Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Я пройду за тобой тысячи вёрст и не собьюсь с пути


Я пройду за тобой тысячи вёрст и не собьюсь с пути

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Край света, май 1082 года
https://i.imgur.com/VcabSaA.png
Лаолан&Вандор

«« В саду повсюду свежие цветы

0

2

Сегодня был знаменательный день, Вандор летел к городу на такой скорости что невольно проделывал в облаках дыры, потому что его настроение было крайне хорошим. Из-за этого он часто извивался словно змейка, вырисовывая в облаках спирали, и вообще, наверное, с земли выглядело это так, словно он сошел с ума и просто беснуется где-то в небесах, ну или дурачится, тут уж кто как воспримет.
И всё было просто по той причине, что они с Лаолан сегодня отправлялись на… свидание? Может кошечка так и не считала вовсе, но вот ёкай воспринимал всё подобным образом, и был целиком и полностью готов, к тому, чтобы ухаживать за ней весь сегодняшний вечер.
Тем не менее, когда пришла пора спускаться в город, он не просто рухнул с небес посреди улицы, а скрыв себя иллюзией превратился в одном из широких переулков, и принялся поправлять одежду. Его новый наряд на самом деле, не особо отличался от старого. Цветовая гамма была совсем другая.
Белоснежная ткань и золотые нити, таким образом Вандор собирался продемонстрировать кошечке свои искренние намерения. И надо признать, что в таком его видели впервые, ведь обычно он носил наряды темных, или земляных оттенков. Этот ёкай не любил и не привык к чему-то действительно яркому, но именно сегодня он решил… вырядиться, наверное, он получит выговор от Лаолан за это, но что плохого в том, что он хотел понравиться ей хоть немного сильнее?
Ёкай долго думал над тем, не стоило ли ему сегодня скрывать рога, не демонстрировать, таким образом, что он относится к ёкаям и дальше, и… пришел к выводу, что в общем и целом, это достаточно правильное решение, правда Лаолан скорее всего тогда привыкнет что у него просто нет рогов, и однажды он может весьма неловко её забодать, но… Вандор как-нибудь справится с этими неприятностями.
В установленный срок, Вандор уже стоял около чайной, он, сложив руки за спиной, спокойно улыбался, ожидая пока появится милая Лаолан. В этот раз ёкай пришел на самом деле без подарков, ведь боялся того, что кошечка может решить, что он действительно просто пытается купить её всякими благами, что-нибудь они могли выбрать для неё вместе, если бы ёкай заметил, что Лаолан что-то хочет, ну, что-то, кроме вкусно покушать, это он ей легко обеспечит!

+1

3

День назад Лаолан осознала, что впервые собирается выбраться в город с кем-то. Она не придавала этой встрече особенного значения, решив, что в этом нет ничего особенного. Вандор обещал накормить её вкусной едой. Что в этом такого? Когда хозяйка послала её на рынок за продуктами, чтобы пополнить запасы на кухне, отступница выполняла поручение, не думая вообще ни о чём. В базарный день на рынке хватало людей, которые торопились что-то выгодно купить или продать, а Лаолан случайно стала свидетельницей того, как служанка, охая и ахая, крутилась вокруг какой-то молодой, но явно знатной девушки, предлагая её разноцветные заколки. В этом не было ничего необычного. Девушки возраста Лаолан часто выбирали красивые ткани для нарядов или украшения, обсуждая новую покупку друг с другом, но из всех слов служанки и краснеющей молодой госпожи в персиковом платье кошка поняла, что повод для покупки особенный.
Торговец, услышав об этом, тоже начал заверять вероятную покупательницу, что заколка обладает волшебными свойствами и что уже не первая красавица обращает внимание на его товар, а через месяц выходит замуж за избранника. Лаолан фыркнула. Глупость какая. Магических свойств в вещи нет. Прихватив корзинку, она собиралась уйти, как обухом по голове прилетело осознание. Она опустила взгляд на свои истёртые мягкие туфли – все в пыли и грязи, когда за ними следить, бегая по поручениям хозяйки? – и на платье, которое годилось лишь в хлеву за свиньями убирать. Лаолан стало неловко и она покраснела.
«Почему меня это заботит?!» Возмутившись в сердцах, Лаолан хмыкнула и, перехватив корзину крепче, бодрой походкой пошла в сторону чайной. Монеты в кошеле на поясе позвякивали, ударяясь друг о друга, на каждом шагу. Парочка у лавки торговца украшениями осталась далеко позади, но в голове отступницы крутились чужие слова о внешнем виде и желании понравиться.
- Да будь ты проклят! – с досадой рыкнула Лаолан, стукнув ногой по земле.
Сердито сдув с лица прядь волос, она дёрнула кошачьим ухом и повернула назад.

Кошель Лаолан заметно оскудел. Новая одёжка и обувка обошлись ей в круглую сумму. Она потратила почти всё, что заработала за неделю, включая те деньги, что ей оставил Вандор. Юбка персикового цвета была лёгкой, по сезону тонкой и с невыразительным рисунком веток цветущей вишни. Белая рубашка казалась ослепительно яркой и Лаолан боялась испачкать её по неосторожности. Чтобы выглядеть как госпожа с рынка, Лаолан не хватало ни статуса, ни денег, ни женского изящества утончённого и изнеженного домашнего цветка, но она сделала всё возможное, чтобы не выглядеть оборванкой, и в довесок надела ту самую шпильку, подаренную ей Вандором, - самое дорогое, что имела.
Когда она вышла на крыльцо чайной, то отводила взгляд, смущаясь и краснея. Лаолан не умела собирать волосы в красивую причёску, и у неё не было ничего, чтобы подчеркнуть глаза или губы, как это делали девушки из Садов журавля или знатные дамы Края света. Не красть же у хозяйки белила и тушь!
- Ну? – Лаолан не ждала похвалы в свою сторону. Она поторапливала Вандора, потому что ей было неловко оставаться возле чайной, и вдруг он будет на неё смотреть! – Будешь на меня смотреть или накормишь обещанным ужином?
Она мельком глянула на Вандора и заметила, что он тоже оделся по случаю. Отступница покраснела ещё больше.

+1

4

Время тихонько уходило, на ёкая то и дело смотрел жители города, что проходили рядом. Видимо они удивлялись тому, что человек нарядился словно на праздник какой, а оный вряд ли будет в ближайшее время. Да и, то что он ждал кого-то из чайной, тоже могло навести на определенные мысли, с учетом того что там работали одни девушки. Наверное, подумали, что Вандор выбрал себе какую-нибудь очаровательную служанку, что им управляли какие-то низменные желания, и бедная девочка не могла отказать кому-то настолько богатому… услышь подобное ёкай, он, наверное, бы даже немного расстроился? Ведь его намерения были ведомы достаточно чистыми чувствами.
Волновался ли Вандор в ожидании Лаолан? На самом деле да, не похоже, чтобы эта кошечка действительно не собиралась прийти, но если вдруг… то ёкай бы ощутил себя таким редкостным дураком. Правда потом он все равно бы нашел эту кошечку и захотел получить у неё ответы!
- Лаолан бы не стала так поступать, - в этом Вандор был убежден, и потому его беспокойство было просто инстинктивным, ведь когда всё хорошо, всегда кажется, что что-то да может пойти не так как задумывалось.
Когда Лаолан появилась на крыльце, она сразу привлекла внимание ёкая, его взгляд тут же заскользил по её фигурке, он медленно осматривал кошечку от кончиков пальцев до ушек, и довольно улыбался. Он видел, как смущалась девушка, и это согревало его сердце, она явно отнеслась к их встрече с не меньшей ответственностью чем он сам! От осознания этого, сердце ёкая забилось немного быстрее, он сделал несколько широких шагов, чтобы оказаться перед кошечкой, и мягко заключил её ладонь в свою.
Её слова явно были проявлением чувств, будь Вандор обычным мальчишкой, он бы явно бросил бы что-нибудь наглое, вроде «если я хочу посмотреть, то что тогда?», но вместо этого, с его губ сорвались совсем иные слова:
- Конечно же я сопровожу тебя к лучшей таверне, - он нежно улыбнулся и тихо добавил, - Я просто хотел сказать… что ты сегодня самый красивый цветок, - он мягко коснулся губами щеки Лаолан, запечатлев на ней короткий поцелуй, - А вот теперь, можно идти, - лучась от теплых эмоций, Вандор мягко потянул кошечку за руку, приглашая отправиться за собой, интересно… сегодня она будет более болтлива?

+1

5

Лаолан не считала себя какой-то особенной, но определённо оскорбилась бы, если Вандор не обратил внимание на её новый наряд. Она старалась выглядеть лучше, хотя убеждала себя, что делает это не для того, чтобы понравиться ёкаю, а для себя. Она усердно трудилась, чтобы заработать эти деньги и собиралась при любом раскладе потратить их на себя. на новые путешествия, хороший лук и стрелы или… или на что-то полезное! Одежда тоже полезна, но если бы не Вандор, то Лаолан купила бы что-то практичное. В таком наряде не поохотишься на диких зверей и не погуляешь по горам в поисках магического источника. Для путешествия и повседневного ношения наряд тоже не годился, хотя по меркам Края света он был простым. Там могла бы одеться служанка из зажиточного дома, но точно не прислуга из чайного дома. На фоне мелькающих в толпе служительниц Садов журавля Лаолан выглядела… скромно.
«Ну, конечно, скромно! Я же не пытаюсь завлечь мужчин!» Фыркнув про себя, отступница растерялась, когда Вандор подошёл к ней и нагло взял за руку, не спросив разрешения! В прошлый раз он протягивал ей ладонь, предлагая пойти вместе, но не настаивал, когда она прытью вырвалась вперёд, лишая его такой возможности. Сегодня, кажется, этот ёкай решил, что, раз она согласилась с ним поужинать, то он может позволить себе вольности. Ха!
Лаолан напряглась от неловкости и смущения, но не высвободила руку… пальцы тоже не сжала, пусть не думает, что она этому рада!
Только отступница подумала дать ёкаю поблажку, как он нагло и коварно поцеловал её в щеку! Это что такое было?.. Лаолан оторопело посмотрела на Вандора, не подобрав слов. Она не ожидала от него такого подвоха. Это что он целоваться полез? В щёку! Конечно, хорошо, что не сразу потянулся к губам или руки ей под юбку не запустил, но что он себе позволяет?!
- Вот и веди! – невпопад ответила Лаолан и, лишив Вандора своей руки, деловито обогнула его, ворча себе под нос о том, что кто-то совсем страх потерял и обнаглел в край! Стоило бы его от души стукнуть за такое своеволие, но Лаолан настолько растерялась от его выходки, что вспомнила об этом с задержкой, а потом и вовсе отвлекли служанки из чайной.
- А я говорила тебе, что это тот господин! – слишком громко сказала одна из служанок чайной другой. Обе девушки стояли перед Лаолан и смотрели то на неё, то на Вандора, весело улыбаясь и бросая лукавые взгляды.
Лаолан захотелось провалиться сквозь землю. Конечно же, эти прохвостки не могли упустить такой шанс! Кто-то из них точно увидел её новый наряд или то, как она одевалась, прихорашиваясь, чтобы пойти на встречу с Вандором. Нужно было идти в наряде служанки! Тогда бы никто не стал потешаться над ней.
- А мы думали, что вам не понравилась наша чайная, господин, - служанка в алом платье улыбнулась ему, наклонив голову на бок. Ярко-рыжие пряди волос упали на тонкое плечо, едва прикрытое полупрозрачной шалью. – Но, видим, что наш чай пришёлся вам по душе.
Лаолан рыкнула от бессилия. Она хотела стукнуть служанку, но если полезет в драку, то одежда точно испортится.
- Вам больше заняться нечем? – сквозь зубы прошипела отступница.
- Мы просто прогуливались, да, Шейла? – рыжая служанка посмотрела на спутницу, и та кивнула, улыбнувшись.
- Сегодня отличная погода для прогулок.

+1

6

Вардору было интересно, как же Лаолан отреагирует на проявление близости с его стороны, ведь ему действительно хотелось сделать ей приятное, и как-то показать больше собственного внимания и участия. Ведь он хоть и похвалил милую кошечку, но сделал это целиком, а не просто похвалил её наряд, и в то же время, с точки зрения ёкая, это было правильным поступком, ведь нужно было оценивать Лаолан совершенно всю.
Так вот, милая кошечка не проявила каких-то острых призраков радости после его комплимента, но в то же самое время кажется немного замешкалась, этого для ёкая было уже достаточно, ведь значит слова всё-таки достигли сердца и разума кошечки, и был получен какой-то отклик.
- И всё же… ей следовало бы быть честнее с своими чувствами, - подумал ёкай. Он всё ещё не мог здраво оценить, насколько привлекателен для Лаолан, а на самом деле ему было очень интересно, но узнать ответ на данный и крайне интересный вопрос, он собирался уже в процессе их дальнейшего «знакомства».
- Хорошо? – слегка наклонив голову в бок поинтересовался с легкой улыбкой ёкай, кошечка так легко ускользнула от него, словно пытаясь скрыть свое смущение, глядишь ещё пошла бы туда не знаешь куда, и лови потом её, правда вряд ли Лаолан смогла бы заблудиться на Краю Света.
Вандор уже собирался направить их по правильному пути, как перед ними неожиданно образовались две девушки которые работали вместе с Лаолан, он практически чувствовал, что они хотели поддразнить свою напарницу, уж слишком явно они сделали акцент на них.
- Человеческие отношения, такие сложные, - ёкай не всегда мог понять, почему девушки так поступают друг с другом, но он правда пытался, в конце концов, как же иначе понять человеческую душу? Старый он, никогда бы не подумал о подобном, всё это не было интересно дракону, но вот ёкай, он не был таким, он был частью этого мира, полноценной и взаимодействующей с ним частью.
- Я Вандор, рад знакомству, милые леди, - ёкай сдержанно улыбнулся, совершенно не так, как он улыбался для Лаолан, в этом была разница в его отношении к другим девушкам. Но… Вандор всё-таки должен был признать, что девушка, что заговорила с ним о чайной, оделась так, чтобы её образ буквально кричал, привлекая к себе внимание. Вандор такого не любил, он был достаточно скромным, скромно рушил город, скромно отстроил особняк в горах, скромно подарил шпильку, стоящую как целое состояние, в общем, очень скромный, ёкай.
- Всё лучшее вашей чайной, я уже присвоил себе, милые дамы, - и с этими словами, Вандор по-свойски, притянул Лаолан к себе за талию, он прекрасно понимал, какой удар по морали этих девушек нанесут его слова, но он защищал Лаолан, защищал свою кошку.
- Хорошей вам прогулки, мы, пожалуй, пойдем, - он слегка поклонился служанкам, после чего стрельнул в Лаонлан взглядом, прося её таким образом немного помолчать. Лишь когда они прошли метров тридцать, он глянул через плечо, чтобы удостовериться в том, что за ними не следят более, и бережно убрал руку с талии Лаолан.
- Прости за это. Мне не понравилось, как они пытаются задирать тебя, я должен был так поступить, - Вандор мягко улыбнулся кошке, готовый получить выговор за свое поведение.

Отредактировано Вандор (23-05-2021 11:14:15)

+1

7

Лаолан почувствовала себя немного неловко, когда Вандор поравнялся с ней. Она привыкла решать проблемы самостоятельно и без чужой помощи. Две задиры из чайной – это не какой-то монстр с болот и не отступник, которому взбрело в голову её обокрасть или как-то навредить. Кошка не считала их чем-то существенным, но они определённо досаждали, как две надоедливые мухи: прихлопнуть не получается, и кормить кровью не хочется. Лаолан не собиралась соревноваться с ними в остроумии, а планировала поступать своими методами. Грубо и чтобы запомнилось.
Зашипев и вздёрнув хвост, она собиралась оттолкнуть девушек с пути и уйти, но Вандор неожиданно притянул её к себе, обнимая. Лаолан растерялась и покраснела. На волне злости на служанок она хотела треснуть Вандора, чтобы больше так её не хватал. Он притягивал к себе женское внимание и привлекательной внешностью, и выходкой. Это его вина, что служанки обратили внимание на Лаолан.
- Хорошего вам вечера, господин, - служанка поклонилась, очаровательно улыбнувшись Вандору. Она легко отказалась от шуток в сторону Лаолан, желая выглядеть при нём лучшей версией себя. Шейла последовала её примеру и тоже поклонилась. Они заметили руку Вандора на Лаолан и поняли смысл брошенной им фразы. Шейла удивилась, а её подругу, как показалось отступнице, эти слова неприятно задели. Хетми всегда считала себя красивой и была красивой по меркам Лаолан и гостей чайной. К ней часто заглядывали мужчины и выказывали интерес, а Вандор посмел с этим не согласиться и фактически унизить её при других.
Лаолан не ликовала по этому поводу, а чувствовала себя неуютно и в то же время немного радостно.
Хетми не нашла, что ответить, а Вандор не дал ей времени на ответ. Деловитым жестом он увёл отступницу за собой. Лаолан приложила огромные усилия, чтобы не сказать что-то компрометирующее себя или не треснуть ёкая за вольности. Она подождала момента, пока служанки останутся позади, а их разговор с Вандором потонет в шуме города.
- Если бы не ты, я бы её ударила, - призналась Лаолан. Он знал о её грубой стороне и вряд ли бы удивился такому порыву. – Но это не значит, что тебе можно распускать руки, когда вздумается, - сверкнув глазами, отступница дёрнула плечом, гордо вскинула голову и пошла по улице, держась немного впереди Вандора. Она понятия не имела, что делать дальше и куда можно пойти. На Крае света хватало разных интересных и увлекательных мест, где можно неплохо провести время и отдохнуть, но Лаолан почти ничего не знала ни об отдыхе, ни о развлечениях. Детство было скоротечным, а подростковая жизнь заканчивалась на необходимости выживать и приспосабливаться.
В последнее время на Крае света оживлённо готовились к одному из грандиозных праздников. Лучшие корабелы Края света строили лодки для торжества Драконьих лодок. Лаолан никогда не видела ничего подобного и с интересом смотрела на странного вида и формы драконов, которые создавались из бумаги, дерева или выпечки. Некоторые развлечения на Крае света казались ей необычными и, мягко говоря, странными. Дети толпились вокруг большой кадки, наполненной водой и маленькими рыбками, и пытались поймать их специальными сачками.
- Они так не научатся ловить рыбу, - фыркнула Лаолан. – Настоящая рыба юркая, а реки больше, чем это… болото.

0

8

Хоть Вандор и защитил Лаолан, он испытывал достаточно противоречивые эмоции по этому вопросу. Да, он определенно сделал правильно, показал, что Лаолан для него важна, защитил от подколок со стороны этих двух молодых служанок, но в то же самое время его слова могли прозвучать излишне грубо, и оставить неприятное ощущение на сердцах этих девушек. Это было конечно же не очень хорошо, ведь потом они могли захотеть задирать Лаолан на работе ещё сильнее, или и вовсе перестали бы с ней общаться, и подговорили бы остальных, и в такой гнетущей атмосфере его кошечка должна была бы существовать там.
- Если произойдет что-то подобное, я просто заберу ей из чайной, ей не придется работать, и она заполучит всё что захочет, - конечно, можно было выбрать гораздо менее щедрый вариант, например, найти кошечке достойную работу в другом месте, но… был ли в этом смысл, если он мог самостоятельно подарить ей всё необходимое. Правда, Лаолай вряд ли на это бы согласилась, ведь она была слишком гордой для подобного, да и Вандору было неизвестно, является ли Край Света её окончательным местом для жизни, или через какое-то время она решит уплыть отсюда куда-нибудь.
Но вообще, у него была хитрая лазейка касательно работы! Он мог нанять Лаолан ухаживать за цветами в его особняке, и в общем и целом, законно выплачивать жалование, и жила бы она защищенно и в комфортных условиях, ну разве ж это не мечта?
- Можно попробовать обсудить это с ней. Но… позже, когда это действительно может стать нужно, сейчас она точно откажет, и вообще всё испортится, - ёкай решил отказаться от любых глупостей, по крайней мере до окончания их свидания, а потом уже можно было и немного почудить.
- Я бы успел тебя остановить, - мягко произнёс Вандор, ему не хотелось, чтобы Лаолан успела натворить ошибок пока она рядом с ним, - Я сделал это потому, что это было необходимо, - вздохнул ёкай, с этой кошечкой было очень непросто сладить, но так было даже интереснее. Возможно она станет тем огоньком, которого порой не хватало в его жизни?
Вандор смотрел на творящиеся приготовления к празднику с интересом, он поглядывал на Лаолан, и думал о том, что хотел бы провести его вместе с ней, тем более… откажется ли она, позови он Лаолан вновь? Раз согласилась один раз, то согласится и ещё! Особенно если сегодня всё пройдет хорошо.
Вандор смотрел на детей, которые определенно просто игрались, он не мог сдержать улыбки, но вот его кошечка… она отреагировала совсем по-другому, что очень сильно удивило ёкая.
- Лаолан… это ведь всего лишь игра, они же, просто дети, - он мягко положил руку на её плечо и улыбнулся, - Не хочешь ли сама попробовать поймать рыбку? Я так понимаю, у тебя уже есть опыт, так может покажешь малышам, как надо? – Вандор с улыбкой и мягкостью смотрел на Лаолан, ожидая её ответа.

+1

9

— Лаолан… это ведь всего лишь игра.
Лаолан фыркнула и скрестила руки на груди. В Гилларе тоже были игры, но они сильно отличались от того, что видела отступница. Она считала это занятие – ловлю рыбы сачком – абсолютно бесполезным и глупым делом, но дети Края света веселились и встречали каждую неудачу в ловле или же удачу эмоциональными вздохами, криками и писками. Дети казались довольными и счастливыми.
- На моей родине другие игры, - хмыкнула отступница. – И они уже большие, чтобы играть.
Обида отступницы выпирала из неё слишком явно, но девушка не пыталась её как-то прикрыть. Она просто напросто не понимала смысла игры и что можно развлекаться, не пытаясь научиться чему-то полезному и нужному. Игры в городе отступников учили её выживать, а не поднимать себе настроение или разгружать голову после тяжёлого дня. Детство этих детей было беззаботным, как показалось кошке, и она немного им завидовала.
- Я похожа на ребенка? – Лаолан посмотрела на ёкая через плечо. Тёмная бровь приподнялась, выражая вопрос, но мимика отступницы кричала о том, что ответ здесь не нужен, вопрос – предупреждение, что одно неверное слово или действие обернутся Вандору трёпкой. Выдержав долгий взгляд, она повернулась к хозяину рыбок. - Дай сюда сачок. Я покажу, как надо ловить рыбу.
Дети, встав кружком, удивлённо таращились. Лаолан бессовестно их подвинула, чтобы освободить себе место. Хозяин развлечения не сказал ничего против. Ему было всё равно, кто платит деньги.
Лаолан легко опробовала сачок раз-другой и привычным жестом подцепила одну из рыбок.
- Ничего сложного, - бахвалилась кошка, показывая свой улов. Несчастная рыбка барахталась в сети и открывала рот.
Дети охнули от удивления. Никто среди них не ловил рыбу так быстро. Лаолан преисполнилась гордости за себя.
- Я поймаю эту рыбу быстрее, - заявил мальчик лет девяти. С самоуверенным видом – в чём он мог посоревноваться с Лаолан – он засучил рукава накидки, взялся за сачок и погрузил его в воду. Возражения кошки мальчик не принимал и этот вызов показался ей забавным. Она усмехнулась и приняла его.
Два сачка коварно преследовали золотую рыбку, постоянно то загоняя её в угол, то в самый последний момент мешая противнику поймать рыбку. Мальчик оказался на удивление проворным и быстрым и явно потешался, что может составить Лаолан конкуренцию. Отступница на это не обижалась и игра её нисколько не злила. К своему удивлению Лаолан… веселилась и от усердия, улыбнувшись, высунула кончик языка.
Лаолан казалось, что победа уже близко. Её сачок нагонял рыбку, замученную долгим бегством, ей негде было скрыться. Никакой щели, никакого подводного камня, никаких водорослей. Всё играло против неё и на руку охотникам. Увлечённая отступница не заметила, как сачок мальчика оказался поблизости и в последний момент ловко поднырнул под её сачком. С победоносным всплеском мальчик достал сачок, в котором трепыхалась рыбка.
- Ах ты мелкий… - Лаолан хотелось как-то его обозвать или даже надрать мальцу уши за то, что тот её обхитрил, но мальчик усмехнулся, с самодовольством посмотрел на неё и бросил выигранную рыбку в ведёрко.
- Теперь она моя, - объявил мальчик и добавил. – В следующий раз повезёт.

+1

10

Вандор внимательно наблюдал за Лаолан, ожидая от неё какого-нибудь ответа, он на самом деле, был рад обсудить с ней всё что угодно, ведь практически ничего не знал об этой девушке. Ёкай специально не стал даже пытаться наводить о ней какие-либо справки, он хотел, чтобы она сама рассказала ему всё, что может только посчитать нужным. Если бы он узнал о ней всё заранее, это был бы совершенно бесчестный приём, ведь тогда он мог бы подстраивать все разговоры так, чтобы совершенно точно расположить к себе кошечку, но… ёкай был слишком честным, он считал это неправильным, лучше уж было совершать ошибки, и учиться на них. Тогда она по крайней мере, будет видеть перед собой человека, который совершает ошибки, а не «бессмертное» существо, знающее наперед, и читающее каждую реакцию.
- Это вполне логично. Игры разнятся от территории к территории, и во многом зависят от обстоятельств, которые представлены детям, - мягко объяснил ёкай, - Лаолан, ты не можешь так говорить. Они вольны наслаждаться своей жизнью, пока у них есть такая возможность, - если бы ёкай по-настоящему понимал то, что творилось в душе у этой кошечки, он бы явно выбрал какие-нибудь другие, более удачные слова.
А вот сама Лаолан выбирала их ещё более забавным образом. Одним вопросом она загнала его в ловушку, и Вандор даже невольно сглотнул, не то чтобы он испытывал трепет перед этой кошечкой, просто получать по головушке в присутствии детей совершенно не хотелось. Да и вообще, маленькая кошка, бьет большого дядю, где это в принципе видано? Но защищаться он конечно не стал бы.
Да и никто в здравом уме не посмел бы назвать Лаолан ребенком, по внешности она была очень даже совершеннолетней красавицей, а вот по характеру, ну… это был уже дискуссионный вопрос, правда за который Лаолан явно бы оттаскала за уши всех, кто участвуют в его обсуждении, но таких рисковых людей здесь не нашлось, драконов и ёкаев кстати, тоже.
Ёкай заплатил мужчине сразу, когда Лаолан попросила сачок, сегодня он собирался всецело платить за свою кошечку, так что волноваться было не о чем. Далее он с интересом наблюдал за тем, как ловко она загоняет рыбку в ловушку, и вытаскивает её из воды.
- А ты ловкая, - тихо произнёс он и широко улыбнулся, конечно же Лаолан должна была его услышать, с её то ушками? В этом не было совершенно никаких сомнений.
А вот когда она решилась посоревноваться с мальчишкой, Вандор лишь мог вздохнуть, всё-таки этой девушке нужно было дать время на то, чтобы поребячиться вдоволь, он смотрел на её милую мордашку, принявшую такой забавный вид, и это согревало его сердечко. Пока кошечка и мальчишка гоняли рыбку, рядом с ними проходил торговец уличной едой. Вандор приобрёл у него оду палочку, на которой находились три разноцветных шарика риса, покрытые соусом.
- Ты большая молодец, Лаолан, - Вандор улыбнулся, привлекая к себе её за талию вновь, - А вот твой утешительный приз, - он нежно поцеловал её в щеку, - Я пошутил, держи, - он протянул ей палочку с едой, чтобы она могла раззадорить аппетит, перед настоящей трапезой.
- Можешь немного рассказать мне о своих родных местах, пока мы идём до таверны? – поинтересовался он у Лаолан, когда они двинулись дальше по дороге.

+1

11

- Маленький зас… - шипела Лаолан, едва не ломая сачок пополам от напряжения. Она смотрела вслед уходящему мальчику и проворонила момент, когда Вандор подошёл к ней. Она так увлеклась этими соревнованиями в ловле рыбки, что забыла про ёкая. Ненадолго. Наказанием за это ей стали его объятия и поцелуй в щёку. Лаолан тут же покраснела от смущения, а шесть встопорщилась на ушах и хвосте. Дети, заметив такой жест взрослых кто отвернулся, смущённый, кто визгнул от радости, словно увидел что-то необычное и очень милое, а кому-то такой жест – больше всего мальчикам – настолько не пришёлся по душе, что они кривились, словно съели кислую сливу.
Оскорбление Лаолан оборвалось на полуслове. Мальчик с рыбкой благополучно скрылся в толпе и пропал из виду отступницы. Она забыла о нём, потому что теперь её внимание всецело занимал Вандор, который сразу после поцелуй протянул ей угощение на палочке.
- Вандор… - низким голосом протянула Лаолан. Холодная угроза в её голосе звучала ещё хуже, чем кошачье рычание. Кошка резко развернулась, стрельнув глазами в ёкая. Палочка с угощением угрожающе зависла перед самым носом Вандора, и в её руках выглядела как оружие, которое по случаю ёкаю если не воткнут в глаз, то засунут в другое не менее непригодное для этого место. – Ты что только что сделал? – на этот вопрос Лаолан тоже не ждала ответа. Не прямого. Она прекрасно знала, что это называлось поцелуем и что он значил в понимании ёкая, но она хотела услышать, что это значило для них двоих.
Смертный приговор одному ёкаю.
Лаолан хмыкнула, отстранилась от ёкая и зубами сняла один шарик риса с палочки.
- Ещё раз так сделаешь, и палочку будешь доставать из себя сам, - проворчала кошка.
Она потеряла интерес к детским играм, а их парочка со стороны не казалась такой милой для детей, как до выходки Лаолан. Кошка быстро забыла про них и даже не вспомнила про мальчика, которому проиграла. Идя по улице в разношерстной толпе горожан, она доедала угощение, почти не смотря на сторонам. Все мысли витали вокруг очередного поцелуя Вандора и объятий. Его выходка и смущала кошку, и возмущала.
- Далеко же находится твоя таверна, - буркнула Лаолан.
Поначалу она не торопилась что-либо рассказывать ёкаю и могло показаться, что она не хочет с ним делиться чем-то личным, но Лаолан не знала, что ему рассказать. Гиллар казался ей… болотом. Он и был болотом, если разобраться. Городом на топях, в котором не было ничего интересного в отличие от Края света.
- Я родилась в Гилларе, - отступница пожала плечами и постаралась придать небрежности своим словам. – Это большое болото с монстрами и левиафанами.
Лаолан считала, что в этом нет никакой тайны.
- Там не так, как здесь, - кошка доела рис и выбросила палочку. – Здесь… все сытые, - она говорила о наболевшем, смотря на довольные и радостные лица горожан. – Никто не борется за выживание, никто не пропадает на болотах, не обворовывает других. Ваш мир кажется мне несправедливо спокойным и чистым. Даже эти рыбки… Вы учите детей играть с едой.

+1

12

Вандора было достаточно проблематично напугать, он давно сражался с темными духами, дрался с драконами, и вообще был довольно воинственным, не смотря на своей достаточно спокойный нрав. Но вот почему-то на Лаолан защита от страха совершенно не работала, под взглядом её карих глаз, ёкай невольно покрылся мурашками. Конечно же он не боялся того, что она действительно сможет затыкать его этой палочкой насмерть, от чего-то испытывал какое-то непонятное, инстинктивное беспокойство из-за этой маленькой, но такой нахальной особы, определенно милой его сердцу.
К тому же ему было достаточно неловко из-за того, что всё это время на них смотрели маленькие дети, их отношения с Лаолан могли быть образцовыми, если бы она отреагировала достаточно мягко, это бы поселило в сердцах детишек прекрасные ростки и мечты, что всё будет так же, когда они вырастут.
Но вместо этого они определенно получили пример того, как не должно происходить на самом деле. Думая об этом, Вандор мог лишь вздохнуть, сочувствуя самому себе, учитывая, что дети достаточно болтливы, они могли наговорить своим родителям всяких глупостей про них, а потом ёкай был бы вынужден ходить по городу и слушать то, что его задоминировала маленькая милая кошечка. Впрочем… было ли это так плохо? Учитывая, какую он уже нажил себе репутацию, это стало бы лишь небольшим дополнительным камушком, брошенным в его голову.
Вопрос, заданный кошечкой остался без ответа, Вандор лишь отвел взгляд в сторону, будь у него сейчас хвост, он бы определенно нервно вилял из стороны в сторону, демонстрируя насколько взволнован этот ёкай на самом деле.
- Я учту твоё предупреждение, - пробормотал тихо Вандор, его радовал тот факт, что девушка хотя бы не отказалась от небольшой трапезы, он на самом деле мог бы, наверное, и себе купить, но тогда был шанс что он упустит такой приятный момент для поцелуя, а этого совсем не хотелось.
- Это не таверна, - конечно же, ёкай бы не успокоился на том, что отвел бы кошечку в какое-нибудь место, где пировали обычные жители города. Они шли в элитное заведение больше напоминающий небольшую башню из трех этажей, как правило ей пользовались самые значительные и богатые личности города, и чем выше был этаж – тем лучше был вид на город, и соответственно демонстрировался статус тех, кто пируют именно там. Стоило ли говорить, что Вандор собирался затащить Лаолан на самый верх?
- Надо же. А ведь при первой встрече, ты спутала меня с одним из них, - Вандор весело улыбнулся, вспоминая этот эпизод их встречи, сравнение было действительно занимательное, но слишком уж далекое от правильности. Когда Лаолан вкинул палочку, он ловко поймал её и покачал головой, как бы говоря, что делать так не стоит, и ловко отправил её в одну из немногочисленных уличных урн.
- Таков уж Край Света. Можно сказать, что нам повезло, существовать именно в таких условиях. Но ведь и ты, Лаолан, теперь часть нашего мира, - ему хотелось взять кошечку за руку, но он решил этого не делать, боясь, что она опять полезет «кусаться, - Но ведь они совсем не еда, представь сколько таких рыбок нужно, чтобы накормить одну тебя? – Вандор не то чтобы шутил, но в его словах явно был оттенок веселья, - Ты ведь, через многое прошла, там, где твой дом, верно? – он едва коснулся пальцами её кисти, мягко погладив, - Теперь, тебе больше не придется страдать и испытывать лишения.

Отредактировано Вандор (25-05-2021 15:01:40)

+1

13

- Не таверна? – Лаолан скептически посмотрела на Вандора.
Кошке показалось, что этот ёкай снова юлит и что-то недоговаривает. Он же не решил, что может её обмануть, отделаться парой рисовых шариков и погулять с ней по городу? Она согласилась бы поесть в одной из харчевнь Края света. Такие здесь выглядели немного странно, потому что нередко готовили и ели снаружи. В хорошую погоду особой разницы между едой на улице и внутри Лаолан не видела, но понимала, что одного небольшого дождика хватит, чтобы распугать большую часть людей.
- Я никогда не видела ёкаев, - Лаолан пожала плечами. – У вас на Крае свете много чудного.
Лаолан не пыталась как-то оправдать свою глупость. Она отлично понимала, что истинная форма Вандора практически не имеет ничего общего с левиафанами, но в то время, испугавшись, она попыталась найти для себя близкое описание того, что видит. Неизвестность пугала отступницу и она неосознанно пыталась найти что-то понятное и привычное для её понимания. Девушка интересовалась духовным миром Края света, но в многочисленных портретах ёкаев  находила немного общего. В основном странных женщин с букетом лисьих хвостов. Лаолан фыркала, когда смотрела на них, и считала, что кто-то впервые увидел перевёртыша в лесу, а остальные хвосты ему показались. Духи на портретах выглядели странно и несуразно или откровенно глупо, как кто-то выпил лишнего перед ночной прогулкой, а потом решил это нарисовать и выдать свою фантазию за встреченного злого духа.
Она с удивлением и непониманием посмотрела на то, как Вандор ловит палочку и зачем-то бросает её в деревянную… бочку? Судя по неприятному запаху, в неё скидывали весь мусор с рынка. Изнутри отчётливо пахло рыбой и водорослями. Кошка поморщилась и отвернулась.
- Я здесь гостья, - Лаолан дёрнула плечом. – Заработаю денег и уеду.
Она представляла куда именно отправится и когда это произойдёт (если вообще произойдёт). Край света был большим, любой труд давался тяжело, а на путешествия нужно много денег и подходящие навыки, чтобы не голодать в пути. Пока что Лаолан привязана к одной местности и ещё не решила проблему с магией. Она точно не знала, как разрушение связи с Отцом Змей скажется на ней через месяц или полгода. Может, она через две недели иссохнет и превратится в пыль.
- Много, но, когда больше нечего, выбирать не приходится.
Лаолан вспоминала дни, когда головастики, пиявки, жуки и водоросли были единственной доступной едой, но сытому не понять голодного.
- Я бы сварила из них суп, - правда и шутка сошлись в одном. Лаолан научилась находить выход из любой ситуации. Рыбёшки там на один зуб, но если добавить к ним воды, корешков, разнотравья, то можно получить жиденький суп. Он притупит чувство голода и поможет продержаться какое-то время.
Вандор ненавязчиво прикоснулся к ней. По коже Лаолан пробежали мурашки и её щёки слегка покраснели.
- С чего такая уверенность? – ершисто спросила отступница. – В мире нет ничего постоянного. Может, сюда тоже придёт голод и смерть.
О позитивном мышлении Лаолан тоже ничего не слышала.
Место, о котором говорил Вандор, показалось вдали. На главной улице Края света лавки тесно примыкали друг к другу, но Лаолан они всегда казались чем-то странным и непостоянным. Даже можно сказать, что хрупким. Пара досок и листы плотной бумаги, которые натягивали на них, создавая очень тонкие стены. Лаолан не представляла, как это всё не заваливается под порывами ветра или не размокает от дождя. Привычных домов из камней и дерева здесь практически не было, если не считать здания Торговой гильдии и некоторых строений поблизости. Постоялый двор, который выбрал Вандор, был один из таких. Он не превышал размерами Торговую гильдию, но был выше многих лавок в округе на целый этаж.
Лаолан с небольшим интересом смотрела на здание. Еда имела большую ценность, чем пейзажи. Мимо Вандора и Лаолан проходили гости таверны. Лаолан не знала влиятельных жителей Края света, но легко по одежде и манерам отличала толстосумов от обычных жителей города. Один из торговцев прошёл мимо в компании красивой служанки из Садов журавля. Лаолан не сомневалась, что Вандор может себе позволить есть и отдыхать в подобном месте, но почему-то чувствовала себя неуютно.

+1

14

- Место в которое мы направляемся, находится на голову выше обычных таверн, - с улыбкой произнёс Вандор, взгляд Лаолан не внушил ему особого позитива, она явно нашла какой-то собственный подтекст в его словах. Темнил ли ёкай на самом деле? Едва ли, Лаолан вполне могла догадаться куда они идут, если бы хорошо разбиралась в городе и его жителях, ведь они шли по самому кратчайшему пути к месту, где могли хорошенько и вкусненько поужинать, и просадить хорошенько денег на добротный алкоголь. Кто-нибудь, возможно, добавил бы сюда ещё – и женщин, но единственной женщиной, которая была нужна Вандору – была Лаолан, а на никаких других служанок он внимания обращать не собирается.
- Мы, ёкаи, насколько мне известно, водимся только на этом острове. Возможно подобные нам существа есть где-то в других частях мира, но вряд ли они могут считаться нашими братьями и сестрами, - Вандор поглядывал по сторонам, глядя на проходящих рядом людей, ну или замаскированных нелюдей, чего греха таить. Ведь не все же ёкаи хотят светить своей истинной сущностью, некоторые, так же как Вандор могут прятаться среди людей, отличаясь от них разве что скором собственной жизни. Правда… и проживать человеческий срок в полной мере они себе позволить не могли, проще было инсценировать собственную смерть, исчезнув в один день где-нибудь в лесах.
Слова о том, что Лаолан собирается уехать, немного расстроили ёкая, ему бы хотелось, чтобы она осталась на краю света, и хорошо бы, чтобы при этом всё, она ещё и осталась с ним, потому что Вандору не хотелось отдавать эту кошечку кому-нибудь. Любые проблемы, которые она пока умудрялась создавать ему, легко перекрывались положительными эмоциями, которые ёкай черпал от того, что Лаолан была рядом, и от того насколько она очаровательно смущалась и мило реагировала на разные его выпады.
- Быть может… тебе не стоит так торопиться? Край света хорошее место, да… у нас бывает неспокойно, но также может быть в любом другом месте. Да и… разве тебе не нравится атмосфера, что царит здесь? – он заглянул в глаза Лаолан, желая услышать от неё ответ, потому что сам ёкай точно остров покинуть не сможет, такова уж его судьба, и как и другие ёкаи он принял её с готовностью.
- Получается, что ты достаточно хозяйственная? Раз из чего угодно сможешь приготовить еду? Может как-нибудь продемонстрируешь мне свои навыки готовки? Я предоставлю тебе только самые лучшие ингредиенты, и посмотрю, что тебе удастся сотворить своими руками, - ёкай хитро смотрел на девушку, сильно сомневаясь в том, что она согласится, но… вдруг была такая вероятность? Он мог бы и показать ей тогда свой дом!
- С того, что, если этому городу будет грозить подобное, я помогу ему справиться с этой бедой. В том числе, и потому что в нём живёшь ты, - ёкай выразительно взглянул на кошечку, как бы показывая, что будет заботиться о ней и дальше, пока она будет у него под крылышком, хотя у него и крыльев то не было, только шорстка…
Видя, как Лаолан неуютно в окружении богатых людей, он мягко взял её за руку, и повел за собой в здание, где сразу же обратился с заказом, - Мы займем столик на самом верху, - выложив монеты на стол, он направился вверх по лестнице, бережно ведя за собой кошечку.

+1

15

- Это значит, что ты не можешь покинуть остров? – предположила Лаолан, смотря на ёкая.
Она знала, что многие духи Силвы привязаны в местах рождения. Вряд ли им приходило в голову, что можно собрать вещички и отплыть на первом корабле в другой мир. В то же время фейри ловили, потрошили и продавали по кусочкам или в качестве экзотического домашнего питомца для толстосумов, падких на что-то магическое и необычное. Фейри умирали за пределами родного дома, но не из-за связи с ним, а потому что их мучили до смерти. Свободные фейри жили удивительно долго, а злобных бескрылых собратьев они ненавидели так же сильно, как людей, и не меньше – боялись.
Лаолан никогда не общалась с духами, но знала, что Отец Змей привязан к старому Источнику вместе с духом-хранителем. Он питался и рос от магии, поэтому вряд ли ему захотелось бы путешествовать по морю в поисках чего-то другого. Левиафаны – морские чудовища, которые нападают на корабли торговцев и мореходов. Это правда. Отец Змей никогда этим не занимался.
«Может, ему не нравилось доставать из зубов корабельные мачты», - фыркнула Лаолан в мыслях и вернулась к Вандору.
- Я никогда не видела мира за пределами Гиллара, - честно призналась отступница, - и считаю, что глупо отказываться от такой возможности.
Она дёрнула плечом, как отмахиваясь от предложения задержать на острове.
- Но мне нужно заработать достаточно денег, чтобы их хватило на первое время, а в чайной платят не так хорошо.
Лаолан осмотрелась, думая над словами ёкая.
- Могу, но тебе готовить не буду. Ты же дух. Зачем тебе еда, - хмыкнула кошка.
Она тихо фыркнула, когда Вандор в очередной раз взял её за руку и потащил за собой. В этом не было никакой необходимости! Она могла просто идти за ним и не отставать, но не стала высвобождать руку. Тихо ворча для приличия, Лаолан поднималась наверх, радуясь, что новая обувь не натирает, а ноги не путаются в юбках с непривычки.
- Ты специально выбрал «гнездо», чтобы я боялась высоты? – в шутку или нет бросила Лаолан, когда они оказались наверху.
Гостей на третьем этаже было намного меньше, чем в зале внизу, но в плюс шли уютные и отделённые друг от друга места для гостей. Никто не видел их за отделяющей перегородкой, разукрашенной водяными лилиями, журавлями, вишней и лотосами. Возле низкого столика, как и в чайной, лежали мягкие подушки.
- Некоторые традиции здесь странные, - вздохнула кошка, присаживаясь. Она не привыкла подолгу сидеть на ногах и явно сидела не так изящно и женственно, как это делали многие спутники местных господ.

+1

16

- Совершенно верно, - ёкай ответил коротко и честно, в его голосе не было ноток грусти или недовольства, ведь об этом он узнал очень давно. К тому же, не то чтобы у него было желание покидать остров, ведь пока он существует на нём, делает свою работу, то может получить всё что угодно, и чувствовать себя достаточно счастливым, или по крайней мере – умиротворенным. Правда, после происходящих событий ёкаю бы хотелось ещё и видеть рядом с собой Лаолан, что точно сделало бы его жизнь ещё лучше, правда если сказать это самой кошечке, она вряд ли обрадуется и вообще поверит. Буркнет ещё, что здесь таких как она полно, и он преувеличивает, и уйдет, покачивая хвостиком! А ему потом вздыхай и тащи её обратно, а то ведь и правда уйдет гулять сама по себе.
- Тебя… можно понять. Живя в таких жестоких условиях, невольно только и желаешь, чтобы отправиться туда, где можно жить безбедно, и сыто. Пока, как я вижу, у тебя вполне получается справиться по крайней мере со второй частью, - ёкай в какой-то мере говорил и о том, что Лаолай кормилась за счет работы, но ещё и о том, что прямо сейчас она собиралась хорошенько отужинать вместе с ним, чтобы до завтрашнего дня быть крайне сытой и довольной жизнью.
- Тогда… быть может сменишь работу? У меня в особняке множество растений, если ты будешь приглядывать за ними, я согласен платить тебе достойную плату, - с легкой улыбкой произнёс Вандор, - Или давай просто найдем тебе другую работу в городе. Чем бы тебе хотелось заниматься, кроме того, что ты желаешь уже сейчас? Мне интересно, - ёкай явно хотел помочь этой кошечке, во многом потому что испытывал симпатию к ней, но ещё и потому, что она была недовольна своим заработком, впрочем… этим были недовольны многие.
- Лаолан… хоть я и дух, оно я могу есть еду, как все обычные жители этого мира. В подобном нет ничего удивительного и шокирующего. Я думал, что ты знала об этом, - немного удивленно проронил ёкай, неужели она действительно думала, что если они могут совсем не есть – то хотя бы не рады насладиться вкусной пищей?
Вопрос девушки вызвал у ёкая тяжелый вздох, почему она вечно находила какие-то странные подколки? -  Я выбрал это место, чтобы ты могла полюбоваться городом отсюда, только и всего, - пробормотал тихо мужчина, - А что же до высоты, при нашей первой встрече я вообще в пропасть упал, - невольно улыбнулся ёкай.
Заняв своё место на подушечке на против Лаолан, Вандор вновь заговорил, - Они не странные, просто ты ещё не привыкла к местной культуре. Думаю, когда ты проживешь здесь дольше, для тебя всё станет естественным, - пока они говорили, к ним подошла девушка в дорогом по местным меркам наряде, и поинтересовалась, что же они будут заказывать.
- Мне, и моей спутнице, блюдо дня пожалуйста. Хочется посмотреть, чем сегодня нас сможет удивить повар, - он лучезарно улыбнулся служанке, после чего взглянул на Лаолан, - Ты желаешь ещё что-то конкретное?

+1

17

— Тогда… быть может, сменишь работу?
Лаолан повела кошачьим ухом, выдавая заинтересованность. Всего на минуту она допустила мысль, что у Вандора есть хорошая идея. Достойное предложение, как разбогатеть, прикладывая меньше усилий, или прикладывая столько же, но зарабатывая намного больше. Он прожил на этом острове… а сколько кстати? Лаолан не спрашивала, сколько ему лет. Не может же ёкаю быть столько же, сколько ей? Неважно! Отступница допустила огромную глупость, решив, что этот парень лучше неё знает остров и его жителей, а поэтому сможет договориться с кем-то, чтобы её взяли на работу.
С кем он мог договориться? Он же дух!
- У меня в особняке множество растений…
Настроение кошки резко переменилось. Хвост встопорщился, шесть на ушах вздыбилась. Лаолан уже собиралась назвать ёкая извращенцем и обвинить его в непристойных предложениях, а заодно сказать ему, что с самого начала знала, что не стоит ему доверять, но охладила пыл. Вандор не настаивал на работе в своём доме, а предлагал альтернативы в дополнение к предложению. Это немного успокаивало кошку.
- Я не садовник, - хмыкнула Лаолан.
Она не спешила соглашаться на предложение Вандора. Ну как обманет?
- А чем заниматься – понятия не имею.
Лаолан сказала правду. В Гилларе она жила по писанным правилам и всегда придерживалась одного распорядка дня и жизни, не имея никакого выбора. Работа охотницей была необходимостью, которая помогала ей выживать. На Крае света тоже были и охотники, и рыболовы, но вместо того, чтобы присоединиться к ним, отступница пошла в чайную. Из желания попробовать что-то новое для себя. Стыдно признаться, но она фактически ничего не умела, чтобы предлагать свои услуги и пользоваться огромным способом у нанимателей, а хуже того… сама не знала, что хочет. Вседозволенность пугала. Кошка терялась и чувствовала себя беспомощной перед огромным и открытым миром..
- при нашей первой встрече я вообще в пропасть упал.
- По своей вине, - фыркнула Лаолан. - Нечего было меня преследовать.
Лаолан чувствовала себя не на своём месте в элитной таверне. Она не знала как себя вести Вандор не обманул её, когда пообещал лучшее угощение в городе, но, смотря на гостей, отступнице казалось, что лучше бы она согласилась отобедать с ним, сидя на земле, обычными рисовыми шариками, сдобренными соусом и специями. В этом был бы какой-то… домашний уют и единение.
«О каком единении я думаю?!» Мысленный укор помог привести голову в порядок и подумать над ответом Вандору, пока им готовили еду.
- Рыбу! Самую вкусную, какая у вас есть, - важно вздёрнула нос Лаолан и, быстро скинув образ капризной барышни, улыбнулась. Она ничего не понимала в местной кухне, но знала, что они помимо риса и каких-то корешков чаще всего едят рыбу или что-то, что плавало там же. Лаолан любила рыбу, поэтому степенно ждала, когда им принесут что-то съестное, а до этого смотрела по сторонам, рассматривая других гостей. Кошачий хвост, выглядывая из-под юбки, выдавал её волнение.
Собеседница из неё вышла никакая. Лаолан не умела заводить разговор без крайней нужды, а под нуждой подразумевался либо поиск еды и денег, либо желание кому-то разбить нос.
Под бой барабанов, развлекая гостей, вышла черноволосая танцовщица. Танец с барабанами напоминал Лаолан бой и она засмотрелась, завидуя чужой грации и изящности.

+1

18

Вандор был очень сильно встревожен реакцией Лаолан, казалось, что его слова смогли зацепить какие-то ноты её души, которые забренчали весьма неприятно, вызывая в кошечке взрывную волну эмоций, которая могла бы вылиться на него штормовыми волнами. Если бы кошечка закатила ему скандал прямо здесь, в дорогом заведении, то проблемы могли бы начаться как у Лаолан, так и у Вандора, ведь про них определенно начали бы шептаться. Но если это ещё были относительно мелочи, то вот их могли попросить из заведения, и уже подобное было бы весьма расстраивающим финалом их встречи, который ёкай очень хотел бы избежать.
Но похоже, что каким-то образом все проблемы прошли мимо, Вандор постарался тихо и с облегчением вздохнуть, радуясь тому, что Лаолан хватило самообладания, чтобы справиться… с чем-то.
- Ну… мне следовало ожидать такого ответа, - Вандор скрытно улыбнулся в кулачок, он решил не смеяться, боясь, что Лаолан может неправильно трактовать его смех, - Но полагаю, это не такая уж проблема… я ведь знаю, как за ними ухаживать, составил бы для тебя инструкции, достаточно было бы им следовать, - Вандор помедлил, - Конечно, ты можешь сказать, что я могу делать это и сам, как сейчас и происходит… но это ведь отнимает у меня время, что я мог бы потратить на свою, хм… постоянную деятельность? – ёкай в задумчивости потер свой подбородок.
Когда Лаолан сказала, что не знает, чем заниматься, Вандор немного озадаченно посмотрел на девушку:
- Но ведь у тебя есть какие-то сильные стороны, которые ты осознаешь. Разве ты не хочешь использовать их, чтобы получить работу, которая действительно будет доставлять тебе удовольствие? Чайная место конечно мирное, но может… выберешь что-то под свой нрав? – ёкай не смог сдержать улыбки, ведь характер о Лаолан был ещё тот, за это он конечно мог получить по шее, но сейчас же, он не сказал ничего такого, верно?
- Но ведь я уже объяснял, что погнался за тобой не просто так. Мне не хотелось бы, чтобы ты попала в беду, - Вандор мягко взглянул на девушку, он бы действительно переживал, если бы та столкнулась, например, с темным духом, которого он умудрился бы пропустить. Не все злые ёкаи были могущественными, но из-за того, что они ёкаи, их было не так то просто убить, и если Вандору хватало на это как физических сил, так и магических, то у Лаолан могли бы возникнуть проблемы, и ей пришлось бы перебирать на своих четырех лапках.
Когда Лаолан попросила рыбку, это почему-то показалось ёкаю достаточно милым, словно… так и должно быть на самом деле? – Будь уверена, местный повар тебя не разочарует, рыба здесь действительно, прекрасно готовится, - Вандор явно одобрял выбор Лаолан, стараясь поддержать её, чтобы она чувствовала себя более спокойной, в такой атмосфере роскоши.
Когда их взору предстала танцовщица, Вандор даже немного опешил, как он должен был реагировать, чтобы это вдруг не задело Лаолан? Должен был ли он делать вид, что ему совсем не интересно, и уделять свое внимание только кошечке, или смотреть вместе с ней?
- Как всё… сложно – раздумывая над этим, ёкай невольно залип, глядя на Лаолан возможно, слишком пристально.

+1

19

- на свою, хм… постоянную деятельность?
- Гоняться за девушками по лесу, ронять их с обрыва и преследовать неделями? – Лаолан приподняла бровь и испытующе посмотрела на Вандора.
Она не представляла, чем именно занимаются ёкаи, но думала, что у духов нет никаких забот. Они донимают живых, оскверняют старые дома, пугают случайных путников по ночам, заманивают их в сети и издеваются над ними, пытая и пугая до смерти, или вообще их едят, как молочных поросят. Вандор никого при ней не ел и не истязал пытками, но страдал преследованиями. Кошка пыталась понять, почему он увязался за ней и что такого в ней особенного, чтобы настолько навлечь беду на свою голову. Может, она ему кого-то напоминает? Лаолан слышала, что духи преследуют смертных, чтобы отомстить им, если они как-то связаны с их обидчиками. Это натолкнуло отступницу на мысль.
- А как ты умер?
Вопрос был совершенно бестактным, но Лаолан посчитала, что ёкай не должен на него обижаться. Сейчас он бессмертный, а в прошлой жизни мог быть каким-то бедняком в захудалом квартале острова.
- Я слышала, что ёкаи когда-то были людьми, но получили шанс на перерождение.
Лаолан отвлеклась от танцовщицы и сделала вид, что не заметила взгляда Вандора на себе. Она потерпит эту наглость с его стороны, пока ей не принесут рыбу. А, наевшись, можно стукнуть его за все вольности. Отступница намеренно переводила тему, чтобы Вандор не пытался найти ей другое занятие или не продолжил уговаривать наняться в качестве садовника. В уходе за цветами, как думалось девушке, нет ничего сложного. Вовремя поливать, срезать гниль и давить вредных жуков. Кто с этим не справится? За такую работу она могла получать хорошие деньги, фактически ничего не делая, но предложение ёкая её настораживало. Если бы на его месте был человек, то Лаолан тоже отказалась бы. Мало ли, что у него на уме. Точно какие-то извращения и глупости. Так и попадают в рабство всякие глупые девушки!
Служанка отвлекла их. Так мягко и тихо ступая, словно парила по воздуху, она остановилась у столика, наклонилась и осторожно поставила с подноса небольшой кувшин с рисовым вином, две пиалы с рисунком лотосов, большое блюдо со свежей рыбой и столовыми приборами к ней. Лаолан не успела научиться пользоваться странными палочками, которые практиковали на Крае свете и, не заморачиваясь, тянулась за кусочками рыбы руками, не обращая внимания на косые взгляды в свою сторону. Пища есть пища. Какая разница как её есть?

+1

20

Вандор встретил взгляд Лаолан со стойкостью настоящей скалы, он и бровью не повел от такого наглого нападения с её стороны. Вот если бы она попыталась вставить в свои слова физический элемент, тогда уже пришлось бы противостоять этой кошечке. Но ёкаю совершенно не хотелось ей вредить ни при каких условиях, даже если бы она правда попыталась его избить, он разве что защищался бы, и старался пленить её, например, зажав в своих объятиях. Быть может Лаолан даже очаровательно смущалась бы! От подобной мысли у ёкая даже глаза загорелись, правда пытаться обнимать её в таком месте, да у всех на глазах, он бы не стал. Да и в целом… скорее всего это кончилось бы болезненно.
- Я делаю это не на работе, я делаю это вместо работы, - с крайне легкой шутливостью произнёс ёкай и улыбнулся, - Но на самом деле, я занимаюсь тем, что защищаю великое древо. Оно порождает таких как я, добрых ёкаев, но также, рождаются нейтральные, и злые ёкаи. Последние несут угрозу как нам самим, древу, так и другим жителям этого острова, - ёкай помедлил, ненадолго отвел свой взгляд в сторону, а затем вернул его Лаолан, и произнёс практически без эмоций, - Поэтому они подлежат уничтожению. Именно в этом заключается моя ежедневная задача на этих землях, - Вандора отнюдь не радовал тот факт, что ему нужно было убивать. Он не был каким-то маньяком, он был хранителем равновесия, и без жестокости и кровопролития было достаточно проблематично выполнять свою миссию. Ведь злые ёкаи не были согласны одобриться, да и вряд ли их можно было превратить в добрых, и извлечь из их сердца желание уничтожить древо.
Вопрос Лаолан вызвал на лице ёкая сложную эмоцию, нечто вроде растерянности, грусти и непонимания, - Я… не помню, - честно признался Вандор, - Лишь чувство разочарования от прожитой жизни, оно было таким острым, что осталось со мной даже после того, как я стал таким. Я знаю… как мне не следует поступать, чувствую это. Но вот как я жил ранее, мне неизвестно, - покачал головой он, но продолжил, - Своё оружие, я нашел в могиле дракона, полагаю, связь которую я испытываю с ним – говорит о многом. Вероятно, ранее я был настоящим драконом, и умер от ран, но кто их нанес и почему, узнать вряд ли можно. Ну… или от старости, но не захотел расставаться с оружием даже в иной жизни, - грустно улыбнулся Вандор, он не знал какой из вариантов был приятнее, но в первом было слишком много вопросов.
Ёкай совершенно не беспокоился о том, что Лаолан потянулась к еде руками, он разлил по пиалам рисовое вино, и поставил одну около Лаолан, а вторую у себя, сделав скромный глоток, и слегка улыбнувшись.
- Не торопись, нас отсюда никто не выгонит, просто наслаждайся едой, - он нежно посмотрел на кошечку, надеясь, что его слова помогут ей расслабиться, и абстрагироваться от взглядов окружающих. Сам он отщипнул рыбы и отправил её в рот, с удовольствием вкушая отлично приготовленное блюдо.

+1

21

- Так значит… ты убиваешь себе подобных, - Лаолан с задумчивым видом посмотрела на танцовщицу. Та искусно владела своим телом и с превосходной ловкостью и грацией управлялась одновременно с длинными рукавами наряда, которые буквально стелились по полу на три метра, и музыкальным инструментом. Девушка никогда не видела, чтобы кто-то играл на барабанах и одновременно танцевал. Обычно барабанщики пели или заряжали окружающих смотрящих своей энергией через бой палочек по натянутой коже или же своих ладоней. Эта игра не была похожа ни на что из того, что знала кошка.
Лаолан не пыталась осуждать ёкая. Отступники приносили в жертву не только случайных гостей Гиллара или лесов и топей вокруг, а и себе подобных. Разумные существа обходили дорогой места, где бесновались болотные монстры, болотники или злобные фейри. Слухи о негостеприимном городе отщепенцев тоже не добавляли красоты их дому. Отец Змей существовал за счёт подношений, а отступники за счёт его даров, поэтому приходилось использовать подручные средства, даже если они были собратьями или членами семьи.
— Не торопись.
Лаолан фыркнула.
- Разнеженный ты цветок, - она ткнула в Вандора куском рыбы. Щупальце осьминога повисло между её пальцев и почти коснулось присосками носа ёкая. – Чем быстрее съешь, тем выше шанс, что не отберут, - кошка хмыкнула и сунула щупальце в рот, довольно жуя немного резиновое мясо. Качество еды было отменным. При всей любви к рыбе, Лаолан испытывала высшую степень удовольствия, но не умела вкушать еду и наслаждаться ей в приятном кругу общения. Она вообще не привыкла к помпезности, и неосознанно торопилась съесть как можно больше и как можно быстрее, но не запихивать в себя еду, рискуя в спешке подавиться.
Прожевав щупальце, Лаолан взяла передышку. Пиала с рисовым вином интересовала её не так сильно, как рыба на блюде, но отступница не отказала себе в удовольствии промочить горло и немного взбодриться. Она придирчиво принюхалась к вину, попробовала его на вкус маленьким глотком, а потом опрокинула всё содержимое одним махом.
- Недурно!
Поставив пиалу на стол с громким стуком, привлекая к себе внимание других гостей, Лаолан стащила с блюда несколько кусков рыбы, напрочь игнорируя порцию риса и супа, и принялась их жевать.
- Вообще странно, что ты ничего не помнишь, - заговорила кошка в перерывах между едой. – Какой смысл стирать тебе память? Чтоб к бывшим родственничкам не побежал? А кто будет жаловаться на бессмертие, безграничную магию и толстый кошелёк? – Лаолан фыркнула, считая отказ от всех благ полнейшей глупостью.

+1

22

Когда слова Лаолан коснулись ушей Вандора, тот посмотрел на неё тяжелым взглядом. Ему не хотелось признаваться самому себе в этом факте, он предпочитал считать, что темные и злые ёкаи – другие, так ему было просто-напросто проще. Но вот эта кошечка, она так легко разбрасывалась словами, даже не догадываясь о том, что они могут быть подобны острым ножам, к которым Вандор сейчас был достаточно беззащитен.
Он не мог возразить Лаолан, ведь на самом деле она была права, но и полностью согласиться с её словами, ведь это было бы не очень хорошо, хотя и не заставило бы его делать свои «темные делишки», которые было делать просто необходимо!
Но Вандор, со стороны своих лет просто взял, и ответил гораздо более непредсказуемо, решив не выбирать ни один из двух вариантов развития ответов:
- Если бы я мог навсегда прервать эту бессмысленную вражду, то я бы так уже сделал. А пока… я просто выполняю свой долг, и буду делать это до конца своих дней, - Вандор со всей серьезностью глянул на кошку, как бы говоря, что он в любом случае не отступится от своего призвания, даже если его кто-нибудь об этом попросит.
Вот только из этого серьезного состояния, Лаолан вышибла его в мгновение ока, когда бесцеремонно тыкнула рыбой, от чего ёкай растерянно захлопал глазами, всю его серьезность сдуло как ветром, он смотрел на кошку с некоторой растерянностью.
- Просто… если кто-то кроме тебя попытается отобрать у меня еду, то это определенно кончится очень плохо. Я конечно спокойный, но и у моего терпения есть грань, за которую довольно опасно переступать, - Вернув себе самообладание, ёкай постарался улыбнуться, а затем увидел, как Лаолан просто опрокинула в себя качественный алкоголь вместо того чтобы наслаждаться им.
Он предположил, что если девушка и дальше будет употреблять его таким образом, то домой её определенно придется нести на руках или своей спине, потому он не стал как-то противиться, хоть потом, когда она протрезвеет – мог получить по хребтине чем-нибудь.
- Это одно из лучших вин в этом городе, - тихо произнёс ёкай, он бы не удивился, если бы Лаолан не поняла, что это значит, впрочем, Вандор не собирался на ей экономить, ведь он и так подарил ей шпильку стоящую целое состояние, что по сравнению с ней какой-то там ужин? Да и для него, деньги значили мало, ведь у него впереди вечная жизнь.
- Насколько я знаю, память теряется сама собой, в процессе перерождения. Этим не занимается какой-то специальный ёкай, это видимо делает… само древо? Полагаю, что таким образом, мы очищаемся от наших старых грехов и ошибок, и можем прожить новую жизнь, - Вандор сделал глоток вина и продолжил.
- Представь, что вместо того, что тебе пришлось терпеть, ты получила бы возможность начать с нуля, быть добровольной пленницей, с множеством новых возможностей. Ты выбрала бы старую жизнь, нынешнюю, или захотела бы новую, неизвестную и по-своему пугающую?

+1

23

— Это одно из лучших вин в этом городе.
Лаолан пропустила слова ёкая мимо ушей. Она считала, что за качество еды отвечает её вкус и степень удовольствия во время трапезы, а не цена. Торговцы на рынке нередко набивали цену товарам, приукрашивая их качество и пользу. Может, тут делали так же. Еда была вкусной, но отступнице казалось, что чего-то в этом месте не хватает.
Она обвела зал взглядом, задержалась на танцовщице.
«Или слишком много». Немного подумав, Лаолан вернулась к еде и разговору.
- Я не думаю, что моё перерождение было бы хуже, чем моя нынешняя жизнь.
Лаолан не лукавила. Она действительно так считала. Прожевав ещё один кусочек рыбы, она добавила:
- Но это не значит, что ты можешь прямо сейчас тащить меня к своему дереву и превращать в ёкая, - девушка стрельнула глазами в сторону Вандора, обещая, что за такую выходку он дорого заплатит. Каким образом - она не уточняла. Сложно навредить тому, кто бессмертен. Для этого нужно купить особенный нож, а он настолько редкий и дорогой, что Лаолан бы жаба задушила отдавать деньги ради такого. Вдобавок она не знала, как отличить подделку от настоящего. Как она поняла, такой нож не обладает никакими магическими свойствами, а является всего лишь деревяшкой. Деревяшкой стоимостью в целое состояние!
Танцовщика поклонилась гостям, слуги уносили из зала барабаны и подбирали с пола монеты, которые сыпались артистке в благодарность за выступление от щедрых господ. На её месте готовили новое представление. Тоже музыкальное. Лаолан нравился звук струнного инструмента. Её удивляло, как такая простая, но громоздкая на вид вещь может издавать нечто подобное. Звуки гучжэн размеренно разносились по залу, то нарастая, то затихая. Руки музыкантки ловко и невесомо будто бы парили по воздуху, грациозно перемещаясь от одной струны к другой. В звуках музыки тонуло настоящее. Они заглушали всё вокруг и приковывали внимание к выступающей. Лаолан не запомнила её лица, только опущенную голову с тёмной копной волос, скромно украшенных шпильками, и широкие рукава небесно-синего наряда, волнами скользящего вслед за руками. Словно вторя им, напоминая волны океана, под дуновением ветра и вечернего бриза, раздувались на окнах зеленовато-синие занавески, такие лёгкие и полупрозрачные, что они казались невесомыми. Тонкие запястья музыкантки с длинными пальцами были настолько красивыми по меркам кошки, что она позавидовала изяществу чужих рук, и невольно спрятала свои ладони с натёртыми от работы мозолями, чтобы не попадались на глаза и не напоминали о тяжёлой жизни.
Лаолан тоже притихла; только хвост от волнения иногда подрагивал или менял место. Девушка молчала, внимательно смотря и слушая. Музыка успокаивала, но одновременно с тем вызывала в памяти старые воспоминания, от которых в горле появлялся неприятный ком.
Лаолан поставила пиалу на стол, не притронувшись к вину.
- Пойдём отсюда, - голос кошки прозвучал приглушенно.
Она не смотрела на Вандора и не смотрела на музыкантку.

+1

24

Вандор наблюдал за Лаолан с большим интересом, потому от него не укрылся тот факт, как она наблюдала за танцовщицами, сам ёкай же старался придавать им не слишком много внимания, хотя они и были приятны для взора, ведь не хотел вызвать негативных эмоций у Лаолан. А то мало ли, эта кошечка надумает, что вот привел её сюда с собой, а на других женщин засматривается, вот и сиди смотри один. И ушла бы гордо махнув своим очаровательным хвостиком.
Подобного сердце ёкая не то чтобы не выдержало бы, но он определенно был бы расстроен таким итогом завершения вечера, потому ёкай лучше перестрахуется и просто не будет уделять им внимания, тут и других гостей для которых можно танцевать было достаточно.
Слова Лаолан поймали, ёкая в тот момент, когда он поднес алкоголь к своим губам и уже собирался сделать новый глоток. Вместо того он замер, удивленно глядя на кошечку:
- Я бы никогда не осмелился пойти на подобное. Ведь нет гарантии, что древо дарует тебе второй шанс, думаю у него своя воля, и увидев явно недобрый умысел, оно бы не стало действовать. Или ты бы переродилась темным ёкаем, и мне самому пришлось бы… - Вандор вздохнул, ему даже думать не хотелось о том, что пришлось бы избавляться от Лаолан. Правда, она скорее всего выглядела бы по-другому, вела себя по-другому, и даже не узнала бы его на самом деле. И уж точно не смога бы отомстить никаким образом.
Возможно если бы Вандор был из тех людей, которые придерживались точки зрения «Хорошо, но потом сжечь», и обходился бы с представительницами женского пола из темных ёкаев сперва пленяя их – его работа могла бы показаться более приятной, но… Вандор был слишком добрым и честным, так что делал свое дело чисто, хоть порой это и могло расстроить его по итогу, но работа есть работа!
Вандор было хотел ещё поговорить с Лаолан, когда перед ними началось музыкальное представление, его ёкай уже слушал с большим интересом и удовольствием, а вот его милой кошечке… оно кажется совсем не понравилось. Ёкай ещё не очень хорошо знал Лаолан, как она думает, что у неё за душой, потому не умел до конца читать её поведение. От того, стоило той попросить их уйти, как голову ёкая посетило сразу множество самых разнообразных мыслей, о том, что ей что-то не понравилось, что её не хорошо, или быть может – он сам умудрился сделать что-то не так даже сейчас.
Но не смотря на легкую растерянность, Вандор кивнул, и тихо произнёс, - Пойдем… - он бережно взял Лаолан за руку и вместе они направились к выходу. Когда «парочка оказалась на улице, ёкай бережно взял ладони кошки в свои и заглянул в её глаза.
- Лаолан, что-то случилось? Ты можешь рассказать мне всё, - он совершенно не давил на девушку, зная, что, если она захочет, поведает ему всё сама.

+1

25

Снаружи не стало легче. Лаолан осознала, что Вандор держит её за руки, а она, увлёкшись своими переживаниями, не торопится вырывать ладони.
- Лапши хочу, - ответила Лаолан таким тоном, словно ничего не произошло. Она отвела взгляд, смотря на проходящих мимо горожан, и мягко освободила руки. В глазах читалась грусть и мыслями отступница была где-то далеко-далеко от этих мест. Дома. В прошлом. В том, о чём говорить не хотела. – Теперь можно нормально поесть, - она фыркнула и решительным шагом направилась к одному из поваров на аллее. На Крае света и днём, и вечером еду готовили прямо под открытым небом. Ели здесь же. Устроившись за столиками во дворе скромного заведения или на улице. Место, которое выбрала Лаолан, не отличалось изысканностью. В него приходили люди разного сословия и скромно платили за достойную пищу. Выбор девушки выглядел как попытка к бегству от серьёзного разговора.
Она старалась изо всех сил гнать мысли о прошлом, но в сравнении с собой «обычной» выглядела молчаливой, замкнутой и растерянной.
В таком состоянии она прошла за грубо сколоченный столик из досок и старой бочки и села на низкий стульчик. Учтивая хозяйка пришла к новым гостям, завидев, как те заняли свободное место, и с приветливой улыбкой спросила, что они желают. Лаолан попросила лапши и дынных булочек. Большой аппетит кошки исчез и она отказывалась признаваться себе (и тем более Вандору!), что её изначальный план был таков: поесть с ним в заведении, которое выберет он, а потом сводить куда-нибудь в лапшичную. При любом раскладе она собиралась в шутку укорить ёкая в расточительстве или скупости, но теперь настроение изменилось. Ершистая кошка вела себя слишком тихо и смиренно.
- Там было слишком много людей, - ещё раз солгала Лаолан, не желая признаваться в своей слабости.
У Лаолан никогда не было настоящих друзей. Она не умела чем-то делиться или выговариваться. Родители и старший брат слишком рано ушли из её жизни. Все те, с кем она могла поделиться наболевшим или поплакаться вволю. Она тосковала по ним и временами грустила, вспоминая, что Гиллар сотворил с её семьёй или с ней. Боль и тоску девушка прятала за злостью и грубыми словами в адрес других. Она обещала себе, что, оставив город отступников, начнёт новую жизнь, но город поменялся, а внутри кошка осталась всё той же. Обиженной на весь мир девчонкой, которая не умела жить.
Хозяйка заведения прошла мимо их столика, поставила гостям, что пришли раньше, по порции лапши. Горячий бульон дымился и приятно дразнился ароматом специй и рыбы. Мужчины в солдатской форме поблагодарили хозяйку и с радостью взялись за еду, набивая голодный желудок.
Отчего-то Лаолан зацепилась взглядом за хозяйку, отметив на её руках мозоли от тяжёлой жизни, раннюю седину в чёрных волосах, но очень опрятный и выстиранный передник, о котором заботились так же хорошо, как о скромном заведении и о его гостях. Она подошла к мужчине, ловко растягивающему свежую лапшу, и тепло поцеловала его в щеку. От такого простого и искреннего жеста Лаолан почувствовала странный укол в грудь.
Хозяйка уже несла им порцию горячей лапши и дынные булочки.
- Утренние, - предупредила хозяйка немного виноватым тоном.
Лаолан поблагодарила её за угощение, взялась за палочки, но не притронулась к еде.
- Я испортила вечер.

+1

26

Взгляд ёкая смягчился, когда он не ощутил сопротивления от Лаолан, её ладони покоились в его руках и приятно их согревали, иногда ему хотелось уверенно сжать её пальчики, чтобы продемонстрировать немного собственной опеки. Вот только нужна ли была этой кошечке вообще защита с его стороны? Да и от кого её защищать в городе? Разве что от сплетниц с её работы.
Слова Лаолан заставили Вандора невольно приподнять бровь, учитывая место, которое они только что покинули, еду которую они ещё могли заказать… лапша была невероятно простым и недорогим блюдом, но это конечно же не значило, что при этом она не будет вкусной. Просто само желание кошечки его очень сильно удивило, может быть она что-то задумала?
- Тогда… пойдем, - только и сказал ёкай, и направился следом за Лаолан. Сейчас она действительно вела себя ни как обычно, это заставляло Вандора очень много думать над тем, как же в конечном итоге исправить подобное расположение дел, он и всё понять не мог, что привело к подобному исходу! Ему казалось, что всё шло неплохо, они мило беседовали, а потом… её словно подменили.
- Должен ли я… действительно спросить? Или просто стоит дать ей возможность как-то самой рассказать мне. Или просто, оставить всё как есть? Но если я сделаю так, правильным ли будет мой поступок? – Вандор так напряженно думал, что ему разве что не хватало вопросиков, высвечивающихся над головой один за одним, настолько много их появлялось за короткий промежуток времени.
Место, в которое привела их Лаолан было совершенно простым, ёкай уселся на соседний с кошечкой стул, и стал дожидаться, пока им принесут заказ, при этом он поглядывал на свою спутницу с явным беспокойством, но пока просто не знал, что же ей сказать.
- Так значит, ты предпочитаешь места, где поменьше народу? Я запомню это, - Вандор бы мог сказать, что его особняк был бы определенно идеальным местом обитания для Лаолан, ведь там совершенно никого не было, и всё это монуменальное строение принадлежало бы только им двоим, и никому более.
Ёкай наблюдал с каким аппетитом другие посетители лопали лапшу и немного удивлялся, неужели она на самом деле настолько вкусная? Или быть может дело было в том, что после рабочего дня они просто были очень голодны?
Когда им принесли пищу, Вандор тихо произнёс благодарность, и уже собирался попробовать лапшу, как слова Лаолан обезоружили его, заставив замереть, и отложить приборы в сторону. Мягко улыбнувшись спутнице, он накрыл её голову ладонью, расположив её меж ушек, и бережно погладил.
- Это не так. Наш вечер ещё длится, и самое главное, что сейчас ты находишься рядом со мной, - ёкай отнял свою ладонь, с теплотой глядя на кошечку, -  Я готов оставаться с тобой хоть до самого утра, -  ёкай поймал лапшичку, поглядывая на неё, и отправил себе в рот, принявшись дооолго тянуть её в себя.

+1

27

Прежде бойкая и самоуверенная отступница не смела поднять взгляда на екая. Она представляла этот вечер несколько иначе. С весельем, озорством, шуточками и дружеским подтруниванием, хорошей едой и в хорошей компании. Вкусная еда и праздничная атмосфера шли к ним приятным бонус. Лаолан специально потратилась и нарядилась, чтобы соответствовать обстановке, и Вандор сделал то же самое, насколько она смогла заметить. Всю напускную вредность кошка собиралась свести на нет под конец вечер, сменив гнев на милость, и, может быть, даже позволила бы екаю подержать  себя за руку! Недолго, конечно. Чтобы он не надумал себе всякого.
От изначального плана осталось немногое. Они вкусно поели (Лаолан набила пузо дорогой рыбой, а Вандор немного пригубил рисового вина), послушали музыку и знатно потратились впустую, не исчерпав все возможностей дорогого заведения.
Отступница не ожидала, что в ответ на ее извинения екай не станет злиться на нее или подтрунивать. Она инстинктивно вжала голову в плечи и прижала уши к голове, ожидая чего-то плохого. Простой жест внимания и заботы был настолько непривычным, что ошеломлял. Лаолан растерялась. Вместо того, чтобы сбросить руку екая или упрекнуть его в своеволии, она нерешительно подняла на него взгляд.
Вандор с непринужденным видом ел лапшу.
"Как не он потратил столько денег впустую... а чему я удивляюсь? Он же ими с самого начала разбрасывался!" Отступница пыталась как-то объяснить поведение Вандора, но на ум ничего не приходило. "Слишком хороший". Кошка буркнула в мыслях, отвернулась, слабо покраснев. От поведения Вандора ей стало немного спокойнее и легче, и она решила, что вечер окончательно не потерян для них.
— И вообще... — она дернула плечом, придала себе оскорбленный вид. — Ты сам виноват, что позвал меня в такое место, — Лаолан попыталась в привычной манере обвинить во всех бедах екая и взялась за миску с лапшой. Она все еще не смела поднимать взгляд на Вандора. Чувство вины было слишком глубоким.
Но чувство вины проигрывало кошачьей наглости.
Пустая миска Лаолан быстро оказалась на столе, а ее палочки сунулись в миску к екаю.
— Ты же не думал, что съешь ее целиком? — с озорством во взгляде девушка посмотрела на спутника и утащила из его миски кусочек варенного имбиря. На одном имбире она не собиралась останавливаться. Воровство еды у Вандора из-под носа было вопросом чести, несмотря на лежащие на столе две целые дынные булочки.

+1

28

Вандору нравилось демонстрировать свои чувства по отношению к Лаолан, если бы он не был так ласков и осторожен с ней, разве были бы его чувства настоящими? Разве доверилась бы ему эта милая дикая кошечка на самом деле? Крайне маловероятно, учитывая какими были их первые встречи. Да и на самом деле, если бы этот ёкай был менее настойчивым и прилипчивым, кошечка точно жила бы спокойнее, но вот насколько более счастливой была бы жизнь? Этого они уже никогда не узнают, ведь Вандор пока не планировал отлипать от этой милой кошечки, а она не планировала выгонять его взашей из своей жизни, да и не то чтобы у неё была такая возможность.
Ёкай оказался вполне удовлетворенным вкусом лапши, не смотря на практически «бесконечное» количество средств, которое он мог добыть, большую часть времени Вандор (как думали многие) не ошивался в самых дорогих местах, ему было достаточно и обычной еды, лишь бы она в принципе представляла из себя хоть что-то съедобное. Конечно, приятнее было есть вкусную еду, с приправами и всем подобным, но можно было обойтись и скромной, но сытной пищей, потому, когда ёкаю было лениво лететь из своего особняка куда-либо, он лежал и пялил в потолок, жуя целебные листочки для утоления собственного голода.
Слова кошечки заставили, ёкая невольно оторваться от еды, он с явным недоумением во взгляде взглянул на Лаолан, он совершенно не понимал в чем проблема на самом деле, потому и ответ дал соответствующий:
- Тебе подошло бы и любое другое место? Хорошо, тогда в следующий раз я разведу тебе костерок в лесу, и ты сама пожаришь себе сочный кусок мяса, дабы насытиться, - Вандор помешал бульон палочками, после чего продолжил, - Конечно же под взглядом множества духов, чтобы ты не слишком беззаботно себя чувствовала, - конечно же ёкай шутил, за ними скорее всего бы подглядывали разве что духи деревьев, мирно спящие внутри стволов.
Скорость поедания еды заставила Вандора удивленно открыть рот, он обнаружил пустую миску Лаолан рядом со своей, невольно даже опустив взгляд на живот кошки, проверяя не округлилась ли она ещё от количества съеденного в конце концов. От удивления ёкай даже передумал подтрунивать над ней, иначе эта пустая чашка точно в следующую секунду оказалась бы на его голове, и хуже – если бы это была его собственная…
Но вместо этого всего, Лаолан снова решила его удивить, и начать подворовывать еду, от чего ёкай невольно потер переносицу пальцами, а затем ухватился за ушко Лаолан, и потянул его в сторону.
- Тебе кто-нибудь говорил, что ты невоспитанный маленький котёнок? – ёкай невольно нахмурил свои бровки, глядя на неё со всей серьезностью взрослого, - Просто попроси у меня ещё, и я куплю тебе миску лапши. Разве это так сложно?

+1

29

— Все духи такие извращенцы? — буркнула Лаолан. — Любите наблюдать за смертными и строить им козни?
Она не видела ничего особенного в разведении костра или готовки пищи на нем. Навыки отступницы позволяли ей без проблем поймать любое животное, пригодное в пищу, и своими руками его освежевать. Не белоручка. Справится своими силами без помощи рогатых! Но Лаолан напрягала мысль, что трапезничать, проливать кровь и жечь придется в окружении других екаев. Поговаривали, что духи не любят, когда кто-то слишком близко подбирается к их владениям или нагло к них вторгается. Срубить живое дерево или развести костер в лесу — равносильно тому, что спровоцировать духов и повесить на себе мишень.
— Хочешь, чтобы меня съели твои собратья? — Лаолан приподняла бровь. — Или просто любишь, когда за тобой наблюдают? — она усмехнулась, с подтекстом во взгляде смотря на Вандора. Слишком уж он расслабился за этот вечер.

Лаолан проявила чудеса бестактности, когда без дозволения сунулась в чужую миску, и Вандор ответил ей на это сполна, позорно прихватив за ухо, как какого-то ребенка.
— Мня-я!! — протянула кошка, слишком громко и пискляво, наклонив голову к руке екая.
Солдат из-за соседнего столика оглянулся через плечо, отвлекаясь от трапезы, и с недоумением посмотрел на происходящее.
Лаолан вцепилась руками в руку Вандора и оторвала ее от уха. Она зло сверкнула на него глазами и махнула хвостом, жалея, что бочка мешает пнуть его по ноге под столом. Лицо девушки раскраснелось от смущения и обиды со злостью. Солдат, заметив, что ничего ужасного не произошло, прыснул, бросил скаблезную шуточку, которую подхватил его товарищ, и вернулся к еде.
Мог бы и поделиться! — возмутилась кошка, приглаживая шерсть на ухе. — Тебе все равно еда не нужна, — она не стала в присутствии других людей говорить об особенностях Вандора, но толсто намекала ему. — И не смей трогать мои уши!
Лаолан выглядела обиженным подростком, когда дула губы и скрестила руки на груди.
— Больно нужна мне твоя лапша! Я позаигрывать хотела.
Девушка не успела осознать, что сказала, как вмешалась хозяйка, поставив на стол еще порцию лапши.
— Не ругайтесь, — женщина мягко улыбнулась. — У нас есть, чем вас угостить.
Лаолан поворчала, но поблагодарила хозяйку.

+1

30

- Не называй меня подобными словами, - с легким укором произнёс ёкай, выразительно глядя своими золотыми глазами на Лаолан, - Я похож на того, кто способен спланировать что-нибудь ужасное? Тем более как-либо осложнить жизнь? Видимо я очень диковинный зверь в твоих глазах, - невольно улыбнулся Вандор. Его забавляла в целом позиция Лаолан, для неё, кажется, ёкаи больше были кем-то вроде диких животных, нежели разумными существами, что конечно же могло задеть многих из них, но Вандор же просто легко смахивал все на то, что эта кошечка ещё очень юная, и ей просто так проще воспринимать их незнакомый мир. Кто он такой, чтобы раскрывать ей глаза?
Ах да, один из этих самых ёкаев.
- Нет, я определенного этого не желаю. Более того, я буду защищать и опекать тебя, чтобы тебя не съели какие-нибудь из моих темных «собратьев», так что если заметишь какую-нибудь подозрительную активность, то лучше постарайся найти меня, - мягко произнёс ёкай, он действительно пекся о здоровье этой кошечки, хотя она могла воспринять такую слишком сильную опеку как нечто унизительное…
Возглас, который издала Лаолан был таким громким им неожиданным, но в то же время миленьким, что ёкай едва сам не разомкнул пальцы, которыми удерживал её за ушко. Правда, когда она уже откровенно вцепилась в его руку, он конечно же избавил её от собственной хватки.
Кошечка неожиданно раскраснелась, это было… очень неожиданно, Вандор решил, что запомнит это, и ещё потрогает её ушки позже, желая проверить, всегда ли она будет реагировать подобным образом? Другой вопрос, что за такие наглости, ёкай легко мог получить пощечину, удар между ног, или удар в живот, последний он в принципе перенести бы смог так же просто как первый.
А вот что ему не понравилось, так эта шуточка от солдат, которая коснулась его слуха, до ушек Лаолан донесся весьма характерный хруст костяшек, который говорил, что ёкай явно сжал свой кулак очень сильно. Конечно, он мог прямо сейчас встать, и зарядить в ухо обоим, отправив их в нокаут, но это явно испортило бы их свидание.
- Если хочешь… то ешь, - тихо произнёс ёкай, возвращая себе самообладание и пряча свою убийственную ауру, которая на мгновение вырвалась из-под контроля, - А вот и нет, мне нужно питаться, иначе как я буду обессиленный выполнять свою крайне важную работу? – нагло проигнорировал намек кошечки ёкай, ну правда, чего эта хвостатая так разошлась то?
- Так значит… позаигрывать, - ёкай ненадолго опустил свой взгляд, но уже через пару мгновений заглянул в глаза Лаолан, ухватив двумя пальчиками за подбородок, и поцеловав её в уголок губ.
- Надеюсь… такая компенсация, сойдет? – слегка улыбаясь он смотрел на Лаолан, и непонятно что сейчас кружило голову больше, эмоции – или аромат горяченькой лапши которая стояла практически между ними.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Я пройду за тобой тысячи вёрст и не собьюсь с пути