, и только теплые тела друг друга дарили хоть какую-то опору рядом.
- Все будет по-другому, - прошептала Минори, гладя его по голове, словно ребенка. - Кеничи вернулся, и Гуанмин с ним. Скоро и мы отправимся домой, а там все будет хорошо. И... ты что сделал с волосами?
Ее пальцы коснулись неровно обрезанной пряди, и драконица даже немного отстранилась, недоуменно ее разглядывая.
- Я же говорю, что думал отрезать, - Юки вовсе не хотел сознаваться, что пазганул по волосам ножом, чтобы сорвать злость, и теперь они неровными прядями от силы достигали плеча. Он не задумывался над тем, что получится, действуя на порыве. Какая была бы разница, если бы Минори не зашла в комнату? Но сейчас... – Если завязать, никто не поймет, что неровно, - голос Юки звучал хоть и тихо, но совершенно спокойно.
- Давай я сделаю, как надо, - Минори наконец разжала объятия, чтобы осмотреть то, что получилось, со спины. - Такую красоту испортил... и Юки?
Теперь она снова смотрела ему в лицо - прямо в глаза.
- Не пытайся больше так делать. Никогда, слышишь?
- Я стрался помочь им после пожаров, - он также прямо смотрел ей в глаза. – И что взамен? – его голос дрогнул, а здоровая рука непроизвольно сжалась в кулак. - Я никогда больше не буду никому помогать. И домой не вернусь... Не сейчас.
- Они не заслужили твоей помощи, - согласно кивнула Минори. - Но больше они никому не причинят вреда. Никогда. Они больше вообще никому ничего не скажут...
В ее глазах мелькнула тень.
- Я не думаю, что ты хотел бы посмотреть на то, что от них осталось. И не думаю, что я хотела бы тебе это показать. Но ради тебя... я смогу пойти на это снова, если это принесет тебе облегчение.
Она слегка лукавила. Это принесло бы облегчение ей самой - так ей казалось сейчас.
- Не надо, - поспешно ответил Юки. – Не принесет... – он вовсе не хотел, чтобы Минори из-за него пошла кого-то убивать. – Думаешь, если я попрошу у Канто взять меня в ученики, он согласится?
Когда-то Юки уже бросил обучение из-за собственной лени, и теперь золотой дракон мог ему и отказать и, наверное, даже был бы прав, но Юки не знал, к кому с подобной просьбой обратиться еще. Да и сама мысль была для него новой: он не успел толком ее обдумать – сказал вслух то, что только что пришло в голову.

+1

10

Минори поглядела на него с удивлением.
- Канто? Ну... конечно согласится. Ты же знаешь, он не отказывает никому, и к тому же наверняка будет рад. Ты хочешь учиться мечу?
- Да. Вы же все умеете, - Юки отвел взгляд. – Я был неправ, когда бросил обучение.
- Он будет рад, - твердо сказала Минори. - А теперь сиди здесь, я попытаюсь сделать что-то с твоими волосами...
Она подобрала нож и вышла, не задвигая за собой дверь. Вернулась спустя пару минут, неся в руках гребень, острые ножницы и склянку с ароматным маслом. Нож таинственным образом исчез.
- Ох, дурак... - снова вздохнула она, оглядывая Юки и его неровно остриженную голову. - Мне так нравятся твои волосы. Когда они теперь снова так отрастут?
Минори пропустила прядь через пальцы, слегка смазала гребешок маслом, чтобы лучше прочесывал - с тех пор, как Юки пришел в себя, никто толком не озаботился расчесать его как следует, а сам он на это внимания не обращал.
- Никогда, - уверенно ответил Юки на ее вопрос. – У Канто тоже недлинные, и у моего отца... И так удобнее, - он не стал говорить, что ему нужно что-то изменить лишь для того, чтобы перестать себя ненавидеть.
- Но они такие красивые, - гребень в пальцах Минори аккуратно скользил вдоль всей длины, разделяя пряди. Даже сейчас, после варварства, которое учинили над Юки, и того, как обошелся с ними он сам, волосы были густыми и мягкими. Разве что прежний блеск потеряли. - В следующий раз попроси меня. Из тебя цирюльник неважный...
Оба они решили делать вид, будто он и впрямь всего лишь хотел подровнять волосы и не больше. Оба знали, что притворяются.
Под ножницами коротенькие кончики падали на подложенную тряпицу. Минори старалась срезать совсем чуть-чуть, чтобы не задеть длину.
- Знаешь, Сейджин заплетал мне волосы, когда я была совсем маленькой, - нарушила тишину драконица. - Кин могла бы это делать, но он хотел сам.
- Может быть он так вспоминал свою дочь, ведь ты – это все, что у него осталось от семьи, - Юки сидел тихо, не шевелясь, чтобы не мешать Минори, пока она колдовала с ножницами. – Я раньше все хотел спросить, что случилось с женой Старейшины? Про нее все молчат, но ведь откуда-то он взял двоих дочерей.
- Я не знаю, - Минори задумалась над ответом, но гребень в ее руках продолжал двигаться. - Он как-то сказал мне, что она никогда не жила в Драак-Тале, и никто в деревне не знает ее. Возможно, она из городских драконов, тех, что живут вместе с людьми? Как женщина, которую полюбил Канто... он рассказывал мне о ней немного. Возможно, моя бабушка на нее похожа. А может и нет.
- Я бы хотел когда-нибудь посмотреть, как живут в других городах, - ответил Юки, задумавшись. – Мы никуда не выбирались из Драак-Тала, и,наверное, поэтому так доверчивы и неприспособлены к жизни где-то еще. Канто постоянно отлучается из деревни по просьбам Старейшины или по своему личному желанию, и ему легко ориентироватья в мире. А мы... Нам стоило только вылететь за пределы Анвалора, как тут же угодили в неприятности. Да и здесь тоже... Я поверил словам первого встречного. У меня даже мысли не возникло, что он врет, когда заговорил про больную жену. Я дурак, как ты и говорила.
- Ты не дурак... не поэтому, - вздохнула Минори. - Ты просто слишком добр, и во всех видишь хорошее. Как светильник - он же не думает, что кто-то воспользуется его светом, он просто горит. Для всех. За это ведь и я тебя полюбила.
Она обтерла лезвия ножниц тряпицей и отложила их в сторону. Подрезанные волосы Юки достигали плеч и казались непривычно легкими.
- Пообещай мне, что ты больше не будешь пытаться творить глупости - вроде той, с ножом, - Минори обошла Юки, разглядывая, как получилось спереди. - Просто пообещай.
Она знала, что обещания Юки сдержит.
Но именно поэтому он сам медлил с ответом.
- Я не могу ничего пообещать, так как сам не знаю, что будет впереди, - он старался быть честным и с Минори, и с собой. – Но я постараюсь подобного не допускать.
- Так не пойдет, - Минори сложила руки на груди. - Ты должен пообещать. Доверься мне, Юки...
Он вздохнул:
- Обещаю, - она не знала, что просила, но Юки не хотел сейчас спорить. Он хотел оставить все, как есть, и хотя бы мгновение не думать ни о прошлом, ни о будущем.
Ее лицо дрогнуло, будто разжалась свернутая под кожей пружина. Минори мягко сжала его холодные руки и обняла за плечи.
- Спасибо, - шепнула она ему на ухо. - Спасибо... любимый.
[status]Темная сторона луны[/status][icon]https://i.imgur.com/p2aie51.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.10.1082] В отражении твоих глаз